Одной родинкой на лице стало больше

      

    Проснулся рано, долго лежал с закрытыми глазами и вспоминал дорогу домой, тяжелая выпала поездка. Собственно, легких поездок не бывает.  Кто-то остается в джунглях навсегда. Никого не выносят, условия контракта не предусматривают печальный вариант. Не уберегся, сам виноват. Другого варианта в международной экспедиторской службе нет. Не часто, но это бывает, когда сдают нервы. Каждый раз себе говорю, что это был последний поход, но через пару недель начинается скукота и отправляю согласие на очередной тур. Платят нормально, переводом в банк за вычетом налогов. Все чисто, только работа грязная. Ждать вызова можно и месяц и полгода, у каждого свой район действий и не каждый раз, там нужна твоя работа. В перерывах гоняю грузовик по всем штатам. Жизнь должна быть интересной со всех сторон.

     Хватит валяться, открыл глаза и протянул руку за телефоном, чтобы просмотреть почту. Вставать и идти в гостинную, где на столе стоял лэптоп было лень. Ничего важного  в мире не произошло, это я точно знаю. Важно только то, что касается меня самого. Остальное серый информационный шум. Полистал странички Инстаграма, давно туда не заглядывал и тоже ничего нового не нашел.  А что могло произойти, если ты не был дома три недели, исчез и не отвечал на электронные письма? Ничего, все знают специфику моего труда и с пониманием относятся к временным исчезновениям, каждое из которых может стать последним. Никто не ждал и не ждет моего возвращения. Оно нужно только мне, а не социальным сетям. Это правда жизни.

     Я  вырос в лесу, как и остальные члены нашей группы. В любом лесу надо слышать все звуки и видеть все под ногами. При выполнения задания надо следовать указаниям, полученным при выходе на задание и не заниматься самодеятельностью. Каждая операция готовится профессионалами для профессионалов. Экспедиторы не ковбои, они не стреляют от бедра и не произносят красивых монологов, которым рукоплещут женщины и в воздух чепчики бросают. Все делается тихо с контактом руководителю только после выполнения очередного этапа, а так в эфире на нашей частоте тишина.

     В этот раз надо было взять человека и передать его на руки своим. Кто он и почему к нему был такой интерес, нам не говорят. Его сопровождало 4 человека, куда он шел, нам было известно. Нас трое на 4 охранника, это мало, если охранники из местных, они тоже лес знают не хуже тебя. Можно узнать по следам, кто прошел, индеец или контрабандист, солдат или турист, шел человек по делу или блукал. Нельзя только надежно скрыть свое пребывание на тропе, поэтому мы приходим заранее и тихо дожидаемся своего часа.  Нужный нам человек тоже не дурак и посылает впереди себя небольшие группы, которые, как наживка. Если наживку захватил, то из джунглей уже не выходишь. Поэтому необходимо иметь терпение. 

      Под конец недели дождались нужного нам конвоя и пошли параллельным курсом до условного места, где оборудованы укрытия для первого нападения, каждый убирает одного охранника. Убирает тихо, на почти открытом месте выстрелом из духовой трубочки, стреляешь и не смотришь на результат, промаха не должно быть в принципе.  Лежишь и слушаешь, что происходит, как оставшиеся живыми шквальным огнем прошивают все вокруг. Снова слушаешь и ждешь, когда они тронутся дальше. Сообщаем по рации о результате и идем за ними два дня до следующего места, где и будет захват.  На место первого нападения сбрасывают “чистильщиков”, это следователи, которые кроме следствия, приводят и тропу в божеский вид. Нельзя оставлять результаты своей работы на тропе. Она нужна всем чистая.

      Не втором месте тоже “Hände Hoch!”  не проходит и “Ausweis” никто не требует. Человек нужен живой, здоровый и обезвреженный. Это самое сложное, он же  профессионал и знает, что именно на него идет охота и ценен он своим и чужим, пока на свободе, а потом интерес к нему пропадает у всех. В самый последний момент на лицо заползла многоножка, а стряхивать эту тварь нельзя, в лесу слышно даже твое дыхание, которое подстроено под ритм шороха листвы. На мне задача убрать последнего охранника. Слушаю и определяю момент для для выстрела, приподнимаюсь и эта тварь от испуга кусает меня под глаз. Выстрел удачный и укус тоже удачный. С этого момента начинается борьба организма с полученной дозой яда. 

     Яд не смертельный, но психотропный. Будут галлюцинации и очень долго. Никому до этого дела нет, передаем человека с рук на руки и труп охранника, а потом каждый сам выходит из леса и сам добирается через все границы домой. Галлюцинации подавить сложно, где прихватит не известно, главное не на таможне и не в лесу. Поэтому и возвращение заняло долгое время. Когда я от них избавлюсь, одному богу только известно, но работать нельзя ни в группе, ни водителем грузового транспорта. Итак, я безработный на неопределенный период времени. Поэтому спать могу любое количество часов, чем и занимаюсь.

      Сколько не валяйся, а вставать рано или поздно надо. Нельзя терять человеческий облик в любой ситуации. Бритье лица и зарядка, это самые надежные антидепрессанты. Встал и пошел в ванную комнату. Сполоснул лицо и глянул в зеркало. Я увидел там себя совсем старым. Значит “концерт по заявкам” начался, пока я валялся в кровати. Осмотрел себя и вижу здоровые крепкие руки, сильный накаченный торс молодого человека, провел рукой по голове, там копна волос. Шрам на левой руке совсем свежий. Это я после первого похода. Значит сегодня будет очередная серия “Машина в времени”.  Глюки сами по себе не опасны, опасна реакция окружающих, поэтому надо сидеть дома. Это изоляция круче, чем в случае “ковида”, ты социально опасный, в силу своей подготовки на враждебные действия окружающих. На сумасшествие, прокурор скидки не сделает. В голове промелькнула вполне здравая мысль — “Никому в таком  виде ты не нужен”.  Обращаюсь к “пенсионеру” с вопросом:

— Значит, доживу до седин?

— Доживешь, не первый раз и не последний, главное, не спеши с выходом на улицу.

— Спасибо, обрадовал.

— Твоя работа тебе подходит, не монотонный труд в конторе.  Тебе же нравилось быть командиром роты, но послушался совета женщины и уволился. Вот теперь все и повторяется, но уже без женщины. А навыки тебе до смерти покоя не дадут, вброс адреналина не психическая зависимость, а химическая. Как сказал доктор Харт —Это волна энергии, обострение чувств и способностей при одновременном снижении чувствительности к боли — физической и душевной. Вспомни, какое удовольствие доставляли первые вбросы гормона, он же твой, не таблетки и не уколы, ты сам его можешь вырабатывать. У тебя уже другая биохимия мозга. Напряги память, ты же счастлив в минуты риска.

-Да, я знаком с этим постулатом. Ничего ужасного в этой зависимости нет. В экстремальных условиях организм начинает вырабатывать специальные вещества — эндорфины. Это естественные наркотики, обладающие опиатным действием. Они тоже мои, мне не нужны алкоголь и синтетические препараты, я умею все регулировать в организме сам. Они вызывают состояние легкого опьянения, как после бокала шампанского в Новогоднюю ночь, состояние легкой эйфории и обезболивания. Это мой механизм защиты организма от перегрузок, он стимулирует деятельность центральной нервной системы, повышает умственную и физическую работоспособность. При этом не происходит деградация личности. И если честно, то это самый надежный путь смягчения внутренних проблем. 

— Вот это самое главное — наличие внутренних проблем.

— А у кого их нет?

— Иди завтракай, потом поговорим.

    Прошел из ванной на кухню и приготовил омлет, заварил зеленый чай и включил телевизор. Поел с аппетитом, посмотрел прогноз погоды и треп комментаторов по поводу выборов. Потом снова пошел в ванную комнату, но там увидел не пенсионера, а себя в молодости

— Что скажешь?- задал я вопрос.

— Ты старый дурак.

— Нечего возразить.

— Почему соком листьев лицо не намазал?

— Опять нечего возразить. Забыл.

— Теперь кукуй дома месяц — другой, если тебя и спишут за ненадобностью, чем будешь заниматься, ездить по встречке?

-Опять нечего возразить, зачем пилишь?

— Если не я, то кто тебя будет пилить, судья?

-Давай, я таблетку приму и пойду спать опять, мне нечего тебе возразить.

-Иди.

Повернулся и вышел. В спальне открыл дверцу медицинского шкафчика и нашел таблетки тразодона. Он меня всегда выручал раньше. Восстанавливает нервную систему и не вызывает привыкания. Но наркота и есть наркота.

   Такие монологи продолжались до конца осени, их окончание я заметил, что в зеркале именно я в настоящем времени и с удовольствием лезвием снимаю щетину с лица. А оставшаяся от укуса бурая точка под глазом только вызывает улыбку, но что же, одной родинкой на лице стало больше. Можно подавать заявку на следующий тур.

0
25.10.2020
avataravatar
37

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть