12+

Покупая театр я не задумывался, сколько поколений, сколько людских душ, семей и судеб прошли через стены этого дома.  Обветшалый кирпичный вход, где-то изъеденный плющом, потертые деревянные ставни окон, гроздья трещин причудливо украсивших эту бетонную могилу воспоминаний, некогда дарующую чувства радости, грусти, печали и восторга. Со слов предыдущего владельца кто только не побывал в стенах этого дома.

Бродя по нему из коридора в коридор, я уперся в маленький закуток с дверцей. За ней меня ждала крохотная комнатка со столом и лампадкой. Под столом упершись в пол квадратными ножками, развалился сундук. В нем не было ничего интересного кроме книжки с плетеной обложкой озаглавленной Игорь Сонов.

С этой ноты я хотел бы поведать вам удивительную мрачную исповедь человека, которая была заключена в моей находке.

День 1

Этот дневник я начинаю в связи со своей непримиримой борьбой, с самим собой, и с окружающей действительностью.

Моё путешествие начинается с того, что по своей натуре я мечтатель, да и мне присущ юношеский максимализм, свойственный людям моего возраста.

В детстве я мечтал, как и все дети стать похожим на своих родителей, и пойти по их стопам. Но вскоре это стала не моя мечта, а желание моих родителей. Окончив университет на инженера механика, спустя месяц я попал на судно.

Еще год назад во мне зажглась искра, которая медленно, медленно пробуждала спящую энергию. Она таится в каждом из нас, нужен только отправной толчок для её выхода. И вот вчерашний день был роковой, пламя вспыхнуло. После месяца скитаний из угла в угол. Мне попалось на глаза весьма заманчивое предложение. В нем следовало, что некий гражданин разыскивал смену смотрителя маяка и весьма экстренно. Мало того что там предлагались неплохие выплаты, но и это была отличная возможность для уединения с природой. Которое я как считаю пойдет на пользу для моего творчества.

Так как я упомянул что не разделял желаний родителей, я мечтал да и сейчас уже не мечтаю, а твердо иду к своей цели, а именно, стать писателем, за сим и отправляюсь на отдаленный остров Северного Ледовитого океана служить Смотрителем маяка. Оберегать заблудшие суда от неминуемой смерти среди хребтов безжалостных скал, точащих зубы об морские гребни.

Оценив свои силы, волю и характер. Я решился, и уже на следующий день был принят на должность смотрителя маяка. Собрав багаж из кипы литературы, пары ножей и всяческой утвари, моё сердце трепетало в ожидании, нового шага. Через неделю “тихий” отправился бороздить моря.

Сейчас я стою на борту скромного морского буксира, и смотрю на мерно удаляющийся Айсленд. Острые крючки крыш, очертания титанов-памятников, ржавеющие суда, разваливающиеся пирсы  не спеша удаляются и растворяются в дымке грез памяти. Яркими шлейфами проходят вдалеке иностранные суда.  Не сказать, конечно, что это был плохой город, и я рад покинуть его, но меня в нем как будто что-то душило, не давало раскрыться. Точнее выражаясь, он был обычным, как и все подобные города промышленники. У него была своя история, корни уходящие далеко в лета, люди разных социальных групп, многообразные кружки и места для проведения досуга. Короче все способствовало для обычного проживания человека. Но еще раз заметив слово “обычного”, а я никогда не относил себя к разряду людей этого слова.

День 3

Снова я возвращаюсь к своему дневнику и привыкаю делать записи всесторонних событий, впечатлений, чувств и объектов моего наблюдения. Осталось плыть еще 4 дня. Наш поход идет удачно, море, для данного сезона, на удивление спокойное для роли той капризной и грозной дамы, в которую оно играет из года в год. Капитан, пропитанный солью и испещренный буграми ветра, подобно бочке хереса прибившейся к берегу. Постоянно твердит об опасностях бурь в этих районах. За совместными посиделками я стал расспрашивать его про остров, но он был не многословен и отмахнулся, кинув:

-Остров как остров, природа бывает обманчива и никогда не знаешь что выкинет эта милочка, сундук золота или корзину шипов.

По правому борту видели черно-белого исполина, касатку. Поистине дивное зрелище, но не стоит обольщаться, матросы рассказывают, что такие красотки утаскивали моряков в море и съедали без зазрения совести.

Начинаю писать свой роман, но пока в голову идет мало. Как и привычно люди боятся неизведанного, и все новое воспринимают со страхом. Так и меня не обошла стороной эта беда.  Думаю со временем мои чувства придут в порядок.

День 5

Нас немного потрепало в море, но это никак не сопоставимо с тем, что обещал этот дряхлый старик-капитан. Встряска помогла мне немного свыкнуться со своим положением и его неотвратимостью. Со временем начинает появляться сосредоточенность на мелких деталях.

Мне в голову пришла основная мысль для романа, полагаю для себя, что дела пошли в нужное русло, и я продвигаюсь плодотворно.

Действие будет развиваться вокруг человека, который покинул всех  и ушел скитаться по полям и лесам в поисках истины. Подобно ему, я тоже отправился искать истину на морских полях жизни, что и поможет мне по-настоящему передать дух тоски и одиночества этого решительного человека.

Под вечер, тучи на горизонте собрались вместе для обсуждения, по видимому очень важных проблем. Черные тучи казались грозными вершителями судеб людей, а белые как бы вставали на сторону защиты, надеюсь всё будет в порядке.

День 8

Нам пришлось сойти с проложенного курса и переждать морскую бурю. Я немного перенервничал, но ничего особенного. Вдалеке дыбится вода а на том месте возвышается бетонный факел, зажатый громадной рукой — камнем. Это моя будущая обитель всех тревог, мыслей и переживаний на следующие полгода. Раскачиваясь на волнах медленно подходим к пирсу. Там уже нас встречает смотритель маяка, мужчина лет 40 с густой неопрятной бородой. Глаза у него стеклянные и похоже на искусственные, но это не так, выдают его острые брови которые он привык щурить, да бы не проглядеть ни одной живой души на нескончаемой глади воды. Его тело скрыто в обрезиненном комбинезоне. В таком виде он похож на морскую тварь как будто вылезшую из морских пучин, пару минут назад и заменившую настоящего смотрителя. Наверное, это мои мысли шалят после непривычного мне морского перехода. Его зовут Грего ди Одриехо, коренной португалец. Он рад, что его сменяют. Настолько он устал и истосковался по своей милой женушке.

Приняв у него дела, я готовлю план для работ на следующие полгода, что починить, где подлатать. Начинается моя веха смотрителя маяка, и надеюсь, что я перенесу её достойно, в чем мне поможет боевой настрой и цель за которой, я и прибыл сюда.

День 9

Первое утро на маяке. Солнце пробивается, словно маленький ребенок медленно ползет сквозь потоки мрачных туч навстречу матери. Оно встречает меня яркой улыбкой, лаская лицо лучами. С каждым днём замечаю больше прорех, которые требуется устранить. Помимо романа, конечно же, на маяке у меня есть обязанности. Главная из них следить за поддержанием света в лампе. Вообще меня взяли на эту должность благодаря моему образованию, в случае ЧП я смогу обслужить и починить генератор и проводку. Тут на маяке есть связь с Землей и мне будут всегда передавать о крупных бурях и штормах в этом районе. Заканчивая осматривать свои владения я окончательно убедился, что половина вещей пришла в негодное состояние. Но благо что генератор и холодильный погреб с моей провизией в порядке, а то мне бы пришлось туго, на ближайшие полгода. Ну и еще я нашел подарок от прошлого смотрителя в виде двух 5л. Бутылей с чистым самогоном. В угрюмые холодные ночи, я думаю они мне пригодятся. От души порадовавшись находкам, на сегодняшний день открытия кончаются.

День 16

За прошедшую неделю не случилось ничего особенного, радоваться или огорчаться этому я пока не знаю. Меня завораживают большие суда проходящие рядом. По этому пути обычно перевозят нефть, газ, контейнеры ну и проходят экспедиционные суда, осваивающие север. С каждым днём ледоколов проходит всё больше и больше.

Я почти разобрался со своим хозяйством, и в связи с этим появилось больше свободного времени. Распределю его между чтением книг и написанием своего романа. Погода в этом месте похоже на кипящий бульон в котле колдуньи, а туда все закидывают и закидывают новые ингредиенты, вспышки,  гейзеры так и вспыхивают над  этим котлом, гремучая смесь варится в этом котле. Неутомимое живое море идет только на пользу роману.

Волны рассекающие камень поначалу  не давали мне спать, а  теперь я думаю как раньше мог засыпать без них.

Каждое утро, просыпаясь меня встречает та же милушка которая бушевала вчера но сегодня она  дарует мне восхитительные восходы солнца и целая галерея картин Айвазовского всплывает перед моими глазами.

День 30

Иногда временами начинает подкатывать тоска. Одиночество накладывает печать, на лица людей делает их взгляд покинутым, отрешенным, лишает их эмоций сродни мраморным статуям. В памяти сохранилось  лицо прошлого смотрителя маяка. Пустые блестящие глаза, усталый вид, распухшее лицо. Скорей всего он любил опрокидывать по паре рюмашек. Я пока лишь ограничиваюсь парой глотков по вечерам для крепкого сна.

Волнами прибивает обломки снеди, строительный мусор и всякий хлам. По возможности сколько хватает сил и времени стараюсь очищать берег от этого барахла. За что и полюбили эти берега морские львы приплывающие погреть животы на скалах.  Я держусь подальше от этих штук, и любуюсь их красотой в отдалении, надеюсь они не станут проблемой.

Засматриваясь на морской горизонт, невольно приходят мысли, что ты всего лишь капля которую изрыгнула об камни волна, и как и вода с рассветом ты испаришься. Твои действия в мире ничего не значат, они имеют лишь ценность тебя. Мы сами придумываем себе цель, чтобы оправдать существование в собственных глазах.

День 60

Жить становится сложнее, стены начинают давить на меня. Лишь  глоток свежего воздуха дает мне прилив сил с утра. Ну и пара рюмок самогона служит катализатором для моих мыслей. Эта неумолимая сила природы готовая обрушить маяк, как спичку, заглотить и выплюнуть железный остов. Крики чаек с каждым днем, становятся все невыносимее. Написание романа продвигается с удвоенной силой, становится так легко его писать, мысли так и лезут в голову. Мой безумный план начинает работать.

День 81

Чайки- эти мусорщики морского побережья. Летающие жуки навозники, разносящие  нечистоты на бескрайние побережья. Поберегитесь скоро я вас достану…

День 90

Спустя полторы недели я смастерил ловушку на этих летающих крыс. Хоть и конструкция ловушки довольно проста, мне понадобились не дюжие усилия сделать её. Она представляет собой что-то в виде силка соединенного с железным корытом, попадая в силок у птицы уже нет шансов выбраться, и затем на неё сваливается железное корыто, ну а дальше дело нехитрое.  Открытие моей войны прошло удачно, пара тушек уже отправилась на тот свет.

Расставляя ловушки наткнулся на ничем не примечательный уступ, но зайдя за него обнаружил большую выемку в скале, с той стороны раскрывается поистине великолепный и ужасающий пейзаж морского отчаянья, хрипоты, безмолвия, одиночества и нечеловеческой силы природы. 

День 120

 

Я почти дописал этот проклятый роман.  Остался лишь финал но это не должно быть проблемой, большая работа проведена, дело осталось за малым.

Скоро я уйду с этого ненавистного мной острова. Крики чаек прекратились.

Недавно приплыл буксир и высадил ко мне помощника. Коренной норвежец и звать его Остинг Паувел. Хороший малый, работник на все руки и понимает все с полуслова. Думаю мы с ним поладим.

Странно конечно, ко мне не должны были отсылать помощника. Но я этому случаю несказанно рад, так как видеть лицо живого человека после 4 месяцев одиночества, это как осушить стакан воды посреди пустыни Гоби.

Если бы не этот подарок судьбы, не знаю что и было бы со мной. Я стал очень долго засматриваться на воду. Та глубина и спокойствие с которым иногда взирает море, невероятно очаровывает меня. Как будто сам Посейдон зовет попировать в его чертогах.

День123

Меня начинают терзать сомнения на счет финала. Я все не могу придумать логичного завершения. Каждый персонаж въелся в подкорку мозга. Кажется, был близок к цели, но она все ускользала от меня. Я не много больше начал налегать на алкоголь, но ничего критичного.

С Остингом мы очень похожи. У нас много тем которые мы с ним можем обсудить. По вечерам я ему стал рассказывать части романа, и он находит его довольно интересным.

День 138

Радиостанция перестала работать.  Попытка исследовать причину потери связи ни к чему не привела. С каждым днём роман губит частичку меня. После стольких месяцев наткнулся на зеркало и в ужасе уронил его. Я как будто постарел лет на  10.

Мои мысли заняты лишь одной думой. Противоречие которое стоит между нами, должно разрешиться, выплеснуться огромной волной. Кажется я знаю какой будет финал. Финал всей жизни, он един для всех…

Записи в дневники обрываются на этих словах. Порасспрашивав бывшего владельца, я убедился, что никто не знает о капитане жившем здесь.

Продолжить цепочку помогла лишь чистая случайность, однажды напившись в баре, я стал рассказывать про этот загадочный журнал и меня услышал старик, сидевший возле барной стойки. С виду я бы дал ему лет 150. Старик был похож на гигантский обросший пень. Он жестом указал на столик в углу, и мы как могли, уединились там.

-Не думал, что кто-то еще знает об этой истории. — пробормотал он.

-Дневник…- заробел я и тут же продолжил,

-Я владелец театра и нашел там странный дневник-

-Хмм, да припоминаю, но лучше вспомнить поможет кружечка пива. – съязвил старик.

Заказав пару пива, он рассказал продолжение той злосчастной истории.

С его слов маяк не выходил на связь уже около 2 недель. В организации стали было думать не случилось ли чего недоброго. Ну и отправили меня в сопровождении еще одного смотрителя в экспедицию. Вдруг он сможет на месте разобраться в неполадках связи.

Когда мы начали подходить к острову свет в маяке не горел. Ну я и подумал, мало ли что может случиться в таких условиях, это все-таки электрика.  Но подходя ближе, мне стало тошно, вокруг валялись безголовые трупы чаек, остров истощал вонючее зловоние. Мы со смотрителем вошли внутрь маяка, и нашим глазам открылась ужасаяющая картина.  Пахло спиртом и гнилью. Прошлый смотритель сидел посреди пустой комнаты. Всюду были развешены головы чаек. А он сидел и тихо, почти неоткрывая рта разговаривал с пустотой…

-Остинг, вот я пришел сюда за мечтой, а зачем ты здесь?!

-Мы тут с тобой одни, но скоро должно прийти судно и я закончу свой роман.

-Финал близок…

Мы поняли, что он спятил, и попытались его растормашить.

Он не видел нас, но мы его окликнули.

Развернув голову безумец пронзительно заорал:

-Вот оно, вот финал!!

Cмотритель вскочил и кинулся на нас с ножом. Неловко взмахнув рукой, он рубанул по касательной моего приятеля. Но я смог оттолкнуть его. И мы вместе ринулись на буксир. Скинули концы и отчалили. Передохнув от ужаса, я увидел, как с берега факелом махал этот безумец. Нечеловеческие крики которые он издавал отложились у меня в памяти до сих пор. Через 2 дня я с подмогой отправился на этот проклятый остров, но было уже поздно.  На маяке не было не души. Осмотрев сам маяк мы обнаружили, что провода ведущие от радиостанции к антенне были перегрызены. Скорей всего чайки решили отомстить. Так и закончился тот один из ужаснейших моментов в моей жизни.

-Ах да, у меня осталась книга, которую писал этот безумец, за пару кружек эля, я готов с ней распрощаться.

-По рукам, — с горящим взглядом парировал я.

Ну вот таким образом у меня и оказался злополучный роман. Прочитав его меня ошеломило. Давно я не читал таких искусных книг. Это была грация танца, чистый бутон в саду, живительная энергия молодости. На удивлении как такой роман мог родиться в таких условиях. После перенесенных чувств, я не мог не поделиться ими и разослал книгу по издательствам. Ото всех пришли письма с изумительными отзывами. Издав книгу под безымянным автором, она разнеслась по всему миру…

20.07.2021
Георгий Логвиненко


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть