Обряд

Прочитали 131
12+

Златовласая девушка в коротких джинсовых шортах и топе с бретелью через шею и завязанными тесёмками на спине вычищала посуду, сидя на площадке у обрыва. Перед ней стоял огромный чан с горячей водой, а чуть дальше ещё один чан поменьше с холодной. На скале рядом, что являлась крышей нового жилища златовласки лежал огромный красный дракон. Он свесил свой хвост с горы, а голову положил на передние лапы. Глаза дракона были прикрыты, будто он спит, но на самом деле он внимательно следил за каждым движением своей избранницы.

— Лю… Мне скучно… — дракон на секунду раскрыл огромные крылья, взмыл над пещерой на пару метров и на площадку рядом с девушкой в кувырке приземлился розоволосый юноша.
— Нацу, не мешай. Я скоро закончу. — Она усердно тёрла песком особо грязное место на деревянной чашке. — И вообще, если ты можешь принести мне разную одежду, почему не можешь принести средство для мытья посуды? — Люси посмотрела на него снизу вверх. — Я бы заканчивала гораздо быстрее.
— Оно вонючее. После него из тарелки есть невозможно. Вкус еды перебивается, я же говорил. Лю, а полетаем сегодня? — он хитро прищурился и наклонился ближе.
— Только при одном условии. — Улыбнулась девушка.
— Ну, ты опять? Лю, сколько можно?
— Вот именно, Нацу! Сколько можно? — она положила тарелку в воду, встала, и, вытерев руки о джинсовую ткань на попе, начала надвигаться на парня. — Ты украл меня у жениха, влюбил меня в себя, вынудил жить у черта на рогах… Я не вижу подруг, я не могу накраситься и надеть каблуки и красивое платье… Я перестала чувствовать себя женщиной! Ты ещё и избегаешь меня! Почему ты не можешь спать со мной в одной постели? Почему?! — с каждым словом голос повышался, и последнее она просто выкрикнула.
— Так, давай сначала. — Нацу выставил вперёд руки и отступал от раздражённой девушки. — Жениху я тебя вернул, хотя не хотел. Потом ты сама пришла ко мне. Влюбился я в тебя не меньше твоего, а может и больше. Живёшь ты не у черта на рогах, а у меня дома. И я делаю все что могу, чтобы тебе тут было комфортно. С Леви вы видитесь постоянно. И зачем тебе краситься, надевать неудобную обувь и одежду, когда ты и без этого всего прекрасна! Я не избегаю тебя! Я тебя очень люблю! Но нам нельзя спать вместе.
— Почему? — в её глазах плескалась обида.
— Ты не помнишь, что чуть не произошло, когда ты пришла ко мне в прошлый раз? Я чуть не изнасиловал тебя! Мне сложно контролировать себя, Лю.
— Да я ради этого и шла к тебе! Я уже давно не девочка! И мне мало твоих поцелуев и объятий! Я хочу больше! Хочу тебя всего.
— Ты сейчас серьёзно? — Нацу встал столбом и не мог пошевелиться. — То есть, ты хочешь сказать, что специально шла ко мне за этим?
— Да! Да! Да! А теперь, раз уж мы поговорили откровенно и на чистоту, то пошли спать. Вместе! — она направилась в сторону пещеры, задевая парня плечом.
— Подожди. Не торопись. — Он взял её под локоть и развернул к себе.
— Аргх, ну что ещё? Все же выяснили!
— Понимаешь, если у нас случится близость, то ты можешь умереть.
— Что? — Люси удивлённо взглянула на парня.
— Понимаешь, наш организм так устроен… В общем, я не знаю, как это сказать… — он замялся, подыскивая слова. Девушка молча сложила руки под грудью, показывая, что она внимательно слушает.
— В конце… Ну, когда близость заканчивается, мы не просто выплёскиваем в женщину своё семя, как это делают мужчины-люди. У нас он… этот орган… увеличивается в размерах в несколько раз, создаётся типа узла. Это называется сцепкой. И ты в это время не сможешь меня оттолкнуть. Драконы выплёскивают семя до пяти раз с разницей в полчаса. Все это время ты будешь находится со мной внутри себя. Семя не сможет выйти наружу, все будет внутри, ну и увеличившийся… я. И были случаи, когда женщина просто лопалась. Если это не драконица. У дракониц организм крепче, чем у людей. Так что им такие спаривания не страшны. Понимаешь, я просто боюсь за тебя… Стоп, подожди. Почему ты так хочешь близости со мной? Неужели?.. Прости… Мне надо… — он резко сорвался и прыгнул со скалы. Красный дракон улетал прочь от своего дома, в котором осталась шокированная девушка.

Вскоре Гажил привёз Леви. Пробормотав что-то про женские секреты, он умчался подальше, в ту же сторону, куда улетел Нацу.

— Люси, что произошло?
— Что? — Люси сидела на скамейке у пещеры и совсем не заметила прилёта подруги. — Ох, Леви…
— Люси, расскажи… Прилетел Нацу, весь взъерошенный. Даже в драконьем обличии видно, что не в себе. Прорычал что-то Гажику, тот меня в охапку, и к тебе… Вы поругались?
— Нет, просто… Леви, скажи, а у вас с Гажилом был секс?
— Нет. — Девушка замялась и покраснела. — А он тебя обидел?
— Да нет, он меня не трогает, а я хочу. Понимаешь, я же давно уже не девочка, я раньше жила с парнем и у нас было все, это естественно. А сейчас уже больше года мы живём тут, и я его люблю, а он… — и Люси рассказала Леви то, что рассказал ей дракон перед тем как улететь.
— Гажил мне рассказывал, что во время свадьбы проводится специальный обряд, который предназначен укрепить тело женщины для вынашивания драконят. Но в подробности не вдавался. А я и не спрашивала, потому что сейчас меня устраивают наши отношения.
— Понятно… Леви, а Гажил не говорил тебе, надолго они улетели?
— Да тут разве угадаешь… Нацу видимо очень тяжело, ты ведь уже была с мужчиной, а драконы, как мне стало известно, очень трепетно к этому относятся…
— Но он же знал, что я собиралась замуж! — воскликнула златовласка. — Как же он… — она осеклась. — Он думал, что мы со Стингом только после свадьбы должны были переспать?
— Видимо да. У них так принято…
— Леви, ты так много узнала о них… Хотя живёшь тут меньше меня…
— Я просто умею искать информацию. — Улыбнулась синевласка. — Давай, мы пойдём спать. Гаж успокоит его, и они вернутся.

***

В небе над озером бились два дракона. Один красный, с чешуёй, что горела будто огнём, второй черно-серый, чешуя которого отливала металлом. Битвой это было сложно назвать. Красный дракон кидался на все подряд. На дракона, на деревья, на соседнюю гору. Он бросался на все грудью, словно пытался расшибиться. Второй дракон только защищался сам и удерживал первого от слишком сильных ударов. Наконец, когда красный дракон выбился из сил, он рухнул в озеро уже в виде человека. Чёрный лапой схватил его и швырнул на берег, следом приземлился сам, превратившись в высокого, мускулистого парня.

— Успокоился? — грубо поинтересовался последний.
— Да. — Ответил розоволосый, стряхивая с волос воду и принимая вертикальное положение.
— И что думаешь?
— А что тут думать? Она уже была с мужчиной. Ты понимаешь, что это значит?
— Какая разница? Ты же не перестанешь её любить.
— Не перестану. — Он уселся на землю и опустил голову.
— Ну так и в чем проблема? Саламандр, ты знал, что у нее был жених.
— Жених! — перебил Нацу. — Жених, а не муж!
— Сколько лет прошло, у людей все быстро меняется. Это раньше у них было как у нас, а теперь для них близость до свадьбы это нормально.
— Так Леви тоже?..
— Но-но, полегче. Мелкая только моя… Будет…
— Тогда почему ты считаешь, что у них это нормально?
— Мы разговаривали с Мелкой. Она интересуется нашими обычаями и делится человеческими. Она рассказала, что это у них в порядке вещей.
— И что мне делать?
— Ждать обряда.
— Когда?
— Не знаю… Лакс молчит. Сказал, когда надо, тогда и будет…
— Если я продолжаю жить с ней под одной крышей, то мне нужно удовлетворять потребности невесты. А именно эту потребность я не могу удовлетворить…
— Ну ты же ей все объяснил? — Нацу кивнул. — Ну и все. Болельщица умная, почти как Мелкая. Он все поймёт. Ты говорил про обряд? — отрицательно помотал головой. — Мелкая расскажет. Она у меня уже готова.
— Ты ей рассказал?
— В общих чертах. Давай возвращаться, а то уже поздно.

В пещере Нацу их встретила зарёванная Леви. Она вся дрожала, слезы крупными каплями стекали по щекам и подбородку.

— Лю-лю-си, она… Её… — девушка не могла выговорить ничего членораздельного.

Нацу рванул в комнату к Люси. Увиденное повергло его в шок. Все перевёрнуто, столик у кровати блондинки сломан, ракушки, веточки, камушки, которые так любовно собирала Люси везде, где они успели побывать, были раскиданы и переломаны. Он пытался принюхаться, но что-то сбивало с толка. Гажил тем временем успокаивал Леви и пытался добиться от неё внятного объяснения. Спустя полчаса, показавшихся розоволосому вечностью, девушка смогла собрать свою речь в предложения.

— Мы уже собирались спать, вас долго не было, пришёл он. Я не знаю, как он попал на такую высоту. Он ворвался к нам в комнату и сказал, что ему нужна Люси. Она сопротивлялась. Она разбила об него все, до чего только могла дотянуться, но ему было все равно. Перед уходом он сжёг какую-то траву и бросил там.
— Леви, как он выглядел? — старался выяснить больше деталей Гажил. Нацу же с каждым ее словом больше раздражался и переживал.
— Высокий, мускулистый. Больше тебя, Гаж. Блондин. Волосы золотистые. На правой щеке огромный шрам. Он сказал передать Нацу, что у него есть неделя… Что все это значит?
— Лакс! — взревел Нацу. Он подскочил, собираясь выйти из жилища, но был остановлен кулаком железного дракона.
— Куда собрался? Головой подумай сначала.
— Он украл мою невесту! — из глаз парня буквально летели искры.
— Скорее всего, это начало обряда, а значит, ты должен сделать все правильно, чтобы он завершился благополучно.
— Она ничего не знает об обряде. Ей сейчас страшно. Я не могу спокойно обдумывать стратегию, когда ей там страшно!

***

— Давай, мы пойдём спать. Гаж успокоит его, и они вернутся.

Стоило девушкам зайти в комнату Люси, как снаружи раздался грохот.

— Что это? Гром? — вздрогнула Люси. Она всегда боялась грома и молний. Всегда пряталась в объятиях сначала матери с отцом, а потом жениха. Она радовалась, что жилье Нацу было в таком месте, где никогда не было этих явлений природы.
— Да, странно… — стоило Леви произнести, как в комнату ворвался высокий мускулистый парень.
— Девушки, кто из вас Люси? — выглядел он спокойно, будто зашёл попить чай, если бы не потрескивание молний между прядями золотистых волос. Девушки со страха жались друг к другу и не смели отвести взгляд от чужака.
— Ну! — прикрикнул парень. — У меня нет времени.
— Я-я… — чуть заикаясь, произнесла златовласка.
— Пошли. — Он подошёл и схватил ее за локоть. Девушка вырвалась из рук не ожидавшего сопротивления парня, она отскочила в сторону полочки с лежавшими на ней сувенирами и начала швырять всем, что попадало под руку.
— Ты. Кто. Такой? — после каждого слова в блондина летел какой ни будь увесистый камень с того или иного острова, где она успела побывать с Нацу.
— Прекрати! — взревел парень, которого от злости окружили молнии. Люси пискнула от страха и забилась подальше в угол. — Я хотел по хорошему, но раз тебе больше нравится силой, то я заберу тебя силой!
— Ты знаешь кто наши парни? — сзади послышался напуганный, тонкий, но твердый голос Леви. — Они драконы! И они тебя на кусочки порежут, если ты не уйдёшь сейчас.
— Либо ты молчишь, либо тебя тоже заберу! — рыкнул тот, даже не обернувшись. Он наконец схватил Люси и, перекинув её через плечо, пошёл прочь из комнаты.
— Передай Нацу, что у него есть неделя.
— Что? Какая неделя? — удивилась синевласка. Но парень не удостоил её ответом. Тут девушка почувствовала неприятный запах и потеряла сознание.

Блондин грубо скинул Люси на землю возле пещеры, чтобы обратиться в огромного золотого дракона. После превращения от схватил её своей огромной лапой как тряпичную куклу и полетел. Было больно. Мало того, что он крепко сжимал лапу, неудобно схватил, так, что рука девушки занемела после пары минут полёта, так ещё и прикосновения голой кожи к нему вызывало разряды молний по телу. Как уже говорилось, Люси боялась грома и молний. А больше всего она начала бояться шаровых молний, когда прочитала, что они могут залетать в окна дома и убивать людей. Она всегда с ужасом бежала к окнам во время грозы, закрывала их и пряталась в успокаивающих объятиях. А сейчас молнии были везде. Даже сквозь зажмуренные веки она видела яркие вспышки. По началу, кожу на руках и спине, которую никак не прикрывали тесемки от топа, слегка щекотали разряды, но когда по одному и тому же месту проходится ток несколько раз подряд, это становится больно. Девушка была жутко напугана. Она не могла даже открыть глаза, чтобы разглядеть похитителя.

Через несколько часов, показавшихся Люси вечностью, дракон бросил ее на землю.

— Итак, меня зовут Лаксус. Теперь ты будешь жить здесь. Одну неделю. За это время Саламандр должен тебя найти. — Теперь парень не казался ей таким уж страшным. Говорил спокойно, не метал молнии. — Там для тебя приготовлена комната. Можешь ходить везде, но из замка не выходи. Там электрическое поле. Даже я не смогу тебя спасти, если нарвёшься на него.

Люси молчала. Она не знала, что можно сказать, чтобы не разозлить этого хмурого человека.

— Идём, — позвал он её за собой.

Когда Люси встала и осмотрелась, увидела огромный, по своему красивый, но для неё ужасающий замок. Нет, это не был замок в прямом смысле этого слова. Они находились у огромной драконьей пасти. По сравнению с черепом, что она увидела, даже Лаксус казался маленьким детёнышем, а уж Нацу с Гажилом вообще только вылупившимися драконятами. Нижняя челюсть вросла в землю так, что только кончики острых зубов выглядывали. Девушка осторожно подошла к зубам и увидела, что, несмотря на то, что основные зубы практически не видны из-под земли, клыки были размером с саму Люси. Она подняла голову. Где-то высоко, сложно сказать насколько, глазомер у неё всегда был не очень, находилась разинутая в предсмертном рёве верхняя челюсть. Некоторые зубы от времени раскрошились и валялись тут же на земле, но выглядело это поистине величественно.

— Долго будешь на моего отца пялиться? — Лаксус уже был у входа в сам замок, когда обернулся на девушку.
— Отца? — смысла молчать нет. Как бы страшно не было, надо узнать, что же надо этому странному дракону.
— Ну да. Это мой отец. Даже после смерти не оставил своего нерадивого сына.
— Ты живёшь внутри отца? — Люси и сама услышала, насколько глупо прозвучал вопрос. Лаксус рассмеялся.
— Нет. — Сквозь смех проговорил он. — Дальше пещера. Я сделал ее большой, тебе должно понравиться. Не то, что у придурка Саламандра.

Люси слышала, что так называл Нацу Гажил.

— Нацу не придурок! — возразила она. — И его дом мне нравится больше. Там нет никаких страшных пастей, в которые надо заходить. — Они все же зашли в просторную пещеру. Высокий сводчатый потолок, огромные колонны, соединяющие его с полом, и полное отсутствие стен. Помещение было залито светом, но что-то странное показалось Люси за «окнами», как она назвала про себя пространство между колоннами.

Она подошла к ближайшему окну и ужаснулась. Вокруг пещеры на расстоянии нескольких метров висели сферы с молниями. Они потрескивали, готовые вот-вот взорваться. Именно они дарили такой странный и опасный свет. Дальше, за сферами, Люси не увидела ничего, только непонятный туман, похожий на пыль.

— Зачем ты меня украл? — позже, сидя в своей комнате, которая отделялась от комнаты Лаксуса только всполохами молний, спросила Люси.
— Саламандр должен тебя спасти, а ты должна выжить и доказать, что достойна быть женой дракона.
— Вы-выжить?
— А ты думаешь, что на курорте? — он ухмыльнулся. — Я сделаю все, чтобы твоё пребывание тут показалось для тебя адом.
— Да что ж ты за зверь! Нацу бы так никогда не поступил!
— Вот именно! Твой Нацу так не поступил! — зло бросил Лаксус, но тут же попытался успокоиться. — Хватит болтать. Ложись спать, тебе завтра предстоит тяжёлый день.

Как и обещал, Лаксус устроил ей совсем не сладкую жизнь. Первое же утро Люси встретила облитая ледяной водой. Дальше было только хуже. Он хватал её талию и прыгал с обрыва. Когда он понял, что именно этой манипуляции девушка не боится, так как часто летала с Нацу, начал превращаться в дракона и кидать её одну, подхватывая лишь над самой землёй. Одним из любимых развлечений было пускать за ней небольшую шаровую молнию, которая била током, стоило Люси остановиться, когда Лакс говорил бежать. И Люси бежала. Спина и ноги были покрыты ожогами, золотые волосы уже на второй день превратились в спутанный грязно-жёлтый колтун. Он давал ей отдохнуть только ночью. Ела она лишь раз в день. Лакс не давал ей ни фруктов, ни овощей. Только мясо. Плохо прожаренное мясо. Люси воротило от вкуса крови, но деваться было некуда. Если она отказывалась есть перед сном, как это было во второй день пребывания в плену, он снова заставлял её бежать, подгоняя молнией. После пары десятков кругов по замку, Люси безропотно давилась полусырым мясом.

На пятый день пребывания Люси в этом жутком месте что-то изменилось. Люси перестала чувствовать боль от молний, перестала бояться разбиться, когда Лаксус швырял ее с обрыва. Она даже привыкла к виду и вкусу мяса. В середине дня, когда солнце было в зените, а дракон готовился к излюбленному швырянию в неё молний, издалека послышался ужасающий рёв. Полный боли и гнева.

— Красавица, это за тобой. Успел таки, Саламандр. — Тебе стоит зайти поглубже и не высовываться. Сейчас будет жарко. Сквозь пелену, застилающую небо, Люси увидела силуэт дракона, стремившегося к ней.
— Нацу! — воскликнула она, бросаясь к обрыву. — Куда? — Лаксус её перехватил и со всей силы швырнул внутрь своего замка. Она пролетела половину помещения, прежде чем остановиться, впечатавшись в одну из поддерживающих колонн спиной. — Я сказал сидеть внутри! — прорычал вслед уже превратившийся золотой дракон.

Алый дракон, увидев, как с его невестой обращаются, с удвоенной силой начал махать крыльями и спустя несколько мгновений уже завис перед сферами, окружавшими его врага.

— Ты что творишь? Отпусти её! — кружил вокруг Нацу.
— Ты должен забрать её. — Усмехнулся противник.

Красный дракон вдохнул глубже, от чего его грудь раскалилась, и выдохнул столб пламени в ближние сферы, мешающие подобраться ближе. Через секунду молнии выстрелили в ответ. Не ожидавший такого дракон ощутил болезненный удар, отлетел немного и снова ринулся вперёд. Между сферами появилось пространство, где он намеревался проскочить, но края крыльев задели ещё две сферы. Последующий удар молний пришёлся на одну из чувствительных частей тела — перепончатые крылья. Красный дракон взревел от боли.

Люси не понимала речи драконов, но в ужасе дёрнулась к выходу из замка, услышав болезненный рык любимого.

А драконы уже сцепились в схватке. Молнии, огонь, когти, хвосты, крылья — все сплелись в ужасном, смертельном танце. Бой длился не очень долго. Вскоре потрёпанный красный дракон свалился на землю, распахнув крылья.

Взглянув в небо, Люси увидела, что Лакс набирает в золотистую грудь побольше воздуха, чтобы добить противника.

— Нет!!! — раздался крик златовласки, и, сама того не понимая, она склонилась перед чуть живым Нацу, подставив свою спину под уже летевшие молнии.

Девушка мешком свалилась на огромного дракона, который не в силах был даже принять человеческий облик.

— Ты молодец, Нацу. И ты тоже. Вы прошли испытание. Надеюсь, что у меня получилось то, чего ты не сделал… — устало сказал Лакс, взяв на руки девушку.

Он занёс ее в комнату, которую она занимала последние дни, после этого длительное время стоял над драконом.

— И что с тобой делать? Мне за Венди лететь надо. А ты ведь обязательно дел натворишь. Эх, Саламандр… — блондин говорил так, будто не он только что ожесточённо бился с этим драконом, а почти неделю до этого издевался над его девушкой.
— Не надо за мной лететь. Я вас услышала. Небо, Лакс, ты не мог быть аккуратнее? — на пороге стояла девочка. На вид ей было около двенадцати лет. Синие волосы, собранные в два высоких хвоста спадали до колен.
— Ты можешь сделать его поменьше? Чтобы я мог отнести его в постель.
— Конечно! — И сделала несколько непонятных пассов руками. Вокруг Нацу закружились потоки воздуха, и вскоре он стал человеком.

Лаксус закинул его на плечо и понёс в свою комнату.

— Венди, Лисанна с тобой?
— Нет. — девочка уже склонилась над Люси. — Она улетела на охоту. Я оставила записку, как вернётся, прилетит.
— Хорошо. Я уже соскучился.
— Лакс, тебе придется ее отпустить.
— Я знаю… Но она единственное, что осталось от… Неё… — прошептал он чуть слышно.
— Ты хорошо постарался. Организм Люси стал гораздо крепче, чем у обычных людей. Она должна выдержать.
— Я надеюсь. Боюсь, Саламандр не переживёт, если ещё раз её потеряет.
— Ты пережил. Такая наша судьба.
— Я пережил, благодаря Лисанне. Если бы не она, я бы ушёл вслед за Ней.
— Ты говорил Люси?
— Нет. Не ее это дело. Почему она не просыпается?
— Ты долбанул со всей силы. И ты спрашиваешь, почему она ещё не очнулась?
— Я сдерживался. Я надеялся, что она встанет перед ним, но не был уверен. Ты знаешь, она оказывается, боится грома и молний. — Он усмехнулся, вспоминая, как Люси дрожала от одного только звука трещащих молний. — И все равно бросилась под удар. Она его стоит.
— Па? — в комнату вошла миниатюрная девушка с короткими пепельными волосами.
— Лисанна! — Лаксус порывисто обнял её. — Привет, детка! Как ты выросла!
— Пап, не преувеличивай. Меня не было неделю. И я уже не расту! — девушка звонко рассмеялась, целуя Лакуса в щеку. — Венди, насколько серьёзно? Я могу помочь? — она пробежалась взглядом по лежащей девушке и посмотрела на вторую персону, находящуюся в комнате.
— Нет. На самом деле, серьёзно, но тут уже от нас ничего не зависит. Либо она проснется, либо нет.
— Папа, ты просто изверг! Зачем было делать так? Нацу никогда так не поступал. Зачем ты… — Лаксус рыкнул и ушёл. Вскоре послышался рёв улетающего дракона.
— Венди, не объяснишь?
— Если скажу, что ничего не знаю, отстанешь?
— Неа. — Мотнула головой девушка.
— Ладно, рано или поздно, ты бы узнала.
— Лисанна, твоей матерью была человеческая женщина. Она не пережила родов. Когда проводили обряд с Миражанной и Лаксом, Нацу её щадил, и не закалил её тело настолько, насколько необходимо. Поэтому зачать она смогла, а родить нет. Большое чудо, что ты выжила. Лисанна, она… Она вскрыла свой живот, потому что иначе умерли бы вы обе. Возможно, если бы она сказала мне тогда, я бы смогла ей помочь, но она боялась, что я не позволю ей это сделать. Поэтому я пришла слишком поздно. Ты всегда думала, что ты чистокровный дракон. Но никогда не задумывалась, почему мне две сотни лет и я выгляжу младше тебя, которой всего пятьдесят? Потому что твоей матерью была не драконица. Ты не вылуплялась из яйца.
— Почему… Почему папа ничего не говорил? — в глазах юной драконицы стояли слезы.
— Ему все ещё больно. Ты очень похожа на мать. Он не хотел, чтобы ты винила себя в ее смерти… Если бы ты умерла вместе с матерью, он бы тоже умер. Ты теперь единственное, что держит его на этой земле. Не говори, что знаешь. Не напоминай ему…
— Хорошо. — Лисанна еле сдерживала слезы. Отец только однажды рассказывал ей о матери. Ей всегда казалось, что мама была красивым платиновым драконом с огромными почти прозрачными крыльями. — А у мамы были крылья? Папа рассказывал…
— Да, она сумела частично трансформироваться во время обряда. Она не могла их прятать, но и не могла превратиться в настоящего дракона. Но она была прекрасна.
— Меня тоже это ждёт? — они обернулись к кровати, на которой лежала блондинка, открыв глаза.
— Я надеюсь, что Лакс хорошо постарался, и ты впитала достаточно магии дракона, чтобы тебя это не ждало.
— Так вот зачем он издевался надо мной?
— А ты думала по доброте душевной? — Венди подошла к ней. — Подняться можешь? — она протянула руку и, после ответного кивка, помогла девушке сесть. — Люси, почему ты кинулась под последний удар?
— Я хотела умереть рядом со своим драконом. Мне было незачем жить, если бы он умер. Как он?
— Жить будет. — Венди усмехнулась. — Даже если бы ты не встала между ними, он бы все равно выжил. Нацу крепкий. Но отоспаться ему будет нужно.
— Держи, выпей воды. — Лисанна поднесла чашку со свежей водой. — Ты не обижайся на папу. Он очень переживал до того, как тебя украсть. Он боялся, что не сможет достаточно тебя закалить. Боялся, что ты потом умрешь, и он будет виноват.

На восстановление Нацу понадобились сутки. За это время Венди с Лисанной рассказали Люси о том, что её ждёт. Когда Нацу очнётся, он должен будет вернуться домой, а Люси останется тут, под присмотром Лаксуса. Он уже не будет над ней издеваться. Одну луну Венди и Лис будут готовить обряд и в следующее полнолуние они постараются превратить Люси в полудракона, способного выносить потомство.

Люси не до конца понимала, как это возможно, но с драконами решила не спорить. Да, ей без сомнений было страшно, и даже очень. Страшнее, чем когда ее забрал Лаксус. Тогда она хотя бы понимала, чего ждать от злого дракона — может покалечить, может убить… А чего ждать от непонятного обряда, который, по идее, сделает ее сильнее, но это не факт. Хоть драконицы пытались успокоить девушку, но от того, что сами излучали полную неуверенность, не смогли до конца убедить её в полном успехе задуманного.

После отлёта Нацу, Люси стало ещё тревожнее. Венди и Лисанна через несколько дней тоже покинули обитель громового дракона. Девушка осталась наедине с хозяином жилища, который тоже с каждым днём становился пасмурнее. На все её вопросы он отвечал кратко, отказывался поддерживать беседу, поэтому, когда в одно ясное утро на горизонте появились голубая и пепельно-белая драконицы, Люси обрадовалась.

— Венди, Лисанна! Как же я рада вас видеть! — еле дождавшись, когда они превратятся в людей, обняла их девушка.
— Пап, ты был не гостеприимным хозяином. — улыбнулась Лисанна. — Ты тут скучала? — повернулась уже к девушке.
— Да. Лаксус даже не разговаривал со мной. — Надула пухлые губки.
— Ну все. Теперь скучать не придётся! — присоединилась к диалогу Венди. — Сейчас мы заберём тебя. Полетим на место проведения обряда. Лакс, передай остальным, что в ночь полной луны мы ждём всех на обряд. — Мужчина молча кивнул и ушёл вглубь помещения.
— Полетели со мной? — просияла Лисанна.

Летели они долго. В отличии от горячей чешуи Нацу, холодной металлической чешуи Гажила и чешуи Лакса, которая, казалось, была постоянно под лёгким электрическим напряжением, у Лисанны были перья. Теплые, мягкие, пепельного цвета перья. Хоть она и была драконом, но чешуи не было, возможно, это было связано с тем, что её мать была человеком.

Ближе к вечеру они добрались до огромной горы. Вопреки ожиданиям Люси, они спустились к подножью. Там оказался вход в просторную пещеру. Драконицы спокойно могли перемещаться там в своём истинном обличии и при этом было место ещё для нескольких драконов. Люси же, при её небольшом росте, вообще не видела сводов пещеры.

— Как красиво! — восторженно произнесла златовласка.
— Это самая красивая из всех наших пещер. Это место силы. Эта гора благословлена нашими предками. Именно тут испокон веков происходили все свадьбы, обряды, рождения драконов. Идём. — Венди взяла её за руку и повела вглубь.

Пещера оказалась невероятных размеров. Как объяснили девушки, то раньше, когда драконов было много, все не помещались внутри, поэтому часть превращалась в людей и стояла на земле, часть парили в воздухе, часть усаживалась в нишах в стенах пещеры на разной высоте. Конечно, даже в этом случае, одно место не могло уместить абсолютно всех. Поэтому приглашались только самые близкие. Сейчас их осталось мало, поэтому они всегда поддерживают друг друга и на обряд прилетят все.

— Жаль, только, что Гажил не возьмёт Леви. — Опустила голову Люси. — Мы с ней так подружились.
— Пойми, ей нельзя. Этот обряд достаточно болезненный, и одно дело знать об этом, другое дело видеть. Ни один дракон не заставит своего любимого страдать без реальной на то необходимости. — объясняла девочка.

Люси завели в помещение, отделённое красивыми красно-оранжевыми сталактитами. Комната была достаточно просторной, в ней имелся даже свой горячий источник, куда и отправили златовласку подруги. Она сначала сопротивлялась, потому что от источника шёл такой густой пар, дураку понятно, что там кипяток. Однако, вопреки ожиданиям, горячая вода только лишь грела девушку, но не причиняла боли. В воду девушки стали сыпать соли и бросать разные лепестки. Все что нужно они брали из многочисленных комодов, стоящих тут же. Когда омовение закончилось, Лисанна и Венди затянули древнюю песню и начали натирать тело Хартфилии маслами. После этого они принялись за одежду. Сложно десятки метров ткани назвать платьем, но Лис удалось превратить это в шедевр. Пока Венди подавала ей булавки и золотые тонкие тесёмки пепельноволосая драконица ловко обматывала блондинку тканью. После нескольких десятков минут таких манипуляций Люси стояла в шикарном красном платье. Широкие бретели переходили в лиф, широкая полоса поперёк перехватывала тонкую талию, а к ногам спускались только широкие длинные полоски ткани.

— Лисанна, это все, конечно, красиво, но может покороче? Я как ходить буду? — Люси показала на кучу ткани, лежащую у ног.
— Люси, ты не будешь ходить. Дойти до алтаря мы поможем, а там ты будешь стоять на месте. Поверь, когда начнётся действие, эти висящие тряпки покажут свою лучшую сторону!
— Девочки, мы можем болтать и продолжать готовить Люси? Нам ещё волосы надо уложить.
— Точно! Венди, это на твой вкус.

Драконицы усадили блондинку на один из сталагмитов, оборудованных как табуретку. Взяв гребень, синевласая драконица затянула другую песню. Люси казалось, что ее волосы ожили — они начали расти, при чем становили гораздо гуще, чем были. Только когда золотые пряди отросли до пят, девочка замолчала. Замолчала, чтобы вновь запеть. Уже другую песню, не менее древнюю и красивую. Она складывала длинные волосы в искусную причёску, разбирала её и снова собирала. Люси, которая видела все это в зеркало, нравились все варианты, особенно первый, потому что потом она начала уставать.

— Венди, что не так? Ты отрастила мне такие длинные волосы, что кажется, им и причёска не нужна, чтобы быть красивыми.
— Люси, обряд у человека бывает раз в жизни. Он запечатлится в памяти каждого дракона. О нем будут вспоминать даже следующие поколения. Ты же хочешь, чтобы твои драконята помнили, какая их мама была прекрасная на церемонии? — Люси неуверенно кивнула. — Ну вот, значит потерпи немного.

В итоге она остановилась на косе а-ля-рыбий хвост. Коса начиналась с затылка, пряди легко лежали на голове и создавали лёгкий эффект растрёпанности. В волосы Венди вплела золотые нити с рубинами, которые яркими каплями крови выделялись в золоте волос. На макушку она прикрепила небольшую диадему из белого золота с такими же красными камнями. Макияж девушки не наносили, потому что у драконов не существовало такого понятия, на что Люси только облегчённо выдохнула. Сидеть ещё несколько часов, пока подруги найдут идеальный вариант мейкапа ей не хотелось.

Драконицы сказали Люси сидеть на месте, а сами ушли готовить что-то ещё, не уточнив что, но пообещав, что ей это обязательно понравится. Пока златовласка сидела в «комнате невест», как она её окрестила, девушки начали готовить зал для торжества. Высокий алтарь в центре они украсили лепестками цветов. Люси должна была стоять на возвышении, как главная виновница торжества. Так как обряд был над невестой огненного дракона, все украшали именно в красно-оранжевых тонах. Огромные камни рубинов и янтаря магически висели тут и там, создавая мягкое освещение. Для завершения композиции жидкое золото, которое по цвету было схоже с волосами невесты, лилось по стенам пещеры, даря ещё больше света.

Венди, как чистокровная драконица, встала на самый верх алтаря и начала петь песню призыва, а Лисанна пошла встречать драконов, чтобы развести их по своим местам, ведь церемония должна быть идеальной!

Синевласка, вытягивая сложные ноты пела на древнем драконьем языке, призывая дух прародителя прийти и благословить человеческую женщину, даровать ей силу драконов, чтобы она могла выносить и вырастить дитя. Мотив песни был то медленным и тягучим, то вдруг резко ускорялся, заставляя девочку задыхаться, чуть не сбиваясь. Наконец, все гости на своих местах, Венди заканчивает песнь, и у подножья алтаря появляется огромный красный дракон.

— Игнил… — Шепчет Нацу, не в силах оторвать взгляд от отца.
— Здравствуй, сын.
— Я не думал, что ты придёшь, отец. — Он склонился перед драконом.
— Как же я мог не прийти и не благословить твою избранницу. Но у меня мало времени. Ведите же невесту моего сына!

Нацу встал по правую лапу от Игнила, в нетерпении переминаясь с ноги на ногу. Когда Лисанна за руку вывела Люси, зал взорвался светом и жаром. По правую и левую руку от девушек по всей дорожке начали взмывать в потолок струи раскалённой лавы. Сзади Люси, придерживая ленты подола и тяжёлую, длинную косу шла Венди. Девушки тоже принарядились ради такого случая. В целом, все гости выглядели нарядно. В своём стиле, конечно, куда без этого. Нацу поразил Люси больше всех, кроме красного незнакомого дракона, разумеется. С одеждой он особо не премудрствовал. Любимые белые шаровары и чёрная жилетка с одним рукавом на голый торс, но выглядел при этом впечатляюще. Он частично превратился в дракона, поэтому ноги по колено и руки по локоть стали драконьими лапами, сзади, выше шаровар, не позволяя натянуть их правильно, был массивный красный хвост с шипами. Жилетка была разорвана мощными крыльями, спокойно сложенными за спиной, а на голове между непослушными вихрами виднелись два рога. На лице от глаз в сторону висков блестела тонкая драконья чешуя. Девушка ещё ни разу не видела своего парня в таком виде. Он всегда обращался полностью.

— Люси, закрой рот и идём. — Потянула Лисанна. Она даже не заметила, что стоит с открытым ртом и нагло пялится на этого красавца.

Наконец, невесту привели на ее место. Теперь она возвышалась на алтаре, напротив морды Игнила, выше остальных присутствующих. Лоскуты подола её платья разметались по алтарю и теперь лежали подобно потокам лавы и Люси поняла, что имела ввиду Лисанна.

— Приветствую, дочь моя! — вдруг заговорил Игнил. Все присутствующие замолкли и началась церемония.
— Здравствуйте. — Шёпотом то ли от волнения, то ли от благоговения, произнесла девушка.
— Меня зовут Игнил, я отец Нацу. Сегодня я проведу обряд превращения. Тебя уже предупредили, что будет больно. Нацу будет рядом и будет поддерживать тебя. Не бойся ничего, дитя, прими свою новую суть, которая будет взывать к тебе сейчас! — Игнил говорил высокопарно, в конце речи взревел и напевным речитативом продолжил на драконьем языке. Девушка не понимала ни слова из его речи, как не понимала до этого песни подруг, но через пару минут почувствовала жжение в груди. С каждым словом дракона оно увеличивалось и росло. Вскоре стало невозможно терпеть молча и Люси, наплевав на нормы приличия, закричала. Она хотела упасть на колени, но ноги не сгибались. Прижав руки к груди, чтобы вырвать из нее то, что причиняло невыносимую боль, невеста увидела, что руки её покрыты пламенем. Температура тела и окружающей среды повышалась с бешеной скоростью. Вот вспыхнули лоскуты платья и взмыли вверх, вот коса расплелась и пряди тоже начали полыхать, создавая величественный и смертоносный ореол вокруг тела Люси. За мгновение до того, как вспыхнуть полностью, она почувствовала, что её обнимают такие родные, пусть изменённые когтями, более мощные, покрытые красной чешуёй, но такие любимые руки. На секунду боль отступила, чтобы вспыхнуть с новой силой. Теперь в руках своего дракона девушка полностью пылала. Вопли заглушали голос Игнила, но он не останавливался.

Закончилось все внезапно. Замолчал Игнил, замолчала и Люси. Обожжённое, обезображенное тело — вот что осталось от невесты. Но и оно не просуществовало долго. Рассыпаясь пеплом, останки осыпались кучкой на алтарь. Нацу, потерявший любимую, грузно свалился на колени рядом с кучкой пепла.

— Нет-нет-нет… — словно в бреду шептал дракон. — Лакс же тебя хорошо подготовил. Ты не должна была… Нет, Люси. — он склонился над останками и заревел. Рёв раненого дракона разнёсся по сводам пещеры. Некоторые камни лопнули и посыпались вниз. Слезы горячими каплями стекали по лицу и падали в пепел.
— Нацу, смотри. — Игнил внимательно смотрел на пепел.

От каждой пролитой слезинки рассыпались искры, поджигая пепел. И через несколько долгих секунд Нацу отбросило сильной магической волной. Вспыхнуло пламя, которое, погаснув, представило зрителям красивую золотую драконицу. Она была в два раза меньше древнего Игнила, а также значительно уступала в размерах живым драконам, которые были сейчас в зале. Её чешуя переливалась даже в слабо освещённой пещере. Крылья, которые она с интересом то складывала, то раскладывала были кожистыми, с небольшими коготками на концах, голову украшали два аккуратных рога, а хвост на конце имел три небольшие плётки. Стоило её немного оклематься, как она зарычала. Несомненно, она хотела что-то сказать, но не могла совладать с драконьей глоткой.

— Тише, девочка. — Игнил ласково провёл головой у неё под подбородком. Нацу зарычал. — Ну, да, давай ещё приревнуй к умершему отцу. — Усмехнулся старый дракон. — Люси, слушай внимательно. Первая трансформация будет сложной, но безболезненной. Ты просто должна представить себя человеком. Можешь закрыть глаза. — Драконица послушно смежила веки. — Сконцентрируйся. Представь себя. Лицо, руки, ноги… Забудь о хвосте и крыльях.

Пусть далеко не с первого раза, но девушке удалось стать человеком, о чем она тут же пожалела. Она стояла совершенно голая в толпе людей, девушками среди которых были только Лис и Венди. Нацу быстро сориентировался и, обняв её, закрыл своими крыльями.

— Что ж, дети мои, пора прощаться! — подал голос Игнил. Я рад, что ты встретил такую сильную девушку, которая смогла стать настоящим драконом. Надеюсь, что в будущем у вас появятся много драконяток! — усмехнулся дракон и растворился в дымке.

— Думаю, что нам тоже пора. Спасибо, что пришли и поддержали мою Лю. Ей теперь многому предстоит обучиться… — его прервало громкое урчание живота девушки. По залу прошёл смешок. — Но, видимо, сначала придётся её накормить. Всем пока! — парень схватил не успевшую ничего понять девушку в охапку и взлетел.

15.06.2022
Елена Деревскова

Пишу фэнтези. Очень ленива, так что меня постоянно нужно подпиннывать на проду))) Кроме этого на все прочитанное оставляю развернутые честные отзывы на своей страничке в лимбико. Интересно увидеть подробный отзыв на свою книгу? Пишите в личку))) Предпочитаю фэнтези, приключения.
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today Litnet Проза YaPishu.net


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть