Обед

 Странный аромат чеснока и выпечки можно было почувствовать еще до того, как провернуть дважды ключ и раскрыть дверь. На этом крыльце раньше не пахло так вкусно. Может быть чем-то горелым или рыбьей чешуей вместе с вонью от пивных банок выброшенных в пакете у входа. Парень так и замер у двери, прислушиваясь к запахам. Пару раз, приходя домой из школы, его встречали или, скорее, он встречал в своем доме чужих женщин, готовящих какое-то блюдо. Правда, ничто, из ими приготовленного, он никогда не ел. Из личных побуждений. Мысли о еде заставили живот, голодный с шести утра и до часу дня, умоляюще взвыть.

— Пава! Это ты? — сквозь музыку в наушниках послышался голос отца и работающий телевизор. Паша молча снял грязные ботинки и направился в ванную комнату.

— Я сегодня получил первую зарплату. — декламировал мужчина с кухни, грохоча и всплескивая водой, — Оплатил коммуналку, еды купил. Паня, чувствуешь запах? Как тебе?

Школьник остановился в арке ведущей на кухню. На столешнице валялись хлебные крошки от лежащих в тарелке двух поджаренных тостов, на одном из них Паша заметил кусочек чеснока. В тазике рядом лежал один помидор и несколько листов салата. На столе, так же в тарелке, лежали два яйца, а в миске для мусора головы креветок и яичная скорлупа. Взлохмаченный мужчина носился от мойки к столешнице, затем к креветками румянящимся в сковородке, потом к холодильнику за майонезом. Паша зажмурил темно-серые глаза, а открыв их вновь осмотрел кухню.

— Вау. — голос от удивления вскочил на октаву выше.

— Проходи, сынок. Ты руки помыл? Проследи пока за креветками, чтобы не подгорели. 

Мужчина улыбнулся и свежевыбритая кожа его худых щек сложилась в гармошку. Седина кое-где проглядывалась в его нечесаных волосах, морщины волнами покрывали его лоб и лучиками окружили глаза. Отец Паши подхватил нож и принялся нарезать ароматные тосты на кубики. Парень некоторое время наблюдал за тем, как колыхается старая красная кофта на сгорбленной спине отца, но, все же, спустил свой рюкзак с плеча и вошел на кухню. В керамической сковородке, с царапинами от вилок и ножей, шипя, скрючились креветки. Паша, взяв железную палочку с засаленной пластмассовой ручкой, принялся переворачивать каждую креветку по отдельности.

— Как дела в школе? К экзаменам готовитесь?

— Все нормально. Готовимся. 

Мужчина принялся раскладывать листья салата на тарелке, затем он высыпал гренки и нарезанный помидор с яйцом. Паша принял участие в приготовлении салата, аккуратно выложив креветки и полив все содержимой маслом из сковородки. Обходя стол, он наткнулся на два пакета с продуктами. Оттуда торчали желтые носы бананов и зеленых огурцов, через натянувший пластик можно было прочесть названия круп. На помятом чеке виднелась итоговая цена.

— Когда ты успел устроится на работу и отработать столько денег? — мужчина поднял такие же серые, как и у сына, глаза. Они были похожи. Уставшие, с темными кругами, с впалыми щеками c сутулыми плечами и худыми руками.

— Я может быть и алкоголик, но не преступник, Павел. Сходил в центр занятости населения. Пока что я разнорабочий. Посуточная плата. 

Он положил сковородку в мойку очень осторожно, стараясь не шуметь, и думая о чем то своем. 

— Давай есть. Надеюсь получилось вкусно.

— Это похоже на салат «цезарь», только с креветками. — пробормотал Паша стоя над тарелкой, где кучкой были навалены все ингредиенты их сегодняшнего обеда.

— «Или цезарь, или ничто», — сказал мужчина, подавая вилку сыну,

 и добавил, — Светоний Транквилл.

26.04.20

0
07.06.2020
avatar
55

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть