О ПОЛЬЗЕ ТУАЛЕТА В ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОМ ВАГОНЕ

Прочитали 74

 

­(читаю стехи Игоря Чемойдана)

☆☆☆

     «Нас с тобой познакомил вагон.»
– Ага, понятно — про железнодорожный роман читать будем.

     «Нас с тобою бумага сдружила.»
– Видать у неё (лиргероини) не было с собой туалетной бумаги, а он (лиргерой) бумагой её снабдил, что характеризует его с самой лучшей стороны – запасливый и не жадный.

     «Хорошо, что на свете есть он.»
– размышляет далее лиргероиня. В свете предыдущих размышлений по поводу туалетной бумаги, он, это, скорее всего, туалет. И хорошо, что он есть в вагоне, иначе пассажиры гадили бы где попало.

     «Как бы я без него теперь жила?»
– Вот те раз! Лиргероиня неожиданно заявляет, что она вовсе даже не артерия, а жила (сдружила-жила). А вот без него (то ли без туалета, то ли без лиргероя) она бы жилой быть не смогла… Тем более что тéперь, если кто читать умеет…

      «Я привыкла к твоим письмам длинным.»
– Странные у них в купе сложились отношения, однако. Снабдив разок лиргероиню туалетной бумагой, лиргерой, стесняясь поговорить с попутчицей, стал писать ей длинные письма. Наверное, на туалетной бумаге (он её много с собой взял), ненавязчиво снабжая попутчицу архинужным в поезде атрибутом.

     «Я люблю их читать на рассвете.»
– Т.е. она, как с утра пойдёт опять в туалет, так и не выходит, только эти письма и читает.

     «Твои письма и ты, так невинны.»
– В этой строке явно читается сожаление по поводу крайней несмелости попутчика – и в письмах ничего себе вольного не позволяет, а по жизни, так вообще молчит и рукам воли не даёт, только письмами на туалетной.бумаге снабжает.

      «Мне других и не надо на свете.»
– Но ей и этого вполне достаточно. Другие двое, которые в этом же купе едут, ей не нужны – у них у самих, видать, с туалетной бумагой напряг и они ей писем на туалетной бумаге не пишут.

     «Мы с тобою давно не встречались.»
– Вот те здрасте! В одном купе едут, но давно не встречались. Похоже у лиргероини ба-альшие проблемы с желудочно-кишечным трактом – она как на рассвете уйдёт в туалет, так там и сидит целый день и ни с кем не встречается…

     «Между нами такие преграды.»
– Ага. Две. Понос и дверь туалета.

      «Лишь в письме мы с тобой целовались,»
– Таки лиргерой осмелился и в письме заявил, что целует её (лиргероиню), а она, в ответ, поцеловала то место туалетной бумаги, где сей поцелуй был запечатлён. Надеюсь до использования письма по прямому назначению, а не после.

     «но и этому оба мы рады.»
– Да, действительно, скромные и невинные развлечения…

     «Сколько можем с тобой мы скитаться?»
– Возникает вопрос, а куда это они так долго едут, что лиргероине уже скитаться надоело? Москва-Владивосток? Ну, семь суток всего на простом поезде…

     «Я на суше, а ты теперь в море.»
– Мать моя женщина, что случилось-то так неожиданно??? Когда лиргерой успел сигануть из вагона в море? (кстати, опять тéперь возникла).

     «Как хочу я с тобой повстречаться»
– Т.е. она всё таки справилась со своими желудочно-кишечными проблемами, покинула место чтения писем и бродит по вагону, но не находит своего спасителя нигде. Пичалька, однако.

     «И забыть свое старое горе.»
– Ну, какое у неё было горе мы уже в курсе. Теперь она желает его (горе) забыть, но для этого ей зачем-то необходим наш лиргерой, который сиганул в море.

      «Лишь тебе одному доверяюсь.»
– Ясен пень, другие-то не помогли с туалетной бумагой – им и доверия никакого нет.

     «Дружба дружбой, но ежечасно.»
– Интересно составленное предложение – дружба, говорит, дружбой, но ежечасно и точка!

     «Как девчонка в тебя я влюбляюсь.
      Сердце колет теперь очень часто.»

– Выясняется, что лиргероине нашей лет-то немало, потому как, влюбляясь, как девчонка, она в это время ощущает и симптомы ишемической болезни. Мало ей желудочно-кишечных проблем, так тут ещё и с сердцем нелады. А!!! Понятно. Теперь она надеется, что он (лиргерой), когда она его найдёт, снабдит её валерьянкой, корвалолом, нитроглицерином и валидолом — он же запасливый.

     «Что мне делать и как теперь быть?»
– Вот уж действительно. С собой не взяла ни туалетной бумаги, ни лекарств, а этот сиганул куда-то в море, подлец ей-Богу!

     «Может это тебе все равно?»
– Да надоела ты ему, наверное, со своими туалетными проблемами, вот он и слинял.

     «Не могу я тебя не любить и забыть.
      Видно жизнью уж так суждено.»

— Но она всё же надеется, что он ей поможет. Ведь она его за туалетную бумагу полюбила, а он, истратив на неё все запасы, решил, что его задача выполнена…

     «Может чувства мои безразличны?»
– В этом весь паэт Чемойдан — выражение «безразличные чувства» однозначно достойно занесения в ЦМГ (Цитатник Махрового Графомана) и присуждения ШП (Шнобелевской Премии) по графомании.

     «Может я и не так выражаюсь?»
– А, так она (лиргероиня) ещё и выражалась, сидя в туалете всю поездку! Тогда понятно почему он сбежал в море.

     «Я о дружбе писать собиралась.»
– Мадам, о какой дружбе вы собирались писать? Вы семь суток сидели в туалете, выражались там как-то не так, мешали другим пассажирам, и лиргерою в том числе, отправлять естественные надобности, а теперь у вас какие-то претензии возникли? Про вашу дружбу с туалетом нам всё понятно. Но и терпение у людей, даже самых добрых, не бесконечное же.

     «Ну а вроде бы вышло о личном.»
– Ясен пень, за семь дней сидения на толчке вы ничего так и не узнали о своём туалетнобумажном принце, вот и рассказываете нам то про свои желудочно-кишечные проблемы, то про колотьё в сердце.

     «Нас с тобой познакомил вагон.
      Нас с тобою бумага сдружила.
      Хорошо, что на свете есть он.
      Как бы я без него теперь жила?»

– И в заключение лиргероиня напоминает нам о доброте лиргероя, поделившегося с ней туалетной бумагой, о важном значении туалета в железнодорожном вагоне, а также снова настаивает на том, что она вовсе не артерия, а жила…

 
***
 
18.11.2022
Прочитали 75
avatar
Vik Starr


2 Комментариев

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть