Свали прочь, Джек!

— Да пошло все.

     Каждый день приходят клиенты и с лицами обезьян просят прикрыть их задницы. Черт дернул меня пойти работать адвокатом… Эти люди думают, что они Боги земли и им все дозволено, а после того, как «надозволялись», дрожат перед лицом закона и на подкашивающихся козлиных ножках приходят ко мне. Некоторые даже сидя в этом кабинете на кресле посетителя пытаются качать права, но со мной это не прокатывает. Я потерял много чего в своей жизни, но, слава богу, совесть еще при мне.

— Я ушел. — предупредил я секретаршу, которая только что получила негласное разрешение идти домой, и вышел из здания, думая, куда же сейчас пойти развеяться.

     Такси уже везло меня в бар, по совместительству который еще и клуб, а я смотрел в телефоне очередное дело нового клиента… Серьезно? Давай хотя бы сегодня отдохнем ото всего. Мир не развалится, если ты позволишь себе минутную слабость. Приняв эту мысль, стало легче, и я улыбнулся, предвкушая этот вечер.
     Надо сказать, сколько бы я не представлял себе клубы, все равно это лишь на одну десятую совпало с моими мыслями. Ведь запах и звук представить трудно, а они здесь играют ключевую роль. Еще не самый разгар, ведь только восемь часов вечера, но помещение уже «продезинфицировано» потом и привыкшие к тишине уши немного кричат о пощаде. Еще были свободные столики, и я, увидев один такой на втором этаже, с позволения официантки поднялся по черной лестнице и занял себе территорию на этот вечер.

— Хотите порадовать желудок или все тело?

     Одна эта фраза резко одешевила это заведение, которое, как я считал, далеко не из дешевых. Я посмотрел на официантку: собранные в пучок каштановые волосы, стройная фигура, аккуратные губки, сразившие наверняка далеко не одного мужчину глаза. Ничего особенного — обычная симпатичная девушка, но говорит черти что, вот правда.

— Если честно, мне не нравится эта фраза. — будто прочитав мои мысли, скромно добавила девушка, — Но нас просят так говорить. Понимаете, наш директор немного…
— Людей без странностей не существует. — снисходительно улыбнулся я, вернув свою веру в эту официантку. — Я бы перекусил для начала. Что Вы можете посоветовать?
— Так как мы в первую очередь бар, то у нас выигрышный вариант — закуски. Есть креветки тэмпура, кольца кальмара, курица…
— Давайте вот эту тарелку с морепродуктами в кляре. — указал я на позицию в меню, — Ну и пиво.
— Хорошо. — улыбнулась она.

     Играла (я потом зашазамил) песня Liam Payne, J. Balvin «Familiar». Узнал я, что это за песня, только сейчас, но она меня уже давно задолбала. Видимо, была хитом и играла из каждой собаки. Ну, ладно… вроде, все равно неплохая песня.
     Сцена и место возле нее было почти совсем пустым — весь народ пока тусовался за своими столиками. Наверное, жара начнется ближе к десяти. Интересно, с чего я вообще пришел к мысли, что мне нужно именно в клуб. Ведь я ни разу еще не был в подобном заведении, да и, если честно, не особо как-то хотелось. Даром искусного танцора я не наделен, тусовщик тоже из меня так себе, так что разве что попить чего-нибудь крепкого и посмотреть, как умеют развлекаться другие подсобили меня на решение приехать сюда.
     Неосознанно я начал покачивать головой, оглядывая местность, и случайно заметил знакомое лицо.

     «Еще год назад чуть не сел в тюрьму за прием запрещенных веществ, а сейчас снова в миллиметре от этого. Дураков жизнь ничему не учит.»

— Ваши закуски и пиво.
— Спасибо. — улыбнулся я официантке, мимолетно взглянув на нее. Странное ощущение. Будто что-то в ней поменялось.
— Если буду нужна, нажмите на вот эту кнопку. — улыбнулась красными губами официантка, раскрыв секрет кнопки на столе, и вновь ушла. Вот, что поменялось: она накрасила губы ярко-красной помадой.

     Надо сказать, креветки выглядели просто сногшибательно.

***

     Стало заметно душней. Да и плешь в танцполе сейчас была почти закрыта, музыка начала применять более клубный стиль: ремиксы, сильные биты — диджей старался до течки пота.
     Я уже выпил пару стаканов пива, а сейчас смаковал виски. Нужно сразу было брать его — здесь он отменный. Сначала я попробовал разбавлять его колой, но чистый вкус гораздо богаче и приятней. Мой взгляд метнулся на край стола, и я нажал на кнопку. Через несколько минут пришла та, что взяла на себя ответственность обслуживать сегодня меня. Как только она подошла, я сначала резко отрезвился, а потом, кажется, опьянел еще сильнее, услышав запах ее сладких духов. До этого я определенно их не чувствовал.

— Вы что-то хотели? — вежливо, как подобает сотруднице, которой прилично платят, улыбнулась она.
— Да. Мне немного надоело баловаться стаканчиками. Можно Вас попросить принести бутылку этого друга?
— Джек Дэниэлс? — уточнила она. Я кивнул. И она кивнула. Вот так закончился наш очередной короткий диалог.

     Я уже чувствовал легкое головокружение и прилив манящего духа свободы. Ну, я и рассчитывал на то, чтобы отдохнуть сегодня, и, кажется, у меня потихоньку получается выполнить свою установку.
     Заиграла песня Мэрона файф «One More Night». Наконец-то есть слова. А то уже немного подустал от однообразности пустых битов.

— Ваш виски. — поставила она передо мной бутылку. Но так получилось, что я смотрел не на эту стеклянную манящую особу с крепким содержимым внутри.

     Она распустила волосы. Объемные средней длины каштановые волосы красиво спадали на плечи и растекались по спине, а некоторая часть была спереди. Как же они красиво выглядели сами по себе, но в свете софитов… боже, я чуть дар речи не потерял. Хотя речь я мог, в принципе, и из-за виски потерять. Она еще раз улыбнулась, слегка качнула головой, сделав мини-поклон, и ушла. Как же красиво ее волосы спадали на грациозную спину.
     Спокойно пить виски я уже не мог. Меня не особо интересовали девушки, так как я был сконцентрирован сначала на учебе, а потом на работе, и все лишнее и нет время уделял только ей. И сил ни на что больше не хватало, как и желания. Но она… Клянусь, я не знаю, что дало такой эффект в итоге: атмосфера клуба, виски или мое желание отдохнуть, но я действительно почувствовал себя мужчиной. Когда я смотрел на нее, мне хотелось, чтобы она смотрела на меня, когда я ее не видел, думал о ней и хотел, чтобы она снова пришла. Что за странный виски? Все, хватит. Завтра снова на работу — пора заканчивать пить и собираться.
     Я тут понял, что пить виски с колой все-таки тоже вкусно. Крепкий вкус разбавляется сладкой шепучкой, а лед — ягодка на торте. Да, это вкусно. Это очень вкусно.
     Кстати, я узнал, что официантку зовут… Черт, да ладно… Уже забыл. Что за странный виски…

***

     Мне было уже хорошо, весело и азартно. Не знаю, как вам точнее описать мое состояние, но я как будто играл в боулинг, и уже привык к мячу — он катился все прямее и прямее, но страйк я ни разу пока не забил. Однако все к этому и вело. Я не совсем то, про что вы подумали, имею в виду, но ладно уж, это бы тоже было очень неплохо.
     В общем, мое состояние пока не было фатальным, но и от трезвого меня отделяли два стакана пива и полторы бутылки Джека. Все это время я думал о ней и о том, как же мне такое что-нибудь ей сказать, чтобы она осталась подольше и поговорила со мной. Но представляете, я за это время ни разу на кнопку не нажал. Давил я только виски.
     Причина была придумана:

— Можно попросить Вас принести сырную тарелку? Я понял, что лучше все-таки закусывать.
— И правда разумно. — легко просмеялась она и посмотрела на меня накрашенными глазами. Ей очень шел этот вечерний макияж. И когда только она успела накраситься? Неужели она не обслуживает другие столики, помимо моего?

     Будто прочитав мои мысли, она не ушла после своей фразы. Я должен что-то сказать. Быстрее!

— Вы пока танцевать не рветесь? Там пока есть свободное местечко. — продолжила она вместо меня наш диалог, и я чуть тут же не выпалил: «Я люблю Вас».
— Боюсь, если я туда выйду, свободным местечком окажется весь танцпол.

     Она засмеялась. Пожалуйста, перестань, у меня сейчас сердце остановится.

— Мне кажется, Вы себя недооцениваете. По моему мнению, у Вас все не так плохо. — улыбнулась снова она, подмигнула и ушла.

     Что сейчас отдается вибрациями по всему телу: сильные биты клуба или аппарат, качающий кровь? Если последнее, то, послушай, делай это не так интенсивно. Куда мне столько крови! Успокойся.

— Господин адвокат? Ой, какие люди! Что, повеселиться пришли?

     С каких пор сердце начало подчиняться моим приказам? Оно и вправду перестало биться.

— Добрый вечер. Я смотрю, и Вы решили повторить прошлогодние ошибки. Или я ошибаюсь?
— Не твое дело. — выплюнул недо-заключённый, против моей воли сев напротив за мой стол. Будто свита возле него стояли два столба. Наверное, такие же недо-уголовники. А возможно, даже и не «недо».
— Вот и поговорили. С Вашего позволения, я продолжу наслаждаться этим вечером. И Вам желаю того же. Разумеется, в рамках закона.
— Слышишь, умник. Если бы ты засунул в жопу свою принципиальность, я бы намного быстрее со всем этим дерьмом разобрался.
— Вы уверены, что это меня должно расстроить и вызывать чувство вины? Немного не тот аргумент. — м-да, весь Джек будто помахал мне ручкой и вышел из моего организма.
— Какой ты резкий! Ну посмотрим, что ты-
— Ой, молодые люди, а Вы знакомы? Разве Вы не сидели за тем столиком? Что ж, может тогда объединить ваш счет?
— Да сейчас. Еще за этого лопоухого платить. — вскочил со стула дерзила и, смирив меня прощальным взглядом, вернулся со своей свитой на свое место.
— Почему лопоухого? — наклонила голову она, внимательно посмотрев на меня, держа в руках тарелку с сыром разного сорта. — По-моему, у Вас нормальные, красивые уши.

     Джек вернулся.

***

     Я был близок к тому, чтобы спуститься вниз и направиться в самый центр, но в последний момент осознал, что все-таки для такого нужно выпить по крайней мере еще одну бутылку коричневого 40%-го парня.
     Шайка наркоманов скрылась из клуба, направившись, я полагаю, как раз в место настоящего отрыва для них. Стало очень интересно: прочитаю ли я завтра статью о том, что сына прокурора вновь поймали за приемом наркотиков?
     Играла какая-то музыка, но я даже не понимал, есть там слова или нет. Может, это из-за того, что в моей голове пелись дифирамбы? Летали кучерявые купидончики с голыми попками и нещадно пронзали мое сердце тысячами стрел под звуки арфы. Слащаво? Уж простите, я уже давно не то, что мальчик, а даже не парень — мужчина, как он есть. Могу я наконец влюбиться, в конце концов. Куда столько работать? Так можно и на работе в итоге жениться. А я тут понял, что не хочу этого что-то. Как-то с настоящей девушкой по приятнее что ли, наверное. А ты как считаешь, Джек?

     Уже полночь, встану ли я вообще завтра — я не знал, но это и не было интересно в данный момент. Интересно было ее, блин, имя, которое я так глупо и тупо забыл. Слушай, Джек, это из-за тебя, понял? То же мне, друг, называется.
     Ладно, время идет, а я так и продолжаю тормозить. Надо уже решиться правда поговорить с ней. Я же правда не мальчик, так чего колеблюсь как самый настоящий сопляк. Я нажал на кнопку. Ох, вот знали бы вы, какое танго сейчас отплясывает мое сердце, точно посочувствовали бы мне. Помню, такое было в школе, на уроках английского, который упорно мне не давался. И вот перед контрольными или, еще хуже — устными ответами на весь класс, сердце выдавало нечто похожее.

— Вы что-то хотели?

     Я поднял глаза, но мое сердце отреагировало первым. Сбоку от меня, вежливо улыбаясь, стоял молодой парень.

— А где…
— Если Вы про девушку, что обслуживала Вас, то у нее смена закончилась, и теперь обслуживать Вас буду я. — еще сильней улыбнулся он.

     Нет. Вы не можете так со мной поступить. Что это значит? Нет. Нет, пожалуйста. Ну как-так? Нет. Да вы, блин, серьезно? Мне стало так грустно, что алкоголь решил проверить, сможет ли он выйти наружу через глаза. Вот заплакать еще не хватало. Уж лучше потерять авторитет на танцполе.

— Если я понадоблюсь… — неловко добавил после молчания с моей стороны официант, — то нажмите на кнопочку. — и, не дождавшись ответа от меня, так же неловко ушел.

     Я опустошился. Разом. Весь мой разум, затуманенный алкоголем, прояснился, веселье улетучилось, Джек собрал вещи и ушел. Это был единственный день, когда я позволил себе расслабиться, когда я позволил себе помечтать о чем-то большем, чем просто работа, когда у меня были надежды. И именно сегодня меня вновь огрели тапком, приказав перестать думать о чем-то человеческом. Если человек создан для работы, то ничто остальное ему не полагается. Я могу мечтать только о новых клиентах, дорогих заказах и продвижение. Это все, о чем я могу мечтать. Работа.
     Попросив широко улыбающегося молодого парня счет, я оплатил сегодняшние посиделки, взял пальто и направился вниз. Завтра на работу. Нужно выспаться и с новыми силами возвращаться на привычное место. Нужно знать свое место.
     Пока спускался по лестнице, заметил, что играет песня MARUV «Shame On You». Слышал недавно ее в каком-то фильме, вроде, понравилась. На телефон внезапно пришла эсэмеска, и я достал его из кармана, на секунду прекратив шаг, чтобы сосредоточиться на тексте.

— Вот Вы и вышли на танцпол.

     Этот смех…
     Я резко поднял голову.

— Ну что, проверим, кто прав: я или Вы? — улыбнулась Она и, приятно покачиваясь под песню, отступила на шаг, ближе к центру танцпола, подзывая меня к себе.

     Джек отчаянно стучался в дверь, бил кулаками и умолял впустить его обратно. Но я не впустил.

Я был опьянен совершенно другой…

0
19.12.2020
Sae On the Moon (Saebyok13)

Чайка на Луне 따뜻한 부산 사람
Внешняя ссылка на социальную сеть
118

просмотров



1 комментарий

Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть