–Аманда, переходи на ручное управление! – голос капитана Грея в очередной раз разрушил моё ленивое наблюдение за приборной доской.

            Я не отреагировала. Ручное управление в этом квадрате – перестраховка. Корабль Грея,  угнанный им у Центра «Секрет» вообще податлив и реагирует даже на тихое прикосновение к рычагам. Я знаю толк в этом. Я ходила на многих кораблях, и почти всегда приходилось применять силу, чтобы выровнять курс, а «Секрет» слушается легко. В этом, надо признаться, и моё нежелание переходить на ручное управление – мои руки привыкли к тугим или расхлябанным рычагам, которые нужно было удерживать изо всех сил… здесь же, при плавном управлении я боюсь не рассчитать.

            Снова не рассчитать.

–Аманда? – голос Грея снова зазвучал через селектор.

–Да я десятки лет Аманда, – буркнула я, понимая, что Грей всё равно добьётся своего. Он очень большой перестраховщик! Он и с Земли успел удрать ещё героем, до того, как вскрылись его махинации с работорговлей и контрабандой, это и «Секрет» ему помогло угнать.

–Старпом! – голос капитана зазвучал уже не так мягко, как в первый раз.

–Есть перейти на ручное управление, – я капитулировала, потянулась к приборам, ну что за человек?

            Рядом со мной захрюкал, тщетно скрывая смех, Нико. Я скосила голову на его уродливую синюю голову, на щупальца…

            Нико принадлежал к расе стерпентов – обитателей Розовой Туманности.  В целом, похожи они на земных осьминогов, только больше, и ещё тельца имеют. Но такие же большие головы, щупальца с мерзкими присосками – из них выходят хорошие пилоты, говорят, из них часто формируют отряд боевых пилотов. Я не знаю, я не воин. Я всего лишь Аманда – нынешний предатель Центра и Земли, подельница капитана Грея, старпом «Секрета». Начинала я в лётной академии, начинала с амбициями, а потом перегорела. Рванулась к свободе, а получилось так, что попала в ещё большую неволю: путь на Станцию заказан, на Земле меня порвут за беззакония, вот и болтаемся без чёткой цели и плана.

–Что смешного? – поинтересовалась я, зная, что зря грублю стерпенту. Он хороший боцман, и Грей правильно взял его с собой, втроём мы можем управлять кораблём без проблем, не с лёгкостью, но без проблем. Вскоре, конечно, заведём настоящую команду. Собственную, с клерком и судовым врачом.

–Ты! – хрипло прокашлял Нико, обнажая в своей уродливой усмешке три ряда острых зубов. Даже странно, что при таких зубах все стерпенты травоядные – зубы у них ломкие, крошатся от твёрдой пищи и мясных волокон. Но, даже зная это – видеть пасть такого чудовища – жуть та ещё.

–Ну так посмейся, – предложила я, мою слабую попытку к пререканию прервал Грей, появляясь из коридора как умел только он – то есть вовремя  и тихо.

–Скандалишь? – поинтересовался он весело, обращаясь ко мне, – напрасно! Лететь ещё долго.

–Не скандалю. Видишь, какая покладистая, на ручное управление перешла, – я показала ему свободную руку, а другую, что лежала уже на правом рычаге, рванула в сторону чуть сильнее. Мелкая месть, но всё-таки какое-то удовлетворение. Нико вцепился всеми щупальцами в кресло, Грея отнесло к стене, но он успел устоять на ногах.

–Ох, какая я неуклюжая! – я с деланным сочувствием поцокала языком.

–Где тебя учили летать? – осведомился Нико, отходя от шока и перемещая свои щупальца на приборную доску, уже замигавшую жёлтыми огоньками в бешенстве от проделанного манёвра.

–На Земле! – я всплеснула руками.

–Не паясничай, – Грей не был настроен на головомойку, – переводи на автоматическое управление, разговор есть.

–Есть перевести на автоматическое управление! – на этот раз у меня пропало настроение пререкаться, и я просто сделала то, чего от меня ждали. Это его корабль, его путь, и я его человек.

            Грей уже ждал меня у коридора, Нико тактично сделал вид, что не замечает моего ухода, изо всех сил смотрел в приборную доску. Хороший малый. Хоть и стерпент.

–Ну? – я жала чего угодно, но, разумеется, ничего хорошего. Хорошее в коридорах не обсуждают.

–Альдебар ждёт рабов с Земли, – Грей не просто отвёл меня в сторону, он перешёл на шёпот, и это при условии, что единственный, кто мог нас подслушать, по роду своему глуховат.

–Ну да, мы обсуждали. Земляне не такие выносливые как те же этероки, но некоторые коллекционеры очень ценят эстетику человеческого тела, – когда-то давно я и помыслить не могла, что я, Аманда, выпускница лётной академии, старпом путевых исследовательских миссий буду так запросто рассуждать о работорговле. Но время изменилось. Я изменилась.

            Аманда, которая была раньше робкой и послушной Станции, Центру и служила Земле, больше нет. Её поломало, пережевало и выплюнуло, оставив оболочку и имя, начинило чем-то чужим, и теперь Аманда говорит о рабстве, о торговле людьми и контрабанде также легко, как об ужине.

–Да-да! – нетерпеливо прервал меня Грей, – земляне как экземпляры ценны, и за них платят.

            Я прищурилась:

–Грей, мы не взяли заказ Альдебара! Ни тебе, ни мне, ни «Секрету» не дадут спуститься на Станцию. Мы для Земли вне закона. За тобой шлейф преступлений пока ты был в чести у Центра, потом угон и вот теперь ещё и все наши…

–Да, но заказ…

–Нет, Грей! – я повысила голос, наплевав на осторожность. – Мы не полезем на Землю! Нас арестуют, казнят. Ты этого хочешь?

            Наверное, что-то было во мне такое, что остудило его пыл. Грей отступил на шаг, затем кивнул:

–Да, мы не полезем на Землю. Земли для нас нет. Для нас только бесконечность космоса и невольничьи рынки. Мы не можем полететь на Землю, но это не значит, что мы е можем взять заказ Альдебара.

            Теперь отшатнулась уже я. Я ещё не представляла, что услышу, но мне уже не нравилось.

–На меня вышли люди с Земли!

            Ну вот что-то такое я и предполагала.

–Кидалово, – мрачно отозвалась я. – Сам не чуешь?

–А если? – Грей пожал плечами. – Я согласен, дело подозрительное, но когда я был ещё капитаном Центра, я сам выходил на торговцев и контрабандистов, которым путь на Землю заказан.

–А, так вот как работает наша служба безопасности! – я фыркнула, – и за что только платили этим мордоворотам? За обыск невинных судёнышек?

–Служба безопасности здесь не при делах. Они делают так, как положено по протоколу, – я не ждала ответа, но Грей почему-то решил мне разъяснить. – Просто их протокол кто-то формирует, подписывает… понимаешь?

–Это уже не имеет значения, – я отмахнулась, – от темы не увиливай.

–Хорошо, – Грея приободрило моё покорство, он вернулся к деловому шёпоту, – со мной связались люди с Земли, начинающие работорговцы. Хотят предложить свой товар. У них есть лицензия на мелкие вылеты. Предлагают встретиться на Перевале.

–Ну а где ещё! Самое обиталище…

–И обсудить, – терпеливо перебил Грей, – цены. Покажут товар.

            Я помолчала, потому что мне всё ещё не нравились его слова. Интуитивно, если угодно. Грей же ждал решения, и решил, что я молчу не от мрачности, а от того, что жду ещё каких-то слов от него, потому поспешил:

–Что скажешь?

–Кидалово, – повторила я. – Звучит именно так. Нам сейчас нужно быть осторожными. Твой корабль знают. Тебя и меня объявили в розыск. Даже если допустить, что те юные работорговцы реальные ребята и их план не является разработкой Станцией по нашей поимке, это всё ещё звучит бредом. Перевал – место заправки многих кораблей, в том числе и боевых, в том числе и земных, и патрульных. Если тебя узнают?  Если узнают корабль?

–Поэтому я и спрашиваю твоего мнения, – объяснил Грей, – риск я понимаю, не думай, что я идиот. Но сама представь: а если выйдет? Такие деньги, как Альдебар может заплатить далеко не всякий работорговец. Да и товар первоклассный обещали!

–Мне не нравится, – категорично отозвалась я, – перечить тебе я не стану, ты капитан, но моё фи ты должен знать. Мне не нравится.

–Можешь не идти, – он усмехнулся. – Отведи «Секрет» в бухту Покоя, и если я не объявлюсь в условленный час…

–Завали! – обозлилась я. – В трусости меня ещё никто не обвинял.

–Тебе же не нравится!  

–Я просто рассуждаю логически. И логика подсказывает, что дело нечисто.

–Я не настаиваю на твоём присутствии! – Грей знал, как меня выбесить, знал он это с самого начала. Ещё на Земле, когда я была верна закону, мне довелось оказаться на его корабле впервые. Тогда моя недолгая служба закончилась дисциплинарным взысканием – я оскорбила Грея при всей команде. Он этого не прости, не оскорбления, нет. Публичности не простил.

–Спустимся до входа в Перевал в челноке, – я решила перестать поддавать на провокации этого человека хотя бы через раз, в конце концов, у меня есть гордость! – у Входа отпустим наш челнок, возьмём в аренду перевальный – он, конечно, расхлябан будет, но если что – установить нас будет сложнее. Голограмму документа надо будет чуть поправить… наши личности легко идентифицировать.

            Как только нас объявили вне закона, так и начались эти проблемы. Мы сбежали, сбежали, что хуже, с кораблём, и Станция аннулировала наши паспорта – тонкие полоски голограммы с нашими именами, должностями, словом, прощай, законная таможня, прощай, биржа труда, прощай лазарет! Мы, конечно, чуть-чуть покорпели над документами, и теперь наши паспорта выглядели как будто бы голограмма не прогрузилась до конца. Для таможенника, кадровика или чиновника любой планеты это не обманка – они прекрасно знают, что такое непрогружённая голограмма, но для мелкого народца это срабатывает – мы все смотрим документы мельком, чтоб они были.

            Проблема же с документами за нами тянулась кровавым хвостом. Сколько было уже погонь, да и чего греха таить – убийств… но мы пока не могли решить эту проблему и приходилось регулярно подправлять голограмму, так как она имело отвратительное свойство восстанавливаться в первозданном виде.

–Если нас возьмут, я буду всё валить на тебя, – пригрозила я, Грей усмехнулся. Мы оба знали, что мне это не поможет – я сама запачкала руки в крови не меньше.

–Надеюсь, нас не возьмут! Не хочется лишаться такого хорошего старпома, – Грей пошёл обратно к Нико и капитанскому мостику. Я не удержалась и спросила вдогонку:

–И это всё?

            Он замер. Конечно, он знал. И я знала. Недосказанность стала нашей тайной, обязательной частью игры, которой мы заменили наше служение Центру, Станции и Земле. Ни он, ни я не сказали друг другу очевидного и не планировали говорить, оба не зная, как реагировать на то, что может прозвучать.

–Нет, конечно, нет, – Грей взял себя в руки, – не только старпома, но и подельника. Нико, доложи курс?

***

            До спуска оставалось около получаса. Грей пошёл связываться со своими «людьми с Земли», или, как я мысленно их уже окрестила «охотниками за головами». Мне виделось два варианта: первый – это настоящие работорговцы и отъявленные мерзавцы, которые пробивают себе путь в космос. Второй – это подсадные утки Центра, который не сумев нагнать нас в Туманностях, перешёл на хитрость, но очевидно – не забыл. Да и как забудешь? Мы отметились в космосе уже неплохо. До славы самых богатых торговцев рабами и контрабандистов нам далеко, но всё же – про нас уже слышат. Вот кто-то и предложил Альдебару предложить заказ нам.

            Откровенно говоря, я понимаю Грея. Заказ от Альдебара – это пропуск в мир настоящих денег. Здесь есть и связи, и возможность заменить документы, и пролететь через таможенные контроли, словом, здесь другой уровень, уровень, на который немалая часть общества научилась закрывать глаза.

            Но риск, риск! Неужели я стала разумнее Грея? Впрочем, разумнее ли? Легко говорить и думать, что «я бы отказалась» от такого жирного заказа, потому что не мне этот заказ поступил! И не я отказывала. А так? услышь я подобное, отказалась бы? Стала бы искать возможность выкрутиться для такого куша?

            Я не знаю. Я уже ничего не знаю.

–Ты грустишь? – Нико с трудом давались шипящие звуки. Я вынырнула из своих мыслей, взглянула на него: неужели я долго просидела в задумчивости и он меня заметил?

–Грущу? Да, пожалуй, грущу.

            Сложно объяснить. Мне ничего не грозит, но в то же время я вечно на волоске от смерти. А ради чего? А ради чего я рисковала в Центре? Ради Земли? Нет. ради себя. Ради славы, которую так и не познала.

–Причина? – деловито спросил Нико.

            Я пожала плечами:

–Это людское.

–Это Грей? – Нико не унимался. Странно, обычно он не отличался таким желанием залезть в душу своими щупальцами. – Слушай, Аманда, на нём космос не сошёлся! Тебе о себе нужно думать.

–Это не…

–Дай сказать! – Нико вдруг заторопился, словно у него было мало времени,  Грей не всё! Понимаешь? не всё! О себе подумай. Помочь себе можно, если помочь другим. Понимаешь?

            Я понимала смутно. Но на моё счастье появился Грей:

–О чём говорим? – он был бодр, видимо, переговоры прошли удачно.

–Куда отвести «Секрет», капитан? – спросила я, наблюдая за удивительным поведением Нико, который вдруг снова впился в приборную доску с такой важность и внимательностью, будто не было ничего более значимого.

            Странные эти существа! Чего наговорил?

***

–И это ваш высший класс? – спросил Грей, не скрывая презрения.

            Я привычно молчала. В товаре я ещё не разбиралась. Я сама человек, и этот факт не исправит ничего. конечно, я понимаю, что физическая крепкость и здоровый цвет лица – это уже показатель высокой цены, но определять на глаз примерный вес, обхват груди, бёдер я не умею.

            Спуск на перевал прошёл без сучка, без задоринки. И даже нашли мы «охотников за голова», добрых соратников с Земли неожиданно легко – на вид пара вполне зрелых мужчин, ничем не выдающихся, ничем не примечательных – я бы прошла мимо и не заметила, не обратила бы внимания.

            Да и звали их невзрачно: Джей и Джек. Наверное. Рабочие клички. При этом я даже толком не сообразила, кто есть Джей, а кто Джек. Да и вообще я молчала. Грей говорил, и вёл себя так, словно меня рядом нет, но я уже научилась на это не обижаться – для всех клиентов и «коллег» на подобного рода встречах я выглядела от этого значительнее, и Грей приобретал таким образом чисто психологический вес.

            Всё, что требовалось от меня – наблюдать, и я покорно наблюдала. И не оставила своей привычки и своего дела даже тогда, когда пошли, наконец, смотреть товар, или, говоря проще, договариваться о цене.

            Все осмотры рабов, да и вообще товара на подобного рода встречах преследуют одну цель: заработать. При этом покупатели, в данном случае мы с Греем искали изъяны, всячески демонстрировали отсутствие качества и товарного вида, а торговцы нахваливали свой товар, приписывая ему поистине удивительные факты.  И здесь уже не имело значения – живой товар или нет – суть оставалась.

–Костляв! – поморщился Грей, ткнув рукой, затянутой в перчатку в грудь представленному юнцу с номером «18/32/А». номеру «18/32/А» было явно холодно, милостью хозяев Джека и Джея рабы не были обнажены донага, они сохранили лёгкие накидки, но здесь не было отопления или генератора, словом, властвовал ветер и даже я, через плащ и перчатки ощущала холод. Чего же ждать от шести рабов, одеянием которым служило что-то по плотности простыни, неприкрывающее рук и ног?

–А эта толста! – Грей оглядел стройную красавицу, не посмевшую, как и все рабы, даже взгляда поднять. А что, Джек и Джей хорошо их выдрессировали!

–Зато косы какие! – заметил один из торговцев. – Взгляните, взгляните!

            Грей брезгливо поднял шёлковый локон девушки, поморщился:

–Накладные!

–Чистый продукт! – возмущение не замедлило проявиться. – Это самая красивая девушка, первоклассный товар! Взгляните на то, какая узкая у неё стопа…

–Кривая, – отозвался Грей.

–А лодыжки? А какие длинны пальцы на руках? Из неё можно сделать прекрасную музу! Это настоящая жемчужина для любого коллекционера!

–Сколько за эту, – Грей небрежно кивнул в сторону девушки. – А ещё за этого и вон того?

            На этот раз его кивки достались юноше «18/32/А» и мужчине с более спортивным и тяжёлым сложением, который был в светящихся синим светом цепях, готовых вырубить его разрядом, и все равно был грозен в своём могучем росте.

–Три тысячи серебром, – отозвались мгновенно торговцы.

–Чего? – возмущение Грея было насквозь искренним, даже я поверила ему на мгновение, пока не вспомнила, что такое Грей на самом деле. – Да им красная цена полторы тысячи за всех троих, и то, только благодаря нашей щедрости!

–Идёт! – поспешно согласились торговцы в голос и мы с Греем переглянулись.

            Я очень люблю злорадствовать, напоминать, что я предупреждала и я говорила! Но сейчас злорадствовать не пришло мне в голову. Пришёл страх.

            Какова вероятность, что торговцы с Земли, завладев прекрасным товаром, продадут его не торгуясь, за половину заявленной стоимости? Тут есть два варианта: неопытность и подсадка. Первый вариант рассыпался от того, что эти торговцы владели кораблём, знали, как на нас выйти, и что мы ищем. Плюс имели прекрасный товар. Вряд ли они были наивными и желторотыми настолько, чтобы не соображать ничего и легко согласиться! А значит… значит, всё-таки, Центр! и эти торговцы, а скорее всего, и рабы, не торговцы и не рабы, а оперативники Центра, заманившие нас в ловушку.

            Грей смотрел на меня с мрачностью. Он не любил проигрывать.

            Торговцы сообразили, что что-то не так и занервничали:

–Товар-то брать будете?

– Конечно, – улыбнулся Грей, слегка поворачиваясь к торговцам, – вы щедры. Очень щедры. Чем мы можем отблагодарить вас за такое предложение?

            Ответить он им не дал. Бластер мелькнул в его руках так быстро, что даже я не успела заметить, а ведь я знаю Грея! Но мгновение! Одно мгновение – и синеватый всполох уже впечатался в лоб то ли Джея, то ли Джека и парализовал его тело смертью.

–Именем Земного…– второй попытался действовать по протоколу, но его пристрелила уже я. однако, я не была такой быстрой, как Грей. Никогда не была, и поэтому пропустила тот момент, когда то ли Джек, то ли Джей, то ли ещё кто нажал на маленьком пульте кнопочку, освобождая рабов, которые, конечно, не были рабами, и преследовали лишь одну цель: наш арест.

            Шестёрка «рабов» рванула к нам, отделяя друг от друга. Профессионалы, чтоб их!

–Я говорила! – бластер выбили из моих рук до того, как я успела прицелиться в лоб нападающей на меня красавице. Но я никогда не полагалась на стрелялки, и пока в академии учили орудовать из бластеров, я осваивала немного другой навык.

            Красавица повалила меня на пол, оказавшись неожиданно тяжёлой и цепкой, мгновение, вдох…и она осталась лежать на мне окровавленной, из бока у неё сочилась беспощадная кровь. Я пнула её, особенно не примериваясь, рассчитывая спихнуть, она хватала меня, пачкала кровью, не желала отпускать и не могла вскрикнуть – я знаю куда бить кинжалом.

            Но нас расцепили грубо. Чьи-то руки рванули меня из-под умирающей, рванули очень грубо, так, что я проехала по спине по полу, неслабо приложившись к какому-то выступу, тряхнули вверх, заставили вытащить вперёд руки:

–Именем Земной Станции вы, Аманда, известная как…

            Я прекрасно знала и без него как именно я известна, потому то, что ему не удалось договорить, на меня не произвело особенного действия.

            Щупальца – безобразные, с присосками, оттянули неудачного агента от меня, перемололи. Да, у этих «осьминогов» могут быть плохие, пригодные лишь для травы зубы, но про щупальца их никто не говорил.

–Нико! – я была рада, что этот отвратительный стерпент последовал за нами. Теперь наши силы были равны, и пока Грей боролся со своими врагами, мы с Нико, как заправская, привыкшая к дракам парочка, порвали ещё двоих.

            Наконец всё было кончено.

***

–Я говорила, – напомнила я, пока Грей перевязывал окровавленную левую руку. Благо, хоть левую. Он успел подставить её под удар энергетической цепью, и руку немного рассекло, но не будь это рукой – попало бы по голове. – Я говорила?

–Замолчи, – попросил Грей, теперь на нём не было ни тени бодрости, лишь измотанность и усталость. Мы вернулись на «Секрет», пожурили в шутку Нико, который нарушил приказ Грея и последовал за нами, и тут же обняли его – сегодня мы были обязаны ему жизнью.

            Нико расчувствовался и обнял нас всеми щупальцами, и я даже умудрилась не поморщиться.

–Замолчу, – пообещала я, у меня гудело в голове, меня умудрились всё-таки приложить об пол, и сейчас тело напоминало мне об этом, начинало ныть. – Замолчу, когда признаешь, что я говорила!

–Говорила! – Грей поднялся в раздражении, отшвырнул вскрытую упаковку с крио-бинтом. – Ты молодец, честь и хвала! А я идиот!

–Извини, – я устыдилась. – Я тоже не права. Я ведь пошла, а надо было настаивать, надо было…

            Я не знала, что именно мне надо было делать, но мне с самого начала не нравилась эта идея, и я должна была что-то предпринять, или сейчас не накидываться на Грея со злорадством.

–Пойду напьюсь, – Грей, чуть шатаясь, пошёл к дверям, и я не нашла слов, чтобы поддержать его, или остановить. Мы оба знали, что убийство кучи земных агентов – это предательство какого-то канала связи, это хвост в недалеком будущем, и, быть может, пара-тройка скомпрометированных убежищ и клиентов. Кольцо сжимается, и мы остаёмся в нём, на что-то уповая.

            Грей ушёл, я осталась стоять дура-дурой. Нико напомнил:

–Всё обошлось.

–Да, верно! – я ухватилась за эту мысль. – Обошлось, да. Ещё обошлось.

            Завтра, кто знает, может и не обойдётся, но сегодня мы ещё остаёмся жить.

–Но так долго продолжаться не может, – Нико угадал мои мысли. – Тебе надо помочь себе, если ты не хочешь прожить так, и сдохнуть однажды в каком-нибудь ангаре с рабами.

–О чём ты…– у меня ещё гудела голова. Я слабо соображала, но даже этого мне хватило, чтобы понять, что мне сейчас опять не понравится то, что я услышу.

–Помоги себе. Некоторые торговцы хотят смерти Грея. Он успел наворотить много дел. Ты можешь примириться с ними, продолжить его путь, но по-честному! По-хорошему. его дела слишком грубые, а сам он рубит с плеча, и это лучшее, что ты мо…

            Стерпент был глухим по роду своего происхождения. Именно это позволило мне спокойно вытащить бластер и выстрелить в огромную уродливую голову, не позволяя последним словам сорваться из его поганого рта.

            Я предам Грея, да, однажды предам. Но я сделаю это для себя и по своей, и тогда, когда это решу я, а не какой-то паршивый осьминог!

–Что это было? – Грей появился мгновенно. Обещал же напиться, а нет, ещё даже не приступил к самопопойке.

–Он нас выдал Земле, – солгала я, наступая ногой на ещё шевелящиеся липкие щупальца.

            Грей только выругался.

 

 

 

 

21.11.2022
Прочитали 13
Anna Bogodukhova


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть