НФТ — жизнь

Питер Уэлч верил в силу доллара и жадность людей. В юном возрасте, ему было семнадцать с небольшим, он впервые столкнулся с миром финансовой торговли. Тогда его знакомый, парень по имени Уолтер Харди, похвастался, что отец подарил ему на день рождения три акции компании «Apple». Эти акции взлетели до небес, когда IT-гигант представил на рынке первый «IPHONE», и Уолтер разбогател. Так казалось Питеру. Легкие деньги, азарт.

Питер стал внимательно следить за рынком, попросил своих родителей подписаться на журнал «The Economist», и с головой погрузился в мир котировок, ценных бумаг и торгов. Больше всего его притягивало то, как легко взлетали цены на те или иные позиции, стоило только появиться новостям об успехах фирм. Домохозяйки, заводские рабочие, торговцы, учителя, машинисты и множество других, ничем не примечательных людей, бежали вкладывать свои сбережения в то, что, по их мнению, должно было иметь оглушительный успех. И оно имело. Стоимость акций увеличивалась, раздувалась словно мыльный пузырь, а люди все продолжали нести свои деньги, покупая их все дороже и дороже. Питер понимал, это все – жадность. Острое желание человека иметь больше, делая меньше. И, как только механизм давал сбой, эта же масса трейдеров обрывала телефоны своих брокеров с требованием срочной продажи. Цены падали, бумаги дешевели. И так до бесконечности, из раза в раз. А Питер наблюдал, делал выводы, записывал и вклинивался в процесс в самый удачный момент. Купи подешевле, продай подороже, заигрывай с рынком, приманивай его. И потом подсекай. Легкие деньги, азарт.

Питер разбогател. Разбогател по-настоящему. Его убеждения подкрепились знаниями. А это породило самоуверенность, из побегов которой проросли гордыня и непоколебимая вера в собственную исключительность. Уэлч владел массой ценных бумаг, цена которых росла, увеличивалась как снежный ком, несущийся с горы. Он с легкостью продавал и покупал, а деньги все пополняли его банковский счет. Но, однажды, его постигло сокрушительное фиаско. Он замахнулся на очень большую рыбу.

Как-то он узнал, что готовится выход необычного мобильного приложения. Компания, разрабатывающая его, имела довольно богатый опыт в своей области, но за продолжительное время звезд с неба так и не нахватала. Но это разработка, слух о которой неуловимым шепотом пробежал в брокерском комьюнити, поразила Питера. И тогда он поддался жадности, чрезмерно поверив в свое чутье. Сразу после анонса разработки, фирма выпустила внушительный IPO, и Питер намеревался скупить максимально много акций. Обезумевший от перспектив, он занял огромные деньги. И потом случился провал. Не доведя до релиза, компания-разработчик потеряла основную команду программистов. На этой новости стоимость акций спикировала вниз, нанеся первый удар по благосостоянию Питера. А потом случился второй – видя тенденцию, владельцы компании свернули сложную работу и ценные бумаги откатились еще больше. Крупная финансовая неудача для них, но сокрушительное поражение для Уэлча.

Инвесторы Питера не запоздали. Довольно скоро он лишился не только своих ценных бумаг, но и репутации. В успешном и дальновидном брокере теперь видели азартного, увлекающегося и импульсивного человека, которому страшно доверить свои деньги. Клиенты уходили, долги множились. Неспособный быстро сменить вектор своей жизни, Уэлч сильно страдал. Его самолюбие было уязвлено, по гордости нанесен сокрушительный удар. И только вера в собственную исключительность никуда не делась.

Конечно, какие-то небольшие средства у него оставались. Можно было устроиться на зарплату, влиться в массу обыкновенных людей, и, в общем-то, жить вполне сносно. Но он так не мог. Все его нутро, каждая клеточка организма противилась подобной судьбе. Он скорее бы утопился, умер с голоду, в наркотическом угаре шагнул в окно, чем опустился до жизни обывателей. Настолько он верил в свою особенную природу, природу moneymaker. И сдаваться не собирался.

В тот год мир сошел с ума. Общество потребления, слепо, бездумно гналось за трендами. Иметь уникальное виртуальное животное становилось престижно, и люди, за огромные деньги покупали ничего не стоящие цифровые модельки. Пришла эпоха NFT. И это в очередной раз утвердило в Питере – люди алчны и глупы. Этот путь казался верным. Легкие деньги, азарт. Погрузившись в мир токенов, он понял, что поставить покупателям уникальный товар будет совсем непросто. За что бы он ни хватался успех не приносило. Цифровые подписи, уникальные рисунки, 3D-модели, репродукции, звуки – всегда чего-то не хватало. Бизнес не строился, фортуна раз за разом обращалась к другим. Питер кипел, в бессильной злобе он поносил современное общество, глупых, жадных людишек, готовых продать собственную мать, лишь бы была уникальность.

Продать мать…

Продать мать…

Сначала он отметал идею, боялся даже обличить ее в конкретную мысль. Ему было страшно, что как только он все продумает, это окажется привлекательной моделью, от которой он не сможет отказаться. Продавать человеческие жизни. Сделать токен из каждого. Уникальность, исключительная редкость и безграничный запас материала. То, что даст другому человеческому пороку, жажде власти, максимальное удовлетворение. Но как он ни силился, как ни старался думать о другом, эта идея ввинчивалась ему в разум, заполняла его, требовала своего рождения. Питер не мог пойти против своей природы, не мог, но очень хотел.

В тот вечер он напился. В ход шло все – виски, ром, водка, пиво. Он туманил свой ум, он бил его, он старался изорвать идею в клочья в зародыше. Он был готов заключить сделку, стать обычным гражданином, кем угодно, но не втягиваться в это. Не брать на душу грех. Возлияния закончились в маленькой съемной квартирке Питера, в которую он был вынужден переехать после фактического банкротства, где-то рядом со старым кожаным диваном. Он провалился в тяжелый сон. А на утро идея поглотила его.

Что такое человеческая жизнь? Набор ноликов и единичек, безличный, лишенный эмоций и памяти. У него нет прошлого, нет будущего. Строчка, отображаемая на экране монитора. Имя, фамилия, адрес. Все. Этого достаточно. Токен состоит из двух частей – черная и белая карточка с датой исполнения, как у срочных бумаг. Только без дивидендов. Белая – и человек будет жить, черная — и его жизнь оборвется. Все. И ничего больше. А на счет деньги, большие деньги. Первым токеном был выставлен Джордж Клауд – его Питер нашел на фейсбуке. Портовый рабочий, житель грязного квартала на границе города. Одинокий, среднего возраста, черный. Его токен продался за 200 тысяч долларов и, в условленное время, покупатель прислал белую карточку. Потом была Салли Уитек, домохозяйка из соседнего городка, примерная жена. Снова белый, а на счет упали полмиллиона. Потом трое черных парней – за каждого предложили, как за Салли, и снова белая карта. Питер расслабился. 

Жизнь перестало штормить. Привычный уклад стремительно возвращался. Снова дорогие обеды, одежда, машины. Он вернул по закладной свой дом, прикупил землю и стал сдавать ее в аренду какому-то фермеру из Кентукки. Старые друзья возвращались, снова приглашали на биржу. Но таких легких денег он не получал никогда, и возвращаться не собирался. 

Черная карта пришла неожиданно. Герберт Филлипс, двадцать четыре года, начинающий юрист. Срок исполнения – три дня. Цена токена – миллион. Обязательства – видеозапись. Питер даже не собирался исполнять его, но покупатель сопроводил ответ письмом, и в нем была угроза – в случае неисполнения полиция получит все данные на продавца. Сначала Уэлч отнесся к угрозе спокойно. Ну кто, как, сможет принудить его? Разве это реально? Он аноним, на другом конце тоже. Реальный только Герберт Филлипс. Его жизнь – черная карточка, срок – три дня. Но деньги, деньги. Жадность, азарт, сила доллара, репутация. Кровь кипела, страх и сомнения, то человеческое, что жило в нем, требовало остановиться. Но нутро, природа, а может, уродливая личность, все же склонили чашу весов к исполнению.

Герберт Филлипс прогуливался по парку. Сумерки. Тишина. Молодой человек присел на скамью, рядом подсел респектабельного вида мужчина. Они заговорили. Герберту нравилась беседа. Умный, рассудительный человек, чем-то соответствовал той модели, тому образу, к которому юрист стремился сам. Они и не заметили, как стемнело.

Питер невидимым движением достал из кармана молоток. Парень продолжал говорить, он явно вошел в раж. Свободной рукой Уэлч достал смартфон и перевел его в режим видеосъемки. Рука покрылась испариной, дрожала. Подступала тошнота. Нужно действовать быстро, иначе юрист все заметит. Сейчас, пока он отвлечен. Молоток с хрустом опустился ровно по центру головы и вошел по рукоятку в череп. Хруст был как от сломанной ветки, или будто проломил лист фанеры. Удивительно, но в глазах жертвы он даже смог прочесть недоумения, прежде чем тело в конвульсиях повалилось на землю. Мозг белой кашей вывалился из проломленной головы. От этого зрелища Питера вырвало, что дополнило страшную и омерзительную картину. Пошатываясь, стараясь не шуметь, он избавился от молотка (накануне он очень подробно изучил, как заметать следы преступлений) и вышел из-под сени деревьев. И вот тут его накрыло. Захлестнуло такой сильной, мощной волной, что он даже пошатнулся. Эндорфины, микроскопические химические соединения, хлынули по нейронам мозга. Счастье – безграничное, колоссальное. Это было лучшего всего, что он когда-либо делал. Лучше, чем секс, наркотики, выпивка. Даже лучше, чем деньги. И это поглотило его.

Теперь Уэлч вожделенно ждал черных карточек. Каждый раз, отправляясь на дело он брал с собой заряженный смартфон, готовый к записи. И для покупателя, и для себя. Это было настоящее, чистое искусство. Список «черных» был такой:

Саманта Грей, аптекарь. Орудие – молоток. Место – темный двор, возле ее дома. Цена – 3 миллиона.

Эдвард Смит, дорожный рабочий. Орудие – шнурок. Место – пассажирское сидение угнанного «Форда». Цена – 2 миллиона.

Элизабет Бердж, школьница. Орудие – нож (ее он еще и изнасиловал, но это было для собственного удовольствия). Место – парковая зона. Цена – 4 миллиона.

Руперт Вонг, продавец комиксов. Орудие – топор. Место – туалет магазина. Цена – 1 миллион.

Говард Лидс, пенсионер. Орудие – пистолет. Место – задний двор собственного дома. Цена – 3 миллиона.

Антоуана Эви – садовник. Орудие – секатор. Место – тротуар под мостом. Цена – 1,5 миллиона.

Питер парил. Ему казалось, что он Бог. Он не просто лишал людей жизни, но как настоящий хозяин позволял распорядится их судьбой другим. Его извращенное сознание перестало отличать плохое от хорошего. Ему даже не нужны были деньги. Лишь цель и ощущения полной власти. Он упивался, глядя в тускнеющие глаза жертв, он издевался над еще теплыми трупами, он рвал их в клочья. Рассудок уже оставил это животное, Уэлч жил первобытными инстинктами убийства и жажды крови. А деньги все шли и шли. Единственное, что еще ограничивало его, это обязательства перед покупателями. Как был он ни хотел, но не позволял себе убивать тех, кому была дана белая карточка.

Его жизнь превратилась в реки крови. Он уже не пытался оправдать перед собой свои действия. Его удивляло только одно –почему он еще на свободе? Где полиция, ФБР, где все? Конечно, он оставался очень осторожным, практически тенью. Но все таки?

До конца года ему пришли еще три черных карточки, и Питер сделал себе подарок на Рождество. Первую жертву (Джек Харрис, автомеханик. Орудие – автомобиль в мастерской. Место – автомастерская. Цена – 2 миллиона) он медленно придавливал установленным на кронштейне автомобилем (предварительно оглушив человека и разместив его в нужном месте), пока хруст костей не закончился, а из-под колес не полетели брызги крови. Второго человека (Эдвина Холмс, бариста. Орудие – стул. Место – парковка кафе. Цена – 4 миллиона) он забил стулом прямо посреди пустынной парковки. Третья цель (Хелен Хопкинс, регулировщик железнодорожного переезда. Орудие – поезд. Место – железнодорожный переезд. Цена – 5 миллионов) он столкнул под проносящийся поезд. И каждый раз он был счастлив.

После вечеринки в рождественскую ночь, изрядно накачавшись спиртным и кокаином, он вернулся домой и вышел на НФТ-биржу. Хотелось предложить себе и покупателям что-то такое, чего еще не было. Что-то, что вызовет новые чувства, пустит адреналин в кровь, разорвет его и соберет заново. И воспаленный мозг придумал только одно – он выставил на торги свою жизнь. Черная карточка.

Питер Уэлч, торговец НФТ. Цена – 4 миллиона. Срок исполнения три дня. Доказательство – видео.

Питер уснул, так и не осознав своих действий.

На третий день.

Камера настроена и включена. Алкоголь выпит. Амфетамины и кокаин употреблены. Он стоит на табурете, голова уже в петле. Глаза дикие. Пульс зашкаливает. Обязательства. Идет стрим. На обратном конце, защищенным каналом, смотрит единственный зритель. Какой-то садист, заплативший 4 миллиона. Питер слышит из динамиков его сопение, кряхтение. Потом сиплый голос произносит короткое «Пора», и Уэлч отталкивает табурет.

 

01.04.2021
avataravataravataravatar
Василий Караваев
206

просмотров



2 Комментариев

Оставить комментарий
Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть