В квартиру молодого писателя Лавронова, что часом ранее ушёл на прогулку, внезапно постучали. В это время его жена разбирала утреннюю почту, принесённую их служанкой Лидией.

– Кто там? – спросила Лавронова, отложив письма и направляясь в сторону запертой двери.

– Донский это, – послышался приятный мужской голос за дверью. – Открывайте, Мария Степановна. Я по делу пришёл.

– Не сомневаюсь. Вы, батюшка, никогда так рано не приходите.

 Лавронова открыла дверь и в пустую, маленькую комнату вошёл пухлый мужчина, укутанный во всевозможные шарфы и длинное серое пальто.

– Всё же вы подмечаете, Мария Степановна, да не всё делаете.

– В каком смысле? На что вы намекаете?

– Я ни на что не намекаю, а говорю весьма прямо. Если мне не изменяет память, всеми делами вашего мужа, господина Лавронова, занимаетесь вы?

– Именно так. И к чему вы ведете, позвольте узнать?

– К тому, что ваш муж, премногоуважаемый господин Лавронов, за издание своей статьи должен нашему издательству около ста рублей. Надеюсь, что вышесказанная сумма будет выплачена в мною назначенный срок?

– Боюсь, Николай Алексеевич, что вы запамятовали. Я уже выплатила вашему издательству ровно сто рублей месяц тому назад.

 Донский, опустив голову с чёрными на ней волосами, стал громко смеяться и, вытирая платком слёзы с глаз, запинаясь, стал говорить:

– Нет-нет, Мария Степановна. Вы ошиблись. Никаких денег вы и ваш муж нам не выплачивали.

– Ну уж нет, Николай Алексеевич, у меня с памятью, слава богу, всё в порядке, а вот у вас, как я вижу, не очень. Так вот, чтобы развеять тени вашего сомнения, прошу вас ознакомиться с данной распиской, которую вы же выдали мне месяц тому назад, в вашем издательстве.

 После этих слов, Лавронова вытащила из одного маленького ящика рабочего стола пожелтевшую бумагу, на которой аккуратно были выведены чернильные буква, а внизу красовалась длинная подпись с различными закорючками.

Расстегнув пальто, и вытащив из кармана клетчатой жилетки пенсне, Донский одел его на нос и стал читать поданную ему бумагу.

– Как это я запамятовал? – удивился он, дочитав расписку до конца. – Мне кажется, что произошло некое недоразумение.

– Именно так, – согласилась Лавронова, сложив перед собой руки. – И если вы не покинете мою квартиру сию же минуту, я заявлю на вас в суд, за так называемое мошенничество.

 Сняв с носа пенсне, Донский отдал бумагу Лавроновой и снова начал говорить:

– Конечно-конечно. Я пойду? – улыбаясь, спросил он, попятившись к входной двери.

– Идите. И более прошу не беспокоить.

– Конечно-с.

 Когда издатель покинул пределы квартиры четы Лавроновых, Мария Степановна заперла дверь на ключ и вновь принялась разбирать груду присланных ей писем.

0
05.07.2020
avatar
138

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть