Небо на двоих. Глава 34

Прочитали 80
18+

…Вода. Так много воды. Тихой, спокойной. Господи, как хорошо! Прохладно, приятно… Она открыла глаза и увидела цветы. Много цветов. Крупных, сиренево-розовых, прятавшихся среди изумрудной зелени, опускавшейся к воде, тонувшей в ней, качавшейся на ряби от ее, Мэри движений. Свет… Нет, не солнце, не обжигающие, жаркие его лучи. Глубокие сумерки перед дождем. Сумерки, крадущие цвет и очертания, тень, дарующая сладкую тайну… Кто это? Чьи-то голоса, плеск воды. Голоса приближаются, плеск все громче – кто-то плывет к ней. Мэри повернулась, подняла голову… Эдди! Ричард! Они плывут к ней, такие радостные, веселые, молодые!

-Вот ты где!!.. Эдди, лови ее, а то опять уплывет!

Волосы Ричарда мокры от воды, капельки на лице и глаза… Такие огромные, такие ясные, ярко-голубые!.. Но вот сильные руки обхватывают ее и прижимают к груди. Эдди… Мэри оборачивается, падает в его теплый взгляд и хватается за его плечи, обнимает его, что есть сил.

-Эдди! Мой дорогой…

Губами к коже, грудью к груди – изо всех сил!

-Мой родной…

-Тише, тише… Только не плачь! Не реви! Ну что ты?! Я же здесь! И Ричард тоже… Детка моя…

Эдди шепчет ей на ухо, целует через каждое слово и прижимает к себе все крепче и крепче.

-Я с тобой! И я вам что-то покажу. Тебе и Ричарду. Ладно?

-И ты не уйдешь больше? Не уйдешь, Эдди?

-Глупая девочка!

Он отстранился и прихватил ее пальцами за щеку.

-Ну, когда я уходил?! Разве ты чувствовала когда-нибудь, что меня нет? Тебе могли помешать почувствовать, но я-то всегда был рядом. Ясно? И это никогда не изменится. Никогда, слышишь?.. Ричи, держи ее. И покрепче!

В мгновение ока руки Ричарда перехватили ее и крепко сжали ее за запястья. И тут же его глаза. Его взгляд, проникший до глубины ее души.

-Где ты была? Ну, где??

На мгновение он опустил взгляд, но тут же, точно, обжег ее им.

-Никогда… Ты слышишь меня? НИКОГДА больше не смей исчезать!

-Ричи… — прошептала она.

-Что?

Его глаза были совсем рядом. Он наклонил голову и коснулся губами ее щеки.

-Что?.. Ты невозможна! Ты просто не выносима!!

Он схватил ее за плечи, встряхнул и в мгновение ока прижал к себе так, что слезы брызнули из ее глаз только оттого, как сильны, как чувственны были его руки, как близко, горячо его тело, как еле сдерживаема страсть…

-Что же ты плачешь? А?

Он снова глядел ей в лицо.

-Я… Я была совсем одна… Так плохо… Мне нельзя без вас, без тебя…

-Вот тут ты права. Нельзя! Как и мне без тебя… Я это понял так хорошо, что больше ты не уйдешь, и я больше не уйду. Ни за что!..

-Э-эй! Вы плывете или решили там утонуть?

Голос Эдди слышался издалека. Они обернулись и увидели его силуэт где-то на краю воды. Там, где горизонт терялся в море, сумрак зелени расступался и виделся белый песок.

-Жди нас! Мы сейчас!! – крикнул Ричард. – Поплыли?

Она кивнула и хотела уже плыть, как он снова прижал ее к себе, глянул в глаза и… Господи, его губы! Мягкие, сладкие, одуряюще чувственные… И красивее, желаннее никого на свете! Она тает в его руках и поцелуе, его руки скользят по ее спине, плечам…

-Мне не вынести этого, Мэри!.. Мне никогда этого не вынести и никогда без этого не жить. Без тебя не жить… Но пойдем, Эдди ждет!

И они поплыли к берегу, вышли на песок и подошли к нему, глядевшему в небо.

-Помнишь, я обещал? – Эдди обернулся и посмотрел Мэри в глаза.

-Что обещал? – не поняла она, все еще дрожа всем телом после поцелуя.

-Вспомни…

-Летать… — прошептала она. — Ты обещал научить меня летать…

-Сейчас не совсем то время, но тебе это надо. Ты должна летать. Не боишься?

-С тобой – ничего!

-Тогда берите меня за руки!

И… Воздуха не хватало, что бы дышать – так замерло сердце! Бедное, исстрадавшееся сердце. Сердце, потерявшее надежду и совсем разучившееся летать… Оно скакнуло, замерло… Земля рухнула вниз и Мэри едва не за ней, но руки удержали ее, воздух подхватил и она открыла глаза. Эдди улыбался, они оба глядели на нее и она тоже улыбнулась. Она засмеялась! Никогда, нигде на земле невозможно почувствовать то, что чувствовала теперь она. И снова – только с ними. В руках тех, кто всегда умел летать, чьи души парили над глухой твердью, чьи песни спасали ее мир, чьи голоса и были ее воздухом, без которого не дышать… А за ними – звезды. Тихо звенящие в ночной тишине. Счастлив тот, кто услышит…

Ветер свистел в ушах, сердце едва билось от восторга полета, пространство неслось вокруг. Облака, как в карусели…

-Где Ричард, Эдди?? – вскрикнула Мэри, очнувшись, почувствовав, что держат ее теперь только руки Эдди.

-Не пугайся, — он притянул ее к себе. – Все хорошо. Он любит тебя и ждет. Никогда больше не оставляй его! Маленькая дурочка… Маленькая моя девочка!.. Теперь ты умеешь летать.

-С тобой! – заметила она. – С вами… Отпусти сейчас меня и я камнем рухну вниз! Разобьюсь совсем.

-Воздух выдержит только тех, кто верит в себя… — проговорил Эдди и… отпустил ее ладони.

-ЭДДИ!!! – закричала она, падая.

Зажмурилась, вздохнула и снова услышала его голос: «…Воздух выдержит только тех, кто верит в себя…»

-Да, Эдди… Да, мой родной… Я поняла… Вы верили в себя и воздух вас выдержал, подхватил. Звезды приняли вас, и само солнце радовалось, подпевая… Эдди!!

И она полетела, она поднялась, подхватила его руки и прижалась к его плечам.

-О, Эдди!..

-Видишь? Вот видишь? – смеялся он. – Все просто.

-Я верю в вас, а это еще сильнее! – шепнула она и прильнула губами к его щеке. – Я просто без вас не могу. Как же я разобьюсь?!

-Пусть так. Пусть… Может, только ради этого стоило когда-то все начинать. Только ради этого, ради твоих счастливых слез…

 

 

Приоткрыв глаза, Мэри увидела лишь смутный силуэт на фоне пасмурного дня, лениво вползавшего в маленькое окно.

-Добрый день, Мария. Как вы? Вы меня слышите, понимаете?

Знакомый голос. Странный. То ли грустный, то ли недовольный, раздосадованный…

-Да… Я вас слышу… Не очень…

-Не удивительно… Вы знаете, какой сегодня день?

-Неужели какой-то праздник?! – хрипло усмехнулась она и попыталась приподняться на подушках. Черкасов помог ей.

-Да нет, праздника никакого. Вы проболели две с лишним недели, находясь практически в беспамятстве.

-Вы пришли, что бы что-то мне сообщить? Да?

Он так и не понял, боялась ли она того, что услышит, или некая капелька надежды прозвучала в ее слабом голосе. Но он с грустью вдруг уловил, что именно она хотела бы услышать, но не услышит.

-Мне жаль, Мария, но ничего о Ричарде Тайлере я не могу вам сообщить. Он не ищет вас…

Слезы так и рванулись из ее сердца, ударили в глаза и те не выдержали, выпустили их, покатившихся по щекам беззвучно и оттого невыносимо, совершенно невыносимо для того, кто их увидит. Мэри невольно всхлипнула, с трудом вздохнула.

-Простите… Простите меня… Мне… очень больно.

-Я знаю, — тихо ответил Черкасов. – Но это не все, зачем я пришел. Анализы, проведенные после вашего осмотра, показали отсутствие факта изнасилования. Возможно, была попытка, но вы сами, вероятно, слышали, что это всегда очень трудно доказать…

-Слава Богу! – вырвалось у нее.

Черкасов смолк.

-Вы радуетесь тому, что теперь ваш обидчик, скорее всего, окажется безнаказанным?!

-Мне все равно. Для меня важнее то, что я… чиста перед Ричардом.

-Но ведь в любом случае вы не виноваты!

-Не виновата?! Да как же не виновата?? Я сама поперлась к ним, сама поехала в гости и сама напилась. Разве нет?

-Это все так. Но вы ехали к друзьям. Во всяком случае, вы так искренне думали. А вот друзья ваши…

-Что? Что вы знаете о них?

-Я провел допрос всех присутствовавших на той гулянке. Я разговаривал и с Еленой, и с Юлией, и с Андреем. Все они подтвердили вашу личность. Кроме этого они говорят, в общем, одно и то же. Вы все по обоюдному согласию поехали в гости к Юлии. Там вы хорошо выпили, посидели, после чего Елена собралась домой. Она говорит, что предлагала вам ехать с ней, и вы почти согласились, но вас отговорили остававшиеся Юлия и Андрей. Они пообещали доставить вас в Москву. Больше она ничего не знает… А вот Юлия и Андрей утверждают, что дальше вы еще выпили и просто вырубились. Вас перевели в другую комнату, где вы долгое время проспали, а когда вас хватились, оказалось, что вас уже и след простыл. Я был на квартире Юлии и убедился, что планировка ее такова, что вполне возможно из той комнаты, где вы спали, выйти совершенно незаметно для тех, кто находится в соседней комнате, и покинуть квартиру.

-Что… вы хотите этим сказать? Что я обманула вас? Что я и в самом деле ушла оттуда одна и натворила, Бог знает, чего? А в частности – накачалась наркотиками, остатки рассовала по карманам, укатила в наркотическом опьянении черт знает, куда и там вырубилась? Так? Или я еще что-то упустила? Что мне накручивают еще?

-Успокойтесь, Мария… — Черкасов говорил тихо и как-то устало. – Успокойтесь… Ничего подобного я о вас не думаю. Если, конечно, вас интересует именно мое мнение! Впрочем, на вашем месте меня гораздо больше интересовало бы, что решит суд. А для них вы, пока что, женщина, у которой было найдено столько наркотиков, что хватит на полный срок по статье «Хранение и употребление…». О распространении речь пока не идет, но вам просто необходим хороший адвокат.

-Я поняла…

-Что вы поняли? – он поднял на нее глаза.

-Поняла, что попала по полной. И мне… — ее глазам снова стало больно от слез, — мне не вырваться отсюда. Мне никто не поможет. Никто…

Мэри дотронулась до локтя Черкасова.

-Даже вы…

Черкасов вздрогнул и медленно взял ее руку в свою ладонь.

-Мне бы очень хотелось вам помочь, Мария… Я вижу перед собой… то, что вижу и мне не надо больше никого допрашивать и ничего выяснять. И вот, что я сделаю – сегодня же я съезжу в Москву, пройдусь по Пятницкой и отыщу ту аптеку. Я найду Веру, о которой вы рассказывали. Не знаю, чем она смогла бы вам помочь, но если она такова, какой вы ее описали, я уверен, что она сможет, во всяком случае, вас поддержать. Я помогу со свиданием. Что вы думаете об этом?

-Я была бы вам очень признательна! Господи, это было бы просто здорово!..

 

 

-Вера?… Простите! Вас зовут Вера?

Вера в полном недоумении глядела на высокого человека в темном пальто с усталыми серыми глазами.

-Да, меня зовут Верой, но, собственно… кто вы такой и почему ищете меня вот так, по имени? Ну, если, конечно, я окажусь той Верой, которая вам нужна!

-Меня зовут Сергей Черкасов, и я следователь уголовного розыска. Вот… — Черкасов достал из внутреннего кармана пальто свое удостоверение, — вот мои документы.

Вера внимательно посмотрела на удостоверение, вернула его Черкасову.

-Что ж… будем считать, что мы познакомились. Но это нисколько не прояснило ситуацию.

-Вам что-нибудь говорит имя Мария Усольцева?

-Мария Усольцева? Маруся?! Ну, как же!.. Господи, но что с ней могло произойти??.. Пойдемте со мной! Поговорим в подсобке, и я угощу вас чаем.

-Почему вы решили, что меня стоит поить чаем?

-Я еще не уверена, что стоит, — усмехнулась Вера, — но за чаем вы сможете рассказать мне больше, чем здесь, на пороге аптеки.

Черкасов невольно улыбнулся и прошел вслед за Верой в уютную подсобку с прежним столиком и чистыми чашечками на подносе.

-Рассказывайте же, прошу вас!

Вера быстро приготовила ароматный чай.

-Вам с сахаром?

-Без сахара и покрепче, если можно.

-Хорошо… Так что же случилось с Марусей?

-С Марусей случилась беда, и я искал вас, что бы вы смогли поддержать ее и… возможно, немного рассказать о ней. Нет, нет! Не в качестве допроса! Просто для меня.

-Где она?

-Она в больнице при следственном изоляторе. Ей вменяется хранение и употребление наркотических средств.

-Что-о?? Наркотики?! Да не может такого быть! И вообще, как она в Москве-то оказалась? Она же… Стойте! Рассказывайте о ней, а уж потом я!

-Я могу рассказать о ней только то, что поведала мне она сама. Но начну с того, что две с лишним недели назад ее нашли на полустанке в жестоком наркотическом опьянении с наркотиками в карманах.

Вера сощурилась.

-В наркотическом опьянении, говорите? С наркотиками?… Но… А она сама? Что говорит она?

-Она поведала мне сказку о чудесном ее знакомстве с Ричардом Тайлером – легендой мирового рока – об их потрясающей любви, о ребенке, об их поездке в Москву за свидетельством о смерти ее предыдущего мужа, ибо Тайлеру не терпелось жениться на ней, и о том, как она поехала к своим друзьям и коллегам по старой работе. Там она легкомысленно напилась, а вот потом… Она сама помнит лишь то, что ее кто-то пытался изнасиловать…

-Господи, Боже! – вырвалось у Веры.

-…а потом она пришла в себя лишь в больнице. Ее же друзья утверждают, что они ее положили на диван в другой комнате, откуда она благополучно исчезла. Попросту говоря, ушла, не сказав никому ни слова.

-Сволочи! – вскричала Вера. – Просто отвратительная, завистливая дрянь!

-Вы не верите им?

-Ни одному слову!.. Я знала Марусю всего один день, если сложить вечер и половину следующего дня до того момента, как я проводила ее в Шереметьево. Но знаете, господин Черкасов, я поняла эту девчушку так, как не смогла понять многих людей, которых знала куда дольше.

-Она так понравилась вам?

-Да, — четко, не задумываясь, ответила Вера. – Да, очень! Я возможно, впервые в жизни увидела любовь, которая, буквально, сочится из глаз, подобно зеркалу, отражавших всю душу, искренне и совершенно преданно отданную любимому человеку… А какая отвага! Решиться поехать в чужую страну, в никуда, по сути, с призрачной надеждой найти своего любимого, который перестал ей звонить, который оказался очень болен…Да еще беременность. Так у нее есть ребенок?

-Да. Сын… Тайлер уехал из Москвы без нее. Забрал ребенка. Исчез.

Столько удивления и боли отразилось в глазах Веры, что Черкасов невольно вздрогнул.

-Как это «уехал»?! – прошептала она. – Он бросил ее в таком положении??

-Вот это для меня самая большая загадка. То, что Марию подставили ее друзья, мне совершенно ясно. Это будет трудно доказать, но мне картина ясна. А вот тот факт, что Тайлер просто взял и уехал, даже не попытавшись найти ее…

-Что-то здесь не так, господин Черкасов. Я уверена!.. То есть, вы, конечно же, можете возразить мне, что он – элементарно заевшаяся «звезда», и поэтому так себя повел, но поверьте, это не так. Совсем не так!

-Вы знакомы с ним лично?

-Нет. Конечно же, нет! Откуда?!.. Но я была на том концерте, когда они нашли друг друга, я воочию – огромные экраны позволяли видеть глаза мистера Ричарда Тайлера – убедилась, что мечта, даже самая сумасшедшая мечта, иногда все-таки сбывается. Вы поймите – Тайлер искал девушку, которую видел во сне! Девушку, которой вообще могло и не существовать на самом деле. И нашел. Нашел!.. Разве с такой любовью можно вот так поступить?! Просто бросить? Для этого нужна какая-то особая причина, которая лишила бы его веры, выбила из колеи так, что душа вон. Понимаете?

-Понимаю. Но какая? Что могло случиться?

-А вот тут, я думаю, надо потрясти этих самых «друзей» Маруси. Слишком много они скрывают, мне кажется. Или попросту лгут… Когда я смогу увидеть Марусю?

-Да хоть сегодня! Только в моем присутствии, как вы понимаете. Тут уж я не волен. Это свидание и так под мою ответственность.

-Хорошо. Мне, в общем, и нечего от вас скрывать. А еще я вижу, вы верите Марусе и хотите помочь… Или, может, дело в другом? А, господин Черкасов?

На секунду тот опустил голову, поднял взгляд на Веру, и та увидела в этих серых глазах неизбывную тоску, всепоглощающую грусть и тень странной, горькой улыбки.

-Я вижу, вы очень проницательны, Вера!.. Простите, но я не знаю ни вашего отчества, ни фамилии.

-Прощаю… Тут не требуется слишком много проницательности или особой интуиции. Ваши глаза говорят за вас, и… я знаю Марусю. Да, в ее историю поначалу очень трудно поверить – как же, сам мистер Тайлер, «звезда», ударник группы, считающейся вот уже сорок лет «самой популярной группой всех времен и народов» и самой успешной британской рок-группой, человек, бывший другом самого Эдди Дэймонда, и вдруг влюбился в обычную русскую девушку, на первый взгляд и не особенную красавицу. Разве в такое поверишь?! Но стоит посмотреть на нее поближе, стоит познакомиться с ней, вглядеться в ее глаза и становится ясно, что никого, кроме Ричарда Тайлера с ней и быть не может. Так она любит его, так впиталась в нее их музыка, их песни. Они стали просто ее кровью, ее воздухом. А истинная любовь, она всегда находит лишь того, кто ее по-настоящему достоин… Уверена, что такая девушка смогла бы составить счастье любому мужчине, — Вера вздохнула и тронула Черкасова за локоть. – Но ее жизнь, ее судьба – Ричард Тайлер и никто другой. Поверьте!

-Верю… Однако, нам сейчас необходимо что-то предпринять, что бы вытащить ее из тюрьмы еще до суда. Конечно, при хорошем адвокате суд вполне может ее оправдать – слишком уж дикая и неправдоподобная история. Но не пытать же этих ее «друзей»!

-Не пытать… — эхом отозвалась Вера. – Поехали к ней, а дальше будет видно! Я вот думаю, что надо найти Ричарда Тайлера. Что бы он все-таки, ответил на вопрос, который нас с вами так мучает.

-Как, Вера?!

-Через консульство, я думаю. Насколько я поняла, господин консул знаком с Тайлером. Конечно, все может статься, и нас могут послать далеко и надолго, но попытка не пытка. В морду уж точно не дадут!

 И она рассмеялась.

 

 

 

28.10.2022
Прочитали 81
Мария Полякова

Я пишу о любви. Истории мои разные и в каждой есть непременно некий неожиданный поворот, а то и не один. Люблю добавить немного мистики, а то и вовсе на ней сюжет "замесить". И все же, не в ней суть. Она - лишь декорация, призванная разнообразить мои истории. Я называю их именно так. Ибо история - это то, что рассказывают, развлекая... или отвлекая от скучной, серой, проблемной действительности. Пусть реализмом "кормит" кто-нибудь другой... Да, мои истории не всегда достоверны с точки зрения каких-то " технических" моментов - я могу ошибиться в том, о чем мало знаю. Но я не считаю это большим грехом - и в оскароносных фильмах бывает множество ляпов!.. Да, и вот еще что - все события моих историй вымышлены от начала и до конца, а любое сходство с реально существующими людьми абсолютно случайно! О себе же мне рассказывать нечего. Просто не думаю, что это может быть интересным. Пусть уж заинтересуют мои истории! Спасибо за внимание!
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть