Научи меня мечтать

Прочитали 34
18+

1

POV Таша

Выбегать в толстовке, джинсах и кроссовках – не лучшая идея, когда приближается середина ноября и на улице морозец и сильный ветер. Обхватываю себя руками, чтобы сохранить остатки тепла и как можно быстрее юркаю в машину лучшей подруги Клэр Кроуфорд.

На часах около пяти утра, я не выспалась и очень зла. Меня разбудили настойчивые пьяные звонки моего парня, чтобы я забрала его из бара. Сегодня очень важный день в моей жизни, но вместо того, чтобы хорошо выспаться, я качу по ночному Нью-Йорку.

С детства дедушка говорил: «Мечты – это удел глупышек, которые верят в сказки и витают в облаках. Будь реалисткой. Ставь перед собой цели и трудись ради их достижения».

Он был прагматичным и целеустремленным человеком. И меня учил тому же.

Когда я закончила среднюю школу, именно дедушка настаивал на нашем переезде из Балтимора штат Мэриленд к ним в Нью-Йорк, потому что договорился с частной школой о моем поступлении.

Я знала, что эта школа повысит мои шансы попасть в Колумбийский университет на инженерное дело, поэтому всеми силами я уговаривала маму вернуться в Нью-Йорк. Но она упиралась, говорила, что вся наша жизнь в Балтиморе. Не хотела оставлять квартиру и хорошую работу, потому что в Нью-Йорке мы не смогли бы жить отдельно, с работой было бы напряженно и семичасовой переезд накладное дело.

Но я надеялась на лучше. В моей голове уже созрел план дальнейшей жизни. Я учусь в престижной школе, затем поступаю в Колумбийский, потом стажировка в QDI Development Group – одной из лучших компаний-застройщиков. Дальше высокооплачиваемая работа, чтобы мои близкие больше ни в чем не нуждались.

Мама в конце концов сдалась, но поставила условие. Я переезжаю к бабушке и дедушке, а она приедет, когда сможет накопить денег на длительный срок аренды жилья.

Около года мама работала как проклятая. И казалось все начало складываться. Сумма скоплена, дедушка предложил маме работу у них в полиции, пока она не найдет что-нибудь по душе, я заканчивала первый год в новой школе с высоким средним баллом.

Лето, каникулы, я пятнадцатилетний подросток, ожидающий приезда мамы и осмотра нового места жительства, рядом Клэр, у которой только что зародились отношения с хорошим парнем, жизнь прекрасна.

Но пришла беда. Жарким июльским вечером дедушку застрелили. В тот миг, когда нам сообщили, мой мир рухнул. Дедушка был для меня всем, я равнялась на него, я им восхищалась. Будучи сиротой, он столького добился. Издевательства в школе, тяжелая работа, армия, зоны боевых действий, ранение – ничего его не сломило. Пока не появился ублюдок, решивший отомстить за арест.

На вскрытии обнаружилось, что у дедушки были проблемы с сердцем, которые не успели проявиться в полной мере при жизни. Патологоанатом сказал, что это наследственное, и нам с мамой лучше сдать анализы. На ранних стадиях можно полностью излечиться, но если болезнь запустить, то худший вариант – пересадка.

Сразу после похорон бабуля настояла на обследовании. Я оказалась полностью здорова. А у мамы то же отклонение, но в тяжелой форме. Нужна дорогостоящая операция. Врачи порекомендовали медикаментозное лечение, пока мы не накопим нужную сумму, но просили не затягивать с этим, чтобы не дошло до трансплантации сердца.

Теперь получение стажировки стало жизненной необходимостью. Я обязана спасти маму. Ведь кроме нее и бабушки у меня никого не осталось. Отца за родного человека я не считаю. Единственное за что я ему благодарна – крепкое здоровье.

Сегодняшний звонок выбил меня из привычного графика. Обычно я не ложусь поздно перед важными событиями, чтобы выглядеть свежей и отдохнувшей.

С Билли мы познакомились в середине сентября совершенно случайно. Я подошла к нему в коридоре колледжа, когда немного заблудилась. Он предложил проводить до аудитории, и мы разговорились.

Билли оказался очень приятным собеседником. Студент второго курса биологического факультета, худой, немного выше меня, темноволосый, кареглазый, с доброй улыбкой. Это все, что я успела приметить и узнать за десять минут.

Проводив меня, Билли пригласил выпить кофе. Я отказалась, но парень оказался настойчив. Встретил меня следующим утром со стаканом латте, сказав, если не хочу идти пить кофе, то кофе придет сам.

Спустя неделю таких утренних встреч, я сдалась и согласилась на свидание. Затем второе, третье. И Билли официально предложил стать его девушкой. Согласилась, но предупредила – на первом месте для меня учеба, и я не смогу уделять ему много времени. Парень заверил, что это не проблема, учеба важна и для него.

Клэр называла наши отношения странными, потому что Билли не распускал руки, не отвешивал пошлые шутки, не целовал в колледже, показывая, что я принадлежу ему. Я лишь отмахивалась и говорила, что он деликатный и хорошо воспитанный.

Мне больше нравились утренний кофе и нежный поцелуй в щеку, а не хватание за задницу и демонстративный засос в губы, привлекающий внимание.

Так прошел сентябрь, за ним октябрь. За это время я так привыкла к Билли, что начала задумываться, что лишусь девственности именно с ним. Но пару недель назад мой парень очень изменился. Начал посещать различные вечеринки и не только в выходные, много пить и пропускать занятия, писать и звонить мне среди ночи. Сначала я отвечала, стараясь быть хорошей и внимательной девушкой, но перестала высыпаться и все время чувствовала усталость и раздражение, начала страдать учеба. Пару раз я спрашивала, что с ним происходит, но Билли отшучивался.

Сегодняшняя ночь стала последней каплей. С меня хватит!

* * *

Я паркуюсь у какого-то бара и выхожу на холодный воздух, чтобы покурить. Пишу Билли, что жду его пятнадцать минут и возвращаюсь в квартиру Клэр. Сегодня день, к которому мы с ней готовились всю старшую школу. Тест и собеседование, которые определят, подходим ли мы для работы в QDI, затем месяц стажировки, а дальше официальное устройство на работу.

В эту компанию мечтают попасть все студенты, которые учатся на факультетах, связанных со строительством, поэтому конкурс будет огромным. Мало кто предоставляет первокурсникам шанс попасть на оплачиваемую стажировку, но в QDI считают, что чем раньше они возьмут талантливых студентов под свое крыло, тем лучших специалистов получат после окончания учебы.

Надеюсь, моего стремления хватит. Я столько трудилась ради этой работы, а сейчас жутко боюсь. Что если меня посчитают недостойной, что если из-за недосыпа и волнения я провалю тест или собеседование? Голова кругом.

От переживаний меня отвлекает Билли, который наваливается на меня сбоку и сразу пытается поцеловать. От запаха алкоголя и сигарет меня начинает мутить, поэтому я отворачиваюсь и отталкиваю от себя парня. Он спотыкается, но кое-как удерживается на ногах. Жалкое зрелище. Не перспективный студент одного из лучших колледжей, а какой-то воняющий алкаш. Нужно быстро довезти его до квартиры, которую он снимает с другом и возвращаться к Клэр.

Пока мы едем, Билли рассказывает, сильно размахивая руками, как хорошо отдохнул, расслабился и как рад что я рядом. Сильнее стискиваю руль, но ничего не отвечаю. От вони, которая исходит от парня, меня тошнит. Быстрее бы доехать и сгрузить его тело. Это все, о чем я могу думать, пока не чувствую руку на своем бедре и горячее дыхание в районе шеи.

– Знаешь, – бормочет он, и перегар заполняет мои легкие. – Я мог бы сегодня отблагодарить тебя за все, что ты для меня делаешь.

Его рука скользит выше по бедру, и новая волна злости и отвращения накрывает меня. Я резко сбрасываю его руку и торможу.

– Приехали. Выметайся! – тихо цежу сквозь зубы.

Кажется Билли не замечает моего холодного отношения, продолжая сидеть и глупо улыбаться.

– Мой сосед уехал, – сообщает мне, будто это очень важная информация. – И я потерял свои ключи, кажется. Не могу найти.

Черт! Теперь понятно, почему он так настойчиво звонил, хотя от бара до квартиры десять минут езды. Билли отдал мне комплект запасных пару дней назад.

Выхожу из машины. Я бы предпочла распрощаться здесь, потому что у меня есть опасения на счет мужчин. Этот страх появился в школе. Но Билли так пьян, думаю, у него не хватит сил сделать мне больно.

В лифте, повиснув на мне всем своим весом, парень продолжает бубнить на ухо, видимо, что-то романтичное, а у меня в голове бьется только одна мысль, закончить с этим побыстрее.

Как только мы заходим в его комнату, Билли начинает раздеваться, а я, скрестив руки на груди, наблюдаю за его потугами. Парень еле стоит на ногах, путаясь в штанинах, чуть не падает несколько раз, но все же справляется с одеждой. Оставшись в одних боксерах, Билли разворачивается ко мне лицом и раскрывает объятия.

– Я не буду с тобой спать, – категорично заявляю я.

– Брось, Таша. Мы уже давно встречаемся, а я ни разу не видел тебя голой, – ноет парень, садясь на кровать. – Тебе понравится, я обещаю.

Я тяжело вздыхаю и как можно спокойнее, как маленькому ребенку, говорю:

– Билли, пожалуйста, ложись спать. Мне некогда.

– Тебе всегда некогда, – упрекает парень. – Всегда есть что-то важнее меня.

Я лишь пожимаю плечами. Что он хочет услышать? Что я потеряла из-за не голову и теперь он на первом месте? Это ложь. Самое важное – это здоровье мамы. А чтобы она была в порядке, я должна учиться. Может быть стоило рассказать о ее болезни и сейчас не выслушивать упреки, но мало кто в курсе моих проблем, и я хотела, чтобы так и оставалось. Это только мои проблемы, а жалость мне не нужна.

Не дождавшись от меня ответа, Билли падает спиной поперек кровати и тут же засыпает. Тоже мне герой-любовник. И почему он только сегодня впервые так открыто намекнул на секс? Я медленно осматриваю его. Темные волосы взъерошены, тонкие губы приоткрыты, голова повернута в бок. Опустив глаза к шее, я замечаю засос. Серьезно? Не удовлетворился в баре и вспомнил, что у него есть девушка? Фууу, как противно. Достаю смартфон и делаю снимок засоса на случай, если Билли будет все отрицать и просить к нему вернуться.

Опускаю глаза ниже, на узкой груди нет никаких следов, доказывающих его измену. Приподняв Билли, я не обнаруживаю следов и на спине. Взгляд натыкается на боксеры. Что ж, он сам сказал, что мне понравится, надо хоть знать, от чего отказалась.

Слегка приподняв резинку, сразу вижу разводы похожие на помаду, становится еще противнее. Теперь понятно, почему Билли не проявлял интерес ко мне раньше, он все получал на стороне. Но в таком случае, зачем он встречается со мной?

Спустив трусы еще ниже, еле сдерживаю хохот. Надо было раньше отдать свою невинность ему, с таким маленьким членом точно не было бы больно. Сделав еще пару снимков его достоинства в помаде, пишу записку о том, что мы расстаемся, и вместе с ключами оставляю на тумбе у кровати.

С облегчением покидаю квартиру. Я и так задержалась.

2

В шесть с небольшим я подъезжаю к многоэтажке на Манхэттене, где на верхнем этаже находится квартира Клэр. Трехкомнатные апартаменты располагаются всего в пятнадцати минутах ходьбы от кампуса. Две небольшие спальни, из окон которых виден Гудзон, гостиная, объединенная с кухней. Нам двоим места вполне хватает, да и расположение замечательное.

Этой квартирой дедушка Клэр – Джек Каннингем откупился от своей первой жены Маргарет, которая училась Колумбии. После трехлетнего брака бабушка Клэр, осталась одна с годовалой дочерью на руках, но не сдалась и десять лет воспитывала Элеонору одна. Закончила университет и попала на отличную должность детского психолога, а после и свою практику открыла.

Спустя всего два месяца после развода Мистер Каннингем женился на Лили – молодом юристе. Они оба были одержимы только своими карьерами и своих детей так и не завели. Когда о них начали писать газеты и говорить на телевидении, то появилось множество влиятельных знакомых, которые косо посматривали на чету из-за неполной семьи. Вот тогда Джек и вспомнил о дочери и договорился с Маргарет о совместной опеке.

На глазах у публики Каннингемы были идеальной семьей. Любящий отец, заботливая мачеха и счастливая дочь. А за закрытыми дверями Джек пытался перевоспитать дочь под стать себе. Холодной и расчетливой. Но Элеонор уже впитала в себя всю доброту матери.

В конце концов Джек отступил, но в обиду свою дочь никому не давал так же, как и тепла. Думаю, он все-таки любил Маргарет, и часть любви распространилась на единственную дочь от любимой женщины. Даже предоставил выбор мужа: сыновья, внуки и племянники высокопоставленных коллег и друзей. Ограниченный, но все же выбор.

Никогда не понимала семью своей подруги. Чистая репутация и связи для них важнее, чем счастье близких. Браки заключаются как бизнес-сделки, а любовь уходит даже не на второй план. Только Элеонор выделяется своей добротой и заботой, что передалось и Клэр.

Пять лет назад бабушка Клэр умерла от рака, а эту квартиру завещала внучке.

* * *

Не успеваю я достать из рюкзака ключи, выползая из лифта словно сонная муха, как недовольная блондинка распахивает дверь.

– Таша, где ты была? – возмущенно говорит Клэр.

– Забирала пьяного Билли из бара. А ты почему не спишь?

– Пред таким важным днем? Ты должна была послать его ко всем чертям и отдыхать, – сердится Клэр и спокойнее добавляет. – От волнения проснулась.

Подруга недовольно поджимает губы, но ее светло-карие глаза излучают беспокойство. Я швыряю провонявшую толстовку у порога и обнимаю подругу. Я знаю, что она беспокоится обо мне как о сестре. Отстранившись, с улыбкой говорю:

– Сбегаю быстро в душ, и кое-что тебе расскажу.

Горячие струи воды смывают с тела запах Билли и усталость, принося чувство облегчения. Я даже не задумывалась, как сильно тяготили меня эти отношения. Я все время чувствовала себя обязанной уделять ему достаточно времени, откладывая некоторые дела, даже к маме и бабушке начала реже ездить.

Сушу волосы, рассматривая себя в зеркале. Русые волосы почти до талии, серые глаза в обрамлении коричневых ресниц, вполне симпатичное лицо, рост метр семьдесят, гибкое тренированное тело, все же в школе я была в группе поддержки. Чего ему не хватало, почему предпочитал спать с кем-то на стороне? Да, грудь не очень большая, всего лишь двоечка. Зато попа кругленькая, а из-за тонкой талии узковатые бедра не сильно бросаются в глаза, особенно если правильно подобрать одежду.

Я вздыхаю, не стоит забивать себе голову, так и комплексами можно обзавестись. Запахнув теплый халат плотнее, бреду на кухню, отделенную от гостиной импровизированной барной стойкой. Клэр как раз ставит на нее творог и кофе. Не густо.

– Пока что это все что есть, – виновато пожимает плечами подруга, – надеюсь, с сегодняшнего дня все начнет меняться к лучшему.

– Зато не растолстеем, – подмигиваю я подруге, залезая на высокий барный стул. – Прости, что взяла твою машину.

– Таша, я уже тысячу раз говорила, ты можешь брать ее в любое время. Если она мне понадобится, я предупрежу.

Этот разговор происходит уже не в первый раз. Я одалживаю ее машину и каждый раз извиняюсь, а Клэр закатывает глаза, будто я ребенок, который никак не запомнит, что дважды два равно четыре. Я улыбаюсь. Несмотря на то, что Клэр родилась в очень богатой семье, она открытая, добрая, щедрая девушка, правда, далеко не со всеми.

– Странно, что отец не отобрал у тебя и ее, – говорю я, – вместе с квартирой и кредитками.

Когда Клэр закончила школу и уже получила письма из колледжей, Маркус Кроуфорд купил для нее огромный пентхаус и поставил перед выбором, если она пойдет учиться на юридический, то получает квартиру и полное обеспечение, а если нет – ни отдельного жилья, ни финансирования.

Клэр на шантаж не повелась, сократила свою фамилию до Кроу, чтобы ее не связывали с отцом, и переехала в бабушкину квартиру.

Элеонор в тайне от мужа внесла квартплату за полгода, но теперь Клэр, так же, как и мне, необходима стажировка, чтобы было на что жить.

Подруга ехидно улыбается.

– Он бы отобрал, если бы знал об этом месте. Когда отец понял, что я уже выбрала Колумбию, закатил страшный скандал, и, дойдя до точки кипения, швырнул в меня документы на машину и сказал, что это единственный его подарок, и единственное жилье, на которое я могу рассчитывать, – подруга хихикает. – Только к тому времени мне уже исполнилось восемнадцать, и я вступила в права на эту квартиру.

– Он не знал?

Моему удивлению нет предела. Мистер Кроуфорд контролировал почти каждую минуту жизни Элеонор и Клэр. Сколько же лжи нам пришлось выдумать, пока учились в школе, чтобы избежать проблем.

– Он думал, что квартиру наследует мама, поэтому не ходил с нами, когда завещание зачитывали. Да и командировки какие-то были. Но, – возмущается Клэр, направляя на меня ложку будто опасное оружие, – ты мне зубы не заговаривай. Что сегодня случилось?

Я все рассказываю своей подруге, начиная ночным звонком и заканчивая нашим разрывом с Билли. На моменте, где я упоминаю, что заглянула в трусы парня, Клэр давится кофе и смотрит на меня широко раскрытыми глазами.

– Таша, – хрипит она, откашливаясь. – Как тебе это в голову пришло?

– Сама не знаю, – пожимаю я плечами. – Он обещал удовольствие, и мне стало любопытно.

Клэр смеется:

– Что ты ожидала увидеть? Золотые яйца?

– Ну, точно не две горошины и засохший стручок.

Клэр снова давится и начитает кашлять еще сильнее, а я как заботливая подруга подбегаю чтобы постучать по спине.

– Все так плохо? Ты должна показать мне фотки.

Я отрицательно мотаю головой.

– Ни за что. Даже не проси. Нам пора собираться.

Клэр надувает губы, сделав вид, что обиделась, и я не выдерживаю, начинаю смеяться над ее мордашкой. Поцеловав ее в щеку, убегаю в свою комнату одеваться.

Спальня небольшая: у левой стены по центру двуспальная кровать, по бокам от нее узкие шкафы для одежды, напротив в углу рабочий стол и большое окно. Все выполнено в светло-бежевых тонах, на стенах золотистые обои, комната очень светлая и уютная.

У Маргарет был хороший вкус, в каждом уголке чувствовалась ее любовь.

21.07.2021
Таня Совина


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть