Мёртвая станция

Связанные запястья зудели от боли, спина затекла от сидячего положения, а ноги, привязанные к ножкам стула, кажется стали тёмно-синими. Прошло четыре с половиной часа с момента, как меня взяли в плен и привели в этот подвал. Забавно, но здесь мне было даже спокойнее, чем наверху.
Я обвёл взглядом помещение: капли крови на стенах (местами свежие), следы от пуль, дорожки от ногтей на полу и деревянном столе у входа, одинокая лампочка точно над моей головой и стул. Удивительно, но всё это создавало абсолютно гармоничную атмосферу. Словно так и надо, так и должно быть, этим и должно кончиться.
— Интересно, что они с тобой сделают?
— Потратят три-четыре часа своей жизни в попытке узнать наши планы, а когда поймут, что это бесполезно – застрелят. – Я зевнул, наклоняя голову.
— А ты и не против.
— Не думаю, что моё желание будет кого-то волновать.
— Смиришься?
— Приму как должное, – приоткрываю один глаз, слыша тяжелые шаги за дверью.
В подвал вошли четверо.
— Ну что ж, меня зовут майор Макгауэр. А Вы, — он открыл папку и прищурился, — Доминик Хант. Двадцать четыре года. Родился и вырос в Иклигейте. Из семьи – младшая сестра Эмилия. Мать и отец умерли в автокатастрофе спустя три года после рождения дочери. Воспитывала бабушка. Окончив школу, переехал в столицу и уже здесь поступил в военную академию Её Величества. Демонстрируя отличные результаты, был отправлен на север страны для участия в боевых действиях. О, так Вы герой Шиванской войны? – Мужчина оторвал взгляд от бумаг и посмотрел на меня.
— Вроде того.
— Не скромничайте. Это довольно похвально, в таком юном возрасте.
— Гордиться тем, что мои руки в крови? Что тогда была убита большая часть невинного населения?
— Тем, что Вы помогли Родине расширить границы, — Макгауэр поправил фуражку и встал напротив.
— А то без пары тысяч квадратных километров Родина не выживет, — я закатил глаза и дёрнул руками.
— Идёте против Королевства? – Трое мужчин, пришедших вместе с майором, посмотрели на меня. В глазах одного из них, который стоял у самой двери и прикрывал лицо ладонью, я увидел знакомый блеск. Так смотрят, когда находят единомышленника, единственного в этом подвале, а возможно и в городе.
— Ради некоторых вещей, можно пойти хоть против короля, хоть против всего мира.
— Вы ещё слишком молоды и наивны, Доминик. Юношеский максимализм следует оставить в прошлом. Вы – солдат, Ваш долг – служить Отечеству. А Ваши высокие речи и глубокая мораль никого не интересуют: ни здесь, ни наверху.
Как же было досадно от осознания, что он прав. Тогда, пять лет назад в Шиване я наивно полагал, что смогу спасти хоть кого-то. Но я ошибался. Каждый раз, когда, казалось, спасённый шиванец улыбался мне, появлялся другой солдат и убивал. Без жалости и разбора. Без мук совести и страданий. Просто так было нужно и велено. Просто того требовала Родина. Шиванская кампания была одной из самых кровопролитных в истории государства. Больше половины солдат получили тогда звание “Герой”, соревнуясь друг с другом в количестве убитых. Потери были колоссальными для обеих сторон. Армия потеряла треть состава, Шиван – половину населения. Оставшихся жителей взяли в плен, а потом использовали в качестве бесплатной рабочей силы. Сам город за удивительно короткие сроки изменился, и каждая его улица теперь напоминала улицу Королевства. Спустя два года о конфликте перестали говорить, а спустя ещё год никто не вспоминал о таком городе, как Шиван. Он и его жители затерялись во времени.
— Ваш отряд под руководством подполковника Норсела вызывает много вопросов у верховного командования. Оно так же опасается, что вы можете стать в дальнейшем угрозой. При неблагоприятном для вашего отряда исходе всех ждёт тюрьма или расстрел. Однако, Доминик, — Макгауэр подошёл ближе и наклонился, — если пойдёте навстречу, я гарантирую, что Вас не тронут.
— У него изо рта несёт, — Инра недовольно поморщилась и покачала головой, а потом залезла на стол и принялась болтать ногами в воздухе. – Когда мы уже уйдём отсюда?
В Шиване меня ранило в ногу. Я дополз до разрушенного здания и оперся о стену спиной, сильно дрожа. Пришлось оторвать рукав и перевязать рану, чтобы остановить кровь. Когда сознание потихоньку начало покидать меня, я увидел плачущую девочку, которая тащила за руку женщину. Перед тем, как кануть в небытие, я услышал: “Помоги немного маме, Инра”.
На следующий день все шиванцы в этом здании были убиты, а я отправлен в лазарет с уже перевязанной как следует ногой и вымытой раной.
— Могу Вам гарантировать, майор Макгауэр, — я посмотрел на мужчину у двери и улыбнулся, — Вас тронут.
Раздалось три выстрела. Майор, распахнув широко глаза, медленно опустился передо мной на колени.
— Ч-Что ты? – Он откашлялся кровью и стиснул зубы. Я встал со стула, отряхнул штаны и потянулся.
— Отлично справился. — Вышедший из тени Стив похлопал меня по плечу, широко улыбаясь. – Но нам лучше поторопиться.
Я кивнул и, стянув с одного из солдат форму, переоделся. Натянув фуражку пониже, я остановился у двери и посмотрел на Макгауэра, который скрёб ногтями по полу, извиваясь и скуля. Жалкое зрелище.
— Как думаешь, Стив, что всё-таки лучше – жить монстром или умереть человеком?

0
29.08.2020
avatar
Aliel Krit

Юный писатель, который наивно верит в чудо и живёт сердцем. Осознанно пишу с 12 лет, по крупицам собирая и формируя свой стиль, свою палитру, свой мир. Хочу верить, что моё творчество поможет окунуться в созданную мною вселенную.
Внешняя ссылка на социальную сеть Проза
45

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть