Мы рождаемся, когда становимся нужными

Прочитали 324

Когда я был маленьким, то часто просил маму рассказать историю о маленьких богах. Папа при этом выразительно цокал языком и всегда уходил в другую комнату. Мама грустно вздыхала, поправляла моё одеяло и начинала перебирать пряди своих длинных волос. Она всегда так делала, когда была чем-то расстроена. Помню, как её голос немного дрожал в начале истории, но с каждым новым словом обретал твёрдость и уверенность. Потом я много раз слышал, как они ругаются на кухне. Папа возмущался, мол, мама забивает мне голову всякими глупостями вместо того, чтобы воспитывать настоящего мужчину. Сейчас, когда мне почти тридцать, я могу смело сказать – так и получилось. Мужчина из меня вышел так себе, но зато мечтатель отменный.

С самого детства я привык окружать себя чудесами. Любой ширины и с самыми разными вкусами. Простые вещи я объяснял волшебством, и искренне не мог понять, для чего мне знать о том, что в лампочке горит вольфрамовая нить. И что она горит лишь в вакууме, и если его нарушить, она погаснет. Почему я не могу просто жить и сам объяснять это? Ведь это так просто. Тайну с лампочкой я открыл своему маленькому соседу по лестничной клетке. Ему было лет шесть, наверное. Точно не помню. Я сказал: «Знаешь, как лампочка горит? В её центре живёт Бог Комнатного Света. Когда ты щёлкаешь выключателем, у него на кухне звенит колокольчик. Маленький Бог улыбается и освещает нам окружающий мир. Если приглядеться, его можно увидеть. Но чтобы он не уставал всё время улыбаться, нужно обязательно выключать свет, когда выходишь из комнаты. Иначе он решит уйти в отпуск. И придётся искать новую лампочку с новым Богом Комнатного Света. А если вдруг случайно разбить её, то она погаснет, потому что он улетит искать себе другой дом».

Маленькие боги сопровождали меня повсюду. Наша семья много раз переезжала, и каждого из них я брал с собой. Некоторые помещались в карманы куртки и каждый раз принимались увлечённо шуршать, переговариваясь между собой. Остальных же приходилось прятать по сумкам с вещами. Прибыв на новое место, они принимались радостно верещать и стремились как можно скорее занять свои законные места. Между книжными страницами, в телевизионных проводах, в холодильнике и так далее. Некоторые из них со временем полюбили кататься на моих плечах, отлынивая от повседневных обязанностей. Они были непослушные и капризные, но я их баловал и ни капельки не сердился. В конце концов, разве можно всерьёз сердиться на высшее существо? Даже если оно такое маленькое.

В тот день, когда мамы не стало, моё волшебство меня не спасло. Никакое чудо не способно вытащить человека из-под обломков собственной реальности. Я, взрослый человек, разменявший четвёртый десяток, кричал, плакал, молился, звал на помощь. Но маленькие боги только испуганно прятались по своим норкам и шарахались от звона стекла. От отца я съехал через неделю. Поздно было строить нормальные отношения, да и вряд ли у нас бы это вышло. Я постарался не оправдать ни одно из его ожиданий. Глупо было надеяться на мирное сосуществование на одной площади. Мама была единственным звеном, связывавшим нас столько времени.

На съёмной квартире я первым делом привычно похлопал по карманам, но знакомого шуршания не услышал. От этого стало ещё больнее. К горечи от утраты самого важного человека в жизни прибавилось одиночество. От души выругавшись, я закутался в шарф и отправился бесцельно бродить по улицам. Я не чувствовал холода. Мне не хотелось есть, не хотелось разговаривать. Во мне будто выключили свет. Грустно усмехаясь своим мыслям, я не заметил, как вышел на детскую площадку. На невысоком ограждении сидел мальчик и плакал, закрыв лицо маленькими ручками.

Его плач оглушил меня, и внутри что-то дрогнуло. Я подошёл и сел рядом. Ещё какое-то время мальчик продолжал плакать, но потом заметил меня и быстро спрятал руки в карманы. Я подмигнул ему и протянул шоколадку, непонятно откуда взявшуюся в куртке. Он недоверчиво покосился сначала на неё, потом на меня. Запоздало пришла мысль, что я сейчас похож на какого-то маньяка, но я поспешил её отогнать. Что-то в этом мальчишке было не так. Зелёные глаза хмуро изучали меня с головы до ног. Шапка съехала набок. Тонкие губы плотно сжаты. Если бы он прямо сейчас пнул меня в коленку и скрылся в одном из ближайших подъездов, я бы не удивился. Более того, я в полной мере получил бы по заслугам, несмотря на все добрые намерения. Суровый двадцать первый век.

Мальчик наконец отвёл взгляд и вновь начал всхлипывать. Я положил шоколадку на перила между нами и наклонился к нему поближе.
– Эй, ты чего ревёшь? – я старался придать своему голосу тёплые нотки, но услышал только унылое дребезжание. Он шмыгнул носом и грустно пожал плечами.
– Я услышал разговор двух милых старушек. Они сидели вон на той лавочке, – мальчик кивнул головой в другой конец площадки. – Одна из них жаловалась своей собеседнице, что устала от постоянной боли. Она говорила, что ей ничего не помогает. Что руки бога на самом деле не лечат. И что ей осталось недолго. Хотя разве ещё пара годков в обществе любимых людей – это мало?

Я решительно ничего не понимал, но продолжал внимательно слушать. Что-то подсказывало мне, что он не выдумывает. И что он гораздо старше меня. Внешность, знаете ли, бывает обманчива.
– Я так расстроился из-за этого. Заставил её подумать, что она забыла выключить утюг, – я не смог сдержать улыбки. Любой взрослый мужчина в душе остаётся мальчишкой, и его смешат проказы.
– Так почему ты так расстроился? Ты-то здесь при чём? – я выпрямился, разминая порядком затёкшую шею.
– Потому что это неправда! Мои руки лечат, вот смотри! – мальчик достал руки из карманов и потянулся ко мне. Я нервно сглотнул слюну. От них исходил тёплый свет. Поддавшись самой странной мысли, которая когда-либо приходила в мою голову, я коснулся его пальцев. И мне внезапно захотелось мороженого. Мальчик снисходительно покачал головой и обнял меня. Я почувствовал, как лёд вокруг моего сердца начал таять. Внутри всё забурлило. Наступила весна. Майский воздух наполнил мои лёгкие надеждой и любовью. Где-то вдалеке я услышал мамин смех. И понял, что жив.

Когда я открыл глаза, мальчика уже не было рядом. Я растерянно оглядывался, хотя и понимал, что больше никогда его не увижу. Так иногда бывает с людьми. В какой-то момент вы встречаетесь, чтобы спасти друг друга. Чтобы увидеть мир другими глазами. И когда ты понимаешь, что способен сделать следующий шаг, человек исчезает, оставляя после себя светлую грусть, добрые воспоминания и пустой стул. Мне повезло больше, чем вам. Я протянул руку мальчишке, который оказался Богом. И который очень любит шоколад.

P. S.
Кстати, маленькие боги тоже вернулись. Они такие же капризные и взбалмошные. Но я всё равно их балую. Как тут удержаться?

17.07.2022
Евгения Добрая


6 Комментариев

  1. Кстати, а не могли бы вы мои стихи посмотреть и оценить, пожалуйста. Я вообще начал писать с сочинений, но иногда пишу стихи. И вот я не знаю, насколько они хороши. Друзья, конечно, оценили, но они могут немного и приврать .
    Хотелось бы услышать мнение от писателя)).

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть