Мужчина и женщина


Ведение
Нет плохих мужчин и нет плохих женщин. Есть неподходящие друг для друга пары, которые не знают счастья, так как соединились исходя из общепринятых в их кругу традиций. Идеальная пара Адам и Ева. Жена должна подходить мужу на столько, на сколько подходит плоть прикрывающая его сердце. И без этой плоти муж раним и беспомощен. Слово «ребро» есть заблуждение переводчиков, в древнем языке это означало «грань». Действительно, жена должна быть гранью мужа, соединяющей стороны его жизни, как стороны куба.
В учебных заведениях перестали широко преподавать мёртвые языки и тем самым наша жизнь стала оторванной от истоков. Встреч в жизни может быть много, но найти человека, который должен принадлежать только тебе сложно. Не надо осуждать человека за поступки, для этого есть Бог, который знает правду. Правда Бога и правда человека не одно и тоже. Совсем не обязательно, что нищий чист, а богатый в скверне, что воин, на руках которого кровь, совершил грех. Этот рассказ будет о двойном грехе воина. Первый грех отложил отпечаток на всю жизнь, а второй не смог смыть первый. Посеявший грех от греха и погибает.
Бог не погубил Каина за убийство Авеля и имел на то основания. Не каждая пролитая кровь убивает душу, она её освобождает от греха тела. Человек умирает раньше биологического времени тогда, когда забыл о Боге, а не Бог забыл о человеке. Я не понимаю жизнь монастырских затворников и так называемых «святых пещерных старцев”. Не велика заслуга уединиться и блюсти самого себя для единственной цели попасть в Рай. Более корыстного желания выделиться перед Богом нет, я хороший, а миллионы плохие. Мужчина не выполняет биологическую функцию отца и деда, а на все четыре стороны света рассылает поучения состоящим в браке. Как говорят американцы, ситуация nonsense, то есть бессмысленно слушать такие поучения.
Это будет рассказ не только о грехе воина, но и о грехе внебрачных отношений. Это будет рассказ и о деньгах, которые не приносят счастья, независимо от того, в каком слое общества протекает твоя жизнь.
В основе канвы жизнь эмигранта водителя грузовика. У него был период, который он не афиширует, загнал в самый тёмный угол души. И чем глубже он его загоняет, тем тем больше проявляются стороны той скрытой жизни. Его жизнь не удалась и он живет чувствами к женщинам, которых встречает. Их не так много и все они не его круга. Иногда он попадает в их круг и ему там становится неуютно, это человек без места на земле и находит свой конец в ней, конец неожиданный, как продолжение той тёмной стороны его жизни, которую он так и не мог спрятать.
Общество как слоёный пирог, оно сложное образование и каждый уровень служит цивилизации. Чем выше уровень предпринимателя, тем большее количество людей пользуется результатами его бизнеса и большее количество людей имеет работу. Экспроприация по своей сути аморальна. Однажды созданный капитал начинает работать сам на себя. Можно создать капитал на пустом месте в течение своей жизни. Ничего в этом плохого нет. Плохое в пользовании капиталом и нарушении семейной связи, которая была стимулом его создания в самом начале пути. Разводы супер богатых стали обычным делом. Они разводятся и платят большие деньги от ступных, не понимая, что продают преданность и веру в их успех, они продают то, что не имеет цены в принципе
Человек, которого не касалась рука ангела любую, даже самую удачную фирму разорит и погубит, какой бы высокий пост он не занял в управлении, это справедливо и в отношении стран, они будут разваливаться и нищать.
Я не должен отвечать за поступки других людей, у них свои интересы, а у меня свои. Если сферы наших интересов пересеклись, то лучше оттолкнуться от чужака, как бильярдный шар и продолжать свою жизнь.
Возможностей интересно жить много, но учтите, что жизнь всего одна и откладывать на потом ничего нельзя, особенно влечение мужчины к женщине и женщины к мужчине. Потерю денег можно восполнить, а потерю влечения нет. Каждому возрасту Господь даровал свои радости и свои возможности, которыми надо пользоваться, не забегая вперёд и не отставая. В противном случае, если не в чужих глазах, то в своих собственных, ты будешь смешон при прозрении.
Когда наступает прозрение?
В час, когда останавливается дыхание.
В тот момент, когда тебя Небо призывает к себе за ненадобностью на Земле. Грустно, но так оно и есть. Счастливая смерть та, о приближении которой ты не узнал при жизни.
В своей последней проповеди Отец Тимофей сказал:
Чада Божии это друзья Божии… Иисус говорил: «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает Господин его. Но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего!»
То есть вы перестали быть отдельными, одинокими в этом злом мире, а стали единым целым, единым живым, благодатным организмом и имеете великое единение не только друг с другом, но и со всеми святыми. Родство по крови кажется нам самым дорогим. Но есть родство по благодати Святого Духа. Именно Дух вкладывает слова в наши уста, а посему ни в одном из них нет греха, так как слово расценивается грехом от не понимания идущего через него света.
Увы, мы обречены до поры на непонимание, так как у каждого свои потемки и свой свет. Каждый познаёт Бога по своему, в силу чего поведение наше отлично. Не судите строго ни мужчин, ни женщин за поступки, ибо они так поступают не по своей воле и не против вас лично. Не надо прощать, надо уметь понимать предназначение другого человека в твоей жизни. Просто так, нам не попадается на глаза даже падающий с дерева лист или капля дождя на оконном стекле. Аминь.

Мужчина.
1.
Наступил ноябрь, а с ним дальние грузовые перевозки затихают до апреля. Дорога из Нью Йорка на Сан Франциско зимой не в радость, а дорога на Лос Анджелес становится загруженной и тоже комфорта в поездке мало от тысяч попутных фур. В самый раз заняться чем-либо иным и отдохнуть от руля тем, кто не работает на профсоюз, а сам на себя. Человек не создан для передвижения по земле со скоростью 100-120 км в час. На мой взгляд и скорости велосипеда достаточно, но интересы капитала государство ставит выше интересов человека.
Капитал всепроникающая субстанция, поэтому можно найти временное дело в любом секторе экономики. Людей с жизненным опытом берут на работу в сферы, где они не работали потому, что требуется свежий взгляд на вещи, соискатель не претендует на высокую зарплату и не собирается заниматься новым делом долго, он никому не конкурент.
Я не ищу работу по объявлениям в русских газетах. Там нет интересных предложений, так как практически все предприниматели из стадии накопления капитала и уклонения от уплаты налогов, годами не выходят. Богатых людей в русскоязычной общине много, а интересных мало, да и предоставляемая работа нервы портит, а не приятно щекочет и уровень тестостерона не поднимает, a опускает. Эмоциональное состояние от смены занятий для меня очень важно, без этого делать перерыв в работе дальнобойщика не имеет смысла. Регулярное прерывание основной деятельности сродни вредной привычке. Каждый раз открываешь для себя новый мир, в котором находишь себе место. Иногда бывает грустно с ним расставаться, так как там есть женщины, которых любишь и с которыми расстаешься. Гламур дело неплохое, но скоротечное. Но и такую жизнь надо любить, как футбол или хоккей и не относиться к своим проигрышам трагически. Любой проигрыш не что иное, как новый опыт, который поможет тебе в новой игре на следующий сезон.
2.
Есть несколько правил для прохождения интервью и пренебрегать ими не стоит. Надо получить из интернета максимальную информацию о работодателе. Это номер телефона, провайдер электронной почты, название компании и фамилия человека, который указан для контакта. Этого набора вполне достаточно, чтобы за пару долларов получить немного инсайдерской информации. Плюс надо чётко понять из краткого объявления, какого человека они ищут, именно человека, а потом специалиста. Специалиста подбирает агентство, которое и будет платить ему зарплату из тех денег, которые фирма на это выделят. А прямой найм означает поиск личности с определенными данными, которая будет обучена делу. Дело это не в профиле фирме и агентства таких людей не ищут. Другими словами, эта работа должна остаться в тени, она временная и для конкретной цели, которую рано афишировать.
Я сидел в районной библиотеке Бэй Риджа и просматривал базу данных вакантных мест в Манхэттене. Мне нравится этот район Большого Нью Йорка и я не раз там находил себе интересное занятие на пару-тройку месяцев зимнего времени. В Манхеттене сосредоточение активности мирового капитала, это не только миллионные потоки денег, но и интересные замыслы, которые проходят обкатку. Не каждый раз замыслы удаются полностью, но удавшаяся часть сразу тиражируется до момента получения максимального успеха, а потом предприимчивые люди ищут свежие идеи, капитализация которых будет выше.
Мне попалось на глаза объявление :”Требуется персональный помощник с разносторонними способностями. Знание финансовых дисциплин не обязательно, необходимо иметь право на работу или грин карту. График работы свободный. Дополнительная информация только по телефону, спросить Тома.”
Данное объявление публикуется в газете Нью Йорк Таймс уже третью неделю. Это издание от фальшивых фирм объявления не принимает. Телефон оказался компании
“Они такие же, как ты”. Библиотекарь сделала подборку публикаций, где упоминалось название компании. Фирма занималась сбором информации о местах, где известные люди проводят свободное время, организовывала клоны таких мест по разным штатам, подбирала двойников, устраивала местного значения телевизионные шоу, арендовала концертные залы, организовывала показ мод и составляла меню для ресторанов казино. Среди прочих имён два раза упоминался Том Коат. Том упоминался в качестве руководителя второго уровня, который имел хорошие шансы войти в состав директоров банка “Верити кэпиталз”, который и спонсировал начинания фирмы давшей объявление.
Если за три недели они не нашли человека, значит дело не подходит для читателей газеты Нью Йорк Таймс, слишком рафинированная публика. Люди же с правом на работу, как и значительная часть обладателей грин карт, за воскресный номер выкладывать пять долларов не расположены. Чтобы читать эту газету мало бегло говорить по английски, надо думать, как образованный американец и быть в курсе событий, которые интересуют эту группу людей. Я уже прожил в стране почти 20 лет, но до чтения воскресного номера не дотягивал. Однако, упоминание о требовании в виде права на работу, а не полноценного гражданства, вселило в меня уверенность, что и моего знания английского языка вполне достаточно для выполнения работы помощника Тома. Разумеется он сам трубку снимать не будет, предварительный отбор кандидатов делает секретарь.
Я не стал торопиться со звонком, а занялся изучением материалов о последних трёх инициативах Тома, они оказались в области ресторанного дела, которого я совершенно не представлял. Для начала я посетил эти три ресторана, все они оказались сторонниками итальянской кухни, в каждом из них были фотографии известных не только в городе, но и в стране, людей. Я составил список фамилий и выделил тех, кто из них был посетителем всех трёх ресторанов. Четыре дня провёл за лэптопом и с удовольствием смотрел ролики на Ютубе с материалами об этих людях. Затем проанализировал отклики посетитей сайта и установил возрастную группу почитателей таланта, потом определил сколько было женщин, сколько латинос и другую статистику. По интересам среднестатистических Джона и Мэри определил, кто из певцов, актеров и писателей для Тома представляет потенциальный интерес для привлечения посетителей в новых ресторанах. Разумеется Фейсбук, Твиттер и Линкедин не остались в стороне и я ещё пару вечеров провёл в чатах пополняя свои знания об известных людях и аудитории, которая ими интересуется. Через неделю я был готов позвонить по указанному телефону.
В своем резюме я написал несколько примеров разносторонней работы : ассистент руководителя избирательной кампании мэра одного города в Миссури, пусть он не попал на это место, но сортировку корреспонденции я освоил; учетчик времени работы артистов массовки на студии в Нэви Ярд Бруклина; составитель рабочего графика поездки дочери сенатора по штатам атлантического побережья; ассистент по рассаживанию гостей на шоу Джимми Чу, переносчик телеаппаратуры оператора в секторе Газа; участие в составе конвоя по лесам Колумбии. Остальные таланты я посчитал несущественными, хотя честно указал, что влюбчив и страдаю графоманией на эту слабость.
3.
Утро выдалось прохладное, а ветрено в Манхеттене всегда. С какой бы стороны ни дул ветер, но сорванная им шляпа всегда летит вдоль авеню с севера на юг. Может таким загадочным образом сюда заносятся и интересные идеи для расторопных людей. Других здесь почти нет. Я написал слово «почти», так как у нерасторопных из числа тех расторопных, кто сколотил капитал, потребность в спешке пропала до конца дней. В Манхеттене сотни тысяч людей сидят по офисным комнатам и работают на расторопных за высокую зарплату. На мой взгляд, это несчастные люди и на их жизненные приоритеты обращают внимание только политики, поскольку они образцовые избиратели. А счастливым людям с ними абсолютно нечего делать. Быть счастливым, это иметь интересные идеи и интересные отношения с людьми. Меня всегда привлекали отношения и я счастливый человек. Если у вас другие понятия о счастье, то я не возражаю, мы разные. Вам деньги, а мне женщины. Устраивает?
4.
На собеседование я поехал немного заранее на скоростном автобусе, остановка которого на углу дома, где я снимаю квартиру. Ехать на подземке дешевле, но менее комфортно. Я не каждый день езжу в Манхеттен на важные переговоры, поэтому лучше иметь гарантии, что из-за какой-то задавленной на путях крысы, не прибудешь позже назначенного времени.
Я вышел в районе Парк Авеню и окунулся в шум автомобильных моторов перемешанный с гомоном пешеходов. Пешеходы спешили, пили кофе из бумажных стаканчиков и громко говорили по сотовым телефонам, стараясь пересилить окружающий шум. Сизифов труд. Чем громче сам говоришь, тем громче окружающий шум и тебе уже надо затыкать одно ухо пальцем другой руки, поскольку так поступают абсолютно все, то гул в центре города стоит почти круглые сутки.
На собеседование я оделся в деловой костюм из коллекции Трампа и строгие туфли Босс. Они не настолько дороги, что бы у будущего босса были неприятные эмоции и не настолько дешевые, что бы чувствовать себя не совсем ловко в компании незнакомых людей. В фойе здания, где размещалась фирма, я снял добротный плащ, подогнанный по фигуре в стиле модели «Реакционер». Я не высокий и плотный, поэтому предпочитаю покупать полуфабрикаты в хорошем магазине и там же отдавать для подгонки по фигуре.
У дежурного я зарегистрировался, получил карточку гостя и устные указания на каком лифте и на какой этаж мне ехать. Пока ждал лифт оглядел себя в огромном зеркале, которое для этого специально и установлено между двумя дверями скоростных лифтов. Я достал из кармана носовой платок и протер им слегка озябшие руки. Которые от волнения могли стать влажными в тёплом помещении. Кто не волнуется перед важной встречей?
Припомнил, как три года назад проходил интервью для участия в команде дочери сенатора и там втрескался в одну очень серьёзную особу. Даме было скучно и она немного со мной поиграла, но роман затянулся на пол года, а потом она меня бросила, так как информация об отношениях просочилась в ее семью. Она была в то время свободной от уз брака, точнее находилась в промежуточном состоянии. Один брак был расторгнут, а второй согласован, но не оформлен, так, что заповеди «не возжелай жены ближнего своего» я не нарушал. Звали её Линн Томпсон, она была кузиной сенатора и владела сетью гостиниц, которая давала приличный доход. В другие детали она меня не посвящала, да и я не стремился их узнать, так как у меня свой маленький бизнес по перевозке грузов, который меня достойно кормит и позволяет отдыхать в желаемое время.
Так в размышлениях о Линн я доехал до нужного этажа, где перед моим носом оказалась большая приёмная за полупрозрачными стеклянными стенами дымчатого цвета. На стене были вытравлены и отшлифованы буквы названия компании.
— Да,- подумал я,- у этих ребят полно денег, если делают стены на заказ и они уверенно смотрят в будущее. Самое место, чтобы провести несколько холодных месяцев в Нью Йорке.
После того, как закрылась дверь лифта, в сторону бесшумно откатилась стеклянная дверь, которую я сразу не приметил. Передо мной стояла прекрасно сложенная смуглая молодая женщина чрезвычайно приятной наружности и безукоризненного вкуса в одежде. Такой стиль не из прошлогоднего и нынешнего писка моды, а бессмертного делового. Я окончил текстильный институт и умею разбираться в качестве тканей и качестве пошива. До этого момента я такие ткани видел только на выставках, а таких женщин только в кино про крутых мафиози. Надо сказать, что я растерялся. Она что то мне говорила божественными интонациями, а я единственное, что смог, так улыбнуться и сделать вежливый кивок головой. Она поняла моё состояние и жестом указала на кресло в стоимость трейлера груженого свежими помидорами из Голландии.
— У Тома неожиданный посетитель, сэр. Он просит вас извинить его, посетитель из директоров банка, который проводит наши финансовые операции. Вам следует хорошо запомнить это лицо, так как по ходу работы, вам придется с ним иметь контакты.
Меня эта фраза ошарашила. Оказывается они решили меня взять без собеседования, а может это первая часть собеседования и Том смотрит на монитор? Вряд ли, люди с такими амбициями в детективы не играют. Я не заметил как она подошла ко мне с подносом, на котором была чашечка свежего кофе и пяток маленьких сахарных печений.
— Берите, не стесняйтесь, я сама пекла.
Я кивнул головой, снял чашечку кофе с подноса и взял пару печенюшек, от которых стоял тонкий аромат. Прекрасный и совсем лёгкий, как от редких сортов тростника на островах в Карибском море. Я откусил кусочек и подержал его немного во рту. Что-то далёкое и знакомое всплыло в памяти, которое я не смог определить.
— Сделайте глоток кофе, сэр и вы узнаете этот вкус.
Я поступил по её совету. Понял, что проверяют то, что я написал в резюме. Я сделал ещё один глоток кофе и сказал только одно слово:
— Картахена.
— Великолепно, сэр.
Хороший русский шпион сказал бы, что такие печенюшки пекла его мама и провалился. Я вспомнил Виллу Мирамар, что в десяти километрах от музея Пабло Неруда и красавицу за стойкой бара. Она не постарела за эти годы, только стала более женственная и более недосягаемая, даже для взгляда, видимо родила ребенка.
— Рад видеть тебя Винсента в такой приёмной, большой социальный скачок. Ты о таком и мечтала.
— Почему ты ушёл от нас?
— Я же нанялся временно работать и я люблю колесить по стране, а не бродить по лесу с автоматом.
— У тебя неплохо получалось, ты сменил имя?
— Нет, я был у вас по вторым документам. Это ты меня рекомендовала Тому?
— Том принимает решения сам, а я делают сахарное печенье и завариваю кофе, но только для своих друзей.
Дверь кабинета Тома открылась и из неё вышли двое мужчин в костюмах сшитых на заказ. Не из полуфабриката, а именно на заказ, под стиль походки, движения рук и поворота головы. Костюм нашего жильца в Белом Доме далее курительной комнаты этих господ не пригоден.
— Вот так занесло, -подумал я,- перед Томом представление одного актера не покажешь. Если откажет, то сам факт приглашения на интервью, будет лучшей рекомендацией для следующего работодателя.
Том остановился возле нас, я с Винсентой приподнялся и вежливо кивнул в знак приветствия.
— Джек,-сказал Том,-это наш новый парень, у него несколько имен и фамилий, можешь не запоминать. Мы с тобой его не знаем, а он в резюме написал, чем мы думаем с тобой заниматься.
Том глянул на печенье и добавил:
-Судя по тому, как Винсента его встречает, мы уложимся по срокам и по деньгам.
— Любопытно, а сколько он просит за работу?,- произнёс Джек и даже не посмотрел в мою сторону, будто меня там не было и ему меня не представляли. Я посмотрел на папку в руках Джека и прочитал буквы тиснения на коже:
«Джэксон Меллон Кулман». На его галстуке была булавка выпускника Гарварда 1983 года. Опытный волк. Название банка мне известно, имя тоже и проследить за его действиями будет стоить пару сотен. После этого его спесь поубавится.
— Джек, он имеет свое небольшое дело вне нашей сферы и достаточно обеспечен, чтобы не спрашивать о том, сколько стоит эта работа, которую он верно письменно изложил. Он на отдыхе этим будет заниматься, так что умножь в уме цифру на два.
— Согласен,- сказал Джек,повернулся в мою сторону и добавил,- у вас хорошие рекомендатели , сэр.
— У вас тоже, сэр, я имею в виду профессоров Харриса и Левицкого,- вставил я, так как эти двое в очередной раз стали лучшими из лучших в Гарварде и их имена мне попались вчера на глаза. Я имею слабость к информации о Гарварде, Йеле и Принстоне из-за надвигающейся порой ностальгии по науке.
— Кто его подослал?-спросил Джек и указал глазами на меня.
— У тебя есть вариант лучше?- спросил Том.
— Странная ситуация, приходит незнакомец и предлагает план, который придумал накануне, а мы этот план в секрете месяц держим,- сказал Джек.
— Есть разница, Джек,- сказала Винсента, его вариант для Среднего Запада, абсолютно чистое поле для работы, а наш в условиях дикой конкуренции казино Атлантик Сити.
— Ну, ладно,- сказал Джек и повернулся ко мне,- как тебя называть?
— Влад, сэр.
— Оставь премудрости этикета Влад для других, постарайся помочь Тому не просадить деньги в пустую. Судя по твоему костюму, ты знаешь толк в деньгах, но не имеешь их достаточно, да и в твои годы на такие работы проситься не стоит и займись английским, жуткий акцент. Тебе придётся убеждать женщин, образованных женщин.
— Спасибо за совет Джек,- ответил я, — избавиться от акцента я не смогу, но сменить его на другой, который более подходит образованным женщинам, постараюсь.
Джек повернулся, покачал головой и направился на выход. Стеклянная дверь открылась и после прихода лифта закрылась за его спиной. Том посмотрел на меня и кивком головы предложил следовать за ним в кабинет.
5.
Я переступил порог кабинета и был сначала поражен современным дизайном помещения, которое создает среду восторга от сочетания ультрамодной мебели и великолепия пейзажа за окном во всю стену. Впечатление, что ты не в здании, а высоко в облаках, внутри огромного экрана и являешься живым участником какой-то компьютерной игры. Следом за нами вошла Винсента. Она несла папку с документами, которая сочеталась с цветом её очков, губной помады, цветом большой картиной Энди Уорхола из серии «Цветы», которая висела посередине огромной стены и не терялась на ней, а самое главное, с видом заката, который был создан на окне одним нажатием кнопки.
— Присаживайся в кресло, Влад и расскажи, что ты не написал в резюме,-сказала Висента.
— Том, закат на окне слишком реален, он немного волнует и отвлекает, нельзя ли, что-то нейтральное поставить, типа мелкого дождя, он способствует спокойному течению мысли.
Том кивнул головой в знак согласия и нажал пару кнопок на своем письменном столе. Послышался лёгкий стук капель по стеклу, шум ветра за окном и по стеклу потекли струйки дождя. Я подошёл к окну и почувствовал холод за стеклом, сырость и меня немного передернуло.
— Впечатляет?
— Да, Том, такая виртуальная среда в которой удобно жить и Винсента хорошо в нее вписывается.
— Ревнуешь?
— О, нет, завидую. Мне эта девушка никогда не была доступна даже для взгляда, а уж, чтобы прикоснуться к плечу и мечтать не мог. Богиня, одним словом, я вижу продолжение мифов Древней Греции в двадцать первом веке. Греки-то с богами жили рядом, боги на горе, а люди под горой и вот я попал на гору, случайно, если бы знал, как тут обстоят дела, то не стал бы пытаться попасть на работу. У меня, разумеется, есть фантазия, а вот крыльев, увы, нет.
После этих слов я уселся в кресло, а Том за свой стол, на котором ничего не было. Не было и ящиков с документами, не было лэптопа или планшета, бумаги и авторучки тоже не было. Просто чистый стол и два кресла. Одно для хозяина кабинета, а другое для посетителя. Картина Энди Уорхола и Винсента доводили аскетизм помещения до совершенства. Полагаю, что по желанию Тома исчезала и картина и Винсента, он оставался один в этом мироздании и обдумывал то, что создает деньги там, внизу у подножия Олимпа.
Висента раскрыла папку и протянула мне. Там были условия контракта от которых водитель грузовика не отказывается. Потом она положила свою прелестную ручку мне на плечо и сказала:
— Начинай, у нас время ограничено.
К этому моменту у меня уже стабилизировалось умственное состояние и я коротко изложил идею, которая заключалась в следующем. В стране давно сложилась система развлечения на базе казино и тематических парков отдыха и все предприниматели хотят втиснуться в этот поток денег и отвести от него свой ручеек. Сами здания и торговые площади были построены лет двадцать назад, а спроектированы и того ранее. Поэтому всем приходится урезать свои идеи до размеров площадей старых построек. Кулинарное шоу превратилось в наблюдение сотни человек за работой нескольких, которые в конце предлагают судьям продегустировать их изделия, а остальные люди в зале сидят и облизываются, не понимая за что заплатили деньги, а в конце им ещё предлагают купить книжки этих поваров. Это первое, а второе в том, что итальянская, французская и азиатская кухня в том виде, как она существует в придорожных ресторанах с заманчивыми названиями типа «Оливковый сад», сплошной обман ожиданий желудка. Более всего меня раздражает предложение плохо сваренного кофе или сладкого холодного чая перед началом трапезы. Такие напитки вообще в меню любой национальной кухни отсутствуют. Просто легальный повод снять пару долларов с клиента, минеральной воды может и не быть, а только холодная из под крана со льдом. В таком ресторане на моле в Гранд Опри среди шума толпы, проходящей мимо столиков с людьми, усердно ловящих на вилки итальянские макароны, одно молодое дарование пело что-то неополитанское, а потом попросило чаевые за доставленное двухминутное удовольствие. На мой взгляд, нужны специальные помещения, большие площади с экранами, на которых показывается работа шеф повара. Для посетителей установлены такие же грили и разделочные столы, на которых есть всё необходимое для приготовления и они следуют указаниям с экрана. Любое блюдо требует время для приготовления и в это время повар-посетитель пассивен. Паузу заполнять концертными номерами в стиле кантри или лёгкого рока. Никакой итальянской и азиатской кухни, только своя южная и латиноамериканская, которая может быть приготовлена на заднем дворе или даже на балконе. Разумеется после того, как посетители шоу насытятся трудом своих рук, они осознанно купят поварские книги и записи артистов, которые выступали на шоу. И никаких запретов на пронос разрешенного к ношению стрелкового оружия. Жарить на открытом огне котлету из мяса бизона надо с кобурой на поясе. Не худо было бы рядом и стрельбище иметь. Ведь почти в каждой дамской сумочке рядом с косметичкой лежит пятизарядный револьвер хорошего калибра. Население Среднего Запада не озабочено проблемами сексуальных меньшинств и содержанием сахара в Кока Коле. Надо дать людям хорошо провести время в среде себе подобных. Именно они создают костяк Армии страны, а не обитатели гетто мегаполисов. Выпить виски не грех и от хорошей сигары после сытного обеда давно никто не умирал. Остальное технические мелочи.
— Наш друг любит жареное мясо с дымком, глоток Джек Дэниэлс и глубокую затяжку гаваной?-спросил Том у Винсенты.
— Нет, Том, он предпочитает грех пороку.
— Поясни.
— В смысле греха Адама, он оценил не только свою наготу, но и наготу Евы. Адам оказался прав и мы с тобой хорошо живём на прекрасной Земле, а не летаем в облаках.
— Надо ли полагать, что в примерах из его активной жизни, которые он привёл в резюме, присутствует грех?
— Надо так и полагать, настоящие мужчины не изменяют своим жизненным устремлениям.
— Если это не мешает основной работе, то я не против если он тебя сегодня пригласит на ланч.
— Спасибо Том, мне с тобой приятно будет работать,-сказал я и приподнялся с кресла, следуя за движением головы Винсенты, которое означало, что время аудиенции закончилось. Через полчаса мы с ней сидели в небольшом кафе и она вводила меня в курс обязанностей. После того, как она ответила на все мои вопросы, мы поднялись и я проводил ее до дверей небоскрёба, где размещался бизнес Тома.
— Влад, ты правда тогда считал меня богиней и не осмеливался проявить вольности?
— Да.
— А сейчас?
— Тоже.
— Спасибо, выполни тогда одну просьбу богини.
— Какую?
— Поцелуй меня на виду всей Парк Авеню и камер наружного наблюдения.
Я поцеловал Винс, так мы называли её раньше, не просто в щечку или легко в губы, а с желанием, которое зрело внутри меня несколько лет. Она это желание знала и берегла на потом, до лучших времён, которые настали. Ничего другого , кроме этого поцелуя между нами не было и уже не будет, наше общее время прошло и настало личное время каждого. Но я ей благодарен за такую память обо мне.
6.
Вечером в пятницу я занимался в спортзале теннисом и один мой приятель пытался правильно мне поставить удар, но все его усилия шли прахом. Мы вышли в фойе и заказали по фруктовому шейку. Не успели мы сделать по паре глотков, как появился Том, поискал кого-то глазами и улыбнулся увидев меня.
— Это мой босс, Ник, придётся прекратить истязание твоего терпения.
— Ну, давай, соври ему о своих успехах, ракетка идет к твоей комплекции, пока.
Ник поднялся и пошёл в сторону раздевалки. Я встал и помахал Тому рукой, приглашая его к столу.Том подсел и заказал себе кофе.
— Винсента сказала, что по твоему мнению мистер Кульман недооценивает нас?
— Том, он недооценивает тебя.
— В этом моё преимущество перед ним, Влад. Откуда ты берешь информацию?
— Отраслевые журналы, колонки сплетен в местных газетах и блогах. Мне кажется, что скоро будут в газетах сплетни, что между вами деловые расхождения.
— Почему?
— Я встретил фамилию Томпсон в контексте, что клан сенатора не заинтересован в переводе шоу бизнеса в другие штаты. Я не знаю какой он имеет интерес в твоих делах, но ходят слухи, что директор Кулман приглашен к ним в имение на ближайшие выходные.
— Нормальное явление, ты далёк от круга этих людей и тебе кажется всё подозрительным. Томпсонам понадобились деньги и, возможно, большие и теперь они обрабатывают директоров банка средней руки, для получения льготного кредита. Оформление кредита в большом банке сразу попадет в прессу, что нежелательно ни банку, ни заемщику.
— Может ты и прав, но мне кажется, что Кулмана будут отговаривать от финансирования твоего проекта.
— Ты так думаешь?
— И после того, как банк отклонит твою просьбу, тебе не видать места директора.У Томпсона есть своя кандидатура.
— Это только рассуждения, Кулман меня сам подтягивал много лет до нынешнего положения, я его человек и ему выгодно меня иметь в составе решающих персон банка.
— Пусть будет так, как ты сказал, Том.
Том поднялся и потянулся за кошельком.
— Твоё кофе за мной, если я окажусь прав, то ты угостишь меня кофе в следующий раз.
— Спасибо за предостережение, Влад. Такие как ты, зря за кофе не платят.
Месяц спустя мы сидели с Томом в его кабинете и он радовался, что почти всё задуманное ему удаётся, за исключением подбора команды управляющих. Люди не отказывались сразу, зажигались идеей, а после некоторого времени сообщали, что получали другое предложение, менее интересное, но с лучшими финансовыми условиями. У нас не принято спрашивать детали в таких случаях, но я сегодня не стерпел, так как отказалась Джил, самая талантливая, полностью финансово самостоятельная, красивая и искренняя отзывчивая на мужское внимание, поэтому довольно резко рявкнул в трубку:
— Джил, какого чёрта лучшие условия, скажи прямо, что не так.
— Не ори, три миллиона инвестиций и все их, не мои, а мне 30 процентов от участия в прибыли, ты можешь это сделать?
— Джил, ты самая замечательная из всех женщин, которых я встречал, работая у Тома, спасибо тебе, считай, что я твой должник по гроб.
— Приходи ко мне сегодня на ланч, Влад,ты мне тоже нравишься за тоже самое.
Том слышал разговор, так как у нас с ним нет секретов друг от друга. Он потемнел лицом и понял, что каждый его шаг кем то копируется и лучше финансируется. Провал, его личный провал обеспечен и не видать ему места директора в банке и никаких более денег ему там не дадут, а просить деньги в другом банке, значит раздувать собственную несостоятельность.
— Влад, я кажется, должен тебе за кофе,-сказал хмуро Том,- считай, что ланч с Джил за мой счёт.
— Том, это пока только начало, скорее всего тебя поставят руководить их делом по твоей идее, но без участия в прибыли. Они найдут вариант, как отсечь от тебя и Винс и меня. Разумеется твоя фирма переедет в лучший небоскрёб на более высокий этаж и о тебе чаще будут писать в газетах, но упоминая не самого, а как человека Томпсона. Место директора тебе никогда не понадобится, так как ты будешь до конца дней наемным исполнителем своих планов. Когда тебе это надоест, я могу взять тебя помощником водителя на свой трактор с прицепом холодильником.
— Теперь я понимаю почему ты занимаешься разными интересными делами не долго, сохраняешь свою свободу принятия решений, свобода испаряется после первого перевода денег через банк.
— Мистер Кулман привнес в твой бизнес личные мотивы, поэтому ты у него на крючке. Дружба с банкиром сродни дружбе с акулой в бассейне. Думаешь, он не смог бы занять пост председателя совета директоров? Без особых проблем, он самый молодой и самый одарённый, для него этот банк просто ступенька на самый верх. Он окончил одно из лучших учебных заведений в мире, сам богат и женился на дочке одного из главных держателей акций фонда, которому подконтролен этот банк. А ты из семьи среднего класса, даже ниже, образование не из престижного заведения, значит никогда не будешь членом их клуба, отмечу, что члены клуба, для таких как ты, не жалеют денег. Следи за мыслью, ты два раза развелся, первый раз женился на подружке из класса, но она ушла к футболисту, клуб которого был лучшим в вашем штате. Это была твоя первая ошибка. Потом ты женился после окончания колледжа, опять же на сокурснице, но она тоже покинула тебя ради спортсмена, опять же футболиста из местного клуба. Почему? Ты всегда дружил с теми, кто физически крепче, их гормональные процессы ярче и девчонки ушли. Ты сделал правильные выводы и занялся телом. Ныне ты выглядишь как мужчина , который знает толк в сексе, не в женщинах, а в сексе. Поэтому в твоей компании много красивых женщин. Им престижно работать на такого мужчину. Винс и недели бы не проработала с жопастым и брюхатым боссом. Работа на красивого босса сродни езде на взятой напрокат дорогой автомашине. Приятно щекочет нервы, хотя понимаешь, что не твоё и никогда твоим не будет. Женщина в дорогом нижнем белье себя чувствует много увереннее, чем в обычном, хотя бельё никто не видит. Настоящий мужчина определит сразу в каком белье женщина пришла сегодня на работу и подарит ей должное внимание. Но к этому опыту ты придёшь позднее, если не слишком поздно. Потом Кулману есть для чего тебя придержать рядом.
— Для чего?
— Ты газеты читаешь?
— Это дело Винс.
— Какие газеты ты ей поручил просматривать?
— Две лондонские финансовые и наши Баронс и Нью Йорк Таймс.
— В таких о тебе напишут дважды, после занятия должности в компании из списка Форчун 500 и после увольнения с этой должности. Так, что там ничего нет интересного.
— А где есть интересное обо мне?
— Ви Войс, Эйч Пост, Си Си Монитор.
— Там же грязь одна.
— Какие воспоминания вызывает чистое бельё с этикеткой в шкафу, если его ни разу не надевали?
— Не тяни.
— Мне попалась заметка, что Джек ради Милли оставил жену Сару и друга Тома на Багамах. Он был с красоткой три дня на вручении премии в Голливуде.
Том смутился и посмотрел на меня неприятным взглядом, а потом сказал:
— Что ты в этом нашёл?
— Джек, как директор по финансам в шоу бизнесе, удачно купил на имя банка права на новый мюзикл, вложил полтора миллиона и нашёл красотку Милли, которая покорила публику абсолютно всеми своими достоинствами, которыми щедро одарила её природа. Мюзикл имел успех и Милли получила премию, на вручение которой должен присутствовать хозяин авторских прав и банк отправил Джека. Подписан контракт на создание фильма и после проката банк получит еще миллионов двадцать, если не больше. Спал ли Джек с Милли? Может и спал, но заметка не об этом, а о том, что Том три дня был в Атлантисе с Сарой.
— Ну и что из этого?
— Ты занял место футболистов, которые разрушили твой брак. Ты физически более привлекателен для Сары, чем отец двух ее, пока маленьких, детей.
— Ты прав, Сара мне нравится.
— Она тебе нравится уже три года и ее отец знал об этом. В его сейфе после смерти рядом с завещанием нашли еще четыре заметки подобного содержаниям где упоминалось твое имя. После смерти все активные и пассивные доходы записаны на внуков и дочку, имя Джека упоминается один раз, что он не может распоряжаться частью наследства детей даже после смерти Сары. Джеку сейчас не нужна ни Милли, ни Сара.
— А кто ему нужен?
— Ты, для Сары. А кто ему нужен для семейного очага я смогу узнать после того, как он решит какая ступенька в его административном росте будет следующей.
— Понял, а что тебя связывает с Джил?
— Грусть расставания.
— Ты и Джил? Не представляю.
— Она тоже вчера сказала что не понимает почему мы провели вместе два уикенда.

7.

Вчера вечером я вернулся домой и, наконец то, выбрал время поразмышлять о своей личной жизни. Всё, что ни случалось, я воспринимал спокойно, так как знал, что у меня в запасе много времени на всё, а вот последняя встреча с Джил показала, что время то есть, да я уже не тот. Дело не в сексе, это дело техники и обоюдного желания. Дело во внешнем виде тела. Хотя Джил и не на много младше меня, не один раз была в разводе и опыта ей занимать не надо, она мне раскрыла глаза на себя самого, я эту правду знал, но никогда не думал, что данное состояние уже наступило бесповоротно. С возрастом партнёры переоценивают свои телесные данные и чем старше, тем более требовательны становятся не к себе, а к тому, кто рядом. Это психологическая возрастная проблема, а не физиологическая. Каждый себя видит таким, каким хочет и каждый видит партнера , какой есть. У каждого есть стереотип привлекательности, он срабатывает при социальной активности, а в постели нет.
Я полностью разделся и стал рассматривать себя в зеркале. На меня смотрел вполне крепкий коренастый дядя с не потухшим взглядом и хорошо выбритым подбородком. Череп с двумя шрамами был покрыт двухдневной седой щетинкой. Шрамы не сильно нарушают гармонию восприятия, а вот щетинка с проплешинами явно не облагораживает. Плюс седые волосы заметны в ушных раковинах и в глубине ноздрей. Но самое прискорбное, это густое седое волосяное покрытие груди и рук. Я усмехнулся и принял позу бодибилдера. Торс оказался в терпимой форме, а зад, увы, пока не висит, но уже не упругий. Самыми не презентабельными оказались генитальные части, они были покрыты волосами, похожими на пожухлую осеннюю траву. Икры ног и ступни были практически в идеальном состоянии, а выше ноги подернулись жирком. Правда не слишком сильно, но рельеф мышц, которые до сих пор на тренажёре показывают силу удара 800 кг, практически не виден. С таким задом на пляже нечего делать, а я с Джил ходил в бассейн!!! Плаваю я как крокодил и миля для меня не расстояние, но после того, как вылезаю из воды, представляю не сильного мужчину, а запыхавшегося дедушку на третьем этаже дома без лифта.
Мое сердцебиение участилось, я узнал правду, которую сказал вслух, следуя одной буддийской методике”
— Я уже вхожу в стадию пожилого возраста и мне надо себя оценивать не с позиции среднего, а пожилого. Вот эта разница в самооценке и не понравилась Джил. Я ей за это благодарен.
Hе весёлую ошибку мы совершили, начав раскручивать заведомо короткий роман. Короткий роман должен быть ярким. К сожалению, я промахнулся с ней. Она сама уже прошла эту стадию и вела себя адекватно возрасту поэтому мне понравилось ее тело. Её рост 5 футов и 8 дюймов, вес 130 фунтов, а размер груди почти идеален, так как она сделал подтяжку. Кожа на ягодицах не бархатная с возрастными впадинами, но джинсы и шорты сидят на ней великолепно. Она носит майки и блузки с рукавами до локтей, так как выше подтяжки уже не спасают внешний вид, не помогает и тренажер, мышцы замедлили рост. Плюс в нижней части живота шрам от кесарева сечения при поздних родах и он не радует глаза мужчины. Может есть ещё что-то, но я не заметил или, точнее, не захотел видеть. Оба уикенда мы провели хорошо, а вот в кровати были формально-обязательные отношения для таких ситуаций, без искры.
Она мне позже сказала, что её отталкивает седина, она никогда не представляла себя в постели с мужчиной, тело которого покрыто седыми волосами, которые после секса остаются на ее мокром теле. Ей очень не приятно их смывать под душем. Она ничего с этим поделать не может. Ей со мной хорошо до тех пор, пока я не начинаю линять. Даже если я лазером уберу все волосы, то из памяти они не исчезнут. Камуфляж из майки она не воспринимает, так как любит контакт тела с телом. Я заверил, что нормально воспринял её слова, без обиды, не буду оправдываться или что то предпринимать с сединой, так как красить можно любые волосы на теле, кроме отрастающей щетины, а «линьку» создал Бог и с этим никто из сухопутных млекопитающих ничего поделать не может. Джил предложила, что мы можем остаться друзьями, может даже близкими, но между нами не должно быть иллюзий, хотя ей нравится спать со мной, положив голову на грудь, она спокойна и утром хорошо себя чувствует. Она согласна на компромиссный вариант встреч без показа на публике. Пусть это будет наша общая тайна, тайна нашего несовершенства, которую мы будем скрывать друг от друга.
8.
Мы бродили с Томом в арт клубе и рассматривали картины, которые нужно было купить для интерьера его нового ресторана и по ходу обсуждали текущие дела. Появились супруги Смит и направились в нашу сторону.
— Вы не читали сегодняшний «Войс»?- Спросила Анна вместо приветствия.
— Пока нет, а что там?- спросил я, чтобы не ставить Тома в неудобное положение и дать ему время обдумать ответ.
Анна с неудовольствием посмотрела на меня, так как она обращалась к Тому. Но я его помощник и имею право раскрывать рот до тех пор, пока босс не скажет хватит. Поэтому опять встрял:
— Анна, вы читаете «Войс»?
— А почему бы и не читать? — ответил ее супруг.
— Харри, подписчиков всего 20 тысяч, а остальной тираж в стопках возле станций подземки. Бумага пачкает руки, не меньше сплетен, которые газета печатает.
— Там написано , что Кулман подал на развод, разве это вас не интересует?- сказал Харри.
Том посмотрел на меня и я понял, что настал его черед.
— Если бы Кулман ушел с поста директора, дорогой Харри, то нас бы он предупредил заранее, а уход от жены может подпортить лицо политику, а финансисту упростить налоговую декларацию,- после этих слов он широко улыбнулся, понимая, что Сара будет свободна в своих отношениях с ним.
Конечно будут сплетни насчет них, но всегда можно сослаться в узком кругу на завещание отца Сары, как причину развода, так как финансовая сторона брака не была секретом. Тому деньги Сары не нужны, так как кроме Кулмана у него есть другие партнеры в очень прибыльных проектах с другими банками. В отличие от наследственных богачей, Том шёл к нынешнему положению с людьми своего круга и не терял с ними дружбы. Половина его управляющих друзья детства и юности. Они не займут Олимп при жизни, но их внуки будут иметь этот шанс. И Саре появляясь на людях с Томом не придётся стыдиться. Супруги Смит попрощались с нами и мы продолжили обсуждение своих дел.
— Знаешь, Влад, Кулман много для меня сделал и потерять его лояльность было бы ошибкой.
— Разумеется, конфронтация не нужна. Он просто отсекает кусок прибыли побольше и группа родственников Томпсона ему в этом помогает. Законы капитализма действуют в угоду роста капитала, а не для укрепления мужской дружбы. Придёт время, Джек откусит кусок пирога и с их стола. К тому же, сам факт близких отношений с Сарой поднимет твой финансовый рейтинг очень высоко. Полмиллиарда свободных денег в руках близкой тебе женщины автоматически снизят стоимость кредита в любом банке, плюс «Верити Кэпиталс » фактически будет принадлежать Саре. Думаю надо пойти на сближение с Джеком и найти компромисс по нашему делу.
— Он пойдёт на него?
— Пойдёт, у меня есть копия счета за лечение у венеролога после гулянки в Голливуде.
— Это причина развода?
— Пока нет, но может ею стать в любой удобный для тебя момент. Самостоятельно я распоряжаться такими документами не имею права, ты мне поручил только доставать информацию, а не распространять её.
— Её никто не напечатает.
— Наивный человек, на утреннем шоу «Доктора» одна зрительница задаст на подобную тему вопрос и скажет, что нужно знать для подруги, а в посетительнице все «узнают» подругу Милли. Потом пригласят Милли на феминистское шоу, где она расскажет как Кулман её нашёл и сделал звездой и сколько сам на этом заработал, а девушка опять вынуждена была подписать кабальный контракт. Всплывает фамилия «Томпсон» и кому после этого нужен будет Джек?
— Ты мстишь Джеку?
— Том, я очень мелочный, он не счел нужным в первый день со мной поздороваться.
— Винс меня предупреждала, что ты Джека закопаешь после ухода.
Выбрав 5 картин мы прошли в кафе клуба и взяли себе со стойки по шампанскому. Том начал что-то говорить, но у меня уже внимание к нему было на нуле. Я всей своей толстой шкурой ощутил, как мурашки бегут по телу. Потом стало холодно в солнечном сплетении и мозги стали ватные. Состояние сродни растерянности от испуга. Пока я не понял, что произошло, но что-то в обстановке клуба изменилось и у меня началось головокружение. Том заметил изменение цвета моего лица и спросил:
— Плохо почувствовал, может пойдём отсюда на свежий воздух? Сердце?
— Совесть Том, совесть. Кто-то пришёл новый из гостей?
— Да, Линн Томпсон.
— Это моя смерть пришла.
— Ты её знаешь?
— Был грех, сам понимаешь, чего вилять-то, спал.
9.

Во мне всё замерло, каждая клетка погрузилась в анабиоз, сердце стало биться тихо-тихо и дыхание совсем остановилось. Такое состояние у меня было на рыбалке в Гондурасе. Я закинул спиннинг и, пока крючок с наживкой летел, я затылком почувствовал, что рядом опасность. Как я хотел, чтобы крючок застрял в воздухе и не плюхнулся в воду. Что бы я так стоял час, день, неделю, всю жизнь, лишь бы не слышать этого звука сзади. В полуметре от меня в воду сползла змея толщиной в мою руку. Позже мне проводник пояснил, что эта змея не ядовитая, просто надо быть осторожным и я правильно поступил, что замер. Она охотится на мелких животных и птиц, а человека может только придушить, что редко бывает. Эта характеристика вполне подходит и к Линн.
Среди всех звуков я чётко различал её шаги. С каждым стуком каблуков меня обдавало жаром, как порывом ветра в пустыни Негев в летние месяцы. Мне было спокойнее в полосе Газа и джунглях Амазонки, мне было бы лучше оказаться на Марсе без скафандра, чем сейчас в баре арт клуба. Я спрятал свои руки в карманы брюк и сильно сжал их в кулаки, чтобы они не дрожали. Стук её каблуков, как спица фокусника медленно проникал в моё тело, но не убивал. Линн обладала сильным женским началом, от неё исходят вибрации, которые заставляют мужчин поворачивать головы, даже в присутствии жен. Она не была красавицей с обложки глянцевого журнала, а была воплощением Деметры, греческой богини плодородия. От такой женщины любой психически здоровый мужчина хотел бы иметь ребенка. Про больного я и не говорю, так как сам болен.
— Боже, зачем мне такое наказание? Что я такого тебе сделал? Ты хочешь, чтобы я умер? Хорошо, Боже, я готов, возьми обратно мою жизнь, но пусть Линн пройдёт мимо и не заметит меня. Тут же много людей, дай мне шанс затеряться между ними,- произнёс я, совершая молитву.
— Не ожидал от тебя такой реакции,-сказал со смехом Том.
В зеркале я увидел, что рядом с ней идёт Джек Кулман и мне сразу полегчало. Причина Божьего наказания мне стала понятна. Всё же Господь мудр и милостив, он одарил меня чувством страха сначала, потом радостью познания его мудрости и знанием того, зачем всё это случилось. Что плохого в том, что появилась женщина, которую я продолжаю горячо желать. Она выбросила меня из своей жизни без всяких пояснений. Теперь ясно ради кого. Господь, я у твоих ног, нет пределу твоей мудрости. Я наставлю Джеку рога, не может такого быть, что бы пол года отношений Линн забыла намертво.
Джек был одет в клубный пиджак и слаксы, мягкие туфли и красивый галстук. Всем своим видом он говорил, что пришёл отдохнуть. Разумеется о статье в газетке ему доложили, а может он и сам её заказал, приурочив к сегодняшнему мероприятию. Для Джека не бывает праздников и выходных, у него нет дней, в которые он не зарабатывает деньги. И сегодня он прибыл сюда с определённой целью, показать, что новость в газете лишь сплетня, а на самом деле этот шаг удачное бизнес решение. Он теперь на короткой ноге с кланом Томпсона и полмиллиарда наследства Сары для него не наживка. Он и сам их может сделать.
Линн выглядела грандиозно. Была свежа, похудела, раздавала улыбки друзьям и даже познакомилась с двумя семейными парами. Первый выход в свет двух свободных людей с большими планами на будущее. Я снова взял бокал шампанского, но поставил его на место, так как рука еще подергивалась. Я не замечал деталей платья Линн, а только видел движения ее бедер, изгиб шеи при повороте головы, оголенные до плеч руки и пальцы, которые я когда-то целовал. Она подошла к соседнему зеркалу и стала поправлять локон коснувшийся божественного плеча. Голова ее была повернута в противоположную мне сторону, а поднятая рука на мгновение оттянула проём платья и я увидел округлость ее груди. Поздоровалась таким образом, значит следует ожидать продолжения, но инкогнито, как и раньше. Ее коварству нет предела.
А с другой стороны, кто я такой, чтобы Линн Томпсон показалась где-то вместе со мной? И если бы не Том, то я мог бы попасть в арт клуб сегодня? Нет, это не мой мир и никогда я там не буду и нечего обижаться на Джека за то, что он не счел нужным со мной тогда поздороваться. Он позже снисходил до этого и даже заводил разговоры по делам. Меня нанял Том, а не он и ему до меня действительно мало дела. Это меня распирает от самодовольства поболее всех вместе взятых посетителей сегодняшней выставки. Что сегодня не продадут, то в воскресенье покажут, как музейные экспонаты, любителям искусства, которым хватает денег только на входной билет, то есть таким, как я. Моя голова перестала соображать с появлением Линн и мы покинули выставку . Том заказал машину из гаража клуба и сначала подкинул меня домой в Бей Ридж, а сам поехал к Саре в Лонг Айленд.
10.
Утром Том позвонил и сказал, что бы его не ждали раньше полудня.Я сидел с Винсентой и пил предложенный кофе. Она была в курсе вчерашнего моего ступора и не задавала лишних вопросов, чтобы не ковырять болезненную рану еще больше.
— Не грусти, дорогой друг, на то это и жизнь.
— Я думаю о возникающем конфликте моих интересов в фирме. Одно дело для мужчины моих лет пить утром с красавицей кофе и молоть языком, а другое неутоленная страсть к зрелой женщине.
— Одна-две ночи, если тебе позволят, а я думаю позволят, и всё затихнет.
— Но она даже не взглянула на меня.
— Ага, и Джек не подошёл и не предложил сигару, кончай ныть. Никакого риска для нашего дела, ты просто ревнуешь её к Джеку.
— Ты права, Винс. Я слишком много возомнил о себе имея лишь карточку посетителя здания, а не карточку работника компании.
— Похоже на то, что ты чужие проблемы стал считать своими. Пойми, дело будет успешным или не очень, твой контракт окончится в любом случае и не твоё дело понимать почему Линн имеет интерес к Джеку и как этот интерес отразится на бизнесе Тома. Поверь мне, она прекрасно знает твое положение и твою уникальную способность поднасрать Джеку в самый неподходящий момент в её жизни. Так, что рассчитывай на пару встреч, на которых она погоняет тебя, как теннисный мячик об стенку. Я бы тоже так поступила. И вообще, дорогой, секс с молодой женщиной в состоянии легкого алкогольного опьянения, снимет с тебя этот груз надуманных проблем. Хочешь я позвоню в Элайт эскорт?
— Не так всё просто, Винс. Когда я задерживался в поездке из-за отсутствия груза, она ко мне прилетала и в Вегас и в Сакраменто, Чикаго и Атланту. Прилетала на одну-две ночи. Ради чего, секса, моей заумной болтовни или коммерческих тайн? Мы просто физиологически подходим друг другу. Кашу надо кушать ложкой определённого размера, чтобы насыщаться и получать удовольствие одновременно.
— Опять за старое взялся, она обязана тебя всегда оставлять, ложка хороша к обеду, а кроме обеда в ее жизни полно других дел. А для тебя этот обед стал навязчивой идеей. Если честно, то после откровения Джил, надобность в твоих услугах пропала, как выгоднее перепродать идею Том и без тебя знает. Ты ему нужен для чего то еще, он такой же расчетливый, как и Джек. Так, что пользуйся случаем и переспи со своей мечтой в хорошем отеле за счёт фирмы Тома.
Неожиданно зазвонил телефон . Винс сняла трубку и сказала:
— Мы ждём их.
Потом повернула лицо ко мне и прошептала:
— Джек и Линн.
— Ты их ждала?!
— Понятия не имела о визите, это игра Тома. И потом, служба сервиса не должна знать, что членов клана Томпсона в какой-то мелкой фирме не ждут со счастливыми лицами и масленой улыбкой.
— Водевиль, не удивлюсь, если следом за ними появится Том с Сарой, а мы будем им прислуживать.
— Том поделился в Джеком новостью о наличии у тебя оплаченного счёта венеролога и тебе придётся отдать его Линн. Теперь она в курсе всех деталей и участие в телевизионном шоу ее не прельщает. Джек будет со мной болтать в кабинете Тома, как старший патрон, а Линн раскрутит твои чувства на полную катушку в приёмной.
— Зачем надо Тому было сообщать Джеку об этом счёте?
— Сохранение лояльности будущему члену клана сенатора. Мне кажется ради подобного сценария тебя Том и нанял.
— Ты считаешь, что он просчитал всё наперёд?
— Разумеется, люди в подобных кабинетах в шахматы не играют, они играют людьми, что много сложнее.
Моё сердце забилось с бешенной силой. Во первых, я действительно хотел увидеть Линн рядом, а во вторых меня бесило, что я оказался наживкой на крючке, на который сейчас плюнут и закинут подальше со словами «На мой маленький крючок лезь тарашка и бычок». Винс ушла в кабинет Тома, а я остался в приемной. Дверь лифта открылась и появились Линн с Джеком. Когда автоматически открылась дверь приёмной я уже стоял с широкой вежливой улыбкой и приветствовал гостей длинной фразой с лёгким бруклинским акцентом.
— Линн, -сказал Джек,- этот парень за два месяца научился говорить по английски, слышала бы ты как он говорил раньше.
— Джек, я слышала как он говорит раньше.
— Ах, да, я и забыл, вы встречались пару лет назад.
Я пригласил гостей зайти и присесть в удобные кресла.
— Мистер Кулман,-сказал я на южный манер «мастаа», показывая, что Джек даже больше, чем хозяин бизнесa, Миссис Винсента сейчас по частному каналу беседует с Мистером Коат, не желаете ли вы с Мисс Томпсон чашечку кофе.
Линн подняла брови, к фамилию Джека слово «мастер» никто никогда не добавлял в её присутствии, да и лет двести такая форма уже не употребляется из демократических побуждений.
— Влад, я же просил тебя не быть формальным, я был тогда неправ, ты нам здорово помог, как помнишь я умножил в уме одну сумму вдвое, это был аванс, с сегодняшнего дня я её умножаю ещё в два раза.
— Спасибо Джек. Том не выбросил денег на ветер и тебе такие хлопоты с моей стороны тоже не предстоят.
Дверь кабинета открылась и появилась Винс с сияющим лицом. Она направилась к Линн и обняла её со словами:
— А мы с Владом сегодня обсуждали тот фурор, который ты произвела вчера в арт клубе. Конгрессмен Браун с супругой и председатель хедж фонда «ФТ Лайт» с супругой были тобой очарованы.
Линн ответила ей довольной улыбкой и теплом при обнятии. Затем она повернулась к Джеку и произнесла:
— В ближайшем выпуске «Войс» будет материал, в котором расскажут на какие картины ты обратил внимание, какие купил Том и какой эффект был от игры Линн на рояле в конце вечера.
Джек поднял брови и посмотрел в мою сторону. Я вежливо поклонился и жестом пригласил его пройти в кабинет Тома для беседы с Винс. С утра я был в редакции и убедил ведущего колонки новостей начать перед выборами чередовать сплетни со светской хроникой и таким образом получить несколько подписчиков, фамилии которых поднимут престиж газеты, а также часть экземпляров с красивыми новостями доставлять по офисам приличных компаний, а не складывать стопкой у входа в подземку. Список приличных компаний, где есть потенциальные подписчики на его газету, я приложил к материалу.
11.
Когда дверь за Винс и Джеком закрылась я сел на край стола и тяжело вздохнул:
— Линн, я так устал от всего этого, а особенно от твоего неожиданного появления на вчерашнем вечере.
Линн все еще производила сильное впечатление и признаться самому себе в этом равносильно очередной неудачной попытке проглотить большую таблетку с кальцием и цинком без стакана воды. Она всегда застревает в горле и хотя понимаешь, что это не обязательное лекарство, а просто пищевая добавка, всё равно пытаешься проглотить еще раз в надежде укрепить свой организм. Увы, кальций с возрастом вымывается из костей.
Линн выглядела великолепно, пряди её волос были прибраны и собраны на затылке. Неофициальная прическа, которая показывает пологость плеч, длину шеи и впадинку на груди, которая полуоткрыта в глубоком вырезе платья. Её глаза были слегка подведены, как и губы, но не сильно, а лишь для акцента мягкости и тепла и шаловливых ямочек на щеках, неувядаемый с годами щеках.
После моих слов, она не вставая с кресла, протянула ко мне руки. Мне очень этого хотелось, она была опытная женщина и я для неё не был закрытой книгой. Я не стал сопротивляться желанию моего тела, его нельзя обмануть самовнушением. Можно разозлить себя, можно даже покалечить себя, но тело от этого не перестанет помнить касание и запах ее кожи.
— Ты не подошёл ко мне вчера.
— С тобой был Джек.
— Ты с ним знаком.
— Кто я в этом клубе и кто Джек. Он пришёл объявить публике, что он по-прежнему на гребне волны, а меня привёл Том, оформить покупку выбранных им картин.
— Если бы вы взяли Винсенту с собой, то всё выглядело бы прилично.
— Ошибаешься, зная, что ты там будешь, я бы не пошёл. Хотя вру, пошёл бы, что вдохнуть запах , который шлейфом следует за тобой по залу, смотреть на твою прямую красивую спину, на движение бедер и ногу обтянутую до самой ступни шёлком.
Она молчала и я замолчал, так как боялся, мой голос начинал дрожать вместе с моим телом. На меня накатилась жалость к самому себе, довольно редкое для меня состояние. Я присел рядом с ней и прижался к её груди. Боже, какая благодать. И не мог себе поверить, что когда-то мы были в одной постели, что она допускала меня внутрь себя.
— Ты сильно изменился, стал мягким и чувствительным, а я думала, что ты меня прислонишь к стенке, как прежде, сожмешь грудь будешь пожирать меня сначала глазами, потом ртом, а затем и всем телом. Я хочу тебя таким.
— Я тоже так хочу.
— А чего ты ждёшь сейчас?
В интонации некоторая обезличенность сочеталась с недосказанной интимностью. Такое бывает, когда личное и деловое противоречат друг другу. Я отстранился от её груди и встал с кресла.
— Зачем ты пришла сюда с Джеком? Не на меня же посмотреть.
Линн протянула мне руку, что бы я помог ей подняться с глубокого кресла, произнесла вежливую фразу благодарности и подошла к окну из которого был прекрасный вид на Центральный Парк. Он был окрашен в разные цвета. На сплошном сером фоне кто-то раскидал вечно-зелёные пятна, запоздалые жёлтые и красные вкрапления, в пруду было отражение большого облака и вода казалась белой.
— Джек ищет компромисс в противостоянии и хочет через Винсенту передать его Тому, которого очень ценит. У Тома будет золотая клетка большего размера, только и всего.
— Это не сработает, слишком лично.
— Бизнес не должен иметь личные мотивы. Джек и хочет их удалить. Без этого Том спустился на ступеньку ниже и навсегда там останется. Это тебе некуда спускаться и нечего терять.
— Но и подниматься мне тоже некуда.
— Дорогой, это твой выбор и ничей другой. Тебе нравится лёгкая интересная жизнь, а большой бизнес это гигантский труд, труд до конца дней. Ты ведь собираешься на пенсию?
— Мечтаю об этом моменте.
— К сожалению, у меня нет такой мечты, в принципе она мне не позволена!!! Не зли меня. Я тоже хочу быть свободной!! Вот твоя свобода и моя несвобода и стоят между нами.
— Я тебя не узнаю Линн.
— А я тебя.
Дверь кабинета отворилась и показались Винс с Джеком. Джек глянул на нас обоих быстрым взглядом и произнёс:
— Уже поругались. Мы с Винс оставляем вас здесь на пару часов, так, что у вас будет время к нашему возвращению привести свои растрепанные чувства в порядок. Пока, дорогая, не сердись на него. Винсента, я поднял его зарплату в два раза и без моего указания контракт не закрывать.
12.
Когда двери за Винс и Джеком закрылись мы с минуту смотрели друг на друга. Смотрели безмолвно.
— Линн, я соскучился по запаху твоих волос,- прервал я затянувшееся молчание.
— Если бы я не появилась, то скучал бы и следующие два года, не так ли?
— Ты собираешься спать с Джеком?
— Какое тебе дело до этого? Сбор информации для Тома или ревность? Мы живём в одном городе и ты ни разу не появился на глаза и не спросил, что произошло, а встал в позу покинутого.
— Если ты ушла, то никакое объяснение не сделает этот факт радостным. Если тебе так хотелось мне что-то высказать в глаза, так начинай.
— Я не собираюсь спать с тобой снова.
— Я не про сегодняшний день веду разговор, а про прошлое время.
— У тебя свой мир, а у меня свой и законы общества не одобряют их пересечения, а ты пересек черту.
— Какую?
— Я бегала за тобой по стране, как сучка, а ты это даже не замечал.Ты прирожденный холостяк, а мне нужен муж, нужен секс не в гостинице, не в траке, а дома.
Снова возникла пауза. Я действительно не собирался на ней жениться, даже ,мысли такой не было. И представить у неё такое стремление я не могу даже сейчас. Да и сейчас тоже не хочу брачных обязанностей.
— Ну, что ты молчишь?
— Мне нечего тебе сказать, но я не уверен, что ты права.
Я опустил взгляд на свои туфли и провел носком правой ноги по паркету. Линн опять нарушила комфортное течение моей жизни, всё смешала. Какое мне дело до ее социального статуса. Я и говорить то так вежливо, даже по-русски, не могу, как у них принято. Мои мысли отлетали от стенок черепа, как теннисные мячики и каждый раз пролетали мимо цели. Её присутствие меня лишало трезвости ума всегда и за свои поступки я не могу отвечать, так скажет любой психолог.
— Линн, пойдём пообедаем?
— Ты считаешь это возможным?
— Да.
— Почему?
— Ты меня так же хочешь, как и я тебя. И не говори, что это не так.
— После этого мы расстанемся и вычеркни из памяти, что было, согласен? Нам не с чего снова начинать, старые отношения рухнули в пропасть и унесены потоком жизни.
— Ничего не рухнуло, Линн. Всё осталось, как прежде, только был перерыв, длинный перерыв и только.
— Ты серьёзно ? Опять по весне сядешь в свой трак и будешь путешествовать по стране, а я буду летать к тебе на трак стопы в дни, когда у тебя простои с грузом?
— А разве нам было тогда плохо?
— Ты идиот, но ты прав, тогда нам было хорошо, а плохо стало сейчас. Полагаешь, что я оставлю Джека ради тебя?!
— На сегодня да, а как дальше будет, я не знаю, это будет зависеть от тебя.
Открылась дверь лифта и через минуту в приёмную вошёл Том с Сарой. Ну прямо водевиль. Комедии Мольера блекнут перед современными сценариями, обязательно напишу рассказ на эту тему. Том не удивился отсутствию Винсенты и присутствию Линн. Женщины обнялись и заговорили на свои темы.
— Том, у меня что-то с головой, они вроде как поцелуйчиками обменялись?
— Они в одном классе учились, не обращай внимания, всё в жизни еще можно переиграть. Ты мне сегодня нужен, никуда не отлучайся, сейчас пойдём займёмся приятным делом.
После этих слов я направился к Линн и сказал, что по техническим причинам сегодня я с ней не смогу пообедать. Линн улыбнулась и предложила Саре покушать с ней, где-нибудь рядом, пока не вернулся Джек. Сара согласилась и дамы вышли. Я посмотрел на своего босса и у меня опять возникла в голове мысль, что я сошёл с ума. Том смеялся от души над моим выражением лица.
— Друг, тебе надо выступать в театре,-сказал он,- так играть не может даже Роберт Де Ниро.
— Что надо сейчас делать, босс?
— Мы сейчас пойдём покупать вечерние костюмы.
— Тебе их много надо?
— Один мне и один тебе.
— О Господи, а мне за что такая обнова? Никак обмывать повышение зарплаты?
— Не остри, мы летим сегодня в Ричмонд на ужин к Томпсонам.
— Летим?!
— Да, там у него имение и будет сбор средств для следующей избирательной кампании.
— И сколько я должен снять из банка для этого мультимиллионера?
— Платит Джек, мы только в роли декораций при нём.
— Знаешь, Том, у меня никогда не было такой интересной работы, мой интерфейс в голове замкнулся.
— Количество денег от одного лица, которое он может пожертвовать в фонд политика, ограничено законом. Чтобы не нарушать закон, заинтересованное лицо проводит на вечер своих людей и пожертвованная им сумма расписывается на них.
— Надеюсь сумма разумная и налоговое ведомство меня не возьмёт за одно место?
— Не волнуйся, они тоже жертвуют таким же образом.
— Кто бы мне сказал, лет сорок назад, когда я ходил на выборы в СССР, что моя фамилия будет в списке жертвователей в фонд американского сенатора,то я бы выдвинул этого Пророка на премию Нострадамуса.
— Как у тебя с Линн?
— Ты же слышал, что на обед она пошла с Сарой, а не со мной и всё благодаря тебе.
— Не горюй, найдём тебе молодую и красивую.
— Но мне нужна Линн.
— Не капризничай, со временем будет у тебя и Линн,только слушай внимательно Джека.
13.
Жизнь слоев общества, к которым ты не принадлежишь, кажется тебе знакомой, так как видел подобные сцены в кинофильмах. Надо отметить, что сцены режиссеры показывают верно. Это касается и высоких сфер и низких в равной мере. В каждом слое надо родиться и вырасти, чтобы у тебя не было дискомфорта от непонимания ситуации. Нас спасает то, что психология принятия решения базируется на общих для всех природных рефлексах. Сначала срабатывает природный рефлекс, а корректировку проводит приобретённый. Пока общение происходит на уровне природных рефлексов проблем не возникает, а позже взаимопонимание исчезает. Можно заработать много денег и подняться на ступеньку выше, можно потерять все деньги и опуститься на ступеньку ниже, но всегда в СМИ вас будут в первую очередь интересовать новости того уровня который вы потеряли, а потом новости нового уровня бытия. Средний уровень жизни самый подвижный, он условно средний. Это не застывшее число людей с определенным доходом, а число людей, которое постоянно пересекает эту черту в обоих направлениях. Спокойнее жить в зоне выше уровня бедности и ниже среднего уровня. Один шаг вниз и ты немного то и теряешь, что и горевать особо не надо, так как вернуться всегда можно без особого труда. Один шаг вверх и ты много приобретаешь большим трудом и терять это прискорбно. Смею вас заверить не все люди стремятся попасть на самый верх, большинство останавливается на уровне своего личного комфорта, включая сексуальный. Это особый вид комфорта, который разрушается мигом в любом слое общества, он дан природой, а не сознанием. Можно быть духовно близкими и физиологически плохо совместимыми. Как правило, брак есть форма компромисса в рамках своего социального слоя. Любить можно кого угодно, а хорошо жить вместе не всегда удаётся. Поэтому межуровневые союзы интересуют сценаристов и писателей, так легко прослеживается конфликт интересов. Иногда такой конфликт разрешается, а чаще всего нет.
Я умею носить деловые костюмы, а вечерние нет. Нет опыта поведения в такой среде, где требуется соблюдение многих формальностей, в том числе фланирования с бесстрастным видом среди картин, скульптур и дам, послуживших им моделью. Я не шучу, это дословно. Любой богатей украшает такими произведениями свой дом, как мы альбом фотокарточками. Иногда картина нравится больше дамы, а скульптура всегда нравится больше. Мужские портреты я не рассматриваю, льстить хозяину дома не прилично, а вот хозяйке надо.
На подобных встречах особо связей не заводят, что толку от того, что познакомишься с таким же наемным работником как сам. С работодателем там не познакомишься, у них свой круг. Шампанское будет тоже, а внимание прессы разное. Главное для прессы, кто был, а не сколько дал. Разумеется, главное лицо со всеми здоровается лично и кое-кого даже узнает и скажет, что рад видеть у себя снова. Радоваться не стоит, это форма политической корректности и тебя под локоток к своим кузинам не подведут. Вообще мероприятие скучное. Ты там чужой, костюм тебе дан, деньги, которые запишут против твоей фамилии не твои и все это знают, включая кузин. Бывают исключения в реакции на тебя кузин, если за тобой имеется грешок, такой остренький, как вкус перчика с мятой в зеленом салате. Он приятно щекочет рецепторы запаха и вкуса. Никто из них не скажет, мол, что она в нём нашла. Но при везении, могут и пожелать попробовать твою перчинку, разумеется на язычок, поболтать. А от болтовни проку мало. У меня пропал обед с Линн и это меня угнетает.
До вертолетной площадки езды не более десяти минут. Там нас уже ждали ещё четверо, как и мы, нанятых Джеком для этого мероприятия. Я никого из них не знал. Мы поздоровались и уселись в предназначенные нам кресла. Через три минуты пришли две дамы, которые немного оживили наш мальчишник своими нарядами и аппарат поднялся в воздух.
— О чем грустил всю дорогу?-спросил Том после прибытия в поместье.
— Ты видел площадку для выгула собак в парке возле твоей фирмы?
— Да, я люблю смотреть, как собаки резвятся, столько энергии и радости до визга, очень необычное событие для скучного бизнес района из стекла и бетона. К чему это ты вспомнил?
— Нас так же выводят на площадку, но порезвиться не удасться.
— Да, ладно, уже завелся. Это не самое неприятное за сегодняшний день.
— А Линн там будет?
— Не знаю. Она член семьи, правда не из самых важных, поэтому соблюдение протокола ей не обязательно.
— Посмотри, Джек с Сарой прибыл.
— Ты не прав, это Сара прибыла с Джеком. Отец Сары родственник сенатора, а Джеку только разрешили раскрыть кошелек, а могли не разрешить. Сара член семьи, а Джек принадлежит к клану семьи, это большая разница. Пойдем с ними поздороваемся.
Я люблю фильм «Крёстный отец», но события этого фильма были происходили давно и преувеличены, а реальная жизнь много серьёзнее. Основное не количество капитала, а количество легализованного капитала. Криминальные лидеры в этом уступают политическим.
— Привет друзья,-сказал Джек при нашем приближении,- Том, не мог бы ты составить Саре компанию, так как у меня много сегодня формальных встреч и ей будет скучно.
— Разумеется Джек,- ответил Том.
По русски ситуация описывается словами «пусти козла в огород», а на самом деле, окружающий меня огород спланирован хорошо и единственный козёл, которому это не было ясно, есть я сам.
Сара оказалась очень приятная женщина и вела себя как радушная хозяйка.
— Не смотря на все политические игрушки, сегодняшний вечер будет прекрасным,- сказала она,-Том, ты никогда не был злым парнем и не раз тут бывал, а я хочу немного похвастаться перед Владом. Ты не против, если я сменю твой локоть на его?
— Я ему полностью доверяю, Сара.
И после этих слов мой локоть уже был в ее руке. Коварные люди любовники, намёк я сразу понял, Тому пока рано появляться под руку с Сарой на таком собрании, ему пока не предлагали раскрыть кошелек. Я стоял рядом и ощущал вибрации обоих, они радовались удачно найденному решению появления в зале, так как Джек их ловко подставил.
Она вела в сторону парадного входа, а Том следовал чуть поодаль. Она уверенно себя вела, длинное платье подчеркивало достоинства ее фигуры, следовала чуть торжественно с высоко поднятой головой, длинная шея сверкала украшениями. Яркий свет освещал ковровую дорожку, встречные люди её радостно приветствовали, она им отвечала очаровательной улыбкой, а позади нас подкатывали один за другим лакированные лимузины из которых появлялись не менее эффектные дамы в сопровождении мужчин. Сопровождающий мужчина не всегда муж,но обязательно член его команды. Я преступал пороги многих дворцов музеев и никогда не задумывался о ритуале приёме гостей его бывшими хозяевами. Представляю как сверкали колье дам в царском Петербурге!
— Влад, я уверена, что перелёт тебя не утомил.
— Сара, если бы я знал, что увижу такое великолепие и войду в двери с такой восхитительной женщиной, то готов пешком обойти Глобус, лишь бы добраться вовремя. Об одном сожалею, что Том пожадничал денег на мой костюм, здесь лакей выглядит более прилично.
— Как я понимаю, тебе здесь нравится. Поверь мне на слово, это только «начало».
— Сара, я готов в таком «начале» жить до конца своих дней.
— Хм, может ты выберешься на уикенд к нам в Хэмптон?
— Там тоже будет приём?
— Да, но только друзей и без политиков.
— Сара, у меня нет слов, нет сил отказаться, но я понимаю, что это часть религиозного этикета на ступенях при входе в храм, поэтому я и говорю, что буду очень рад, рад как мечте, которую мог бы воплотить только великий Ганс Христиан Андерсон и то в сказке.
— А Джек говорил, что ты плохо выражаешь мысли по-английски. Ты родился придворным льстецом с медом на устах.
Мы вошли в зал и направились к маленькой комнате, где за столиком нас поджидал Том. Дверной проём был узкий и я легким движением высвободил свой локоть из руки Сары, правой рукой предложил ей пройти вперед, а левой слегка коснулся ее талии. Я заметил как вспыхнул Том и как благосклонно отнеслась к этой вольности Сара. Хватательный рефлекс у всех с детства и от него отучает только отрубание конечностей.
— Том,- сказала Сара,- твой помощник меня неплохо развлекал словами, пока мы сюда шли через залу, надеюсь, ты мне еще раз представится возможность поговорить с ним в течение вечера.
— Разумеется, мне придется сегодня некоторое время быть рядом с Джеком и Влад ещё раз погладит твою спину пониже.
— О Боже, как ты ревнив, это европейский этикет. Влад, покажи Тому как надо целовать руку даме и потом можешь заняться своими делами.
Я, не без удовольствия, еще раз позлил Тома. В детстве и юношестве надо ходить в музеи и театры, а не болеть за футбольную команду Зенит. Потеряет он и Сару. Разумеется не через меня, а через мужчину воспитанного в частном колледже. Я написал воспитанного, а не получившего образования. Образования у Тома достаточно для бизнеса, а вот воспитания для жизни в кругу, куда он так стремится, ему не хватает. Посоветую ему завтра взять уроки у какого-нибудь старичка наставника. «Брюки надевают сидя, молодой человек, а стоя танцуют»- эту фразу я раз услышал в советском кино и запомнил на всю жизнь.
14.
Прогуливаясь вдоль стены и рассматривая портреты предков сенатора мне встретился Иохим Холт. Отличный молодой человек у кого-то на подхвате. Мне нравится этот немец, он не стал переделывать своё имя на Айк и откликается только на Иохим.
— Привет, Влад, как тебе сегодняшний рабочий день?
— Спасибо, Иохим, хороший день, босс костюм подарил и даже разрешил с женой Джека под ручку пройти.
— Видел я вас, отличная пара,- подлец он эдакий, громко рассмеялся,- не обижайся, ты шикарно вел даму, она тебе понравилась?
— У меня есть свой ребёнок, зачем мне чужие,-грубовато ответил я,- потом будет домой приходить мой босс и просить разрешения погулять со своим ребёнком, как ты это представляешь?
— Извини, я с дуру.
— Не стоит, Иохим, мы все здесь с чего-то дуру.
Возле нас уже собрался кружок, который следил за перепалкой. Недоброжелателей всегда больше в такой кампании, чем порядочных людей.
— И с чьего же дуру, если не секрет?- спросил какой-то рыжий толстяк.
— С Божьего, сэр,-ответил я, а потом под усилившейся гул добавил,- может вы думаете Он в порыве очередного откровения направил вас сюда, как избранного?
Мужик оказался евреем и моя реплика оказалась с двойным смыслом, а это не допускается в обществе. На это Иохим и обратил моё внимание, довольно сухо.
— Откуда я знаю, обрезан этот господин или нет, он не носит пейсы, а значит такой же гой, как все.
Подошел солидный мужчина в котором я узнал сенатора. Я его ранее даже издалека не видел, а только на портрете в городской библиотеке. Ему видимо уже сообщили о сути перепалки среди посетителей. Он посмотрел на меня и спросил, почему я так себя веду.
— Я здесь в первый и последний раз и мне задают провокационный вопрос в расчёте, что я назову имя кого-то из устроителей и потом моему боссу посыпятся одна проблема за другой. Я его и осадил сэр. За такие вопросы бьют морду в темноте на стоянке трейлеров.
— Пожалуй ты прав, как твоё имя?-спросил сенатор.
Я ему назвался и сказал, что из команды Джека Кулмана и что своего босса всяким рыжим подставлять не собираюсь. Подошли еще люди и среди них была Линн. Она смеялась и прикрывала рот рукой. Так с её дядей ещё никто не разговаривал.
— А почему ты так переживаешь за босса?
— А за кого еще переживать-то, сэр. Бог дал жизнь, а босс деньги на жизнь. Такими деньгами водители траков не разбрасываются.
— Теперь я тебя припоминаю, ты был в команде дочки при поездке по восточному побережью и позже что-то натворил и мне про тебя доложили.
— Дядя, оставь его пожалуйста, а то он много ещё чего тебе наговорит, дай мне его увести,-сказала Линн.
— Хорошо, радость моя, но пусть он сначала скажет, что опасаются сказать другие, говори Влад.
Линн стала делать знаки глазами и руками, но я никогда не разговаривал так откровенно даже с мэром маленького города, а уж упустить такой момент я себе не мог позволить.
— Сэр, скажу очень коротко. Дела плохие, раз такие как я у вас на приёме.
— Позволь, может плохие дела у Джека, а не у меня?
— Нет, у вас , сэр. Я летел в кампании ещё семерых, ставлю ящик пива Корона, что вы не знаете имен и половины из них.
Сенатор рассмеялся и сказал, что я выиграл ящик пива Корона, подхалимы вокруг утирали слёзы от смеха, только Линн сделала огромные глаза и показывала обеими руками закрыть рот. Но, раз дядя разрешил мне с ней сегодня удалиться, то я договорю, что начал.
— Сэр, дела плохи у вас, вместо незнакомых вам людей на такие мероприятия должны были появиться только такие, как Джек и то отобранные вашим помощником, а таких нет, понимаете , нет!!! Не из кого выбирать! Денег у все завалом, а людей надёжных нет, а без них вам не пробиться на четвертый срок.
— А ты надёжный?
— Я временно работаю на Тома, сэр и мне без разницы какой будет результат выборов. Я в апреле сяду за руль своего трака и поеду по стране до следующей осени.
— Так ты не советуешь мне выдвигаться еще раз?
— Вам нужен проигрыш? Думаю, что нет.18 лет жизни отдали Капитолийскому холму, куда больше-то? Поскольку проигрыш вероятен, то надо выставить свежего кандидата, который если и проиграет, то вашу репутацию это не заденет. Вы тоже не с первой попытки попали в Сенат или я не прав?
— Ты знаешь такого кандидата?
— Не знаю, но на проигрыш подойдёт и Джек. Он расчетливый, не жополиз и вполне может вытянуть гонку, так как он засиделся в директорах, ему нужен простор. Он голыми руками пророет тоннель от Нью Йорка до Лос Анджелеса за обладание табличкой на столе «Сенатор Кулман.» За него я бы проголосовал, но надо в газете «Войс» написать, что сообщение о разводе не было проверено редакцией и послано туда его политическими конкурентами, как начало борьбы за место в Сенате.
— Если еще семеро таких, как ты, летели с Джеком, то он победит в гонке,- и Сенатор рассмеялся вполне искренне.
— Если вы не против, сэр, то пусть Линн меня уведет, как предлагала, а то мне действительно тут скучно.
После этих слов я поклонился знаменитому политику и направился к Линн.

15.

Я подошёл к Линн и подставил ей локоть. Она его приняла и мы неспеша пошли в танцевальный зал. Я уже забыл о Джеке и Сенаторе, мне было действительно без разницы, кто будет заниматься делами на Капитолийском холме, которыми я точно не интересуюсь. Выгонит меня после сегодняшнего вечера Том или нет, тоже не беспокоило. Главное, что Линн сама подошла и получила разрешение всесильного дяди побыть некоторое время вместе со мной и дядя, вспомнив мои прегрешения, не отказал в этом.
— Линн, ты поразительная женщина и я тобою восхищен, как прежде.
Моя спутница прижалась боком ко мне и немного замедлила шаг. Мои лопатки сжались до онемения и задержалось дыхание в груди. Я сделал первый шаг своими словами, а она ответила их принятием, прижавшись к моему боку. Язык жестов не менее красноречив, чем слова.
— Наконец-то я опять чувствую тепло твоего тела, дорогая, оно меня заполняет и вытесняет все желания, кроме одного, ты его знаешь. Ты его разделишь его сегодня со мной, скажи разделишь? Нет, не говори словами, а только касанием тела в танце. Ох, Иисус, как я жду этого касания, помоги мне сломать лед предрассудков.
— Я выросла среди этих предрассудков и ты должен с этим считаться.
Линн провела рукой по моей спине вверх и вниз несколько раз, что ещё больше распалило нас обоих. Я просто видел, как её желание вместе с каждым движением её груди, крепко прижатой к моей, заполняет меня , словно алкогольное опьянение, каждый её вздох эхом отзывается в памяти и проникает через каждую пору кожи.
— Расслабься и положи голову на моё плечо, Линн, нам будет обоим легче вернуться в прежний мир,- прошептал я, касаясь губами её виска,- прости меня, Линн, но ведь и ты этого хочешь.
— Я уже не могу танцевать, Влад, мне хочется соединиться с тобой под одной кожей, какой ужас, я сама себя убиваю в глазах собравшихся. Они на нас смотрят. Уведи меня из круга, пойдём возьмём шампанского и выйдем на террасу.
Эти её слова, как легкая рябь на воде, пробежали по моему телу и я бережно повёл её к террасе, как бы боясь нарушить идеальность, разбегающихся по телу, кругов желания. Возле двери мы взяли по бокалу шампанского и вышли на свежий воздух.
— Я не думала, что наша встреча будет такой тяжелой,-произнесла Линн.
— Ты можешь сделать ее легкой, если мы сейчас уйдём от сюда.
— О, нет, только не перед глазами всей этой родни.
После этих слов она приподнялась на носки, приложилась губами к моему лбу и провела по нему несколько раз полуоткрытыми губами, как кисточкой.
— Если мы проведём сегодня ночь вместе, то расстанемся до конца дней. Ты этого хочешь? Только одна ночь и годы молчания. Я тебе нужна только на одну ночь?
Линн прижалась своей грудью к моей и сделалa несколько движений, как чистят от потемнения любимую старинную серебряную вазу. Потом прижалась со всей силы и простонала
— Да сделай ты что-нибудь,ооо Боже,- и выпустила фужер с шампанским, который всё время продолжала сжимать.
Раздался стук битого стекла. И звон разбившегося хрусталя усилил звуки музыки, которая пробивалась через неплотно закрытые двери. Я застыл на момент, потом поставил свой фужер на столик, обхватил ладонями любимое лицо и стал покрывать его поцелуями. Она отдавала мне свои губы полностью и это было знакомо до сладостной боли, которая не забывается до конца дней. С этим чувством мужчины покидают этот мир. Чем больше таких страданий ты перенёс, тем дольше твои дни и тем желаннее смерть, если твоё тело потеряло восприятие такого блаженства. Я провёл кончиком языка по линии раздела губ, они были воспалены и горели страстью. Линн их расслабила и мой язык утонул в стоне вышедшего из её чувственного рта. Линн обхватила руками мою спину и сжала в кулаки пиджак на лопатках, а мои пальцы в это время скользили по локонам хорошо уложенных волос, полностью разрушая прическу. Она всегда была такая и всегда давала столько, что моё тело ещё несколько дней засыпало и просыпалось с этими переживаниями.
Когда первая волна нас покинула я продолжал слегка прихватывать зубами её губы, язык и скользить губами по лицу, шее и открытой части груди, наслаждаясь чудом её тела. Она отвечала простым поцелуем, который превращался в эротический мираж и трепещущее наслаждение. Иисус, спасибо тебе, ты наш спаситель, не книжный с чудесами, а реальный, который снова вдохнул в нас обоих жизнь. Мертвый не тот , кто прекратил дыхание, а кто забыл, что такое любовь.
— Линн, я только теперь ощутил, как мне тебя не хватало, не хватала именно того, как влечешь меня к себе, как ты своё желание делаешь моим.Это по твоей прихоти возникло мое чувство к тебе и только ты можешь его утолить, ты его сделалa таким, какое оно есть. И, пока я жив, я буду в твоих руках. Линн, прошу тебя, не бросай меня, как в прошлый раз, я не смогу найти тебя еще раз..
Вместе с дыханием в её груди слышался лёгкий хрип, который вибрациями стекал в меня. Её руки скользили под пиджаком по моему телу, терлись о бедра и вызывали возбуждение, которое невозможно удовлетворить вне постели. Руки Линн, как волны набегали на моё тело и отступали, то приносили зной, то охлаждали не оставляя места между нами даже для воздуха.
— Линн, я хочу тебя.
Она с закрытыми глазами гладила ладонями моё лицо, кожа реагировала на каждое касание её пальцев и отзывалась импульсами, которые пропадали в глубине тела.
— Считай, что ты имеешь меня, хотя ты нанёс мне обиду, я по прежнему буду молиться на то, как ты отзываешься на мои желания.
Линн повела меня с террасы вниз, в тень парка, где в беседке одной рукой взяла мой затылок, а другой стала скользить по телу:
— Ты не забыл еще, как было в первый раз? Как мой рот снимал твою эрекцию? Как ты выходил из этого клинча?
— Нет, это было больше чем секс.
— Я тоже и сейчас это тебе повторю. Ты будешь иметь то, что имел с самого начала. Ты сам сказал, что это возможно.
— Мне никогда не разгадать загадку моего влечения к тебе, мне даже не надо никаких фантазий, я всегда твой, как инструмент, на котором ты играешь.
— Мне этого мало, ты это поймёшь, когда меня потеряешь.
Мы не стали возвращаться в зал, а появились только к посадке на вертолёт. Я улетал в Нью Йорк, а Линн оставалась в доме дяди. Я выглянул в окно со своего места и увидел её глаза, счастливые и мокрые от слёз. Закрутились лопасти винтов, одной рукой она придерживала от ветра платье, а второй махала мне на прощание.

16.
«Не строй планов на будущее, они не выполнимы, не исчезай, так как от себя не спрячешься и я найду время к тебе ещё раз прийти». Она сказала эти слова при расставании, прошептала в самое ухо, медленно в ритм дыхания. Эти слова словно призрак сейчас преследуют меня. Она умеет поменяться ролями и оставить за собой очередной шаг. Я запутался с ней и это ранит. Ранит потому, что я хочу больше, чем получаю, хотя получаю максимально возможное в любой ситуации. Значит я просто болен ею. Психически болен, так как мои фантазии ума удовлетворяются, а потребности тела нет. Фантазии из одного мира, а потребности из другого. Эти миры пересекаются в моей голове, которая работает в обратную сторону. Обычно желаемое признаётся за действительное, а у меня наоборот. И чем больше мне она будет отдавать своих чувств, тем больше это противоречие будет расти. Я понимаю, что это наваждение, как бред при малярии. Рано или поздно появится хинин, чтобы прочистить мне мозги и моя дурь будет меня смешить. Будет ли в роли хинина другая женщина или другая работа, я не знаю, но конец этой мыльной опере будет.
Я попал в чужой социальный слой и из-за этого происходят все проблемы. Стиль моего мышления не для такого вида деятельности. Но у меня пока нет выбора в отношениях с Линн. Он, разумеется, есть, но скрыт от моих глаз. Я знаю, что было не так в прошлом и продолжаю за это прошлое держаться ныне. Допускаю, что я остался тот же и не допускаю, что она стала другой. Пожалуй в этом и есть корень проблемы ослепления.
На следующее утро я забылся в кабинете Тома и он меня вернул на Землю. Хватит витать в облаках, почитай документ. Документ был от Джека. Нам не надо будет искать деньги, он их предложил сам. Предложил под проект Тома, но с людьми Джека. Элегантное решение, так как все люди предварительно были найдены Томом, а потом перекуплены Джеком.
— Том, зачем он эти манипуляции сделал?
— Показать кто хозяин положения.
Том откинулся в кресле и поставил на окно звёздное небо. Изредка мелькали метеориты, потом набежали тучки и скрыли половину звёзд. Тихо вошла Винсента и уставилась на небо.
— Какое желание загадываете, ребята?
— Женщину на уикенд,-сказал я.
— Есть из кого выбирать?
— Ноль кандидатур, Винс. Может кого Бог и пошлет.
Том поднялся и сказал:
— Ты прав, никакого выбора нет и быть не может, это написано между строк документа. Отключаем мобильные телефоны и отдыхаем, как в отпуске, кому надо сам нас найдёт. Всё, идём по домам до понедельника, нет до среды, пусть побесятся. Телефоны включим утром здесь, выключайте и кладите мне на стол.
— Том а я причём к такому аскетизму информационной жизни. Мне маникюр надо сделать и вообще, у меня есть мужчина на выходной без всякого гадания.
— Что за мужчина, ты же замужем.
— Про мужа я и говорю.
— Не понял.
— Будем на моле в Вудбури покупки делать, как без телефона там он меня найдёт.
— Купи в магазине новый с предоплатой, я тебе верну деньги. Босс не должен отменять своих решений.
— Вы оба влюбленные дураки. Пока, хороших вам ожиданий от гаданий, не надо было разводиться в своё время. Лучше бы позже поженились.
— А я и так поздно женился Винс, в 31 год.
— Влад, с таким характером, как у тебя, и в 60 лет рано. Как вы мне оба надоели.
Когда за Винс закрылась дверь Том сказал:
— Я тебя хочу уволить.
— До окончания контракта осталось две недели, подожди и не надо будет никому отвечать на вопрос «Почему?»
— А у тебя нет такого вопроса?
— Он в твоей голове возник Том, а не в моей.
— У тебя удивительная способность быть всегда не виноватым.
— Ну, наговорил я на прошлой неделю всякого Томпсону, не тебе же.
— Нет мне. Я доверенное лицо Кулмана, а не ты.
— Кстати, он нам обоим зарплату платит, ты не забыл?
— Сенатор заказал телефонный опрос среди актива партийцев и абсолютное большинство предпочло выдвигать не его, а молодого консерватора.
— Не тебя ли?
— Томпсон отобрал трех человек, один из которых Кулман.
— Замечательно, я рад за Джека, он мечтает о таком положении в обществе.
— И не только он, Сара тоже.
— О да, представляю новости по ТВ, где на вручении Оскара присутствовал Сенатор Кулман с супругой, на которой были туфли от Миу Миу. Мечта любой женщины похвастаться нарядом на всё страну за один миг.
— Вот именно, Сенатор Кулман с супругой. Никакого развода не будет.
— «Кому что, а курке просо», так у меня в стране говорят при такой ситуации. Тебе охота воспитывать его детей? Может ещё алименты с Сарой потребуете? Она тебе на каждый день нужна? Сколько лет вы уже дружите в романтическом стиле? Потерпи и через пол года будет материал в газете «Войс»:Сенатор Кулман прервал отпуск и с Президентом отбыл на тяжёлые переговоры в Тель Авив, оставив жену и детей вместе с другом семьи на Багамах. Что стало хуже? Друг семьи, между прочим, стал боссом большой фирмы и занял пост директора в банке.
— Ладно, уговорил, отработаешь свои две недели. Где будешь в выходные?
— Пока не решил, если понадоблюсь звони,- и показал глазами на три лежащих на столе выключенных телефона,- босс решений не отменяет.
— Знаешь, я тебе порой завидую, ничего тебе не надо, кроме удовольствия от жизни и оно само на тебя прёт, как весной ледоход на реке.
17.
Я вернулся домой, залез в ванну и понял, что хочу уехать до среды из Нью Йорка. Чем дальше я от него буду, тем реже на ум будет приходить Линн. Куда ехать-то? Все рвутся зимой на юг, а я поеду на север, поеду в Вудсток в столицу рока и буддизма. У меня много воспоминаний связанных с этим городом. Вылез из ванны и заказал по интернету комнату в коттедже «Бед энд Брекфаст». В лесу и не так далеко от центра, где есть все увеселения для души. Ну уж там я и отведу душу.
Приехал в Вудсток уже ночью и завалился спать. Рано утром проснулся и вышел размяться на стоянку автомобилей. В коттеджах нет спортивных комнат. У моей машины работал мотор и горели фары. Что за обслуга в гостинице, не хватило им ума сказать, что забыл выключить мотор и свет? Мир полон идиотов, которые ещё с тебя по двести баксов снимают за ночь в маленькой комнатушке со старой мебелью и накрахмаленными занавесками с вышивкой. Камином обогревают, под старину работают, а на самом деле, экономят на кондиционере. К утру камин погас и стало холодно, от холода и проснулся, что я в 7 утра в городе делать буду, там и в 10 ещё рано! Направился к машине,полез по привычке в карман куртки и нашёл ключи от машины. В машине кто-то был. Ну и начало отдыха, если так будет до среды, то я уйду в монастырь, всего 10 минут до него ехать. Меня там еще помнят и примут. Даже голову брить не надо, готовый монах, только красную робу накинуть на плечи. Подошёл к машине и рывком открыл дверь. На водительском сидении, положив голову на руль, спала Линн. От резкого открытия двери она проснулась и уставилась на меня.
— Послушай, дай поспать.
— Пошли в комнату.
— Ок, я не хотела тебя будить и села в твою машину, что бы утром не потерять.
— Как ты меня нашла?
— Ты олух. Сам два года назад дал код от спутниковой сигнализации и найти твою машину можно с телефона, где есть карта Гугла. Потом звонишь оператору, называешь код и говоришь, что потерял ключи, тебе открывают дверь и заводят мотор сигналом со спутника. Остаётся только вежливо поблагодарить оператора.
— Линн, я тебя люблю.
— Да знаю я, пошли досыпать.
Я помог Линн выйти из машины. Она устало зевнула, прикрывая рот ладонью, потом потянулась вверх всем телом, встряхнулась, обхватила меня руками за шею и сказала:
-Не ждал?- и не дожидаясь ответа приложилась к моим губам.
Потом поцелуй ослаб, но осталась в прежнем положении в легкой дреме.
— С тобой, дорогой, скучно не бывает, пошли.
Нам открыла дверь хозяйка коттеджа и спросила:
— Вы спуститесь к завтраку?
— Оставьте нам что-то на кухне Керри, пожалуйста,-ответил я.
— Как записать в книгу гостей вашу спутницу, сэр?
Линн дремала стоя, ей было всё равно как называться, документы в любом случае показывает только наниматель комнаты. Я достал кошелек, отсчитал пять двадцаток и молча протянул Керри. Та их взяла и сказала:
— Спасибо сэр, вас никто не будет беспокоить.
— Если вас не особо затруднит, Керри, не могли бы вы зажечь камин, что-то прохладно стало к утру.
— Английский стиль, сэр, сейчас затоплю. В ванной комнате в шкафчике есть керамический обогреватель, чувствуйте себя свободно и включайте в любое время.
— Спасибо Керри, вы очень любезны.
В комнате Линн стала медленно раздеваться и проворчала:
— С обслугой ты такой любезный, аж завидно, может поможешь мне снять свитер.
Я стянул через голову свитер, потом ещё одну трикотажную кофточку, майку и лифчик. Соски на груди были твёрдые. Она заметила моё внимание к груди и отстранилась слегка.
— Не сейчас, набери ванну, но сделай воду не сильно горячей. В сумке найди шампунь и всё остальное и, будь добр, разложи по полочкам, мне нравится как ты это делаешь, ничего искать не надо, всё на глазах.
— Да, у тебя тут много всего,- сказал я, заглянув в сумку.
— Так до среды, ведь.
— Откуда ты знаешь, что до среды.
— Все мужчины дураки. Отключают телефоны, а в службу безопасности сообщают, что все сотрудники компании ушли на длинный уикенд и никого принимать не будут. Служба безопасности это сообщение передает каждому, кто звонит и спрашивает, почему не отвечают телефоны фирмы.
Я усмехнулся про себя, так как это сделал я. Затем направился в ванную комнату и взбил много пены, плюс бросил в воду немного английской соли. Пока я этим старательно занимался, хозяйка принесла второй халат и две чашки кофе. Женщины тихо беседовали о чём-то. При моём появлении Керри встала, извинилась за беспокойство и удалилась. Заговор против меня, не иначе. Через минуту Линн погрузилась в пену и блаженно закрыла глаза. Я стал доставать из сумки все ее баночки и увидел пачку кондомов. Пачка была начатая.
— Линн, на какую полочку это положить?
— Это не моё.
— Но из твоей сумки.
— Сказала не моё, значит, не моё.
— А как они туда попали? Святым духом?
— Нет, это я их положила, но я их не покупала.
— Разумеется и пачку не раскрывала.
— Совершенно верно, это сделал ты.
— Я!!! Прямо перед тобой да? Такое даже Даррен Стар для Сары Паркер не смог придумать в сериале “Секс в большом городе”.

— Ты сам хотел начать всё снова, а у меня сохранилась эта пачка с того раза или ты забыл, как было дело?
— Извини, Линн, твоя память лучше моей, но может без них обойдемся, всё же время нельзя повернуть вспять на сто процентов?
— Наконец-то ты соображать немного начал.
Пока мои страсти затихали Линн блаженствовала в пенистой воде. Минут через десять она меня позвала и когда я вошёл, протянула ко мне руки, показывая, что мне надо ей помочь. Старый приём, он мне хорошо известен и всегда радует, она не будет больше делать колкости. Я её приподнял, снял с полки полотенце, набросил на голову и стал сушить волосы и промакивать лицо. Она молчала,только время от времени поворачивала шею, показывая куда мне обратить внимание. Затем замотала полотенце наподобие чалмы и сказала:
— Продолжай.
Я обернул её тело в махровую простынь целиком, как запеленал. Чистые румяные щёчки меня манили и мне разрешили их покрыть поцелуями, как и протянутые для этих цели, чуть набухшие в горячей воде губы.
— Ты хороший мальчик, вытри мне спинку.
— Я не долго возился со спиной, потом она развернулась, вытянула шейку и подставила грудь для промокания полотенцем. Она сегодня была добрая и щедрая, выставила одну ножку на край ванны, я ее вытер и поцеловал каждый пальчик отдельно. Она поставила ножку на коврик и взглядом предложила сделать тоже самое со второй ногой, которую поставила на край ванны. Мне нравятся такие забавы с ней. Одно плохо, после купания она всегда спит и отвлекать её от этого опасно. Покончив с обтиранием я накинул на неё халат, каждую руку засовывал в рукав сам, как одевают маленького ребёнка. По сути, она сейчас и была маленькой девочкой, которой хотелось заботы.
— Можешь на руки меня не поднимать, я сама добреду. Ты уже нагрел постель?
— Конечно.
— Тогда пошли.
Линн скинула мокрый халат и полотенце с головы в ванной и нагая вышла в комнату. Камин немного нагрел воздух, а керамический нагреватель сделал постель тёплой. Я приподнял одеяло и жестом предложил ей лечь. Она легла и я её укрыл. Подоткнул одеяло со всех сторон и она благодарственно на меня посмотрела.
— Ты так и не научился бриться после пробуждения и со щетиной на лице покидаешь дом. Давай брейся и потом согреешь мне спинку.
Она права, я бреюсь после того, как спущусь за газетой в бакалейную лавку напротив дома. Выпью медленно чашку кофе, просматривая интересные разделы газеты. А уж перед облачением в костюм с галстуком и побреюсь. Если форма одежды джинсы и свитер, то бритьё откладывается на день или более, пока щетина не станет мешать сну при повороте головы на подушке. Работая на Тома я брился каждое утро, а иногда и вечером, если босс просил его сопровождать на встречи. Том всегда был чисто выбрит и его прическа не менялась неделями. Впечатление, что он сделан по технологии компании выпускающей друга куклы Барби. Росло ли на его лице что-то я не могу сказать, просто никогда не видел ничего, кроме идеально ухоженной кожи. Иногда мне казалось, что он инновация компании Эппл, просто новый вид ходячего электронного устройства для богатых людей, типа Джека.
Я не из тех мужчин, кто бреется быстро. Поскольку я делают это не каждый день, то посвящаю этой процедуре много времени. Не столько всяким ухищрениям в технологии, а размышлениям на тему для кого я это делаю и почему важен этому человеку мой бритый вид. Только после таких размышлений я выбирают технологию бритья. Бывает дело до часа затягивается. В случае с Линн, мне нет необходимости спешить, она сама сказала, что будет со мной до среды. Соответственно придётся каждый день заниматься перфекционизмом, привести в порядок брови, убрать волосы с ушных раковин и отбелить зубы. На этом фоне моё обветренное лицо при хорошем костюме приобретет черточки мужчины, который не потёртый жизнью, а имеет хороший опыт в жизни. Ногти и кожа рук тоже будут приведены в приличный вид, вилку будет брать не стыдно, как и гладить лицо, шею и грудь женщины. У Линн есть привычка прижиматься губами и щекой к ладони. Там не должно быть заусениц, а гладкие бугорки отшлифованных мозолей будут кстати. Любить женщину, это в первую очередь доставлять ей приятные мелочи, а не только секс. Последнее может сделать каждый удачно, в той или иной степени. В любовных отношениях важны не общие правила, а исключения, твои отличия, которые заставляют женщину останавливать свой выбор на тебе. Это она идёт на компромисс, а не ты.
18.
Когда я вышел из ванной комнаты Линн крепко спала. Могу вас заверить она и не ждала, что я наскоро поскребусь и мокрый нырну под одеяло, чем доведу её до визга и испорчу настроение. Своё настроение она доверяет мне, но не сразу, а после нескольких словесных уколов, которые намекнут мне, что от меня сегодня она ожидает. Мне от её иронии сегодня уже изрядно досталось, а значит она будет мила и мягка, главное теперь самому вздремнуть и дать ей возможность меня позже растолкать и отпустить последнюю колкость, которая и будет сигналом, что она не против заняться чем-нибудь активнее совместного сна.
Я вышел из ванны запахнулся в халат и осмотрел комнату, чтобы настроиться на спокойный сон в старомодной обстановке накрахмаленной чистоты, запаха герани на окне и еле слышного гула пламени в трубе камина. Линн лежала на спине и лицо её выражало спокойствие, oно пока еще не покрылось румянцем , который у нее бывает после хорошего сна. Я мысленно приложился губами к её щеке и она отреагировала, при выдохе приоткрыла губы и улыбнулась во сне. Я люблю касания её рук и представил, как она с закрытыми глазами меня обнимает левой рукой и кладет голову на грудь, в этом положении я боюсь не только шелохнуться, но и дышать. Она дышит за меня и мне только надо подстроить движение своей грудной клетки в такт её вдохам и выдохам, которые станут более глубокими и согревающими.
Одна её рука лежала поверх одеяла в том направлении, откуда я должен к ней прийти. Ладонь не была расслаблена, а слегка сжимала ткань. У неё красивые ухоженные пальцы, которые сексуальны сами по себе и я люблю их отдельно, поскольку они часто самопроизвольно меня касаются, когда Линн занята разговором, когда смотрит телевизор или прилегла рядом.
Были ли у неё неудачи? Наверное были, была бы счастлива, то не ехала ночью из Лонг Айленда в Вудсток. Неудачи привели её ко мне, они создали ситуацию, разрешение которой мы не видим и продолжаем углублять проблему. Я приоткрыл край одеяла и забрался в постель. Линн глубоко вздохнула и привлекла к себе, подставила губы и мерно задышала. Я коснулся их своими губами, просунул руку под ее мягкое сонное тело и передвинул её голову к себе на грудь. Она потерлась о неё щекой и уснула. Вскоре уснул и я.
Проснулся я поздно с мыслью, что наваждение закончилось. Состояние близкое к амоку испарилось из тела и головы. Наступили «будни», точнее время осознания ответственности за свои поступки, сделанные в каком то угаре. Я лежал с закрытыми глазами и мне хотелось снова погрузиться в дрему и проснуться, когда всё закончится без меня. Перегорел. Лежать надоело, открыл глаза. На низком пуфике у трюмо сидела Линн и с удовольствием расчесывала свои локоны. В другое время эта картина меня возбудила, я бы резко вскочил с постели, напугал её, нарушил весь порядок на голове и завалил в кровать. Не прекращая своего занятия и не поворачивая головы Линн спросила:
— О чём задумался?
— О семейном долге. Люди не зря назвали совместное проживание «долгом». Вроде , как обязанности перед государством, которое проникает во все сферы твоей жизни, включая секс.
— Последствий от секса не будет, у меня уже не тот возраст. Что тебя беспокоит?
— Могла бы и растормошить, а не прихорашиваться для похода в город. Опять всё на вечер откладывается. Какая тут романтика при пробуждении. Я уже так жил, убивает размеренность бытия.
— А ведь я хотела так поступить, а потом подумала, что ты в психованном состоянии неделю и тебе нужен отдых.
— Поступай всегда как тебе хочется и не решай за меня.
— Я могла бы на тебя обидеться за такие слова, но не буду. А поступлю, как ты сказал.
Она встала из-за трюмо, отклинула с меня одеяло и стала меня колошматить со всей силы. Я не успевал уворачиваться от ударов, так как эта фурия сидела на мне верхом и внутри неё клокотал вулкан ненависти. Попав под извержение вулкана о сгоревших подметках сандалий не горюют. Хорошо, что ещё не царапалась, она это может. Напряжение нарастало и должно было закончится либо окончательным разрывом, либо страстным сексом. Какой вариант выбрать она еще не решила, но сил уже потратила изрядно. Сильный тренированный боксёр еле-еле три минуты на ринге без отдыха проводит, а её гнев изливался на меня секунд пятнадцать, он не стал затихать, а переменился. Я не отбивал беспорядочные удары, а сдерживал их напряжением рук, мышцы напрягались и она это видела. Эти мышцы не несли ей боли, они только подчинялись её движениям и гасили порыв. Её нападение из атаки превращалось в игру. Причёска растрепалась, халат раскрылся, вся она горела огнём, который меня даже начал возбуждать. В один из моментов, когда ее грудь полностью оголилась, у меня возникла эрекция. Она как раз сидела на этом месте. Почувствовав её, она сбавила пыл и замерла. Не такой реакции она хотела, пару раз она поерзала и внимательно на меня глянула. Увидела, что я уставился на её грудь.
-Что ты там нашёл?
— Грудь стала выглядеть тяжелой, соски напряглись и торчат как взрыватели морской мины.
Линн собралась было продолжить борьбу или игру, как я почувствовал, что она увлажнилась в месте моего набухшего аппарата любви. Она поняла, что я это заметил и ей соврать о своей «ненависти» уже нельзя, она хотела секса, как и я. Её рот нашел мои губы. Она довольно сильно их укусила, но не до крови, а в отместку, потом стала проводить руками по моему телу, спускаясь в область бёдер. Я не оказывал сопротивления, а только стал стягивать с неё халат. Она высвободилась и оказалась прекраснее, чем я мог её представить. Линн заметила, какое сильное впечатление произвела на меня таким движением, взлохматила свои волосы и дала мне возможность войти в неё. На её лице была коварная улыбка и тут до меня дошло, что я проиграл битву и сейчас будет моё изнасилование, которое я остановить не смогу. Она довела меня до потери чувствительности ног и я взмолился:
— Не превращайся в некрофилку, если ты не остановишься, то я умру.
— Это всё, что ты хотел сказать?
— Линн, дорогая, ты уже не один раз кончила, хочешь обмывать труп от вещественного доказательства?
— Я тебя закопаю грязным.
Пока так разговаривали тело Линн сильно припотело. Она взяла край халата и обтерла взмокшую грудь.
— Антракт,- сказал я.
— Считай, что я спасла сегодня твою жизнь.
— На долго?
— Прoкатимся в город, а после будет видно.
— Принимаю ультиматум.
19.
Линн освободила меня от замка ногами и потягиваясь, как кошка, ещё раз доставила мне беспокойство, но уже ртом. Это действительно было беспокойство, так как никакой чувствительность в нижней части тела не было. Я смотрел на ее превосходное тело, мягкое, эластичное с очень правильными линиями округлостей:
— Что уставился на меня?
— Когда ты добрая, то нравишься мне больше.
— Чем?
— Ты даёшь мне ровно столько, сколько я хочу и так, как я хочу.
— А когда я сержусь?
— Даёшь мало, а берёшь много.
— И что я тебе сегодня не додала?
— Стойку кошечкой возле журнального столика.
— Нахал,-сказала весело Линн, поднялась с кровати и направилась в ванную комнату,- когда придешь в себя, принеси мне халат, пожалуйста, но только чистый,-и дверь ванной комнаты закрылась.
Можете считать меня больным на голову, но мне пришла на ум, не совсем приятная мысль, что за прошедшие два года она давала такую команду другим мужчинам. То, что они у неё были, я не сомневался, да и она никогда не клялась мне в верности, как и я ей.
— Ты ещё не ходил за халатом?
— Пока нет, собираюсь.
— А чем ты занимался пятнадцать минут?
— Думал о том, кому ты ещё давала такие поручения с халатом за последние два года.
— Я тебе об этом за ужином расскажу, а сейчас иди к хозяйке и попроси халат пошире.
Ну и стерва. А вскочил, запахнул свой халат и вышел в коридор. Спустился вниз, получил халат и поднялся. Линн сидела на кровати нагая и теребила себе соски.
— Быстро ты сбегал, торопился?
— Разозлился.
— Зря, всё, что между нами было, есть и будет только хороший секс и не более того. У тебя ко мне не было ни грамма любви, только желания трахнуть в удобное тебе время. И попробуй скажи, что это не так.
— Если с моей стороны будет чистая и святая любовь, секс улучшится?
— Хороший вопрос, он у меня крутился в голове, но так и не сформировался. Тебе нужны взаимные обязательства?
— Может друг перед другом, но не перед обществом.
— Знаешь, когда я с тобой, то забываю, кто я в обществе и возвращаться в мир условностей мне не хочется. Однако, оно мне нужно, так как я выросла в нём, а мир, в котором ты вращаешься, так убог в смысле комфорта и свободного времени, как убог ты сам в нём. Если бы ты постоянно не покидал его на длительное время, то никогда не возникла бы ситуация для нашего сближения. Ты это понимаешь? А с другой стороны, тебе нет другого места в стране, принципиально нет, как Тому, как Винс, да и Джеку тоже. Не у тех родителей появились. Мой мир не на много комфортнее мира Джека или Тома, но комфорт другой.
— Линн, мне твой мир чужд и скучен, как и мой мир. У меня там тоже временное пребывание. На старости лет мне просто захотелось моногамности с тобой.Тебе ведь тоже этого хочется, не так ли?
— Ты обычно излишне самонадеянный, без всякого на это основания, но в данном вопросе ты оказался прав. Я часто думаю, почему богатые, образованные мужчины моего круга, которые являются мечтой любой нормальной женщины, мне не доставляют во время близости полного удовлетворения. И пришла к выводу, что причина в том, что твой аппарат с нужным мне дефектом, он кривой, а остальное у тебя хуже, чем у них.
Я засмеялся после этих слов. Может она и права, так как судя по всему, примерила не один аппарат в жизни и опытная в таких нюансах.
— Линн, ты не проголодалась?
— Я знаю, что ты любишь вкусно покушать после секса, одевайся, поехали в город.
— Сейчас, только душ приму.
— Нет, мне нравится твой запах тела, я за ним приехала, а шампунь я могу нюхать и дома.
— Чуть-чуть, чтобы свежие трусы надеть.
— Ок, давай мигом, я их сама на тебя натяну.
20.
Мы быстро собрались и спустились на первый этаж. В кресле возле камина сидела хозяйка и читала глянцевый журнал. При нашем появлении она встала, улыбнулась и сказала:
— Доброе утро, присаживайтесь, думаю чашечка кофе и кекс перед уходом не помешают, на улице довольно свежо.
— Спасибо Керри, вы сама любезность, запах свежих кексов меня и разбудил.- с этими словами я усадил Линн в соседнее кресло.
— Зачем нам эти кексы и кофе, если мы направились в ресторан?
— Керри хочет нам что-то сказать.
— Ты уверен?
— На её месте я бы тоже так поступил.
Появилась Керри с подносом, на котором был небольшой кофейник и кувшинчик со сливками, кексы, рогалики, маленькие упаковки сливочного масла и баночка клубничного джема.
— Спасибо, Керри,-сказал я,- гостиницы вашего класса всегда привлекают традициями домашнего отдыха у родственников, хлопотное ли было сегодняшнее утро?
— Спасибо, мне приятно это было слышать, утро было обычное, заезжал помощник шерифа, покрутился, как обычно и обратил внимание на автомобиль вашей спутницы. Такой автомобиль редкость в нашей округе, но у меня не было желания посплетничать, да и он спешил по делам, я его проводила до патрульного автомобиля и он не стал вводить в компьютер номер этой машины.
Мы собирались ехать в город на Ройсе, к которому привыкла Линн. Теперь ситуация меняется и «Серебряная Звезда» должна закатиться на время за тучку, Линн совсем не нужны светские хроники из провинции. Она достала из кармана ключи от машины и протянула мне.
— Вы хорошо поступили Керри, сказал я,- нам Роллс Ройс не понадобится до утра среды, не мог бы ваш муж перегнать его на задний двор и прикрыть брезентом от баловства птиц. Знаете ли, их «бомбы» разъедают краску даже такой машины, я протянул ей ключи и шестьдесят долларов,- если у вас нет брезента, то купите пожалуйста.
— Не беспокойтесь, мой муж сделает всё, как сказали.
Мы поднялись, поблагодарили за кофе с кексами и пошли к моей Хонде.
— Не дорого ли я тебе обхожусь, Влад?
— Линн, Джек пока не Сенатор и будет ли, не известно. Зачем ему слухи, что мы были здесь вместе, если он появляется с тобой на людях?
— Я устала от всех задних мыслей, которыми полна моя жизнь. Кажется я только и занимаюсь тем, что показываю яркую обложку рекламного проспекта, а серые страницы мелкого текста, с хитрыми условиями оплаты, скрывают от покупателя. Дай порулить, я тоже хорошо знаю Вудсток.
Линн села за руль, поправила положение сидения и зеркал заднего видения.
— Штрафы за нарушение скорости придут на твой адрес, дорогой.
— Они придут в следующем месяце, а я к этому моменту уже не буду работать вместе Томом и газета «Войс» опубликует материал » Кто включил красный свет мистеру Кулману в предвыборной гонке?»
— Злодей, рули сам.
— Нет, дорогая, рулить будешь ты, а я скажу, где остановиться.
— Я тебя ненавижу.
— Взаимно.
-А ты-то за что?
— Классовая ненависть по Марксу.
— Ха, ха. Я уж думала что-то серьёзное. Ты в это веришь?
— Только в теорию прибавочной стоимости, вроде таблицы умножения. Можно использовать, как для проверки честности расчетов и для расчета возможности обмана при расчётах, два доллара помноженные на два всегда четыре, только эти четыре доллара не всегда в твоём кармане.
— Послушай, я бросила все дела на эти дни, чтобы побыть с тобой, ты это понимаешь?
— Понимаю, а я бросил все дела, чтобы тебя забыть, потому, что мне тяжело видеть тебя с Джеком рядом. Я приехал, чтобы побыть одному.
Линн задумалась, потом вздохнула, придвинулась и сказала:
— Может нам стоит устраивать настоящие свидания, хорошие романтические?
— Романтика с тобой мне не по карману, моей недельной зарплаты даже на одну лампочку твоей автомашины не хватит.
У меня не было в голове ни одной идеи насчёт наших дальнейших отношений, да и у неё тоже. Наваждение взаимное и только.
— О чём задумался?
— О том, что ты сегодня спасла мне жизнь.
— Мне нравится, что ты никогда не забываешь главного в наших отношениях. Хочешь я тебя укушу?
— Давай кусай и поедем.
Линн расстегнула ремень безопасности и потянулась ко мне. Я привлёк её к себе и она нежно языком пробежала по моим губам, отдельно по каждой, потом скользнула по линии соприкосновения губ, пробежала по зубам, раздвинула мне рот и начала затейливую игру, которая учаcтила мой пульс, разогрела кровь и перебила дыхание. В конце она прикусила мою нижнюю губу и подергала в разные стороны, как терзает Тузик шапку, без силы, с легким рычанием, отпуская и захватывая снова. Когда она решила передохнуть я ей сказал:
— Керри смотрит с крыльца на наши игры.
— Фотографирует?
— Нет, просто смотрит и рукой прикрывает улыбку. Видео у неё будет с камер наружного наблюдения, они 24 часа работают. Это приличное место.
— Я сделала, что-то не так?
— Всё замечательно,- и дрожь страсти пробежала по всему телу. Эта женщина нужна мне, ею насытиться невозможно.
— Тогда давай я продолжу, покушать ты всегда успеешь.
Я приник к её горячим губам, они были влажные, они возбуждали во мне рефлекс хищника. Я готов был их поглотить целиком. Потом Линн перехватила ртом мой язык и завела меня на полную катушку. Линн расстегнула плащ и я руками обхватил её грудь. В середину ладони упирались её соски, которые стали почти деревянными и подушечки моих пальцев делали круги вокруг них. У меня вырвался хрип:
— Линн, я хочу тебя сейчас.
— Поздно, я уже протекла. Садись за руль, езжай быстро в город, мне надо купить во что переодеться, не в гостиницу же возвращаться.
Я тормознул у ближайшей аптеки и Линн быстро исчезла за её дверями. Она была там не долго и вышла вся сияющая, села в машину и сказала:
— Влад, мне хочется снять с себя кожу и накинуть на тебя, как это делает осьминог со своей жертвой, а потом затянуть во внутрь и держать тебя там вечно.
— Если тебе хорошо, Линн, то это именно то, что я хочу тебе доставлять. Ни о чём не думай, только превращай мои чувства в это хорошее и мы будем если не счастливы, то благодарны друг другу.

21.

В среду я на работу не явился и послал Винс электронное сообщение о том, что полностью разбит перетрахом. Она быстро ответила:
— Тома не будет, по такому же поводу. Вы оба уже стары телами для таких желаний души. Пора и к Богу оборотиться.
— Уговорила, сейчас побреюсь от макушки до пениса и пойду в монастырь.
— Перед тем, как распрощаться с грехами зайди, я проверю чисто ли ты побрился, в неряшливом виде туда являться не стоит. Выпей виски стакан и ложись спать.
— Спасибо Винс за совет. Пошли свою фотографиию по сексуальнее, может вместо таблетки Тайленола поможет.
В ответ пришло фото ее среднего пальца с хорошим маникюром на переднем плане, а на заднем её улыбающееся лицо. Сделано веб камерой прямо сейчас.
Четверг был такой же, как все предыдущие четверги. Накопилось много электронных сообщений и надо с ними было срочно разобраться. Линн в мыслях отошла на дальний план, дело есть дело.
Не смотря на то, что я пришёл на час раньше, Том уже во всю работал. Был одет с иголочки, причёска без единого дефекта. Это я увидел через открытую дверь его кабинета. Он помахал рукой в знак приветствия, но не улыбался, как обычно, губы его были плотно сжаты. Я вошёл к нему и заметил, что он сердит до предела.
— Джек создаст клон нашей фирмы в Вегасе, хочет сделать транс-американское шоу соревнование в прямом эфире с нашим участием, как рядовых исполнителей.Всех людей заберет туда, а нам предложит набрать новых, мол в Нью Йорке талантов больше, чем в пустыне Невада.
— От кого ты узнал, не от Джека же?
— От Сары.
Я задумался над ситуацией. Тому обидно, был шанс получить «очень хорошие» деньги, теперь деньги будут в обычном размере, тоже хорошие, с моей точки зрения. За такие деньги он и на окне картинки меняет, плюс пользуется корпоративным вертолётом и яхтой Джека. На такие удовольствия даже «очень хороших денег» будет мало, уходить в оппозицию не имеет смысла. Хотя его душевное состояние я понимаю.
— Ну что скажешь?
— Том, я разделяю твою грусть, но по английски одним словом не скажешь.
— А по русски?
— У вас нет такого эквивалента.
— Приблизительно.
— Что-то среднее между большой пещерой и недоразвитым клитором.
— Ты правильно уловил момент моего душевного состояния, а попроще в вашем языке есть слова?
— Спутник, Гагарин.
— Что же общее между ними и мной?
— Твои желания, они слишком высоки.
— Это плохо?
— Рано.
— Почему?
— Зарплата Сенатора не настолько высока, чтобы оставить бизнес, вот он и сделал такой ход, чтобы в случае избрания, кто-то из своих перенял его дело до времени освобождения им кресла на Капитолийском холме. За пару сроков ты соберешь достаточно денег на собственные дела и вернешь ему налаженное дело, а он уже будет в преклонных годах и для него это будет достаточно, ты же будешь в расцвете сил и мощи капитала.
— Откуда ты это взял?
— Сам бы так поступил.
— Как отдохнул с Линн?
— Об этом знают два человека, а ты откуда?
— Тебя нигде не было и её Джек обыскался и оба появились в городе вчера после полудня.
— Ты её видел?
— Нет, она звонила из дома и спросила y Винсенты, вышел ли ты на работу. Та ей сказала, что ты попросил свободный день и Линн выругалась, сказала, что ты неисправимый бабник.
— Я? На каком основании?
— Иохим видел тебя с молоденькой девицей в гостинице Рамада, что за девочка?
— Болтун он. Мне Линн сказала отправить её в Манхеттен на автобусе. Иохим предложил свои услуги, но я не хотел, чтобы девица ему рассказала, что я был с Линн и посадил её на автобус, который идет из Рочестера в Манхеттен.
— Ага и кучу денег дал, та сияла и приглашала в среду заглянуть и получить должок обратно.
— Он это всё Линн рассказал?
— Не думаю, она его к себе не подпускает.
— И ты решил, что я был с девицей в среду?
— Сейчас да, Линн знала с кем тебя отправила и имела на это причины, она умная женщина. Поскольку ты выполнил часть обещания, а именно проводил девушку, а вторую часть, встречу с Линн в среду вечером отложил, то она имела все основания полагать, что ты с девицей.
— Ну и комбинация.
— Ха, ха,смешной ты, как Сенаторов на шахматной доске переставлять у тебя ума хватает, а двумя женщинами разобраться не можешь. Только не говори, что и забыл о девушке.
— Том, правда забыл, сегодня найду её в баре.
— А потом расскажешь об этом Линн?
— Конечно.
— Вы уже раз расставались, видимо по такой же причине и ты не сделал выводов, вполне вероятно, что расстанетесь еще раз. Что бы я тебе поверил, расскажи мне про эту девушку.
Пока мы разговаривали, Винсента стояла в дверях и всё слушала, на правах партнёра и личного друга. Я на неё посмотрел и мне стало смешно, как и ей.
— Давай дружок, рассказывай про девушку, так интересно, сил нет,-сказала Винс, вошла и села в кресло. Кресел было всего два, Том и Винc открыли по банке кока колы и приготовились слушать, а я стоял, как ученик в кабинете директора школы.
— Мы были с Линн в Вудстоке и решили около полудня перекусить в ресторане. Сами знаете, в этом городе с парковкой плохо, но зимой найти место можно. Запарковал я свою машину и вошли в зал.
— Вы уехали на твоей машине из Нью Йорка?
— Нет, она приехала на своей чуть позже, не перебивай Том, ты хотел о девушке узнать, а не о Линн.
— Не обижайся, продолжай,-сказала Винс.
— Заходим в зал, мест много и нас официантка Ника посадила возле окна.
— Как Ника выглядела?
— Винс, я расскажу и про официантку, поскольку как выглядит Линн ты знаешь.
— Не сердись.
— Ника особа приятных форм, лет тридцати, ниже среднего роста ирландка, с мягкой походкой. Обручального кольца на левой руке нет, видимо и не было. Однако мягкость форм и округлость брюшины говорят, что она мать, скорее всего одиночка и денег у нее крайне мало, так как косметика на ней даже не из аптеки, а из магазина уцененных товаров. Ногти с самодельным маникюром двухнедельной давности, волосы хоть аккуратно прибраны, но концы их секутся. Обувь на ней полуспортивная из магазина «Пэй лесс», то есть не дороже десятки, к тому же не чищенная и стоптанная. Однако зубы у неё красивые, хотя по нынешней моде не отбелены до состояния снега в Арктике. Она сама представилась и предложила выбрать напитки. Потом наклонилась к Линн и я заметил, что чашечки её бюстгальтера малы на один размер и слегка выталкивают грудь, но не красиво, это бывает в конструкции дешёвых моделей «пуш ап» типа Ла Скана или Джетта. Когда она повернулась ко мне, то я заметил небольшой кулон на золотой цепочке. Кулон был в виде первой буквы её имени и крайне неудачно выполнен из дешёвого сплава, а вот цепочка была из старого жёлтого золота и эта разница в деталях украшения бросалась в глаза. Я сделал ей комплимент насчет цепочки и она сказала, что она ей досталась от бабушки. Ника была очень довольна моим комплиментом, а вот Линн наоборот, скорее всего тем, что сама не заметила этой разницы, так как внимательно её изучала, когда она нам представляла меню. Это я попросил сделать это вслух, сославшись, что забыл очки в машине. Ника читала хорошо и давала уверенные комментарии к качеству блюд. Я задал ей пару вопросов пока Линн сидела и демонстративно читала буклет. У Ники был немного низкий голос, скорее всего от курения. То, что она курит много, говорил запах волос, цвет кожи на указательном и среднем пальцах и незначительное пожелтение зубов в районе десен, но зубы она явно чистит и хорошей пастой, типа Крест-про, экономя на чистке зубов в кабинете дантиста. По интонации и скорости чтения я определяю некоторые детали души женщины, которая будет около часа в пределах моего внимания и эти детали, как раз и определяют размер чаевых, которые я оставляю наличными, сверх обязательных, идущих в счёт на кредитную карточку.
— Ок, с ней всё ясно,-сказал Том,- переходи к девице.
— Линн настоящая аристократка, имеет такую выдержку, я ею восхищена, -сказала Винс,- куда ты засунул чаевые официантке, в передник или задний карман джинсов?
— Я положил их в ладошку, пока Линн выходила в туалет в конце обеда.
— Обнял, а потом провёл рукой по бедру и определил модель и фирму её трусов, да?
— Фирма Хайнес, Винс, так вы будете слушать о девице?
— Том, он просто тянет время и ждёт, что тебя отвлекут важным звонком и ему не надо будет рассказывать о встрече с Иохимом, официантку он потискал в дверях и в эти выходные к ней поедет, что бы забыть Линн, да?
— Винс, ты знаешь, что я давно люблю Вудсток и у меня много личных приятных воспоминаний связано с этим городом. Конечно я поеду и пообедаю в «Маунтайн вью» с бренди и, чтобы не возвращаться под градусом, заночую поблизости. Линн сама меня забыла. Eсли её рыщет Джек, то просто я инструмент в её игре с Джеком.
— Том, он самый преданный мужчина, которого я знаю. Как бы ему женщина не нравилась, он всегда даст ей шанс оставить его. Бабы дуры и на это поддаются. Он проверяет таким образом, насколько он дорог женщине и чем может она пожертвовать ради него.
— На сей день, Том, ни одна женщина ради меня ничем не пожертвовала, никто не прошёл проверку.
— Винс, он же тебя боготворит, почему ты его держишь на дистанции?
— Том, мне нужен мужчина с деньгами. Ты видишь мои сапожки ? Это модель Боталили фирмы Кристиан Лабутен. Ты ему столько платишь?
— Я и тебе столько не плачу, да и сам бы не стал кому-то такие подарки делать.
— А мой друг Сол, из Солоном Бразерс, просто оплачивает счета и просит не прижиматься перед каждым совместным появлением на публике.
— Так он женат.
— У нас общий ребёнок и он его обожает.
— Винс, мне охрана прокрутила запись, как ты перед входом с ним целовалась, — и указал глазами на меня,- и не просто, а с чувством, зачем?
— Во первых мне это самой хотелось, а во вторых, Сол ревнивец и тоже видел эту запись, и после этого я появилась в офис в туфлях Глиттер Дебют, так, что Влад инструмент в моей игре с Солом. Здорово он это выражение придумал, не так ли?
Зазвонил телефон, Том жестом показал, что сам снимет трубку. Сказал пару раз «Ок» и закончил разговор.
— Ну, мне пора, Винс ты его расспроси про девицу и Иохима, а потом мне доложишь.
Том поднялся из кресла, Винс тоже встала, я кивнул головой в знак согласия. Винс села в кресло Тома и мне показала глазами на место посетителя.
— Говори, только без деталей.
— За столиком в углу сидела девушка, я на неё не обращал внимания пока Ника проходя мимо не покачала головой, после того, как поставила ей стакан с водой. Я обернулся и заметил на столе три пустых стакана. Линн взглядом спросила, мол что-нибудь понимаешь? Я отрицательно покачал головой. Когда Ника принесла салат Линн её спросила, что это за девушка и почему Ника так реагирует на заказанный ею стакан с водой. Та поведала, что ночью гуляла компания из Нью Йорка, приехали на трех машинах. Девица устала и заснула, а друзья подвыпили и укатили, позабыв о ней. Она сидит и ждёт, может, кто о ней вспомнит и вернётся, а телефон и кошелек остались дома. Сама она не пила и не бесилась. Больше ничего сказать не могу. Хотела её покормить, но она отказалась. Линн велела пригласить её к нашему столу. Линн умеет давать распоряжения. Девицу звали Натаниэлла. Рассказала немного о себе, что кончает университет и работает официанткой в баре в центре Манхэттена. Хватает на комнату вдвоем с подругой, а вот на учёбу надо копить и не за каждый семестр она может заплатить, но хоть с перерывами платит, учится хорошо и рассчитывает на окончание с результатом в первой тройке. Потом найдёт работу и будет собирать на обучение дальше, хочет получить степень мастера и жить достойно, как компенсация за свои бедные и тяжёлые годы. В конце спросила, не из Нью Йорка ли мы, и не смог ли бы подбросить до Манхеттена. Линн предложила провести ей время с нами до среды, а потом ехать домой, но она сказала, что надо выходить на работу. Мы вместе провели пол дня в городе, потом Линн захотела вернуться в гостиницу, а девушку велела посадить на автобус в Согертис и дать денег на первое время, так как та уж совсем бедно выглядела в своей коротенькой куртке даже без искусственного меха на воротнике. Пока её вёз в Согертис поболтали, друзья её зовут Нати, а на работе Элли. Сказала, что деньги за билет отдаст и ей не надо денег «на первое время», оно еще полгода будет тянуться и от двух сотен полташками отказалась. Остановка автобуса из Рочестера у гостиница Рамада. Зашли в фойе, ждать надо было час и я ей предложил подремать на диванчике. Она заснула и облокотилась головой на мое плечо. Я немного её подвинул и обнял. И ей удобнее и мне. Неожиданно появился Иохим с Питером из Барклай, так какие-то финансовые переговоры были. Они заметили нас и подошли. Пока девушка спала, разговаривали шепотом. Но она проснулась и пришлось представить их друг другу. Я назвал только имена мужчин, а она представилась сама, как Нати. Таким образом я автоматически попал в её друзья. Она сказала мне на ухо, что надо в туалет и попросила денег. Я ей дал эти четыре купюры по 50 долларов и ей неудобно было отказаться при посторонних. Однако через минуту она вернулась и попросила помельче, так как автомат с прокладками не принимает крупные деньги. Я дал ей две десятки и она надолго скрылась. Иохим, разумеется начал подшучивать, такая совсем незнакомая девушка и смело просит мелкие деньги на подкладки, а я такой щедрый и крупные прямо в карман джинсов засовываю. Лучше бы не врал и разрешил ей с нами поехать. Кому нужны такие разговоры? Перед посадкой она подошла ко мне и сказала, что будет ждать в среду вечером после работы, чтобы должок отдать. Иохим это опять на смех поднял. И про Натаниэллу я, даже по настоящего времени, и не вспоминал, но сегодня зайду обязательно в бар и поинтересуюсь, как добралась. разумеется денег обратно брать не буду.
— Домой её после работы отвезёшь?
— Если согласится, в два часа ночи не совсем приятно пешком ходить, а на такси она не разорится под страхом смерти. Оплата учёбы святое дело.
— Ты не подумал, что в таком возрасте у неё должен быть друг, который её и сопроводит домой. Вполне возможно, что подружка в комнате и есть парень, который спьяну её забыл в Вудстоке.
— Думаешь после этого он останется ее другом?
— А у неё есть выбор, если она с ним делит оплату за проживание?
— Что ты имеешь в виду?
— Ей не придётся больше платить за койку с сексом.
— Думаешь это возможно?
— Ещё вчера было возможно, а сегодня они могли и помириться, поезжай в бар, а я позвоню Питеру и узнаю о чём была встреча в Рамаде, Тома это больше интересует, чем стоимость подкладок в автомате женского туалета гостиницы Рамада.

Женщина
1.
Натаниэлла Штейнберг сидела в углу за столиком в ресторане, название которого не найти на сайте Tripadvisor. Его она бы сама никогда не нашла и даже не искала. Она любит балет и оперу, а не рок в перемежку с наркотой и алкоголем. Занесло же её в этот Вудсток. Она умная, красивая, имеет хорошую цель в жизни и к ней идёт уже несколько лет. Она будет специалистом в психиатрии. Надо много потратить времени и денег на обучение. Времени у неё достаточно много, а вот денег всегда не хватает на оплату обучения, приходится собирать и платить за семестр, потом опять собирать и платить и так уже шесть семестров проучилась. У кого есть деньги уже закончили обучение, а она пока на середине пути. Но опыта у неё в жизни уже много больше, чем у быстро выскочивших из стен университета. В Манхэттене она встретила много молодых дарований, которые быстро взлетели и так же быстро опустились. Успех сильно действует на психику человека. Любой успешный человек уже ненормален, ему жить не среди себе подобных тяжело. Но парадокс заключается в том, что получать статус исключительности надо у тех, кто на уровне общей массы, без их признания ты не станешь выше них, это они тебя сами возвышают. Правда, они же тебя и снимают с пьедестала, обычно за то, что ты совершаешь поступки, которые укладываются в их миропонимание, а надо быть всегда вне и над ним.
Хозяин бара, где она работала, Хью Блэквуд гордился тем, что его заведение существует много лет и основано еще его дедом. Но не раз он сетовал, что не смотря на достаточное количество посетителей доходы не увеличиваются. Хью не из жадных людей, но для бизнеса в Манхэттене с его постоянным ростом налогов, прекращение роста доходов дело плохое. Натаниэлла несколько дней наблюдала за посетителями заведения. Днём это был обычный ресторан, а вечером открывался бар. Посетители были вечером такие же, как и днем, без особых претензий к жизни. Парни приходили с девушками и хорошо проводили время, но заказов на крупные суммы никогда не было. Натаниэлла решила поговорить с боссом о своих наблюдениях и постучалась в дверь его кабинета.
— Хью, ты не занят?- спросила она , приоткрыв дверь.
— Заходи, босс всегда занят, но для своих сотрудников обязан находить время, что у тебя за вопрос?
— У тебя две смены работает, одна для дневных обедов, а другая для вечернего бара с музыкой. Надо сменить одежду официанток. Если для дневного обслуживания бесформенные черные штаны, стоптанные тапки и фартук с блокнотом вполне подходят, то для вечернего надо девочек одеть в кожаные брюки, туфли на высоком каблуке и вместо блокнота планшет для заказов на поясе с NFC сервисом для кассового аппарата и смартфона клиента. Надо сделать сайт вечернего меню и прием заказа через гаджет, продвинутые молодые люди могут оплачивать с телефона. Будет другой контингент и другие доходы.
— Что ты хочешь за эту идею?
— Вложить 10 процентов в ее реализацию и иметь потом 10 процентов от прибыли. Мне нужны деньги для завершения обучения и получения степени мастера.
— А исков нам не будет, насчет принуждения официанток к ношению сексуальной униформы и потом, не будут ли к ним приставать посетители и опять же угроза исков ко мне за создание условий для сексуального оскорбления?
— Думай шире, босс. Современный бар 21-го века, вечера в виде шоу последних достижений программных продуктов и гаджетов, танцы и вендоры провайдеров сотовой связи. Пару дополнительных торговых разрешений и минута рекламы на ТВ снимут все твои опасения. Электроника бесполая сама по себе, однако жутко сексуальная и доходная.
— У тебя есть наличными 10% для такой идеи?!
— Будешь удерживать из зарплаты.
— Мне не нужна умная официантка, мне нужен управляющий таким баром, который проведет экспертизу, оформит все разрешения, сделает оформление и договорится со всеми участниками шоу и продаж. Ты будешь этим заниматься?
— Да, сэр.
— Вот тебе деньги, иди и купи новый комплект униформы для себя, я хочу посмотреть, как официантка будет выглядеть внутри помещения и что надо будет в помещении переделать. Зарплату я тебе подниму, что бы ты о «типах» не горевала.
— Босс, это риск.
— Я через два года с такими доходами выйду из бизнеса, а других идей у меня нет. Ты права, надо входить в долю. Правда не тебе, а моему бизнесу. Будем искать партнеров, которые раскручивают нестандартные идеи. Такие люди есть и ты их найдёшь.
Легко было придумать идею, а решить куда сделать первый шаг , трудная задача.

2.
После школы она уехала от родителей в Нью Йорк. Дома в маленьком городишке штата Арканзас скорее свихнешься от скуки, чем станешь врачом по этому направлению. Родители мечтали, что она будет продолжать их бизнес по продаже недвижимости. Какой это бизнес, сами живут в таком же доме, как и все. Правда на жизнь хватает, но не более, а после обучения в Нью Йорке, она собирается поехать на стажировку в Европу. Родители, не то, что бы отказали ей в оплате за обучение, но дали понять, что на её фантазии свои пенсионные сбережения тратить не будут. Она работает в хорошем баре, платят там достаточно, чтобы молодая женщина могла жить в Манхеттене, но не настолько много, что бы она могла учиться в Университете.
Как компромисс, она в складчину с другими пятью студентами сняла квартиру рядом с университетом. «Хозяином» квартиры считался Роб, он ей и предложил жить вместе с ним, а в двух других комнатах тоже жили пары, которые имели такой же устный договор насчёт совместного секса. Разумеется, ни о какой любви речь не шла, просто у взрослого человека все биологические функции должны работать. Они будущие врачи, а не пасторы. Особых претензий она к Робу не предъявляла, хотя сначала надеялась, что он , как «хозяин» квартиры, немного скинет ей арендную плату. Роб оказался крепким орешком в этом плане и ее первым «пациентом», на котором она проверяла постулаты своей науки.
Роб устроил гулянку и все набились в его старый микроавтобус, плюс его друзья на двух таких же старых развалюхах. и поехали в горы. Все они поклонники Рока, от звуков которого у неё болят уши. Ехали долго, она устала от тесноты и грохота музыки. Наконец-то приехали в этот ресторан и здесь перекусили. Пока друзья галдели, она отошла в сторонку и задремала. Очнулась под утро, когда уже ушли все посетители и уборщица нашла её спящей на подоконнике за шторой.Самое неприятное было в том, что её бросили и не искали. Денег с собой нет, кредитной карточки тоже, что взяла ушло за ужин, а телефон остался дома.
Натаниэлла не особенно горевала, решила, что друзья где-то застряли в другом ресторане и протрезвев будут её искать. Ей разрешили подремать до утра и даже дали чашечку горячего кофе с рогаликом. С приходом первых посетителей она поняла, что её забыли и ради неё Роб обратно в Вудсток не поедет. Девушка не стала плакать, а задумалась над ситуацией концептуально. То, что она выберется из Вудстока, сомнений не было. Скандалить с соседями смысла нет, надо спокойно доучиться этот семестр и найти себе другое жильё, босс поднял зарплату, дал интересное задание и ей теперь Роб не нужен. Он будет тормозом, так как ей сейчас надо много личного времени на обдумывание ситуации. И потом статус официантки пройден, она поднялась до уровня заместителя босса по всем вопросам, включая меню на вечернее время. Она сменит помощника шеф повара, который не имеет представления о европейской и азиатской кухне. Вечером посетители не будут кушать гамбургеры с жареной картошкой, а те блюда, которые показывают на соревнованиях поваров по телевизору. У неё будет там своя рекламная вставка. Так рассуждая о будущем, она выпила три больших стакана с водой. Идея созрела, у нее есть знакомые на студии CBS, которые ей помогут. Помощник повара и одновременно участник телепрограммы, обеспечит качество и цену блюд. И не плохо бы встретить мужчину, который кроме секса мог дать и толковый совет. Никаких мальчиков одногодок в её кровати больше не будет после окончания семестра.
3.
Натаниэлла оторвала взгляд от пустого стакана и светлым взглядом посмотрела на посетителей ресторана. Публика была типа её друзей, собственно, как и она сама, без лишних денег в кармане. Можно было бы познакомиться с парнями и укатить с ними в Манхэттен. Конечно будут приставать, но это не так уж и страшно. Заметила она и пару людей посолиднее. Дама средних лет, а мужчина много старше, но дама явно лидер и чем-то недовольна. А мужчина хоть и не возражает, но по лицу видно, что мысли его где-то в другом месте. На любовников не похожи. Дама холеная, а мужчина просто одет в приличного вида одежду. Может её охранник или персональный водитель, хотя нет, он делает вид, что с интересом официантку рассматривает. Охранник, смотрит на официантку, а сам сканирует взглядом зал и пару раз без всякой реакции на лице пробежал глазами и по ней. Она знает эти нейтральные взгляды, они точнее рентгеновского снимка. Ему здесь не нравится, много людей его раздражают. Привык работать без помех, значит они сюда случайно попали. Вообще, он не круга охраняемой дамы. Там держат парней помоложе и красивых, а этот потертый жизнью, как ветхий бумажный доллар. Он случайно оказался в красивом кошельке и его при случае дадут, как чаевые. Натаниэлла выглянула в окно и не смогла определить на какой машине приехала эта пара. Машин достойных этой женщины на стоянке не было. Интересно, значит маскировка.
Не успела она отвернуться от окна, как к ней подошла официантка и сказала:
— Послушай, тобою заинтересовалась солидная пара за столиком напротив.
— Почему?
— Я им рассказала, что тебя забыли. Кажется эта женщина хочет тебе помочь. Не отказывайся, таких дам у нас никогда не было.
— Спасибо, я тебе очень благодарна.
Как будущему специалисту по психологии людей, Натаниэле было интересно пообщаться дамой такого уровня. Ведь она и сама мечтала вырваться наверх своим трудом, быть в общей массе налогоплательщиков не велика заслуга.
— Доброе утро Мадам, спасибо за приглашение , сэр,- сказала Натаниэлла с вежливой интонацией.
Она не просительница, просто неудачные обстоятельства, а так она сейчас на жизненном подъёме. Стала она себя убеждать, да она студентка, но уже второе лицо в бизнесе, а с кем не бывают забавные истории.
— Меня зовут Натаниэлла, меня вчера забыли друзья в этом заведении. Я удалилась от шума и задремала за занавеской, увы, они не стали меня искать. теперь мне придётся искать себе новых друзей, старым я уже не доверяю.
— Меня зовут Линн,-представилась дама, — а моего спутника зовут Влад.
Её спутник резко глянул на свою охраняемую даму и даже не кивнул мне. Ну и задела она его.
— Может тебя представить Натаниэле другим именем?
— Спасибо, Линн, меня устроит и это его имя,- сказала Натаниэлла.
— Сэр, я извиняюсь, что доставила вам беспокойство, я лучше отойду на своё место.
— Сиди здесь,- сказал мужчина. В его голосе было что-то такое, которое не позволяет ослушаться. Дама даже заерзала после таких слов.
— И ты сиди Линн, я на вас обоих посмотрю, в вас есть что-то общее,- сказал мужчина.
С Линн слетела важность, как ветром сдуло. Да, дядя ни в какие психологические типажи не влезает, кроме, как «Разыскивается ФБР». Может он её похитил, а теперь решил и меня тоже, надо уходить и быстро.
— Натаниэлла, не беспокойся,тебе никто плохого здесь не сделает,- сказал мужчина- сейчас будем завтракать. Когда я голодный, то всегда в плохом настроении. Не стесняйся, заказывай, что желаешь, Линн будет за всех платить.
— Может я сама за себя заплачу?
— 75 центов в твоем левом кармане даже на стакан кофе не хватит, девочка,- буркнул мужчина.
— У меня больше денег,
— Да, 3 пенни в заднем кармане джинсов, извини, ты стоишь дороже.
— Ну , это уже слишком, сэр, я сейчас встану и уйду.
— Ты не у здания ООН и не надо демонстраций устраивать.
— А почему вы себя так ведете, сэр?
— Идут съемки документального фильма и ты в одной из главных ролей, знаешь , иногда набирают артистов с улицы, для правдивости сюжета.
В зал вошёл помощник шерифа и направился к столику этой пары. И правда кино начинается.
— Это ваша Хонда, сэр,- обратился он к мужчине.
— Моя.
— Её просили ночью открыть со спутника и завести мотор, дама назвала все коды. Мотор работал до утра, а машина никуда не двигалась. Это не мой вопрос, а от страховой компании, будет ли иск и нужен ли документ из полиции, сэр.
— Выпишите мне штраф за секс в машине на общественной площадке перед отелем, сэр. Я не буду его отбивать у судьи, хотя камеры наружного наблюдения отеля докажут мою правоту. Надеюсь вы не будете проводить полное расследование?
— Не буду, если вы ответите на вопрос.
— Ок.
— Какая из присутствующих дам оставалась в гостинице?
— Та, которая справа от вас, сэр. Мы сейчас и разбираем этот вопрос,- мужчина указал глазами на Линн.
— Спасибо, я не буду проводить расследование и сообщу страховой компании, что ключи забыли в машине после семейного скандала.
— Так оно и было, вы бы могли писать сценарии для телевидения. У вас большой опыт и я сам бы смотрел эти серии с удовольствием.
— До свидания, хорошего вам времяпровождения в Вудстоке.
— Спасибо сэр, сказала Линн.
— Влад,-сказала Натаниэлла,- интересно ты закрутил дело.
— Девочка- вставила Линн,-он всё наврал.
— А шериф?
— Шериф сказал правду.
— А я как в такую ситуацию попала?
— Чтобы шериф поверил вранью,- сказала Влад.
— И за этим вы меня пригласили к столу?
— Нет, только позавтракать, а потом Влад тебя отвезет в Согертис и посадит на автобус.
— Вы не из Голливуда?
— Нет, мы простые люди, но с другой планеты.
— А как она называется?
— Земля, Натаниэлла, З е м л я,- сказал Влад на растяжку.
— Фантастика, вы знаете, я учусь на отделении психиатрии и мне такие сумасшедшие никогда в литературе не встречались. У меня ведь и правда всего 78 центов, три из которых по одному пенни , которые в заднем кармане джинсов.
— Натаниэлла, -сказала Линн,- если ты плотно займешься моим другом, то степень мастера тебе обеспечена, второго такого ненормального нет в Нью Йорке.
— А он будет этому рад?
— Думаю, что да,- сказала она вздохнув,- но не рассчитывай, что он тебя поймет, просто говори, что тебе надо и он это сделает в лучшем виде.
— Вроде, как потереть лампу Алладина?
— Девочки, вы о чём говорите, я не улавливаю сути.
— О сексе дорогой, о чём же ещё две дамы могут говорить в присутствии мужчины,- сказала Линн.
Да, вот этот потертый доллар, мне и переправили. Стало жалко этого мужчину, ведь и мне он не будет нужен, более, чем на пару раз, как благодарность за доставку в Согертис. Может через него я с кем и познакомлюсь для своего будущего?
А с другой стороны, такой дядя лучше Роба и так врет, что полицейские верят.
То, что он Линн выгораживал, мне понятно. Но с кем она была в его машине? Такая дама и в Хонде, да всю ночь? Этому бы и шериф не поверил. Чует полицейский, что нарвется на неприятности и не стал документы у нас всех проверять, дядей ограничился и то по компьютеру, а сам не взглянул. Меньше знаешь, дольше служишь. Ему Манхэттан не нужен, он из местных и политикой не занимается. А дама явно из верхов. Надеюсь в её возрасте у меня тоже шериф не станет проверять документы, но и случая с Хондой у меня не будет. Взбираться тяжело по лестнице и долго, а падаешь быстро и всегда больно.
4.
Наконец-то дома. Столько случилось за последние сутки, что надо хорошо всё обдумать. Устроилась на диване, прикрыла глаза и стала вспоминать прошедший день. Вернулся Роб с кучей продуктовых мешков в руках и сразу стал объяснять, мол меня они не нашли и всем надо было быть к утру дома и он ей звонил, а она не отвечала. Потом заметил, чтоя не реагирую должным образом и спросил:
— Нати, тебя это не волнует?
— Уже нет, мой телефон был дома, а я только перед тобой зашла.
— У тебя проблемы, дорогая?
— О, нет, решения и много.Кстати позвони на мой номер, я не помню куда телефон в спешке бросила.
Роб позвонил и из-под кровати раздался звонок. Трахнулись и в поездку, а телефон упал в просвет между стенкой.
— Роб, достань телефон пожалуйста.
Роб встал сначала на колени, а потом попытался дотянуться до телефона, но не удалось и пришлось ему лечь на затоптанный пол. Он вылез, отряхнулся и протянул мне аппарат. Я убирала комнату накануне, а кто её затоптал, меня уже не интересовало. В другой раз я бы устроила допрос, а тут даже не расстроилась очередной пьянке с потрахушками в моё отсутствие. Открыла телефон и там не оказалось записей сделанных звонков с телефона Роба.
— Роб, ты точно мне звонил, тут ничего не отмечено?
— Да, несколько раз, наверное по ошибке на твой старый номер, надо мне его из памяти моего телефона стереть.
Роб быстро взял свой телефон и понажимал несколько кнопок изображая стирание номера, чтобы второй раз на вранье не попасться.
— Роб, не суетись. У меня нет таких духов, которыми пахнет полотенце в ванной. Опять была эта рыжая Гвин?
— Она приходила к соседям, они где-то задержались и она полчаса у меня их ждала.
— Хороший ты парень Роб, жалко не мой.
— Как не твой?
— Ты меня потерял в Вудстоке, а другой меня нашёл, сюда доставил и даже пару сотен дал на первое время.
— Ты с ним спала?
— Нет, но собираюсь.
— Тогда тебе придётся переехать.
— Как пересплю, так и перееду, а пока я буду себя блюсти для него на этом диване.
— Кто он?
— Пока не знаю точно, но я видела двух его знакомых, на одного из них очень положила глаз.
Тут я наврала Робу, Иохим с коллегой просто посмеивались над Владом. приятель в солидном возрасте с какой-то нищего вида молодой девкой возится и что-то скрывает от них. Для них я ноль, таких, как я, они не видят. Вроде уборщицы в гостинице, которая после пробуждения удостоилась чести орально снять у него утреннюю эрекцию на пару купюр, а он даже не запомнит её лица. Им нужна жена выше их круга, таков закон их профессионального роста. Моему дяде вообще жена не нужна. Надо же так, я его «моим» назвала. Это всё Линн, закинула мне наживку, а я проглотила.
Я вкусно покушала в компании Линн и Влада, затем с ними побродила по городу. Когда Линн устала, она велела отвести её в гостиницу, а меня в Согертис и сказала дать пару сотен «на первое время». Интересная женщина, значит будет и последующее время. Я им рассказала о свой жизни и о проблеме хозяина бара, о своём повышении в связи предложенным вариантом реорганизации заведения. Но результатов я пока не получила, никто со мной не разговаривает серьёзно, внимательно слушают, а вкладывать средства не хотят, мол не наш профиль инвестиций. Влад вообще наши разговоры с Линн не слушал, оставил нас в магазине, а сам укатил в буддийский монастырь. Линн сказала, что он свихнулся на этой философии, но находит в ней пользу.
— Линн, а как он узнал сколько у меня мелочи в кармане?
— От официантки, он спросил кто за тебя платил, оказалось, что ты сама. Потом спросил, каким способом, кредиткой или наличными.Если бы кредиткой, то он о тебе уже всё бы знал через четверть часа. Уточнил количество наличных, которые у тебя оказались в кармане и сдачу тобой полученную. Ты молодец, последний доллар дала как тип, а три квотера спрятала в маленький карман джинсов, а пенни засунула в задний. Так многие делают, если не имеют с собой кошелька. А у тебя его не было. Не было и телефона, а три квотера для звонка знакомым в Манхеттен с автомата не достаточно, он не так глуп.
— Он твой охранник?
— Скорее хранитель.
— Что-то вас связывает?
— Секрет о котором не стал спрашивать помощник шерифа.
Но больше всего меня удивило то, что по пути в Согертис Влад продолжил наш разговор с Линн без единого вопроса и с того места на котором мы остановились при его появлении. Мистика и только. Он заметил моё удивление и усмехнулся.
— Линн на прослушке и твой телефон тоже будет у меня в файле информации, ты его никогда не будешь больше забывать. Существуют не только программы NFC, но и LDC.
— Но это же нарушение частной жизни. Может мне это и не надо.
— Сохрани свои знания Натаниэлла для выпускных экзаменов. Твой босс будет тобой гордиться и станет известным человеком, а ты влиятельной дамой с приличным доходом и с удовольствием будешь врать шерифам и репортерам.
— И что я должна буду делать?
— Сначала изложишь свою идею в самом бредовом варианте моему боссу Тому, а он уже решит, когда это случится. До моего ухода или после.
— И?
— И я тебя предложу на своё место. Людей с интересными идеями крайне мало, а людей со связями и деньгами «излишек» в Нью Йорке. Будешь слушать Тома и его помощницу Винс и сама быстро превратишься в такой «излишек».
— Что ты делал в монастыре?
— Упражнения по растяжке суставов.
— Может не будешь уходить с работы? Как я буду без тебя среди незнакомых людей.
— Так же, как сейчас со мной. И потом, я тебя не оставляю. Будешь жить в моей квартире с красивым видом из окон на Манхэттен и на залив со статуей Свободы, как в своей.
— А где будешь ты?
— В поездках по стране и буду появляться на день или два три раза в месяц.
— Ты хочешь, чтобы я тебя ждала?
— Что бы никого туда не водила.
— Понятно, жёсткие условия, но я их принимаю.
5.
Через два дня меня пригласили на интервью к Тому. Пропуск уже был оформлен и внизу возле охранников меня ждала потрясающая красавица, она представилась :
— Меня зовут Винсента, но друзья называют Винс.
— А меня друзья зовут Нати, будем дружить?
— И работать.
— Том со мной еще не беседовал, может не подойду.
— Для него главное, чтобы подходила идея, а с людьми работаю я.
— Влад будет на интервью?
— Нет, он работает последнюю неделю и предельно занят, но за тобой заедет после полудня.
— А кто он?
— Ничего не рассказал о себе?
— Только сказал, что буду жить в его квартире.
— Значит сегодня туда и переедешь.
— Так кто он?
— Я сама плохо знаю. Несколько лет назад видела его пару раз, так как работали не долго в одной компании . И сейчас вместе работаем, всего три месяца. Ты его не бойся, он даже не станет к тебе приставать.
— А зачем тогда вместе жить?
— Ну, что тебе сказать, сделаешь сама первый шаг и не пожалеешь. Не сделаешь, тоже жалеть не будешь.
— А кто такая Линн?
— Ты её никогда не видела и ничего о ней не знаешь, если зайдет, то вы не знакомы. Никому кроме меня никакие вопросы не задавай и никому ничего не рассказывай.
— Кроме тебя?
— Да.
— А Тому.
— Только то, что спросит, ему лишнего не надо. Очень занятый человек. Есть ещё Джек, он самый влиятельный. О тебе он знает, но не будет показывать вида до тех пор, пока ему лично не понадобишься. У него манера проходить не здороваясь мимо людей, как мимо фикуса в горшке. Первая его не приветствуй, не заставляй его отвлекаться, он не к тебе пришёл. Пошли, Том уже ждёт.
Помещение фирмы меня покорило модерном, Том оказался лапочкой и джентльменом, рассыпался в комплиментах по поводу моей идеи трансформации бара, затем попросил загнуть фантазии ещё круче. Я и загнула, аж у самой дух захватывало. Винс сидела и очень внимательно слушала, беседа записывалась на видео, которое показывалось на большом экране во всю стену. Когда я выдохлась Том сказал:
— Нати, будешь раз в неделю это при мне смотреть и докладывать, что сделано. Вопросы есть?
— Когда начинать?
— Уже начали.
— А как же Хью?
— Он в курсе дела и большой энтузиаст твоей идеи. Платить тебе будем мы.
— Спасибо.
— За что?
— За интересную работу.
— Размер зарплаты тебя не интересует?
— В такой фирме размер зарплаты может быть только выше моих интересов, сэр, пусть будет сюрприз в конце недели.
— Винс, скажи Владу оставить все дела и подготовить девушку к работе. Все свободны.
Владу продлили контракт на некоторое время для ввода меня в специфику отрасли. Мои вещи перевезли за один раз. Почти всю одежду и обувь он выкинул в мусор, а вот книги, музыку и фотографии собрал все, даже самые не нужные. Сказал, что не нужной информации не бывает, а тряпки устаревают с выходом очередного номера журнала Lucky. Через два дня мы были на курорте Coqui Coqui Tulum в Мексике, знаменитая аргентинка Paola Kudacki делала фотосессию для Olivia Wilde. Мне Винс сказала, что женщины их фирмы сначала становятся звёздами новостей, получают имя через СМИ, а потом продвигают порученные дела. В компании не должно быть «простых» людей, за исключением контрактников, а я включена в штат. Мне сказали, что мой стиль одежды должен быть effortless и что это такое я пойму в процессе съемок. Следующую сессию делали в Калифорнии в знаменитом Яхт клубе, но уже в одежде в стиле casual. Влад заставил меня вести дневник с самыми сокровенными мыслями. Его выражение «За такие деньги, которые в тебя вкладывают, сокровенных мыслей не бывает», меня покоробило, но я поняла, что по другому тут не бывает, потом надо будет отрабатывать. У меня не было свободных даже четверти часа. Первые выпуски новостей с моими фотографиями меня окрылили. Пока мельком, без комментариев на фоне эмблемы фирмы в перемежку с политическими новостями. Вечером после душа я зашла в номер Влада и сказала, что у меня жуткий стресс и мне надо его снять. Я впервые увидела на его лице озабоченное выражение.
Я прислонилась к стенке и закрыла глаза. Меня начало немного трясти. Он подошёл ко мне совсем близко. Тепло его тела стало впитываться в меня через каждую пору кожи. Я никогда себя так не чувствовала. Потом до ноздрей дошёл его запах тела. Мягкие пассы его дыхания перекатывались по моему левому виску. Я открыла глаза, он стоял в полушаге от меня и был на чём-то сосредоточен.
— Ты не привыкла к таким нагрузкам, девочка.
— А ты?
— Для меня резкое повышение адреналина одно из условий сохранения жизни.
— Знаешь, мне кажется не перестаю думать о тебе, это глупо?
— Я тоже постоянно думаю о тебе.
Меня его ответ воспалил гневом, я закрыла глаза, чтобы удержаться от скандала. Какой кошмар, я не могу уже быть без его присутствия рядом и сама пришла к нему, чтобы забраться в постель. Я его сейчас ненавижу, он из себя какого-то ламу или праведника изображает. Я уже привыкла к его присутствию, пожалуй его только нет рядом, когда я на унитазе сижу. Ещё секунда и я расцарапаю его лицо, нет своё и брошу всю эту затею и вернусь домой к родителям. Они меня примут, такой, какая я сейчас есть, разбитая, нервная и несчастная. Вздохнула глубоко и стала считать до двадцати, чтобы успокоиться и уйти к себе в номер. Тут он подошёл ко мне, приложил губы к моему виску и сказала:
— Прости меня, Нати.
— За что?-сказала я с вызовом.
— Я не должен был находиться столько времени рядом с тобой, мне это тоже тяжело.
— Я не принимаю такие извинения. Мы не в кино. Ты это затеял, ты и должен привести всё в нормальное состояние.
— Ты права, Нати.
Он взял мои ладони и приложил к своим губам. Я не стала вырываться, так как мне этого хотелось. Я понимаю, что он лепил новое лицо фирмы под себя и слепил в лучшем виде. Без его присутствия я не управляю ситуацией, а когда он рядом, я полна сил и надежд. Я знаю, он это сделал, чтобы я его ждала. Скорее всего он понимает, что я его последнее сильное чувство в жизни. Приятно осознавать, что меня будут оберегать, лелеять и ценить дороже всего, что есть в мире. Мой гнев улетучился и мне захотелось быть с ним помягче.
— Хочешь выпить бренди?-спросил он.
— Да, мне сейчас не помешают пару глотков.
Он провёл мне на середину комнаты и усадил в огромное кресло. Себе он в комфорте не отказывал, а мне снимал номер скромнее. Нет, мой номер люкс, но его класса Президент, это он прощался с работой, как я понимаю. Он тоже человек и хочет иметь приятные воспоминания. Пока я размышляла он принес два стакана с тремя порциями алкоголя в каждом. Да, он решил подпоить и совратить, ха, ха, ха. Дурачок, я сама к тебе пришла. Хочешь поиграть, давай поиграем.
— Ты не плеснешь мне это в лицо?
— За что?
— За попытку подпоить и совратить.
Ну и вредный мужик, читает мысли и передразнивает. Вот возьму и плесну.
— Признаюсь, мне бы хотелось это сделать, но по другой причине.
Он улыбнулся и отошёл к окну. Раздвинул шторы и я увидела как красив ночной Лос Анджелес. Я встала из кресла и стала рядом. Его руки обняли меня сзади за плечи, он наклонился, коснулся губами шеи и сказал:
-Выпьем?
Мы сделали по глотку и поставили стаканы на столик.
— Как красиво,-сказала я и прильнула к нему. Неужели это тот дядька из Вудстока, которого я сначала восприняла с неприязнью, как потёртый доллар в красивом кошельке Линн. Теперь он меняет не только мою жизнь, но и меня саму. Мелькнула ревнивая мысль о Линн, но я ее отбросила, сейчас у него только я. Пока я простая молодая женщина, без имени и положения, но он меня отгадал там, в Вудстоке, увидел, какой я буду и делает именно такую, какой я мечтала быть. Только за одно это я буду его ждать из поездок по стране. Я потянулась к нему губами с искренним желанием. Он обхватил ладонями мое лицо, наклонился и поцеловал меня. Наши губы были смочены бренди и поцелуй растекался по телу вместе с хмелем. Его руки коснулись воротника халата и оголили плечи. Я не шевелилась и предоставила ему полную свободу, мне было хорошо. Я закрыла глаза и слышала, как он расстегивает ворот своей рубашки, снимает брюки, туфли и остаётся через минуту такой крепенький и волосатый с влекущим запахом. Это уже моя природа стала брать верх над сознанием. Обожаю таких волосатых мишек, горилл, бульдогов и готова отдать своё нежное тело на растерзание. Я немного больна садо мазо. Потом развязала пояс халата и одним движением сбросила его с плеч. Мы сплелись и хаотично крутясь по номеру попали в спальню. Он хотел меня, но не знал, что я могу.
Он оказался жертвой. Его желудок дергался, ногти впивались в простынь и сам он готов был потерять сознание, а я всё обрабатывала ртом уже воспаленную до предела головку его члена, потом ее отпускала пока не дала появиться жидкости , которая покрыла мой язык. После этого я не дала ему остыть и сжала член у основания, обрабатывая руками и ртом. Я наслаждалась всеми его изгибами и объемами, вытягивала из груди его хозяина такие стоны, что ни в одном порнофильме не покажут.
-Ох, Иисус, умираю,- захрипел мой наставник.
-Будешь знать, как молодых девушек вербовать,- сказала я со смехом и продолжила его мучения, пробегая языком вдоль пульсирующей вены.
— Нати, кончай меня любым способом, а то он разорвется, умоляю, дорогая.
Я смеялась и видела, как его тело покрылось сначала испариной, а потом и вовсе потекли ручейки пота. До такой кондиции я ещё никого не доводила. Его глаза горели огнём сумасшедшего. И сама я уже настолько разогрелась, что с огромным желание пропихнула его страдальца в свое горло и дала ему там разрядиться.
— О, Боже, конец,- сказал он хрипло, почти лошадиным голосом. Его шея была закинута и голова вдавилась в подушку- Хорошо как, твой рот есть рот богини секса.
В этот момент я осознала, что он мой, я вышла из под его ига и теперь могу из него вязать веревки. Мужика, даже самого крутого, можно укротить только сексом, ни деньги, ни страх так не сработают. Он мой раб теперь. Влад вздохнул, приподнялся, взъерошил мне волосы и сказал:
— Ох, будет ли ещё раз такой момент в жизни?
— Это же тяжело, не только тебе, но и мне.
— Давай умрем так вместе.
— Может сначала остынешь немного?-сказала я сев на край огромной кровати.
Я уловила в его глазах страстное и животное начало. Ого, дядя разогрелся не на шутку, сейчас мне отомстит.
— Может ляжешь обратно на живот, девочка?
Мой партнёр ожил и его член стоял, как кривой сук. И я как под гипнозом вернулась в кровать. От поражения меня спас стук в дверь. Раздался голос Винс:
— Открывай, срочное дело, я привезла билеты, летим в Милан.
Я громко сказала:
— Винс секунду, дай ему одеться,- и стала ногами выпихивать его из кровати.- Летим в Милан!!! Какой сейчас секс, работать надо Влад, работать.
Влад закутался в халат и впустил Винс. Подруга села в кресло и стала смеяться:
— Влад, иди мойся первый, а мы посплетничаем.
Таких братских отношений я не видела. Влад подошёл к ней и поцеловал в щёку, а потом пробурчал, мол нельзя было до утра подождать? Винс хохотала до слёз, так как уже было утро.
— Ты кончил? Поздно начал? На тебя не похоже. Стареешь друг, стареешь.
— Винс, я не виноват, но как быстро время пролетело!
— Значит она тебе нравится.
— Значит нравится.
— А может боишься?
— Может и боюсь, знала бы ты, как я тут умирал, так пришла бы раньше.
— Знаю, всё знаю, забыл ты телефон выключить, мы же все на LDC поставлены.
— Ну и как?
— Специально поспешила, чтобы тебя спасти. Иди мойся, Потом полежим втроём.
— Винс, а самолёт?- спросила я.
— Завтра утром, сегодня надо все дела закончить, вот я и прилетела из Фриско.
— А ты с ним уже спала?
— Нет, это будет первый раз.
— А ты?
— Тоже первый раз.
— Вот и хорошо, потом мнениями обменяемся.
Мы весело рассмеялись. Из ванной комнаты появился бодренький общий друг, скинул халат и нырнул под одеяло:
— Девочки, сделайте серию лесбоя, пожалуйста. Что бы всё по честному было.
6.
Я никогда не была за границей и единственным путешествием был перелёт из Арканзаса в Нью Йорк. А тут Мексика, Калифорния и сразу Милан. От одного этого можно сойти с ума. А для Винс это будни, работа и никакого восторга или романтики. Ко всему в жизни можно привыкнуть. Влад прав, работая долго на одном месте, теряешь вкус к жизни. В Милане Ева Чен проводила семинар. Она стилист, фотограф и редактор глянцевого журнала. Ни одно событие в мире моды без её участия не проходит. В Милане была неделя моды, а для Чен это был последний этап марафона за месяц перелетов из Нью Йорка в Париж, Лондон и Милан. В каждом из них была неделя показов, съемок, обедов, встреч с прессой и массой других дел, которые обычно не включаются в программу. На семинаре Ева говорила о том, как следует одеваться. Люди, которые попадают в объектив фотоаппарата должны заранее знать, как будет выглядеть их одежда на снимке. Как будет выглядеть на снимке фигура при движении. Один случайный снимок уличного фотографа может вознести на облака, а может с них сбросить. Перед тем, как брать интервью у дизайнера, модели, торгового представителя, надо самой примерить изделия фирмы. После этого разговор уже будет конкретный. Потом были на семинаре Гвидо Палау. Под его прически создаются линии моды. За год он проводит до тридцати показов. Я была поражена возрождением тренда вплетения волос в головной убор, хотя до этого не имела понятия о таком направлении в моде причесок. Гвидо рассказал о работе Маккуина по созданию макияжа, который заменяет подсветку при фотосъёмке. На третий день я была совсем уставшая от впечатлений. Макияж мое самое слабое место, я им почти не пользуюсь и семинар с Пэт Макграт стал для меня испытанием. Садиться в самолет надо с одним дизайном лица, а выходить с другим. Надо иметь с собой столько всего, что не перечесть. Для каждой встречи должно быть своё лицо и она рассказала, как надо это делать, продумывать день с утра до отхода ко сну. Публичные люди не могут себе позволить быть одинаковыми 24 часа в сутки. Вам компания покупает место в самолёте не за несколько сотен, а за несколько тысяч, только для того, чтобы работали в полёте и по прибытию начали отбивать затраченные средства. В последний день я окончательно поняла, что полученные знания надо воплощать каждый день на своем рабочем месте, в сети баров, которые уже согласились изменить свой облик и стиль бизнеса, только там и получишь конкретный опыт, которым можно делиться. А делиться можно тогда, когда прибыль скачком подпрыгнет до облаков своей отрасли. Если в планах нет скачка, то и не стоит затевать дело. Основное, что я вынесла от Чен, так это надо видеть, как выглядят женщины на улице, посетители твоего бизнеса и запоминать удачные смешивания различных дизайнерских стилей. Оформление бизнеса тоже не разовое дело, оно должно меняться под вкусы привлекаемого потребителя товара или услуги. Но мода и дизайн ведения бизнеса будет темой другого семинара. Винс занималась своими делами, нанимала людей, заключала договоры и не каждый день со мною виделась. Влад меня утром отвозил на семинар и привозил вечером в гостиницу. Иногда я его видела беседующим с Джин Годфри во время перерыва на обед. Такое впечатление, что он брал у неё интервью, нет скорее брал частные уроки. Я его спросила вечером об этих встречах.
— Она мне рассказывает, как вытягивать из известных женщин детали частной жизни.
— Мне интересно.
— Ты не имеешь права спрашивать, кто был первый в её кровати, но можешь спросить для кого она в первый раз подвела карандашом глаза и когда это было. А потом проверить эту информацию, чтобы узнать о человеке больше.
— Где ты с ней познакомился?
— Здесь, в спортзале при гостинице.
— Пока я сплю ты ходишь в спортзал по девочкам?
— Совершенно верно, она пришла с хорошо накрашенными глазами, а это первый знак, что она ищет собеседника.
— Проницательный и что же ты ей сказал?
— Спросил неужели это Маскара на её глазах, разве она такая стойкая.
— Ну и ?
— Она рассмеялась и сказала, что рада познакомиться с мужчиной, который читает ее материалы в журнале Elle.
— Ты его читаешь?
— И не только этот журнал, дело в том, что понятие Beauty очень сложное, это способ распознавания себе подобных, общество меняя параметры beauty оказывает давление на рынок, угнетает и эксплуатирует людей в корыстных целях. Все мы жертвы beauty. Однако такие, как ты, которые избегают ежедневного рабства косметических компаний, много теряют в коммуникационном плане. Вот она специально пользовалась Crème de la Mer, чтобы отвечать на вопросы читательниц. Журнал много лет один из самых влиятельных среди женских журналов. Тебе ещё предстоит заняться техническими новшествами, программными продуктами, посетить семинары, которые тебя научат по качеству снимка определить марку телефона с которого он сделан и, разумеется, знать всё о сопутствующих мелочах. В твоих барах должно быть идеальное освещение для фотографирования на устройства мобильной связи. Войны между «яблочниками» и «андроидниками» не должно быть, деньги у всех посетителей одинаковые.
— Влад, ты меня иногда пугаешь своими интересами в жизни, они не предсказуемы. Ради чего ты живёшь? Любая женщина хочет быть центром внимания своего мужчины. Тебе же эти знания будут совершенно не нужны через пару недель. Наверное и я буду не нужна? Ответь мне честно.
— Это страх потеряться в совокупностей одиноких людей.
— Это ты считаешь себя одиноким, потому, что не веришь мне. Не веришь, что я буду тебя ждать. Мне нужные деньги на обучение, а нынешние дела только средство для их получения. Я не хочу молодые годы убить на пополнение кошелька Джека, он тоже здесь в Милане, это он платит за все мои удобства, но не видит меня среди сотрудников его же фирмы. Меня это травмирует. Вроде рекламного плаката, сегодня висит, а завтра выкинули в мусор.
Он выслушал мои слова внимательно, подошёл ко мне вплотную, взял ладонями мое лицо, наклонился и поцеловал. Когда его губы коснулись моих, моё сердце покинула обида и стало наполняться нежным чувством к этому странному мужчине. Я приподнялась на носки, обхватила руками его чуть выше пояса и перевела его нежное касание губ в глубокий и затяжной поцелуй. Мне нужно было его тепло, его запах,это было чувство сродни голоду, которое может утолить только он. Влад глубоко вдохнул и притянул меня к себе. Наши языки сплелись и перекатились из моего рта в его. У меня в таких делах нет чувства стеснения. Я начала стаскивать с него рубашку Поло через голову, а он послушно поднял руки, как делают дети в таких случаях и ждал, что будет дальше. Он боялся меня. Я имела больший опыт в этом деле и, с другой стороны, он хотел получить не меньше, чем в прошлый раз, который он никогда не забудет. Когда он стал наг, я начала сама себя раздевать без спешки и все время терлась об его тело и заряжалась. Я не собиралась его наказывать, как в прошлый раз, а хотела сама получить радость от секса. Я взглянула в зеркало и увидела нас посторонними глазами. Ну и пара подобралась. Молодая горящая стройная женщина и плотный волосатый дядя в годах с растерянным видом. Последнее мне более всего и понравилось. Он в таких делах мне не наставник. Получать удовольствие по полной программе буду я. Влад уткнулся носом в мой висок и сказал:
— Ты так хороша, что я даже боюсь смотреть на тебя. Я знаю свое тело, оно совершенно не гармонирует с твоим. Дело не в возрасте, а в генотипе. Я перегорю, как электрический предохранитель и в один прекрасный момент узнаю, что это была последняя вспышка света в моём сердце. Меня этот последний момент страшит. Ты действительно разбила моё сердце, я не знал ранее, что так бывает. Думал, что красивая литературная фраза, оказалось, что это не красивая фраза, испытание, которое не пройти никому.
Я положила голову на его плечо и сказала:
— Это меня тоже ранит, именно сейчас, но я не хочу думать об этом, потому, что из лабиринта этих дум нет выхода. Это не твои уловки, а мои ошибки и я не намерена их исправлять, я хочу, что бы просто любили друг друга, по животному, без оглядки, без страха.
Он снял мою голову с плеча, внимательно посмотрел в глаза, а они уже были подернуты дымкой желания и он их поцеловал, поцеловал эту дымку, в которую поверил. Его пальцы спустились по моему телу, пробежали по окружности моей маленькой груди и подушечки пальцев коснулись сосков, они от этого касания напряглись, я уже была готова его принять в себя и стала мокрой. Почти ничего уже не соображала, только уловила, что он взял моё тело на свои сильные руки и отнес на кровать. Я лежала без всякого движения и только глубоко дышала. Он расположился поверх меня и медленно спускался целуя до того момента, когда губы коснулись распаленного источника страсти. Я уже представляла его внутри себя и был ли он там на самом деле или это только мираж, меня не интересовало.
7.
Мы вернулись в Нью Йорк и редко выдавалась свободная минута, когда я могла заскочить в бар и побеседовать с Хью. Он был доволен результатами преобразования его торгового дела, но жалел о потери статуса босса. Всё же партнер не босс. По сути он стал управляющим своего же заведения, получал зарплату и долю от прибыли. Он хотел стабильный доход и получил его. Стабильность стоила ему свободы принятия решений. Я его спросила, может он хочет вернуться к старой схеме бизнеса. Ответ был категорически отрицательный, только к новой, мечтает о мелких барах в студенческих кампусах, но концепция нужна новая, так как нынешняя принадлежит компании Тома.
Влад ушёл с работы без особых переживаний, но на дальние перевозки не вернулся. Не захотел больше испытывать судьбу и потерять последнюю женщину в своей жизни, так он мне это пояснил. Чем он занимался, да ничем. Прирожденный эгоист, который занимается только тем, что его интересует в настоящее время. Иногда что-то писал и кому-то продавал, рисовал и фотографировал, тоже на продажу. Квартиру переоформил на меня и мы жили на мои деньги, которые я получала в компании Тома. Жили хорошо, не то, чтобы как средний класс, но без ограничения своей свободы желаний. Потом его квартиру продали и перебрались за город в более просторное жилье, но с меньшей стоимостью, разница в цене покрыла мои расходы на обучение. Я продолжала работать на Тома и параллельно имела свой медицинский бизнес. Однако время летело быстро и о рождении ребёнка мыслей уже не было. Влад стал центром моего бытия во всём. Если бы не он, то я никогда бы не воплотила свои мечты. Я стала вести ещё рубрику в глянцевом журнале об отношениях мужчин и женщин не вступивших в легальный брак, отвечала на вопросы читательниц и когда Том создал свой медиахолдинг, я получила предложение стать директором в этом направлении. Страна перешла на длительные внебрачные отношения, поменялось законодательство в отношении помощи матерям и работы было много.
Самое интересное, что я стала другой. Мы жили вместе без оформлении брака, как большинство пар Нью Йорка и я стала писать о том, как меняется женщина с приходом в её жизнь не мужа, а жизненного партнера. О брачных отношениях написаны книги, сняты фильмы, а о переходном периоде пособий и сейчас крайне мало. Влад стал моим бойфрендом, это не сожитель или любовник. Последние типы не меняют стиль жизни женщины, эти мужчины остаются в тени, хотя об их наличии люди знают. Бойфренд нечто особенное, не новое, а особенное. Об этом феномене и стоит поговорить. Однажды холодным осенним вечером я думала, что бы мне надеть для встречи с друзьями, на которую мы собрались идти вдвоём. Мы с ним давно вместе показываемся на людях, как пара. Я позвала его и спросила:
— Как мне сегодня одеться?
Я не зря задала такой вопрос, так как он тоже не спешил с выбором костюма, хотя его выбор и мой нельзя сравнивать по количеству, скорее концептуально.
— Это сложный вопрос, мы не спешим, давай присядем. Мне надо подумать. Не зря он у тебя возник.
— Налить чаю?
— Спасибо, у нас кажется ещё есть кремовые пирожные?
— Хорошая идея, ты уже не следишь за фигурой, а у меня в этом нет нужды. У меня ведь всё в норме в талии и попе?
— Как может быть не норме, если ты формируешь общественное мнение под свои личные формы. Сейчас главное иметь женщину для жизни, а не форму женщины. Заодно и мужикам стало послабление, теперь можно кушать после восьми часов вечера, если имеешь возможность спать подольше.
— Во мне что-то изменилось?
— Ты стала Леди.
— Спасибо, я люблю тебя за то, что ты мне всегда говоришь правду. Я мечтала быть Леди и ты помог мне в этом. Иди ко мне я тебя поцелую.
Мой любимый с охотой поднялся, подошёл ко мне и прижался всем телом. Что-то ниже пояса у него стало твердеть и мне это понравилось. Я ему нужна всегда. Но это отдельная тема. Он любит целоваться, но не умеет. Умею я и он всегда готов отвечать мне на желания. Внимательности в этом деле у него даже избыток. Я не стала усложнять нам поход на вечеринку и ограничилась лёгкими ласками, которые добавляют романтичности, но не переходят грань эротики.
— Нати, мне кажется тебе пора разработать идею множественности имиджа женщины , которая живет с мужчиной только по своему желанию, а не по брачным обязательствам.
— Я должна быть всегда разная?
— Разумеется. Дома ты «приватная 1», только для меня. Если есть гости, то «приватная 2». Это одежда, причёска, тема беседы и меню для приготовления еды.
— О, я знаю, что ты поклонник систематизации быта в стиле Алексы Маршал. Я права?
— Ты всегда права, даже когда вчерашний лифчик не кладешь в корзину для белья, а оставляешь на спинке стула в моем рабочем кабинете.
— Это же твой главный стимул творчества, или я ошибаюсь?
— Нет.
— Какая систематизация женщины вне дома?
— Тут есть тонкость. Любой имидж должен соответствовать двум состояниям женской души. Первое, она либо старается понравиться незнакомым мужчинам для развития отношений, либо нет. Второе, такая женщина либо любит своего мужчину и не нуждается в самоконтроле, либо подавляет свои природные рефлексы по каким-то причинам.
— А я нуждаюсь в самоконтроле, а?
— Нет.
— Ты уверен?
— Абсолютно, эту функцию выполняю я.
— Ты прав, я доверилась тебе, очень тяжело к тебе привыкала и теперь рушить свою жизнь не буду. Как ты любишь говорить, срабатывает инстинкт самосохранения. Ты не плохой психолог. Поэтому мне с тобой легко и ты знаешь как сделать меня счастливой в любой момент в любой ситуации. Я просто живу такими моментами и кто меня из женщин знает, все завидуют. Я удовлетворена всем, что имею, но этот перечень желаний сформировал ты. Это зона моего комфорта и я не хочу её покидать и не буду. Иди ко мне я тебя еще раз поцелую.
Он ко мне подошёл и я с удовольствием с ним пообнималась. Теперь мне много легче будет выбрать одежду на выход. Мне не надо дважды повторять идею. У меня имидж «на работе», «на шоу и банкете», «на интервью»…сколько их, столько и меня для появления на людях с ним или без него. И когда я без него, все видят, что у меня есть мужчина, отношения с которым позволяют мне «задирать нос». Главное не какая я, а как он ко мне относится.
— Нати, ты совсем уже не похожа на ту девушку, которую я заметил боковым зрением в Вудстоке. С каждым годом ты становишься сложнее и сложнее. Это, как поставить новое программное обеспечение на старом компьютере. Оно работает, но процессор и недостаток операционной памяти его тормозят. В таких случаях надо менять компьютер для полной реализации возможности программы.
— У тебя появилась программа проще, с которой легче работать твоему компьютеру? Ты от меня устал?
— Нет и ты это прекрасно знаешь, но я вижу , что ты не решаешься надеть асимметричную юбку «цапля» из коллекции Марни. Это говорит о том, что ты сомневаешься в моих возможностях быть адекватным твоему настроению при таком наряде.
— Что ты предлагаешь?
— Вместо ассиметричного низа надеть ассиметричный верх, кэп-слив от Алекса Маккуина, а низ от Марка Джейкобса.
— Ясно, тебе не хочется надевать ботинки на высоком каблуке, я об этом тоже подумала. Теперь слушай меня внимательно и запоминай. Ты привёл в дом молодую женщину по своей прихоти и она к тебе привыкла. Ты обленился и перестал ходить в спортзал, из-за этого устают ноги в ковбойских бутах. Ответь мне на вопрос, что это за симптом?
— Застой кровообращения в тазовой области.
— Что кроме ног у мужчины в тазовой области лишается нормального кровообращения?
— Но пока всё нормально.
— Собираешься ждать пока будет на пол шестого? С завтрашнего дня пойдешь в спортзал. Я тебе устанавливаю норму на дорожке в 1200 калорий за два пробега. Я не собираюсь толстеть из-за недостатка секса. Ты меня понял?
— Ты права, извини. Одевай, Марни.
Он у меня умный и понимает свою вину в лишении меня счастья материнства. Подкидывал творческие задачи, пока рожать стало поздно, точнее опасно для здоровья. Но я в этом сама виновата, так как никогда о детях не заводила разговор.
8.
Я сегодня вернулась домой после посещения выставки работ Мэрилин Минтер в удрученном состоянии. Среди разных авангардных решений изображения макияжа глаз просматривалась идея избавления от темных кругов под глазами контрастными красками и даже бриллиантовой крошкой. Глаза были не только молодых моделей, но и женщин моего возраста. Я прервала осмотр экспозиции и направилась в женскую комнату, где у зеркала внимательно рассмотрела свои глаза. У меня были тёмные круги, пока не очень заметные, но были!!! Слишком рано, неужели я увядаю? Всегда свысока смотрела на увлечение макияжем и пластической хирургией. Я «натуральная» и была всегда выше всех этих желаний себя изменить. Мне стало грустно и я растерялась. Что мне делать? Бежать к косметологу и набрать полную сумку паст, кремов, пигментов? А может к лазерному хирургу, они сейчас делают чудеса? А кто кроме меня видит эти круги? Том, Винс, Хью? Влад их видит и молчит!!! Боится, что я осерчаю и его самого погоню согнать жир с пуза. Но, но, но… он не виноват в кругах, если бы не его внимание, то у меня и зубы остались кривыми. Всё равно горько. Надо досмотреть экспозицию и заказать несколько принтов для оформления помещения нового бара. Я закажу именно принты, где замазываются круги под глазами и мой бар будет для женщин среднего возраста с доходом, который позволяет делать такие трансформации. А как я сама ? Буду ли их замазывать? Это значит собрать старушек и показывать на самой себе как делать омоложение зоны глаз. Но, но, только не это. Из любой ситуации есть выход. Женщины для бара, принты для бара, косметологи для бара, а я пойду другим путём. Мой толстяк всё знает и никогда мне не врёт.
Ничего дома делать не могла, даже кушать. Ходила из угла в угол, включала и выключала телевизор. Надоела реклама этих кремов с антиоксидантами, которые гасят атомы озона. Идиотизм, какой озон на поверхности планеты, столько выхлопных газов, тонны остатков горения только от одних самолетов, они и гасят озон, делают огромные дыры в атмосфере. Вода в хлоркой, пища с химическими добавками. Работа на износ. Пропади оно всё пропадом. Мой толстяк был прав, когда забил болт на работу и ушёл на маленькую пенсию. Он живой и здоровый, а я дерганная и .. с темными кругами под глазами, а у него их никогда не было. Он спит нормально, ест только то, что сам приготовит и только на один раз. А я даже не ем, а поглощаю всякую хрень на деловых ланчах, выставках и семинарах. От этой «изысканной» пищи и не просраться. Да где этот старый черт бродит. Он мне нужен сейчас, ух и выскажу я ему за эти круги.
Так я бесилась ещё час, пока он заявился после посещения бассейна и сауны.
— Ты где был? Я тебя уже два часа жду!
— Что случилось? Не могла позвонить на фронт деск спорт клуба?
— И что я им скажу? Что у меня темные круги под глазами!!!
Он попытался открыть рот, но я ему не дала.
— Я знаю, что ты скажешь. Круги создавались годами жизни с нарушением режима дня и если я приду на час раньше или позже занимаемая ими площадь не изменится. Сказал бы?
— Нет.
— Но подумал?
— Хочешь я тебя поцелую в эти самые круги?
— Это же противно, первый шаг смерти на лице.
— Ты знаешь, что это такое?
— Примерно.
— Подкожный жир уходит. Плюс по каким-то причинам коллаген не успевает восстанавливаться. Надо пройти обследование и найти причины. Сосуды в любом случае трогать нельзя, замазывать смысла нет. Надо изменить режим питания и делать упражнения для активации тех или иных желез внутренней секреции. Обследование сделаем в клинике Фредерика Брандта, а потом составим список продуктов, блюд и упражнений. Тебе только надо сходить в клинику и получить на руки результаты обследования. Воздух в Манхэттене с недостатком кислорода, в помещениях много статического электричества . У тебя здоровый организм и он сопротивляется. Лицо всегда принимает первый удар, кожа у тебя здоровая, только стала тонкая. А пока железы не восстановят свою активность сделаем инъекции ретинола. Его хватит на 8-9 месяцев. И купим в клинике крем филлер. Сделай сегодня фотографию своих глаз и через каждый месяц повторяй. Через пол года у тебя не будет ни кругов, ни..
— Ни морщин? Они есть?
— Усталости на лице.
— Иди ко мне дорогой, я так тебя люблю. Если бы я вышла замуж за молодого красавца с плоским животом и пустой башкой, то у меня уже усталость была не только по всему лицу, но и телу. Ты сделаешь мне сегодня витаминный ужин, а потом упражнения для активации желёз внутренней секреции, да? У тебя после баньки всегда железы хорошо работают и это снимает усталость с моего лица.
— Я тебе приготовлю ванну и свежий сок. Ты там отдохнёшь немного, а я приготовлю из папайя что-то по рецептам гондурасской кухни. Какие горячие там люди живут.
— В смысле женщины?
— Дорогая, разделение на гендеры политически некорректно.
— Выкрутился, помоги мне раздеться, мой милый катрачо.

9.
Влад оказался прав, через пол года круги если не исчезли, то уже не бросались мне в глаза, когда я рассматривала свое лицо в зеркало. У меня даже вес немного снизился и стали волосы лучше. Я перестала допоздна заниматься работой и, как ни странно, результаты не стали хуже. Наступило лето и я решила сменить гардероб. Устала от строгих одежд администратора. Я не босс, а только помощник и не претендую на место Тома. Мне интересно там работать, а медицинский бизнес расширился незаметно сам по себе и под его вывеской собралась хорошая команда врачей. Я уже перестала на постоянной основе принимать посетителей, только в особых случаях, связанных высоким положением персоны в городе. Наивные люди, они думают, что так сохраняется их статус. Для врача больной водитель автобуса и больной управляющий Биржей с одинаковыми диагнозами не представляют великой разницы, так как обоим пациентам лечение оплачивает страховая компания по определенным тарифам и заинтересованности в богатом клиенте нет. Тем более, богатый будет ходить и по другим врачам, проверяя твои рецепты и рекомендации. Ничего нового ему никто не скажет, так как есть справочники отпуска медикаментов на то или иное заболевание. Эти лекарства согласованы со страховыми компаниями и ни один доктор из-за «добрых побуждений» не станет рисковать лицензией штата Нью Йорк.
В пятницу я накупила в киоске несколько глянцевых журналов с моделями летней одежды, прихватила по пути бутылку Рислинга, винограда и козьего сыра. Понимаю, что это не особенно совместимо, но мне нравится. Влад дремал на полу в какой-то мудрой позе с замкнутыми мизинцами рук и сомкнутыми большими пальцами ног.
— Не претворяйся, что ты в астрале и не учуял сыр в пакете.
— У нас будет творческий вечер?
— Да, я хочу себе новый концепт гардероба на лето выбрать.
— Тогда моя душа идёт на посадку.
Он легко поднялся с пола, поцеловал меня. Понюхал пакет и спросил:
— Хамболдт Фог?
— Я не смотрела на этикетку.
— Приготовить, как надо или будешь ломтиками кушать.
— Ломтиками кушают, когда в доме нет мужчины, а у меня слава Богу есть, который сам любит покушать и меня балует.
Влад взял пакет с энтузиазмом и пошёл на кухню. Но через минуту вернулся:
— Я схожу в магазин, у нас кончились сушеные груши.
— А что ещё надо? Что ты там задумал сделать?
— Хочу пожарить тарелку диких грибов и на отдельном блюдечке крошки сухой груши с лимонным соком и мёдом в белом вине.
— Я купила виноград.
— Он тоже пригодится.
— Ты надолго исчезаешь? Не бросай меня одну с этой кучей журналов. Мне будет неинтересно одной их листать.
— За пол часа управлюсь.
Какие там пол часа. Ездил на такси по городу больше часа, но всё же нашёл сушеные груши. Пришёл счастливый. Никакого ума у мужика нет. Столько заплатил за такси, что груши стали золотыми. Пока он занимался своим делом я перебивала аппетит виноградом, переключала каналы телевизора и более минуты ни один из них не смотрела. Что люди там находят, не понимаю. Телевещание у нас довесок к интернету. Без этой муры скоростной интернет не подключают. Куда ни глянь везде сговор, хоть двадцатку, но сорвут. Помножь эти деньги на 5-7 миллионов клиентов и поселишься в нашем пригороде через год. Наконец-то он появился со столиком на колесах. Пахнет изумительно. Поверьте на слово,пока меня дома нет, он сам себя не хуже ублажает. На столике был еще салат из зеленого перца и кусочков грецкого ореха с шоколадом и протертым сыром. Извращенец в еде. Такое количество калорий надо неделю будет сжигать в спортзале.
— Ты хочешь надо мной посмеяться?
— Нати, ты о чём?
— О джинсах.
— Каких?
— Я всегда считала, что у меня размер 12, а на прошлой неделе и размер 14 был мал, это всё из-за еды, которую ты мне подсовываешь.
— Господи, ты услышал мои молитвы, у неё размер попы 16!!!! Наконец-то в доме женщина, а не подросток.
— Ты страдал все эти годы?
— Мечтал.
— Спасибо за откровенность, давай считать, что размер 16 есть предел твоих мечтаний.
— Давай.
— А что бы ты не забросил свои мечты, я немного похудею и у тебя будет стимул к приготовлению ещё более заманчивых блюд.
— Ты будешь ходить за изжогой в МакДональдс, дорогая, если попа будет меньше размера 12.
— Согласна, давай выпьем.
Я со школы имею пристрастие к эксгибиционизму, но не к чистому эпатажному, а наслаждению единения себя с природой. Хотя и не против увидеть разинутые рты соседей. Влад меня обожает в такие моменты. Помню мы были на экскурсии по Гранд Каньону и удалились в сторону от группы. Там я обнажилась и прыгала, как балерина, а мой друг лежал на спине почти на обрыве и делал замечательные снимки полета над бездной. Нас стали искать и когда нашли стояли в изумлении от представления. Когда фотосессия закончилась группа нам аплодировала. Я поцеловала друга за доставленное мне удовольствие и он сам надел на меня свою рубашку, которая была мне почти до колен, а нижнее бельё я не хотела при всех натягивать, это уже не искусство, а порно. Я и сейчас по утру брожу по саду в нагом виде и так же плаваю в бассейне. У меня дома несколько фотографий и рисунков на стене, сделанных Владом по такому поводу. Нашим соседям они нравятся. Мы же смотрим на обнаженные тела в музее и не стыдимся. Может из-за анонимности модели или давности времени. Скорее всего это умение отличать прекрасное от пошлого. Пришла как-то наша подруга Сони, она была на последнем месяце беременности, ей казалось, что она ужасна. Влад сделал её фотографии в присутствии мужа Джима. Никаких отёков и пятен на снимках не было, живот излучал свет. По фотографиям он сделал три акварели, которые стали украшением их дома.
Мы с час листали журналы и обменивались мнениями. Потом он откинулся на спинку кресла, закрыл глаза и сказал:
— Забудь всё, что ты знаешь о платьях и рубашках. Сейчас основное направление в сочетании стиля мужской рубашки со спортивного вида женского платья.
— Ты хочешь, чтобы я примерила твою рубашку?
— Да, из Нордстрём.
Мне идея понравилась и стала раздеваться поглядывая на своего «стилиста». Разделась я полностью и подошла к нему. Он встал на колени и начал меня гладить и целовать со всех сторон:
— Придётся мне смирить свою гордыню, дорогая.
— Будешь худеть до размера 12. Под такой стиль нужно особенное нижнее белье или вообще никакого.
— Давай не будет тратиться на трусы и лифчики.
— Тебя лишат практики в Нью Йорке за такой подход к одежде.
-Количество моих пациентов увеличится в разы если найдём авангардные варианты.
— Какие? Аппликации? Фу, как пошло. Лучше я нарисую на твоем теле трусы и лифчик.
— Ты в своём уме? Я буду каждый день носить одно и тоже бельё?
— Я буду каждый день рисовать новое.
— Ты промахнулся с выбором профессии. Тебе бы держать галерею современного искусства, а не быть водителем грузовика. Пошли в спальню, я уже готова к обмерам тела.
Действительно, мода повернулась от шоковых моделей к воспоминаниям добрых прошлых лет. Появился хороший сериал «Маленький домик в прериях», без агрессивного эротизма и культа силы. Внешний вид женской одежды ныне должен иметь простые линии из простых хлопковых тканей, пояса, отрезные талии, свободного покроя верх и вполне допустимы юбки плиссе с соотношением складки и подгиба два к одному.
— Послушай, Влад, это же морока с плиссе, в такой юбке только баллы посещать, как на ней сидеть-то. Да и не для стирки изделие.
— Совершенно верно, садиться в плиссе надо уметь. И иметь нижнее белье соответствующее, чтобы после вставания на стуле не было следов попы. Надо худеть, иметь трусы полноразмерные и научиться культурно приподнимать юбку, на складках сидеть нельзя, они испортятся. Твоё кресло на работе для нее не подходит. Она тебе нужна, чтобы потолкаться в толпе ценителей прекрасного. На работу я тебе предлагаю блузку с рукавом три четверти, свободную юбку и легкий блейзер. Комбинация палевых цветов тебе к лицу, плюс чередование лодочек оксфорд на ногах с вышитыми канвасами . На блузку Алессандро Делл’Аква предлагает прикрепить кристаллы Сваровски. Для выходных дней надо сумку в виде мешка и шорты, а для работы сумочку в виде конверта и новый футляр для твоего Айфона, тоже палевого цвета.
— Мне больше нравится стиль «семи-шиир» от Стеллы Гринспэн.
— Полный рукав с манжетами длинной в четверть локтя и короткое платье ниже линии манжета только на пару дюймов и вырезом по бокам до линии половины манжета? Он для размера 12, а не 16.
— Разве мои ноги не подходят?
— Походи в спортзал и сделай намек рельефа основных мышц, который будет проявляться на бедре при ходьбе, тогда будет интересно идти с тобой рядом.
— Зануда, сам раскормил, а теперь ему со мной стыдно идти рядом. Ты говорил, что нарисуешь мне бельё на теле. Не всерьёз же?
— Разумеется, это идея для дома, приятнее его снимать. Пищевые красители на кокосовом масле, шоколад и сок цитрусовых не омрачат вечер, а под «семи-шиир» надо бельё Натори, у этой фирмы мягкие красивые цвета, широкие линии и прозрачный узор в виде морских раковин. Бельё это ныне элемент внешнего вида, а не гигиеническое средство. Пообщайся с Джиной Готтлиб.
— И она мне расскажет, как мило с тобой беседовала на эту тему. Сама она тебе ничего не показывала?
— Если бы я ни с кем не общался, то ты всегда бы носила рваные джинсы и потерявшую форму майку с кедами на босу ногу.
— Не заводись, а же прекрасно понимаю, что у меня нет времени на такие беседы, а ты ради моей пользы узнаешь последние новости о трусах и шляпках на телах молоденьких моделей. Мне на прошлой неделе доложили, как ты представлял новую застежку Ёсси застегивая и расстегивая лифчик на девочке с подиума. Разумеется твоя идея дизайна застёжек исходит из того, что пользоваться ими должны мужчины. Идея всем понравилась. Не могу на тебя пожаловаться, в тот вечер ты был дома великолепен в кровати. Я знаю, что кроме меня у тебя никого нет, так уж лучше ты будешь эстетом в женской гримерке, чем гуру порносайтов. Кого из девочек ты больше всего ценишь?
— Лолу Райк, Биби Борт, Рози Ассон, Мо Курт, именно ценю, а люблю только тебя.
— А Хали Филан?
— Это через неё я их узнал. Знаешь, мне обидны такие вопросы, вокруг тебя целый день столько мужиков классных трётся, что их число больше числа парашютиков в цветке одуванчика и я ни разу об этом не заводил разговор.
— Я хоть раз тебе сказала вечером после работы, мол устала и у меня болит голова?
— Так и я вроде этим не страдаю?
— А что за разговор тогда происходит?
— У каждого есть своя точка зрения и мы не боимся ею поделиться.
— Знаешь, чем ты меня подкупил?
— Чем?
— Мужчины моих подруг пару раз в году раскошеливаются и приносят по праздникам дорогие подарки, которыми они хвастаются. Мне сначало было обидно, а потом я поняла, что ты за год даришь на ту же сумму, но часто и такие вещи, которые в общей комнате не показывают. Лифчики, пантики, трусики, носочки, всегда к месту и всегда самого нового стиля. Это создает приятное ожидание, хочется догадаться, а какой ты меня хочешь видеть завтра или на следующей неделе. Я точно знаю, что ни у кого из подруг и коллег такого комплекта нет. Я думаю о тебе постоянно когда выбираю утром комплект, когда его днем ношу и когда кидаю в стирку вечером. Ты как вампир. Я же ничего тебе не дарю, кроме самой себя, мне кажется это единственный подарок, который ты искренне хочешь. Мне хочется дарить себя именно тебе, это желание нарастает как чувство голода и ты умеешь его удовлетворить. По той простой причине, что ты его сознательно формируешь. Это я тебе говорю как доктор в области психиатрии. Ты создал привычку, как создают наркотики и мне слезать с этого дела и иметь ломку крайне болезненно. А насчёт твоей слабости к девочкам и дизайнерам, так это лучше, чем бы ты пил пиво с чипсами и смотрел бейсбол по телевизору все выходные с соседскими мужиками. Ненавижу такое провождение времени.

Дон и донья
1.
-Послушай дорогой,пока ты был в спортзале, звонила Винс и сказала, что зайдёт сегодня вечером поговорить. Что за странности такие, ты не в курсе?
-Наверное не телефонный разговор будет.
-За столько лет между нами не было никаких секретов.
-Значит отношения вступают в другую фазу, более доверительную.
-У тебя с ней есть от меня секреты?
-О секретах в присутствии третьего лица не разговаривают.
-Тёмное дело?
-Скорее печальное, если нельзя сказать по телефону.
-Может перезвонишь и спросишь?
-Она хочет поговорить с обоими в помещении, где нет прослушки, скорее всего попросит выключить телефоны и интернет.
-Ваши старые дела?
-Похоже.
Винс пришла не поздно и после формальных приветствий обняла Нати и всплакнула. Её успокоили, усадили в кресло и она достала из сумочки письмо, которое протянула Нати. Та его прочитала, лицо её сделалось серьёзным и передала письмо Владу. Тот на него мельком взглянул, встал, вышел в кабинет, открыл сейф, достал папку и принёс Винс. Та открыла один из фолдеров и достала паспорт:
-Ты дожил Алехандро до хорошей круглой даты, тебе не жаль расставаться с нами.
-Жаль.
-Винс, так это он?
-Да, Нати.
-Влад, они хотят видеть только тебя?
-Я их тоже хочу увидеть.
-Винс, поясни, мне, я даже не могу заплакать, так как не знаю о чём идёт речь.
Речь шла о давнем времени, когда Винс и Майор Алехандро Алварес работали на Санчеса в Гондурасе. У Санчеса были проблемы с леваками повстанцами, поставщиками кокаина в Штаты. Наркобарона «Зелёного Гутиераса» устранила группа майора Алвареса. Бойцы не стали убивать жену и двух пацанов, пожалели, хотя имели на это указание. Теперь дети подросли и продолжили дело, которое после смерти отца вела мать. Сейчас группировка в полной силе снова, они взяли в заложники дочь Санчеса и требуют выкуп в виде головы Алвареса. Они нашли Винс и знают кто Алварес на самом деле, где и с кем живёт. При таких обстоятельства в ФБР обращаться смысла нет, так как вся операция в Гондурасе проводилась без прикрытия ЦРУ на деньги и по плану Санчеса, тоже не совсем кристально чистого местного политика. Осложнение заключается в том, что коллег Алвареса уже нет в живых по возрасту, а новою команду не из кого набирать, чтобы освободить Айрис Санчес, так как её отец тоже стар и без особого влияния. Да и сам Алехандро уже старик, хоть и крепкий. Ситуация no win, как говорят американцы. Скорее всего Алвареса выдал сам Санчес выкупая свою жизнь. Вопрос стоит таким образом, пуля в США или в Гондурасе. Пуля в США означает раскрутку всей цепочки и трескотню в СМИ, которая посадит на мель все бизнесы к которым имел отношение Влад. Нати не рыдала и смотрела с удивлением на своего друга. Теперь она начала понимать почему у него такая тяга к жизни.
-Скажи дорогой, а какие имена у тебя ещё есть?
-Капитан Сачо, Абу Валид, полковник Мирослав Довгич и ещё пара, но там некому меня искать.
-Когда ты вернёшься, то напиши серию рассказов под названием «Янус» для моего журнала, хорошо?
-Ты не будешь ревновать, там будут женщины в действующих лицах?
-Я последняя твоя женщина и пусть красотки твоей молодости тебя ревнуют ко мне.
-Друзья, вы оба рехнулись, это полёт в один конец. С неба ещё никто не возвращался.
-Винс, перешли ответ, что я появлюсь в Гондурасе в течение двух недель и сам их найду, а дочку Санчеса могут вернуть отцу. Раз я им сохранил жизнь, то и они должны сохранить жизнь ей. Мы все под одним Богом ходим, дети за отцов не отвечают.
— Дорогой, ты идеалист.
— Это мой жизненный подход и пока Бог меня хранит.
— Алехандро, у тебя есть план?
— Мне надо рекомендательное письмо к местному Епископу о помощи в миссионерской деятельности Отцу Тимофею.
— Да, ты жил интересно и так же умрёшь. А обо мне ты подумал Отец Тимофей!
— Нати, я тогда тебя не знал и думал только о Винс. Спроси её, она не даст мне соврать.
На этом разговор закончили и стали пить чай с украинскими конфетами «корiвка». Тягостного состояния не было, так как появился план, который надо будет разработать в деталях и постараться выполнить.
2.
Отец Тимофей стоял возле каменной стены монастыря и с высоты холма любовался июньским закатом Солнца. Светило быстро садилось за горизонт и розовый цвет перешел в красный, а тот в багряный и под самый конец была вспышка золотого свечения в обрамлении фиолетовой короны. Момент сокрытия Солнца за горизонтом Отец Тимофей встречал молением на коленях. Сегодня была круглая дата в его жизни. Обычно не справлял дни рождения, так как считал, что сам факт появления на свет не имеет никакой его заслуги, а воля Творца. Такая же воля, как окончание его дней. Почему одной воле надо радоваться, а другой бояться? Бог не делает ошибок, он Свят. Больше всего Отец Тимофей не любил поздравительных открыток, праздничных тортов и подарков, какими бы привлекательными они не были. Несмотря на то, что он был православный священник он почитал Деву Марию не менее католиков, а уж по закручиванию молитв ей ему в округе не было равных и католический Епископ хотя встретил его настороженно, но вскоре проникся симпатией. Отец Тимофей завораживал паству своими молитвами. Вот и сегодня он стоял среди прихожан вне храма перед иконой и произносил слова, которым люди внимали:
» Радуйтесь Великому чудотворному образу Божьей Матери «УМЯГЧЕНИЕ ЗЛЫХ СЕРДЕЦ». Дорогие очень родные всегда почитаемые и любимые чада Божие, чудодейственная совместная молитва с вами на этой горе перед образом Пресвятой Богородицы очень помогает в болезнях души и тела, после молитвы каждый может исцелится от всех своих болезней о которых просит с верой. И так приступим в час заката, пока Солнце не скрыло свой лик.
Я, молитвенник с чадами Божиими, любящими Матерь Божию в молитве взываем. Прими, всем помогающая Пречистая Госпожа Владычица Богородица, эти честные дары наших душ, чад Божиих, к Твоему образу, пение возвышающее к умилению Тебе сущей и слушающей моления наши и подающей с верою просящим, каждому по прошению. Ты помогаешь скорбящим скорби облегчая, немощным здравие даруешь, расслабленных и недужных исцеляешь и от бесных бесов прогоняешь, обиженных от обид избавляешь, и насилуемых спасаешь, грешных прощаешь, прокаженных очищаешь и малых детей милуешь, и неплодных от неплодства разрешаешь. Еще, Госпожа Владычица, от уз и темниц свобождаешь и всяких страстей исцеляешь и глазные болезни врачуешь и от смертоносных язв избавляешь: всё это возможно ходатайством Твоим к Сыну Твоему, Христу Богу нашему. О Мать, Пречистая Богородица! Не перестаем молить и славить Тебя и почитать, и поклоняться пречистому образу Твоему и надежду иметь. Аминь.»
И хотя испанский язык Отца Тимофея был далёк от совершенства происходили чудеса и часть молящихся исцелялось после каждой молитвы. Когда слухи о новом пастыре разлетелись по округе сыновья Гутиераса смекнули, что это тот, кто обещал к ним сам прийти и просил отпустить дочь Санчеса. Их мать перед смертью заклинала их найти этого человека и выяснить, кто заплатил за убийство их отца. Но она всегда произносила в молитвах его имя, как спасителя жизни её детей и ее собственной. Она прекрасно знала законы их бизнеса, никаких пощад, только смерть, которая снимает все преграды. Но этот Алварес не стал зверствовать и его люди убили мужа далеко за городом и не дали детям видеть это страшное дело. Он не был латиноамериканцем, он не был и гринго, так как на обоих языках Америки говорил с сильным иностранным акцентом. Почему он не убил ее и детей, для всех оставалось загадкой.
3.
Прошел месяц пока Гутиерасы собрали достаточно сведений об Отце Тимофее и заявились к нему в обитель прямо в монастыре. Их оружие его не испугало, наоборот, он их мягко поприветствовал и перекрестил, сказал, что рад их здравию и выразил сочувствие в связи с кончиной матери, а также поблагодарил за освобождение дочери Санчеса:
-Чада Божие, дети за грехи отцов не отвечают, поэтому вы и живы. На мне нет греха, иначе я бы не дожил до таких лет и не нашел смелости заявиться к вам и ответить на ваши вопросы. Бог мне судья, а не человек. Человек может убить мое тело, а Бог спасёт мою душу. Кого бояться человека или Бога?
-Кто заплатил за убийство нашей семьи, скажи нам и во сколько он оценил наши жизни.
-Чада Божие, не берите на свои души грех. Заплатить тот человек должен был всего 40 тысяч, по 10 тысяч за каждую голову. И получили мы 10 тысяч, а остальных не стали требовать.
-Назови его имя.
-Не спешите вершить суд, только я знаю достоверно его имя, так как получал от него деньги, других живых свидетелей уже нет. Возлюби врага своего, знаете такие слова? Так вот отнесите их ко мне, как католики, а тот, кто меня вам выдал должен умереть за туже сумму, что и ваш отец. Его имя вы узнаете из газет.
-Хитёр ты.
-Чада Божии, тот человек был врагом вашего отца, а не вашим, а теперь он стал и моим. Так, что 10 тысяч и через пару дней его здесь похоронят. В противном случае похоронят вас, а детей ваших не тронут, как не тронули вас.
-Ладно старец, прими свою пулю, нам не до тонкостей.
-В этот момент в комнату вошла Винс и четыре хлопка калибра 45 уложили на пол двух братьев и двух охранников.
-Спасибо дорогая, жди меня в машине, я сейчас попрощаюсь с настоятелем и выйду.
Простился с настоятелем, взвалил мешок с вещами на спину и направился к машине.
-Куда теперь, майор?
-К Санчесу.
Приехали на виллу Санчеса, два охранника умерли без звука, сам старик дремал на веранде и при нашем появлении с удивлением открыл глаза:
-Я знал, что вернешься, спасибо за освобождение дочери. Сейчас я принесу тебе деньги.
-Санчес, добавь стоимость долга за прошлое задание,- и с этими словами Алварес вывалил из мешка четыре отрезанные головы.
-Да, да, Алехандро, я всё помню.
-И за свою тоже добавь, ты же меня выдал, забыл уже?
-ОК, ок, мне надо только в банк сходить.
-Открывай сейф, я лишнее не возьму, нажмёшь сигнализацию, твоя голова будет лежать рядом с этими.
-Ок,ок, только дочку не трогай, умоляю тебя.
-У меня девочек без твоей катрачи хватает в Нью Йорке, деньги и быстро. Твои охранники уже ждут тебя на небе.
-О Иисус, кого ты мне послал?
-Убийцу, как ты тогда просил.
Прошли в подвал, где был сейф, Санчес было дернулся, но Винс отсекла ему ножом ухо в одну секунду. После того, как сейф был открыт и взяты причитающиеся нам деньги мы направились к выходу. Санчес потянулся к сигнализации, но пришлось прострелить ему руку.
-Старый пёс, ты уже третий раз меня хочешь обмануть. Это последний раз и твоя голова будет лежать у входа в спальню дочки.
Мы не погнали стремглав в аэропорт, а поселились на курорте, где после недельного отдыха на круизном корабле «Монарх» компании «Пуллман тур» отправились в Картахену. Разумеется сейф Санчеса был пуст. О происшествии в газете была маленькая заметка, что два клана опять стали враждовать, оставшаяся в живых дочка Санчеса не смогла ничего прояснить полицейским, которых вызвала, когда обнаружила голову отца возле своей спальни и четыре головы на веранде, а полицейские еще нашли два трупа охранников без видимых телесных повреждений. Сколько денег пропало из сейфа никто не знает. Монахи из монастыря шум не поднимали и тихо похоронили неизвестных.На всё воля Господа и ни один волос не упадёт с головы человека без его ведома.
Винсента вышла в Панаме и улетела в Майами. Что до ее спутника, так он поселился в маленьком городке Гуамаль, что расположен на берегу озера недалеко от границы с Венесуэлой. Там его хорошо помнили и выдали документы на имя Антонио Моралеса. Через пол года к нему приехала погостить молодая женщина из Америки, но так и не вернулась обратно. Она вышла за него замуж и стала называться Мария Юдит Моралес.
4.
Конец немного грустный, прожили они вместе три года, Антонио умер прямо за письменным столом. Пуля через открытое окно вошла ему под левое ухо и он даже не успел сообразить, что случилось. Вдова заказала погребение и в могилу мужа бросили три головы, причастных к его смерти. Донья Моралес стала хозяйкой поместья и взяла на воспитание одну сироту девочку. Голова отца девочки лежала в могиле ее мужа. Дети за отцов не отвечают, сказала она, когда оформляла опеку над ребёнком. Каждой женщине Господь даёт мужчину, которого она заслуживает. Она не роптала на судьбу, не жалела о потерянной молодости с беспокойным пожилым мужчиной и об изменении социального статуса редактора светского журнала на статус Доньи в маленьком городке, где платят дань переходящие границу в обе стороны.

0
Современная проза
22.07.2019
132

просмотров



Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Загрузить ещё

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти с помощью: 

Закрыть