Моя жена — постель.

Прочитали 83

Обычно я курю в окно дешёвые сигарет «парламент». Люблю иногда поиграть на гитаре. Но чаще всего я люблю страдать. Не потому что я слабый человек, а потому что это часть моей натуры. Немного поэтичной, немного прозаичной. Я читаю по ночам Пастернака и Елизарова. Слушаю русские романсы и рок. И моя жена – кровать.

Любовь приходит, любовь уходит.

Беря портфейн в левый карман пальто, я причёсывался, надевал шляпу – и уходил по «делам». Мои дела заключись в том, что Георгий купил новую гитару. И нужно было её обмыть. Мои глаза смотрели на старые постройки. Идя дальше к остановке, я закуривал. И вспоминал стихи. Дождавшись автобус, я заходил в него. В нём можно было повеситься, можно было умереть. Дед с палкой постоянно ворчал и кашлял. Его мокрые глаза были очень милы. Милы тем, что он переживал что-то. От него ушло две жены, много детей и внуков. Так мне казалось. Но увидев портфейн, он заговорил.
— Ну что студент, отмечать едешь что-то? – Приподняв брови, говорил он.
Немного помявшись, я ответил.
— Обмывать еду.
— Это хорошо. Я в твои года только так и делал. В мои годы всё было, правда, цивилизованнее. Кто-то был писателям, кто-то художником. А у вас таких единицы. Одни наркоманы, да музыканты которые не умеют делать музыку. Педерасты все. – Последние слова он проговорил явно с агрессией.
— Да, я согласен с вами. Педерасты все. А тот, кто не педераст, — тот скрытный педераст. – Пробубнил я.
—  Ты главное с девками не водись. Змеи все. – Загрустив,сказал Дед.
— Спасибо, я уже наступил на грабли.
В моем мозгу проснулись воспоминания.
    Вечер, я, она. Мы лежали на моей кровати. Мои жадные губы припадали к её щекам. Она весёлая, выпившая. Я тоже весёлый, пьяный. На фоне играла музыка. Её глаза – светлые. Взгляд мил, иногда смотрит на меня. А вдали где-то война, а я не на ней, но с ней.
— Курить хочу. – Проговорило милое лицо, которое явно не любит утро по понедельникам.
— И я хочу, сигареты? – Я протянул пачку шоколадных сигарет.
— Можно и сигареты. – Ответило милое лицо, которое любит утро по воскресеньям.
Взяв никотин в руки, я покатился по полу и остановился около её губ.
— Может, может всё же? – Закурив сигарету сказал я.
— Нет, не хочу. – Отрицательно кивнув, милое лицо и отвернулось от меня.
— Целоваться это не грех, целоваться можно.
— Нельзя. Мы не встречаемся!
Я дал ей сигарету, и она замолчала. Молчала долго.
— Знаешь первое правило бойцовского клуба? Прильнув к её грудям, отозвался алкоголь в моём голосе.
— Никогда не рассказывать про него. – Ответило милое лицо.
— Именно, я это к тому, что и про это рассказывать никто не станет.
   В реальность с дедом меня вернула моя остановка. Выйдя, я опять закурил. Загрустил. И пошёл к квартире Гоши. Гоша встретил меня с шоколадом на губах. Проводив меня в комнату, он сказал.
— Ну что, пить, сильно не будем?
Следующее что я помню. Это то, как мы, выйдя на улицу, разбили окно и проснулись уже у меня дома. Голова болела как после прочтения Мастера и Маргариты. Я встал и опять упал. На столе стоял энергетик и пачка аспирина. Гоша спал на полу в порванной одежде. Я тоже был не в лучшем состоянии. Пуговица на моей рубашке где-то затерялась. Подойдя к окну осенний ветер, обхватил моё лицо и потащил обратно в воспоминания.

— Между нами что-то было? — Спрашивал я.
— Нет, не было. — Отвечала она.
— Значить по твоему. Совсем ничего? — Спрашивал мой внутренний алкоголик.
— Да. — Ответив, разворачивалась она.
— Пизда. — С выражением лица как у обезьяны, я произносил это в контексте – «да, жизнь…»

Мы лежали несколько часов, она курила. Комната была грязной. Около окна лежал ноутбук с музыкой. На шкафу была пыль, пыль, которая не давала мне жить. Каждый раз я хочу её убрать, но подумав ещё раз – перестаю заботиться о чистоте. Она смотрела на меня. Я смотрел на неё. Но не было ничего. Как и в тот раз, как и в следующий. Как и в остальные разы с другими девушками. Я уже смерился с тем, что она приходят и уходят. Иной раз я мог спутать имена. Но вожу я их не от того что мне жить скучно, а от того что я счастья хочу. По заветам Балабанова – я искал его. Я подошёл к книжке «Generation П».

— Ага, ага. Татарский значить копирайтер. Ага, ага. Он ещё наркоман. Ага, ага. Малюта мне нравится, сразу видно – наш. Ага, ага. Богиня, Вавилон. Ага, ага. Че Гавара. Ага. Значить ясно. – бубнил себе под нос я вспоминая сюжет. – А ты книги любишь? – повернувшись к ней, спросил я.
— Я люблю, но люблю другое.
Беллетристика, да. Она про неё. А я не люблю беллетристику – дерьмо. Это как купить презерватив и проткнуть его иглой.  Содержание вытечет и окажется, что внутри презерватива ничего не осталось. Впрочем, я чувствовал себя презервативом, точнее будет уже «гандоном».  От меня постоянно уходят. Точнее будет, —  я теряю их. Эти милые девочки с карими, зелёными глазами. Одна с голубыми была. По обыкновению мы приходили, пили вино. Ставили музыку. И уходили из этого мира. А на следующий день я писал им:

— Привет, может, повторим?

Обычно меня игнорировали. Значить со мной что-то не так было. И всё было на моей постели. Поэтому я привык считать её своей женой больше, чем этих девушек. Моя любовь ушла когда-то давно. Я её помню. Ушла. Ушла летом в середине августа. Закрыла дверь и сказала что уходит. Я расстроился, начал дебоширить. Сломал стул. Но впрочем, я не скучал. Я начал в окно уходить по ночам, курить. Потом пощечина от самого себя, ведь никто не был готов ударить меня. Да. Жизнь. И теперь вот так живу. Это милое лицо обо мне не вспоминает. Сам я стараюсь придать этому значению, иногда навязываюсь на переписку. Но меня как щенка берут, кидают вверх и пинают ногой посильнее. А дальше я остаюсь лежать на асфальте, думая о ласке. В этом городе мне не нравятся люди, гнилые все. Кто с кредитами, кто с любовью. Но все гнилые, будто не люди, а суки обычные. А тем временем она сев на кровать. Ногами делает «бабочку», и её волосы плавным движением следуют за ней. Спина её прямая, изгибистая. Похоже на то, что у ангела крылья оторвали. Но она не ангел. Она человек. А я не француз с фильма Бессона. А щеки то какие, ну щеки! Горячие, пылкие.

— Может, обнимемся?

Я подошёл к ней. Обнял как последнею надежду на хорошую жизнь. Все перестало быть. Только я и она, пачка дешёвых сигарет и портфейн. Отличная пара. Осталось только выжить после этого. И проснуться с порнографией в руке.

— С тобой всё нормально? – Проснувшийся Гоша похлопал меня по плечу.
— Да, вроде. Голова болит только.
— О чём задумался?
— Вот смотри Георгий. К тебе приходит девушка выпить вино. Ты расстегиваешь ей лифчик. Вы вместе проводите хорошо время. Бля. А потом. Бля. Происходит невообразимая херня! Вы встречаетесь вновь. Бля. А там ничего уже оказывается, и не было! Бля.
— Значить она куртизанка.
— Не куртизанка она. Бля. И не шлюха. Я просто видно не настолько умён, чтобы понять «тайный смысл» этой башни,под названием голова. Бля. Бля. Бля. Бля. Бля. Бля. Бля. Бля
— Ты чего заел?
— Бля.
— Да не парься, чё ты переживаешь?
— Переживаю? Нет. Я просто понять хочу логику. Я может, страдаю теперь по ночам бессонницей прогоняя как новый альбом одну и ту же пластинку о её глазах.
— С каких пор ты перестал быть равнодушным?
— С тех пор как стал пить, не тупи. Бля. Заело. С тех пор как стал пить дешёвый портфейн 53 прогона по моей крови. А может. И не было её. Может глюки словил. Хотя тепло было настоящее. Моя прозаичная любовь никому не нужна. Я стихи пишу, дарю записки. А им нужно другое. Я теряю свой шанс на спасение. И она ушла, как и все другие. Я забуду. Бля. Точно забуду.
   И она ушла, как и все другие. Одной и той же дорогой от моего дома. Листья падали на голову. Начинался дождь. А я, зная, что мы видимся последний раз, уже не думал о жизни с ней. Может когда-нибудь дорожкой зоологических аллей. И она, она цветы любила. Может, вступит в мой сад вновь. Чтобы хоть один раз расцвел цветок. Роза. Я розы люблю. А все остальные нет. Но я розы люблю. Розы.

03.11.2022
Прочитали 84
Григорий Ильин

Прозаик, любитель мрачной, готической, атмосферы.
Мои работы на Author Today YaPishu.net


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть