Много лет спустя. Пролог. Глава 1.

Пролог.

      Вам когда-нибудь снились цветные сны? Яркие, искрящие красками, уносящие вас в глубокий водоворот иллюзорных миров? Мне вот никогда. Не помню, чтобы хоть раз, закрывая глаза, я смог увидеть что-то кроме черно-белых картин посреди таких же бесцветных пустынь. Или, быть может, это все вовсе не иллюзии? Не игры нашего воображения, которое каждую ночь ставит новый фильм в кинотеатре? Не осколки нашего прошлого, что прорываются короткими шагами в наш мозг и тут же забываются? Я не знаю ответа на эти вопросы. Возможно, это из-за негативной энергии, которая появилась после падения метеорита двести лет назад и повлияла на мое сознание. А может, это просто у меня в голове из-за моего склада ума. Я никогда не спрашивал у других, что видят они, ложась спать. Однако сегодняшний мой сон отличался от всего остального, что я видел раньше.

      Я стоял посреди огромного белого моря, такого мелкого, что только босыми ступнями ощущал горячую воду, и настолько большого, что вокруг себя не видел его края. Дул ледяной сильный ветер, но холодно не было, одежда и волосы совсем не раздувались. Странное чувство. Подняв свой взгляд вверх, я обнаружил только черную давящую бездну, без единого лучика просвета. Потом я посмотрел вперед. Передо мной стоял волчонок. Маленький щенок с серой шерстью вилял хвостом, высунув язык. А глаза его горели красным огнем. Это было единственное яркое пятно посреди всего этого угнетающего мирка. Я испытал радость и возбуждение – мне никогда не снилось ничего подобного. Но чем больше я смотрел в волчьи глаза, тем больше мои чувства менялись. Я ощутил холод, ноги онемели, волосы встали дыбом, во рту пересохло. Мне захотелось развернуться и убежать в пустоту, так быстро, как только можно. Но я не стал этого делать, ведь я знал, что поворачиваться спиной к этому волчонку было еще опаснее, чем просто находиться рядом с ним. Это был страх…

Глава 1.

      Проснулся я весь в поту. Голова и плечи были полностью мокрые. А нет, я ошибся. Это была вода, причем очень холодная! Подпрыгнув на стуле (я, оказывается, заснул за рабочим столом), я ударился головой о книжную полку, висящую там вот как будто специально для того, чтобы я бился об нее головой каждый раз, когда меня будят холодной водой из морозилки. Как в плохом кино. Я поднял взгляд на девушку, одетую в зеленый деловой костюм и нависшую надо мной. Сара стояла, сложив руки на груди, и недовольно смотрела на меня. Ее красные волосы отбрасывали тень на лицо, поэтому я разглядел только блеск очков и яркие зеленые глаза.

      — Эй, хватит дрыхнуть! Ну, сколько можно, в самом деле? – возмутилась девушка. Судя по ее строгому взгляду, это была не первая попытка меня разбудить.

      Я потянулся, хрустнул шеей, поправил очки и налил себе кружку уже холодного кофе.

      — Сара, милая моя, спасибо, что разбудила! Очень приятно видеть с утра твою очаровательную улыбку! – я брякнул первое, что пришло мне в голову, не вкладывая ни грамма сарказма ни в одно слово. По крайней мере, мне так показалось.

      — Леня, не доводи меня. Сейчас почти пять вечера. Черт с ним, что ты спишь на рабочем месте, но у тебя через час презентация твоего проекта, который у тебя совсем не готов, — Сара очень редко злилась на меня, но показывала это она еще реже.

      — Как это не готов? – возмутился я. – У меня все готово, я даже название придумал. Я как раз делал последний тест. Я назвал его…

      Сара закрыла мне рот ладонью, улыбнулась и вылила остальную половину бутылки мне на голову.

      — Слишком много “я”. Молодец, что взбодрился, — посмеялась она. – Но запомни, пожалуйста, я не твоя секретарша, Леня.

      — Но ведь я выдаю тебе зарплату! Значит, я твой непосредственный начальник.

      — Я знаю, что ты гений, но знаний руководителя в твоей голове на пару дешёвых монет.

      — Если в мире денежный кризис, то и этого достаточно, особенно если от мира осталось всего ничего, — буркнул я, отпивая кофе.

      Сара вздохнула и вручила мне белую папку, на которой стоял максимальный код секретности – красный. Мне вот стало интересно, папку с супер кодами всяких секретов просто так принесла в руках хрупкая девушка. Без охраны или иного сопровождения. Ладно, не хрупкая девушка, Сара только выглядела как стройная “няшка”, на самом деле, она довольно умелый боец, правда, не имеющая полевого военного стажа, как наши боевики. Да, отбиться даже от опытного нападающего и убежать она сможет, но вот сохранить документ в безопасности…

      Я принял папку из ее рук и тут же получил небольшой электро заряд. Не больно, но ощутимо. Что-то новенькое, раньше подобных мер я не наблюдал. Сара поняла мое недоумение и усмехнулась.

      — Не сильно тебя? – спросила она. – Это моя разработка. Помнишь, два месяца назад я презентовала ее на собрании? Тогда все отнеслись к ней скептически, но вот, дали зеленый свет.

      — Ты ставила эксперименты на кроликах, я бы тоже запретил тебе обижать бедных животных.

      Сара фыркнула:

      — Кто бы говорил! Тебе напомнить, как ты…

      — То был безобидный энергостабилизатор темной материи, и мой подопытный выжил! Тем более, он сам вызвался на эксперимент!

      — Тот безобидный энергостабилизатор потом получил рабочее название дизентегратор темной материи, которым распылили немало мутантов.

      Я повертел папку в руках и не обнаружил никаких отверстий, замков или кнопок. Похоже, ее поверхность считывала мою ДНК от физического контакта и, как я понимаю, определяла дозу электричества, основываясь на полученных данных. Интересная штука, но не очень надежная. Для две тысячи триста двадцатого года. Блок питания не получится скрыть от сенсорных устройств. Догадываюсь, что и от воздействия магнитов он не защищен. Интересно, насколько крепкий корпус? Я постучал костяшкой пальца об уголок папки. Хотя, если это прототип, то в будущем может стать очень хорошей системой защиты. Но говорить об этом вслух я не стал. Сара работала помощницей главы института технических разработок — моей помощницей, и я не хотел дать ей усомниться в себе.

      — Потом дашь мне проект, может, подкину пару идей, если хочешь, — предложил я, собирая рюкзак с оборудованием. Посмотрел на мятые джинсы, на белую рубашку с пятном от кофе на груди. Заглянул в маленькое зеркало, стоящее на столе, сделал бесполезную попытку пригладить длинные светлые волосы, торчащие во все стороны. Сойдет, почти презентабельный вид.

      — Ага, а после ты попросишь патент, часть выручки и права на индивидуальные вмешательства, знаю я тебя, — ответила Сара и чмокнула меня в щеку.

      — На удачу, — шепнула девушка, развернулась и вышла. Эх, Сара, Сара.

      Проводив ее взглядом, а там есть, на что посмотреть, я снова обратил внимание на папку. Белый прямоугольник с красным пятном, легкий, почти невесомый. Осторожно коснувшись гладкой поверхности, я провел пальцем по кодовой печати. Руку снова немного дернуло. Прозвучал тихий треск, сбоку папки стрельнул тонкий слой сухого дыма. Содержимое было герметично упаковано и под давлением. Открыв  тонкую крышку, я увидел небольшое металлическое кольцо с круглым красным камнем. Понятно. Это был ключ-пропуск. Имея это кольцо, я имел право пройти в красный сектор. Одним из таких секторов являлся отдел инновационных разработок, расположенный на минус третьем этаже. Именно там сегодня я должен представить свой проект. Надев пропуск на указательный палец правой руки, я вышел из кабинета и направился сначала к лифту, но почти сразу передумал и решил спуститься по лестнице на минус второй этаж в тренировочный зал. Сфера моей работы была очень обширная, иногда я занимался оборудованием для солдат. Я не был бойцом, мое физическое состояние с натяжкой можно было назвать спортивным, но мало кто из наших боевиков, знающих меня, осмеливался выйти со мной на бой один на один. А все из-за моего высокого интеллекта. Имея большой опыт наблюдения за боевыми действиями, полученными из обработки данных для моих прототипов оружия, я могу за секунду анализировать противника и найти противодействие его методам. Прям как Бэтмен! Вы знаете, кто такой  Бэтмен? Один старый герой, он умер давно, но он был очень умен! Хотя, может, и не умер, он же… А, неважно. Самое главное, суметь продумать свою стратегию до того, как противник сможет до тебя дотянуться. Ты можешь быть в сто раз умнее других, но от удара по башке лучше тебе не станет.

      Вот и сейчас, захватив кое-что из своего личного арсенала, я спустился к входу в зал для тренировок. Зайдя внутрь, я сразу ощутил духоту и запах пота. Обычно в помещении для спаррингов находятся несколько секций для боев, но сейчас все столпились вокруг центрального напольного ринга, в который с разных сторон заходили двое. Первый парень был мне незнаком. На вид лет двадцати пяти. Высокий, плотный,  как и подобает солдату, одетый в черные шорты и футболку. На правом предплечье – жёлтая нашивка с черным кулаком и пятью звездами – символ звания первого офицера. Серьезный парень. А вот его противника я знаю очень хорошо. Это был мой давний товарищ, лейтенант Сэмюэл Сайро. Он был среднего роста, широкоплечий, одетый в одни штаны военной формы. На руках у него были черные перчатки без пальцев, а на поясе символ лейтенанта – красный кулак.

      — Ну что, Дерик, — сказал Сайро молодому парню, стоящему напротив. – Ты все еще полон решимости намылить мне шею?

      Офицер Дерик усмехнулся и встал полубоком к противнику. Подняв руки, он приготовился. Сайро улыбнулся, снял перчатку и подбросил ее вверх. На несколько секунд, пока перчатка падала, окружающие замерли. А после, не сделав ни единого лишнего движения, Сайро рванулся вперед. Ого! Я видел, как он сражается, но он явно прибавил в скорости за последнее время. Дерик успел только немного отклониться назад, но именно это его и спасло. За миг сократив расстояние в пять метров, Сэм оказался перед лицом противника. Он собирался ударить в челюсть, но лишь зацепил прижатое к лицу плечо офицера. Очень быстро. Даже зная, что он собирается делать, я бы не смог уклониться. Успел бы включить защитное поле из виброчастиц, которое активируется нажатием кнопки пальцами на левой ладони, держится пять секунд и может заблокировать выстрел из десятимиллиметрового пистолета. Успел бы подставить правую сторону челюсти, в зуб которой вмонтирован небольшой передатчик с воздушной подушкой, и не вырубиться с первого удара. Но уклониться бы не смог. И уж тем более контратаковать в следующий же момент. А этот молодой парень смог. Пропустив выпад лейтенанта вперед, он ударил правой рукой его в живот. Но только Сайро не зря был выше званием. Опустив левый локоть и подняв левое колено, он заблокировал удар, а в следующий миг Дерик лежал на земле и пытался освободиться от удушающего захвата своего противника. Вот только все было тщетно. Сжав зубы, Дерик захлопал Сэма по руке. Лейтенант отпустил шею офицера и поднялся. Посмотрев сверху вниз на парня, Сайро хмыкнул.

      — В следующий раз, когда в тебе заиграет гордость и ты решишь показать свой характер, посмотри на свою боевую нашивку. Если не увидишь там красного кулака, то не пытайся бросать мне вызов, — Сайро снял вторую перчатку и бросил ее на пол рядом с Дериком. Выпрямившись, он огляделся и увидел меня.

      — А, Мак! Ну как тебе? – закричал Сэм. Кроме Сары, мало кто обращался ко мне по имени. Все предпочитали прозвище “Мак”, сокращенно от “Макинтош”. Может быть, оно и не было очень величественным, но как раз подходило для того, кто в десять лет собрал из упомянутого компьютера бомбу с детонатором. Сайро шел в мою сторону и улыбался. Видно, что он был в хорошем настроении. – Сумел бы победить меня в подобной ситуации?

      — Не сейчас, Сэм, — сказал я. – Я прекрасно понимаю, на что ты намекаешь. У меня доклад через пятнадцать минут. Меня не поймут, если я приду к начальству в поломанном виде.

      — Да ладно тебе, ты никогда не появляешься у нас просто так, не покалечив пару вояк, — засмеялся Сайро. Он остановился в паре метров, поднял с пола свою сумку и достал из нее полотенце.

      — Ты знаешь, они сами всегда нарываются, — ответил я. Мне не хотелось ни с кем сейчас драться, а получать по голове не хотелось в двойне. Я глянул на встающего офицера и усмехнулся. Дерик кривился и потирал шею. Заметив мой взгляд, он дернул головой и повернулся в мою сторону.

      — Что смешного, халат? – спросил он меня со злостью. “Халатами” называли всех, кто имел отношение к ученому персоналу. Я не стал отвечать и отвел взгляд. Не надо, Мак, не ведись. Мало мне Сэма с его провокациями, так еще и этот. Я посмотрел на Сайро. Тот улыбался во всю свою зубную поликлинику, но ничего не говорил. Ясненько, от него помощи не дождешься.

      — Эй, халат, ты не заблудился? Разве это место похоже на твою лабораторию? – не унимался Дерик. Ну, вот за что мне это? Впервые в жизни я пришел сюда просто развеяться перед сложной работой, и, кажется, все-таки придется подраться. А Дерик все больше и больше напирал на меня.

      — Что такое, халат, ты оглох? – крикнул офицер на весь зал. Вот гад! Еще раз назовет меня “халатом”, плевать на презентацию, я его отделаю сильнее Сайро! Но именно в этот момент Сэм, наконец, решил вмешаться.

      — Эй, не перегибай, салага, этот парень очень много сделал для наших солдат, прояви уважение! – крикнул он Дерику. – Или тебе мало было только что?

      За спиной Сэма стала собираться толпа, что-то ворча и грозно смотря на офицера. Вот так дела, за меня уже впрягаются солдаты! Среди заступившихся я узнал несколько лиц, пострадавших некогда от моих рук. Упс. Сэм повернулся и подмигнул мне.

      — Не бойся, здесь много парней, которые не дадут тебя в обиду, — сказал он.

      Дерик, стоящий в нескольких метрах от нас, сделал шаг назад, еще раз посмотрел на меня, развернулся и ушел. Вот так вот, кажется, у меня появился враг. Ну, или не враг, а недоброжелатель, так сказать. Я вздохнул и посмотрел на часы. Без пяти шесть. Вроде как укладываюсь. Сара должна была уже быть на месте и все подготовить. Я начал уходить, когда Сайро окликнул меня:

      — Мак, а что с твоей рубашкой? – спросил он. Расстегнув свою сумку, Сэм вытащил белую футболку с длинными рукавами и бросил мне. Поймав, я придирчиво ее осмотрел. Не глаженная. Зато чистая. Я быстро переоделся.

      — Спасибо, — сказал я, показал Сэму большой палец и направился к выходу.

      К пропускному пункту третьего этажа я буквально прибежал с валившей карикатурной пылью из-под ног. Тяжело дыша, я резко замедлил бег и быстрым шагом и с поднятой головой направился к большой двери круглой формы, по краям которой застыли двое незнакомых мне охранников. Хм, я думал, что знаю всех боевиков, отвечающих за безопасность красного сектора. Хотя бы в лицо. Этих парней я видел впервые. Здоровые, с каменными лицами, охранники застыли с явным намерением “никого не пущать”. Я подошел и встал на небольшой, метр на метр, черный квадрат на полу перед  дверью. С боковых стен ударили синим светом лазерные лучи, снимая мою проекцию с головы до ног и определяя содержимое моих карманов, рукавов и всего остального. Оба моих прибора самозащиты они не заметили, хоть я и имел на них разрешение. Не выявив ничего подозрительного, система обнаружения деактивировалась. Под пристальным взглядом охраны я подошел к двери и вставил палец с кольцом-пропуском в замок. Распознав зашифрованный код, дверь издала тихий треск, и ее части раздвинулись в стороны. В нашем разрушенном мире подобная система защиты была неимоверно редкой и надежной. В принципе, насколько мне было известно, имелась она только в нашем научном центре.

      До катастрофы с метеоритом, который разрушил большую часть нашего мира, остатки человечества мало что придумали. Темная энергия, образовавшаяся после взрыва, расползлась по всей планете. Половина населения превратилась в мутантов, сошедших со страниц американских комиксов конца двадцатого века или экранов мониторов компьютерных игр начала двухтысячных годов. Треть обычных людей, которым повезло сохранить разум, умерло от голода и нападения этих самых мутантов. Все сбивались в общины и колонии, строя свои маленькие деревни и организовывая небольшие государства. Большинство селений, кланов и всяких сборищ использовали все, что попадется под руку: начиная от палки в качестве оружия и заканчивая тряпками и мешками вместо одежды. Правда, имелись и те, кто пользовался самыми разными игрушками, найденными в апокалипсическом мире. Например, мне было известно, что на севере расположился небольшой город под названием Саринж, в котором люди отлавливали и приручали тварей, пораженные темной энергией. А на западе была огромная крепость, которую оккупировали мутанты, не до конца впавшие в безумие и организовавшие свое небольшое поселение. Правда, сам я не видел ни город Саринж, ни Темную Крепость. Ни Белый Город, в котором, по слухам, люди поклонялись упавшему метеориту, а тот взамен давал им способности управлять темной энергией. Ни клан Железной Руки, что использовал боевых роботов как солдат, которых прикрывали люди в механических доспехах с оружием, стреляющим высококонцентрированной плазмой.

      Все так же под наблюдением солдат я прошел в лабораторию. Когда дверь закрылась, я с облегчением выдохнул. Ух, как-то не в своей тарелке я себя чувствовал секунду назад. Вытерев вспотевшие руки о футболку, я огляделся. Лаборатория представляла из себя довольно большое помещение со множеством столов, шкафов и громоздких научных приборов. Прямо около входа, стоя на трех ножках, на меня смотрела Икс-камера. По первой задумке, эта штука должна была выделять в видео режиме все признаки движения объекта и предсказывать его будущие действия. Но по факту получилась просто видео камера. Слева, у дальней стены, располагалась большая емкость телепортационного устройства. И она действительно могла переместить одного, а то и двух людей на достаточно большое расстояние. Вот только, кроме того, что она не всегда телепортировало неорганику, так и место прибытия могло координироваться со сбоем. Ввел ты координаты, исчез, а через два часа поисковая группа достала твои вмурованные в стену останки. А сколько энергии жрала эта штука! Один прыжок запросто обесточит всю лабораторию.

      Присмотревшись внимательнее, я увидел, что телепорт подключен к источнику энергии лаборатории и вполне готов к использованию. Странно, до сих пор ставят опыты на отловленных в пустыне чудовищах?

      Но главное рабочее место было впереди: большой куб из прозрачного углеродистого стекла. Именно там мне предстояло демонстрировать работу моих последних двух лет.

      Сара пришла раньше меня и уже заканчивала подготовку. Освещение было включено, изоляция опасной темной энергии установлена, костюм, защищающий от темных волн, ждал своего хозяина.

      Переступая через распределительные коробки и ползущие змеями кабеля, я подошел к Саре. Девушка укоризненно смотрела на меня.

      — Тебе повезло, что твои зрители еще не явились, — негромко сказала она. – Опять был у военных?

      — А то! – ответил я. – Гордись, даже не подрался. Сегодня я был наблюдающим. Сайро дрался. Ух, как он себя показал!

      Сара взглянула на меня, как на маленького ребенка, который увидел ссору двух старших пацанов и их драку. А что? У всех свои развлечения!

      — Как ты, настроился? – чуть мягче спросила девушка. Я ткнул себя большим пальцем в грудь.

      — На все сто!

      Так, самозащита, это первое. Я влез в костюм, способный отражать практически любое количество тёмной энергии. Правда, недолго. Собственного питания хватало на пять минут, а энергостойкость защитного материала выдерживала около семи минут беспрерывного воздействия. Включив терминал, я подсоединил кабель к аккумулятору костюма и запустил протокол  энергоснабжения.

      Второе, и самое главное, это убедиться в герметичности лабораторного объекта, в котором я нахожусь. Если темная материя вырвется на волю, то это грозит большими неприятностями для всех, кто находится в лаборатории. Посмотрев на индикаторы внешней защиты, я удовлетворенно моргнул. Защита сто процентов.

      Теперь осталось подождать, собственно, тех, ради кого этот спектакль устроен. Я зашел внутрь куба и нажал на кнопку, закрывая за собой дверь. Сара стояла снаружи, контролируя мои показатели жизнеобеспечения. Я снова поймал себя на мысли, что все происходит как в плохом кино. Лаборатория, эксперименты, потом все идет не по плану, все превращаются в монстров и понеслась! История ничуть не хуже идеи с метеоритом, разрушившим Землю и превратив ее население в чудовищ… Только менее драматичная.

      Щелкнул замок, послышался звук открывшихся дверей, и в помещение вошли четверо. Двое мужчин были мне знакомы. Один был высокий, с ровной осанкой, короткими седыми волосами и светлыми усами – глава военного центра Август Соломон. Он был одет в военную форму цвета хаки, а на его предплечье был установлен портативный терморегулятор энергощита, который понижал вокруг носителя температуру темной энергии, тем самым защищая его от опасного воздействия. Рядом с ним шел невысокий полненький мужичок в коричневом костюме троечке и больших очках с толстыми стеклами – Шарли Уин, ведущий аналитик информационного отдела, собирающий информацию о любом проявлении частей упавшего метеорита. Интересно, что он тут забыл? Обычно все данные ему приносят в кабинет. Ну, я так слышал. А тут явился сам. На руке Шарли тоже был пристегнут терморегулятор.

      А вот двоих других я видел первый раз. Справа от Соломона шла женщина лет тридцати в неизвестной мне боевой форме черного цвета. Корпус, руки и ноги покрывали мощные на вид пластины саварата – самого прочного известного на сегодняшний день сплава. Он не только защищал от внешних физических воздействий, но и отражал энергию темной материи. На поясе у женщины висел длинный двуручный клинок черного цвета. Как я понял, тоже из саварата. Страшная штука. При относительно небольшой силе удара такой меч разрубит сталь как бумагу. Никто так и не смог выяснить, с чем связан этот не имеющий логики эффект от использования саварата. Ходили слухи, что подобный металл поглощал душу использующего его война и давал тому поистине огромную силу. Не знаю. Но факт того, что у хозяина такой меч был острым как бритва, а у любого другого существа являлся обычной заточенной железякой, причем довольно большой и тяжелой, подтвердили давно. Наличие этого меча говорило еще об одном – это женщина была членом клана наемников Черные Клинки, известного своим воинским искусством и владением холодным оружием. Наши боевики говорили, что один Черный Клинок стоит трех лейтенантов, а это очень серьезны противник.

      Но больше всех выделялся мужчина, идущий позади всех. Он был высокий, крепкий, смуглый, бритый налысо, одетый в облегающую черную броню для туловища и свободные черные штаны. На поясе, с правой и с левой стороны, у него висели два пистолета. Но не его могучая фигура и оружие привлекли мое внимание, а его движения. Он шел с легкой грацией хищного зверя, готового в любой момент наброситься на жертву. Казалось, мужчина двигался плавно и медленно, на самом же деле, он просто не делал лишних движений, даже в обычной ходьбе. Смотря на него, я понимал только то, что этот мужик очень, очень опасен. По женщине-клинку было видно, что она представитель известного клана, что она опытный воин, готовый использовать свое экзотическое оружие в любой миг. А этот здоровяк излучал холодную ауру опасности. Его одежда выглядела очень просто, пистолеты были визуально самыми простыми, без эмблем и клановых рисунков. И его взгляд. Вроде бы, обычный, как у любого человека, ни на чем не концентрировавшийся. Ничем не примечательные глаза. Глаза того, кто считает других за разменную монету, того, кто видел моря крови и острова мертвых тел. Пустые глаза убийцы. Ну, может, про моря и острова я загнул, конечно. Но все равно страшно.

      Я громко сглотнул и кивнул собравшимся, приветствуя их, стараясь не смотреть на громадину, стоящую дальше всех. Август и Шарли выглядели как-то не очень уверенно, их лица были потными, хотя в лаборатории стояла обычная комнатная температура, а на губах застыли дрожащие улыбки.

      — Здравствуй, Леонид! – громко сказал Соломон и обернулся к своей компании. – Друзья, позвольте вам представить Леонида Соколова, нашего лучшего ученого, а также превосходного специалиста в области темной материи! Леонид, знакомься, это Ирви, представитель клана Черные Клинки, и Дункан из Высокого Ордена.

      — Они прибыли с целью ознакомиться с нашими успехами в области исследования темной материи, — влез в разговор Шарли. – Мы рассчитываем на взаимовыгоду и сотрудничество и надеемся, что твоя работа принесет огромную пользу всем!

      Все. Это планка. Вот сейчас это точно походит на плохое кино. Я косо посмотрел на собравшихся, откашлялся и решил поддержать черную комедию. 

      -Господа! – сказал я и картинно взмахнул левой рукой. Август улыбался во все зубы, а Шарли захлопал в ладоши. – Простите мое невежество, не предлагаю вам присесть, ибо стульев и кресел здесь нет. Последние два года я работал с документацией, хранящей информацию по наблюдениям за всеми возможными проявлениями темной энергии. Конечно, информации засекреченной и принадлежащей научному отделу. Два года терпеливой работы и вот, что мне удалось выяснить

      Девушка-клинок и здоровяк стояли молча, смотря на меня. Ох, как же это напрягало. И с каких это пор наша ученая компания, пусть даже и имеющая свою маленькую армию, стала заключать союзы с постоянно воюющими и, прямо говоря, убивающими за деньги кланами? Черные Клинки имели доступ к прочнейшему металлу, их солдатам не было равных в ближнем бою, но они являлись просто наемниками, хоть и ценными. А про Высокий Орден я вообще молчу. Официально это была довольно интересная самодостаточная община, основным центром деятельности которой являлась торговля. Торговали они всем, начиная от информации и заканчивая органами на черном рынке. Иметь таких союзников значило одно: сдохнуть в ближайшие пару-тройку лет.

      Я быстро взглянул на Сару, которая стояла спиной к четверке. На ее лице была какая-то мрачная обеспокоенность. Она тоже чувствовала что-то неладное. Но, несмотря на все мои внутренние терзания, я продолжил.

      — Представляю вашему вниманию научно-поисковый прибор под названием “Кон 2”, — вынимая из металлической коробки широкий однотонный белый браслет, сказал я. Все, включая Сару, смотрели на меня без единой эмоции. Что, никаких оваций? Ну, ладно. – Главной особенностью этого изобретения является его способность улавливать сигналы темной энергии, перерабатывать их и определять место испускающего их объекта.

      — У нас уже давно есть приборы, которые могут отследить сигнал темной материи, — тихо сказала девушка-клинок. Стоящие рядом Август и Шарли нервно посмотрели сначала на нее, потом на меня. Дункан быстро моргнул. Ага, значит, ты тоже человек!

      — Я же говорю, — сказал я мягко и медленно. – Улавливать и перерабатывать. Давайте я покажу.

      Введя код на клавиатуре, встроенную в стол, я активировал спусковой механизм. Верхняя часть стола отодвинулась в сторону, а вверх поднялась небольшая площадка с прозрачным контейнером. Внутри на круглой металлической подставке был зафиксирован кристалл. Кроваво-красный, с белыми прожилками, переливающийся оранжевыми оттенками. Он был небольшой, размером с мою ладонь.

      — Итак, — сказал я. – Перед вами часть того самого метеорита, который стал причиной разрушения нашей планеты триста лет назад.

      Август и Шарли (ну точно два глупых персонажа комедийного рассказа) округлили глаза и начали что-то шептать друг другу. Ирви нахмурилась и прищурила глаза, а Дункан, или как его там, наклонил голову набок. Даже Сара смотрела с удивлением. Ах, да, она же тоже видит его впервые.

      Введя команду, я отошел немного назад. Сверху стола появился большой зеленый свет. Я нажал кнопку, и контейнер с кристаллом беззвучно открылся. Вокруг меня, словно густой туман, медленно начала распространяться темная энергия. Анализ  займет около минуты. Умный компьютер слепил проекцию кристалла и отправил на экран у меня за спиной. “Кон 2” выделил темную материю и загрузил в свои базы данных. Закрыв коробку, я деактивировал проекционный свет. Теперь вся информация была на моем изобретении, которое я подключил к экрану.

      — Смотрите, — я указал на диаграмму данных. – Вот сигнатура самого сигнала. Ровная линия. Темная материя чаще всего имеет спокойный канал. Скорее всего, именно его видят ваши приборы, я прав?

      Ирви, помедлив, кивнула.

      — Также, — я ткнул пальцем в кривую линию. – Они способны расшифровать код и интенсивность данного сигнала и примерно определить его местонахождение.

      Снова кивок.

      — Мой же прибор, кроме компактности, — я указал двумя руками на две дуги, одну ровную, вторую волнистую. – Имеет свойство не только измерить силу испускаемого сигнала, тем самым определяя точные координаты объекта, но и установить время излучения, а, самое главное, он может узнать, является ли это объект, говоря простыми словами, родственным этому кристаллу.

      Вот теперь меня слушали все очень внимательно. Очень – Очень.

      — Вы хотите сказать, – обратился ко мне Шарли. – Что с помощью вашего прибора мы можем отследить все источники темной материи с точностью до координат? Можем… Можем, наконец, исследовать всю эту хрень, что творится вокруг нас?

      Я взглянул на аналитика и успел поймать секунду ясных глаз, после чего его взгляд вновь стал каким-то туманным. Я посмотрел на Августа Соломона. Тот стоял и улыбался, покрасневший, вспотевший, с помутненными глазами. Правый его глаз был еще нормальный, а вот левый затягивала какая-то серая пленка. Ирви и Дункан стояли все так же неподвижно. Глаза здоровяка я не видел, но у девушки взгляд был довольно ясный. Я слышал об этом. “Серая лихорадка”. Это был яд замедленного действия. Кроме того, что “лихорадка” убивала, эта штука подавляла у человека все инстинкты самосохранения и медленно затуманивала его рассудок. Все в зависимости от дозы. Этот яд выпивали солдаты, когда шли в последний бой. Его принимали искатели приключений, когда понимали, что им не уйти от окруживших их голодных чудовищ. Или им накачивали двух управляющих важными центрами научного объекта, чтобы они не задавали лишних вопросов и безбоязненно провели в красный сектор двух чужаков.

      — А сейчас я покажу вам кое-что интересное, — сказал я, никак не выдавая, что заметил эту странность. – Сара, прошу, поднимись ко мне.

      Девушка недоуменно посмотрела на меня. Она все еще стояла спиной к присутствующим и не видела их. Я сделал быстрое движение рукой к себе.

      — Не волнуйся, — обратился я к ней. – Кристалл под изоляцией, тебе не нужно даже надевать костюм.

      Сара неуверенной походкой подошла к двери и зашла ко мне в куб. Она как раз успела вовремя. Шарли, этот интеллигентный и добродушный мужичок, выпустил изо рта струю слюны вперемешку с кровью от прокушенного языка и с нечеловеческим воплем кинулся на Августа, повалив его на землю. Соломон закричал, пытаясь скинуть с себя обезумевшего аналитика.

      В следующую секунду Ирви взмахнула мечом, и две головы покатились к дальней стене. Без крови. Странно, но удивляться времени у меня не было. Дункан сделал три быстрых выстрела, два по камерам и один в нашу сторону. По вмятине на стекле (ух, е мое, выдержало!) я понял, что метил он в Сару. Девушка вскрикнула и дернулась назад. Думай, Мак! Открыв коробку, я схватил камень в кулак, другой рукой сунул “Кон 2” в карман и нажал на кнопку пуска очищающего пара. Как хорошо, что с главного компьютера можно было управлять практически любой операцией в лаборатории. Холодные струи сухой сыворотки стали быстро заполнять комнату. Дыханию не повредит, но вот на зрение повлияет конкретно. У нас были считанные секунды. Держа Сару за руку, я выскочил через заднюю дверь. Надо прорваться к выходу!

      Над головой просвистел черный луч. Клинок промахнулась на сантиметр, оцарапав гермошлем. А ведь метила в шею! Сучка! Черт, к выходу никак не успеем. Больше нам так не повезет. А если еще здоровяк начнет стрелять…

      Резкая боль охватила мое правое плечо. Ау! А вот и стрельба началась. Выстрел повалил меня на шкаф с инструментами. Сара упала рядом. Нет, в нее не стреляли, она просто споткнулась о кабель. Как раз в тот момент, чтобы уйти от второй пули, которая пронзила бы ей грудь. Пар рассеялся. Ирви медленно шла к нам, занося меч над головой. Сзади стоял Дункан, поднимая пистолет.

      — Стоять! – рявкнул я и поднес рукоять лазерного резака, упавшего со шкафа, к кристаллу.

      Девушка-клинок остановилась в трех шагах от нас. Пистолет замер в руке здоровяка. Ага, сволочи, я так и знал.

      — Еще одно движение, и я расплавлю этот камень, — как можно увереннее произнес я. Я понятия не имел, подействует ли лазер на кристалл, но они ведь этого не знали. Я не понимал. Ничего не понимал, что вообще происходит. Но одно я знал точно – им нужен осколок метеорита.

      — Отойди назад, — сказал я девушке. – Отойди, я сказал!

      Нужно было придать жесткость голосу. Запугать у меня их не получится, но надо дать им понять, что я знаю, что делаю.

      В этот момент Дункан засмеялся. Громко и сильно. Потом он опустил пистолет и развел руки в стороны.

      — Сдаюсь, парень, — сказал он. Голос у него был низкий и хриплый. – Эй, клинок, опусти оружие.

      Мне показалось, что он искренне наслаждался ситуацией. Ирви быстро посмотрела на него и встала в какую-то стойку, больше похожую на оборонительную. А вот я был на грани паники и истерики. Да, я часто дрался с нашими солдатами. Анализ боя у меня был отличный. Но я никогда не ставил на кон свою жизнь. И жизнь другого человека. Так, успокойся, Мак.

      — Что, начнем переговоры? – спросил я, медленно вставая и двигаясь в сторону выхода. Девушка-клинок  проследила за мной взглядом.

      — Двери ведь заблокированы, даже если ты выйдешь, там наши люди, они не дадут тебе пройти, — все так же тихо произнесла она. – Хотя, уже все равно, весь ваш персонал, включая армию, скорее всего, давно убит. В любом случае, мы не можем выпустить тебя. С камнем. А если ты его уничтожишь, то это развяжет нам руки.

      Мне многое хотелось и сказать, и спросить. Даже в такой ситуации. Но в первую очередь надо думать, как нам отсюда выбраться.

      -Не глупи, парень, — сказал Дункан. — Я могу застрелить вас в любой момент, я просто ещё не решил, хочу ли я рискнуть безопасностью метеорита.

      — При должной подготовки удар моего меча достигает скорости быстрее пули, — сказала Клинок. Зачем она мне это говорит? Чтобы сломить волю? Напугать?

      Мы с Сарой начали пятиться назад, пока не уткнулись во что-то твёрдое, тёплое, вибрирующее, словно заведенный механизм. Камера телепорта! И вдруг я понял, что Ирви стоит так, что закрывает нас от возможного прямого выстрела здоровяка. Так-так! Все таки, у нас появился шанс. Я не знал, какие координаты были заданы в телепорте. Я посмотрел на Сару. Девушка на ощупь за моей спиной ввела какие-то цифры. Надеюсь, Сара, ты знаешь, что делаешь, потому что я совершенно не знаю, что делаю я. Это было очень опасно. Не знаю, получился ли у нас вдвоём, но вот запихнуть Сару с камнем в телепорт я смогу. Так у неё будет хоть какой-то шанс выжить.

      И в этот момент Дункан стремительно обогнул Ирви, поднял оружие и выстрелил мне в голову. Пуля должна была попасть мне точно в лоб. Должна была. Лезвие меча, которое пистолет встретил на своём пути, отбило её в сторону, а в следующий миг чёрный клинок рассек воздух там, где только что стоял здоровяк. Дункан, при всех своих габаритах, был неимоверно быстрым. Ударив ногой Ирви в живот, он отпихнул Сару одной рукой, а второй выбил у меня лазер. Всё, что я успел сделать в следующий миг, это подставить челюсть с защитной подушкой под удар Дункана. Что-то хрустнуло. Это ж как же он зарядил бы мне, если бы не моя примочка… Мне было очень неприятно. Однако, его руке должно быть не менее больно, чем моим зубам. От неожиданности здоровяк вскрикнул. Он явно не ожидал такого. Посмотрев недоуменно на свой сломанный указательный палец, Дункан зацепил ногой кабель на полу (как же хорошо, что их напихали в лаборатории так много) и упал вместе со мной в камеру телепорта, точнее, на меня.

      Ещё несколько секунд я видел, как поднимается и держится за живот Клинок, а изо рта у неё тонкой струйкой течёт кровь. Хорошо же он её приложил. Видел, как закрылась дверь телепорта и начался десятисекундный отсчет до прыжка. А потом Дункан воткнул мне нож в грудь. Кристалл в моей руке ярко вспыхнул, озарив телепортационную ёмкость ярким красным светом. В глазах потемнело, и я отключился.

0
22.01.2021
63

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть