Минимализм или японская собака Сиба-ину 柴犬

Прочитали 54

После переезда из мегаполиса в деревню от многих вещей и привычек пришлось отказаться. Это касается не только мебели и гардероба, но литературных, спортивных и музыкальных мероприятий. Здесь все есть, но иное. Здесь другие ценности. Я не любитель пятисекундных скачек на быках или объездки жеребцов. Здесь в группах йоги не говорят о миропонимании, а проводят негласный секси конкурс на обтянутые лайкрой телеса. Музеи есть, есть экспонаты, а грамотных кураторов выставок нет, поэтому, как говорят в таких случаях, “смотреть нечего”. Публичный статус куратора очень низкий. Основной доход в сфере отдыха от продажи пива и исполнения песен деревенского репертуара в стиле позапрошлого века. Много фанатов местных спортивных клубов, но я не поклонник местных видов спорта, они мне напоминают бои гладиаторов. Gladius  это меч. Подобные зрелища стали популярными в Древнем Риме давно до нашей эры. А еще раньше они были элементом погребального ритуала этрусков, которые жили на Аппенинах тысячу лет до нашей эры. Рабы умершего должны были с мечами в руках сражаться около могилы. Погибал слабый, а сильный оставался в живых и получал свободу. Тоже самое и сейчас, наиболее успешным платят астрономические деньги, которые создают миф материальной свободы. Увы, только единицы после ухода из команды остаются на плаву.  

    Переехал я в эту культурную тундру, где оказались на редкость хорошие, простые по нравам и приветливые люди. Поэтому дальше двигаться смысла не было. Ко всему можно приспособиться, я к этому привычен. Выгрузил я пожитки из своей Хонды Цивик и вошел в дом.  В доме пустота. Здесь нет в магазинах итальянских спален и бразильских диванов. Все ходят в одежде, которая вполне пригодна для прополки огорода. Здесь нет променадов, где можно похвастаться новым брендом. Здесь жизнь ближе к созерцанию, но никто этим видом “безделья” не занимается. Босиком по земле и траве ходит один Майк, оставляя тапки на крыльце. Но это не философское упрощение жизни, не возвращение к истокам, даже не самомассаж ступней, а выгул собаки. Однажды Майк меня застал босым на пригорке, его собака радостно завизжала и обнюхала мои ноги. С тех пор Майк стал со мной здороваться безмолвным поднятием руки. 

      Тут и пригодились навыки дзюдо, которым я занимался в студенческие годы.  Это спорт, где важна отработка последовательности действий, kato. Выработка мягкого стиля сопротивления, уступить, поддаться, чтобы победить. Это силовая игра тела и духа. Проиграть не стыдно, стыдно играть не по правилам. В дзюдо нет нокаутов, там соревнование элегантных движений. У кого серия движений сложнее, тот и сможет сделать бросок соперника с отрывом от пола обеих ног. Фаза полета является признаком победы. Приземляться тоже надо красиво, это искусство падения в полете. И в конце оба бойца поклоном благодарят друг друга и зрителей за взаимное удовольствие. 

     Я опять стал внимательным и доброжелательным к людям, что в Имперском штате считалось за слабость.  Там нужен был волевой стиль поведения, лидерский, иначе платили очень мало. Дзюдо молодой вид единоборств, школа  kodokan основана в 1882 году. В это время начался закат самураев, как военнослужащих. Это слово произошло от глагола saburai 侍ふ служащий. Для меня это было время становление характера. Становление мягкого сопротивления всему, что не укладывается в мои понятия о жизни. 

-Лучше не открыть рот, чем потом жалеть. 

-Я не знаю всех обстоятельств чужой жизни и не могу выносить суждение. 

— В этом мире я отвечаю только за себя.

      Здесь все это и пригодилось. Тут делят жителей на южан и северян. Стать южанином я не хотел, надо было начинать с жареных котлет во дворе и пить пиво с соседями. Меня воротит от запаха покупных бургеров, а уж класть их в рот, извините, выше моих внутренних сил. Как компромисс были рыбалка, гольф и теннис. Так и остался иностранцем, но прижился.

     В Ленинграде я встречал много иностранцев в городе, сам выезжал заграницу и понял, что жизнь в кольце врагов это удел высокопоставленных лиц, а простые люди везде живут своим укладом. Мне нравилось дзюдо, так как там нет врагов, а есть партнеры. Нет пренебрежения к другому человеку, пусть и зашедшему в зал с улицы. В мире ничего случайного нет, поэтому и нет мелочей, на которые не стоит обращать внимания. Даже душ перед соревнованиями команды принимают вместе и вместе принимают душ после соревнований. Там не место партийности и классовой ненависти или другому партийному маразму. Там нет и небрежности в помыслах. Все мы совершаем ошибки, но никого винить нельзя, нельзя становиться рабом обиды. Одной фразой — тело, ум, кимоно и татами должны быть чистыми. Сам отвечаешь за все, что с тобой происходит. Вполне разумный подход, в котором нет места Павлику Морозову. 

   Сами понимаете, что дома из мебели  только низкий журнальный столик, низкое кресло без подлокотников, крохотная лавочка и низкая кровать.  Ах да, стойка бара с двумя  стульями, подаренными соседкой на новоселье. За баром я и пишу, но стоя.  

Мне дарительница стульев сказала;

-Ты живешь, как волк. У медведя, хоть берлога обставлена для зимней спячки.

Она максималистка, ей надо все и много. Она торопится жить, ей не хватает времени. Она не жадная, все, что куплено и надоело, сразу сдает в магазин Армии Спасения и едет покупать снова, почти такие же вещи. Тоже самое и в еде. Для нее телевизор это окно в мир, он не выключается. Аппарат умный, по моде и сам переходит в режим ожидания команды и показывает салют. 

-Живем один раз и последний, Вова, ты это понимаешь?

А я ответил:

-Понимаю, но я не волк, а японская собака.

Что это за порода такая 柴犬 Сиба-ину? Низкорослая охотничья порода,   пропорционально сложенное тело с хорошо развитой мускулатурой и лишенная полового диморфизма. Как ни скрещивают, все гены остаются теми, которые были три века до нашей эры. Устойчивый образец хорошего службиста, для которого нет авторитета хозяина, почти самурай. Сиба очень сообразительна, поэтому быстро понимает, чего от нее хочет хозяин, впрочем, если эти требования расходятся с ее личными взглядами, она приложит максимум усилий, чтобы поступить по-своему. Наказание сиба забывает быстро, и если была уверена, что поступила правильно, то повтора событий долго ждать не придётся. 

     Это жизнь Диогена, жизнь без зависимости от внешних обстоятельств. Они есть, но на них не особенно обращаю внимание. Про таких  раньше большевики говорили — “безродный космополит”. 

-Лучше воздержаться, чем делать вопреки своим убеждениям. 

Я нейтральная фигура, которая живет не в бочке, а в глиняном сосуде без большой дырки. Если сделать дырку большой, то туда пойдут люди.  

-А что люди мне принесут, кроме непонятных забот?

Я не хочу больше напрягать извилины, меня все устраивает в жизни. Я так долго к этому спокойствию шел. Все новое, стучащееся в дверь, там и засыхает. У меня есть достаточный минимум, расширять который я не стану, придется захламлять помещение и душу, а потом избавляться. Если мне стало невмоготу от людей, а иду и чищу свою автомашину. Изнутри и снаружи, мотор блестит, как новый, в салоне запах французской косметики для человеческой кожи. Из-за этого запаха мои соседки и норовят со мной проехать по их делам. Я не отказываюсь. Даже фары я чищу зубной пастой Colgate Palmolive. Минимализм это чистота, свет, пространство и удовлетворение каждой минутой жизни. Этот стиль стоит денег, но это лучше, чем забивать полки платяного  шкафа и плодить пыль. Запах в спальне очищает комнатный эвкалипт, два лимона растут в жилой комнате, но там иной запах, цитрусовый. Лепестки роз в ванной комнате. Кустик розмарина и кустик мяты на кухонном столе. Это нужно мне, как минималисту. Я не покупаю химикаты, лимон, уксус, сода и все делается на одну уборку. А куда мне спешить, это моя жизнь, она течет размеренно, как вода в реке Нева.   

      За свои годы я видел на экранах кинотеатров, да и слышал своими ушами такие кличи, как «За Родину, за Сталина», «Аллаху Акбар», «Банзай». Я видел в Польше концлагеря где евреи умирали за веру в своего Бога, христианские проповедники за своего, коммунисты за «светлое будущее».  Все они жертвы, среди них нет победителей, это коллективная жертва за миф. Охранники тоже жертвы мифа о превосходстве нации. Одни японцы умирали  за пожелание 1000 лет императору, это индивидуальная  победа над страхом смерти во имя жизни. Из всех лозунгов, для меня Тенно Хейка банзай 天皇陛下万歳 много ближе, так как в моей вышеизложенной теории, император моей жизни есть я сам. 

      Я преодолел барьер животного страха перехода от жизни к смерти. Мои постулаты:

-Надо преодолеть собственное малодушие. 

-Не стоит сокрушаться ни о чем, твоя жизнь не ценнее жизни любого существа на земле. 

-Ты ее ценность сам придумал и другим навязываешь. 

-Живи спокойно, нет ничего, что может возвысить или унизить твою жизнь. 

-Твою личность изменить можно, а жизнь нельзя. 

       На моей памяти развенчали культ Сталина, потом Хрущева, затем Брежнева …ныне ругают Путина, но его я не знаю. И каждый раз мне приходилось подстраивать мою личность под требования нового времени. В этом нет ничего плохого. Это часть дзюдо. А жизнь биологическая текла своим чередом.  Любое общество воспитывает приспособленцев действующего монарха. А что от простой собаки требуют? Выполнение команды — бурные и продолжительные аплодисменты переходящие в овацию. Экономика должна быть экономной. Поэтому, для меня  спортивный зал лучше партийных митингов демократов, республиканцев, правых и левых. Лучше слушать джаз, хотя тоже опасно — “Сегодня слушает он джаз, а завтра родину предаст”. Так оно и случилось, мелодия Quando la mia vita cambierà заменилa мелодию Варшавянки. 

      Я стал минималистом в Нью Йорке через книгу Ле Цзы и тренировки Да Фа. Мой внутренний маленький и вредный император Сиба-ину наконец то понял, что  мишуру «жизненных благ» за собой на лестницу вечной жизни не пронесешь. Минимализм вошел в мое сознание и мягкое сопротивление kato позволяет переносить спокойно налеты активистов из вирусной авиации. Банзай!

 

 

29.09.2021


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть