Минди Роуз

В семье фермера Мелвина Роуза родился четвертый ребенок, это была девочка. Ферма находилась в двух штатах одновременно -Теннесси и Миссисипи, а с другой стороны реки был штат Алабама. Ферма принадлежала семье еще до образования страны и кто то из чиновников в далеком 1817 году, проводя карандашом по линейке границу штата, разделил владение Миствуд на две части. Проблем это не принесло, а только налоговые выгоды из-за разницы в налогообложении штатов. В силу этой особенности в семье все понимали эту запутанную науку и бог не обидел семью доходами. 

     Старший Роуз приобрел и небольшую ферму в Алабаме на дороге 105  в районе ручья Пантер. И для удобства основал паромную компанию через реку. Новой переправой стали пользоваться многие местные жители. Путь в Алабаму сильно сокращался, чтобы  ездить продавать на рынки вдоль дороги 2 и Карсон роуд. Теперь не надо было ехать окружным путем на север в Пиберн или на юг в Льюк. 

     Сыновья занимались фермами и переправой. Позже он для управления всем хозяйством основал компанию “Роуз пропертис “ и поставил во главе дочку, которая имела довольно странный склад ума. Одно его расстраивало, она выросла в невзрачную женщину, была сухая и деловитая. На всех мужчин, которые приглядывались к ней, смотрела с подозрением.

-Папа не волнуйся, я сама найду себе мужа и партнера в одном лице. Дармоеды мне не нужны,- так она отвечала отцу на вопрос, а когда он увидит от нее внуков. 

     Со временем  “Роуз пропертис” стала заниматься консультативными делами во всех трех штатах, скупать и продавать недвижимость, а потом открыла и страховой бизнес. И руководила всем “сухая леди”, как называли за глаза Минди Роуз. Но вернемся назад, к моменту рождения девочки.

     Беременность у Нэнси Роуз проходила хорошо, как и три предыдущие. Необходимости в посещении госпиталя не было. Роды принимала соседка, она же была и повитухой у всех в округе. Не было у фермеров дитя, которое не прошло через ее руки. Итак, малышка появилась на свет, но не закричала. Повитуха Милли привычно хлопнула ее по попке, но ребенок не закричал, а только открыл глаза. Она ровно дышала и казалось, что само появление на свет, ей было приятно. Милли еще раз с улыбкой хлопнула ее по попке, девочка сделала обиженную гримасу и горько заплакала. Мать уже пришла в себя, пришел и Мелвин. Ребенок был не совсем обычный. Видя, что от нее отстали, она снова закрыла глаза и засопела.

-Нэнси, а ротик проверять будем, она не задохнется?- спросила Милли.

-Не задохнется, — встрял Мелвин. Оставьте ее в покое, когда проголодается, сама подаст голос. Это положило начало всей жизни Минди. Она сама определяла и когда есть и когда спать. К этому все быстро привыкли, так как других капризов не было.  Минди росла, как все дети, но сторонилась Милли. Когда Минди было лет пять с небольшим, она сама зашла к соседке в дом, подошла, положила руку ей на плечо и спросила:

-Тетя Милли, тебе не больно в животе?

-Не больно.

Минди, стояла сосредоточенная, а потом пожала плечами и вышла не прощаясь. На следующий день к соседке вызвали “скорую” и увезли в госпиталь, где сделали операцию по удалению желчного пузыря. По возвращении ее навещали все в округе, она же считай родственник, в каждой семье. Пришла и семья Роуз. Милли посмотрела на Минди и заплакала;

-Я тебе соврала, у меня уже болел бок, я не думала, что так все сложно. Обычно само проходило.

-Тетя Милли, я тебя люблю, но скажи, почему ты меня побила, когда я родилась?

-Я не тебя била, это так надо, чтобы ребенок закричал, значит он дышит.

-А я разве не дышала?

-Дышала. Моя хорошая, я же не со зла, так принято у людей.

-Значит я не человек?

-У простых людей, а ты особенная, ты лучше.

На этом выяснение отношений закончилось. 

       Девочка со временем пошла в школу, но там проблемы шли одна за одной. Она не хулиганила, но по одним предметам успевала, а по другим даже не понимала о чем идет речь. Историю она считала за вранье и любой пассаж из учебника пересказывала в лицах так, как будто сама там находилась. А в ее изложении почти все исторические герои были очень близки к негодяям. Она знала такие вещи о всех, кто жил ранее, что говорить об этом  вслух было не принято во все века. Однако, для нее не существовало запретов. 

     На уроке физики, она не стала слушать учителя о теории относительности и попросилась уйти, потому, что не хочет слушать бредни. Учитель ее спросил:

— Что там такого странного на твой взгляд?

-Вакуума нет в природе, и свет никуда не летит.

-А в космосе?

-Вы наивный, как этот Эйнштейн. Пустота, это математическое понятие, сродни религиозному заблуждению. Все пространство заполнено полями, которые имеют разную природу и плотность. Поля люди не понимают, а рассчитывают с ошибками, когда-нибудь настанет время, когда люди поймут свои заблуждения и будет более простая жизнь и лучшая техника.

-А ты можешь это нам пояснить?

-А вы можете таблицу логарифмов пояснить обезьянам, что в зоопарке Мемфиса?

-Ты нас не оскорбляй, я сейчас вызову директора.

Учитель позвонил по телефону и кратко изложил проблему. Директор вошел через пять минут и стал читать нотации.

-А вы кто такой, чтобы меня наставлять?- спросила Минди, вы что, отличаетесь от остальных в этом классе?

-Ты нахалка, — не сдержался директор.

-Это вы нахал, вы тут потому директором, что Мистер Смит, что в Городском совете, ваш двоюродный брат. У вас только фамилии разные. И он вас назначил на эту должность, хотя вы в колледже имели прескверные знания и кроме, как читать нотации ничего не можете. Это называется — руководить людьми.

   Студенты притихли, такое суровому начальнику никто не говорил в глаза.

-Я тебя выгоню из школы за такие слова.

-Вас быстрее выгонят, на выборах осенью Мистер Смит потеряет свой пост и на ваше место пришлют мадам Крюгер, родственницу нового главы школьной комиссии Мистера Брауна. А пока, вы будете со мной судиться, я имею право ходить в школу. Я ничего плохого не сказала и я это расскажу завтра в местной газете. Шум прихлопнет и вас и вашего спонсора задолго до выборов. Ну так что, вы меня выгоняете из класса или сами уйдете в свой кабинет досиживать зарплату?

Директор ушел, всех отпустили домой. Родителям никто жаловаться не стал. Себе дороже выйдет. Что бы девочка ни говорила, всегда случалось. Она не была предсказательницей, просто видела вещи такими, какие они есть. То, что вся жизнь основана на лжи, никто не отрицал внутри себя. Так принято, как бить по попке новорожденного.

   Окончание школы было праздником для руководства школы и для районных школьных чиновников. Задевать Минди уже никто не решался, она мигом выдавала такую информацию, после которой чиновники покидали свои насиженные места. Откуда она черпала ее, никто не знал, но у нее был материал на любого “двуногого существа” в штате Миссисиппи. О поступлении в колледж не могло быть и речи. Но Минди туда и не стремилась, она не хотела быть обузой в семье. Это по ее совету отец ввел единое руководство фермами и переправой. Управлять такой структурой он не мог и президентом компании стала дочь. Братья только успевали выполнять ее указания. 

     Проблем с реализацией скота не стало, пришлось приобрести и посевные площади для сезонных овощей. Были куплены фруктовые плантации в Калифорнии и во Флориде. Все  продавали в своих фирменных магазинах “Минди фуд”. Через два года Минди купила фермы в Эквадоре, Мексике и Чили. Попасть к ней на работу в Латинской Америке, считалось большой жизненной удачей. Она строила там дома, как в Штатах и платила хорошую зарплату, плюс ввела медицинское страхование и имела собственные школы. Не обманывала и с налогами местное начальство. 

     Минди была далека от политики, религии и не страдала тщеславием. Ее фирма получала разумный процент прибыли, но суммы оборота были огромные. Первое время к ней приходили с просьбами о благотворительности, она всем отказывала и от нее отстали.

-Людей делает счастливыми не подачка, а справедливая оплата их труда. Подачки плодят нищету. Я даю людям кредит через свой банк, нет такой житейской задачи, которую нельзя профинансировать через банк. Мое кредитование лучше и дешевле, чем местной  банковской системы. Если я вас не устраиваю, то закрою бизнес и переведу его в другое место, желающих работать больше, чем достаточно. А вы будете разбираться с теми, кто по вашей вине лишился работы, современного жилья и медицинской страховки.

    Эпидемия ковид 19 ее не коснулась. Все ее земли были и до этого отгорожены от внешнего мира. Они имели всю необходимую инфраструктуру для нормальной жизни и назывались “Минди-престар”, а в Штатах “Минди-ленд “.  Каждое такое поселение с работой имело свой номер и финансировалось отдельно. Руководил таким филиалом вице-президент, который подчинялся только ей.

    Положения в Штатах стало ей не совсем понятно. Если бизнес перестал расти, значит он выработал свой ресурс времени или финансовые законы стали иными. Разбираться еще раз, перетряхивать компанию или протестовать, у нее не было желания. Нет, так нет. Обеспечивайте  работой людей сами и где вы найдете их налоги, уже ваша проблема, потому она выставила активы в Северной Америке на продажу. Стартовая цена аукциона начиналась с 1 доллара. Перед началом торгов журналист ее просил:

-Чем обусловлена столь низкая стартовая цена?

-Высокой стоимостью моей личной свободы.

-А если я куплю у вас все эту собственность за доллар прямо сейчас?

-Значит вы сразу попадете в список Форбса, за один доллар, мечта любого американца.

-А вы?

-Я заплачу налог с указанной суммы и уеду из Штатов в Азию, а там открою новый бизнес.

-Я согласен,- сказал журналист.

Сразу подошел адвокат и оформил сделку. Не прошло и 10 минут, как новый хозяин выставил лот на продажу по той же цене. Уходя, Минди ему сказала:

-Правильное решение Мистер Кауфман.

      Как закончился аукцион Минди не интересовалась. Землями в Южной Америки управление было поручено братьям. Минди приехала в аэропорт и там к ней подошел пожилой мужчина. Это был Мистер Барр. Он был успешен во многих операциях с акциями, имел доход, не меньше, чем у героини этого рассказа,  был холост. Деньги не несли ему счастья, как и женщины, которых они привлекали, а не он сам. Детей не было, а дарить ценные бумаги чиновникам от благотворительности он не собирался. Его позиция была тяжела для понимания:

-Все нищие из-за несовершенства структуры государства, все увечные  это следствие естественного отбора. Бизнес не должен бороться с государством, где зарегистрирован и тем более, сопротивляться естественному отбору.

-Если не хватает денег в бюджете, то не поднимайте налоги, а сокращайте аппетиты чиновников. Их количество не должно быть больше, чем для регистрации бизнеса, а остальные, просто не нужны.

-У меня под окнами конторы постоянные пикеты гражданских активистов, которым не нравится мой бизнес. Но кто им это оплачивает? Я не плачу никаким партиям в предвыборный год. Они не нужны. Конституцию надо выполнять, я не пересматривать.

-Не хватает денег — сокращайте полеты в космос,  армейские забавы и руководящие должности. 

-Современная высокая наука это профанация. Люди десятками и сотнями  рассчитывают и пересчитывают галактики, плодят черные и белые дыры и имеют приличное содержание за полный бред. Не забивайте голову дальними полетами в космос, их не будет. Человек может жить только в узком диапазоне условий гравитации,  вращения планеты и при определенном составе атмосферы. Остальное прожекты фантастов.

-В стране не должно быть ничего обязательного, ни службы в армии, ни среднего образования, ни медицины. Все должно быть в рамках необходимого на исторический момент. Любое обязательное дело есть политический рычаг давления на бизнес.

-Никакой благотворительности в мировом масштабе, все должны работать, а не обслуживать туристов. Дожди пошли и страна без дохода, народ не работает, а ждет солнца. Десятки государств существуют, как оффшорные структуры. Других доходов нет. Это государства паразиты. 

   Ох и ненавидели его все, от районных журналистов, до сенаторов. Но в удаче на бирже ему не было равных. Однажды Минди и Майкл были представлены друг другу.  В разговоре оба сетовали на помехи со стороны больших политиков. Только начнешь получать прибыль с идеи, как тебя норовят обвинить в монополизме и обокрасть. На этом они сблизились.

-Минди, не торопись,- сказал Барр выходя ей навстречу.

-Ох, Майкл, что ты тут делаешь? Решил сделать очередное вложение в бизнес?

-Да. Ты мне поможешь?

-В чем?

-Стань моей женой! Минди, я серьезно.

-Чем я могу тебя привлекать? Посмотри на меня. Я же злая и худая, юмора не понимаю и людей не особенно жалую.

Мистер Барр засмеялся:

-А ты посмотри на меня. Я стар, но еще пару лет буду крепок, правда не как твои ровесники. Денег у нас поровну, завидидовать друг други не будем и обманывать тоже. Может и родим наследника. 

— А мне не поздно? Ты не думал?

-Думал. Не поздно.

-Раз ты все рассчитал, а ошибок у тебя никогда не было, то я согласна выйти за тебя замуж.

-Тогда скажи своему пилоту, что летим сначала в Лас Вегас, где оформим отношения.

-Окей, Майкл, Вегас, так Вегас, когда то надо и личную жизнь начинать.

    Минди взяла телефон и позвонила отцу:

-Папочка, я прилечу к вам с мамой в Индонезию чуть позже.

-Не волнуйся, я выхожу замуж за Мистера Барра, мы летим в Лас Вегас, а завтра к вам. Теперь у тебя будут внуки, которых ты с мамой не мог дождаться столько лет.

    При их деньгах решить вопрос с оплодотворением не проблема. Минди с удовольствием носила большое пузо. И когда настал день, то  появился на свет мальчик. Он не кричал, а тихо посапывал. Повитуха была предупреждена, что нельзя хлопать младенца и стояла растерянная. Кроха тихо сопел, потом, открыл глаза и улыбнулся. Это было рождение человека, которого не обидели в первые минуты жизни.

 

      

 

0
11.02.2021
avataravataravatar
59

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть