Медная тьма

Прочитали 71
12+

При стуке входной двери девушка по привычке спустилась в прихожую, изображая на лице приветливую улыбку. Именно изображая. Искренности в этой мимике давно не осталось, да вернувшийся домой человек более ее и не требовал. Вероятнее всего потому, что даже не замечал фальши.

— Здравствуй.

— Ужин готов, я надеюсь? – Так у него с каких-то пор звучит приветствие.

— Разумеется, в столовой все уже накрыто.

«Чтоб ты подавился, ублюдок», — мысленно добавила девушка, с видимым спокойствием повесив небрежно брошенный ей плащ на вешалку. Вспомнить, в какой момент такое беззвучное окончание этой фразы стало совершенно обычным – выше ее сил. Иногда складывается такое ощущение, будто она проговаривала это про себя всегда.

— Распорядись добавить еще один прибор. Сейчас подойдет один мой знакомый, мы собираемся обсудить за ужином кое-какие дела.

— Может, мне стоит оставить вас вдвоем?

— Без разницы, — мужчина прошел в сторону столовой, даже не обернувшись для ответа.

Девушка сжала руки в кулаки, с трудом поборов желание содрать с вешалки плащ и разодрать его на мелкие кусочки, а потом швырнуть что-нибудь тяжелое в затылок этому мерзавцу, с каждым днем все больше разжигающему в ней ненависть и уничтожающему последние светлые чувства. К сожалению, тех еще осталось достаточно, чтобы она продолжала терпеть подобное обращение…

На секунду остановилась, глубоко вдохнула и медленно выдохнула, прикрыв глаза. Это стало проверенным способом не сорваться. Оставив мечту разбить вдребезги голову мужчины, девушка направилась в кухню, чтобы дать необходимые указания.

Проходя мимо большого зеркала в гостиной, она замерла, глядя на свое отражение. Проведя рукой по воротнику светлого весьма скромного платья, задумчиво склонила голову набок, и по бледным губам скользнула зловещая улыбка. Так значит, сегодня у них будут гости? Впервые за довольно долгое время? Что ж, стоит немного сменить образ на этот вечер. Нельзя упускать такой шанс спровоцировать его хоть на какие-то действия.

— Сандрия! – окрик мужчины застиг девушку в тот момент, когда она одергивала юбку черного платья, готовясь выйти из комнаты. – Ты не могла бы пошевеливаться?! Или гостя будет встречать прислуга?!

Процедив сквозь зубы пару ругательств покрепче, она намеренно замедлила движения, подошла к туалетному столику, провела кисточкой по ресницам, сделав их еще ярче, поправила длинный медный локон, словно бы случайно выбившийся из высокой прически и скользнувший на плечо девушки. Немного подумала и спустила кружевной рукав платья так, чтобы цветной рисунок, идущий по спине от самого основания шеи до правого плеча, был открыт целиком. Такие рисунки делали себе маги, принадлежащие к запрещенным ветвям, чтобы легче было распознать друг друга. Впрочем, многие люди давно уже прознали про этот их «тайный знак», и теперь практически не было того, кто не догадался бы по татуировке, что по девушке тюрьма слезами обливается.

— Конечно, не прислуга, дорогой мой Кэйн, — недобро фыркнула Сандрия, торопливо спускаясь по ступеням на звук дверного колокольчика. – Я сама. Надеюсь, тебе понравится сюрприз…

Распахнув дверь настежь, она посторонилась, пропуская гостя в дом, и одарила его улыбкой радушной домохозяйки, которая никак не вязалась с соблазнительным внешним видом. Вошедший молодой человек смущенно кашлянул, изумленно разглядывая девушку перед собой. Посмотреть было на что: яркая медь волос, серебро глаз в обрамлении пушистых ресниц, атласная бледная кожа и блестящие губы. Против воли гость окинул заинтересованным взглядом точеную фигурку и прелестное декольте, скомкано пробормотав невнятное приветствие. Да, Сандрия была далеко не самой сильной среди своих подруг, но по праву считалась одной из красивейших элементалей. И пусть в плане умения сводить с ума она не сравнится с Алайной, здесь хватит и ее скромных возможностей.

— Добро пожаловать, — девушка помогла гостю снять плащ и ловко набросила его на вешалку. — Надеюсь, дорога была легкой?

— Да, спасибо, — торопливо отозвался молодой человек. – А… Простите, а где господин Кэйн?

— Ступайте за мной, — элементаль бросила на гостя странный взгляд и развернулась к нему спиной. Со стороны парня, увидевшего приметную татуировку, раздался приглушенный вдох, вызвавший у Сандрии сытую усмешку. Именно, друг мой, девица с нелегальным магическим талантом в доме главного городского мага. Забавно, не так ли?

Войдя в столовую, девушка с вызовом посмотрела в сторону мужчины, уже сидевшего во главе стола. Давай же, Кэйн, прояви хоть какую-то реакцию. Испугайся того, что она раскрыла себя незнакомому человеку, или разозлись за это… В конце концов, рявкни, чтобы немедленно переоделась в приличное платье. Сделай же хоть что-то, пока она окончательно не свихнулась от этого ледяного игнора!

Ничего. Ровным счетом ничего. Нет, он определенно видел Сандрию и заметил ее выходку, но… Даже взгляд его не изменился. Элементали мгновенно захотелось заорать. Неужели ему настолько все побоку?!

— Рад видеть тебя, Мариан, — мужчина поднялся из-за стола, чтобы поприветствовать гостя. — Благодарю, что нашел время разделить со мной трапезу.

Элементаль продолжала стоять на входе, всерьез подумывая о том, чтобы развернуться и уйти. Раз за разом проглатывать обиду и продолжать обустраивать жизнь Кэйна становится все мучительнее, она и так вот-вот сорвется. Если останется сейчас здесь – кто знает, чем это может обернуться? Ни к чему устраивать скандал при постороннем человеке.

— Госпожа? – окликнул ее Мариан. – Вы не собираетесь составить нам компанию?

Молодой человек взглядом указал на третий прибор, явно предназначавшийся для девушки.

— Я… — элементаль напоролась на бездушный взгляд Кэйна. – Разумеется, я с удовольствием поужинаю с вами.

Приблизившись к столу, Сандрия не стала дожидаться, пока маг соизволит продемонстрировать свои светские манеры и отодвинет для нее стул, а уселась на место сама, нарочито небрежно плюхнувшись на сидение и с громким скрежетом придвинувшись ближе к столу. Девушка нахально поставила локти на покрытую накрахмаленной скатертью поверхность, переплела пальцы и положила на них подбородок, впившись в гостя пристальным взглядом. Скосила глаза на Кэйна, без особого удивления констатировала отсутствие малейших признаков хотя бы раздражения и еще больше подалась вперед, открывая Мариану прекрасный обзор на свое декольте. Тот, смутно понимая, что поневоле втянут в какое-то неведомое ему представление, бросил на Кэйна вопросительный взгляд, но никакого ответа не удостоился и неловко поерзал на стуле.

— Скажите, Мариан, чем вы занимаетесь? – элементаль кокетливо накрутила на палец рыжий локон, изображая самый заинтересованный вид, хотя на самом деле с высокой колокольни плевать хотела на припершегося мага и его работу. – Мой благородный господин сказал, что вы его коллега, но ничего не уточнил, а я просто сгораю от любопытства. Такой молодой, а уже состоите в городском совете…

— Что вы, до совета мне еще далеко, — помахал рукой парень. – Я всего лишь возглавляю секретариат.

— Всего лишь, — фыркнула Сандрия. – Немногие в ваши годы добиваются подобного успеха, поверьте, вас есть чем гордиться.

— Все же, мои достижения не столь велики, — Мариан несколько неуклюже отпил из бокала с вином. – По крайней мере, гораздо скромнее, чем успех господина Кэйна. Вы ведь знаете, что он стал самым молодым городским магом за всю историю нашего государства? И это все лишь благодаря собственному таланту, без каких-либо связей!

— Надо же? – серебристые глаза острыми клинками резанули по отвратительно невозмутимому мужчине. – Мой благородный господин об этом не рассказывал…

— Не счел нужным, — оборвал ее Кэйн, принимаясь за принесенную прислугой еду. – Приятного всем аппетита.

Элементаль вяло ковырялась в тарелке, не имея ни малейшего желания есть. Как же она была зла… Значит, добился получения места исключительно своими собственными силами?! Да что ж ты говоришь, а! А кто затесался в запрещенные ветви, чтобы заручиться их поддержкой? Кто всеми силами создавал для Кэйна репутацию могущественнейшего мага? В конце концов, кто устранил недоброжелателей и конкурентов в борьбе за вакантное место?

— Попроси принести еще вина, это закончилось, — окликнул девушку Кэйн, даже не догадывающийся о том, что творится в ее душе и голове.

Сандрия молча вышла из столовой, нашла на кухне служанку и попросила ту принести из погреба новую бутылку заграничного вина. Ожидая ее возвращения, элементаль отрешенно чертила пальцем узоры на запачканном мукой столе. Услышав шаги прислуги, она вышла из своего оцепенения и удивленно посмотрела на совершенно неосознанно начерченный ею символ «кайро». В этом мире он обозначал тьму.

«Именно. Какую бы личину я не выбирала, все равно суть моя неизменна».

Девушка с грохотом опустила бутылку рядом с рукой Кэйна, из отрытого горлышка несколько рубиновых капель выплеснулось на белоснежный рукав мужской рубашки.

— На здоровье.

Снова заняв свое место, элементаль на этот раз наоборот отодвинулась от стола и закинула ногу на ногу. Длинными ногтями Сандрия начала раздражающе барабанить по столешнице, сверля Кэйна неотрывным взглядом.

— Ты что-то хотела? – сдался мужчина.

— Хотела, — кивнула девушка, резко отодвинулась на стуле еще дальше и с нечеловеческой ловкостью закинула на стол скрещенные ноги. Подол бархатного платья задрался так высоко, что оба мага получили возможность рассмотреть не только стройные ноги, но и кружевные края темных чулок. – Купила сегодня новые туфли. Вот, спросить хочу, как тебе?

Мариан, очевидно не привыкший к подобным выходкам женщин за ужином, поперхнулся вином и закашлялся. Кэйн же снова продемонстрировал непоколебимое хладнокровие:

— Необязательно показывать их таким образом. Тем более, что они не особо отличаются от всех других.

— Мне интересно знать чужое мнение, — пожала плечами Сандрия и перевела взгляд на молодого человека, не спеша убирать ноги со стола. – А вы что скажете?

— Я…

— Ты мешаешь, — в голосе Кэйна, наконец-то, прорезались нотки раздражения.

— Я – женщина, — девушка с притворным вздохом села нормально и сделала вид, будто ничего и не было. – Мне свойственно время от времени отвлекать мужчин от работы.

— Сейчас время крайне неподходящее, — отрезал мужчина. – Будь добра притихнуть или покинь столовую.

Вместо ответа элементаль с куда большим аппетитом принялась за еду, довольная тем, что хоть немного растормошила мага. Мариан, начавший было подумывать найти повод, чтобы уйти, перевел дух, настраиваясь на серьезную беседу. Правда, весь его настрой быстро ломался под натиском не самых скромных мыслей о медноволосой магичке запрещенной ветви, что сидела напротив него. Сандрия вела себя тише воды ниже травы, не обращая на молодого человека ровным счетом никакого внимания, а он не мог удержаться от того, чтобы хотя бы краем глаза не посматривать на девушку. Кэйн скрежетнул зубами.

— Оставь нас одних, — хлестко бросил он девушке, на что та недоуменно хлопнула ресницами. — Немедленно.

— Я есть хочу, — огрызнулась элементаль. – И, между прочим, никого из вас не трогаю.

— Мне мешают твои духи. Кошмарно приторный запах.

— Вот как? – недобро прищурилась Сандрия. – Позвольте напомнить, мой благородный господин, что именно вы преподнесли мне в подарок эти духи и настояли на том, чтобы я пользовалась ими.

— Должно быть, перед тем, как приобрести флакон, я не удосужился послушать аромат, — покачал головой мужчина. – Странно, обычно я уделяю немало внимания подаркам для моих работников…

Не договорив, он проворно отклонился влево и проводил изумленным взглядом бокал с вином, запущенный элементалью ему в голову. Под звон драгоценного хрусталя девушка элегантно приложила к губам салфетку, потом отложила ее в сторону и поднялась на ноги.

— Ну разумеется, мой благородный господин уделяет немало внимания работникам и налаживанию с ними хороших отношений, — Сандрия уперлась руками в поверхность стола и нависла над мужчиной. – Ведь они не любовница, которая должна быть в восторге только от того несказанного везения, что попала в его постель. Кстати, давно хотела сказать, что везение это становится все более сомнительным…

Мариан снова поперхнулся, пожалев, что все же не смылся раньше.

— Еще что-то есть, что давно хотела поведать? – на скулах городского мага заиграли желваки, он явно был зол не меньше самой девушки.

— Не играй с огнем, Кэйн, — без тени улыбки посоветовала элементаль. – Ты все в полшаге от того, чтобы доиграться…

Развернувшись к Мариану, нервно сглотнувшему слюну, Сандрия светски улыбнулась:

— Прошу прощения, что ублюдочность господина городского мага заставила меня испортить вам вечер. Всего доброго.

Проходя у самого края стола, девушка ухватила скатерть за кончик и потянула за собой. Элементаль, не оглядываясь, покинула столовую, с усмешкой слушая звон разбитой посуды за своей спиной, причитания выскочившей на грохот прислуги и ругань Кэйна. Нет, в этот раз ничего уже не уладится. Он все же довел ее до ручки.

*****

Оставив погром в кухне слугам, Кэйн, переборовший в себе желание немедленно осадить зарвавшуюся элементаль, пригласил Мариана в свой кабинет и приказал служанке принести туда чай. Указав гостю на удобное кресло перед письменным столом, мужчина уселся напротив него и на мгновение застыл каменным изваянием, подумав о чем-то крайне неприятном. По крайней мере, по его лицу можно было предположить именно это. Сперва Мариан решил помолчать, не отрывая мага от его мыслей, но потом не удержался от вопроса, ответ на который предполагал и сам, но хотел лишний раз получить подтверждение своей догадки.

— Простите меня за излишнее любопытство, но я просто не могу не поинтересоваться, — предельно вежливо заговорил молодой человек. – Скажите, эта девушка… Это ведь Медная, я прав?

— Медная? – переспросил Кэйн. – О чем вы?

— Неужели никогда не слышали? – усомнился его гость. – Медная – магичка из запрещенной ветви, обладающая талантом, природу которого никто не может определить. Сплошная загадка, ведь никому также пока не удалось точно указать, ни в какую ветвь она входит, ни способ, которым умудряется заставлять магическое подполье плясать под свою дудку. За столь необычный для наших земель цвет волос ее прозвали Медной.

— Ах вот вы что имеете в виду, — протянул городской маг, ухмыльнувшись. Природу ее таланта никто определить не может… Разумеется, ведь копать начинают совсем не с того. Разобрались бы для начала с тем, что пресловутая Медная – вообще не человек. – Что ж, вы и сами обо всем догадались, мне нет никакого смысла врать. Да, Сандрия и есть та магичка, о которой вы говорите. И я хотел бы попросить вас сохранить в тайне ее присутствие в моем доме. Она тесно связана с подпольем и может оказать неоценимую помощь в борьбе с ним, поэтому и нужна мне.

— Ваша просьба для меня равносильна приказу, господин Кэйн, — склонил голову Мариан и прищурился. – А она действительно ваша… подруга?

— Вы спрашиваете просто так или есть какие-то планы на Сандрию? – прохладно осведомился городской маг. Причиной появления льда в его голосе была отнюдь не ревность. Мужчина просто начал догадываться, что амбиции молодого главы секретариата заставили шестеренки в голове последнего работать куда усерднее. Наверняка сейчас он уже продумал версию о том, что отсутствие серьезных и значимых конфликтов Кэйна с запрещенными ветвями – следствие близких отношений мага с Медной. Вообще-то, выскажи Мариан подобную мысль – он был целиком и полностью прав. Но городской маг даже не подозревал, сколько раз Сандрия на корню подавляла недовольство подполья, укорачивая языки особо бойким, а потому никогда не считал себя обязанным ей.

— Что вы, какие планы! – округлил глаза молодой человек. – Я слишком ничтожен, чтобы подобная девушка снизошла до меня…

Кэйн, слушая эти приторные речи, только скривился с отвращением. Ничтожен он, как же… Помнится, еще совсем недавно этот сопляк орал девице из аристократии, посмевшей отказать ему, совсем иное. Мол, она еще пожалеет однажды, что отвергла столь ценный дар, как предложение посетить его спальню. В принципе, можно сделать скидку на то, что Мариан был весьма нетрезв, вот только Кэйну тогда показалось, что как раз это и было проявлением истинной натуры парня.

Не вслушиваясь в болтовню молодого человека, мужчина похлопал ладонью по колену. Решено, просто так отпускать этого секретаря нельзя. Иначе не сегодня-завтра по всему городу поползут крайне нелицеприятные слухи о господине Кэйне, развлекающемся с нелегальной магичкой, да еще и терпящем хамские выходки этой самой девицы, потому что могущество его – дело ее рук… Определенно, лучше сразу перестраховаться и устранить Мариана в ближайшее время.

*****

— И что это было? – с плохо скрываемой злостью в голосе поинтересовался Кэйн, хлопнув дверью спальни элементали. – Тебе больше нечем заняться, кроме как устраивать дешевые спектакли?

— Дешевые? – правдоподобно изобразила недоумение Сандрия. – По-моему, зрелище как раз влетит тебе в копеечку. Одна только посуда из талмасского фарфора…

— Прекрати передергивать! Я не в том настроении, чтобы практиковаться с тобой в остроумии!

— А когда за последнее довольно длительное время ты был в настроении практиковаться со мной хоть в чем-то? – насмешливо дернула бровью девушка. – Спасибо, что хоть поорать пришел.

— Издеваешься?! – рыкнул мужчина. – Ты сама дала мне повод злиться! Зачем ты показала этому щенку из секретариата, что связана с запрещенными магическими ветвями?! И вдобавок к этому прилюдно об меня ноги вытерла!

— Сбавь обороты, — хладнокровно осадила его Сандрия, поморщившись от воплей. – Не забыл, что разговариваешь с той, что собственноручно превратила тебя из щенка, подобного Мариану, во всемогущего главу совета?

— Что ты сказала? – опешил Кэйн. В голосе элементали совершенно неожиданно для него зазвенела сталь, которой никогда не было.

— Ровно то, что ты услышал, – девушка отвернулась от него, опустилась на пуфик перед туалетным столиком и принялась вытаскивать шпильки из волос. На мгновение замешкавшись, она посмотрела в зеркало на мага за своей спиной: — Мне вот любопытно, почему этот спектакль так взбесил тебя? Я, в общем-то, добивалась хоть какой-то реакции, но такой гнев даже чуть-чуть удивляет… Так почему?

— Действительно, почему бы это? – едко хмыкнул мужчина. – Этот сопляк наверняка теперь такие слухи разнесет, что моя репутация даст серьезную трещину! Большинство в совете будут думать, что я так высоко поднялся только благодаря любовнице из подпольных магов…

— А разве это не так? – перебила его Сандрия, резко развернувшись на пуфике. Ее глаза были значительно ниже уровня глаз Кэйна, но у того создалось ощущение, что она смотрит на него сверху вниз, с явным оттенком презрения. – Выходит, ты злишься на меня потому, что я позволила правде стать чуть более явной, и тем самым подпортила твою фальшивую репутацию. Уверен, что имеешь на это право?

— Вообще-то, я тоже немало сделал для того, чтобы добиться своего нынешнего положения. Но это так, к сведению… Может, хочешь, чтобы я рассыпался в благодарностях денно и нощно? – откровенно посмеялся маг.

— С паршивой овцы – хоть шерсти клок, как говорят в одном из знакомых мне миров, — невозмутимо отозвалась девушка. – Это значит, что было бы весьма неплохо, чтобы ты хоть наедине разок мне спасибо сказал, не то что уж открыто признать мою помощь.

— Что с тобой вдруг случилось? – непонимающе нахмурился Кэйн. – Ты никогда так не вела себя, но сейчас почему-то…

— Считаешь, что все это случилось вдруг? – Элементаль растянула губы в ядовитой улыбке. В зеркальном отражении мужчина заметил, как татуировка на спине Сандрии стала блекнуть, а потом и вовсе исчезла. Чуя что-то неладное, он невольно сделал шаг назад. Девушка все с той же зловещей усмешкой поднялась на ноги и приблизилась к нему на расстояние одного крохотного шага: – Не понимаешь причину моего поведения? Все крайне просто, мой благородный господин: терпение вашей послушной и тихой невольницы закончилось.

— Какой еще невольницы? – попытался свести все к шутке мужчина. – Сандрия, что ты говоришь такое? Ты самый дорогой для меня человек, моя возлюбленная.

Маг, словно бы желая подтвердить свои слова, обхватил девушку за талию и прижал к себе, крепко целуя в губы. И сам же отстранился, не ощутив хотя бы малейшего отклика.

— Почему ты просто не позволишь мне уйти? – элементаль стояла так неподвижно, будто была каменной скульптурой. – Тебе плевать на меня, так почему бы просто не сказать, что мне пора освободить комнату? В конечном итоге, ты ведь все равно сделаешь именно это, когда надоест изображать пылкого влюбленного каждый раз, когда я порываюсь оставить тебя.

— Ты определенно не в духе сегодня, — покачал головой Кэйн, сделав вид, что не заметил пугающей серьезности в голосе Сандрии. – Конечно, мне не хочется, чтобы ты уходила, ведь я тебя люблю! Да, в последние несколько недель я не могу уделять тебя много времени, потому что мне новая должность требует много работы и отнимает немало…

— Ты в этой «новой», — элементаль выделила это слово саркастичным смешком, — должности находишься второй год. Неужели до сих пор не сумел освоиться? И игнор твой длится не последние несколько недель, а как минимум месяцев восемь. За это время сколько раз ты выкроил хотя бы несколько минут, чтобы, вернувшись домой, сказать мне что-то другое, нежели «ужин готов?» и «ты сделала то, что я говорил?». Поверь, Кэйн, я просила не так много и к твоей работе относилась с пониманием, потому что знала, как сильно ты мечтал получить эту должность. На самом деле, все это ерунда, я вполне могла бы и дальше вносить комфорт в жизнь своего избранника, терпеливо ожидая, пока у него появится на меня время. Если бы было ради чего все это делать. Обеспечивать благополучие того, кому нет до меня дела, кто не признает моей помощи и вдобавок недооценивает… Этого я делать не собираюсь.

— Да с чего ты взяла, что мне нет до тебя дела?! – взмахнул руками мужчина, отпустив Сандрию. – Хорошо, признаюсь, что утаил от своих соратников твое участие в моем продвижении в совете. Но мне не плевать на тебя, я переживаю…

— … за свою репутацию, которую я так легко сегодня подмочила, — холодно договорила за него девушка. – Ты прекрасно дал это понять в начала разговора. Что волнуешься не за то, что на меня могут начать охоту по наводке Мариана, а за слухи о твоем возвышении, которые может разнести этот мальчишка. Это один из трех последних гвоздей в крышку твоего гроба, мой милый. Ты доигрался.

— Что ты несешь?! – вызверился маг, бесследно стерев с лица выражение сожаления и тревоги и дав волю настоящим эмоциям. – Что еще за последние гвозди?!

— Один я уже назвала, — изящно повела плечом Сандрия. – Второй – твое вранье о своих заслугах, несложно ведь догадаться. Ну а третий – ошибка, как избранника стихии. Ты совсем забыл, кто я, и какова моя природа.

— Я помню, кто ты, — оскалился Кэйн. – Элементаль тьмы. Одна из слабейших. Вынужденная найти себе избранника, чтобы увеличить силу.

— Верно, — склонила голову набок девушка. – Отчасти верно. Ты неплохо запомнил мой рассказ об избранниках стихии, но, кажется, упустил пункт о том, что моя потребность в таком человеке не смертельна, а вот для него любая ошибка может оказаться таковой.

— А что на счет ошибки самой стихии? – мужчина скрестил руки на груди, не выказав ни малейшего испуга. – Если подумать, ты ведь сама нашла меня, сама выбрала, сама решила помочь с продвижением в совете. Теперь же пытаешься свалить вину на меня, выставить неблагодарной скотиной, что подло воспользовалась твоими возможностями.

— Вовсе нет, — парировала Сандрия, подойдя к балкону и распахнув двери настежь. Кэйн последовал за ней в прохладную темноту позднего вечера. Элементаль уселась на перила. – Я не пытаюсь выставить тебя тем, кем ты и так являешься. В моем понимании, надо ценить те подарки, что получаешь, не прося об этом. Разве нет? Я действительно совершила ошибку. Когда посчитала, что будет лучше, если я помогу молодому и подающему большие надежды магу, рьяно пекущемуся о благополучии своего города, осуществить его мечту, ведь тогда у меня будет куда меньше рисков потерять его в борьбе за власть. Казалось бы, не такая уж грубая ошибка, но… Мне не стоило делать тебя таким сильным. Из-за твоего заблуждения касательно собственного могущества я тебя и потеряла.

Девушка запрокинула голову назад и прикрыла глаза, раскинув руки в стороны, будто собиралась упасть назад. Вокруг ее фигуры словно из ниоткуда появилась дымка черного цвета, настолько глубокого, что на его фоне черный бархат платья элементали казался тусклой темно-серой тряпкой. Дымка плавно обволакивала Сандрию, ластясь к ней подобно ручному зверьку, сворачивалась в жгуты и просачивалась между медных локонов, уничтожая последние следы прически. На краткий миг она полностью скрыла девушку, а отступив, явила ее взгляду в совершенно другом облике: длинное платье, настолько прозрачное, что только фрагменты вышивки не делали его совершенно бесполезным, изящная легкая диадема из темного металла на ярких волосах, развевающихся так, словно их поддерживали невидимые нити. Впрочем, не такие уж невидимые, эти были все те же ленты тьмы. Но главное было в другом – изменилось выражение лица девушки и ее взгляд. Они не оставляли никаких шансов, что перед Кэйном по-прежнему та Сандрия, которую он знал. Сейчас это была элементаль, окруженная родной стихией. Элементаль, у которой к нему были явные претензии.

Дымка, клубящаяся вокруг девушки, вдруг всколыхнулась и начала стремительно разрастаться в огромное облако за спиной Сандрии. Повинуясь чуть заметному жесту хозяйки, стихия дернулась и стремительно скользнула вниз, накрывая улицы вечерние улицы. Метнувшись к перилам, мужчина с ужасом смотрел, как зловещий черный туман расползается по городу все больше и больше, гася уличные фонари и вызывая у горожан испуганные вскрики.

— Прекрати немедленно! – Кэйн бросился было к девушке, но клочок тьмы, приняв форму жгута, метнулся ему наперерез и обвил шею. Маг хрипло вдохнул, чувствуя, что горло сдавило чуть сильнее. – Что ты творишь?! Хочешь посеять панику?

— По-твоему, ты отделаешься так легко? – выгнула бровь элементаль. – Даже не надейся. Твоя ошибка в том, что ты решил использовать стихию в своих целях, ничего не давая взамен и напрасно веря в мою слепую любовь. Я ведь предупреждала тебя не играть с огнем.

— И что дальше? – мужчина предпринял новую попытку освободиться. – В качестве мести переполошишь весь город, погрузив его во мрак?

— Ах, как жаль, что ты так и понял всего ужаса своего положения, — притворно огорчилась Сандрия, не меняя хищное выражение лица. – Опасность тьмы не в том, что ты перестаешь в ней видеть что-либо, а в том, что она скрывает в себе. И это «что-то» прекрасно видит свою добычу…

До слуха Кэйна донесся жуткий вопль откуда-то с улицы, следом еще один и еще. Что бы не таилось в темноте, накрывшей город плотной пеленой, оно не стало медлить с расправой.

— Если так хочется – отыграйся на мне, но причем здесь невинные люди?! – мужчина с отчаянием посмотрел на ту, которую еще недавно считал безобидной и полностью принадлежащей ему.

— Для меня там нет невинных, — равнодушно пожала плечами девушка. – Все эти горожане… Ты как-то сказал, что они доверили тебе свои жизни, и ты не можешь их подвести. После этого мое место рядом с тобой заняли их вечные проблемы и просьбы, которые нередко решались именно с моей помощью. Поэтому я и на них зла. Кроме того, отобрать у тебя жизнь – слишком мало, чтобы погасить долг. Вот отнять исполнившуюся мечту и заставить страдать, зная, что ты повинен в происходящем… Это куда лучше.

— Неужели в тебе нет ничего человеческого?

— Человеческого? – рассмеялась элементаль, спрыгнув с перил и подойдя к магу. – О чем ты? Мой милый, я не разозлившаяся магичка из людского племени. Я тьма во плоти. А теперь прости, хочу напоследок пройтись по любимым улочкам.

В мгновение ока на месте Сандрии оказался черный смерч, в котором то и дело проскальзывали отблески медного цвета. Взъерошив волосы на голове мужчины, вихрь растворился в воздухе вместе с тем жгутом, что сжимал горло Кэйна. Тяжело осев на пол, маг попытался восстановить нормальное дыхание, стараясь не думать о криках, витающих над городом и бьющих по барабанным перепонкам.

*****

Два месяца, проведенных в непрерывной густой темноте, где то и дело мелькали неведомые хищные твари и другие ловушки, явно не пошли на пользу городу. Те, кто сумел чудом выбраться оттуда, разносили по всему государству самые жуткие слухи, которые, впрочем, по чудовищности не сильно превосходили реальность. Те, кто не был столь же удачливым и остался в непроглядном кошмаре, разделились на две группы: мертвые и запуганные до чертиков.

В проклятом городе, как окрестили его жители соседних поселений, сгинула не только существенная часть горожан, но и два отряда первоклассных воинов, посланных урегулировать ситуацию. С того момента, как они бесследно исчезли в зияющем чернотой проеме городских ворот и больше не вернулись, город стали обходить за километр, предпочитая, не замечать его.

А тьма рассеялась неожиданно, с появлением у ворот медноволосой девушки. Она безбоязненно вошла в кошмарную обитель, и черная дымка послушно зазмеилась у ее ног, выставляя напоказ покалеченные улицы города, заваленные хламом и щедро перепачканные кровью, дома с выбитыми стеклами и следы многочисленных пожаров. Морщась от густого смрада, повисшего в воздухе, Сандрия продолжала идти к знакомому дому по осколкам и мусору, перешагивая порой через изувеченные тела, то и дело натыкаясь взглядом на очередную жертву озлобленной стихии. Черный туман скользил за ней, словно длинный шлейф полупрозрачного платья, и редкие выжившие, попадавшиеся на пути элементали, шарахались в стороны, как от прокаженной.

В дом заходить не пришлось. Любопытство Сандрии было удовлетворено еще на крыльце, когда в истерзанном трупе она опознала Кэйна. Заглянув в остекленевшие глаза, девушка не почувствовала ничего. Ни сожаления, ни торжества от свершившейся мести. Просто констатировала, что справиться со стихией, обрушившейся на город, маг оказался не в состоянии. Собственно, как она и предполагала.

Развернувшись спиной к телу того, кого когда-то любила, Сандрия пошла прочь, унося за собой насытившийся жертвами и сулящий ей немалую подпитку мрак. Теперь уже ей точно больше ничего не было нужно в этом мертвом городе. Тьма получила то, что ей причиталось.

06.07.2022

Сова, кофеманка, интуитивно-этический экстраверт, юрист, меломан
Litnet


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть