Маски 16+

Записки неизвестного.
10.04.

Если человек говорит правду, рано или поздно его выведут на чистую воду.
Чтобы быть естественным, необходимо уметь притворяться.
О. Уайльд

Оскар Уайльд был гомосексуалистом и, увы, ему, как и всем приходилось скрываться под маской обычного человека. Жениться и завести детей. Он скрывал своё настоящее лицо, а когда выяснилось кто он, его возненавидели. Уайльд остался ни с чем. После тюремного заключения он пытался издаваться под другим именем, но и это ему, увы, не помогло.

Где-то в глубине души мы ненавидим тех, кого мы любим и,
иногда, слишком долго это скрываем.
Никто не сможет ударить больнее, чем те с кем ты жил!
(Не помню, чьи это слова)

Они лгут мне, и соглашусь, делают это слишком часто. И это те, с кем я должен разделять кров? Это те, с кем я должен прожить всю свою оставшуюся жизнь? Печально.
У нас у всех есть маски, и мы под ними скрываемся. Можно прожить с человеком всю жизнь, и так, и не узнать, кем он на самом деле является. На работе, на улице мы ведём одну игру, где-то в тёмном углу своей комнаты совсем другую. Это просто ужасно.

Фрагмент из рассказа Матесона «Посылка»:
— Вы говорили, что я не буду знать того, кто умрёт!
— Моя дорогая миссис Льюис,— сказал мистер
Стюарт.— Неужели вы и в самом деле думаете,
будто знали своего мужа?

Масок быть может и много, но все они несут, увы, один и тот же смысл – спрятать чью-то сущность. Скрыть правду о хозяине маски. Я знаю людей, которые носят маску счастья, но под ней лицо, испытывающее страдание. Быть может, с одной стороны это и правильно, зачем всем демонстрировать страдания? Но, с другой — всё может в один миг измениться, и тот, кто прятался за маской счастья, уже не сможет показать остальным своё истинное выражение. Печально.
А какая у меня маска? Я сейчас смотрю в зеркало. Маска с неопределенным настроением. Если честно, то — это меня очень пугает. Я задумываюсь снова, какое настроение выражается у меня в данный момент на самом деле? Хорошее настроение или быть может плохое? Если я сниму маску, то боюсь, что не смогу понять этого. Я, наверное, даже испугаюсь своего истинного выражения лица. Мы настолько уже привыкли ходить в масках, что изменить этого мы просто уже не в состоянии. Не говорит ли моя маска о том, что я неопределённый человек? Я не могу понять, зачем я живу и чего от жизни хочу. Для чего я был рожден? Не могу найти место в этой жизни, в этом мире, в среде непонятных мне людей.

13.04.
Я актер.

Весь мир театр, а люди в нем актеры.
У(В). Шекспир

Для меня, как для актера, иногда бывает сложно войти в образ, но выйти из него порой бывает ещё сложнее. Мой идол — Энтони Хопкинс. Его жена, подавая, в очередной раз, обед к столу, боялась своего мужа. Вживаясь в роль Гитлера, Энтони играл его и у себя дома.
Мне важно, когда я вживаюсь в образ героя, которого я буду играть на сцене, знать о нём всё. Так я становлюсь похожим на него ещё больше. Если правильно почувствую — зрителю понравится, как я его играю, и он не усомниться в том, что перед ним находится человек из другой эпохи. Зритель должен мне поверить. Но это только роль. Я беру на время чью-то маску и ношу её на сцене. Но, как же быть с теми масками, которые мы носим постоянно?
Мой лучший друг (и, пожалуй, единственный) находится на сцене театра. Он в маске (а что скрывается под театральной маской)… Я сижу в зале. Я тоже в маске, но в маске эмоций.
-Смотри! Вот то, чего нам так всем не хватает, — говорит он, окидывая взглядом сцену. Его маска светится от искусственного освещения над сценой, лампы расположены где-то под самой крышей театра.
Я изображаю удивление с помощью своей маски, хотя уже не знаю, а удивление ли это. Но на самом деле мне всё равно. Мне уже ничего не интересно.
-Что ты имеешь в виду? – спрашиваю я.
-Это место! – вскрикивает он. – Я имею в виду это место. Оно может быть таким, каким мы его себе представим или пожелаем. Таинственное, красивое, мрачное, а быть может и всё вместе. Разве это не прекрасно? Мы творцы. Мы все тоже боги. Мы решаем, кому жить, а кому умереть. Кому быть счастливым, а кому нет. Разве это не правда? Разве это не так? Черт бы их всех побрал. Мы все монстры. Хочешь, чтобы все рыдали — изобрази страдания. Чтобы все смеялись – изобрази шута. В этом нам помогают маски. К слову: бог создал землю и нас. Мы же создали всё остальное. Мы придумали такие имена как: боль, страх, смех, страдания, разочарование, жалость, сомнение. А, ещё, после, стали их играть. Не хочешь страдать – играй. Хочешь жить спокойно – никогда не показывай другим свой страх, свои настоящие эмоции.
В чем-то он прав. Да нет же, так оно и есть! Но, иногда, даже, он пугает меня. Также как пугают все остальные люди, я боюсь их. Боюсь того что они, узнав мое истинное лицо, прочитав мою душу, не задумываясь убьют меня. Может поэтому я ношу маску? Моя маска — это залог моей безопасности? Вопрос остается актуальным.

14.04.

В любви притворство очень похоже на правду.
Мольер

Нет ничего несправедливей, чем скучать по кому то без взаимности.
Я. Вишневский

Все мы любим и иногда любимы. Это, пожалуй, самое прекрасное, что испытывает или отдает человек. Но если задуматься, то любовь многогранна. Она, также, как и наши маски имеет много выражений. Любовь коварна, любовь опасна, любовь безответна – это всего лишь немногое об этом чувстве. Я любил. Любил настолько, что терял голову и сокращал жизнь своему сердцу этим нередким ядом. Метался из угла в угол, что называется не находил себе места. Я мог нарисовать её лицо, как художник, даже с закрытыми глазами. Изобразить её мимику лица, её движения, походку. Я жил ею, дышал ею. Черт возьми, я не мог существовать без неё. Дни шли без объекта, к которому я испытывал чувства, как года. Я терял их, а когда это осознал, было уже слишком поздно. Вывод? Все что ты выражаешь на своем лице это опасно. Если твои глаза горят от любви, тобой могут воспользоваться. Если ты не можешь скрыть свои эмоции, чувства от любви тебя могут убить. Да! Любовь жуткая штука.

Михей и Джуманджи — «Сука-любовь»

Вы когда-нибудь слышали выражение: «Попасться на крючок»? Что это такое? Объясняю: ты знаком с девушкой по работе (где ж ещё заводить знакомства с продолжением на отношения). Вы общаетесь, вместе уходите с работы, идёте до остановки. Со временем переходите на личные разговоры (так, слово за слово), затем даже заигрываете друг с другом. Всё на лицо (маска заинтересованности) — ты начинаешь думать, что ты ей нравишься, вы часто созваниваетесь. Подолгу общаетесь по телефону. Ты её провожаешь. Вы ходите в кино. Ответ налицо – ты ей нравишься. Она ждёт (почему-то только от тебя), что ты готов признаться ей в том, что она тебе нравится. Дождалась. Признание. Маска снимается и, вот, теперь, ты видишь её истинное лицо. Оказывается, ты ей нравишься, как друг (подруга, которой у неё видимо никогда не было), что всё, что ты думал до этого просто притворство. Сверкающий взгляд. Выражение на лице «Мне без тебя скучно» — это всё игра, заманивание. Если у тебя, случалось, что-то подобное, молодец — ты попал на крючок! Женщины, оказывается, те ещё актрисы! Как избежать подобных ситуаций?
Ответ от моего лучшего друга:
-Хочешь, чтобы тобой заинтересовывались женщины? Игнорируй их.
Если, же, одна из них заинтересовалась тобой, следуй следующим правилам: Играй в их же игры! Проводил – на вопрос в её голове: «Значит, я ему нравлюсь» — оставляй всегда ответ: «С чего ты это решила?». Или заигрывание: легкий шлепок по попе, толчок бедром о её бедро — на её вопрос в голове: «Ого! Он со мной заигрывает, он меня хочет», ответ, как всегда тот же: «С чего ты это решила?». Всё, что ты делаешь по стандартам обслуживания женщин, ничего не означает. Всё должно выглядеть так: Проводил. Зачем? Просто так. Заигрываешь. Зачем? Просто так. Делаешь ей одолжение просто так. Идёшь ради неё на жертвы, тоже, просто так. Никогда первым не признавайся. Признаёшься первым, считай, что ты ей больше не интересен. Если кто-то другой будет её обхаживать, обычным стандартным методом — его право. Даже ничего не предпринимай. Если она, всё-таки, отдаст свой голос в его пользу, тем лучше — она не твой вариант. Если ты ей нравишься по-настоящему, но она тебе не признаётся (видимо всё еще живет по старым стандартам) — она еще подождет, а не будет кидаться на шею тому, кто первым закинет удочку. Вообще женщины любят играть и, им нравится, когда мужчины ведут себя с ними, как с детьми. Жалеют. Успокаивают. Защищают. Покупают всяческие игрушки. Удивляют.
Мой друг чертовски прав. Он знает в этом толк. Я всё делал, как он мне советовал и получил в подарок сразу нескольких хорошеньких девушек. Они все без исключения бегали за мной. Но, потом что-то происходило. Узнав меня лучше, они меня отвергали. Чем я заслужил такое обращение?

17.04.

         Мир меняется, а с ним меняемся и мы. По городу, где я родился, живу и должен умереть, бродят призраки. Их много, все они направляются куда-то, идут по определенной траектории почти с одинаковым интервалом и подчиняются светофорам. На улицах города мы все в трансе от звуков машин, сигналов, суеты, людей. В общем, мы бессильны, как младенцы. И именно здесь мы особенно выставляем свои столь похожие маски. Смешно? Нет. Скорее печально…

25.04.

Люди. Людей надо любить. Люди достойны восхищения.
Сейчас меня вырвет наизнанку.

Думы гл. героя романа Сартра «Тошнота».

Когда это случилось, точно не знаю. Я сидел, в зале, в театре, и смотрел спектакль. Но, вдруг я понял, как сильно ненавижу людей. Хотя я их и раньше недолюбливал, но в этот момент я весь вскипел! Около меня сидела женщина. На лице, как всегда, маска заинтересованности. Спектакль мне не нравился. Дело даже не в том, что пьеса не «мольеровская», куда им до гения комедийных пьес, а в том, что она, смотря спектакль, отвлекалась на свою подружку, обсуждая наряд особы, которую она видела в партере.
-Пожалуйста, можно чуть тише, — говорит моя маска, выражая видимо что-то приятное, хотя я выражаю совсем другие эмоции.
Женщина взглянула на меня с улыбкой и мило кивнула. Но, что на самом деле говорило мне её лицо? Вот, это меня вывело из себя.
К слову о Мольере. Этот гений играл трагические роли, но никто не мог понять его пьес. И лишь тогда, когда надев маску юмора (как он всегда думал, не свою), он вдруг стал популярным. Что мешало ему всегда играть трагические роли и ставить именно такие пьесы? Ответ прост – его реальные эмоции.

27.04.

«Ложь во благо — благо во лжи», –
не знаю, кто это сказал.

В детстве мои родители учили меня не лгать, что ложь это плохо, а сами врали, причём врали и мне. Разве они имели на это право? Человек, который совершает преступление, учит нравоучению другого преступника. Как я мог доверять людям всё это время, если они мне лгали? Как я мог доверять им каждый раз, когда они мне что-то говорили?

«Солги, а затем скажи правду — её сочтут ложью», –
многие слова просто вертятся у меня в голове.

Они говорили мне их правду, даже не считая это за ложь. Долгое время они скрывались за маской счастливой жизни. Что они счастливая семья, хотя и тот и другой я знаю, давно имели романы на стороне. Что я мог тогда думать о правде? Наши маски это гарант нашей скрытой жизни. Мы улыбаемся, но в душе мы ненавидим. Мы смеемся, но в душе рыдаем навзрыд. Мы все актеры, а мир наша сцена. Мы скрываем свои настоящие эмоции, надевая маски. Так нам проще, так нам легче.

29.04.

С Днем Рождения тебя!

Сегодня мой праздник, мой день рождения. Вокруг меня собрались люди, увы, не испытывающие настоящих эмоций. Мне больно, я опечален. Я вижу тех, кого ненавижу, а они сидят рядом с тем, кого обманывали все эти годы, скрываясь под масками. Если бы меня кто-нибудь поздравил по-китайски, я бы испытывал те же эмоции, что и сейчас. К слову скажу, что все они чертовски хорошие актеры. Всё! Надоело.

( — Господи, да на тебе сегодня лица нет!
Прости, забыл надеть маску благополучия…)

Я срываюсь и ухожу.

30.04.

Я нахожусь на балконе, 16–этажного жилого дома, в четырехкомнатной элитной квартире. Если бы я взял, например маску героя —  что-то бы изменилось? И зачем герои носят маски? Зорро? Человек-паук? Хотя нет, не все. Например, у Супермена не было маски. Нет, у него была маска, но не та, которыми прикрывались Зорро и Человек-паук, у него была маска социальная — неудачника, зазнайки. Никто бы никогда не подумал на то, что этот человек супер герой.

Фрагмент из фильма «Тёмный рыцарь:
возвращение легенды»:
— Эта маска — не для тебя, а для того,
чтобы защитить твоих близких.

Не получается ли так, что все мы носим маски чтобы защитить родных от удара правды? Или быть может, мы не хотим, чтобы о нас знали то, чего мы не желаем показывать? Допустим, я решил им (героем) стать. Всё к черту, я готов. Но, как узнать, кого спасать? И нужно ли мне и дальше продолжать скрывать своё лицо под маской? Может, я буду отличаться от всех остальных тем, что не боюсь своих настоящих выражений и не боюсь мщения. Но, все равно, вопрос остается актуальным: спасая одинокую женщину, не спасаю ли я черную вдову, убивающую при каждом половом сношении мужчину? Или спасая ребенка, я спасаю будущего убийцу. Как узнать, кто достоин моего спасения?
Я смотрю вниз. Внизу пустота. На доли секунд в голове — моя смерть. Упасть вниз и одним махом стереть всю мою никчемную жизнь. Но чего я этим добьюсь? Разве, только еще раз всем докажу, что я слабак. Нужно жить назло врагам.

01.05.

Пытаясь снять с себя маску, я с ужасом понимаю, что маска приросла ко мне. Как бы я ни старался, маска упорно мне сопротивлялась. Я бессилен. Я не хочу больше носить лживые эмоции. Я хочу, чтобы все остальные тоже перестали этого делать.

02.05.

Как бы я не старался от неё избавиться, маска — это мое второе Я.

09.07.

«Будь проще, и люди потянутся к тебе».
Эти слова часто повторяла моя бабушка. Я если честно, тогда не придавал им особого значения. А что изменилось сейчас?

Как-то я шёл по центру города и увидел (да-да, увидел) мужчину без ног, в инвалидном кресле. Я смог убрать маску безразличия ко всему. Смог. Но, надолго ли? Я подошел и спросил:
-Что стряслось, отец?
Он взглянул на меня, на его лице не было маски скорби. На нём, как мне показалось, вообще не было никакой маски, все эмоции были настоящими. Но, я это смог заметить только лишь тогда, когда я сам снял хоть на некоторое время свою маску. Снять её навсегда мне что-то мешало.
-Да вот, сынок, потерял ноги. Работал на Севере, отморозил их. Страшное дело.
-Есть кому присматривать за тобой?
Он посмотрел куда-то вдаль и не ответил. Я дал ему все деньги, которое у меня были на данный момент. Я, конечно, не пересчитывал их, но приблизительно около одной тысячи рублей.
-Спасибо, сынок!
Но, я знал, что это ему не поможет. Лишь только заглушит боль ненадолго. После, я стал приходить к нему чаще. Но, как мне показалось, он не мог понять, что я именно выражал сейчас на своем лице. Я и сам не мог этого понять, черт побери!
-Да, сынок! Люди стали злыми.
Он был абсолютно прав!

         Я забрал его к себе. Но что я этим хотел доказать и кому? Может, я увидел в глазах старика нечто такое, чего я ещё не видел? Если он играл жалость, то очень хорошо, намного лучше, чем играли все остальные, например мои родные. Но, мой вопрос всё равно остается актуальным: …?

15.09.

Когда я послал цветы ей, то прикрепил записку: «Это тебе! Просто так!». Как приятно получить в подарок цветок или улыбку — просто так.

Фрагмент из мультфильма «Просто так»:
-Это мне?
-Тебе!
-А за что?
-Просто так!
-Просто так, – с протяжкой.

 Этот мультфильм я смотрел в детстве, но никогда не понимал его смысла. Многие вещи приходят только со временем. Я решил всё делать «Просто Так».
Её любимые цветы Герберы. Теперь, они стали и моими любимыми. Я не подписался, счёл это ненужным. Ей будет приятно. Быть может, у неё сейчас кто-то есть. Это очень хорошо. Нет же, это чертовски отлично (хотя кого я обманываю). Пусть её возлюбленный не расслабляется. Но, в глубине души я надеялся, что он ей закатит скандал и, они расстанутся.

17.09.

Один – и свободен. Но эта свобода слегка напоминает смерть.

Сартр

В отцовской квартире, где я часто сидел на балконе, жили теперь те, кому я помогал. Отец в инвалидном кресле. Несколько детей-беспризорников. Пожилая, почти слепая женщина. Я, даже, вместе с мальцами соорудил театральную сцену в зале и часто играл спектакли. Я не знаю, зачем я это все делаю.

19.09.

И вот свершилось я начал пожимать плоды. Ко мне пришла она. Я был очень, (повторяю) очень удивлен! Я, даже, мечтать о таком не мог. Она была восхитительна. Мои чувства ещё не успели к ней остыть. Я не мог представить, что она вот так просто придёт. Я был счастлив. И заметил, что на ней нет больше маски безразличия ко мне. Моё сердце возбужденно приятно забилось, казалось уже в мертвом теле.
         -Привет!
         -Привет! Здравствуй! — ответил я растерянно.
         Она улыбнулась и осмотрелась. Я был настолько рад её приходу (если честно ещё и обескуражен, что игнорировать её или сделать эмоцию безразличия к ней, с помощью моей маски, уже был не в состоянии) и, побоявшись, что могу что-нибудь испортить, начал даже путать слова от счастья. Я конечно как мог, хотел это скрыть. Моя голова кружилась от её (но так знакомого мне) запаха. Я, сшиб стул. Запнулся об игрушки. Её это рассмешило. Я улыбнулся тоже.
         -Ты здесь живешь?
         -Да!
         У меня на языке всё это время вертелись два вопроса: откуда она узнала, где я был? и почему она пришла ко мне? Я про всё забыл, когда её увидел, даже не предложил ей сесть или ещё чего-нибудь.
         -Садись, пожалуйста!
         Тут прибежали мальцы и стали её внимательно (любознательно) рассматривать.
         -Хочешь чего-нибудь? Посмотришь спектакль? – я до сих пор был сам не свой, а она еле успевала реагировать — то на меня переключалась, то на детей.
         И вот я надел кимоно и сразу вспомнил слова Аривара Нарихира:
         «Как будто аромат душистой сливы
         Мне сохранили эти рукава,
         Лишь аромат…
         Но не вернется та,
         Кого люблю, о ком тоскую.»

Но та, которую я видимо до сих пор любил, сейчас находилась здесь.
         Конечно, я надевал кимоно в исключительных случаях (в праздничные или торжественные события) и этим случаем, конечно, теперь служила она. Тёмных тонов, кимоно помогало мне не только вжиться лучше в роль, но и подчёркивал мою фигуру. Плюс ко всему в Японии, особенно в современной, кимоно надевают представители художественных профессий и интеллигенции. Кем я себя и считал.
         Я двигался грациозно, но в тоже время быстро. Я жестикулировал, изображая маской разные эмоции. Страх, ужас, удивление, веселье, испуг, отчаяние, подавленность. Отец в инвалидной коляске хлопал. Почти незрячая женщина наверно внимательно прислушивалась к моему дыханию. Я заметил, как её руки застыли, пытаясь сделать хлопок. Мальцы смеялись и иногда пытались повторить мою маску. По этому поводу я уже с ними проводил разговор, насчет лживых эмоций и масок. Они знали, что не нужно прятать свои настоящие эмоции под масками. Моя любимая смеялась вместе с ними. Я ещё никогда не был так счастлив. Никогда!

Свобода Ореста означает изгнание. Орест согласен —
каждый человек должен отыскать свой путь. –
по-моему, это слова из пьесы Сартра.

После спектакля я предложил ей остаться. На моё удивление она согласилась. Она приготовила всем нам что-то вкусненькое, и мы все это охотно съели.
         После ужина, когда улеглись мальцы, уснула пожилая полуслепая женщина мы, а это — я, моя возлюбленная и отец инвалид сидели на огромном балконе и слушали его рассказы о его тяжелом прошлом.
         А, после, когда мы уже остались совсем одни, какое-то время сидели и молча, слушали город. Я обнял её и даже поцеловал. Она облегченно вздохнула, как будто давно ждала нашей встречи:
-Я рада что ты избавился от того, чем страдал. Понимаю, напоминание об этом неприятно. Извини. Я рада, что ты теперь другой.
         Не знаю, что она именно хотела этим сказать, но я просто промолчал.
         Вместо этого я вдруг сказал словами Хайяма:

         «Приходи, ведь душевный покой — это ты!
         Ты пришла! И не кто-то другой — это ты!
         И не ради души — ради нашего Бога
         Дай увериться, тронуть рукой — это ты!…»

         Я игриво дотронулся до неё и пощекотал. Она засмеялась:
         -Не останавливайся, продолжай!
         Моё сердце приятно ударило в грудь, она хотела, чтобы я говорил. Я продолжил:

         «…Осветил мою душу, подруги приход,
         Улыбнулось мне счастье меж многих невзгод.
         Пусть померкнет луна. И с угасшей свечою
         Ночь с тобой для меня — словно солнца восход.»

         И еще…

А после мы занялись не просто сексом, а настоящей любовью… Потому что оказывается, мы любили друг друга.

21.09.

К своему другу я не шёл, а летел. «Любовь окрыляет!», —
слова из рекламы Red Bull

Я был на позитиве. Что всё-таки делает с людьми любовь! Не передать. Мир снова приобрел, какие-то другие, краски. Тебе кажется, что вокруг всё изменилось. Хотя ничего не поменялось. Просто ты сам стал смотреть, на всё это, другими глазами. Я, конечно, не спрашивал истинную причину её прихода, но начинал понимать, чем я заслужил такое любопытство с её стороны. Ответ был прост – я стал меняться. Я шёл к другу, чтобы пригласить его на свой спектакль, который будет через два дня. Он, как всегда, находился в театре. Он встретил меня с улыбкой, но, что скрывалось под его маской? До этого на сцене он репетировал очередную роль. И выйдя из образа, он протянул мне руку.
         -Решил посмотреть мою игру?
         Поначалу я хотел соврать, маска учтивости мне бы в этом прекрасно помогла. Но вспомнив свою возлюбленную, не стал этого делать. Вместо этого я сказал правду. Маска сопротивлялась. Мне даже показалось, что она кричала на моём лице. Я заметил перемену своего друга.
         -Нет. Я пришел, чтобы пригласить тебя на мой собственный спектакль.
         -Ты решил теперь сыграть собственный номер?
         Я кивнул. Он одобрил мою затею, но потом приглядевшись, он раскрыл рот и глаза от удивления:
         -Ты что решил все-таки это сделать?
         -Пытаюсь по крайней мере.
         -Ты спятил?
         -Я понял, что можно жить и так.
         -Конечно, если ты решил прожить не долго.
         Я, если честно, ещё никогда не видел его таким. Может, он был и прав, но лучше прожить безо лжи и с настоящими эмоциями несколько лет, чем жить с маской на лице всю жизнь! Разве это жизнь? Разве ты будешь счастлив? Разве ты будешь свободно дышать?
Друг, молча, смотрел на моё задумчивое в этот момент лицо:
-Пойдем, я тебе кое-что покажу.
Он схватил мою руку и дёрнул. Мне это жутко не понравилось. Подвёл к занавесям и раздвинул их. За ними стояли пьедесталы, на них находились манекены в театральных масках. Я ещё такого никогда не видел. На какую-то долю секунды я подумал, что это были настоящие люди, а не манекены вовсе.
-Господи! Что это? — не сдержался я.
-Это — моя коллекция.
Его глаза загорелись. На маске я увидел дьявольское выражение лица. Я испугался. Манекенов было пять. Один мужской — старик. Другой женский — молодая девушка. Два детских и один со старухой.
-Ты решил это сделать. Поверь, я это тоже проходил. Поначалу тебе кажется, что ты всё сделал правильно. Ты выражаешь настоящие эмоции, чувства на своем лице и ждёшь этого от всех остальных.
-Я делаю это просто так.
-Просто так!? Зачем ты бьёшь меня моим же методом?
-Всё, что ты говорил о женщинах, мне на самом деле не помогло и никогда не помогало. Они видели во мне только популярность и использовали меня.
-Ах, вот как! Ты купался в лучах актерской славы и имел огромный успех у женщин только благодаря тому, что скрывал своё истинное лицо. Разве это не так? Разве это неправда? И ты сам просто взял и всё разрушил. Всё испортил. Решил уйти в безвестность и в результате, что ты получил? Одиночество! Тебя быстро забыли. Ведь успех постоянно нужно поддерживать авторитетом, своим присутствием, наконец.
Я знал, что он был прав. Я сейчас сомневался. Я ведь сам от этого всего убежал. Порвал все связи, потому что считал всех этих людей пустыми.
         -Ты сам виноват в том, что оставил свою прекрасную жизнь и будущее. Я тебя терпел. Принимал у себя в театре таким, каким ты хотел быть, но это уже перебор.
         -Тебе-то что?
         Я замолчал покраснев. Я знал, что просто не имел право так говорить с ним.
         -Уходи! И уничтожь себя! Тобой воспользуются, а потом убьют! Делай всё просто так, а в ответ получишь нож в спину от людей, которым ты доверяешь. Они тебя растопчут и перешагнут, даже не заметив твоего уже бездыханного тела.
         Я ушел. Я был в сомнениях. Я был расстроен. Голова, моя, разрывалась от боли.

22.09.

         Я вдруг вспомнил, я был знаменит. Меня приглашали, даже на большую сцену и в кинематограф. Благодаря своему другу (он появился тогда, когда умерла моя жена) я очень быстро пробился в люди. Он вытащил меня из глубокого траура и поставил на ноги. Ни мать, ни отец меня тогда не поддержали. Я, почти, никогда об этом не вспоминал и причиной воспоминаний о моей жене и обо всём остальном стал именно он – мой лучший друг. Я тогда по совету его, надел маску и с тех самых пор её и не снимал. Вот, как я ему за всё это отплачу? Сниму маску. Дилемма. Что мне выбрать? У меня два противоположных умозаключения. Снять маску и, наконец, изменить свою жизнь навсегда, вернув ещё и свою возлюбленную. Или оставить маску вернуться к той, прежней, жизни и не потерять друга. Но, если друг настоящий, то он поймет меня и простит. А если нет? Вопрос остается актуальным. Но, в тоже время я не хотел терять и её.

23.09.

Попросив мальцов не шуметь, я сел за письменный стол и продолжил писать то, что ты мой неизвестный друг сейчас читаешь. Во мне бушевало странное чувство. Словно я прожил эти тридцать лет слепо. Зря. Вы когда-нибудь испытывали по утрам чувство, что вы опять проживаете один и тот же день?

Фрагмент из фильма «День сурка»:
-Миссис, (какая-нибудь неважно), у вас случайно не бывает Дежа Вю?
-Сейчас нет. Может на кухне посмотреть?

Изо дня в день тот же день.

А бывало что, однажды проснувшись, вы понимаете, что всё это время жили не так? Делали что-то не так. Что у вас никогда не было настоящих чувств. Вы думали, что любили, но на самом деле не знали даже, что такое настоящая любовь. Мыслили, но совершенно не о том. Прожигали свою жизнь, тратя её только на пустяки. После трагедии с женой, я оказался сломленным, растерянным, подавленным. Я пытался забыться и, наверное, сам лично оттолкнул от себя помощь всех моих родных. Ушёл глубоко в себя, перестал играть на сцене. И вдруг появляется в моей жизни, после долгих месяцев одиночества, сначала мой будущий друг, но, а потом и моя любимая, которая меня не приняла, когда поняла, что я за человек. А какой я человек? Как можно понять и довериться человеку, который сам о себе ничего не знает и не хочет знать?
Да, у меня были моменты, когда я чувствовал что жил, что дышал — ровно тогда, когда был востребованным, знаменитым. Я просто забывался (но, кого я обманывал?). Оставшись один на один, хоть всего лишь на некоторое время, я снова впадал в депрессию. Я сходил с ума.
У меня ещё никогда так не болела голова. Что случилось? Может это всё погода? Или слишком переволновался?
Немного погодя появилась моя любовь. И я, на какое-то время, перестал записывать.
Продолжил: В комнату тихо зашла она. После того, как приняла ванну. Её халат меня возбуждает. Под ним, я знаю, нет белья. Её чистота меня возбуждает тоже. Она улыбается мне. Я улыбаюсь ей в ответ. Моё сердце начинает приятно биться. Она интересуется, чем я занят и, подойдя ближе, просится мне на колени. Она гладит мои волосы. Я внюхиваюсь, как собачка в её чистое тело. Так мы просидели долго. То, что происходило, невозможно передать словами, это нужно видеть.

24.09.

Сегодня премьера! И она состоялась.
Собрались все те, кого я так когда-то ненавидел. Я каюсь в этом. Честно! Мои родители. Родные. Братья, сестры, двоюродные братья и сестры. Удивительно! Но, они все собрались и пришли. Я смотрю им в глаза и, в моих глазах читается: «Простите меня! Я был не прав». На какое-то время я перестал думать о своей маске. Перестал воспринимать людей, как врагов номер один. Поймал взгляд своей любимой. Она сидела в первом ряду. Пришло много. Большой зал вместил 15 человек. Это были и мальцы, отец – инвалид, полуслепая женщина и ещё несколько мне незнакомых людей.
Я играл на сцене как никогда. Я жил ролью. Иногда я ловил восхищенные взгляды зрителей и меня это ещё больше вдохновляло. Я пел на сцене. Я танцевал. Все хлопали. Смеялись и топали ногами, когда я их об этом просил. И вот когда я ушёл с головой в роль, я вдруг заметил своего друга. Он мелькнул, всего лишь, на мгновение. Он был чёрным силуэтом за спинами моих зрителей. Затем непонятно как, он появился на сцене. Выражение его лица было просто чудовищным.
-Что с тобой? – вдруг вскрикиваю я.
-Я пришел, чтобы остановить тебя. Не смей повторять моих ошибок.
Наверно зрители не поняли мою странную реплику в комедии и поэтому как-то растерялись. Друг вдруг кинулся на меня. Он пытался меня повалить. Я как мог, сопротивлялся. Упал. Все соскочили. Дети хихикали, думая, что это всё была игра. Моя роль. Я вступил с ним в схватку.
-Одумайся! Ты умрёшь так же, как и те люди, которые теперь находятся в моей коллекции. Они не носили масок и поплатились жизнью. Ты видел это. Ты видел их.
-Хватит с меня всего этого. Я хочу жить без масок, слышишь?
Я взглянул на зрителей. Моя любимая была разочарована. Кто-то из родных решил мне помочь. Они пытались поднять меня, вместо того, чтобы снять его с меня. Моё сердце разрывалось. Я видел, как моя любимая отвернула голову.
-Что вы делаете? Снимите его с меня.
И тут мой разъяренный друг ударил меня, наверное, чем-то тяжелым, потому что я отключился.

29.09.

Припев из песни гр. Многоточие «Дыши»:
Взгляни на небо, посмотри, как плывут облака
И солнца свет нам с тобой не поймать никогда.
Наш мир убогий и в нём нет ни капли души
Везде пороги, ну, а ты не сдавайся – дыши),-
Бред!? Бред.

Я прождал её несколько дней. Ко мне в палату пришли отец и мать. Видя меня во здравии, они очень были за меня рады. Как бы я не пытался их расспрашивать о ней, никто мне толком не мог ответить на мой вопрос. Мать пожимала плечами. Отец просто молчал.
-А мой друг, что с ним?
Мама заплакала и спросила, о каком друге я говорил. Я побледнел.
Я ждал её долго. Вот он я — тот, кто решил кардинально измениться. Изменить себя и, наконец, сделать что-то стоящее. Прожить эти несколько недель не для себя, а для других. И вот расплата. В голове мой друг и его слова: «Снимай маску и уничтожь себя! Тобой воспользуются, а потом ещё и убьют! Делай всё просто так, а в ответ получишь нож в спину от людей, которым ты это делаешь. Они тебя растопчут и перешагнут, даже не заметив твоего, уже бездыханного, тела», – они глубоко сейчас врезались мне в сердце.
На мне нет больше маски. Я открыт. Мои родные видят мои настоящие эмоции. Мои настоящие чувства. Почему она не пришла? Почему когда я оказался в беде, она не пришла? Мне настолько сейчас больно, что из моих глаз потекли слезы. Я не могу передать это словами, но эта боль настолько сильная, что всё вокруг мне больше ненавистно. Эта палата. Эти люди. Мое кимоно. Я. Мальцы. Отец в инвалидном кресле. Полуслепая старуха.
Ни мальцы, ни отец в инвалидной коляске, ни полуслепая старуха ко мне так и не пришли. Смотря в глаза матери теперь, тогда, когда я снова надел маску, я смотрел на неё уже как на чужую. Боль ещё долго не утихнет. Сразу никуда не уйдет, но в скором времени я снова превращусь в того, кем я был до этого – в человека с лживыми эмоциями. Мир ужасен. Кто-то говорит, что нужно просто взять и перешагнуть беды. К черту тех кто так говорит. Те кто это говорит, просто никогда не испытывал ничего подобного. Мое положение – лицо в маске и до сих пор остаётся моим, но уже теперь навсегда.

0
08.03.2020
Артур Куличенко

начал писать в 13 лет. в основном пишу ужасы и мистику. все мои произведения находятся здесь:https://www.proza.ru/avtor/vaster
Внешняя ссылка на социальную сеть
134

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть