Любовь и Доллары

Прочитали 1846

Введение
Я родился в Чикаго. Этот мегаполис симбиоз культуры и нищеты, в нём потоки криминальных и корпоративных денег порой сливаются. Этот город продолжает давать стране людей с незаурядными способностями. Из него вышли Аль Капоне и Рональд Рейган. А какие женщины вышли оттуда: Синди Кроуфорд и Наталья Чиабану!!! Город красавец с коротким летом и суровой зимой. Однажды его увидев, никогда не забудешь. Название его произошло от дикого чеснока shika akwa, так называли это растение индейцы. Индейцы сопротивлялись до середины 19-го века, а потом правительство окрепло и превратило городок из 200 жителей в самый растущий город страны, население которого ныне третье по величине в стране. Индейцев давно нет, а дикий чеснок продолжают использовать на кухне, готовят песто, соусы, сыры, майонез, shika akwa хорош и с оливковым маслом. Жизнь продолжается с острым привкусом чеснока. Порядка в городе нет со дня его основания. Одна община берет верх в городском управлении, потом другая и так без конца, вплоть до наших дней. Самыми лучшими сериалами являют сериалы о полицейских, пожарный и госпиталях, которые и показывают то, что скрывается за стеклом небоскрёбов и красным кирпичом бедный районов. Чикаго всегда был беспокойный, убито 306 человек с начала года, из них 8 за последние 7 дней. За последнюю неделю ограблено на улице 168 человек и 204 дома. Если сравнить с потерями в Афганистане, то можно сойти с ума. В Афганистане в 2015 году погибло 10 солдат, 9 в 2016 году, 11 в 2017 году и 13 в 2018 году. А тут за неделю такие смерти и никого это не шокирует. Привыкли, ко всему можно привыкнуть.Но, несмотря на этот ужас, все мы любим Чикаго, мы любим город дикого чеснока.
Я был умный и начитанный мальчик, но немного тянул ногу при ходьбе. До некоторого возраста я не ощущал дискриминации от сверстников. Свое отклонение от нормальности я познал в школе, где был отвергаем для дружбы и мальчиками и девочками. Последнее меня огорчало очень сильно. Для поднятия своего авторитета я выбрал не самый лучший вариант, примкнул к уличной шпане. Там меня не встретили с распростертыми объятиями, а наоборот частенько били. Я давал сдачи и не отступал. Главарь банды по кличке Бегемот разрешил мне быть в своей группе после того, как я дал ему дельный совет. Бегемот торговал сигаретами, которые воровали у производителей в Вирджинии. Пачки сигарет различались маркировкой и полиция не дремала. Я предложил Бегемоту продавать сигареты в подконтрольных ему торговых точках в розницу. Доллар за штуку. Прибыль не сильно росла, но оборот увеличивался за счет подростков и снижались риски с упаковкой. Я продолжал хорошо учиться в школе и сам факт моего присутствия в окружении Бегемота быстро свёл насмешки над увечьем к нулю.
После школы я поступил в колледж на отделение журналистики, но с бандой связи не оборвал, а выступал в роли летописца. С разрешения Бегемота писал детективы по фактам реальных налетов и расследований. Рейтинг Бегемота в уголовном мире сильно поднялся. Меня же приняли на работу в местную газету Street Voice, то есть Голос Улицы. Я вёл раздел криминальной хроники. Слегка прихрамывающий, с парой шрамов на лице, я хорошо вписывался в имидж человека знающего своё дело. Женщины перестали обращать внимание на физический недостаток, он превратился в достоинство. Я женился, но брак не продержался долго. Я не оказался тем потертым жизнью героем, каким меня представляла избранница, да и денег лишних не имел. Зарплата районного журналиста маленькая, поэтому я устроился в издательство художником иллюстратором. Рисовать я любил с детства, после окончания колледжа брал уроки у студентов художественной школы. Там и подружился со следующей своей женой, которая хорошо рисовала и научила меня писать стихи. Научила хорошо. Женщины стали ко мне тянуться и жена подала на развод. Итак, не старый, с двумя разрушенными браками, журналист, художник и поэт я был приглашен на телевидение для ведения шоу «Мир, который мы скрываем». Там был криминал и любовь, молодые художники и поэтессы, красивые женщины и вышедшие из заключения гангстеры. Конкурентом по популярности была передача Skin Wars:
У меня было всё, кроме настоящей любви. И эта нотка проходила красной нитью через шоу. Неустроенных в этом плане людей много и шоу имело высокий рейтинг.
В день своего шестидесятилетия я задумался о своей жизни. Жаловаться было не на что. Шоу много лет пользуется успехом, денег хватает и есть приличные накопления. Но с каждым годом растет чувство усталости, усталости от еженедельного толчения в ступе своих душевных неурядиц и подобных неурядиц гостей шоу. На показе личного счастья денег в Америке заработать очень трудно. Чужое счастье вызывает иногда зависть к героям шоу, а чаще неудовлетворенность своим личным положением и на работе и дома. Поэтому такие шоу переводят в разряд комедийных. Личная боль должна маскироваться смехом. А боль это пустота в прошлом и темнота яркого рекламного будущего. Маленькие радости бытия это регулярные торговые скидки. Пользуются этими радостями те, у кого денег достаточно для создания комфорта и без скидок. Это игра для среднего класса. Все, кто находится ниже, пользуются услугами торговли там, где величина скидок не превышает сумму их недельного чека. Для них поиск скидок не игра, а стиль жизни. Таблетки антидепрессанты стали спутниками жизни даже молодых людей. Жизнь меряется на деньги, по сумасшедшей любви уже не женятся даже в голливудских фильмах. Такая любовь приносит убыток рекламодателям. Не монетизированные чувства истребляются, как вирус. На это компании не жалеют денег. Биологический оттенок счастья отодвинут далеко в сторону социальными критериями счастливой семьи.
Да, в социальном плане семья может выглядеть вполне удачной, а каждый из супругов является неудачником и жертвой общественных критериев. Я иногда смотрю европейские фильмы о взаимоотношениях мужчин и женщин, они меня впечатляют правдивостью переживаний. Не мимикой лиц и заламыванием рук, а внутренними диалогами. Эпический фильм об эмиграции в Бруклин снимают ирландцы и канадцы. Они пытаются найти истоки наших проблем, которые создают им трудности из-за навязанной нами глобализации капитала и культуры. Но они ищут выход, а американцы погружаются глубже и глубже в статистические показатели успеха и долголетия.
Это страшные цифры, к 2030 году старики будут составлять более пятнадцати миллионов работающих, из них 900 тысяч в возрасте 80 лет и старше.
Вы еще верите сказкам об обществе всеобщего благоденствия? Этим пятнадцати миллионам не хватит пенсии, чтобы иметь крышу над головой.

25.08.2019


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть