Любопытство

Глава 1. «Дом, милый дом!»

На электронных часах тёплой синевой пульсировали цифры 08:45pm, когда Кристофер Алан Лютер тихонько повернул ключами ровно трижды в замочной скважине новой бруклинской квартиры на третьем этаже в районе Форт Грин. В этот вечер он надеялся пройти домой не замеченным. Он хотел вдохнуть ароматы любимой женщины, вкусного ужина, первой выкуренной сигареты за день и, конечно же, насладиться обществом своего наглого кота. Последний, кстати, уже успел почувствовать приближение хозяина, и выжидающе устроился в коридоре у зеркала. Кристофер понял, что мимо него незамеченным пройти не удастся! Оставалось только подкрасться к Рейч, которой, кстати, в поле зрения не наблюдалось. Свет в квартире был предательски выключен, а привычный аромат её духов не щекотал Кристоферу нос. Парень обронил вопросительный взгляд на кота и проверил время на мобильном. 08.47pm Сообщений или звонков от девушки он не обнаружил.
— Эй, куда ты дел мою женщину, Верзила? – обратился Крис к животному, которое, не испытывая никакой вины, щурило свои зелёные глаза и водило хвостом по тумбочке. Юноша сгрёб кота в охапку, чем вызвал его кошачье недовольство, и побрёл на кухню. Ничего не предвещало беды. На кухонном столе царил порядок, а в центре его сиротливо приютилась записка со следом губной помады в уголке. Рейчел умела ставить подпись, но отпечатки её губок нередко говорили о том, что содержимое подобных записок носило игриво-неформальный характер. Это было в её стиле. Кристофер обронил кота на стул и с любопытством устремил свой взгляд на строчки, которые гласили: «Детка, я сегодня остаюсь у Эми, у неё на днях девичник! Я знаю, что завтра суббота и твой единственный выходной, но я её главная подружка невесты… Вернусь сразу после ланча и устрою тебе самую лучшую сиесту! Позвони, как прочтёшь это! Безудержно скучаю… Твоя Рейч, целую много-много раз!»
— Многообещающе… А она умеет заговаривать зубы. — устало пробормотал Кристофер, почёсывая белёсую бородку и поглядывая на кота, который норовил обнюхать клочок бумаги в руках хозяина. Оставалось позвонить Рейчел, невинно отругать её, потребовать свой ужин, узнать подробности завтрашней сиесты, и, немного пофлиртовав с ней, захлопнуть крышку мобильника и устроиться с заслуженной сигаретой на кухонном диванчике. Парень только сейчас понял, что вовсе неплохо, что вечер пятницы выдался холостяцким… Рейч не любила, когда он курил перед ужином на пустой желудок, не любила, когда он возвращался с работы после 08.00pm, и наверняка бы заставила разбирать эти коробки, которые загораживали путь из коридора в спальню. Они были повсюду. Кристофер и Рейчел переехали совсем недавно в эту крохотную, но комфортабельную квартирку в живописном районе Бруклина. Они даже не успели отпраздновать новоселье, как их обоих закрутила бурная светская жизнь. У Криса – повышение в должности, теперь он — «золотой воротничок», у его пассии – статус главной подружки невесты. У Криса – новая клиентская база и проработка способов её расширения, у его возлюбленной – список гостей, дизайн помещения, сценарий девичника и прочие прелести предсвадебной суеты. Жаль, что за это ей никто не платит, но Кристофера это вовсе не беспокоило, пускай его подружка набирается опыта и набивает руку, ведь скоро ей тоже придётся организовывать свадьбу. Но только уже собственную. Ничего не предвещало беды… Новая квартира, новые запахи, новая жизнь. Предвкушение чего-то непривычного всегда будило в Крисе неподдельное любопытство и желание приоткрыть занавес, стать главным героем на сцене собственной жизни. Только разгрести бы поскорее коробки с вещами, разложить их по новым местам и уютно устроиться в своей гостиной, попивая вишнёвый ликёр и поглаживая старого и верного кота, который привычно будет греть его колени. Устремить бы свой взгляд в овальное окно, за которым открывается вид на туманный городишко и пустынную улочку, а точнее, вид на соседний Браунстоун. Затушив докуренную сигарету, Крис выпрямился и облокотился на подоконник, желая рассмотреть это причудливое и притягательное здание из коричневого камня по соседству. В этом стоящем Браунстоуне всё дышало историей и чопорным шиком, как в Италии концов 19-го века. Лестничная ограда из молочного камня, освещаемая тёплым светом уличного фонаря, так и манила своим великолепным спокойствием. Хотелось взбежать по этой каменной лестнице и затаиться в ожидании чуда у парадной двери тёмно-шоколадного цвета с маленькими прямоугольными окошками посередине, занавешенные кремовыми занавесками. В сумерках эта дверь притягивала Кристофера ещё больше: казалось, что за ней его встретит добродушная Гретель, которая спаслась в далёком детстве от злобной ведьмы-людоедки, но отдавшая своё сердце ещё тогда домику из хлеба и сладостей. Парень вдруг понял, что это здание напомнило ему пряничный домик, в котором ему хотелось приютиться в один из промозглых и одиноких Бруклинских вечеров. Но явно не сегодня. В этот холостяцкий вечер он отдал своё сердце своей квартирке на 3-ем этаже, крепким ароматизированным сигаретам, предвкушениям приятных выходных и светлым думам о своём настоящем. Кристофер не жалел, что не купил квартиру в соседнем Браунстоуне, хотя и восхищался сейчас его видом из окна своей новой обители. Но так устроены все люди. А особенно – мужчины. Восхищаться тем, что тебе не принадлежит. Иногда любопытство берёт верх над твоим существом, и ты хочешь вкусить запретного… И здесь подтекст вовсе не касается женщин. Комфортабельное жилище по приемлемой цене хочется променять на роскошную лепнину, высокие потолки, деревянные половицы, которые скрипят под тяжестью времени, закоптившейся камин, перед обжигающим огнём которого занимались любовью сотни раз, предаваясь обжигающей страсти… Но так думал Кристофер Лютер, стоя у окна, поглаживая своего большого урчащего кота и рассматривая то, что ему не досталось. Но так ли оно на самом деле? Крис пытался вглядеться в окна Браунстоуна, рассмотреть жильцов, возможно, наткнуться также на чей-то изучающий его взгляд. Тёплое свечение различалось на цокольном этаже, на первом, втором и третьем. Овальные окна четвёртого этажа зияли чернотой. Именно они привлекли его. Сквозь занавесу из белёсого тумана и моросящего дождя казалось, будто на подоконнике сидит такой же Крис и нагло пялится в окно соседнего здания. Парню пришлось присесть на свой подоконник, чтобы получше всмотреться в это тёмное безответное оконце. Он снова закурил, надеясь, что это будет последняя на сегодняшний вечер, и посмеялся над собой, над своим детским любопытством. Что же он надеялся увидеть там? Быстро докурив, Кристофер решил на сегодня прекратить свои тщетные наблюдения и улечься под лёгкий калифорнийский блюз в гостиной, дабы не бередить своё сознание дурацкими фантазиями. Ему хотелось закончить свой холостяцкий вечер мыслями о том, что у него есть. Но порой люди не осознают, насколько зыбко то, что они имеют и как легко это потерять.

Глава 2. «Кристофер теперь не одинок?»

Что может быть лучше, чем проснуться в 11.30 cубботним утром от привычного аромата духов любимой, который щекочет ноздри?  Наверное, только проснуться от запаха сендвичей из омлета и ветчины, которые бесшумно, кошачьей поступью, принесли тебе в постель. Ну и, конечно же, от горячего поцелуя в щёку.

— Рееееейч, это ты? – сонно протянул Кристофер, чуть приподнимаясь на подушке.

— Нет, милый, это твой кот приготовил тебе завтрак! – девушка устроилась рядом и аккуратно, но настойчиво запустила пальцы в растрёпанные волосы Криса.

— А с каких пор коты научились готовить?

— С тех пор, как их хозяева стали заядлыми холостяками и перестали их кормить… — девушка пропустила лёгкий смешок, а потом хмуро посмотрела на парня – Ты снова курил вчера?

Кристофер только сделал глоток американо и тут же обжёгся.

— Нет, милая, это мой кот…

— А с каких пор коты научились курить?

— С тех пор, как девушки их хозяев смываются в пятницу вечером к подружкам. — успел обиженно проговорить парень перед тем, как рухнуть лицом в подушку.

Рейчел возмущённо ущипнула парня за бок и после этого примирительно обняла его за плечи. Кристофер поймал её ладонь и тихо прошептал на ухо:

— Я всё могу тебе простить за этот завтрак, но когда-нибудь тебе это не сойдёт с рук, подружка невесты!

Примирение решено было скрепить долгим поцелуем. Прекрасное начало выходного дня уже было положено. Дело оставалось за малым: решить где они проведут субботнюю сиесту; в каком парке проведут время за активным обсуждением планов на ближайшую неделю; какой фильм посмотрят уже сегодня вечером; что в планах у Рейчел по поводу работы дизайнером; как уговорить Рейчел пойти на компромисс с курильщиком Кристофером.

***

Уже к вечеру субботы Кристоферу неистово хотелось курить. День выдался суматошным и дождливым. Уставшая Рейчел только что заняла душевую кабину, и парень понимал, что у него есть шанс отлучиться к овальному окну на кухне. По пути слегка задев кота ногой и наскоро перед ним извинившись, парень поднёс палец к губам, мол: «Не выдавай меня, Верзила». Медленно выпустив струйку сизого дыма в приоткрытое окошко, Крис заметил, что сегодня туман понемногу отступил. В сумерках соседний Браунстоун казался покинутым и вымокшим из-за моросящего днём дождя. Второй и третий этажи не светились привычным светом, как вчера, в окнах же первого этажа пульсировал оттенком сепии чей-то ночник. Что касалось четвёртого этажа, то он привычно пустовал, оставляя Кристофера в лёгком недоумении. Нельзя сказать, что парень жаждал увидеть кого-то за окном на этом этаже, но данный факт подогревал его любопытство. Но с другой стороны, чего ещё может искать блуждающий взор одинокого курильщика у окна, если перед ним возвышается живописный каменный муравейник? На секунду, взор Криса затуманился, растворившись в очередном облаке дыма, мимолетный поток мыслей увлёк его в прошедший субботний день, который бы ему хотелось закончить в объятьях любимой женщины, как… что-то мелькнуло в окнах четвёртого этажа. Парень на секунду вырвался из мысленного забытья и сфокусировался на тёмном окне. «Что за чёрт?» — немедленно пронеслось в его голове. Это было похоже на пробегающую тень. Белёсую тень. Кристофер стряхнул пепел за окно и прищурился, стараясь разглядеть то, что он вот-вот упустил. На секунду в его голову закралась мысль, что от усталости ему привиделось нечто несуразное. Уголки его губ невольно дрогнули в насмешке над самим собой, и он решил сделать напоследок ещё одну затяжку. Пальцы уже отпустили в свободный полёт докуренную сигарету, как он невольно вернулся взглядом к этому окну, будто бы бросая вызов кому-то по ту сторону. И чего только не творит с людьми интуиция, не правда ли? Пару мгновений назад он согласился сам с собой, что ему следовало бы немного отдохнуть, дабы не воображать невесть что, но сейчас он замер в ожидании… Что-то ему подсказывало, что сейчас не время уходить. Крис медленно облизнул губы, чувствуя на них вечернюю морось с улицы, глаза уже достаточно привыкли к сумеркам, он начал различать изгибы кремовых занавесок, не тронутых уже давно человеческой рукой, и, чёрт возьми, что-то начало приближаться в окне по направлению к нему. Это как едва различимое облако, которое приобретает формы, становится гуще и тяжелее… Шею Криса сзади обхватили мокрые руки, вдруг ему на секунду стало тяжелее дышать, он дёрнулся в сторону и издал приглушённый крик. Обернувшись лицом к своей угрозе, он смачно выругался.

— Рейчел! Твою мать! Какого чёрта ты меня хватаешь сзади?!

— Остынь, — девушка недоуменно смотрела на парня, — раньше ты так не дёргался!

— Ты же видела, что я… — Кристофер замялся, — я курил и заметил что-то странное в соседнем здании за окном. Я туда пялился в таком напряжении, что не заметил, как ты ко мне подкралась сзади.

— Боже, Крис, ты как ребёнок! – она сверлила парня обиженным взглядом. — Закрой окно, я простужусь…

Парень поспешил устранить сквозняк и повернулся к девушке с виноватым видом.

— Прости за сигарету… Думал, что ты ещё задержишься в душе. Решил, пока ты там…

— Ну, во-первых, я думала, что ты ко мне присоединишься. Во-вторых, мы уже говорили, насчёт твоих сигарет, — ты бросаешь. В-третьих, что ты мог там увидеть, когда все разъехались в субботу вечером, чёрт возьми?! – Рейчел хотела уйти, когда Крис вплотную приблизился к ней и, крепко схватив за талию одной рукой, другой привлёк к себе её разгорячённое после душа и ссоры лицо. – А в-четвёртых, ты теперь пахнешь табаком…

— Это исправимо. – тихо произнёс он и быстро поднял девушку на руки, чем вызвал её ярое сопротивление.

— Крис, даже не вздумай меня снова тащить в душ, я голодна и хочу спокойно поужинать!

— Я тоже очень голоден…- с заискивающей ухмылкой сказал парень и уверенно направился в сторону ванной комнаты, не обращая внимания на возмущённые крики Рейчел и позабыв о происшествии за окном. Этот вечер он намеревался завершить именно так: под струями горячего душа, под которыми уже нежился в компании любимой, в своей комфортабельной квартирке на третьем этаже, в самом безопасном и уютном месте в городе. Но в это же время кто-то невидимый оставил послание для Криса на запотевшем окне соседнего Браунстоуна. Безмолвный свидетель их ссоры на четвёртом этаже, который читал по губам обрывки их фраз. Отпечаток его ладони остался на холодном окне, как напоминание о том, что Кристофера заметили. Как доказательство того, что Кристофер теперь не одинок.

Глава 3. «Приветствую тебя, мой дорогой друг!»

 «Приветствую тебя, мой дорогой друг! Прошу прощения за фривольность, мы ведь не знакомы. Но поверь мне, это не имеет значения, когда болен одиночеством. Знаешь, я давно никому не писал писем, а ты вдохновил меня на это, хотя времени у меня достаточно. Признаюсь честно, что время здесь течёт удивительным ходом, то ускоряя, то замедляя свой ход. Оно не похоже ни на спокойное русло реки, ни на несущийся поезд, но оно всегда ускользает от тебя. Сегодня я думал, что прошёл лишь день, а ты успел насладиться закатом солнца уже несколько раз. Восходами в Нью-Йорке наслаждаются лишь жители Манхэттена и Бруклинского моста… Но сейчас не об этом. Ты успел стать для меня другом, хоть и заметил меня не сразу. А я обратил своё внимание на тебя, как только ты поселился неподалёку. Я наблюдал за тобой, пока ты курил у окна, стараясь тебе не мешать. Я присматривался к тебе. Ведь так мы выбираем друзей, верно? Остальные жильцы не привлекали меня вовсе. Безликие люди в безликом здании существуют своей никчёмной жизнью. Они не интересуются ни друг другом, ни тем, что происходит у них за окном. Но только не ты. Твоё любопытство подогрело и моё. Я был вдохновлён твоим интересом к моему окну. Забавно лишь то, что ты ничего не видел за ним, но уже чувствовал меня. А потом —  я тебе показался. Я же должен был подогревать и твоё любопытство. Априори, мой друг. Я боялся потерять тебя, так как ты был моим связующим звеном с внешним миром. Скажу больше – ты был моим шансом на новую жизнь. Если ты сейчас стоишь здесь и читаешь моё послание, то знай – всё получилось. Ты представить себе не можешь, как я долго этого ждал. Сколько я предпринимал попыток для бегства отсюда – не сосчитать. Моё время было на исходе, а силы покидали меня… Единственное, что я осознал за время пребывания здесь, так это то, что именно в этих стенах я был в полной безопасности. Выйти за дверь – значит оказаться в ловушке, из которой выбраться уже нельзя. Мне пришлось набраться терпения, мой друг. Чего и тебе советую. Я бы мог рассказать, как очутился здесь, но я не хочу вспоминать… Я лишь помню, кем я был до того момента, как потерял себя окончательно. Многие воспоминания мне удалось сохранить – об этом позже. Но сейчас я не думаю, что ты чувствуешь ко мне сострадание. Кстати, оставаться «думающим» в этой чёртовой квартире, значит оставаться «живым». Как ни парадоксально. Если ты сейчас чувствуешь боль, страх, смятение или злобу, то это скоро пройдёт. Как и уйдёт по крупицам твоя память. Может быть, тебе повезёт, и ты не задержишься здесь надолго. Тебя заменит кто-то другой. Как заменил меня ты. Но об этом чуть позже, мой друг. Единственное, что я могу для тебя сделать, так это дать пару советов. Первый из них: не стоит подходить к окну и смотреть в окна третьего этажа соседнего Браунстоуна. Поверь, сейчас это повергнет тебя в шок…»

***

 Воскресный день для Кристофера начался чуть позже, чем субботний, так как Рейчел убежала на пробежку, не став его будить завтраком в постель. Ей ведь не за что было извиняться сегодня. То, что произошло накануне, забылось, как смутный сон с сюрреалистическим сюжетом. Нелепый визуальный обман за окном, ссора с возлюбленной и долгое послевкусие после размолвки в тесной душевой. Завершающим аккордом вечера стал старый добрый Фрэнк Синатра в главной роли, под убаюкивающий и романтический тэмбр которого, они уснули в обнимку глубоко за полночь. Кристофер скучал по таким славным выходным, они разбавляли суетные и пошлые будни, в которых была гонка за клиентами и проработка сотни способов их «отыметь», да так, чтобы им потом понравилось. И даже сегодня Кристофер взял работу на дом, поэтому сейчас было единственное свободное время за день. И Крис решил взяться за бранч. Скоро вернётся Рейчел и возьмётся за коробки в коридоре, да и за самого Кристофера тоже. Как же она не любила, когда он брал дополнительную работу на дом… Парень скорчил недовольную гримасу, сев на постели и увидев картонную коробку прямо на выходе из спальни. Хотя сейчас он бы с удовольствием занялся ею. Он обожал с детства заполнять пространство вокруг себя любимыми вещами, автобиографическими книгами, именными грампластинками и, конечно же, любимыми людьми. И котами тоже. Верзила, кстати, взгромоздился на одну из коробок в коридоре и наблюдал за хозяином, облизываясь, в предвкушении бранча, с которого ему обязательно что-нибудь перепадёт.

***

 Свернувшись калачиком возле Кристофера, сытый кот видел десятый кошачий сон, когда парень заканчивал свой отчёт для завтрашнего совещания. Крис чувствовал жар от портативного ноутбука на коленях, тепло от пушистого питомца слева и аромат запечённой рыбы с кухни. Парень изрядно проголодался к вечеру и потёр затёкшую шею, затем потянул её влево, услышав привычный хруст. Воскресная работа, чёрт бы её побрал!

— Я сделаю тебе массаж. – промурлыкала Рейчел, появившись в проёме двери, ведущей в спальню. Кристофер наградил её благодарным взглядом, откинул свой ноутбук, который уже обжигал ему колени, и раскинул руки, приглашая девушку в свои объятья.

— А можно задать один вопрос?

— Всё, что угодно…

— Как думаешь, так будет всегда? – девушка столкнулась с озадаченным взглядом Криса, который мысленно просил прояснения вопроса. – Знаешь, у меня дурное предчувствие с недавнего времени…

— Брось! У девушек врождённая способность находить подводные камни там, где их нет.

— Вовсе нет, Крис. Я не ищу подвоха, я просто хочу поделиться с тобой тем, что меня беспокоит…

Кристофер взял лицо Рейчел в свои ладони, и внимательно, глядя ей в глаза, произнёс сакраментальную фразу, которая всегда усыпляла женскую бдительность:

— У меня всё под контролем, слышишь?

Глава 4. «Вкус домашнего печенья и предвкушение новой жизни»

Предвкушение новой жизни всегда пробуждает отменный аппетит! Именно так думал Кристофер, когда крутил в руках маленькую бархатную коробочку в виде сердца. Он поймал себя на мысли, что не отказался бы сейчас от сладкого десерта, чтобы утолить свой голод. Старинное обручальное гиммель-кольцо, ожидавшее своего часа в бархатном сердце, нелегко досталось Крису. Ведь именно это кольцо он хотел видеть на руке своей избранницы. Ведь именно его он так долго выпрашивал у своего еврейского друга, работающего в ломбарде. Будучи молодым, но довольно страстным ювелиром, он мог отследить среди тысячи других подделок именно то, что дышало стариной и являло собой истинный ювелирный антиквариат. И могло стать, в последствии, первым серьёзным шагом в истории семьи Мистера и Миссис Лютер. Кристоферу этот шаг обошёлся в кругленькую сумму, но по словам еврейского друга, это кольцо стоило намного дороже. Кристоферу пришлось обещать ему свои профессиональные юридические услуги на бесплатной основе.

Забежав по дороге домой за желанным десертом, Мистер Лютер уже размышлял о том, как гордо достанет яркую бархатную коробочку из потаённого кармана прямо на свадебной церемонии друзей. Рейчел ещё не знает, что готовится не только к свадьбе подруги, но и к собственной помолвке. В этот момент Крис с лёгкой усмешкой подумал о том, как девушка накануне лепетала что-то о предчувствии беды. Ей богу, несмышлёный ребёнок! Видимо, женская интуиция работает, но интуиция Рейч просто дала сбой. Или он вовсе не разбирается в домыслах современных девушек? Сам чёрт в них ногу сломит!

Медленно шагая по улице, парень ощущал, как сгущаются сумерки, и мягкий свет уличных фонарей неярко освещал крылечки Браунстоунов по обе стороны. Шёл бы он летним вечером, то обязательно бы присел на ступеньки одного из них, как в старом добром кино, как в детстве, когда так уставали ноги от долгой езды на велосипеде. Кристофер глубоко вдохнул пряный ноябрьский воздух и почти погрузился в приятную ностальгию, как поймал на себе внимательный женский взгляд:

— Прошу прощения, молодой человек, можно Вас на секунду?

Ещё не до конца вернувшись в реальность из мира своих грёз, парень увидел пожилую белокурую женщину, стоящую на верхней ступени соседнего здания. Он с недоумением остановился, чтобы удостовериться, что та обращается к нему.

— Да, да, Вы! – залепетала женщина и махнула ему сухонькой ладонью. – Видите ли, мне не обойтись без Вашей помощи…

— Простите, я немного устал под конец дня, поэтому так рассеян. – Кристофер подошёл поближе и заметил, что женщина была седовласой, а не белокурой. Какая оплошность.

— Это я должна извиниться, отвлекаю Вас от дел… — она прижала ладонь к груди и виновато смотрела на парня.

— Какие могут быть важные дела в такой промозглый вечер? Я в Вашем распоряжении!

— Поверьте, у молодых людей всегда найдутся дела, особенно по вечерам в Бруклине! А их сердце и ум всегда бывают заняты. – женщина вскинула указательный палец и, прищурившись, засмеялась.

— Как точно подмечено, э, Миссис…

— Ой, я совсем забыла представиться! Миссис Расс! Виктория Расс. Но называйте меня просто Ви.

— Кристофер Алан Лютер. Можно просто Крис.

— Крис, я не отниму у Вас слишком много времени! Давайте зайдём внутрь, и я всё объясню, здесь так зябко!

Поднимаясь по лестнице на верхний этаж, Кристофер подметил, какой быстрой оказалась Ви для своих лет. Хотя для него и оставался секретом её точный возраст, но скорее за шестьдесят: её выдали сухие морщинистые руки и дряблая кожа на шее. Одета Виктория была в сатиновую рубашку цвета бирюзы, поверх которой был утеплённый жилет и строгие светлые брюки. От неё исходил аромат сладкого печенья и лаванды – заветный запах всех классических американских тётушек. Это обезоруживало, потому что всегда будет теплиться надежда на то, что тебя непременно угостят чем-то вкусненьким. Удлинённое каре с прямой чёлкой облагораживало её лицо, прятало редкие брови, зато делало акцент на её живых синих глазах. Тонкие губы были едва тронуты помадой кофейного оттенка. Ви создавала приятное впечатление, говорила вкрадчиво и ненавязчиво, сетовала на сломанный лифт, который часто подводит в самый ответственный момент. Это было ещё одним минусом современных Браунстоунов, помимо картонных стен и постоянных сквозняков. Так же, женщина сетовала на соседей, которые разъезжаются по пятницам, покидая Бруклин. По её мнению – это было ошибкой, так как парк Форт Грин был чудесным местом для проведения семейного пикника или простой прогулки даже в ноябре. Кристофер с ней согласился, ведь он успел оценить это чудное местечко. Но больше всего она жаловалась на поясницу, которая не позволяет ей втащить оставшиеся коробки с тканью на четвёртый этаж, где располагались её апартаменты. Курьер, вместе с чаевыми, успел скрыться до того, как лифт перестал работать. Вечер пятницы заставляет совершать необдуманные поступки. Поэтому Кристофер любезно согласился помочь. В нём продолжала теплиться надежда на то, что он будет угощён. Бруклинское домашнее печенье вкуснее чизкейка «Нью-Йорк» из уличной кондитерской. А его будущая жена ещё не научилась готовить печенье. Возможно из-за того, что часто задерживается у своей подруги по вечерам, решая за неё какой будет свадебная выпечка.  Ох уж эти необдуманные поступки…

— Крис, Вас, наверное, заждались дома… — пролепетала Виктория, стоя в дверном проёме и ёжась то ли от холода, то ли от неловкости. Кристофер в это время поднимал по лестнице последнюю коробку.

— Мой кот умеет ждать, Миссис Расс, так что всё в порядке.

— Ох, тогда здорово! – она выпрямилась и облегчённо улыбнулась. – Вы недавно сюда переехали? Я Вас не видела раньше.

— Почти месяц назад… — он выпрямился и, прищурившись, с иронией в голосе произнёс: — Знаете, а я Вас тоже раньше не видел.

— Это из-за того, что я почти не выхожу из своих апартаментов, я швея и работаю здесь. А в этих коробках мои драгоценные ткани: атлас, шёлк, ситец…

— Надо же, тогда мои подозрения с Вас сняты. – они оба рассмеялись. Взгляд Кристофера скользнул по коридору и остановился в дальнем углу, на невзрачной и деревянной двери с затёртой античной ручкой. Тут же его пронзило осознание того, где он сейчас находится. В голове у него завертелось: «Это та самая дверь, за которой та странная…тень? Призрак? Нечто?» Он повернулся к Виктории и поймал её непонимающий взгляд и вскинутые брови, отчего тут же натянул улыбку.

— Кристофер, Вы так любезны со мной, я приглашаю Вас на бранч или ужин, как Вам удобно?

— Это вовсе не обязательно, мэм… — ему явно хотелось убраться подальше от этой чёртовой двери. Даже домашнее печенье его уже не прельщало.

— Подумайте над моим предложением, Крис! А я Вам принесу свою визитку, вдруг, надумаете забежать в гости, я буду только рада новым друзьям!

Когда женщина скрылась из виду, Кристофер огляделся, словно намеревался сделать какую-то пакость. Он нервно запустил ладонь в волосы и изучающе уставился на дверь. Он заметил, что её деревянный низ потемнел и явно вздулся от воды или высокой влажности. Крис сделал шаг поближе и разглядел полустёртые цифры, словно выведенные мелом: 68. Услышав приближающиеся шаги Виктории, он быстро вернулся на прежнее место и сделал непринуждённый вид.

— Это Вам, Крис. – в правой руке она держала маленький крафтовый пакет, а в левой визитку. – Ваш кот точно не умеет печь такое печенье. Только из духовки!

Пакет был тёплым и в ноздри ударил аромат свежей выпечки. У Кристофера не было шансов. Он поблагодарил Ви, широко улыбнулся и обещал позвонить на днях, как будет время. На прощанье он помахал ей рукой и быстро, почти бегом спустился по лестнице вниз. Только выйдя из здания на улицу и вдохнув полной грудью сырой ноябрьский воздух, он начал приходить в себя. Через секунду ему стало смешно: «Ну и чего ты испугался? Во дурила… Двери, за которой даже никто не живёт, НИКТО! Ну и какого чёрта бояться неизвестно чего? Правильно мне дедушка говорил – у страха глаза велики.» Он перешёл дорогу к своему Браунстоуну, бормоча себе под нос, как недовольный дед. Ладонь приятно грел пакет с домашним печеньем, а сердце – предвкушение очередного холостяцкого вечера. Хотя пора с этим завязывать, он ведь почти женат! Ничего не предвещало беды. Оказавшись дома, он устало присел в коридоре на гостевую тумбу, не разуваясь и тут же задумался: «Почему я не спросил её, кто жил в тех апартаментах? Она наверняка там прожила полжизни, тем более – домоседка. Надо это исправить…» Но тут Кристофер осёк сам себя: «О Боже, неужели мне это действительно интересно?! Мне что, нечем заняться?» Он быстро и небрежно скинул ботинки с курткой, отгоняя от себя навязчивые мысли, смёл в охапку кота и устремился на кухню. Хотелось печенья с тёплым топлёным молоком, как в детстве. Может быть, и Верзиле перепадёт. Молока, конечно! Только нужно плотно закрыть жалюзи и не смотреть в окно. Особенно, на окна соседнего Браунстоуна. Не сегодня. Рейчел будет поздно, но он точно её дождётся, чтобы рассказать о знакомстве с милой старушкой-швеёй, а вдруг девушке понадобится классное платье подружки невесты? Теперь Ви у него в долгу.

Глава 5. «Это ближе, чем ты думаешь»

Кристофер сам не понял, как оказался в коридоре соседнего Браунстоуна. Воздух казался спёртым, и дышать им было тяжело, словно находишься в прокуренной комнате. Вокруг царил полумрак, а лампочка над головой угрожающе гудела, как рой приближающихся ос. То и дело мигая, она еле освещала тесное пространство вокруг. Когда Кристофер был здесь вечером, то в коридоре было более уютно, и лампочка раздражающе не мигала, а горела ровным тёплым светом. Он сразу направился к двери Виктории, чтобы поинтересоваться у неё: какого чёрта он здесь делает ночью в одной пижаме?! Даже маленький шаг давался ему с трудом, словно он шагал не по гладкому полу, а по бугристой луне в тяжёлом скафандре. Сейчас он не обратил на это внимание – он был сосредоточен на двери перед ним. Когда он подошёл к ней вплотную и занёс кулак для стука, то услышал какой-то резкий лязгающий звук позади. Он обернулся, и его окатило жаром. Массивной лестницы, ведущей на третий этаж, по которой он спускался и поднимался накануне – попросту нет. Пол заканчивался на подступе к лестнице и там, где должна была быть первая ступень – зияли обломки. Словно её вырвали. Словно это не жилое населённое здание, а чей-то игрушечный домик. За обломками клубился сизый туман, подобно облаку густого табачного дыма. Даже на расстоянии он почувствовал холодок и явную угрозу, исходящую извне. В тумане было что-то живое. Сам туман был подвижным и довольно плотным. Казалось, если протянуть к нему руку, то можно будет ощутить его холодную и влажную консистенцию. Кристофер застыл, на секунду допустив мысль о том, что рехнулся. Руки и ноги налились свинцом, а челюсть дрогнула и поползла вниз. Не было ни одной разумной мысли в голове, а глаза хотели зажмуриться и распахнуться снова, чтобы увидеть привычный коридор, большую деревянную лестницу, старушку Ви, но только не всё это…

— Сегодня ты был так близок ко мне, что я ощущал твой одеколон, который  смешался с каплями пота. – услышал Кристофер голос, который был ему до боли знаком. — Этот запах был настолько отчётливым, что на секунду я почувствовал себя живым! Словно… это был запах моего тела. – голос стих и послышался лёгкий смешок. Сердце Криса под намокшей рубашкой забилось так громко, что, казалось, заглушало собой любой звук. Он вдруг осознал, что голос идёт из-за двери под номером 68. Этот лязгающий звук – был звуком открывшейся двери. Его явно кто-то приглашал заглянуть в гости.

— Представляешь, я забыл, что мне нечем вдыхать ароматы. – всё не унимался незнакомец со знакомым голосом. — Забавно… Через дверной глазок я наблюдал за тобой и заметил твою нерешительность. Но ведь любопытство сильнее тебя, верно? – Кристофер чувствовал на себе пристальный изучающий взгляд. Крис не собирался отвечать. Нервно сглотнув, парень попытался вглядеться в темноту дверного проёма. Свет предательски мигал так, что не удавалось привыкнуть к темноте настолько, чтобы кого-либо разглядеть.

— Теперь ты на крючке у самого себя… У своих чувств! – Крис осознавал, что нужно бежать. Но явно не в открытую дверь… Виктория! Точно! Он же всё это время стоит у её двери! Надо стучаться, надо докричаться до неё! — Это нас и отличает с тобой: тобой двигают чувства, а мной — желания. – Голос звучал уже ближе… Кристофер оцепенел: он боялся дышать. Он чувствовал себя беззащитным птенцом под натиском кошки, которая уже выпустила свои коготки. Он был в ловушке, боясь пошевелиться, ведь одно его неверное движение, и он — покойник.

— А желаю я оказаться где угодно, но только не здесь. И ты мне в этом поможешь. Я делаю ставку на твоё любопытство, Кристофер! – его имя громким шёпотом прозвучало у него почти над ухом. Дверь резко захлопнулась, с шипящим звуком лопнула лампочка под потолком и свет в коридоре погас. Решающий прыжок был сделан, когти почти вонзились в свою жертву… Кристофер, наконец, вышел из оцепенения и, заколотив кулаками в дверь, закричал изо всех сил:

— Откройте дверь! Это я, Крис! Виктория, пожалуйста, быстрее! Вызовите полицию, откройте же!!!

Он кричал до тех пор, пока не услышал звук дверной цепочки. Дверь приоткрылась, и в глаза Крису ударил яркий свет. Он зажмурился, затих и, отдышавшись, начал нервно объяснять, что ему угрожают. Глаза всё никак не могли привыкнуть к слепящему свету и рассмотреть силуэт. Бедная старушка, он мог сильно её напугать! На мгновение ему стало совестно: глубокой ночью он, в приступе паники, мог переполошить весь Браунстоун! Если кого-то и заберут в полицейский участок этой ночью, то только его самого.

— Мэм, прощу у Вас прощения, я… Я не помню, как оказался здесь, но… Кажется, я лунатил и…

— Чёрт бы побрал этих шутников! Кто ты такой?! – голос за дверью прозвучал абсолютно безучастно и сердито.

— Я Крис, Кристофер Алан Лютер из соседнего Браун… — он осёкся, потому что осознал, что голос был мужским. Перед ним стояла вовсе не Виктория. Глаза начали привыкать к свету, и он, щурясь, жадно вглядывался в незнакомца за приоткрытой дверью. Сонные глаза, кажется, серые, светлые растрёпанные волосы, большие круглые ноздри, веснушчатое лицо, белёсая бородка… На него смотрело его собственное лицо! Крис отшатнулся и закрыл липкими ладонями глаза, не в силах вымолвить слово. В висках гулко стучала кровь и начало тошнить от ощущения собственной беспомощности. Теперь он осознал, что голос, угрожающе звучащий из темноты до этого – был его собственным. Как такое возможно?! Дверь Виктории вдруг захлопнулась до того, как Крис начал что-то понимать. Но распахнулась другая дверь. Он прижался к стене и скатился по ней на пол, обхватив руками голову, не в силах смотреть туда. Крис почувствовал, как по ногам повеяло холодом, а нос учуял тяжёлый гнилостный запах. Он осознавал, что бежать некуда… Он набрался смелости взглянуть на то, что ожидало его за дверью под номером 68, но, открыв глаза, он увидел озадаченное лицо Рейчел в свете ночника.

— Тебя невозможно было разбудить, Крис! Ты стонал во сне… Я испугалась!

— Этот… этот сон, чёрт бы его побрал, был очень реалистичным… — смог обессиленно прошептать Кристофер. Его ноги были холодными, а на ноздрях всё ещё ощущался липкий смрад.

***

То будничное ноябрьское утро в Бруклине выдалось чудесным. Особенно, в одном из его очаровательных районов — Форт Грин. В самом сердце района расположились аккуратные оригинальные домики в итальянском стиле девятнадцатого века. Красивейшие аутентичные церкви так же являются украшением улочек Форт Грин. Район радует своих жителей густой зеленью до конца сентября, но сейчас здесь не менее живописно. На деревьях всё ещё рдеют багровые листья, а под ногами уже выстлана ароматная дорожка из тёмно-жёлтой прелой листвы. Удивительно, но между серыми булыжниками на мостовой ещё можно заметить траву. Она не такая зелёная, как раньше, а скорее – болотного цвета. Солнце в это время года не так часто радует жителей Бруклина своим появлением, но сегодня оно не только светило, но и приятно грело. Гуляющие дети, щурясь, с удовольствием подставляли ему свои щёки и носы. Собаки весело резвились в высохшей листве на радость своим хозяевам. Форт Грин Парк жил и дышал по-особенному в этот солнечный день.

Кристофер шёл вдоль огороженного теннисного корта, наблюдая за молодой парой, которая заканчивала игру. Они были почти раздеты. Он забыл, когда последний раз играл в теннис, хотя очень любил его за то, что интенсивная игра быстро помогала отвлечься от плохих мыслей. Хотя в такую погоду невозможно думать о чём-то плохом. В Бруклине вообще не принято грустить. Всё вокруг словно так и шептало: «Расслабься и отвлекись». Крис присел на лавочку, освещённую солнцем, снял душное пальто, оставшись в синей рубашке и вельветовом пиджаке. Он поставил чёрный стаканчик с кофе рядом и закрыл глаза. Дул прохладный ветер, но как только он стихал, то солнце грело плечи ещё сильнее. Он взял в руки кофе, и сделав внушительный глоток, тут же пожалел в этот момент о двух вещах: о том, что забыл дома солнцезащитные очки и о том, что не взял в кофейне дополнительную порцию сахара. Крис посмотрел на часы: до предсвадебной фотосессии оставалось ещё полчаса. Рейчел не пришлось долго уговаривать его на эту авантюру, так как он хотел повидаться с Чаком и Рози – счастливой парой, которая скоро обручиться. Он хотел обговорить с ними детали своего предложения для Рейчел. Та уже успела рассказать Крису, что Чак и Рози решили сыграть свадьбу в Бруклин Хайтс – в престижном пригородном районе. Он много слышал о нём, но бывал там крайне редко. Уникальное расположение делает этот район действительно привлекательным. Разместившись между Атлантик Авеню и улицей Клинтон, Бруклин Хайтс охватывает набережную Бруклин Променад, с которой открывается умопомрачительный вид на Манхеттен. Кроме того, Бруклин Хайтс завораживает в вечернее время, когда на другой стороне зажигаются огни поднебесных небоскребов. Отличный повод, чтобы посетить это великолепное место и начать новый виток своей жизни именно там, с предложения руки и сердца. Кристофер представлял, как спустя годы им будет так приятно возвращаться в Бруклин Хайтс, чтобы предаться приятной ностальгии и освежить свои чувства. С этими сладкими мыслями его кофе казался не таким уж и горьким.

— Кристофер, дружище! Рад тебя видеть! – раздался позади раскатистый бас. – Ты выглядишь, как лондонский денди!

— Привет, Чак! Сегодня прекрасный повод принарядиться, не так ли? – Крис крепко пожал руку приятелю и кивнул миловидной девушке, стоящей рядом с ним. Роуз кивнула в ответ. Сегодня на ней было лёгкое винтажное платье молочного цвета с высоким воротничком, волосы собраны в низкий пучок, а длинная волнистая прядь спадала по правой щеке. Дополняли образ маленькие алые бутоны с зелёными листочками, закреплённые в волосах. Нюдовый макияж с акцентом на губах делал будущую невесту более нежной. Кристофер не удержался от комплимента в сторону Роуз. Глазами он искал Рейчел.

— Она скоро подойдёт, они с фотографом украшают букет в цветочной лавке у входа в парк. – сказал Чак.

Кристофер счёл это прекрасной возможностью для обсуждения своего замысла. Рейчел точно не ожидает такого поворота на свадьбе у своих близких друзей. Чак, услышав намерения Кристофера, искромётно пошутил на тему того, что Рейчел уже словно готовится к собственной свадьбе. Роуз рассмеялась и сказала, что та и правда ответственно подходит к подготовке их торжества, и она только могла мечтать о такой подружке невесты.

— Кристофер, тебе с ней так повезло! – она прильнула к плечу Чака и по-кошачьи заглянула в глаза своему жениху. – Если ты чувствуешь, что это твоё, — то дерзай!

— Да, Крис, мы тебя поддержим! – отозвался Чак.

— Будем дружить парами, а потом – и семьями! – воодушевилась Рози.

— Форт Грин —  прекрасное место для того, чтобы создать здесь семью, дружище. – подмигнул ему Чак. Роуз еще сильнее прижалась к плечу будущего супруга.

Кристофер обезоружено улыбнулся и, сжав кулаки, победоносно выдохнул.

— Ребята, я ваш должник!  Я не хотел бы перетягивать одеяло на себя на вашем торжестве, и я знаю, как это может выглядеть со стороны… но Рейч это оценит! Рад, что вы не против. Теперь – Крис деловито поднял палец вверх – мы должны это обсудить подробней.

— Согласен, до свадьбы ещё две с половиной недели, можно пересечься где-нибудь.

— Я вас понял! Какую кухню вы любите?

— Итальянскую! – в один голос сказали ребята и все трое рассмеялись.

— Тогда решено: я вас угощаю лучшей пастой и пиццей в Форт-Грин, и мы обсуждаем всё в деталях. Подыщу нам прекрасный ресторанчик.

Все так увлеклись обсуждениями, что не сразу заметили Рейчел в компании фотографа. Увидев Кристофера и друзей – она издалека помахала собравшимся ребятам букетом в руках. На её лице играла улыбка, свободной рукой она придерживала коричневую кожаную куртку на плечах. Кристофер заметил, как выбранный ею букет для невесты подходил к её синему шифоновому платью до колена. Но, при этом, среди васильковых цветов гармонично смотрелись такие же бутоны, как и в волосах Роуз. Все радостно приветствовали пришедших.

— Ну что, пока не село солнце – начнём? – с южным-американским акцентом проговорил фотограф. Он выглядел, как студент третьего курса в самый разгар сессии: растрёпанные кудрявые волосы, большие очки в чёрной оправе, потрёпанная куртка-бомбер, джинсы и потёртые красные конверсы. Если бы не увесистый фотоаппарт марки Сanon на шее, то сложно было бы поверить в то, что перед ними — фотограф. Пока ребята готовились к первым кадрам, Кристофер тихонько отпустил шутку про то, что теперь каждый тинейджер в Бруклине может называться фотографом с Сanon в руках и получать с этого немалый доход. Он всё ещё был в эйфории от недавнего разговора и в душе «потирал ладошки». Ничего не подозревающая Рейчел только шикнула на Криса и ответила вполголоса, что парню уже двадцать пять, и он состоявшийся профи в мире свадебных фотосессий. «Он будет за кадром, а не в кадре, поэтому молчи!» — парировала Рейчел. Следующие полтора часа все четверо усердно меняли позы, выражения лица и локации. Кристофер понял, что и впрямь  недооценил фотографа: парень с первых минут начал руководить процессом, деловито заглядывая в свой Сanon после каждого снимка, сдувая кудрявую прядь с глаз. Он требовательно махал руками в разные стороны, то и дело меняя молодых людей местами. Компания не задерживалась на одном месте более пятнадцати минут. Они словно преследовали солнце по всему парку, которое так и норовило спрятаться за пожелтевшими кронами дуба и клёна. На солнце листья словно горели: они так красиво отливали золотом и медью, что ребята были не единственными, кто решил устроить себе памятную фотосессию в этот день.

Последние полчаса были уделены Чаку и Рози. Наблюдая со стороны за процессом, Кристофер всё же не удержался от едкой шутки: фотограф так комично показывал невесте её позы, женственно касаясь Чака двумя пальцами за плечи, что Крис засомневался в его ориентации.

— Тебе только и вешать ярлыки на людей…- обиженно произнесла Рейчел. – Надеюсь, что на нашей свадебной фотосессии ты не будешь ёрничать.

Кристофер поспешил сделать серьёзное лицо:

— Ты что? До нашей свадьбы я вообще не позволю лапать себя чужим мужикам.

Девушка исподлобья взглянула на Криса и показала ему маленький кулачок. Тот успел его схватить и поцеловать. Затем он разжал его и взял девушку за руку.

— Я хотела с тобой поговорить… Серьёзно. – произнесла Рейчел, немного выдохнув. Тут уже напрягся Крис.

— Насколько серьёзно? Если что, то до нашей свадьбы я не перестану ёрничать. – он взглянул на неё с заискивающей улыбкой и произнёс: — Поэтому, придётся жениться, если хочешь, чтобы я изменился.

— Неужели? – она убрала руку из его ладони и, скрестив руки на груди, сказала: — Ты серьёзно считаешь, что женитьба меняет мужчину?

— Меняет только тех, кто действительно любит. – Крис притянул её к себе и понял, что пора уходить со скользкой темы, иначе, он выдаст сам себя с потрохами. – Так о чём ты хотела поговорить?

— Я хотела бы сделать небольшой презент для Роуз, и в этом мне поможет твоя старушка.

— Хмм… Что за презент и какая старушка?

— Ну, та самая швея, которую ты встретил на прошлой неделе, из соседнего Браунстоуна, помнишь? Она поможет мне перешить платье Рози!

Кристофер на секунду задумался, подняв глаза вверх.

— Ах да, с коробками… Я уже и забыл. Она, кстати, звала меня в гости.

— Вот и отлично! Я испеку что-нибудь и сходим к ней уже в эти выходные, иначе я не успею, Крис! – Рейчел залепетала, как маленькая девочка, выпрашивающая конфету перед ужином.

— Сходим, если это для тебя важно. Может быть, заодно спросишь у неё рецепт домашнего печенья…

— Какого печенья?

— Упс… Кажется, я всё съел до последней крошки.

Продолжение следует…
0
07.09.2020
avatar
Анна Крокус

Хочу заявить о себе то, что я ответственная, легко обучаемая, быстро адаптируемая к месту и роду деятельности. Я открыта всему новому и интересному, готова пробовать себя на литературном поприще любого рода. Я начинала с небольших статей и заметок в онлайн-журналах ещё в подростковом возрасте, а пришла к серьёзной художественной прозе. На данный момент я работаю над повестью и сборником рассказов, а в планах у меня - два романа, идеи которых я вынашивала несколько лет. Я пишу с самого детства и являюсь самоучкой. Писательство и работа со словом захватывают меня полностью, и я отдаюсь этому процессу с особым самозабвением. Мне не нужно вдохновение, чтобы начать писать, обычно вдохновение находит меня само. Я нахожу в художественной литературе своё незыблемое призвание, так как страстно люблю путешествовать по чужим судьбам и во времени, в том числе. Мало знакома с творчеством писателей-современников, так как предпочитаю литературу 20 века, а в особенности - мировую классику. Я пишу о том, что волнует меня, а не других, так как время - очень изменчивая и капризная дама, ей никогда не угодишь. Сегодня ты не угадаешь, что будет популярно завтра. Я настроена на результат и смакую процесс продвижения к нему! "То, что сделано с любовью - обречено на успех". Проверим?
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today Litres Litnet
108

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть