Лунная дева

   

…вредная профессия..

          Комфортная поза. Черновики разбросаны вокруг дивана, потому что ему было удобнее делать наброски текстов на реальной бумаге. Соклов стучал по клавиатуре. Она пришла к нему во сне, протянула свою руку, поманив за собой. А теперь он посвятил ей пьесу. «Придёт ли она опять?» — думал Соклов.
Прошло около трёх часов как стемнело, ноутбук освещал комнату и его вдохновленное лицо. За дверью послышались шаги, затем стук. Соклов никак не отреагировал. Дверь легонько приоткрылась, лицо женщины заглянуло внутрь. Увидев, что муж пишет, она хотела уйти. Но передумала:
— Все пишешь, а время уже позднее. Может пойдёшь в кровать?
Соклов не обращая внимание, продолжал печатать текст.
— Женя! Оторвись, нельзя так много работать! Прошу, пойдём спать, — жена Соклова предприняла ещё одну попытку.
—Ты меня отвлекаешь! Выйди! – отмахнулся он от неё.
—Нет!
— Даша, я пишу! Не мешай! Иди в постель, — повышеным голосом сказал Соклов.
—Женя, ты с утра сидишь здесь! Ничего не ел небось!— она присела рядышком.— Мне не уснуть без тебя, пошли в кровать. Я беспокоюсь.
— Ты издеваешься!—закричал Соклов.— Видимо, моя дорогая жёнушка забыла, что это наш хлеб!
—Не кричи на меня! – её голос задрожал. — Ты не безразличен мне, твоё здоровье. Не нужно так себя истязать. Я вышла за тебя, а не за твою профессию. Она не очень хорошо влияет на тебя, Женя. Смени её на что-нибудь другое, на ту, которая не будет вредить тебе.
—Это не профессия – это призвание!—Соклов закрыл ноутбук и поднялся с дивана. Затекли ноги, он начал прохаживаться по комнате. — А может тебе мужа сменить, а?
—Глупости, я люблю тебя!
—Тогда иди и не мешай!
Она собиралась возразить, но Соклов грубо схватил её за руку и вывел из кабинета. Она яростно крикнула. Схватила лампу и швырнула в дверь.
Соклов прикрыл глаза пальцами, вздохнул. Он резким движением смахнул листы. «Как же ты задолбала!»—заорал он в сторону двери. Женя растянулся на диване, положив руки за голову.

… о Лунная дева…

         Что-то яркое осветило комнату. Соклов поморщился, неохотно открывая глаза. Над ним склонилась девушка. Её длинные, угольные волосы падали на его тело. В её глазах, он разглядел множество ярких точек, напоминающих звезды. Девушка выпрямилась и протянула ему руку. Соклов приподнялся на локтях. На свету её волосы отливали синим, а кожа серебром; лицо девушки спокойно, и кажется, не выражало никаких эмоций; движения плавные – умиротворяюще. «Ты прекрасна, — произнёс он. Женя потянулся к ноутбуку. – Я почти закончил пьесу, она о тебе.»—он повернул в её сторону ноутбук. Девушка не обратила на это внимание. Она будто не слышала его. Девушка все ещё протягивала к нему руку. Соклов положил свою ладонь в её.
Он огляделся и спросил: «Где мы?». Девушка молча вела его за собой. Они поднялись по ступеньками и остановились у ворот, сплетённого из дикого винограда. На них было множество ярких точек, как в её глазах. Ворота распахнулись. Он последовал за ней, но что-то не давало пройти ему через проход. «Не отпускай мою руку», — тихо сказала девушка. Соклов улыбнулся, он был рад, услышать её голос: «Что ещё мне нужно сделать, чтобы ты, говорила со мной. И наконец, скажи кто ты? — девушка молчала. — Хорошо, — он покачал головой, — буду называть тебя Лунная дева, как в моей пьесе,—Соклов отвернулся от неё. — Ты каждый раз ведёшь меня сюда, на эту башню, зачем?» — но он знал, что не получит ответа. Соклов положил руки на каменный подоконник, высунувшись в оконный проём без стекла. Наверно, хотел уловить ветер, но было тихо, как в замкнутом пространстве. Лунная дева положила руку на его плечо. Женя вздрогнул, её ладони стали холодными. Девушка отошла, когда тот выпрямился и взглянул на неё. «Что я тут делаю? Зачем ты, меня сюда привела! – он не сдержался, ему надоели эти игры. Он хотел ответов, хотел знать. – Хорошо, продолжай свою молчанку, я возвращаюсь домой!»
Соклов развернулся, чтобы уйти. Его окружали стены, выхода не было.
—Что дальше! – он подавил в себе раздражение. – Что это?- его стопы были мокрые.
—Это слезы плачущих по ночам, — все также спокойно отвечала Лунная дева.-Ты вернёшься домой, не беспокойся.
— Я не беспокоюсь, просто не понимаю, что делаю здесь, а ты , не объясняешь! «…слезы плачущих..»- бесподобно, — промолвил он с насмешкой.
—Можешь взять себе немного слез,
—У меня свои есть,
—Не уверена,
Соклов хотел злится на неё…но не мог…почему-то не мог.
Лунная дева уверенно подошла к Соклову. Она поцеловала его в лоб и когтями вонзилась в голову. Он закричал от боли, но раскрытый рот не выдавил ни звука.
Тело стало ватным.
Как по щелчку Соклов открыл глаза. В комнате стоял спёртый воздух. Он поднялся, раскрыл шторы и окна. Соклов прошёл в ванную. Рассмотрел себя в зеркале, все было нормально.
Соклов протирал мокрое лицо полотенцем, когда зашла жена:
—Доброе утро, или добрый вечер! — сказала она.
—Уже вечер?
—Да, вечер. Будешь ужинать?
—Да,
—Надень что-нибудь посвежее,
Он снял футболку и кинул в корзину для белья.

…семейные драмы…

       Даша поставила перед ним тарелку с бутербродами. Соклов с непониманием уставился на неё:
— Бутерброды?
—Твой ужин. Что-то не так? – Даша ковыряла вилкой в тарелке. – Ужин который ты заслужил, — сказала себе под нос.
— Я сутки крошки не брал в рот, а ты мне это предлагаешь?
— Холодильник не на замке,
Соклов выбросил бутерброды. Он взял ключи от машины:
— Поем в другом месте, раз моя жена такая себе кухарка,
— Сволочь! — она толкнула его. — Каждый день устраиваешь сцены, а на следующий день как не бывало! Ни извини, ни прости! А я хожу перед тобой всепрощающая с натянутой улыбкой. Мне неприятно…мучительно от того, как со мной обращаешься…— она вышла на балкон.
— Успокойся, — выдавил из себя Соклов. — Что-ты раздуваешь драму,
— Я все ночь плакала, — Даша смотрела на проходящих прохожих. — Если ты нашёл другую, я тебе надоела – может тогда развестись?
— Нет, ты что, у меня нет другой, только ты. Накручиваешь себя из-за какой-то мелкой ссоры,
— «…из-за какой-то мелкой ссоры…»—передразнила его Даша. — Почему же тогда она не прекращается! Я будто бы раздражаю тебя,
— Чушь,—Соклов приобнял её. Он вспомнил прикосновение Лунной девы, и боль которую ощутил, когда она вонзила в его голову когти. Внутри, словно буря заиграла, в груди что-то сжимало. Даша повернулась к нему. Вместо жены Соклов увидел Лунную деву. Он отшатнулся, сделал несколько шагов назад, врезался в балконную дверь.
—В порядке?—Даша взяла его за руку.
Лицо жены вернуло прежний облик.
—Все окей, — растеряно ответил Соклов.

…твоя душа принадлежит мне…

         Женя Соклов отправился спать с женой, не хотел заканчивать день скандалом. Пастель уже казалась ему чужой. Ворочался, не мог заснуть. Даша тихо сопела, лёжа на спине, одна рука расположилась на груди, другая вдоль тела. Он аккуратно поднялся и направился в комнату где работал.
Там, сидя за столом, Соклов продолжил писать пьесу. «Опять Даша будет недовольна»—пронеслось у него в голове. Он облокотился на спинку стула и тупо смотрел на текст. Он понимал, что ждёт…ждёт её: «Придёт ли Лунная дева сегодня?— А ты хочешь?». Да, он очень хотел её увидеть, сильнее чем до этого.
Глаза Соклова устали от синего экрана. Закрыл крышку ноутбука. Включил настольную лампу, и несколько раз прокрутился на стуле. Он бы вернулся в пастель, но если она появиться? А он не хотел видеться с Лунной девой в компании жены, пускай и спящей.
Настежь открытое окно, впускало шум улиц: автомобили; веселые и пьяные молодые люди, смех и разговоры которых, перемешались и были неразборчивы. Ночь не выпускала их из своих объятий. Они пробудут с ней до утра и только тогда успокоятся, уставшие в своих, чужих кроватях. Может, и Соклов просидит до рассвета на своём стуле, в ожидании Лунной девы. Он допускал такую мысль. Но все же держался за призрачную вуаль надежды.
Соклов выключил лампу. Фары автомобилей то и дело блуждали по потолкам. Он уложил голову на спинку стула, его веки прикрылись, расслабленное тело стало невесомым.
В коридоре раздались шаги. Соклов не мог понять слышит он их во сне или нет. «Даша,—возникло в голове. — Начнётся драма акт третий». Только вот в комнату вошла не Даша, а она, та которую он ждал. Шлейф платья Лунной девы плавно скользил по полу.
— Сон не идёт к тебе?—спросила она.
— Ждал тебя, — сказал Соклов.
— Знаю. Ответь мне: ты, хочешь быть со мной, уйти в башню ночи ? — Лунная дева ласково провела когтями по его руке. Соклов взглядом уцепился за движениями её пальцев. Нарезками вспыхнуло в памяти, как погрузила она острые когти в его череп, вспомнил стекающую кровь по границам его лица. Боль резко ударила в голову, он сбросил её руку. Лунную деву это не смутило. Она села ему на колени, обвила рукой его шею. Она прошептала: — Твоя душа принадлежит мне, твои мысли принадлежат мне. Ничего с этим не поделать. Укроти гордость, ведь я знаю, что ты выберешь меня, — она ткнула указательным пальцем ему в лоб,—потому что я здесь: в твоих мыслях.
— Что ты, со мной сделала? — его сердце стучало.
— Я? Ничего. Я пришла, чтобы вдохновить тебя, но при виде юной, красивой девушки внутри все забурлило, не так ли?—она усмехнулась. — Ты решил ей завладеть. О да, и не отнекивайся, ты же не мальчик. Женя, ты сам пошёл за мной…сам этого захотел,
—А ты, позволила,
—Почему нет?
—Стала разговорчивей,
—Я разговариваю со своими любимцами…время от времени,
Лунная дева прошлась вдоль книжных полок:
—Все прочитал?— но Соклов промолчал. Она осматривала комнату: не большая, сюда вмещался серый диван, Соклов чаще писал на нем, нежели на грубом, деревянном столе, который он планировал выбросить, а может продать, этот стол отдал ему сосед, так как был ненужен и зря занимал место; широкое окно прикрывала прозрачная занавеска, цветов в комнате не было, весела парочка картин, которые написал его покойный брат -это было его хобби, шедевры выдавить из себя он не смог, работы не покупали, поэтому он бросил затею заработать на своём творчестве. Эти картины — единственное, что от него осталось , все остальное, включая и брата Соклова, сгорело при пожаре. Он был слишком тонким человеком, не выдержал сурового людского мира, людской игры…людских правил. И таким образом он решил закончить своё существование. Соклов всегда поддерживал брата, но видимо в нужный момент его не оказалось рядом. Не тогда и не сейчас, Соклов не испытывал чувства вины, за то что не удалось помочь брату…понять его, предотвратить случившееся: «Мы не всегда можем предугадать мотивы другого человека. Мое сердце стонет , от того что брат ушёл так рано и таким образом. Но таково его решение…он сделал свой выбор».
Лунная дева аккуратно сняла диадему, и вытащила из неё камень в форме месяца. Она отдала его Соклову.
—Зачем он мне?—Соклов вертел в руке переливающийся камушек, края которого были острыми.
— Мой тебе подарок. Сейчас, ты не готов идти со мной, а жаль…подумай. Как решишь уйти в башню, с помощью этого камня сможешь позвать меня, а до тех пор не жди моего прихода, — она не оборачиваясь вышла из комнаты.
—Стой!—Соклов выскочил за ней. Шлейф её платья удалялся в глубинах темноты. Ногой он обо что-то зацепился, и свалился на пол. Он поднял предмет виноватый в его падение, это оказались туфли жены: «Черт! Разбросала свою обувь». Конечно, он уже не надеялась догнать Лунную деву. Соклов поднялся, пнул туфли: «Где камень? С*ка! Где этот чертов камень! Вот ты где, гаденыш» он поднял камень. Спрятав его в тумбочке стола, Соклов зашёл в спальню. Даша все также лежала на спине, ночнушка чуть задралась, выставляя на показ обнаженное бедро. «Кого ты выберешь, а?»—задал себе вопрос Соклов. Он поцеловал жену в плечо. Ещё несколько минут он смотрел на потолок, затем его веки медленно сомкнулись.

…моя энергия…моя сила – ты…

Соклова останавливало уйти с Лунной девой. Что, затерянные чувства к жене? Страх перед неизведанным? Но его волновал одни вопрос: что ей нужно от него? И что же ждёт его в башне ночи?
В эти моменты раздумий, он крутил камень-месяц в руках. « А как же Даша, что будет с ней? Оставить ей записку? Она переживет, найдёт себе мужа с не такой «вредной профессией», будут вместе ложиться спать, будут вместе есть, и воспитывать детей…вместе. Забуду эту жизнь…а может даже забуду кто я. Кто такая Лунная дева и что меня ждёт там с ней? Уйти, куда, и смогу ли вернуться? Если я выберу Лунную деву, то никогда не вернусь, захочу того или нет, она не отпустит. Как тогда вцепится в меня когтями. Буду бегать как пёс, ожидая пока дадут воду и еду, но для этого придётся дружелюбно вилять хвостиком и лизать руки своей благодетельнице. Нужно ли мне это? Для чего мне уходить с ней, она сама мне не объяснила, ей просто так нужно…такая у неё прихоть». Пускай Лунная дева обещала не приходить, пока он её не позовёт, в мыслях все же к Соклову являлся её образ, чтобы не забывал её, чтобы сделал правильный выбор- выбрал её. Сдайся Соклов, ведь Лунная дева хочет этого…сдайся ей. «Она уже владеет мной…я уже её пёс…»
«Пора с этим заканчивать! Решайся…» — он сжал камень-месяц в кулаке. Его острые края вонзились в плоть Соклова. Больно не было, словно это вата. — «Ну что же приходи Лунная дева».
Соклов нервничал. Он опустошил стакан. Не находя места бродил по кабинету. Даша уже спала. Он позвал её, она должна была появится. «Где она, где?»— он достал пачку сигарет, она была пуста. Соклов смял пачку и бросил в открытое окно.
— Со мной тебе будет лучше,—раздался тонкий голос из-за спины. Соклов резко повернулся. Он сделал несколько шагов в сторону:
—Уверена ?
— Ну кончено! Ты же позвал меня за тем, чтобы я отвела и показала мой чудесный мир! И я с удовольствием разделю его с тобой,
— Может, я собрался попрощаться,
— О нет, ты как и все пойдёшь со мной. Ну скажи, Женя, разве можно устоять перед моей совершенной красотой! Выбор всегда в мою пользу,
— Лицо лишь маска, а вот что скрывается под ней?
— Хочешь знать? Так я покажу, когда окажемся в башне ночи, — она ласково протянула к нему руки.
— Хочу знать одну вещь: зачем я тебе сдался? Только не лукавь,
— Ох, я никогда не лгу. Пытаешься меня задеть? Не получится. Ты так ярко сверкаешь, Соклов, пойми же это и прими. Твои мечты, твои стремления. На этом темно-синем небе среди других звезд ты будешь сиять и вдохновлять новые расцветающие звезды. Но помимо этого и я буду жить, потому что моя энергия…моя сила – ты! В ту нашу встречу я не смогла удержаться и попробовала тебя, надеюсь тебе не было больно…и нет, меня интересовала не кровь, а твои мысли и идеи. И право они восхитительны на вкус! — Лунная дева приблизилась, все ещё протягивая руку. В её глазах читалось нетерпение.
Соклов отрицательно завертел головой. Он ступал назад, отделяясь от неё:
— Нет! — Соклов со всей силы сжал камень, и на этот раз он оказался хрупким, всплеском разлетелся в пыль. Яркая вспышка. Секунда, и все пропало. Соклов стоял один. Его мысли пришли в порядок, в них больше не было манящей к себе Лунной девы. Все вышло случайно, он не знал, что именно так сможет изгнать и избавиться от неё. Это случилось внезапно…неожиданно, он даже не успел осознать и прочувствовать произошедшее. Вот и все? Конец? Ушла ли на всегда?

…под сигаретный дым…

Следующий день выдался пасмурным. Пока Даша готовила завтрак, Соклов выскочил в магазин за пачкой сигарет. Даше нравился их дым, поэтому мужу она позволяла курить в квартире. Чаще это бывало когда она возилась на кухне, Соклов садился за стол, закуривал. Он вдохновлено рассказывал о своей писанине, а она слушала, стуча лезвием ножа о досточку нарезая кружочками огурец, либо пробуя половником, варящийся суп. Они не часто проводили время вместе, потому что Соклов обычно сутками писал в кабинете, иногда на балконе…но это если Даши не было дома.
Дождь встретил Соклова как только тот вышел из подъезда. Но он не хотел возвращаться: «Магазин рядом, а дождь -это не пули». Соклов шёл прогулочным шагом, ему вдруг стало все равно, он хотел чтобы капли стекали…хотел промокнуть: «Может, дождь смоет с меня всю грязь, которая прицепилась.…Черт, где твой оптимизм, или в гости зашла тетушка хандра?».
Щёлкнул дверной замок. Соклов вытащил пачку сигарет в надежде, что она не промокла.
—Следовало взять зонт, — донеслись до него, встречающее слова Даши. —Ты промок,
—Все нормально. Два шага до магазина, — он удивился, что его слова прозвучали без раздражения. Его взгляд остановился на жене. —Забыл какая ты красивая,
Даша промолчала, и робко улыбнулась, как в их первую встречу. Она почувствовала между ними тепло, которого уже давно не ощущала.
Завтрак остывал. Соклов понял как голоден. Глотая, опустошил тарелку. После он молча выкурил сигарету.
— Я давно не интересовался твоими делами, — Соклов оставил потушенную сигарету в пепельнице, дым от которой заполнял кухню.
—Ты в порядке Соклов? —усмехнулась Даша
— Со мной? Хорошо все со мной,—он накрыл ладонью её тонкие пальцы.
—Действительно хочешь знать как мои дела?
—Да,
— Сегодня чудесное утро, я получила внимание от человека которого люблю, так что мои дела отлично! Как пьеса?
— Остался конец. Налью ещё кофе,
— И мне, — Даша улыбаясь протянула кружку
— С каких пор ты пьёшь кофе? —Соклов бросил на неё удивленный взгляд
— Сигаретный дым и дождь пробудили охоту

0
13.08.2020
avatar
Галина Кэ

Начинающий автор
Мои работы на Author Today Litres
94

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть