Луна и Небо

Прочитали 237

Василиса Лунная

 

1 Луна и Небо.

Однажды, небо спросило у луны: «Луна, почему ты такая не постоянная? То большая и круглая, то маленькая и незаметная!»

Луна ответила небу: «Чтобы всегда быть с тобой. Когда тебе грустно — я стану больше и закрою тебя. Когда весело — я стану следовать за тобой и веселиться, смотря на тебя. Я всегда буду с тобой. Не важно, днём или ночью. Я буду светить лишь для тебя. Всегда указывая путь к себе…» Хроника четвертого слоя. От Хаоса.

Пролог.

 

— Хранитель! Хранитель! — неловко бежал, по длинному, старому коридору с множеством дверей, взъерошенный парнишка. — Хранитель! Где же вы?

Он безуспешно звал и кричал, открывая все двери на своём пути. Обдавая эхом громоздкие, на первый взгляд, стены. И так продолжалось со следующим коридором. А за ним, с ещё одним. Веками потрёпанные свитки и старинные фолианты небрежно свисали с руки, угрожая упасть и сильно испортиться.

Но мужчина, натренированным движением, юрко возвращал беглецов обратно.

— Ну, где же вы? — обреченно выдохнул светлый одуванчик. — Мы и так тянули больше трёх веков в одном мире и не меньше в другом. Хронология ждать больше не может! — Причитал он. И уже тише добавил. — Почему именно меня направили работать с ним?

Но нужно было отыскать хранителя порядка миров, как можно быстрей и начать заполнять хронографию. Понимая это, он снова вздохнул и сорвался на бег. В который раз открывая эти многочисленные двери и заглядывая внутрь, в надежде отыскать хранителя.

— Наконец-то! — за одной из них возбуждённо ходил нужный ему индивид. — Наконец! — мужчина, старше самого одуванчика, азартно раздавал свой радостный голос всем стенам. — Есть недостающее звено! — он всматривался в зелёный шар и смеялся.

Парнишка немного притормозил у входа, успев обдумать, с каким неуравновешенным индивидом он работает.

— Вы и так влезли в два мира! Третий – и мироздание не выдержит! — говорил известную всем хранителям истину летописец. Всем остальным хранителям, естественно, но хранителя порядка, видимо, эта истина обошла стороной. — Нам нельзя вмешиваться в естественный ход миров!

— Кто из нас Хранитель!? — начал мужчина, предоставляя благородную седину на висках, при этом демонстративно вставая то одним боком, то другим. — Ты черниловед! Вот и занимайся своими чернилами! — подошёл хранитель к парнишке и поправил ему сбившуюся серую накидку. — А мне не мешай весел… Кхе-кхе! — наигранно закашлялся хранитель. — Вернуть всё на законное место! — развернулся он и бодро зашагал к шару.

— Вы явно хотели сказать другое. — Тихо заметил одуванчик. Светлые волосы летописца так и торчали взъерошенным ёжиком, как бы их не укладывали. Они постоянно лови ясные лучи, делая его голову слегка рыжей.

— Вперёд! — не слушая его, вещал хранитель в просторную и, не считая алтаря по середине, пустую комнату. — За грани! — а потом мужчина растворился в атомах и звуках.

— Подождите! — спохватился юнец. — Хроника не может больше ждать!

Но ему не ответили. Летописец, у которого всегда куча работы, благодаря одному субъекту, растерянно смотрел на зелёный шар по среди комнаты. Магический артефакт поддерживала некрупная с узорами из цветов ножка – это и был алтарь. А шар, по воспоминаниям одуванчика, в зависимости от мира менял цвет.

— Ты чего стоишь? — удивился вернувшийся страж порядка, забыв свою любимую трубку на этом алтаре. И схватив за шкирку паренька, потянул за собой.

— Но… — звук недосказанной фразы паренька растворился в стенах, которые вечно хранили молчание.

Старинные фолианты и пергаменты упали на пол, открывая пустые листы.

В комнату медленно вошла немощная старушка.

— Ходят тут всякие! Мусорят! — начала кряхтеть она, взмахивая руками, быстро очищая от пыли и ненужных проекций стены, потолки и пол. — Атмосферу будоражат! «Тонкий план» опять налаживать! — всё бубнила она, не прерывая манипуляций. И убедившись, что на всех «планах реальности» санитарная чистота, ушла дальше по коридору. — Ходишь тут за всеми, убираешь! Хоть спасибо кто сказал…

Глава 1

— Не позволю! — бешено, плюясь слюнями на паренька, кричал его собственный отец. Хотя на вид пареньком он казался из-за моложавости его расы. Белые волосы так же являлись отличительной чертой, но не основной!

Хоть сам высокий парень и стоял далеко внизу, вначале красной дорожки подножья трона, но капельки слюны всё-таки долетали до него. Его большие аквамариновые глаза сияли твёрдой решимостью. Даже тогда, когда собственный отец был не согласен с ним. Но также белокурый парнишка знал, что именно сейчас перед ним не его родитель, а сам король. Злой, и уверенный лишь в своей правоте – правитель дагурмов.

— Ни один Дагурм не будет мешать свою кровь с другой расой! — поучительно орал он. — Да ещё на ней! Де-лом! — каждое слово короля сочилось ядом. Раньше сильное, уверенное лицо с парой морщинок правителя, теперь скорчилось и перекосилось.

И белые волосы короля вовсе не были седыми. С таким цветом рождались все дагурмы и жили они с ними до самой смерти. Их называли: «белыми облаками, оседлавшими тучи». Как раз такая туча и была позади короля. Огромный чёрный ящер. Дракон! Его чешуя чёрной бронированной кольчугой, верно защищала и от магии, и от физических атак. Даже среди своих сородичей – этот дракон был самым крупным и безупречно чёрным. Такой чистый цвет мог говорить только о высокой магической силе самого ящера и его духовного брата – короля.

— Дагурмы всегда ловили ветер. — Произнёс парниша, непреклонно смотря на своего отца. — И я буду ловить свой!

— Не сметь! — не хотел слушать его король, он даже вскочил со своего трона.

— Наш союз может закончить эту затяжную войну!

— Я не позволю! — голос короля затрясло от злости.

— Бесконечные кровавые битвы закончатся.

— Мы сильнее этих низких! — рычал король.

— Южные земли полностью почернели от крови наших братьев дагурмов и драконов. Там уже не различишь, какая наша, а какая деломов! — махнул парниша в сторону тех краёв. — Пора это заканчивать!

— Не тебе решать, о прекращение войны. — От чего-то успокоился король и его косое лицо снова приобрело уверенность и величие.

— Победителей в ней не будет, отец. Мы все поляжем на том поле.

Король прищурился. Его дракон открыл жёлтые глаза и издал глухой рык, от чего затряслись своды стен.

— Я тебе не отец. — Тихо произнёс мужчина, от этих слов его сын опустил глаза. Это случилось в первый раз, когда Хаэн опустил свой взор. — Я твой король! И мои приказы не обдумываются.

— Значит… — Хаэн полностью убедился, что дагурм восседавший перед ним на троне, теперь окончательно был непреклонен, как эта гора, на которой они родились и которую с этого момента больше не считает своим домом. — Я буду следовать своему ветру. — Твёрдо произнёс мужчина и поднял глаза. — Мой ветер унесёт меня и Матти в наш новый дом, где нет войн. — Сказав это, Хаэн развернулся и пошёл проч.

— Как ты посмел произнести имя этого делома на землях дагурмов?! — король снова сорвался на крик. — Не видать вам в этих мирах совместного счастья! — рычал и кричал вдогонку король. — Слышишь! Никуда тебе не уйти! Дагурмы никогда не смешают свою кровь с другими! Проклинаю! Проклинаю! Нелюбовью проклинаю.

Проклятие собственно отца долгим эхом неслись в спину Хаэна. Они больно били по его крыльям, но мужчина шёл молча, не прогибая спины. Всё что он хотел сказать отцу, было произнесено.

— Не один мир вас не примет, проклятых детей! — эхом доносились прощальные слова отца перед тем, как он вышел из замка.

Просторное небо звало во всех направлениях. Но мужчина с улыбкой знал куда направят его крылья. И серый Небус полетит вместе с ним. Его друг, товарищ и единственная оставшаяся с горы семья.

— Мы теперь свободны. — Сообщил он своему ящеру, смотря тому в ярко-жёлтые глаза.

— Привет, братишка. — Весело крикнул из далека прилетевший дагурм. Он слез со свей красавицы Нирти тёмно-фиолетового дракона и в пару прыжков прискакал к брату. — Что, отец не в духе?

— Теперь он только твой отец, Ангус. — С улыбкой произнёс Хаэн.

— Ха. Поссорились? Да ладно! Завтра же помиритесь, не бери в голову. Ты же его знаешь! Упрямый! Весь в тебя!

— Я ухожу!

— На охоту?

— Нет. Я ухожу вместе с Матти. — Хаэн повернулся и посмотрел на бывшего брата. Он заметил, как побледнело лицо Ангуса; как нервно дёрнулся уголок его губ.

— Ты сказал это отцу?

— Да. И был проклят за это. — Легко улыбнулся Хаэн.

Ангус посерел. Всё его тело напряглось от шокирующего известия. Скажи слова проклятие кто-нибудь другой – это можно было бы пропустить мимо ушей. Но слова короля – самого сильного дагурма… Ангус не знал, что могло произойти тогда. Нирти припала к земле и замерла.

— Не переживай! — хлопнул Хаэн своего бывшего брата по плечу. — Проклятие било только по моим крыльям. Но мне всё равно. Я люблю Матти.

Хаэн распустил свои чешуйчатые серые крылья и махнув ими пару раз оторвался от земли. Он полетел туда, где ждала его любимая. Мужчина знал, что и её разговор с собственным отцом не удался, а значит им обоим нужна поддержка друг друга. Небус совершил тяжёлую пробежку и нехотя оторвался от гладкой вершины.

Эти двое даже не повернулись на прощание в сторону своей родной горы. Самая высокая точка в этом мире! Вершина той уходила в облака, которые скрывали огромную плоскость, где со всех сторон всегда дуют разные ветра. Хаэн и Небус всегда любили ловить их в своих крыльях. Конечно, в то время, когда не было этой никчёмной войны…

— Отец! — забежал в помещение Ангус. Но тут же остановился и замолчал.

Король его не слушал. Он его даже не заметил. Внимание правителя было полностью приковано к старцу.

— Вы поступили мудро! Негоже отпрыску делома и дагурма ходить под этим небом. — Голос старца был убаюкивающим и бархатистым. Он всегда ходил в серой простой рясе и с обычной палкой вместо магического посоха. Хоть голова старика и была белой, но ничего общего с дагурмами тот не имел. Этот маг был единственным исключением, кому разрешалось находиться на горе, не имея в своих венах кровь дагурмов. И в этот момент Ангус понял, что совершил самую главную ошибку, приведя этого старца в собственный дом. Молодой дагурм видел, как проклятье, что послал вдогонку отец своему сыну и брату Ангуса, медленно, паутиной охватывало крылья родителя. Парень повернул голову и посмотрел на своё отражение в блестящей колоне. И его крылья поражала эта чёрная паутина. Ангус испугано посмотрел на старца. Тот улыбался доброй и мягкой улыбкой, как он делал это всегда. Подмигнув Ангусу, маг предложил королю сделать нападение на деломов более жёстким.

Много веков спустя. Земля.

На календаре было 27 Декабря. Обычный, тихий день, насколько это возможно в условиях города. За окном стояла солнечная и морозная погода, как и полагается месяцу. Тина лежала в постели и рассматривала потолок, как будто там висела живописная картина. На её безразличном по утрам лице не было ни одной эмоции, даже глаза, не сверкали жизненной силой.

Тишина окутывало всё пространство. И если закрыть глаза, было ощущение вакуума, ни звука, ни шороха, только равномерный и приглушённый ход часов. Солнце, играло на стенах и подсказывало, что пора б и честь знать: вставать, веселится и радоваться новому дню! Но к утренним подъёмам, вот прям сердце не лежит! И девушка, долго не думая, перевернулась на другой бок, сладко закрыла глаза. Решила всё же досмотреть свой сон, про какого-то чудика в странной шляпе и клоуна. А может, это был один и тот же человек?

Не успела Тина, мирно спустится в мир фантазий, как кому-то понадобилась её скромная персона. И на всю комнату раздалась противня мелодия гудка телефона. Тина укрылась с головой одеялом и сделала последние попытки уснуть. Но мобильный оповещал своей мелодией, что звонивший человек настойчив. Дурачина!.. Тина не так проста, как кажется! Без боя она не сдастся! Девушка раздражённо залезла под подушку. А там так тепло и уютно, что ей стала безразлична нудная мелодия. Пускай трезвонят сколько хотят! А если срочно нужна – ещё позвонят.

С такой простой логикой Тина не заметила, как телефон перестал гудеть. И наконец, она со сладким причмокиванием, перевернулась на другой бок, не вылезая из-под подушки, без сопротивления отдавалась в объятия Морфея. Но получить свой заслуженный приз, Тина так и не смогла.

— О-о-о… — раздался недовольный стон из-под горы мягких подушек и одного одеяла.

В дверь звонили, стучали настойчиво, и энергично, что весьма раздражало Тину. Но вылезать она не думала. Слишком тепло было в коконе из одеяла и нарушать такую идиллию девушка не хотела.

Даже, когда в замочной скважине повернулся ключ, Тина глубоко в душе верила, что это сон. Но призрачная надежда развеялась, как мимолётная иллюзия с первыми криками.

— Да ты издеваешься! — крикнул с прихожей женский голос. Тина прямо слышала раздражённое хлопанье дверью. Но подниматься не спешила. Она выжмет из этого лежания всё! — Ты чего трубку не берёшь? Не открываешь? Я же знаю, что ты дома! Хорошо, что у меня ключ от двери запасной был!

Тина слышала, как нервно были брошены снятые сапоги, и девушка поняла, что это – её максимум! Злобный друг пришёл будить. Девушка прям чувствовала всей кожей недовольное дыхание подруги в её комнате.

— Не притворяйся дохлым бревном. Я знаю, что ты не спишь! — Сердито проговорила она. — И не думай, что, если ты не отвечаешь – я уйду!

— Блин… — обиженно проговорило одеяло.

— Ты опоздала! — недовольство прям распирало подругу. И Тина это ощущала, от чего выползать и тёмного, тёплого и безопасного кокона, хотелось ещё меньше! Но зная Надежду…Тина неохотно показалась на свет божий сама. Рождение мотылька состоялось!

— Извини. — с сожалением смотрела девушка на своё одеяло. Как же она будет по нему скучать! — Я просто приходить не хотела.

— Ты издеваешься? — спросила Надя Тину.

— Нет. — Честно ответила та.

Подруга закатила глаза и вышла из комнаты. Иногда ей хотелось просто придушить эту давку и забыть, закопав её где-нибудь в саду. Да только зная Тину, та только дохлой притвориться, лишь бы её не трогали лишний раз, а когда выспится, придёт… И сожрёт всё в холодильнике!

— У тебя пол часа! — крикнула Надя из другой комнаты.

— Ты же сказала, что я опоздала. — Чуть повысила голос Тина, что бы её услышали. А внутри, рушились все надежды и мечты!

— Я солгала! — легко призналась подруга.

— Кто ещё издевается! — и Тина легла обратно.

Но в комнату вошла подруга с пульверизатором и прицелилась в Тину.

— Серьёзно? — бровь лежачей поднялась в недоверии что она это сделает.

Но подруга даже не колебалась. Она без зазрения совести пшикнула водой в Тину. Девушка вскрикнула и попыталась спрятаться под единственной защитой – одеялом.

— Не уйдёшь! — прикрикнула Надя и кинулась его срывать, не забывая стрелять водичкой в оголённые части тела Тины.

Сон ушёл мгновенно, даже сонливость пропала не попрощавшись.

— Да встала я! Встала! — крикнула Тина и правда стоявшая на полу. — От куда в тебе столько силы? — поморщилась девушка, вытирая рукой воду с лица.

— Не думай, что если я на вид хрупка, то так оно и есть. — Промурлыкала Надя, поправляя свои чуть выбившиеся золотистые локоны. И наблюдая, как Тина пыталась вытереть руками влажное лицо добавила. — Зато умылась!

—Зато умылась! — передразнила Тина свою подругу и пошла на кухню. — Тональник лучше свой смой. А то лица нормального не видно. — Крикнула она уже оттуда.

— Этот «тональник» стоит дороже, чем твоя машина. — Надя поднялась и пошла следом за подругой. Нет, семья Надежды не на столько богатая, чтоб позволить себе яхту, или билет в бизнес класс. Просто ценности у каждого свои.

Заглянув на кухню, она увидела, картину маслом под названием: «Открытая дверь холодильника и наблюдательная задница».

— Надеюсь ты его застраховала! — проговорила задница.

— Надеюсь ты его застраховала. — Теперь Надя противным голосом передразнила Тину. — Нагоняй, обеспечен если опоздаем! Поторопись! Почему я должна волноваться за твоего босса больше тебя самой? Я у вас даже не работаю!

Наконец Тина вылезла из холодильника. Тем самым местом, который выглядывал и цепко следил за всем происходящим, захлопнула дверцу. В зубах свисали две сосиски, в одной руке кола, в другой торт.

Подруга закатила глаза.

— Ты просто бог завтраков, обедов и ужинов! Сладкое между первым и вторым. А нет! И первое, и второе тоже сладкое. Тебя уже не исправишь! Сколько раз говорить язву заработаешь!

Тина уже освободилась от сосиски и наливала в бокал колу.

— Да-да, мамочка… — равнодушно промямлила Тина. — По утрам завтрак должен быть лёгкий и здоровый.

— Ну конечно! Особенно, если это завтрак осуществляется вечером. Всё равно, он должен быть лёгким, незатейливым: например, кусок торта, закусываемый сосисками. — Театрально драматизировала подруга.

— Не-е, не правильно! Я сосиски закусила тортиком! Торт – это же хлеб, пусть и сладкий. — Уламывая за обе щёки кусок сладости, поправила свою подругу Тина. — Бушь?

— Ага, а кетчуп – это овощ! — на слове «овощ» Тина одобрительно кивнула, а подруга продолжила. — Нет, не бушь! Я дома хорошо пообедала. Слышишь! Пообедала! — выделила последнее слово девушка.

— А ужин? — удивилась Тина. — Сама ж сказала, что вечер уже. Я твоим словам верю!

— Зачем я на корпоратив деньги сдавала? Глазеть? Я жрать туда иду! — азартно говорила Надя. В жизни, говорят, нужно найти человека со схожими взглядами и потихоньку деградировать вместе. Необязательно это должна быть вторая половинка. Этот человек может быть: другом, товарищем или же врагом. Главное, чтоб души родственные были и взгляды слегка схожи. И эти двое нашли друг друга!

— Вообще-то это мои слова. Это я туда жрать иду. — возмутилась Тина, плюясь тортом.

— Ну, значит, обе будем сидеть и уламывать всё на что рука наткнётся! — сделала вердикт подруга.

— Скатерть хоть оставим? — дожевывала торт Тина.

— В сумку запихнём, дома доедим! — улыбалась Надя.

— А как еда закончится домой пойдём! — размышляла Тина.

— Ну да, а что там ещё делать? Танцевать что ль? — недоумённо проговорила Надя.

— Не-е! — протянула Тина.

— Что вы там с Артуром? — В лоб осведомилась Надежда. Переход и тактичность она решила оставить.

Тина ненадолго задержала кусочек торта у рта, загружая свои сонные мысли, и тяжело вздохнув, доела последние ломтики.

— Наелась! — тяжело вздохнула Тина.

— Всё-таки решили расстаться? — выдохнула подруга, с какой-то печалью.

— Да. — Коротко ответила Тина.

— Вроде же хороший парень, симпатичный, высокий, спортсмен. — Пыталась хоть как-то исправить это положение, нахваливала она его.

Тина посмотрела на неё большими жалостливыми глазами, словно нашкодивший котёнок.

— Ты мне глазки не строй! Не сработает, у меня уже иммунитет! — но потом смягчилась, раз расстались значит так надо. — Ну да ладно! Раз ты не загоняешься на этот счёт, то и фиг с ним! Но иногда, было б полезно мозги отключать, а то твою защиту на сердце танком не проломишь.

Тина уже пошла одеваться. И кричала с другой комнаты.

— Да ну? Правда, что ли? Значит танк поддержанным оказался.

— Да кого ж ты ищешь? — с искренним непонимание и любопытством пробурчала Надя. — Прынца, на белом коне?

— Да мне и конь пойдёт! Я не брезгливая, лишь бы с душой и работящий.

— А осла не хочешь?

— Не-е-е-е.

— Так ведь с душой же! А работящий-то какой! Больше лошади.

— Но ведь осел!

— Не поспоришь! Знаешь? — сделала паузу Надежда, на столько продолжительную, что Тина выглянула из соседней комнаты, в неподвижном ожидании.

— Хотя нет! Ничего! Забудь! Как-нибудь потом.

Тина пожала плечами и скрылась за поворотом. Надя чуть не подалась порыву рассказать о небольшом секретике по имени Марк. Хотя это и не было тайной, просто девушка никак не могла найти повод рассказать о нём своей лучшей подруге. Сейчас она с Артуром рассталась, поэтому Надя думала, что время опять не подходящее. При воспоминании о Марке, улыбка сама собой натягивалась на лице и никак не хотела сползать. Но у Тины удалось убрать блаженное выражение с моськи девушки и даже напоминание о нём не оставить.

— Ты пойдёшь в этом? — Надя успела подумать, что ей надо было приходить раньше и с платьем. А не рассчитывать на ответ Тины: «Ага!», на вопрос Нади: «Костюм купила?»

— Ага! — довольно пробасила зебра. Животное повернулось и повиляла хвостом.

— На улице замёрзнешь. — Надя тщетно попыталась отговорить подругу. Хотя сама собиралась щеголять по морозным улицам в колготках.

— Костюм утеплённый. — Вкрадчиво проговорила Тина. И поскакала одеваться в прихожую. Надя вздохнула, но молча, смерившись, пошла следом.

Улица встретила их радостным морозом. Нервозность Тины, что было обычным делом после пробуждения, начинала проходить. Морозец щипал щёки, но тёплая одежда не давала добраться до остального тела. Иней блёстками рассыпался по деревьям, белой сияющей вуалью лежал на земле и прилипал к зданиям, и машинам. А солнце, играясь с бликами, радостно добавляло новые краски.

Город же кипел своей жизнью. Люди шли, бежали, ехали – все по своим делам, даже в свой скромный выходной. Подруги весело разговаривали, и решили добраться до пункта встречи пешком, не пугаясь мороза. Пуская пар, при лёгкой болтовне на разные темы, они не заметили, как пришли.

— Тина, Надежда! Почему опаздываем? — надвигался на них огромных размеров мужчина.

— Константин Алексеевич, мы не опоздали! — игриво проговорила Надя. Она немного завидовала, Тине, что у неё такой шеф. Весёлый, озорной, правда и свои сдвиги имеются, но это мелочи.

— Никаких оправданий! — отрезал он — Быстро по рюмяшке-догоняшке! — пихнул он им пластиковые рюмки и махом налил. — Живей-живей-живей! — подгонял их широкими махами тучный мужчина. Его голос был громок и чёток. Настоящий командир батальона. Он не прекращал горланить, пока девушки не опрокинули залпом рюмки.

— Так, ещё одного ждём и заходим. — Проговорил он.

— Никто не заходит? — удивилась Надя и посмотрела за спину мужчины. Там девушки в коротких пальто морозно переминались с ноги на ногу. Это Надя умная, натянула длинное, тёплое, на меху пальто, да ещё и колготки утеплённые. И ей было всё равно, что она находилась в коротком платье! Тине так вообще по бубну было в чём она. Могла вообще в пижаме прийти, аргументируя, что это костюм такой.

— Мы ж команда! И должны всё делать вместе! Заходим только толпой! В строй! — отчеканил Маяк. И направил свой чистый, слегка разбавленный алкоголем капитанский взор вдаль.

Девушки потопали в отряд. И встали рядом с хрупенькой на вид девчушкой, которая поманила их к себе, как китайская фигурка кошки на удачу. Просто движений больше она выдавить не смогла, замёрзла.

— Опаздываем! — услышали замёрзшие ребята, закусывая сальцом, уже третью согревную. Предусмотрительные парни взяли закусон и те же предусмотрительные запаслись согревающей жидкостью, предчувствуя, что-то подобное. –– Вокруг кафе бегом. Давай Димон, разрабатывай дыхалку, никотиновые лёгкие нужно расправлять периодически.

Что-то было сказано в протест. Но не слушаться Маяка себе дороже и парню пришлось бежать под одобрительное улюлюканье остальных замёрзших.

Толпа успела распить под закусончик по ещё одной рюмашке, успев дойти до кондиции вялой философии и вроде бы не боязни мороза. Долгое ожидание тоже вредит. Тина и Надя переглянулись. Они не забывали план: точить всё, до чего дотянутся их ручки. И они должны быть трезвыми ради этого, до конца празднования.

— Ну всё! Можно и внутрь! — подошёл довольный Маяк. Он явно успел накатить больше, чем парочку согревающих. Пока всех дождался, потом с каждым пришедшим и ещё в перерывах. Рядом с ним Димон был каким-то грустным и трезвым. Ему согревающее не предложили, да ещё и бегать заставили.

Парни наполняли помещение быстрей, чем девушки. Им хватило просто всё покидать в одну кучу и успокоиться. А девушки: пока развесят одежду. О, боже! Причёска растрепалась! Макияж поправь! Красоту пока наведёшь. Парни уже нажраться успеют, конкурсы все провести и под столом уснуть.

Но Надежда переплюнула всех в соревновании: «А ты сможешь дольше всех приводить себя в порядок?»

— Ну всё! — удовлетворительно кивнула она себе в туалетном зеркале. Светлые кудри рассыпались по плечам, и она повернулся к скучающей на подоконнике зебре. — Идём?

— Да скоро уже и уходить пора… — Зевнуло животное.

В зал под кантри вошла обворожительная девушка. Её локоны пружинили при ходьбе, а бёдра легко покачивались из стороны в сторону. Мужчины невольно провожали эту леди глазами. Вид портила, сбежавшая из зоопарка, зебра, тускло плетущаяся следом. Некормленая бедная!

— Может, в отдел по отлову животных позвоним? — предложил кто-то.

— Смотри! Щас копытом так приложу! Скорую надо будет вызывать! —сказала зебра во всеуслышание.

— Перестань! Пойдём за тот столик! — потянула за собой недовольного и голодного полосатика подруга, а то ещё придумает, что у неё в роду крокодилы были и цапнет бедного парня.

— Да, ладно, я ж пошутил! — крикнул было мужчина. А потом добавил своему окружению. — Я ж пошутил!

Девушки добрались до столика и наконец оголодало набросились на еду.

Музыка играла. И быстрые басы, в активном ритме, заставляли многих подниматься с мест и идти танцевать. Благо градус выпитого позволял и убирал все стены стеснения и дискомфорта.

— Можно ли пригласить прекрасную даму на танец? — спросил подошедший мужчина. — Если ваш скакун, конечно, разрешит.

— Пашка! И ты туда же? — спросила недовольно Тина.

— Сама виновата! Нашла во что одеться? Платье не могла натянуть? — спросил мужчина.

— А ты платье не мог б натянуть?

— Мне и не надо!

— Аналогично!

— Мне звонят. — Сообщила Надя, выходя из-за стола. — Вы потанцуйте пока с моей зеброй я скоро! — и быстро скрылась за выходом на улицу.

— Не смотри так, зебры не танцуют!

— Больно то с зеброй хочется отплясывать! Эй, Катька! Айда танцевать! — крикнул он другому столику.

— Пошли. — Ответили ему. И шатенка в облегающем платье вынырнула из-за стола, направляясь в толпу. Мужчина последовал за ней, крикнув на прощанье. — Зебру не кормить!

— Алкашам не наливать! — крикнули зебры в ответ.

У Тины начала болеть голова от громких и тяжёлых битов. Глаза резать от постоянного мигание света и кажись даже стало слегка подташнивать. И она решила проветриться. Морозный воздух принял в свои объятья раскрасневшуюся от духоты девушку-зебру.

— Да, зря я утеплённый костюм надела… — пробубнила Тина. Успокоительно вдыхая холодный воздух.

— Потому, что ты лох! — подошла довольная Надежда.

— Ты чего такая довольная? — полюбопытствовала зебра.

— Потом расскажу. — Лукаво увернулась подруга от ответа, а сама прям светилась от счастья.

Из другого зала вышел мужчина. Классический костюм шили явно ему на заказ, который показывал силу в его фигуре. Волосы были аккуратно убраны назад, и лёгкая седина придавала его образу особый шарм. Этакий привет из фильма «Крёстного отца».

— О, девушки! — обрадованно проговорил он бархатистым тембром. — Вы не против, если я закурю?

— Ну что вы, конечно! — учтиво согласилась Надежда, чем весьма удивила Тину. Ведь подруга была ярым противником курения и не переносила, даже когда кто-то дымил рядом. Да она в такую ярость входила, что могла избить этого мужика первой попавшейся палкой.

«Кто же ей звонил» – подумала Тина.

Но зебра не успела передать ей это азбукой «Морзе», при помощи моргания глаз. Телефон подруги снова затрезвонил.

Надя отошла подальше. Ковыляние на шпильках по снегу, выглядело забавно! Не то что вездеходные сапоги зебры.

— Вам не особо нравиться здесь находится… — заметил мужчина, утрамбовывая в трубку табак. Тина непроизвольно наблюдала за этими манипуляциями, ведь трубки она видела только в магазинах и кино, а чтоб их кто-то наглядно курил – первые. — Но вам не стоит этого стесняться! Каждый волен делать то, что ему нравится.

Джентльмен чиркнул длинной спичкой, подождал, глядя на огонёк и поднёс к табаку, при этом делая длинные затяжки через мундштук. Вскоре он выдохнул белый дым.

Тина вздрогнула, она не любила это вязкое, скребущее в грудине чувство!

Надя стаяла почти в самом закоулке и тень от зданий накрывала её лицо. Но даже так, Тина не пропустила, как кожа подруги бледнела. И это было не от мороза. Плохое предчувствие пробиралось на поверхность и вязким, холодным сиропом, окутывало всё. Тина не отводила взгляд от дрожащей руки подруги и в сердце не хорошо ёкнуло. Эти секунды казались целыми годами.

Мужчина же медленно раскуривал трубку, спокойно смотря на Надежду. Мимо прошёл прохожий, он даже притормозил, залюбовался тем натюрмортом, что открылся в этот миг перед ним. Человек в шикарном костюме, медленно попыхивает трубку. И рядом стоит обескураженная зебра. Уже сейчас он видит этот постер на новый фильм Шерлока с надписью: «»Тайна в черно-белых полосах. Или, кто потерял зебру?» Смотрите в кино!». Прохожий хмыкнул и пошёл, улыбаясь, дальше. Настроение ему подняли на весь вечер, да так, что на завтрашний день хватит. Наконец, Надя забвено оторвала телефон от уха.

— Правда, нам иногда приходится заниматься тем, чего мы не хотим. — Говорил мужчина с трубкой по мере приближения Нади. — Нам приходится… Да-а. — Задумчиво протянул он. — Ведь никто другой за нас этого не сделает.

Мужчина прикусил мундштук и оставил трубку свисать со рта. Засунул руки в карманы и лёгкой поступью пошёл по тротуару прочь из кафе.

Тина смотрела на удаляющуюся спину мужчины, с расширенными от волнения глазами, ощущая кожей лишь то, что Надежда несёт скверные вести. Если бы она сейчас знала, что случиться дальше, то не задумываясь прибила бы этого «человека» прямо здесь. И о содеянном бы не сожалела…

Но в блаженном неведении Тина перевела свой встревоженный взгляд на бледную подругу, забив на непонятного джентльмена.

— Что случилось? — спросила Тина, пытаясь выглядеть непринуждённой.

Надя не могла произнести и слова своими синими губами. Тина крепко сжала подругу за плечи и резко встряхнула её. Та от тряски вмиг очнулась от своей сознательной комы.

— Что случилось!? — вопрос прозвучал медленней и настойчивей.

— Юля… — наконец произнесла она.

— Что с ней? — зебра словно клешнями вытаскивала каждое слово из подруги.

— В беде… — Надя посмотрела в глаза Тины. — Она плакала. И молила спасти её. Сказала, что больше так не будет и ей очень страшно.

Тина ощущала, как подругу начинало трясти мелкой дрожью.

«Лишь бы сейчас не заревела!» – подумала она.

— Так! Девочки! Что вы здесь делаете? Почему мне приходится за вами бегать по всему кафе? — прозвучал эхом грозный и сердитый голос Константина Александровича.

Тина не выпускала из рук подругу, повернулась на голос.

— Простите, Константин Александрович! — начала громко Тина.

— Никаких оправданий! Живо за группой! — подошёл он к ним. — Конкурсы начинаются, без зебры никуда!

— Извините, мы сходим в туалет. Наде стало плохо. — Несвойственный твёрдый и громкий голос Тины, заставил Маяка сбавить темп.

Он перевёл пьяный взгляд на побледневшую Надежду и тут же пощупал лоб.

— Что случилось? Нужно вызвать скорую? — забеспокоился он.

— Не стоит. Скорее всего, она съела что-то не то. У меня в сумке есть таблетки. Мы в туалет.

Подруга развернула Надю и направила её в сторону входа в кафе.

— Станет хуже, немедленно сообщите мне! — прокричал им вслед Маяк, закуривая.

— Хорошо, не волнуйтесь! Лучше проследите, что б наши Ёлку не завалили.

Константин Александрович фыркнул, но ничего не сказал. Остался курить с ночным фонарём, утопая в серости вечера.

Приведя подругу к раковине, Тина умыла ей лицо холодной водой.

— Объясни подробно, что случилось? — потребовала подруга.

Надя, чуть не задохнувшись прохладным воздухом, продолжила сама жадно умываться ледяной водой. Она дала себе время остыть, выдохнуть и прийти в себя. Оперевшись о раковину руками, не поднимая головы, Надя наконец заговорила.

— Юля опять куда-то влезла. И судя по шуму, серьёзно. — Подруга резко постарела лет на сорок. — Она говорила панически, рыдая. И из-за этого большинство слов было не разобрать. Но она просила прощения и говорила, что больше не будет… А дальше, Юля вскрикнула и разговор прервался. –– Надя снова впадала в прострацию.

— Где она находиться, тебе сказала?

— Где-то в соседнем районе. — Подруга тяжело выдохнула. — Мать кандратий хватить, если узнает. А если полиция её застукает, то выгонят из школы. Она пойдёт в интернат, потом и оттуда её выпрут. Сядет в колонию для несовершеннолетних, а потом… — Надежда прям расписала всю судьбу своей любимой сестрёнки.

— Ладно, идём. — Перебила Тина её размышления и потянула за руку. — По дороге подумаем. Некогда нам здесь беседы разводить.

Тина думала, что важнее для Нади и её семьи? Жизнь их члена или глупое исключение и репутация. Тина стала ближе к пониманию фразы – чужая семья потёмки. В гардеробе девушки оставили сообщение Константину Александровичу, что Наде стало хуже и они отправились в больницу. Гардеробщик посмотрел на бледную девушку. И не стал, ничего расспрашивать. Как говориться – симптомы на лицо! Лишь махнул рукой в согласии.

Глава 2

На улицах быстро вечерело. И вот вроде бы ещё светило солнце, а через пару часов тротуарные дорожки утонут в кромешной тьме. Правда, жители большого города не дадут этому произойти окончательно. Через некоторое время начнут зажигаться ночные фонари. А мигающих гирлянд можно уже не ждать, люди не видели смысла, держать эту красоту до темноты. И яркие огоньки радостно мигали со всех сторон, оповещая о долгожданном надвигающимся празднике.

Надежда всю дорогу молчала. Тина не доставала её расспросами, стараясь запустить свой мозг, который явно был в зимней спячке.

Здание, куда они подошли, являлось обычной пятиэтажным сооружением, с замороженными штанами на веревке перед балконами и окнами. Мороз не щадил никого и ничего. Даже двери, со стороны улиц, были «приколочены» инеем на мертво.

— Это, должно быть, где-то здесь… — волнительно, с хрипотцой проговорила Надежда. Она пыталась скрыть отдышку и дышала размеренно-глубоко.

Тина сделала глубокий вдох и оглянулась вокруг. Улица была пустынной. Белизна перестала резать, привыкшие к ней, глаза.

— Остаётся лишь проверить все двери. — Тина озвучила самый первый, а значит эффективный вариант, что пришёл ей в голову.

Надя молча кивнула. Подруги понятия не имели, что они будут делать, когда отыщут тех, с кем находится Юля. Да что могут сделать две слабые девушки? Мороз начал немного остужать голову Надежды.

— Может, надо сообщить?.. — начала мыслить адекватно она. Перераспределив, наконец, приоритеты.

Но её слова понеслись по улице, не найдя своего адресата. С адекватностью Надежда опоздала. Тины и след простыл. Подруга с неподдельным облегчением выдохнула: «Хоть она не изменилась!». Надежда знала, если уж Тина не найдёт, то никто уже не отыщет. Ведь каждый раз Надежда всегда с удивлением смотрела, как её подругу, словно тянут потеряшки. У девушки закололи щёки. Дорожка слез грозилась взяться ледяной коркой, если та не прекратит плакать. Надежда не просто верила, она знала, что Тина найдёт её сестру.

Бедная зебра начала замерзать! Холод шустренько добрался и до тела. Как только она подумала про мороз – девушка нашла открытую дверь. Внутри было темно и тихо, пахло не очень хорошо. Тина зашла внутрь. Дверь была полуоткрыта, и щёлочка света любопытно рвалась внутрь. Девушка сосредоточилась, сейчас она была уверенна, что у неё получиться почувствовать Юлию. Ещё немного подумать логически. Подойдёт всё, за что хоть немного можно ухватиться.

«Это место не то, воздух спёртый, эту дверь открывают не так часто, лишь по делу. Вряд ли дворник наркодилер. Скорее всего, это в жилом доме.» Тина аккуратно вышла на пустую улицу. Почему наркодилер? Интуиция! А интуиция её не подводила никогда. А почему на пустую? Просто она стояла уже на соседней улице. Во-первых, разделившись можно быстрее кого-то найти. А во-вторых, всё та же интуиция!

Свежий воздух сразу дал о себе знать, чистый и морозный, до такой степени, что пробирал до слёз. Девушка задумчиво осмотрела улицу. Здесь дома провалились в мирный сон, что б переждать холодную зиму. Время придёт, и они снова оживут во всей своей красе.

Тина вышла на дорогу, прокатанную заезжающими и выезжающими машинами, и смотрела на подъезды. Входные двери отталкивали своим пустым видом, и холодным инеем на поверхности. Один мужчина резво выскочил из одного подъезда и, остановившись, чтоб закурить сигарету, засунул голову подальше в куртку; он таким же быстрым шагом вышел с улицы. Тина подошла к этой двери.

«Что ж начнём от сюда» – с прищуром подумала она.

Но тут же краем глаза, девушка заметила ещё одного прохожего. Он не шёл, а словно плыл, по прокатанным дорогам. Тина остановилась и, достав телефон, упюлилась в него, в тоже время наблюдая за прибывшим гостем, полностью отдавшись воле случая. Мужчина, тем временем, поднимая своими сапогами снег, направился в соседний подъезд. За его чёрным капюшоном не было видно лица. Но куртка не смогла скрыть его худощавое телосложение. Джинсы свисали почти по колено, и были весьма несвежей стирки, если они вообще стирались. Нажав кнопку домофона, он, упёршись лбом о металлическую стену, что-то лепетал. Наверняка, несвязной речью.

Тина, сглотнув комок, медленно шагнула на ту дорожку, которая вела к нужному подъезду. Девушка не спешила, она не отрывала глаз от мужчины, всё нутро кричало: «Вот оно! Бинго! Только бы не спугнуть!» Стараясь дышать ровно, Тина, шаг за шагом приближалась к двери. Мужчина, наконец, договорившись, дёрнул ручку подъезда, и заветная дверь открылась. Не оглянувшись, он смело зашёл внутрь и проход медленно начал закрываться. Тина ускорила ход. Ещё немного и путь к решению загадки будет закрыт. На последних секундах она уже бежала. И когда, между улицей и лестничной площадкой осталась лишь малая щель – дверь застыла, давая проходу маленькому, но любопытному свету.

Нога Тины, на последней секунде, успела остановить тяжелую металлическую дверь. Через время лицо скорчилось: дверь была увесистой, от того прилично отдавило ногу девушке. Тина, выдохнула тяжёлый груз напряжение и посмотрела на домофон. Она уже придерживала рукой дверь и трясла ушибленной ногой; девушка пыталась разглядеть, куда нажал тот мужчина. По её логике, от тёплой руки, должен остаться след расстающего инея на одной из кнопок. Но инея не было! И кнопки казались однородные, без цифр. У девушки не было времени досконально изучать все девять цифр и она отправилась за преследуемым.

Мужчина шаркающим шагом поднимался по лестнице. Его не волновало ничего, кроме своего единственного желания, которое сожгло его мозг до самого основания. Он сделает всё что угодно, лишь бы получить ещё одну дозу.

Тина закатила глаза и передёрнулась всем телом. Обшарпанные стены, непонятного цвета, уходили на второй план. Они уступали – запаху – который врезался в нос ещё на улице, как только открывалась дверь. Лампочки, конечно, не было, и негустая темнота битой ударяла по глазам, как только дверь закрывалась, скрывая всю грязь, что могла там твориться. Словно сама, стыдясь всего этого безобразия.

Девушка достала с кармана платок. Тина была не брезгливым человеком, но инстинкт самосохранение дал о себе знать. Только жаль, что он молчал по другому поводу. Ведь микробы сейчас, не главная опасность! Но девушка, не слушая голоса разума, направилась за «потерянным» человеком, которого вело лишь одно желание: обдолбаться ещё больше и забыться в этом небытие. Вот только от проблем это никак не избавляло.

Разглядывая весёлые послания на стенах, Тина аккуратно, без какого-либо шума, поднималась по ступеням. Пройдя пролёт, она резко остановилась, и тут же спряталась за перилами ниже. Мужик звонил в дверь. Он звонил настойчиво, не переставая, нервно подёргивая ногой. Дверь открылась, из проёма повалил дым. Девушка присела, скрываясь на нижней лестнице, не выпуская из виду происходящее.

— Чувак! Хреново выглядишь. — Похлопал по плечу, только что вышедший мужчина. Он почти походил на обычного человека. Неприметное лицо, короткая стрижка и лёгкая щетина.

Из квартиры доносилась музыка, «неприметное лицо» улыбался обкумаренной улыбкой. Но несмотря на это, ему хватило ума осмотреть площадку на наличие посторенних. Новый знакомый Тины, хотел войти в квартиру. Но мужчина мягко оттолкнул его рукой и сдержанно засмеялся.

— Тихо-тихо! — придержал его тот. — Куда ты так спешишь? Я сегодня занят, так, что давай по-быстрому! Ты же знаешь правила? Сначала деньги, а потом товар. — Он говорил медленно, вяло шевеля языком.

— Брат, ты же знаешь! Я тебя никогда не подводил! — начал было гость.

— Да-да. — Отмахнулся хозяин квартиры, давая, таким образом знать, что эта устарелая тема.

— Я тебе всё заплачу, только дай мне. — Согнувшийся мужчина практически скулил.

Тина не могла на это смотреть. Такие как они, на людей-то небыли похожи. К сожалению, их разум гнил в своих скверных желаниях и примитивных повадках, ведь только ими они и руководились. Сколько дел она видела с такими как они! На работе у брата, насмотрелась! И просто хронически не могла их переваривать. Ведь многие из них совершали самое непростительное в состоянии забытие… А потом не верили в своё совершение, и молились, словно это были не они и только их раскаяние могло всё вернуть… Но Тина знала, что раскаяние никого не вернёт!

— Мне не нужны твои обещания. Кажется, ты меня не понял. — Он похлопал того по плечу. — Думаешь это просто так? Я не босс, у меня здесь всё под расчёт. Если не платишь, то, на нет и суда нет! — «Неприметное лицо», ещё раз улыбнувшись, с иронией посмотрел на мужчину и хлопнул того по спине, собирался закрывать дверь.

— Подожди! У меня есть. Всё, сколько нужно. — Он трясущимися руками достал небольшой пакет и отдал «лицу».

— Вот! — довольно подтвердил правильность решения «Неприметный». — Совсем другое дело!

Он мгновенно скрылся за дверью. А подобие человека осталось ждать снаружи. Тина только сейчас рассмотрела, какое худощавое и бледное у него лицо. То, что такие дела они проделывают на открытой площадке, заставляло задуматься о ещё более серьёзных вещах в самой квартире. Какое деяние может быть тяжелей, чем продажа наркотиков? Ведь столько глазков на лестничной площадке! И не нашлось кого-то, что б сообщить в правоохранительные органы? Никто не возмутился этому?

«Не поверю! Кому охота видеть у себя на площадке такое? Хотя, может это только появилось тут…» – размышляла Тина.

Что ж, совесть соседей – это уже не её проблема. Но фактом проблемы была эта квартира и те, кто внутри! А с фактами не спорят! Значит нужно насобирать их, как можно больше! Пока все здесь, никто не разошёлся и не понял, что их потихоньку унюхали.

Даже если это не та квартира, оборот наркотиков, тоже потянет для дел брата. И у Тины будет дополнительное время найти Юлию. Вряд ли её выпустят или будут перевозить до того, пока всё не уляжется. А шумиха будет знатная! Целый ОМОН в одном подъезде. Да и под предлогом расспроса можно побывать во всех квартирах. А уж если рискнут покинут свои насиженные места, то от оцепления никто не уходил. Целым по крайне мере. Плюс есть небольшая надежда, что брат не узнает о причастности его любимой сестрёнки… Почти шах! В голове партия сыграна идеально.

Девушка начала набирать Наде сообщение с дальнейшими инструкциями, но, не успев написать и строчки, хлопнула подъездная дверь. Тина вздрогнула. Снизу по лестнице поднимался человек. Его уверенные, глухие шаги отдавались эхом на три этажа вперёд. Сердце, Тины забилось сильней, кровь ударила в виски. Ещё пару мгновений и её конспирацию раскроют! Отступать было слишком рано, ведь кто поднимался девушка не знала – плохой человек, или просто прохожий? Именно в таких ситуациях Тина полагалась лишь на своё чутьё, выключая логику напрочь. И как назло, оно ничего хорошего не говорило. Мозг девушки переключился в экстренный режим. Это когда тело начинало делать то, что само считало нужным, не давая мозгу, времени продумать стратегию.

Тина приложила телефон к уху, в надежде на желеобразные мозги парня, что привёл её сюда. Тот нервно бился головой о стену, и Тина молилась, что даже край его мысли не захочет посмотреть на неё подозрительно, ни то, что б подумать целой извилиной.

— Да бабушка. — Сделав весёлый голос, не громко, сказала Тина. — Я уже поднимаюсь.

Девушка всеми силами выдавила из себя улыбку. Мужчина проскользнул по ней глазами, и не найдя ничего интересного, продолжил своё увлекательное занятие.

— Да, хлеб купила, ух ты пирожки! Уже бегу, бабуль.

Тина оживлённо пробежала мимо него наверх, в надежде, что шагающий человек внизу тоже не зациклился на её триаде. Всё внутри просто кричало, что это не самая удачливая её идея. Но выбирать особо не приходилось. Мозг генерировал мысли в экстренном режиме и выдавал самые тупые.

Тина судорожно строчила Надежде сообщение с инструкцией, которая осеничилась (*пришла) на ходу и, казалась самым гениальным решением. Отправив письмо, Тина поняла, что шаги прекратились. Она бесшумно пролетела пролёт и аккуратно опрокинулась через перила. Наблюдать сверху было немного сложней, чем с нижнего этажа. Там, возле злополучной двери, стоял высокий и широкоплечий мужчина. На теле девушки выступил холодный пот. Она поняла по виду, что это не те люди, с которыми могут справиться три девчонки, не считая Юли – две. А если уж рационально продолжить вычисление: так как от Надежды тоже толку мало – не дерётся, не стреляет – в итоге выходит одна чокнутая девушка Тина, которая может только заболаболить противника в экстренном режиме! После чего обычно люди люлей получают. Но брат всегда приходил вовремя и до «кебаба из Тины» дело не доходило.

Как и всегда, предчувствие её не обмануло. И это угнетало больше всего. Оставалось только надеяться, что Надя успеет, и всё сделает правильно.

«Соберись! Нет времени на страх!» – подбадривала себя Тина.

Сомнений о правильности места, которое они искали, уже не было! Тина слышала голоса девушек, когда открывалась дверь. И Юля была среди них! Волосы шевелились на голове от неприятных мыслей, но она старалась держать себя в руках.

Дверь открылась, из проёма вышел «неприметное лицо». Увидев плечистого мужчину, хозяин квартиры расплылся в улыбке. «Лицо» говорил тихо, но энергично размахивая руками, показывая таким образом радость и дружелюбие. Мужчина внимательно его выслушал и ничего не ответил, зашёл внутрь, небрежно оттолкнув хозяина квартиры. Очевидно, пустая болтовня его раздражала. «Лицо», в то же время, как только здоровяк скрылся, сунул мешочек заёрзанному парнишке и скомандовал, чтоб тот уходил, да поживей. Потом небрежно закрыл перед его носом дверь. Тот в свою очередь, покачнувшись, шагнул вниз по лестнице, в поисках укромного местечка.

Как только на площадке никого не осталось. Тина скользнула по полутёмной лестнице, прильнув ухом к двери, пытаясь хоть что-нибудь расслышать. Дверь подъезда тяжело ударила и на всём этаже девушка осталась одна, отделяемая лишь тонкой стенкой от «притона». Юля явно преуменьшила, куда она попала. Но Тина была рада, что ей хватило ума, хоть кому-то сообщить о своей глупости. Возможно, увидев «Это». Подросток, испугавшись не на шутку, больше не будет влезать туда, куда не стоит морально здоровым личностям. Выжав из этой ситуации ценный для себя урок. Жаль, что никакие уроки жизни не обучают Тину. Точнее – обучают! Только совать свой нос в чужие дела, она не перестаёт.

За дверью было весьма шумно: играла музыка, смеялись девушки, их было, приблизительно, четверо. Юлию больше не было слышно. Сколько людей всего в квартире – не понять. Мешали множество шумов: шкрябали по полу ноги, галдели и гоготали во весь голос, что-то роняли. Тина тяжело вздохнула, она не могла определить точное число людей.

— Смотри, Микки! У нас тут крыска появилась. — Раздался позади тонкий и звонкий голосок, похожий на детский.

— м-м… — мрачно кивнул огромный мужчина.

Тина медленно обернулась. Вот он пик накала эмоций человека! Девушка не слышала и почти ничего не видела, всё стало чёрно-белым. Что будет, если её поймают? Хотя, Тина в мгновении ока очнулась. Даже лучше, что поймают! Она узнает, где и в каком состоянии Юля.

Перед ней стоял здоровый мужчина, ещё больше того первого. Из-за огромной спины выглядывала юркая девчонка. Даже стоя спокойно на одном месте, её живые и азартные глаза выдавали малютку с потрохами. Девочке очень тяжело усидеть на одном месте.

Пока шестерёнки в мозгу Тины ржавели, халко-подобный человек, одной рукой сгрёб вялую тушу девушки в охапку. И пока в голове прокручивалось происходящее вокруг, она оказалась на диване, в центре всех событий. Бомбочка!

— Пальмочка. — Говорил звонкий голос. — Ты не аккуратен! Да, в прицепе, что можно требовать от такого свинтуса, как ты?

— Госпожа! — залебезил «Неприметное лицо». — Вы так неожиданно прибыли, вы бы предупредили, я б убрался, приготовил сладенькое.

Тина была чутка дезориентирована, увидев малышку в такой роли. Девочка чувствовала себя боссом этих отморозков, да и они сами, похоже, так думали.

— Не юли, тебе не идет! Меня не интересуют твои грязные дела. Я лишь хочу найти человека и всё.

— Ваша сестрёнка? — всё также, почти сюсюкался «лицо». Ему, кажется, это нравилось.

Она изобразила такую гримасу, что было ясно, говорить с ним она больше не хочет. И весело прыгнула на диван так, что Тина подпрыгнула на месте.

«Мягонький!» – только и подумалось ей.

— А ты не визжишь от страха и не ревёшь, как все остальные. — Вдруг её голос стал мягче, но требовательней. — Кто ты? — с не поддельным интересом спросила девчонка. — Ты нежить? Я ничего в тебе не чувствую. Ты словно пустышка!

Тина выразительно на неё посмотрела. Вести себя, как все остальные было бы уже глупо. Тина не на шутку была удивлена. Соплячка, а уже замешена во всем этом. И было откровенно за неё страшно, как за ребёнка и обидно, как за человека.

— А ты, малютка, что делаешь с этими плохими дядями? — спокойно и с некой теплотой в голосе проговорила Тина.

Девочка отчего-то яростно вспыхнула.

— Я не малютка! — заверещала та. — Как ты посмела такое сказать!? — она явно ставила себя выше всех других по рангу.

— Тише, не стоит маленьким девочкам так кричать, не дай бог горлышко заболит. — Тина поймала себя на мысли, что опять взялась за старое. Не умеет держать язык за зубами, разозлив собеседника, а потом не хило за это расплачиваться. Ведь и вдарить могут!

А девочка быстро попалась на непроизвольную провокацию.

— Ты хоть понимаешь, в какой ситуации оказалась? Жить надоело?

Тине вдруг стало всё равно, это она и дала понять зевком. Да, провоцировать без слов, тоже умеет. Возможно, из-за того, что не могла серьёзно смотреть на этого карапуза – грозу преступного мира.

— Да ты издеваешься?! — завизжала девчушка тонким голоском. Тут же распознав любимое занятие Тины. Всё механизм запущен, осталось собрать данные. — Стоит мне только сказать и с тебя шкуру спустят, и отправят кормить моллюсков на дне реки, потому что для рыб, ты будешь слишком пресная. — Девочка аж покраснела. Тина сделала некое предположение: возможно она была дочкой кого-то из вышестоящих. Но что-то не сходилось. Какой отец будет посылать детей, которые успел из памперсов недавно вылезли, на «дела»? Не любящий своего отпрыска? Но такие обычно любят свои дела и ребёнка не подпустят и на пушечный выстрел – провалит! Опять не состыковка…

У Тины заболела голова. Она встретилась с непонятным для неё явлением и «червяк прояснения» беспрерывно начал точить мозг, изголодавшись по знаниям и ответам.

Из другой комнаты вышел мужик тот, который зашёл в квартиру во время продажи.

— Что за шум? — его голос был низок. — А это ты Мишель, а я думал этот дурак мышей завёл, а это всего лишь ты.

— В каком это смысле «Всего лишь»? Ты меня ставишь ниже мышей! Остроумием обзавёлся? Не зазнавайся, ты всего лишь моя маленькая сошка. И устранить я тебя могу в любое время. — Высокомерно проговорила юная хозяйка бандитов.

— Мелкая соплячка. — Негромко фыркнул мужчина.

— Что такой довольный? Нашёл хороший товар для себя? — словно, не обратив на выпад никакого внимания, пробормотала Мишель.

— Да, не плохой на этот раз. — И расплывшись в ухмылке, ушёл в ту же комнату.

— Микки возьми эту. И отнеси её к остальным. Пусть бедняга ещё порадуется улову.

«Так-так. Товар, девушки. – на ум приходить до банальности простой ответ. – Торговля людьми! Тьфу ты! Будь вы неладны!» Сколько открещивалась Тина от этой мысли, а толку то?

Великан бесцеремонно сгрёб «недощпиона» на своё плечо и отправился за хозяйкой. Чем дальше в комнату, тем воздух становился тяжелей. Сердце девушки билось от волнения чаще. Её грубо швырнули на диван, тот возмущенно скрипнул и успокоился.

«А этот не мягонький!» – подумалось ей.

Тина тут же увидела захлюпанную Юлю.

«Ох, слава кренделькам она в порядке!» – выдохнула Тина.

Слёзы той ещё не высохли, и растёкшаяся тушь размазалась по щекам. Увидев Тину, её лицо как-то посветлело. Вот ещё секунду подросток был заторможен, но быстро отошёл, и Тина по глазам увидела о её намеренье кинуться на шею. «Недощпион» заговорщицки мотнула головой, давая знать, что это не очень хорошая идея. И их знакомство должно остаться в секрете. К сожалению, это осталось лишь у Тины в голове, и сестра Надежды, не поняв знака, сделала всё в точности да наоборот. Она зарыдала во весь голос и кинулась к девушке на шею. Тину же оглушил вопль Юлии до лёгкой контузии.

Сестра Нади со всей силы обнимала контуженную зебру, как за спасательный круг, слёзно говоря, как она рада. Тина тяжело вздохнула и погладила по голове глупую девчонку.

—О-о-о, не уж-то воссоединение родни. — Даже слегка умилился юный босс всех мафий. — Как это мило. — Последняя фраза не скрывала сарказма.

Юля перестала плакать, и не отцепляясь от Тины, сквозь заплывшие от слёз глаза, посмотрела на похитителей.

— Что вам от неё нужно? Я забираю её домой. — Сердце Тины колотилось с ускорением, но её голос прозвучал на удивление чётко и уверенно, даже слегка грубо.

Мужчина засмеялся. У него был противный смех, настолько омерзительный, что Тина еле сдерживалась от гримасы отвращение.

— Не тут-то было! Это девчонка теперь моя! — блеснул он своим золотым клыком. — Да и она добровольно согласилась прийти сюда.

— Не важно в каком состоянии, и под каким аффектом была эта девушка, но вам грозит не малый срок! Силой удерживать человека…

— Да кто ты такая, что б сроками разбрасываться? — он подошёл к ней вплотную, прищурив свои, и без того, маленькие глазки; оскалившись и как бы сгорбившись. Чувство такта тут точно было нарушено. — Помолчать тебе лучше следовало, или хочешь, что б тебе язычок укоротили? — он с силой схватил Тину за волосы. — Будешь делать то, что тебе скажут. Добровольно или нет, уже не важно. Себе, ты больше не принадлежишь. Поняла?

Тина скорчилась от боли, он тяну, пытаясь сорвать скальп, но девушка нашла в себе силы кивнуть.

— Ну вот и чудно. — Он опустил её. И Тина откинулась на спинку дивана. А мужчина, скрипя ботинками развернулся и направился в конец комнаты ближе к окну.

— Дики! Ты слишком груб. — Хихикнула девчушка, её позабавила эта картина и она осталась довольна, что поставили на место эту крыску. Хотя Тина считала себя больше зеброй! И штаны, вроде, полосатые выглядывают?.. — так у тебя не будет любимой девушки.

— Мешает работе. — Отрезал тот.

— Микки. Мне становиться здесь скучно, может пойдём? Того, кого я ищу здесь нет! Наверное, мне всё-таки показалось, что он близко.

Огромный мужчина молча кивнул.

— Знаешь Дики, ты хорошо работаешь и у тебя практически не бывает сбоев. — Эта девчонка стала какой-то странной. Тина немного напряглась, держась за свои потрепанные волосы. Она никак не могла понять, что с этой девчонкой не так…

— Ты очень долго в этом бизнесе и всегда работал на высшем уровне. — Она медленно подходила к нему. Аккуратными, бесшумными шагами, она заволакивала своим голосом, медленно парализуя добычу. Мужчина почти незаметно сглотнул, но всё ж уверенно сказал.

— Конечно! Долг перед моим боссом неизмерим для меня. — С какой-то детской наивной верой и неподдельной гордостью пробормотал он. Но Тину напрягло, что малявка говорила о нём в прошедшем времени. Опять предчувствие ткнуло её носом.

— И всё же, даже самый налаженный механизм даёт сбои. — Девчушка положила какую-то непонятную статуэтку на место. — А что делают с вышедшей из строя деталью?

Мужчина заметно напрягся и отошёл чуть назад.

— Старую деталь выкидывают и находят новую. — Закончила свою мысль Мишель.

Мужчина хотел что-то сказать, но девчушка махнула рукой, и он начал задыхаться. Из его рта вылазили только хриплые звуки.

В соседней комнате раздался сильный грохот: где-то что-то сломали и свалили, зазвучали голоса, и чётко поставленные команды. Опять что-то с грохотом упало, а потом ещё раз.

Тина обрадовалась услышанному. Сухие команды её брата, были мёдом для ушей в эти мгновения. Но, не успела Тина вздохнуть с облегчением, увидев в проёме людей в чёрном обмундировании, бравшие на прицел всё живое, что им только попадалось; как Мишель, снова махнула рукой, и все застыли статуями. Шум прекратился и раздаваемые приказы то же. Юля даже не дышала. Тина очень испугалась, ведь отсутствие дыхание означало смерть. Но ведь девушка не могла так быстро онеметь, да и солдаты, даже великан-Микки.

А Мишель улыбалась, Тина этого не видела, но почувствовала кожей, от чего огромные мурашки проскочили у неё по спине до самой макушки, не давая, повернуться или пошевелиться.

Девушка услышала медленные шажки. Они ближе приближались к умирающему человеку, а тот не мог сказать и слова, он задыхался, безуспешно хватая воздух ртом.

Тина подняла глаза, и зеркало открыло ей страшную картину. От страха онемело тело и волосы становились дыбом даже на руках. Зеркало отражало, только маленькую девчушку. Та медленно подходила к задыхающемуся мужчине, в остановившемся времени. Тину прошиб холодный пот. Страх парализовал, не давал шевелиться. Её тело сжалось, и когда пространство тишины разрезал детский голосок, Тина непроизвольно вздрогнула.

— Знаешь, какую ошибку ты совершил? Ты стал слишком самоуверен. А значит стал небрежным и не заметил пару крыс. — Её голос был стальным, от того резал душу холодным скальпелем. — И именно за это, ты поплатишься. — Она уже подошла к нему в плотную и остановилась, чуть наклонив голову набок, продолжила. — В другой ситуации, ты просто б отсидел в тюрьме. Но ты слишком много видел, и только поэтому ты умрёшь. — Поставила точку юная мисс.

Тина не видела происходившего дальше. Не выдержав, она зажмурила глаза. А потом послышался страшный хруст и грохот упавшего тела. Тина дрожала. Такого сильного парализующего страха, она не ощущала никогда.

— Микки очнись! — после того, как Мишель расправилась с ненужным «свидетелем», девочка ударила своей ладонью лоб великана, и тот по волшебству пробудился от долгого, забвенного сна. Удивленно поглядывая по сторонам. — Я чувствую, что тот, кто нам нужен, где-то по близости, нам надо идти. Давай же, шевелись неуклюжий бегемот.

Тина услышала шаги. И открыв глаза, она увидела, как девчонка сидит на плече молчуна-Микки, спокойно болтая ногами. И эта компания буднично направилась к выходу. Когда они вышли из комнаты, Тина почувствовала невыносимый жар. Что-то из глубины её собственной души, громко крикнуло: «Беги!».

Тина, как это часто бывает, долго не сопротивлялась и, вскочив уже на окрепшие ноги, с помутнённым сознанием, направилась к окну. Сейчас Тина ощущала себя, как затуманенная, а кто-то другой, внутри подталкивал к действию. Даже простое слово инстинкт, подойдёт для описание этого состояния. Ведь на этом уровне голова полностью отключается. Сейчас не нужны ответы. Ведь вопросов нет! И даже такие как: «Куда она идёт? Зачем она это делает?» – просто, не нужно! Самой Тине надо было идти, и не останавливаться. Кто если не она? Больше свидетелей не было! В такую дичь ей не поверят! «Иди!»

Возможно, если б она осталась, всё быстро бы забылось. Сколько возможных и убаюкивающих «Бы», ввергающие в сомнительное спокойствие! Просто эти: «Если бы», да «как бы» – не для неё. И то, что её знает весь сыскной отдел брата, является доказательством. Один раз она помогала брату, открыто. Тогда он сказал: «Либо этот неспокойный глист будет под моим присмотром, либо залезет во всё это, без моего ведома». И с того дня Тину слегка заносило. Ведь она знала, что брат – глава сыскного отдела – всегда придёт к ней на помощь. И пока никогда не ошибалась!

Правда потом, он не ленился и отчитывал её по получасу и что самое интересное – никогда не повторялся в нравоучениях. Тину волновало лишь несколько вещей: пишет он их каждый день заранее? И как много у него их ещё осталось? Казалось, он начал всё сочинять прямо со школы, на все случаи жизни. Хоть она и любила брата, но чтоб не выслушивать его нудные речи раз за разом, старалась быть как можно незаметной. И не попадаться под раздачу. Правда, это ещё ни разу не получалось!

И в этот раз, в голове у Тины проскользнула ещё одна мысль: «Брат в соседней комнате, надо линять!»

И теперь уже ведомая только целью побега, она осознанно лезла по пожарной лестнице. Давая себе отчёт, что ей в скорейшем времени надо сматываться, как можно дальше! Желательно в другой город и, если получится – в страну. А уже оттуда орать, что она тут ни при чём! И вообще в сторонке стояла! Здесь уже работал банальный инстинкт самосохранения, а ускоряло всё ощущение сжатости очка… И как-то уже мелочью стали сверхспособности малютки Мишель! Да она просто ангелочек!

Тина не помнила, как оказалась на лестнице. Ей даже думать не хотелось, как она это сделала. В мгновении ока, девушка очутилась у конечной перекладины. Не останавливаясь ни на секунду, она вмиг повисла на ней, в секунду переместив тяжесть тела, для удержания равновесия в воздухе. Её руки без сомнения разомкнулись, и она стрелой полетела вниз. Всё делалось со знанием дела, словно проделывала этот трюк каждый день перед сном. А что? У каждого своё хобби!

Плюхнувшись покалено в сугроб, девушка мигом забурилась под выступ. Понимая, что сначала ей надо уйти от солдат, посланных её братом. Из четвёртого этажа высунулась голова именно в тот миг, когда тело девушки прижалось к фундаменту.

Никого не увидев, накаченный спецназовец скрылся обратно, что-то скомандовав при этом. Тина выдохнула весь груз проделанного. Только что осознав, с какой высоты она спрыгнула и с какой скоростью присыпала образовавшуюся ямку после импровизированного полета. Хорошо, что снег довольно рыхлый. Но при всём этом, она имела тройку по физической культуре!? Непорядок! Надо предъявить жалобу. Хотя, с другой стороны, оно ей надо? Зебры – народ простой. Видят цель — бегут к ней, как умеют! А если цели нет, идут за справкой в мед. кабинет и сидят на скамеечке.

Тина обошла сугроб вдоль кирпичной стены и резво перепрыгнула снежные холмы, выпуская холодный пар. Девушка рысцой пробежала вдоль фасада, чтобы посмотреть, происходящее на главном входе.

Толпы, как таковой не было, может пару тройку зевак собралось и то, кажется, из этого самого дома. Возможно, некоторые бедняги просто вышли за хлебушком и не планировали гулять так долго. Это можно судить по энергичным прыжкам с одной ноги на другую, и ритмичным похлопываниям себя руками, для согрева.

«Эх, Маяка на них нет! Научил бы, как правильно надо согреваться!» – подумала Тина.

Зебра увидела и ту неразлучную парочку. Они стояли позади Надежды. Это парочка, невинными глазами, смотрела на двери, ожидая благополучной развязки, как и все другие. Словно их это и не касалось вовсе. Надежда же почти не шевелилась. Если б не лёгкий пар, образовывавшийся при дыхании, то её можно сравнить с ледяной скульптурой.

Тина представила такую скульптуру в полный рост, потом кита в полный рост, а потом зачем-то кота в стойке журавля, а Надю с катаной и самурайскими доспехами, и они стояли друг на против друга. Девушка потрясла головой, приводя мысли в обычное русло. Сейчас важнее всего были те двое! Что за ерунда произошла только что? Как эта мелкая девчонка заставила всех остановиться и с лёгкостью выйти из дома? Возможно, это был гипноз, и лишь Тина не поддалась его действию?

В голове звучали фанфары, кроме неё с этой задачей никто не справиться! Ведь больше ни один человек этого не видел. У девушки снова отключилась кнопка «самосохранения» и включилась – «детектива недоделки».

Она, не отрываясь, смотрела на парочку. О друзьях своих больше не беспокоилась, зная, теперь они в хороших руках. Мужчина по имени Микки, как всегда, не показывая никаких эмоций, невозмутимо смотрел на всё, со своего немалого роста. Мишель сидела на его широком плече, оперевшись локтями о его голову, улыбалась, весело мотая ногами. А великан, в свою очередь, придерживал малышку огромной лапищей.

Судя по всему, это был её личный транспорт. По виду, их не волновали люди вокруг.

«Они просто решили немного посмотреть, чем всё закончиться» – так было подумала Тина.

Но все мышцы моментально напряглась, и все зебры мира закричали: «Опасность!» – увидев, как эта злодейка, всё так же странно улыбаясь, проскользила своими глазами по Надежде. Мишель, словно её просканировала.

Почему именно Тина это видит? Почему никто другой этого не замечает? Даже когда Тина не хочет, она заметит то, что люди хотят скрыть от ненужных взоров. Или же сделать что-то не заметно и без лишних свидетелей. Факт, о раскрытости данных действий, не изменится. Тина заметит! Просто потому, что она проходила мимо.

Мишель один раз, провела своим взглядом по Надежде. А потом, похлопав по макушке великана, расплылась в улыбке веселого и беззаботного ребёнка. Гигант развернулся, аккуратно держа малышку, и направился по улице на главную аллею. Они быстро удалялись в сумрак. И лишь иногда, свет фонарей сиротливо выдавал их силуэты.

Тина сглотнула, всё её нутро-разума кричало: «Остановись! Ты и так много увидела! Остановись, пока тебя не поймали, и не сделали чучело зебры!» Но было кое-что ещё. Снова тот голос, из самого потаённого уголка души, говорил одно слово: «иди!». И сопротивляться было невыносимо. Тина поддалась. Надо узнать хоть ещё немного и только тогда, можно делать какие-то выводы.

Тина бесшумно скользнула вдоль своего укрытия и обогнув небольшую толпу, спокойно направилась в след парочке. Её никто не заметил. Даже если и нашёлся обладатель панорамного зрения, то не обратил на промелькнувшие полосатые штаны никакого внимания, увлекаясь другим шоу. На это Тина и ставила карты. И как всегда, не прогадала! Зрителям куда интересней смотреть на арест преступников, чем на просто гуляющую девчонку-зебру.

Тина без особых трудностей прошла мимо злополучного подъезда. Даже спокойно вышла на главную улицу. И она тут же, словно попала в другой мир. Здесь, в отличие от того, замёршего и уснувшего, кипела жизнь. Люди хоть и немного, но маячили по тротуарам, укутанные в тёплые одежды. А некоторые, особенно молодёжь – экстремалы, ходили без шапок. Они прятали шею как можно дальше, вглубь одежды, чтобы хоть немного добыть тепла. Их лица и уши были красными от холода. Действительно – экстремалы!

И только сейчас девушка поняла, что сама находится без шапки, так как холод успел отморозить уши и потихоньку добирался до мозга. Адреналин начал её понемногу отпускать и рациональное мышление стало возвращаться. Возможно, этому подействовал зимний мороз, слегка охладив ей голову. Тина накинула капюшон, и вроде бы, стало немного теплее. Преследуемую парочку трудно было не заметить, они сильно отличались от других прохожих. Как приметил юный следопыт, Мишель не любила ходить пешком.

Тина незамедлительно юркнула в тёмный проход, быстро расстегнув куртку, она в пару машинальных движений вывернула её другой стороной, так чтоб верхняя часть превратилась из тёмно-синей в белую. Её одежду перевёртыш, можно носить и лицевой стороной и изнаночной. Какой цвет больше нравится! Девушка неустанно гордилась этой способностью.

Тина попыталась, как можно быстрей натянуть пуховик обратно. Холод, не давая пощады, сразу начал гулять по коже так, что «юного детектива» стало трясти. Она быстро юркнула обратно в рукава и беззвучно открыла рот в крике. Холодная ткань обдала резким замораживающим душем. И шкура зебры не помогала! Тина, застегнув куртку, шустро натянула капюшон, стараясь не соприкасаться голой кожей рук с холодной тканью.

Девушка пожелала очутиться дома, в своей тёплой постельке, в тишине и спокойствии, как и хотела провести день с самого утра! Но вздохнув, по своей грёзе, Тина всё же вышла из импровизированного укрытия. Тело уже само нагрело куртку изнутри. И раз отвлекающие факторы устранены, теперь она детектив и следит за особо опасными преступниками. Нет! Убийцами! А те, в свою очередь и не скрывались…

Когда на протяжении времени делается, что-то монотонное, Тина, по обычаю, не замечала, как погружается мыслями в свой передвижной комфорт, состоящий из чистого полёта фантазий. Ну не разу не получалось ей поймать этот момент перехода в мир мыслей. И вот, вроде она шла по улицам и глаза держали Мишель, но мысли: «Теплый чай, еда и пирожные. О-о-о, да-а… а что? Каждый справляется со стрессом, кто как может!» – она растаяла в этой идеи. Прочно застряв в своих грёзах: «Эклеры, пирожные со взбитыми сливками, с вишенкой и клубничкой, корзинка, рулетки с джемом или даже мёдом…»

Тина не заметила, как они втроём завернули в пустынный переулок. Тут не было ничего! Большие кирпичные стены без окон, и одинокий мусорный бак – всё убранство этого закоулка. Не было ни кошек, ни собак, даже птицы, словно облетали это место стороной.

Девушка очнулась тогда, когда парочка хлопнула дверью какого-то магазинчика. Тина остановилась в паре метров от двери, как вкопанная, пытаясь осознать: где она, и какими тропами сюда пришла? Обведя тупиковую улицу одними глазами, детектив судорожно сглотнула. Множество раз она корила себя за то, что уноситься в свои грёзы в момент расследований плохая привычка! И где она? В какие дебри завели её ноги на этот раз?

Простояв, как полоумная, без движения на месте, Тина всё-таки осознала, что нужно где-нибудь притаиться! На случай, когда эта парочка выйдет. Но, как назло, во круг не было ничего, где можно было укромненько спрятаться. Может, здесь находились ещё подельники, или они пришли сюда за долгом, ведь это магазинчик. Надпись, на занесённой снегом деревянной табличке выше двери, говорила: «Магазинчик волшебства».

«Такое заведение, в таком месте! Да ни один покупатель не найдет его! Даже если захочет!» – полился внутренний монолог.

Это самое подозрительное место из всех, в которых побывала девушка! А побывала она во многих!

Тина хмыкнула и пошла вглубь улицы, поближе к «волшебному» месту. Бегло осмотрев местность, она приметила, что за витринной была небольшая ниша, и там как раз мог поместиться один человек среднего телосложении. Ну или одна маленькая зебра в пуховике.

«Они б ещё назвали свой магазин «Волшебное помело» и веники продавали! А что, неплохое название торгового отдела для уборки. А ещё «Волшебная уборка», надо предложить для маркетинга некоторым фирмам! «Волшебные сладости», а вот сюда я б зашла…» – Тина заставила себя остановиться, хоть ей и пришлось сделать неимоверное усилие для этого. Она начала напевать песенку, что б отвлечься и сосредоточить своё внимание на слежке. Повыдыхав немного пар, девушку начал атаковывать холод, а ниша надоедать и уже, казалась бесполезной.

«Сколько ещё они там пробудят? – Тина не знала. – Возможно, даже залягут там на дно, хотя вряд ли…» – и эта мысль сразу потеряла свою эффективность. За то такие, как: «Они могут выйти через чёрный ход, который может находиться на другой улице.» Что по логике давала хоть какую-то ясность, зачем они направились в это место – просто срезать путь. А магазинчик – прикрытие. И если это так, тогда её ожидания становятся бессмысленными.

Пока мозг искал хоть какую-нибудь идею, кроме той, как просто туда войти, тело девушки начало двигаться само. И рациональная часть этого мозга окончательно сдалась, когда Тина вглядывалась в витрину, сидя на корточках, закрывая руками лицо для чёткой линии обзора.

Попытки разглядеть что-то в помещении были тщетны. Хотя видимых движений не наблюдалось. Девушка решила рискнуть. Не вставая на ноги, Тина поползла к двери. Подняв голову, она прочитала ещё одну вывеску. За замершим стеклом был длинный список: антиквариат, магические заговоры, поиск предметов, волшебные мешочки и даже предметы старины.

«Интересно, а волшебные палочки там есть?» – усмехнувшись своим мыслям, она также прильнула к стеклу на двери чуть ниже таблички с надписью «закрыто». Но, то ли в помещении никого, то ли у девушки проблемы со зрением, то ли же больше с мозгами – сказать было трудно, вот только никого она не увидела.

Выдохнув пар, и надеясь на незапертую дверь, Тина повернула ручку. Услышав небольшой щелчок, девушка выдохнула – путь свободен, осталось только пробраться туда без шума и затаиться уже внутри. А вдруг что, притвориться покупателем. Сову ищет!

Держа ручку внизу, в открытом состоянии, Тина другой рукой нежно коснулась дерева рядом с косяком и потихоньку потянула от себя. Слух обострился, и она заметила, что дверь коснулась чего-то металлического, а оно в свою очередь, успело тихо звякнуть о такие же мелкие детали. Девушка зажмурила глаза – колокольчики! Проблемы явно прибавлялись в геометрической прогрессии. Подняв голову, приблизительно на место колокольчиков, Тина увидела пока только тёмную щель.

Наконец, девушка решила выпрямиться во весь рост, чтоб попытаться остановить звон ударяющихся друг о друга бубенцов. А также протиснуться в мелкую щель, максимум исключив громкие звуки. Тина просунулась между дверью и косяком. Куртка на зло громко шуршала о поверхности, что казалось, слышал весь район. Колокольчики, издавали тихий брякающий звон, собираясь благодаря двери все в кучу и, решаясь с весёлой потехой, упасть с высоты и радостно, громко зазвенеть, оповещая о приходе гостя.

И пока они этого не сделали, Тина успела почти протиснуться, осталось просунуть одну ногу и она молодец! Девушка медленно перехватилась за внутреннюю ручку, всё также держа её опущенную, одновременно другой рукой тянулась за шумной оравой на верху, состоящих из голубых птичек, капелек и длинных, разных размеров, железных трубок. Держась на одной ноге, девушка медленно просунула и вторую, сумев найти в себе цент равновесия. Этакая зебра в танце журавля.

Ей повезло! Её роста хватало, чтобы достать до висюлек и предотвратить их звонкое столкновение между собой. Теперь осталось самое сложное. Дверь была хорошо смазана и не издавала никаких скрипов, что облегчало задачу. Медленно закрывая первое препятствие, одновременно Тина следила за свисающей красотой. Трубочки немного гудели от лёгких прикосновений, но это было весьма тихо, чтобы услышать из других комнат. Скорее её куртка издавала больше шума, чем вибрирующее железо.

Притормозив одну птичку, девушка другой рукой продолжила закрывать дверь. Остались бусинки и трубочка: бусинка капризничала и останавливаться сразу не хотела, но всё же терпение и неторопливость Тины взяло своё. Осталась трубочка, она вела себя куда более послушней своих сверстниц. Как дальше поняла девушка, это было скрытой агрессией! Эта трубка взбудоражила всю остальную конструкцию. Девушка замерла, длинные нити колыхались в разные стороны, и лишь в миллиметре не касались друг друга, заговорщицки отдавая своё предпочтение тишине.

Домушница выдохнула напряжение. И нежненько, с любовью закрыла дверь до конца. Та, почувствовала тёплое отношение к своей персоне, откликнулась такой же нежностью, сделалась вся мягкой, воздушной и бесшумной. Подняв ручку, та глухо щёлкнула. Улыбнувшись, что проникновение вышло на славу без всяких случайных происшествий. Тина, наконец, оглянулась.

— А просто входить уже скучно? — перед ней стоял и смотрел на неё тот мужчина у кафе. В зубах он держал всё ту же трубку. Мужчина окинул девушку взглядом. Задержался на штанах. — Зебра? — Спросил.

Не уж-то он узнал её? В других комнатах загремели. И Тина напряглась. Старик оглянулся.

— Молчи! — проговорил он, не глядя двинулся на девушку.

Он резко схватил её за руку и силком, быстро протащил через магазин, и запихнул бренную тушку Тины под прилавок.

Как только мужчина, это сделал, небрежным движение бросил книгу на стол. Та, глухо упав, немного сердито проехавшись, остановилась, отвлекая на себя внимание. В это время в комнату кто-то вошёл. Тина не видела этого, но почувствовала.

— Какой же ты всё-таки упрямый!

Тина зажала себе рот, та самая девчонка, она узнала этот голосок.

— Как я и сказал, лучше тебе уйти от сюда. — Мужичок вздохнул и оперевшись о стол локтями, повернулся к ней спиной.

— Ну что ты. Даже не выслушаешь меня? — она немного усмехнулась. У неё и впрямь было хорошее настроение. Весёлые нотки проскальзывали даже когда она молчала. — Я ведь по делу. Разве тебе не интересно кто источник?

— Твои дела меня не интересуют. Как и твоё злорадство. — Спокойно ответил старик.

— Да что ты! Мы ведь ищем одно и то же.

— Не совсем. — Мужчина вдохнул дым и тут же выпустил его. Спокойно продолжил. — Ты ищешь разрушение – а я спасение. Это не одно и то же!

— Маразматик. Ты забываешься, кому дорогу переходишь?

— Да мне как-то всё равно! Ты то, должна была это давно понять.

— Именно поэтому ты мне и нравишься. Но какой тебе из этого толк? — искренне не понимала девчушка.

— Мне хватит увидеть его рожу, скорченную от злости. Это будет лучшая награда для меня! А человека, с «истинной» силой, я вам, не отдам. — Он со всей силой хлопнул по столу, так, что хрусталь на соседней полке зазвенел.

— Какой ты самоуверенный. Девушкам не нравятся такие импульсивные.

— Где ты здесь девушку увидела? Я не вижу даже человека!

— Нарываешься. — Прорычала девчушка.

— Выход там! — мужчина указал на дверь.

Девчонка усмехнулась, её глаза снова заблестели.

— Я ещё не закончила. — И махнув своей маленькой ручкой, она ушла за красную ширму, от куда и выходил старик, продолжая свои поиски.

— Мне нужна одна вещь, которая есть у тебя. — Прокричала она уже с той стороны, рыская в его добре.

— Я ничего не прячу! Потрудись ты изучить письменность этих мест. Возможно, и нашла б, что искала.

Старик в один присест оказался под столом. Он схватил девчонку, которая со всей силы вжалась в стол, словно тот мог растворить её в поле зрения. Старик, одним рывком, вытащил глупою зебру из укрытия и грубым движением затащил в другую комнату.

— Не шуми. — Ровно сказал он.

— А… — Тина хотела что-то ему сказать, что даже потянула руку, но старик быстро ушёл восвояси, оставив её наедине с собой.

Девушка наткнулась на тупую «стену». Она не понимала, что твориться? О чём говорят эти люди? Ситуация выходит из-под контроля! Но, возможно, она узнает кто эта девчонка, и что ей надо. Ведь то, как «Эта» Мишель окинула Надежду своим взглядом, до сих пор сидит у неё в сознании, и не вылезет оттуда даже под страхом топора. Тина вздохнула, она выведает у старика всё или хоть что-нибудь. А потом, всё равно получит нотацию от брата. Девушка, вспомнив это, потупила глаза, и снова тяжело вздохнула.

Решив, осмотреть место, Тина осторожно прошла вглубь. Хоть везде и был полумрак, она могла разглядеть большинство предметов.

Помещение внутри, оказалось весьма просторным. Было много полок, с разнообразнейшим хламом. В углу даже стояли доспехи со сложенными на рукояти меча руками, а лезвие в свою очередь прочно врезалось в кафель возле ног.

Так же вокруг было много старинных вещей: большие горшки, какие-то куклы, мечи, доспехи и стеклянные ящики, как в музее, но что внутри Тина не видела.

Некоторые вещи оказались на столько красивыми, что девушка на время забыла, зачем она сюда пришла. Прохаживаясь мимо вещей, она любовалась этими расписными узорами, а те в свою очередь манили к себе всё больше и сильней зачаровывали своей красотой, взывая рассмотреть их поближе.

От чего-то, ей здесь было спокойно больше, чем на улице или в любой другой комнате. Возможно, это из-за полумрака, обитавшего вкруг. Он был, каким-то тёплым и родным и мог укрыть так, что Тина понемногу успокоилась. Пройдя ещё немного дальше, девушка заметила на всю стену стеллаж с книгами, удивляла их красота и размеры. На большинстве невозможно было разобрать язык, какие-то линии и закорючки, наверное, языки древних. Или же Тине хотелось так думать! Если хорошо присмотреться, можно найти немало свитков, некоторые такие старинные, что, кажется, они могут рассыпаться от одного взгляда. Тина смогла разобрать надпись на одном из них: «Хроники четвёртого слоя. От Хаоса».

Хмыкнув, Тина оглянулась, и её взгляд упал на невообразимо красивый меч. Он был в одном из стеклянных ящиков. Длинная и на взгляд тонкая рукоять, казалась до безумия удобной. От начала рукояти, возле ножен, шли вверх до конца выросты. Они так ловко переплетались тонкой нитью, что были похожи на крылья. Почти в центре гордо красовался красный глазок в виде маленького кристалла. Подойдя ближе, Тина увидела в середине крыльев череп. На ножнах, был специальный аккуратный вырез, для изящно сделанного, непонятно зачем, черепа, переплетённого железными нитями. Череп – спал.

«Медуза Гаргона!» – не заставила себя ждать ассоциация в голове.

Ножны были чёрного цвета с красной линией вдоль всей их длины.

Весь меч притягивал не только своей красотой, но и какой- то скрытой силой. Если это опять не больная фантазия Тины. Сейчас она ни в чём не уверена. Меч был немного изогнут вверх и слегка смахивал на саблю, но лишь слегка. Тина невольно опустила глаза на табличку.

Два друга, кровных друга

Были вместе много лет!

Делили всё: огонь и воду…

И гордо шли по жизненной трапе.

Но жизнь сыграла злую шутку

И прочная нить вдруг порвалась.

И два друга, два кровных друга

Мечи скрестили свои на раз…

Один во тьме нашёл успокоенье.

Другому, места ж не было нигде!

Ведь в мире тьмы не бывает света,

Как в мире света нет и тьмы.

Простые истины придаются усомнению

Раз за разом двигаясь вперёд.

И два врага, вместе начавши путь свой,

Притворятся в конце друзьями вновь.

От Хаоса.

— Старая сказка! — раздался за спиной спокойный голос. — Вот только друзьями в конце никто не стал.

Девушка повернулась. На неё смотрел старик, он держал в руках толстенную книгу в кожаном переплёте. Тина немного потупилась: «Не уж то она читала это вслух? Стыдоба то какая!»

Но мужчина прервал её мысли.

— Зачастую люди думают, что им известны некоторые нормы и они всеми силами желают и нуждаются в них. Но в действительности, все эти нормы нужд – навязаны вам другими людьми. — Проговорил старик и бросил умный взгляд в сторону Тины, он жаждал, чтобы она продолжила его мысль.

— Чё? — скривилась Тина. Попадись он в её райончик с такими словами…

Старик спустя некоторое время, кажется, вспомнил о чём-то очень важном, так как его глаза странно выпучились.

— Не думал, что наши пути так быстро пересекутся. — Настроение мужчины резко стало весёлым. — Позволь спросить. Как у тебя поучается всё так заглушить?

— Чё? — моргнула Тина.

— Сначала, я подумал, что на меня наслали нежить. На столько твоя жизненная сила мала. — Он подошёл к ней в плотную и навис со своего немалого роста.

Хотя Тина могла поклясться, что мужчина был не таким уж высоким. В его глазах были смешинки, и он словно резко помолодел.

— Даже сейчас, вроде живой человек, но как только смотрю… Не за что зацепится бут-то пропасть. Ты точно живая? — не верил своим глазам мужчина даже жамкнул пару раз руку выше локтя, для проверки.

«Он ещё и щупает! Ну всё, разбудили хомяка!»

— Но-но-но! — встала в оборонительную позу Тина и для наглядности потрясла ногой, показывая, что может лигануть в любой момент. — Руками не трогать! Мало ли какая зараза может быть? А вдруг эта нежить ещё и кусается? — обласкала она саму себя.

— М-м… Да-да. — Как-то задумчиво проговорил старикашка, но на всякий случай отстранился. Вдруг и правда бешенством болеет? — Жизненная сила, показывает стремление человека преодолевать трудности, желание жить, в конце концов.

Развернувшись, он начал ходить в зад и в перёд, помогая своему мыслительному процессу.

— Как ты думаешь, почему эта парочка тебя не заметила? — Он бут-то бы задал вопрос в пространство. — Защитный механизм?

Тина опустила глаза: «А ведь и правда. Почему же?»

А главное, почему сама Тина приняла это как должное так быстро?

Старик, глядя на неё, прищурился. Тина ощутила давление. Но опять же, это было лишь ничем не подтверждённые ощущения. И поставив воображаемую галочку, чтоб вернуться к этому вопросу, она решила узнать, что в данный момент действительно казалось важным.

— А кто были эти люди? — с серьёзным видом спросила Тина.

— Действительно. — Наконец, оторвав свой взгляд от девушки, пробормотал старик. Он, ждал каких-то вопросов от неё, и дождался. — Кто ж это мог быть? — почесал он свою бороду.

Его губы скривились в подобии улыбки, и девушка засомневалась, стоит ли ей знать о чём-то.

«И зачем только я сюда зашла?» – ругала себя она, пытаясь что-то придумать. Но голова была абсолютно пустая. И только сейчас девушка заметила, как сильно она у неё болит. Ноющая боль возрастала, и Тина решила, что следственных игр на сегодня хватит. Пора идти домой.

— Мистер Делакост, плохие новости! — ворвавшись в помещение заорал мужчина, похожий на одуванчик.

«Бандитская кличка!» – сразу же подключилось её ноющее сознание.

И Тина не удержалась на ногах, споткнувшись о какую-то палку, она упала на стол. Он тут же опрокинулся, и всё, что было на нём, в одно мгновение оказалось на голове у девушки. Но самая прыткая книга столкнула торшер, который разбил красивый цветной абажур о саблю, с грохотом упал на пол, и добил лампочку Ильича.

Сабля же переняла эстафету и быстро передала её канату, от красной, на вид тяжёлой, материи, служившей фоном всякому режущему и колющему оружию. Всё с грохотом и шумом попадало на пол. Длинные копья с красивыми кисточками возле наконечников, поочередно резали невидимую колбасу, как автомат. Последний, зацепился о другой конец золотого каната, и, медленно, ниточка за ниточкой, начал его обрезать. Один оставшийся локон пошёл как по маслу, и «колбаса» была дорезана.

Красная ткань при падении зацепила большой белый бивень, занимавший весьма приличную часть стены. Бивень накренился на бок и сам себе помог вылезти из держателей, тяжело упав на пол, толкнул длинный, больше человеческого роста, но красивый горшок.

Пару раз, горшок тяжело качнулся в разные стороны. Но всё-таки, надумав, упал прямо на выступ стеклянного столика с ящиком из такого же прозрачного материала. Стекло быстро треснуло, пока столик наклонялся вниз. Ящик начал рассыпаться в воздухе. И осколки весело, со звоном попадали к разбитой вазе и неизвестно откуда взявшемуся красному песку. Наверное, с горшка…

Лишь стеклянная подставка, державшая меч, долетела целой и невредимой до пола. И только коснувшись его, тоже превратилась в мелкий песок, дав толчок для оружия. И вот клинок преспокойно приземлилось около Тины.

В воздухе повисла тишина… Тина тяжело сглотнула. Сколько это всё стоило, она не могла себе представить. Кажется, девушка подписалась на вечное рабство.

— Упс!.. Красивый торшер… был! — не зная, что сказать, брякнула Тина, чтоб убрать эту напряженную минуту.

«Ну всё, теперь меня точно убьют! – Тина села на корточки возле осколков. – Не они так родители… Когда узнают, от брата»

— Я всё починю! — попыталась она собрать осколки горшка. — У вас суперклея не найдется…одного ведёрка… полного? Всё можно собрать…

— Ну, ни фига себе! Мисс катастрофа! — почти по слогам проговорил одуванчик-помощник, кажется, даже забывший зачем он влетал.

Тина опустила голову. Она не удачным движением взяла осколок. И ойкнула, порезав палец. Бросив всё обратно на пол, по привычке сунула рану в рот. Меч, лежавший в десяти сантиметров от неё, оживился. Тина уловила этот момент. И теперь её взгляд был направлен только на меч. Он же в свою очередь притягивал к себе. И Тина поддалась своим чувствам. А когда она поступала иначе? Девушка протянула руку к рукояти. Он был настолько удобен, словно изготавливался специально для неё. Тина подняла меч с пола, и лёгкими движениями медленно вынула его из чёрных ножен.

Вошедший мужчина было ринулся к ней, но его остановил старик, выставив перед ним руку, он не отводил глаз от девушки, с любопытством смотря на происходящее.

А в руках Тины оказался блестящий металл. Можно сказать, практически белый, он закрасовался игривой искрой. Не было видно никаких погрешностей или коррозий, которые могли оказаться со временем. Меч тихо и мирно спал.

Верхняя часть была во всё ещё острых зубцах и отделялась от нижней – гладкой и ровной – небольшим углублением, тянувшейся по всей длине. Тина загипнотизированная смотрела на металл меча. Она провела рукой по этой выбоине, от самой рукояти. Небольшая часть крови, с порезанного пальца, попало в это углубление.

Меч ожил… Он даже издал звук. Лицо черепа выдало наподобие улыбки. Девушка дотронулась до самого острия, и капля алой крови скатилась по лезвию.

Всё тело резко сковала острая боль. Тина чувствовала свой бешенный поток крови, и судорожное биение сердца. Каждая клетка, разрывалась на части. Не хватало воздуха. Глаза медленно окутывала темнота. Голова тяжелела. И Тина потеряла сознание…

Глава 3

Сон.

— Как ты думаешь. Лучше так или так? — звонкий голос проговорил в тиши.

— Вот так! — раздался эхом ответ.

Пространство пронзил невесомый, заоблачно-лёгкий звон колокольчиков. Небо манило своей глубиной синего цвета и звёздами, которые должны были спать в добрый день, но так наивно светили и разливали красками всё остальное.

Солнце и луна вместе озаряли голубой небосвод. Луна, видимо, не хотела покидать небо ни на минуту, поэтому прозрачно, но давала свой серебряный свет. Горизонт покрывала нежная глазурь и так же спокойно, она ложилась на гладь воды. Лёгкий шум прибоя и щебетание множество птиц, ласкали душу и вселяли спокойствие. Деревья тихо шептались друг с другом, и ветер быстро разносил всё эхом по долине.

На полянке, возле берега, играли две девочки. Цветы, которые они собирали, были весьма интересные. На одних краски небрежно разлили свой цвет, другие напоминали радугу, переливаясь её цветами. А третьи и вовсе привлекали своим ярким, и глубоким оттенком. Бабочки игриво перелетали с одного бутона на другой, резвясь в своём воздушном танце.

Девочки беззаботно делали венки из цветов. Одна плела ярко алый, а другая просто взяла радужные цветы. Они занимались своим делом, не просто бездумно, вплетая цветок за цветком, а была видна любовь и забота, которая должна перейти и к работе. Бабочки, совсем не боясь, садились к ним на цветы в волосах и дополняли картину своей непревзойдённой красотой. Птицы пели возле них, помогая им плести. И всё вместе сливалось в одну мелодию большого мира.

— Готово! — радостно проговорила девочка, которая с усердием плела алый венок.

Другая, девочка с белыми локонами, тоже закончила своё дело. И лёгким движением девчушка положила свой, переливающийся всеми красками, на голову своей подруге. Они звонко рассмеялись. Ветер быстро подхватил весёлые смешинки и понёс вверх, к звёздам, чтобы те тоже могли порадоваться вместе с ними. Встав на ноги, девочки побежали вниз, к воде. Возле большого камня они остановились.

— Как ты думаешь, птичке здесь хорошо? — как-то грустно проговорила девочка с алым венком в руках.

— Конечно! Она рядом с домом и друзьями. Ей не должно быть одиноко.

— Селена, а ты тоже уйдёшь? — спросила девчушка. — Раве ты не можешь остаться со мной?

— Далия, мне придётся. — Проговорил белокурый ребёнок. — Но мы всегда останемся друзьями.

Девочка с трепетом положила венок на холмик, возле камня. И они стали слушать печальную мелодию ветра, певший лесу и всем существам о своей потере, то поднимаясь вверх к невесомым звёздам, то быстро опускаясь вниз…

Всё вокруг начала пожирать темнота. Медленно, яркие цвета заменились одним пустым, но в какой-то степени тёплым и родным – чёрным.

Магазин Чудес.

— Мистер Делакост, что вы задумали? — возмущался помощник. — Вы специально принесли в этот мир эту штуку? — Показывал он на светящийся от счастья меч.

Делакост подошёл к обморочной девушке, но до меча рукой дотронуться не смог. Меч, нашедший себе хозяина, становится недотрогой.

— Это всё так просто вам с рук не сойдёт! Когда вас изгонят. А сделают это с радостью! Единственное упоминание о Вас будет, вот эти свитки! Но даже в них я не знаю, что писать! Хронология должна говорит правду! Хранитель не имеет право напрямую вмешиваться в её ход. Как вы представляете, что я буду писать? Почему вы не можете, как все остальные просто поковыряться у себя на заднем дворике и попить травяные чаёчки!

— Ты закончил? — со смешком проговорил мужчина. Каким кремом он пользовался? Но на лице морщины убавлялись на глазах. Плечи стали шире осанка прямой. Он быстрым движением замотал меч в красную ткань, пока хронописец распинался. Свет, исходящий от меча, пропал. — А то у нас времени нет! У меня для тебя дело. Спали здесь всё! Мы возвращаемся.

— П-простите что? — поперхнулся писарь. — Вы окончательно сошли с ума!

— Я сказал, возвращаемся на мой задний дворик. Будет интересно посмотреть противостояние забытого мира и уходящего. Приз за последнее и предпоследнее место! Как думаешь, кто его получит? — лукаво спросил он. Мужчина подхватил Тину, кинув на неё, замотанный в тряпку меч и пошёл к выходу.

Помощник лишь хватал ртом воздух. А Делакост приостановился и внимательно на него посмотрел.

— Сиреон, я сказал бензин в зубы и пали это место! — прочеканил он по слогам. — Нельзя, что б нас нашли раньше срока. Иначе сюрприза не получится. — И вышел, унося бессознательную зебру прочь.

— Он точно лишился последнего разума! Сначала его не найдёшь, а потом раздаёт непонятные указания и сбегает. Хочу поменять работу! — бубнил себе под нос Сиреон. Но развернулся и направился выполнять указания.

Спустя некоторое время.

 «Голова гудит неспроста!» – ещё не открывая глаз, подумала Тина.

Тело уже не болело, но зато было тяжёлым, как свинец. Мозги в голове напоминали вату. Ладно бы сладкую, но обычную! Бе! Тина попыталась пошевелиться, но эта попытка не обвенчалась успехом. Тело было не только тяжёлым, так ещё и не слушалось, словно и не Тины вовсе! Веки не хотели открываться с первого раза. Глаза усердно требовали сна.

«Откуда такая усталость?» – не понимала девушка.

Хорошо, что мысли оставались. Только когда мыслишь – ты есть!

Через некоторое время, Тина сделала вдох и на выдохе открыла глаза. Что ж ожидания худшего не оправдались! К девушке потихоньку, но начинали возвращаться восприятия окружающего мира. Неприятные ощущения на лбу и возле висков немного раздражали, но, если не зацикливаться – смириться можно. А когда пульсирующий шум в ушах начал уходить, жизнь вообще приобрела радужные краски. Но появлялся другой звук над ухом: настойчивый, противный писк.

До слуха донеслись ещё пару шорохов. В окно стучал твёрдый снег, потом голодным волком завыл ветер, и стук в окно на миг усилился. Ещё, Тина услышала плачь, потом брань, что-то в ответ, потом опять плачь. Шаги за дверью… Через некоторое время рыдания и причитания стихли. Дверь открылась.

— Этот врач действительно такой идиот или притворяется? Оставить дверь без присмотра. Ха-ха-ха…

Тина хотела вскрикнуть от счастья. Но не смогла, ведь непослушное тело так и не ожило. Губы не захотели выпускать ни единого звука. Да что там! Растянуть улыбку было не посильной задачей.

Голос, который она узнала, принадлежал её любимой тёте Анжеле, практически второй матери Тины.

— Моя хорошая! Моя милая, зайка… — тётя уже сидела возле неё и гладила Тину по голове. — Всё будет хорошо! Странно, что твоя мамка ещё не пришла. А то думала, что я, сильно задержалась. — Она по лисьи улыбнулась. — Не ужели не смогла пройти? Знаешь, как она отнекивалась от всего этого. Ну и леший с ней! — потом опять обращаясь к Тине с сюсюканьем. — Извини меня моя зайка, что я так долго. Пришлось немного повозиться! Что ж ты нас так сильно напугала?

Тина очень любила свою тётю. Всегда весёлую и неунывающую женщину. Порой казалось, что она легкомысленна, но Тина знала, что это обманчиво. Девушка хотела быть похожей на неё. Хотела обладать такой же силой волей и улыбаться, когда всё идёт не так. И когда тётин муж погиб – все думали, что она сломается. Но Анжелика выстояла и отдала всю себя другим. Правда порой, Тина улавливала нотки печали в её глазах и чётко чувствовала одиночество, умело скрываемую за масками жизнерадости и азарта ко всему, что её касалось. Лишь потом Тина поймёт, что её тётя так и не оправилась от потери до конца. Что одиночество ни к чему хорошему не приводит и, что именно оно пожирает остатки души лишая возврата…

— Нет, ну ты представляешь! — Анжела уже весело всплёскивала руками и беззаботно пересказывала своё приключение, словно, она находилась не в медицинском учреждении, а дома в кругу семьи. — Я, значит, говорю, у меня тут дочка лежит. А мне: «не положено»! Да ещё таким голосом грубым, как будто я у неё в долг занимала и до сих пор не вернула… Ну так ты знаешь, что твоя тётка не робкого десятка! Нет! Значит наоборот можно. Какие, там запреты? Халатик, шапочка и ты прошёл!

Порой кажется, что Анжеле прямая дорога в шпионы. Везде пройдёт куда надо, а куда не надо и подавно. Но, к сожалению, тут же продаст и родину, и всё на свете, за губную помаду «Dior Rouge» алого цвета. Может, именно поэтому, она и стала корреспондентом, а не каким-либо офицером?

За дверью послышались шаги. Дверь медленно открылась. Тётя Анжелика незаметно напряглась. Ветер за окном подыгрывал сложившейся ситуации, и напивал злорадную песенку. В распахнутой двери стояла фигура, на вскидку женского пола.

— Доченька! — в комнату к кровати подбежала женщина. — С тобой всё в порядке? Моя хорошая! Моя милая! Моё солнышко! — она набросилась, на Тину, словно та была пропавшей без вести целый год.

— Оля, тебя и сама смерть не дождётся! — немного с насмешкой съязвила Анжела.

Тинина мама кинула в сторону своей сестры жуткий взгляд. И если бы они заключали сделку, то Анжела подписала бы всё, без лишних вопросов.

— Да ладно тебе, не пугай девочку! — махнув рукой, попыталась отмазаться тётка. — Глянь побледнела вся бедняжка! — заметала она своё неудобство, прикрываясь племянницей.

— Ангелочек мой! — Оля нежно и с трепетом поглаживала свою дочь. С сестрой она может разобраться и потом! Женщина целовала каждый сантиметр руки своего дитя с таким трепетом, словно в своих ладонях держала ценный фарфор.

У матери наворачивались слёзы. Спокойно видеть: как её собственное чадо лежит на больничной койке – она просто не могла. И зачем она попёрлась в этот злосчастный непонятный магазин? Даже сын ничего не может откопать по этому сгоревшему зданию! Он нашёл только эту больницу, куда направили его сестру.

— Оля… — шёпотом окликнула Анжела. Давая понять, что от эмоций такого плана, в присутствии дочери, лучше воздержаться.

Ольга немедленно вытерла наворачивающиеся слёзы. И вместо того, чтоб зарыдать в одеяло с причитаниями на невыносимую судьбу – мать искренне улыбнулась. Ведь с её чадом всё в порядке! А остальное не так уж и важно!

— Миленькая моя! — она сказала это так нежно, как только могла говорить мать. — Малышечка. Я всегда буду с тобой. И не важно, что случится. Ты никогда не будешь одинока.

У Тины закралось не хорошее, предчувствие. Почему-то до сих пор она думала, что это всё какой-то глупый розыгрыш, придуманный тёткой. Но после того, как увидела маму. Эти чувства невозможно сыграть! И эти последние слова. В смысле одинокой? На душе начали скрестись кошки, предвещая бурю. Злую бурю! Уж лучше всё это было б розыгрышем!

— Что вы здесь делаете? — закричал грубый голос.

Женщины замолчали и обернулись, увидев у двери молодого врача.

— Тихо! — не растерявшись, шёпотом строго пригрозила Анжела. — Вы что?! Совсем больной орать при больном ребёнке в палате? Где вы только свой диплом покупали?

— Я сейчас позову охрану, и вас живенько от сюда выкинут и запретят даже на 20 км подходить к больнице. Как вы сюда попали?

Что ж теперь Тина хоть немного усекла, где она находится в данный момент.

«Больничный комплекс значит…»

— Вы уж определитесь, что вы делаете: угрожаете нам, или спрашиваете? — съехидничала тётка.

— Как Вы сюда попали? — уже грубее отозвался врач. — Вы понимаете, что вам сюда нельзя?!

— О-о-о, боже! — взялась за голову Анжела. — Доктор, Вы хотите закидать меня глупыми вопросами, учтите даже мой покойный муж, не успел найти ответов даже на половину из них. Так, что не играйтесь. — Последние слова она практически выделила по слогам.

Парень немного оторопел от такого ответа – угрозы, но вспомнив, что у него должно быть преимущество тут же набрался храбрости.

— Последний раз спрашиваю, как Вы сюда попали? — уже по слогам проговорил врач. — И, если вы сейчас же не выйдете, я позову не только охрану, но ещё вызову и милицию.

— Хм… — Анжела изящно вскинула с плеча локон волос. — Всё очень просто… Грохнули в дверях охранника, парочку свидетелей и зашли.

Парнишка оторопел. Такой наглости он ещё не видел, за всю свою историю практики. А пациенты были с разной психикой. Было несколько решений, вытащить их грубой силой, к чему он склонялся больше всего в данный момент. Ведь уговоры, кажется, мало действовали на них. Но перед юной больной таких сцен лучше не устраивать. Поэтому стоит попытаться выставить их за дверь без применения насилия.

— Аська! — не выдержав, разозлилась Ольга. — Ты что несёшь? Ты что, не можешь хоть раз сказать так, чтоб не усложнять ситуацию ещё сильнее?

— А что говорить? Что мы залезли в окно, через вонючий сортир, куда я чуть не вляпалась… Кхм-кхм…Украли халаты и пошли искать отделение, в котором лежит твоя дочь? И пока ты ходила относить документацию по этажам, которую тебе насовали врачи, меня чуть роды не отправили принимать. Так что ли?

— Не так, но могла хоть что-нибудь помягче придумать! И где твой халат?

— А на кой он мне? Дома посуду в нём мыть что ли? У меня для этого есть милицейская форма! Зачем мне этот вонючий халат?

— Ты бы ещё громче рассказала, где и каким образом была. Не даром же по тебе тюрьма давным-давно плачет. Форму в полосочку ещё не мерила?

— Гражданочки! — попытался привлечь к себе внимание доктор, но безуспешно. Если ссорятся дамы больше одной, то это уже война! И ты либо за них, либо против них. А если не дай бог ты за кого-то, то на тебя с превеликим удовольствием обрушится весь артиллерийский заряд и поверь, всё равно достанется с обоих сторон. Не напрямую так рикошетом.

— Так с меня хватит! — он демонстративно достал из кармана телефон и начал что-то набирать. — Я звоню!

«Не ну серьёзно! Такое на нашу семью мало того, что не действует, так ещё и игнорируется!»

— Ха! — не осталась в стороне Анжела — Что? Давай ещё по радио объяви! Во-первых, это моя работа! А во-вторых, это вообще-то из-за тебя полезла. Кому права нужны были, а не то б уволили, Пушкину?

Ольга хотела что-то ещё возразить, но не успела…

— Доченька! — откуда не возьмись появился дядя Витя, в каком-то странном, немного грубом и грязном переднике. С целлофаном на голове, именуемой шапочкой, и маской, опущенной на подбородок, чтоб освободить рот. Мужчина развёл руки, как будто собрался обниматься. Они же были в перчатках и в чём-то испачканы, в чём-то красноватом…

— Саша она здесь! — радостно сообщил он, неизвестно кому.

Наконец, мужчина выкатил носилки. На ней лежал человек, полностью накрытый белой простынёй. Из-под неё лишь слегка торчали ноги, а с большого пальца свисала ламинированная табличка.

— Глянь-ка и девчата уже здесь. — С такой же безудержной радостью подбочившись, проговорил дядя Витя. — Посмотри и дочка цела. — Он хлопнул рукой по ноге трупа, та слегка качнулась. — Ты должен радоваться.

Врач замер вытаращил глаза на прикаченный труп. И на чрезмерно радостного патологоанатома.

«Совсем спятил! Допился мужик!» – думал молодой доктор.

И с вытаращенными глазами по очереди смотрел то на прикаченный труп, то на патологоанатома. Телефон слегка подрагивал. Что здесь делал этот мужчина для молодого специалиста останется загадкой. А также, зачем он притащил сюда труп? Вот это больше всего его волновало.

Одеяло зашевелилось в ответ, подвергая врача в ещё больший стазис шока. И на коляску уселась фигура, простыня почему-то всё так же свисала с головы, давая разыгравшейся фантазии образ приведения.

— Вот блин ноги замёрзли! И эта херотень давит! Я конечностей не чувствую! — раздался из-под одеяла голос. И рука потянулась к большому пальцу на ноге, где висела табличка с номерком.

— Да ладно, не гунди! Зато дочку нашли!

Простыня встала во весь рост.

Молодой врач, уже забывший про телефон, открыв рот, наблюдал за ожившим трупом, который он сам лично недавно видел в морге. А этот новый патологоанатом лично при нём его осматривал, правда, только визуально. Дамы тоже молча наблюдали за этим во все глаза. А Тине, как назло, даже сильно скосив взгляд в их сторону, не было видно!

«Хоть бы голову повернули! Интересно ведь!» – мысленно дулась она.

А тем временем, когда мужчина встал на ноги и выпрямился, белая простыня упала на пол. А вместе с тканью из рук врача выскользнул и телефон, со звоном разлетевшись на запчасти. Отец Тины, был в халате, завязанным сзади. Он уверенно потопал босыми ногами в тишине и подошёл к дочке.

— И куда ты спряталась, доча, так далеко? — начал было отец. — А? Мышонок?! — он уже бережно гладил её по голове. — Не переживай Мышонок, всё будет хорошо, мы с мамой всегда с тобой!

— И не только твои родители! — сзади подошёл дядя Витя.

«Да чё происходит?»

Тина уже просто терпеливо ждала развязки этой сцены, наблюдая за всем этим цирком. Потому что сил удивляться, так долго, уже не было! Да и сейчас Тину волновало только одно. Почему вредный братец до сих пор отчитывает только её одну, игнорируя остальную родню? Зато, когда это случится снова, то у неё будет очень тяжёлый довод на весь этот счёт – гены такие!

Она равнодушно наблюдала, как смешно перебраниваются её родители, а тётя и дядя не отстают от них. В какой-то момент Тине даже захотелось улыбнуться, но все ещё была не в силах.

Не выдержав, жена дала своему мужу подзатыльник.

— За что? — не понял мужчина.

— За всё хорошее! — серьёзно ответила Ольга. — Нашёл в кого переодеться!

— А что креативно. — Обрадовалась смекалки мужчин, Анжела. — Переодеться в жмурика! Вряд ли кто захочет остановить. Хм. И почему я до этого не додумалась? Надо взять на заметку!

Врач же мирно валялся рядом с коляской. Впечатлительный какой-то!

По коридору послышались шаги. Гам в маленьком помещении сразу прекратился.

— Доктор Белокуров! — по коридору эхом разлетелся уверенный тон голоса. Тина напряглась. Даже с амнезией она не забудет этот голос и того, кто его произносит. Как там выкрикнул этот одуванчик? Делакост?!. — Что с вами? Почему лежите на полу? Смена ещё не закончена! Не чего спать! И что за шум в палате? — он смотрел на молодого врача и его не смущало, что тот не мог ему ответить. — Это твоё отделение! Почему посторонние в помещении? — пришедшего доктора, не смутил факт, что Белокуров мирно лежал в отключке. Он зашёл в палату и осмотрел её.

«Ах, ты гад! А ну иди сюда!» – про себя бузила Тина. Аппарат, считывающий сердечные импульсы, возмущённо запищал, давая знать, что пациент не доволен.

— Вам здесь находиться нельзя! — обратился доктор ко всем игнорируя писк. — Больная ещё слишком слаба! Даже излишняя эмоциональность, может отрицательно повлиять на её состояние. Пусть она не может ответить, но всё прекрасно слышит. И всё то лишнее, сказанное между делом, могут в многократном размере плохо на неё подействовать. Я говорю о коме. Да, не удивляйтесь так! Сильное сотрясение, может оставить плачевный след, самое безобидное – лёгкая амнезия. Но если она впадет в кому, нам будет сложнее работать. — Старик взял под руку мать Тины, определив в ней вожака в стае. — Вы же не хотите этого? — этот мужчина просто давил всех своим присутствием. Он тихонько и бережно выводил Ольгу за дверь. Весь остальной отряд, молча следовал за ними, пытаясь, как можно тише покинуть палату, дорогого человека. Тина же была в гневе в этот момент. Аппарат возмущённо ругаясь, пищал им вслед.

«Как этот мелкий старикашка, смеет так пугать её родственников, да ещё таким бредом? Она была в полном порядке, лишь непонятная слабость, но до комы ей было далеко!»

Оля же яростно потрясла головой, у неё покатились слёзы.

— Ну что вы? Я не хотел вас пугать. Просто объясняю, на сколько, опасно ваше присутствие в данный момент, тем более таким количеством народу.

Тину не особо волновало, что эта скотина здесь забыла. Было лишь безудержное желание врезать ему в глаз. Но к его счастью, она не может пошевелить и пальцем. Но, возможно, хотя бы плюнет!

Ещё в не закрытую дверь девочка едва узнала до дрожи испуганный голос матери.

— Когда к ней можно прийти?

— Вы только что от неё! Не волнуйтесь! Она в хороших руках.

«Скотина!» – единственное, что могла подумать Тина в этот момент. Кардиограф противно пищал и замолк, пуская лёгкий дымок, из-за поломки, не выдержав накала чувств.

И Делакост закрыл дверь. В коридоре всё ещё были слышны разговоры, но для Тины это больше не имело значения. Она бесилась, что не может вломить этому старпёру, чтоб больше не волновал попросту её родных. Тина становилась сама не своя, когда кто-то затрагивает дорогих ей людей. Но в промежутках гнева вползали вопросы произошедшего с ней. Решив оставить планирование мести на потом, Тина попыталась всё вспомнить и здраво оценить. Что произошло после того, как она потеряла сознания. НЕТ! Что произошло, когда она взяла в руки тот странный меч.

«Всё вокруг вдруг резко поменялось в цвете! А дальше… – напрягала Тина извилины. – А дальше, ничего не могу вспомнить!»

У девушки заболела голова. Как бы она не старалась, кроме меча и край лезвия – ничего больше не шло в голову. Пока девушка думала про это в правой руке слегка потяжелело. Тина не могла видеть, но в воздухе оказался силуэт меча. Ещё немного и он придёт на зов. Но зашёл лже-врач Делакост. И Тина машинально сжала в кулак пустоту, потеряв концентрацию.

— Ну что? Укольчик и спать? — улыбаясь, подходил старик, похоже, ему понравилось играть в доктора.

Его перебил помощник, тот самый из лавки.

«По-моему, это секта…» – без труда догадалась Тина.

— Мистер Делакост, прошу вас, пора возвращаться, мы здесь слишком долго! — Нудил он, приблизившись почти в плотную, и понизив голос, продолжил. — Вы и так натворили слишком много! Благодаря вам было нарушено равновесие, сделано то, что запрещалось от силы своей невозможности!

— Так говорят… Но это же сделано!

— Нарушение равновесия может привести к необратимым последствиям. Вы же это понимаете лучше, чем я!

— Ты прав! Я разбираюсь в этом лучше тебя! Не забывай такой стратегический ход, как удача. Но удача, иногда весьма ленива и её нужно слегка подтолкнуть.

— Глупо полагаться на одну лишь удачу, когда от этого зависят жизнь ни одного мира! — всё-таки не сдержался Сиреон и повысил голос.

Они говорили забыв, что находятся в палате не одни. И этот разговор явно переходил в конфликт, чего Тина не любила. Перебранка это одно, а вот конфликты утомляют!

— Извините! Не могли бы вы вернутся на то место, где говорилось, про что-то о возвращение и начать заново про равновесие? А то от замути, мой мозг иногда отключается, и я не услышала. А тема кажись интересная была.

Сиреон запнулся на полуслове, тут же вспомнил, что в палате есть ещё кто-то. А он тут на хранителя орёт! А-а! Погонят ведь его! А всё потому, что он ненароком вспылил, когда, наконец, нашёл этого несносного стража. И почему ему приходиться за ним приглядывать и бегать? Сиреон до сих пор не понимал. Он мог просто уйти от него в любой момент! Так, почему же оставался?

— О-о, ты уже можешь разговаривать! — обрадовался Делакост, не удивившись её скорому выздоровлению.

Он тут же забыл про своего напарника. И всё своё внимание переключил на девушку. Сиреон увидел это и фыркнул, показывая всё своё недовольство в походке, он скрылся в коридоре. Зря Сиреон полдня искал этого обезумевшего стража, который в серьёз возомнил себя врачом и обошёл почти всех больных.

— Ему абсолютно плевать на равновесие! Что скоро погибнет один мир, а за ним другой! Да и мы болтаемся, не пойми где! — Шёл и бурчал одуванчик.

— Что происходит? — Тина не знала с чего начать разговор. Что стоит спрашивать, а что нет. Поэтому она решила особо не церемонится на этот счёт. — Где я нахожусь? Как я сюда попала? Что это за маскарад? Почему я себя так плохо чувствую? Что это за меч? Кто те люди?..

Старик растянул свою улыбку. Понимая, что этот поток вопросов не остановится, он решил пойти другим путём.

— Вопросов то много, но действительно ли ты хочешь знать все ответы на них?

— Конечно! Если есть вопросы, то, следовательно, должны быть и ответы. — Удивилась девушка. Она думала, что все знают такую простую истину.

— Мне это нравиться! Твоё мироощущение. Оно может стать твоим оружием! Запомни, только страх делает рамки жизни человека. Не будет его считай ты пропала! А любопытство, на самом деле паразитическая эмоция человека, и весьма сильное.

— Вы сейчас, о чём? Кого я должна боятся? Извините, но мне кажется, что вы чокнутый! Причём конкретно и давно. Я знаю одного хорошего психиатра. Могу поговорить на счёт вас, первый сеанс будет бесплатным.

— Вот как?! — Делакост немного рассмеялся. — Уверен, ты не одна так думаешь. — Старик начал что-то искать в тумбочке.

— Конечно, он вам очень нужен. И нечего здесь стыдиться! Не-че-го! — Уговаривала она его.

— Был бы я обычным маньяком – это было бы куда серьёзней. А так, небольшое сумасшествие на грани безумия, в благих целях, даже приветствуется. Благодаря этому, можно достичь головокружительных высот. — Старик явно говорил со знанием дела. Каждый день на грани психопатии. И Тина не удивится, если тем самым маньяком он всё-таки подрабатывает.

Мужчина достал из ящика старой обшарпанной тумбочки, внушительный шприц и колбочку с каким-то странным чёрным раствором. Тина покосилась на весь этот изыск и тяжело сглотнула.

— И что это? Что вы хотите сделать? — она пыталась не выказывать своего страха, из-за чего её глаза стали по пять копеек.

Делакост с ехидным, зловещим смешком, пугающе сверкнул в полумраке зрачками, от чего кровь мгновенно застыла в жилах.

— Ты слишком много говоришь. Не люблю болтунов. — Голос резко изменился и стал на много ниже, и грубей. Его фигура стала ещё страшней. Тень позади него будто выросла в несколько раз. Он походил на сумасшедшего доктора, который создаёт Франкенштейна. — Глаз постоянно дёргается. Я тебя усыплю, а потом исследую. Сделаю парочку надрезов в области солнечного сплетения и черепа, хочу посмотреть на твой внутренний мир. Интересно узнать: настолько ли все похожи? Гхи-хи-хи. — Старик медленно подходил к девушке. Его чёрный шприц угрожающе поблёскивал от случайных лучей света.

— Стоять! — закричала Тина. — Эксперименты над людьми запрещены. Нельзя принудительно совершать над человеком операции и осмотры.

Но тёмная тень с огромным шприцом и зловещим смехом безжалостно приближалась ближе.

— Бубни-бубни. — Говорил он. –– Набубнивайся, потом это будет сложнее сделать.

У Тины замелькали, перед глазами, последние кадры её не заурядной жизни. Вот, она на берегу играет с собачкой… Стоп! У неё даже не было собаки! Сколько она упустила в этой жизни! Она ещё слишком молода!

А человек, с сумасшедшими глазами, завис над её неподвижным телом. Ещё миг, и игла безжалостно вонзилась в плоть. На весь коридор разлетелся душераздирающий крик. Он не смолкал почти минуту. Выдохнув в крике последний воздух, девушка сделала небольшую передышку и продолжила своё занятие. Делакост, не обращая на крики никакого внимание, спокойно подошёл к тумбочке и положил туда пустой шприц. Немного поковырявшись, он достал оттуда серебряные кусачки и ложечку. Повернувшись, его аура сгустилась и стала ещё темней. Улыбка расширилась и напоминала сломанную, забытую всеми куклу, которой приспичило мстить.

— У тебя интересные и сильные связки! — Делакост угрожающе пощёлкал кусачками. — Открой рот пошире. Думаю, начну с них, пока ты ещё что-то чувствуешь…

Тина сразу закрыла рот и стиснула зубы, стараясь сжать всё тело, как пружину. Но у неё получилось только сморщить лоб и прикусить нижнюю губу. Старика это не остановило. Теперь угрозу представляли кусачки, злобно клацавшие в воздухе. И неизвестно, от куда взявшиеся, приносивший гораздо больше опасности – скальпель. Напевая, странную, но весёлую песенку, он приближался ближе, от чего становилось только страшней.

— Это незаконное издевательство над человеком, угнетение его прав свободы, а также издевательское отношение с целью причинение физического и психологического вреда. — Затараторила Тина, пока это чудовище не подошло совсем в плотную. — Да тут статьей пахнет лет на н-нацать, как минимум! Это, ещё не включая моральный ущерб.

Девушка уже не могла говорить. Ведь над ней, нависла тяжёлая туша и злобно сверкала глазами, а улыбка довольно растянулась в счастливом оскале. Мол: «Говори-говори! Меня злят заумные предложения других!» Увидев это, страх подступил к горлу Тины, тяжёлым кирпичом. И этими же кирпичами резко захотелось поделиться с окружающими. Причём щедро так! Раз двадцать! Тина от безысходности начала рычать, стиснув зубы, как загнаны в угол зверёк, угрожая своим врагам. Девушку ослепил сильный свет, такой резкий, что из глаз потекли слёзы. Что-то холодное поддерживало ей веки, поочередно слепя каждый глаз. Тина вскрикнула, и что-то препятствие помешало зарыть рот. Когда она пыталась стиснуть челюсть, становилось больно.

Будучи недавно ослепленной, Тина не могла разглядеть ничего, лишь странные блики перед глазами. Ну всё, кажется, она уже видит белый свет! Пора прощаться. И что самое обидное. У неё так и не было собаки! А это же самое важное! Вспоминать, как они играли с Изабелл возле моря на закате… Девушка закричала, ей показалось, что её схватили за шею. Воздуха стало мгновенно не хватать. Вот они последние минуты! Тина не думала, что всё будет именно так! Она представляла этот момент по-другому! Уже дряхлой старухой, с кружкой ароматного чая в руках. Она будет на качелях, на веранде своего лесного домика, наблюдать, как за озером опускается солнце и утягивает за собой последние алые лучи. А на утро, её обнаружат с блаженной улыбкой, словно, невзначай уснула на этих качелях. Вот! Вот так Тина планировала свою смерть! А не быть подопытной крыской и не участвовать в расчленёнке в роли главной жертвы! За которое ей даже Оскара не дадут! Изабелл! ФАС!

— И так. — Спокойно, как ни в чём не бывало, подал голос уже адекватный Делакост. Он спокойно потирал свои руки, как после тяжёлой операции. — Ты совершенно здорова, никаких осложнений я не увидел.

Старик практически светился от счастья. У Тины же начал дёргаться правый глаз. Ей так и хотелось дать «весёлый» пендель этому садисту.

— В-в-вы ч-что с-сдел-лали? — начала заикаться девушка.

— Зрачки стабильно реагируют на свет. Лимфоузлы тоже нормальных размеров и цвета. Ты вполне здорова. Слабость во всем теле продлится до утра, но тебе лучше до вечера побыть в постели и не напрягать мышцы. — Старик говорил это спокойно и уравновешено, словно и не было того психоза, которым он недавно поделился.

Тина закрыла глаза попытавшись успокоить свой гнев, представляя, как привязывает его к сверхскоростному поезду и пускает на всей скорости по рельсам с обрыва, в бездну, где нет ни капли воды. Она сделала глубокий вдох, в горле запершило.

— А что за жидкость вы мне вкололи? — всё ещё не веря в его нормальность, напомнила про шприц Тина.

— Витамины. — Коротко ответил он. — Называется: «Поцелуй бездны». В них много полезных для человека компонентов! Я всем их вколол. И знаешь что?! — радостно, по секрету добавил он. — Почти половина больницы уже готова выписаться хоть сейчас! А я проработал здесь всего два дня. Очевидно, это моя благоприятная аура влияет на это помещение! — сверкнул он белоснежными зубами и помолодел лет на сорок.

— Ага, в ауре дело!.. — с сарказмом произнесла Тина. Мысленно жалея всех тех пациентов, которых успел обойти этот «доктор». Они скорее решили, что им дома безопасней. А до второй половины доктор-псих, просто-напросто, не добрался.

— Старик, я хочу знать ответы. — Благоразумно решив опустить всё случившееся, и перейти к действительно серьёзной и волнующей её теме. Психоз-психозами, но на вопросы он ответит!

Делакост заметил её переменность во взгляде и голосе. Похоже, она уже справилась со своей паникой и небольшими сомнениями. Взгляд её стал более надменным и требовательным. Мужчина спокойно снял перчатки, один уголок губ его приподнялся. Да, он был доволен. Дети так быстро растут! Он, наконец нашёл то звено, которое так долго разыскивал. И на этого «воина» он поставит всё!

— Какой я тебе старик? — без злобы ответил Делакост, засовывая перчатки в карман, он уже не мог сдерживать улыбку. — Время скоротечно, но оно и бесконечно. Для людей же, оно не только необратимо, но и постоянно ускоряет свой ход с каждым мигом. Порой ответы на волнующие нас вопросы стоит узнавать лишь в определенное время. Ведь люди вдобавок ещё и слабы! Какая-то странная и смешная ирония! Не правда ли? Либо жить в неведение, либо получить удар под дых, от которого оправиться практически невозможно. — Он сделал небольшую паузу, что бы девушка успела немного подумать над сказанным, и повторился ещё раз.

— Действительно ли ты хочешь знать все ответы, сейчас?

— Конечно. Не знать истину – значит в пустую прожить свою жизнь. А вот принимать реальность или придумать себе оправдания, чтоб существование было более облегчённым, решать уже самому человеку. Только я могу решить, во что мне верить, а во что нет. Подстраивая всё под свою реальность. — Тина говорила таким же спокойным тоном, как и мужчина.

Делакост вбирал в себя каждое прозвучавшее слово, как губка. Словно они, бальзамом излечивали его душу. Он был доволен, теперь мужчина даже не сомневался, что она сможет устранить неполадки мешающему равновесию.

— Значит, не хочешь убегать от действительности? — задумчиво произнёс он.

— Чем быстрее принимаешь обстоятельства, тем скорее начинаешь свой путь дальше.

— Что ж. — Старик вмиг сделался серьёзным, он взмахнул рукой, как дирижёр, давая знак на начало первого такта. — Похвально! Тогда слушай внимательно! Тебе повезло, что ты попала ко мне, а не к ним, за кем ты следила. Практически мы искали одно и тоже, но не совсем. Они колоссальную энергию, чем обладают ваши души – для уничтожения. А я человека, который мог бы пробудить меч и остановить всё это – для спасения. Но вот, что странно! Мы искали одного и того же человека, а нашли разных. Что ещё странней, в тебе не чувствую и половины той сил, что могла б всех спасти. Поэтому я даже не подумал, что ты можешь пробудить меч ото сна. Даже сейчас, смотря на тебя — Тина заметила слегка неуловимое изменение в его глазах. Словно он сейчас смотрел не только на неё, но и то, что внутри. — Я не верю, что это ты. Ты словно ходячий труп… — в лёгкой неуверенности произнёс он последние слова. Он опять назвал её трупом.

— Вот уж спасибо! — последнее высказывание, сразу отбили всю охоту знать продолжение. — Всегда мечтала, что б когда-нибудь меня сравнили с трупом.

— Да? — довольно улыбнулся Делакост. — Я так и думал! До того времени, пока ты не взяла в руки меч. Может, поэтому они не обратила на тебя внимания? — мужчина задумался. — Линии судеб слишком запутанны и этим они очень интересны. Судьба тебя привела к нам. А вот твою подругу, Надежду, повела по другому пути. Как бы ваши судьбы не были сплетены, они разойдутся. И если ни одна из ниточек не порвётся, то пересекутся вновь.

— Я не понимаю. Что с Надей? — у Тины всё перевернулось в нутрии.

— Хм… — старик грустно улыбнулся. — Что ж скажу проще. Твоя подруга мертва. Она умерла, для этого мира навсегда. Её забрал король далёких земель, для своих не добрых планов. Люди, в этом мире, имеют удивительное количество живой энергии, вы это называете – душой, как я уже говорил. И даже один человек может стать колоссальным источником для нашего мира. И твоя подруга обладает очень сильной душой, в ней много светлой, живой энергии. Так что я думаю, она может пережить прыжок. А вот с тобой посложнее будет. Меч то тебя принял, но энергии в тебе почти кот наплакал. Даже не представляю, чем ты ему приглянулась?

— Выбрал меч? Эта железяка? — всё же, не понимая его слов, скривилась Тина.

— Поаккуратней! Это не совсем обычный меч. Сейчас ты мало, что понимаешь. Но этот меч бесценен. Даже все сокровища вашего мира, не окупят его. Считай, что он живой.

— Погодите. — Тину волновал больше другой вопрос. — Я совсем не поняла, что случилось с Надей? Куда она попала, а главное, как ей помочь! Она же мне как сестра! Да мы с пелёнок в месте! Чего вы городите? И вообще можно ли вам верить? Всё, что вы сказали нереально! — взвинчивалась Тина.

Старик, улыбнувшись, направился к двери. Очевидно, на этом разговор окончен, не на долго же хватило холода в её разуме. Похоже для неё этого пока достаточно. Она должна принять эту мысль сама. Иначе толка не будет.

— Подождите! — беспомощный голос кричал вслед мужчине.

— У тебя будет выбор! — остановился на выходе старик. Серьёзность ему не шла. Серьёзность жизни вообще не шла никому. — Остаться здесь. Или отправится в странствие. Твоя подруга умерла для этого мира. Увы, но дальнейшую её судьбу я пока не знаю. Может она и впрямь не выдержала прыжка и умерла. Или осталась в живых, но её энергия всё равно будет потихоньку истощатся, и в конечном итоге, она умрёт по-настоящему. Твоя подруга обречена! Хуже, чем чистилище. Ей ни за что не вернуться назад одной. Если кто-то умрёт там, то произойдёт распад души… Она просто исчезнет навсегда, и все воспоминания о ней тоже.

Старик закрыл дверь, оставляя Тину наедине со своими мыслями. Тишина и темнота потихоньку угнетали. Отчего-то вмиг стало тоскливо и пусто. Тина интуитивно понимала, о чём говорил старик. Но принимать этого не хотелось.

«Умерла для этого мира? Её судьбе не позавидуешь? Она обречена? Хуже, чем в чистилище? Что он мне тут впаривает? Это секта?.. Я не верю!» – впали в сумбур её мысли.

Она не знала, как себя вести. В голове каша. И вдобавок таким сказкам не верилось. В технологичном мире поверишь скорее в робота, что нашёл идеальный интеграл. Девушка просто смотрела в тёмное окно, слушая песню непокорённой метели. И её душа легко улетала вместе с ней, далеко под облака, от всех забот и мирской суеты. Комок застрял в горле и слёзы маленькими каплями вырвались наружу, заставляя холодеть горящие щёки. Печаль, которую так не хотелось впускать, быстро окутало всё сердце Тины. Грусть, наполняя душу сильным потоком, хлынула из глаз. Тина завыла в такт вьюге…

После рыдания голова стала пустой. Сильный ветер немного усмирил свой лихой пыл. Наверное, надоело играть со стаями снежинок. И белый сахар мягко и спокойно ложился на Землю. Тихо и мирно сопели два снегиря, прижавшись друг к другу на снежном подоконнике у большого, замершего окна.

И тут у Тины щёлкнуло в голове озарение.

«Стоп! Почему я должна верить этому чокнутому старику? Да кто он вообще такой? Если верить каждому встречному поперечному, то и с рассудком можно попрощаться! Как говорят…»

— Доверяй, но проверяй. — Еле слышно прошептала Тина.

Девушка закрыла глаза: «Надо успокоиться! На горячую голову ничего не решишь»

Она услышала городской шум и суету за окном, не дававшей покоя её тяжелому сердцу. Но уже ставшей такой знакомой и родной, в сопровождении воем сирены и оглушительным криком сигнализации.

«Нет! Ещё глубже! Здесь ответа не найти.»

И она отдалась в объятия своей, на самом деле спокойной, печальной и родной – темноте. Девушка опускалась всё ниже и ниже. Страх, который мог бы закрасться сзади и атаковать, не приходил. А наоборот, чем глубже она спускалась, тем теплей и спокойней становилось. Тина ушла в себя, ей было знакомо это чувство, словно она делала так раньше. Делала давным-давно…

«Это что, вода?»

Мысли текли спокойной и непринужденной струёй, будучи естественным явлением, как лучи солнца или же луны – мягкие и тёплые.

Откуда-то слышалось, отходящий эхом куда-то вдаль, ритмичный звон капель воды. Тина опустила голову и увидела водяные круги в низу.

«Но откуда здесь вода?»

Девушка протянула руку и аккуратно дотронулась ладонью до глади. Небольшие круги тут же побежали, медленно увеличиваясь, куда-то вдаль. Приятная прохлада, как после знойного дня, мигом окутала ладонь. Даже это было ей знакомо! Дежавю проснулось из глубины памяти и откликом прозвенело колокольчиком в голове.

«Но, когда я могла быть здесь?»

Впереди Тина увидела девушку, похожую на неё. Отражение в водяной стене наконец проявилось после того, как рябь успокоилась. Хотя бледная кожа, и белые с отливом серебряного света волосы, парившие, как в невесомости и этим завораживали, не давали точного сходства. Но эта девушка вела себя в точности, как её собственное отражение. И Тина не могла понять от чего было ощущение, что та девушка была кем-то другим… Кем-то до жути устрашающим. Тем, кого Тина никак не может вспомнить…

Девушка, отведя взгляд от отражения, опустила голову. Сейчас, она вспоминала странные слова старика. Такую многозадачность лучше всего решать по мере поступления!

«Кто же этот старик? Можно ли ему верить?»

А вот отражение, всё так же пристально смотрело на неё. Словно это была не просто зеркальная иллюзия, а вполне живой человек, стоящий по ту сторону стекла. Существо наклонило голову на бок, локон бело-серебряного шёлка упал на лицо и исчез в других, падающих водопадом, волосах. Отражение молча и внимательно наблюдало за гостем, спустившимся к нему. Медленно оценивая знакомого, которого давно не видела.

— Неужели настолько слаба? — не отрывая глаз, вдруг сказало отражение.

Тина подняла голову и посмотрела прямо в холодные и бирюзовые глаза. А отражение и не поменяло своего положения. Девушка, там за водой была похожа на куклу. Такую хрупкую и изящную. И Тина окончательно поняла, что по ту сторону, стоит кто-то другой, не она.

— Кто ты? — с интересом спросила Тина!

— Я думала, что ты, наконец-то дашь мне ответ! На этот, вроде бы простой вопрос.

Её волосы двигались еле заметными волнами. Поблескивая завораживающим жемчугом.

— Я?! Я уже не знаю, кто я сама!

— Рановато в тебе возник этот вопрос! — как-то грустно ответило отражение. — И что ты от меня хочешь, на этот раз?

— Я?.. Не знаю…Совет?

— Совет? — взорвалось отражение.

— …! — Тина удивилась её бурной реакции.

Отражение посмотрело на неё свысока! Её глаза безжизненной и скучающей куклы, превратились в холодную и надменную сталь. Она презирала её.

— Хм!.. Действительно. Сиди здесь, причитай и кари себя и свою беспомощность. Сложи свои ручки и дуйся на судьбу злодейку! — с насмешкой ответила она.

— Да, что я могу?

— Тебе всё безразлично! — её глаза засияли бирюзовым цветом еще сильней, цветом ненависти. — Прекращай тогда играть в дружбу или любовь! Ах, да! Ты не знаешь, что это такое! — она повернулась спиной и посмотрела через беленькое плечико. Её волосы скрывали всё остальное тело, словно одежда. Губы отражения скривились в нахальной улыбке. Она подняла изящную ручку, чтобы поймать невидимую бабочку. — Твои надежды, переживания. За что ты переживаешь? За свою подругу? Или за себя? Чувство долга грызёт тебя?! Потому что ты видела. Да? Ты видела и притворилась, что не поняла ничего!

— О чём ты? — не понимающе крикнула Тина.

— Хватит лицемерия, Тина! Ты проигнорировала. Как всегда, это делаешь, встречая что-то непонятное. А теперь мучаешься, что ничего не сделала. Хотя могла! Как это чудно. — Она кружилась, играя в невиданном свете, словно наслаждалась её смятением. — Люди такие забавные. Видят – не делают. Гнетут себя за то, что могли, но не сделали. И снова, и снова без действуют, ссылаясь на слабость. Повторяя свои ошибки. И запутываясь в них всё сильней, словно в паутине. — Она застыла. Её тело, изящной статуэткой с невесомыми волосами, казалось, перестало дышать. И вот, она медленно опустила руку и развернувшись, подошла в плотную к глади воды. От куда с той стороны с ненавистью и мокрыми глазами смотрела Тина. Такое выражение лица явно позабавило это существо. — Люди такие Лжецы. — Презренно улыбнулась она. — А ты ещё хуже!

Тину словно обухом по голове ударили.

— Ты всё видишь. И сторонишься от всего. Маленькая бедная девочка, пытающаяся убежать.

— Это не так. — Прошептала Тина.

— Как долго ты сторонилась всех? Будешь продолжать и дальше закрывать глаза, и делать вид, что ничего не замечаешь? Это твоё ровное отношение ко всем, на вид доброе и понимающее, без намёка на неприязнь. Ведь всё ложь! На самом деле, тебе на всех с самого начала плевать! — она внимательно следила за своим гостем. И увидев, что добилась нужного эффекта. Решила остановиться на этом. — Если же нет, то докажи это мне. Докажи, что они не могут делать всё, что им вздумается. И я возьму свои слова назад. Если тебе нужны ответы на волнующие вопросы! Найди того, кто сможет их дать. Вот и весь секрет! Пришла за советом? Так вот он! Поднимай свою ленивую задницу и шуруй! Если остановишься, то ты – Умрёшь. — Спокойно закончило отражение.

Тина ощущала от неё угрожающую ауру, но в тоже время доверие, заботу и тепло! Она смотрела на неё, пытаясь хоть что-то понять.

— Если это всё!.. То я хочу тебя предупредить! Не буди меня по таким пустякам, с этим ты бы и сама справилась. — Она сделала безумные глаза. — А иначе, я тебя убью!

Всё резко начало поглощать тьма. Тина вскочила, тяжело дыша, пот тёк градом, её трясло от холода.

«Что это было? Я уснула?» – вертела Тина головой.

Сердце стремилось найти выход из груди. Девушка закрыла глаза. Попыталась успокоиться. Её терзало всё! Кажется, ещё чуть-чуть и она свихнётся! Тина встала на ноги.

«Больно…»

Но разум просил ответы в скором времени или в противном случае, он ни за что не успокоит душу, и разорвёт её на части! Тина, сжав кулаки, начала считать.

— Раз… Удар судьбы не избежать.

Девушка сделал шаг, но её слабые ноги не выдержали. Упав на пол, Тина зажмурила глаза.

— И на колени странник падает безмолвно. — Дрожал её голос. Но слёзы удержались и не скатились дорожками по щекам.

— Два… — Тина открыла глаза. — В груди царит сплошной пожар.

Главное не сидеть сложа руки, не останавливаться! Тина, стиснув зубы, встала сначала на колени и упёршись о стену…

— И кровь струится бешено по жилам.

Девушка поднялась на ноги. Её дыхание сбилось и стало немного тяжелым.

— Три… — она сделала шаг, а за ним – ещё один…

— Обычный крик души.

Тина взялась за ручку двери.

— И на клочья порванные цепи. — С хрипом шептала она.

Выдохнув, девушка опустила ручку вниз, дверь поддалась.

— Четыре… Простых решений не найти.

Тина уверенно шагнула через порог.

— Скорбя в небрежней тишине.

В коридоре было тихо и холодно, в воздухе летал запах лекарств и хлорки. Лампочки противно гудели, а некоторые мигали от неисправности. Вокруг было пусто. Казалось, что эта часть здания была просто заброшена. Хотя тут и было чисто, но от чего-то всё же мерзко.

— Пять… — девушка пошла прямо по коридору на дрожащих ногах, а рукой держалась о стену, чтоб не упасть. — Сердце тихо замирает.

После четырёх шагов, Тина споткнулась, но сумев удержатся на полусогнутых ногах, она тяжело сглотнула. Её собственное тело не сильно хотело слушать свою хозяйку. Но это не беда! Многие недооценивают упорство! А зря! Если придётся она выбьет из этого старика всё, что он знает!

— И странник падает опять.

Найдя в себе силы, девушка с рыком выпрямилась и уже более уверенно сделала новый шаг.

— Шесть… И последний луч заката. Не сможет скрыть сияние луны.

Тина дошла до конца коридора. Белого цвета дверь, с уже давно обшарпанной краской, сильней убеждало, что крыло заброшенно и уже арендовалось под большой склад.

— Семь… — продолжив, считать считалочку, Тина толкнула дверь. — И наполнится тогда души соната.

Дверь со скрипом открылась. За ней было темно, небольшой холодок пробежал по ногам, которые и так уже замёрзли, от мерзкого пола.

— Безмолвными криками сердец. — Тихо сказала она.

Тина всё-таки сделала шаг вперёд, теперь холод пробирал до самых костей. От темноты давило глаза. Продолжать считалочку уже не хотелось. Да и успокоилась уже. Тина не думала, что вспомнит её. Как давно она это придумала? Или же… Девушка остановилась.

«Стоп! А разве я сочинила её одна?» – в голове мелькали несколько ярких смутных картинок, светлый силуэт и она маленькая.

Время из своего детства Тина не помнила ни одного. Встряхнув голову, избавляясь от назойливых мыслей, девушка снова полезла по стене.

«Паранойю встретить сейчас не хватало!» – смотрела она вперёд исподлобья.

Пройдя, таким образом, ещё немного вперёд, она увидела блики света, и нечёткие голоса. За одной из дверей горели лампы, и был слышен разговор. Тина тихо подошла и прильнула к двери ухом.

— Мой господин хочет вернуть этот меч! — сказал некто, с ужасным и непонятным акцентом, словно он делал это специально. Тина непроизвольно сморщилась.

«Парадирует кого?»

— Боюсь это невозможно. — Девушка узнала голос Делакоста.

— О, нет! — умиленно ответил гость. — На мой взгляд, Вам придётся его отдать. Он принадлежит моему господину. Так, что я имею полное право забрать его и силой.

— Извините меня, но вы ошибаетесь! Этот меч принадлежит сам себе, и только он сам выбирает, кому ему служить. К сожалению, для всех остальных он бесполезен.

— Мой король хочет возглавить все королевства всех миров. И для этого, ему понадобится этот меч.

— Король вселенной?

Тину кто-то сильно вздёрнул за руку, да так, что она вскрикнула и от боли, и от неожиданности. Открылась дверь и её силой, одним рывком, затащили в помещенье. Свет резко ударил по глазам, пискнув от боли, она упала на пол. Внутреннее сознание ей подсказывало, что подслушивать «сыщик» так и не научился. Сделав такое короткое умозаключение, девушка, всхлипнув носом, открыла глаза.

— Это, подслушивало под дверью. — Сказал грубый голос. Считая Тину не просто чем-то неодушевленным, а даже не принимая её и за предмет.

— Вот как? — произнёс незнакомый собеседник. — И много ли ты слышала?

Тина увидела солидного человека, сидевшего в кресле. Его идеально выглаженный костюм и галстук раздражали на клеточном уровне. В дверях же стоял просто скала, а не человек. Тина потерла запястье, оно сильно покраснело и жгло колючей болью. По лицу Делакоста, можно было отчетливо прочитать удивление и слова: «Что ты, укушенная бешеным клещом за зад, здесь делаешь?»

— Как ты смогла подняться на ноги? — произнёс он спокойным, но удивлённым голосом! Ведь он вколол ей приличную дозу снотворного, на всякий случай.

Сознание девушки заржало, мимику читать она тоже не умеет.

Тина окинула его взглядом, как ей самой казалось по типу мол: «Ничего особенного! Без ответов меня от вас и клешнями не оторвать!» Делакост испугался! Её бледное лицо дёрнулось в спазме. Такое могло случиться только если он случайно задел нерв при уколе. И мужчина слегка занервничал, ведь при любом тике её половина лица будет так неестественно искажаться. Но Тина восприняла это волнение по-своему и, сев к нему лицом, считала себя почти победителем.

— Просто, взяла и пошла. Ведь мне нужны ответы!

Старик смотрел на неё и, кажется, слегка призавис. Ведь по идее, эта девчушка не то, что сесть на кровать не смогла бы, а перевернуться на другой бог, как минимум до завтрашнего утра. Но потом улыбнулся. Силе воли, ей не занимать. И пусть это пока проявляется в мелочах, но теперь мужчине стало немного понятней, почему меч выбрал именно её. Ещё бы пол лица не принимала такую гримасу, словно она встретилась со стеклом, проскользила вниз и, зафиксировав понравившийся эффект пришла сюда. Но Делакост посчитал это мелочью.

— Просто взяла и пошла. — Тихо и с отцовской теплотой повторил он.

— Не смейте меня игнорировать! Мусорные тараканы! — взбесился гость, от дефицита внимания к его персоне. — Убей эту грязную свинью! — приказал он своему подчинённому.

Вот тут Тина испугалась и поняла, наконец, что пришла не вовремя. Табличку бы вешали, что совещание идёт!

— Ну раз вы так заняты. — Встала она быстро. — Я, пожалуй, зайду в другой раз…

Но скала, без капли сомнения, перегородила ей дорогу и начала уверенно на неё надвигаться. К сожалению, Тине везёт на громил так же, как и с подслушиванием! Девушка начала нервно отходить назад. В её глазах читался страх, всегда ждавший за плечами свой дебют и никогда не упускавший шансы выходить и на бис. Теперь Тина осознавала своё положение без посторонних подсказок – она действительно встряла. Всего за пару дней она несколько раз побывала на краю гибели. Дайте ей передохнуть!

Девушка почувствовала спиной стол и поняла, что путь к отступлению закончился, а непобедимый громила всё продолжал надвигаться.

— Подождите! — взволновался Делакост. — Если от нашей руки здесь умрёт хоть один человек. Невозможно предугадать, что может случиться? — попытался вразумить вспыльчивых гостей старик.

Но гость с акцентом лишь злорадно усмехнулся, давая знать, что равновесие, и вся подобная ересь, его мало интересует. В будущем оно не понадобится. А скала нависла над Тиной. Девочка скользнула у него между ног и побежала к двери. Но судорожное дёрганье ручки, не дало никаких результатов, и дверь не поддавалась. Девушка начала впадать в заметную панику. Сзади, её схватили за шею, и сдавили стальными тисками. Тине перекрыло доступ кислорода, и сразу же потемнело в глазах. Потеряв ногами опору, она безнадёжно дергала ими в воздухе. Девушка попыталась закричать, но вырвался лишь тихий хрип. Ноги и руки не слушались, силы потихоньку оставляли её, в висках бешено застучал пульс. Она слышала какие-то слова, а потом отчётливый злорадный смех. Перед тем, как потерять сознание, ухо Тины, всё-таки, уловило слова незнакомца.

— Твоим играм конец! Девчонка пережила прыжок. Теперь остался лишь меч. Отдавай по-хорошему! — он зловеще засмеялся.

«Что? Надежда жива? Они хотят её убить? Мечом?» – Тина приоткрыла глаза, всё жутко плыло, а потом и вовсе стемнело.

«Ты и впрямь слаба! – проскочил голос вперемешку с колокольчиками в голове. – Беру все свои слова назад. Ты не сможешь спасти Ни-ко-го! Даже себя!»

— Я не позволю убить мою подругу! — еле слышно прохрипела Тина.

Вдруг отчётливо пронёсся звук колокольчиков. И яркая золотистая вспышка, последовала с острой болевой резью в глазах. Тина закричала. Вырвалось что-то, огромное и неудержимое, что девушка не смогла сдержать. Она почувствовала сильный поток, который доставлял ей нестерпимую боль. У человека скалы задымилась рука, и его волной отбросило от Тины.

— Что происходит? — закричал странный гость.

Когда поток немного успокоился, и капля ясности пришла в мозг, Тина почувствовала, что твёрдо стоит на ногах. Прядь тёмных волос, что раньше была короткой чёлкой, закрывала часть лица и не естественно развивались в помещении без ветра. Тина, молча стояла и смотрела в одну точку. Глаза продолжало жутко резать, нечто тёплое потекло по правой щеке. Девушка чувствовала, как вибрирует её тело, и как что-то сильно давит изнутри, пытаясь вырваться наружу. И Тина не знала, как обуздать это что-то. Она словно вернулась в своё детство: страх, отчаяние. Тогда девчушка не понимала почему была не такая как все. Почему воспитатель в детском саду испугавшись, позвонила родителям и сказала, чтобы их ребёнок больше не приходил, когда она била дразнивших её… Тоже самое и в начальных классах… Первым был психолог. Она просто разозлилась, ведь он считал её сумасшедшей, когда она рассказывала о силе и откуда эта сила берётся. Тина доверяла ему. Она знала, что об этом нельзя говорить и уж тем более показывать. Но она доверяла ему. А он назвал её сумасшедшей! Тогда волна ударила его сильней, чем в детском саду. Злость была сильней… У Тины полились кровавые слёзы…. Родители были напуганы, из-за того, что их ребёнок на столько неадекватный, что причинял всем вред. Они хотели отдать её в психушку. Тина тогда убежала… А потом она не знала, почему её любимая собака, лежала в крови и скулила. Это всё сила! Она не хотела этого! Не хотела… Воспоминания ударили её по мозгам. Из-за этой гадости близкие так долго страдали. А она не могла ни с кем поделится… И Тина закричала. Она никогда больше не выпустит силу! НИКОГДА!

— Что это? Не потрудишься ли объяснить Делакост! — потом, незнакомец скривил губы, в улыбке. — Что ж, похоже мне придётся убить и тебя тоже. Вы приносите слишком много проблем, для моего господина. А её я заберу с собой, лишний источник не помешает…

— Не пожалей потом из-за своих слов? Да и девочка с тобой никуда не пойдёт!

Старик резко выскочил из-за стола, но и гость не стал ждать. Они с неимоверной скоростью столкнулись, и сильная волна от удара разошлась вокруг, сметя практически всё, что было в комнате. И только Тина осталась на месте не подвижной. Её волосы ненадолго поддались сильному порыву ветра, и тут же начали парить на прежнем месте. Девушка смотрела перед собой невидящим взором. Сейчас она была в своём аду.

— И это всё на, что ты способен? — усмехнулся незнакомец.

— Не обольщайся! Такой мелкой сошке как ты, хватит и этого!

Старик сделал разворот и ударил противника на уровне шеи, незнакомец поставил блок, и отдача от волны проделала огромную дыру в стене. Двое отскочили друг от друга на небольшое расстояние. Старик приземлился рядом с Тиной. Её тело начало окутывать какая-то прозрачная, с отливом голубого и синего цвета, материя.

— Попрошу вас не шуметь. Это всё татки больница, а не стадион. — Проговорил старик. — Хоть корпус и заброшен, но всё-таки.

Вдруг резко появился туман и быстро заполнил пространство. Незнакомец сразу начал кашлять, а Делакост уже выскочил за дверь, и бежал по тёмному коридору, неся на одном плече Тину.

Незваный гость сделал какой-то жест и туман рассеялся.

— Ну, мы ещё посмотрим, чья возьмёт! Делакост эл Менкфроун… — по его губам скользнула лёгкая улыбка и он растворился, как только что бывший туман.

Чуть позже.

— Что нам делать теперь, мистер Делакост? — с неподдельной тревогой говорил Сиреон. — Вы напрямую взаимодействовали с человеком! Думаю, такое развитие событий хроники не одобрят. Да Вы вообще дальше плана, как попасть сюда и не обдумывали! По прибытию, Вы то и делали, что веселились и кутили, постоянно выпивали в подозрительных заведениях. В принципе, как и до прибытия в этот мир. Ничего не изменилось! — эмоционально всплёскивал руками мужчина и ходил взад и вперёд, отчитывая Делакоста, словно его мамаша. Но остановившись, он резко развернулся лицом к стражу. — Вы совершенно безалаберный страж! Вам нельзя доверять и домашнюю зверюшку, не то что человека! Вы возьмёте на себя за неё ответственность? Думаю НЕТ! — высказал наболевшее Сиреон и даже протяжно выдохнул.

— Успокойся. — Понимая, что причитания могут затянуться, заявил Делакост. — Не всё так плохо! Подумаешь, контактировал пару раз. Ты лучше посмотри, кого мы отыскали! Её сила, тебе ничего не напоминает? Да ещё так отчётливо! — искренне радовался мужчина. — Словно полная реинкарнация всех разом! Мы просто обязаны, вернут это заблудшее дитя домой!

— Не несите чушь! Вас бы засмеяли за такие слова!

— Ты сам её видел! Я понимаю, тебе хочется, с твоим мягким нравом, что бы она прожила в спокойствии и мире здесь. В этой образовавшейся цивилизации. Мы были приятно удивлены, увидеть здесь их потомков, не осознающих и не понимающих всех своих корней. Но неисправно несущие всю информацию в своих жилах. Но! — наконец повернулся он к писарю. — Никто из всех этих людей не был так похож на него и, как ни странно, на неё. Что самое интересное! — Делакост прошёлся по скромной комнате. — И именно из-за такого сходства, если б не оказалось кого-то рядом, кто мог бы направит её, как использовать свою силу. Эта девочка сильно навредила б себе, в лучшем случае. — Указал он пальцем на верх. — В худшем – всем тем, кого она любит. Ах, да! Никого и не было! Просто не было! — с нажимом говорил он, смотря, как сжимаются губы летописца.

Солнце проникало через окно и заливало скромное помещение ярко-алым светом. Преподнося хоть какую-то радость.

— Представь, как ей было тяжело! Уверен, сила пробудилась ещё в детстве. Ещё с детства ей пришлось повзрослеть и принять эту ответственность. И она сама запечатала все силы. Ты представляешь Сиреон?! Маленькая девочка, делала сама себе «вырезание» силы. Это не сравнится ни с какой операции на самом себе без анестезии. Атомная хирургия! Без изучения, книг и подсказок! Просто потому, что ребёнок не знал, как обуздать силу и хотел жить. Ты слышишь Сиреон? Просто выжить!

Сиреон, не мог представить. Он не мог представить, как будучи малышкой, она смогла это понять. Как будучи малышкой, нашла в себе силы запечатать это. Сила пронизывает всё тело. С рождения, она врастает в каждую клетку и частичку души. Ни чета приобретённой, которая существует отдельно. И что бы выдернуть эту силу из себя, надо пережит огромную боль. Сиреон это не понимал и молчал.

— А значит она и есть настоящий потомок Медс’Э. И сила в её жилах не смогла разбавиться. С нашей стороны будет великодушно вернут малышку домой.

— Не слишком, раз вы собираетесь вернуть их дитя на растерзание Миру. И столкнуть в лоб «родственников».

— Тем не менее – это должен завершить тот, кто начал. Раз он эгоистично не захотел, приводит всё в норму сам. Придётся поработать за него его потомку.

— Но у меня в голове не укладывается одно. — Задумчиво произнес он. — Мы просмотрели её родителей и всех родственников. Кровь давно разбавлена… тогда как у неё…

— Вспомни, как и когда род Медс’Э получает свою силу. В детском возрасте есть лишь лёгкое упоминание, но, когда приходит период взросления, сила сама их зовёт, полностью изменяя человека. Медс’Э так и определяли готовность к женитьбе. В детстве у них всегда были тёмные волосы и, когда сила заполняет их, становясь единым целым, волосы белеют и глаза, кстати, тоже.

— Не так! Глаза лишь осветлялись, но не становились чисто белыми.

— Да какая разница! Главное, что изменения на лицо были! Думаю, наша находка будет менять лишь только цвет волос, всё-таки кровь сильно разбавлена.

— Значит. — Удручённо проговорил Сиреон. — Сила бы её изменила и без нас.

— Именно. Думаю, ей передалась вся сила рода. А так, как она единственный наследник, то силе стало невмоготу ждать её взросления.

У Сиреона по всему телу пробежали мурашки. Он передёрнулся, как бут-то увидел какую-то мерзость. Мысленно осознавая, какой бомбой она стала, для этого мира. Ей было б тяжело жить здесь. Возможно, пришлось бы стать отшельником и уйти в горы. В лучшем случае! А в худшем – не выдержала, и сошла бы с ума, потянув за собой весь мир. Сила рода позволяет.

Делакост же ничего больше не говорил. Он просто улыбнулся. Мужчина с оценивающим видом осмотрел тихо сопевшую на диване девушку. Её состояние уже пришло в норму. Но первый огромный всплеск силы не остался без следа. Раны только что перестали кровоточить на руках и голове. Бинты хорошо справлялись со своей задачей. Но вот разум, не хочет оставлять в покое даже во сне…

Глава 4

Сон.

Опять колокольчики. Плачь…

— Мисс Далия, вам не пристало плакать, даже если вы потеряли близкого человека. Леди в любой ситуации должна оставаться леди.

— Как она могла оставить меня? — плакала навзрыд девочка — Она не может просто уйти. Я не позволяю ей! Почему именно сейчас?

Подросток ревел, захлёбываясь своими слезами, уткнувшись в подушку.

— Мисс Далия, ваш отец сказал вам, начать одевание к встрече с вашим женихом. — Служанку, как бут-то не трогала печаль девушки. И она стояла с каменным лицом, держа в руках кружевное платье.

— Я не собираюсь ни с кем встречаться! И это, не мой отец! — отчётливо прокричала она, со слезами на глазах. И снова уткнулась в подушку. Теперь девочка плакала тихо. Только слёзы текли из глаз.

— Почему мама умерла? Почему именно сейчас? — она говорила сама с собой, не ожидая ответа на свои вопросы. — Она смогла бы всё решить! И просто побыть со мной ещё немного!

— Неизвестно, когда смерть захочет забрать кого-то к себе? — пропел мягкий и печальный голос.

Далия оторвалась от подушки и направила свой взор в сторону.

— Селена! — умирающе проговорила Далия.

На неё смотрела, жалеющим взглядом, девушка. Её длинные и белоснежные волосы были собранные в лёгкую причёску. Чёрная траурная вуаль не могла скрыть, опечаленного трагедией юного лица с большими серыми, словно облачное небо, глазами. Её хрупкое тельце было укутано тяжёлой тканью чёрного платья.

— Никто не сможет укрыться от объятий смерти, и рано или поздно, мы все посмотрим ей в лицо. — Пришедшая гостья посмотрела с нежностью на плачущее дитя. Давным-давно забыв, что сама ещё является ребёнком. — Но люди остаются с нами до тех пор, пока мы не забываем о них. Они остаются жить – в наших сердцах.

— Селена! — всхлипнули в ответ.

Далия снова заплакала и слёзы покатились градом. Селена тихо подошла к подруге, и сев, обняла её, давая немого поплакать в объятиях близкого человека. Ещё с тех далёких времён, когда они были детьми, Далия плакала даже из-за бабочки. И Селена боялась, когда настанет время прощаться с близкими, её подруга не выдержит. До уха Тины долетел звон колокольчиков и напомнил холмик с погибшей птичкой возле реки. Маленькая девочка всхлипывала на руках у подруги. Колокольчики звякнули опять, и Тина видела, как уже взрослая девушка Далия, так же всхлипывает на руках своей подруги Селены.

— Мисс Далия, ваш отец…

— Я попрошу оставить нас ненадолго! — строго ответила Селена.

Служанка, не смеющая перечить королеве соседнего государства, поклонилась и вышла за дверь.

— Как ты добралась сюда так быстро? — спросила подруга заплаканным голосом, безумно обрадовавшийся её появлению.

— Просто. Как только узнала, что случилось. Я сорвалась с места и примчалась, как смогла.

— Но приехать, почти с того конца сюда так скоро, невозможно! — Она сжала в своих объятиях подругу ещё сильней. — Но я безумно рада тебя видеть! Сейчас, мне как никогда нужна твоя поддержка.

— Я знаю! — тихо ответила Селена, поглаживая её по голове.

— Помнишь, в детстве, я обещала защищать тебя? — спросила белокурая девушка.

— Ты о чём? — не понимала Далия.

— Я могу это сделать только в своём королевстве. — Селена взяла её за плечи и отодвинула от себя, посмотрев в её красные и мокрые от слёз глаза.

— Ты хочешь отправиться со мной? Подальше от этого извращенного старика и его планов?

— Он убил мою мать! — проскрежетала она. — Как я могу здесь оставаться?

— Ты не можешь утверждать это наверняка.

— Он её отравил! Я точно знаю! — она кричала громко, но голос её дрожал и от печали, и от ненависти.

— Тогда, тебе точно здесь делать нечего…

Всё начала пожирать темнота…

Явь.

Тина очнулась. Невыносимая боль сжимала сердце. С глаз текли слёзы.

— Что? — спросила она свою руку, на которой виднелись капельки.

Тина начала вытирать их со щёк. Потом завертела головой, оглядываясь, и оценивая своё положение. Девушка машинально начала разматывать бинты, даже не задумываясь, зачем они на ней были, и кто ей их намотал. Маленькая комната не впечатляла своим уютом. Единственное её украшение было большое окно позади внушительного рабочего стола, захламлённого какими-то бумагами и книгами; да маленький шкафчик в углу.

«Это рабочий кабинет» – сразу подумалось Тине.

Она встала на ноги. Её слегка качнуло, но удержать равновесие, было гораздо легче, чем в первый раз. Хотя девушка ощущала себя ещё больше побитой и раздавленной, чем тогда. Эта сила, что она заперла так давно, снова чуть не взяла вверх. Да ещё так просто! Взявшись за голову, она подошла к окну. Пейзаж, тоже оставлял желать лучшего, как и комната. Огромная, грязная стена и парочка мусорных баков – вот и вся картина, передававшая привет Тине. Осознав, что это какой-то захудалый переулок и она не имеет никакого понятия, где находится; девушка направилась к двери. Не успев взяться за ручку, та открылась, больно ударив Тину по носу.

— Очнулась? — словно не заметив этого, произнёс Сиреон.

Тина подняла голову, чтобы посмотреть на его наглую рожу, которая даже не извинилась. У Сиреона всегда глаза были уж слишком живыми и слегка наивными, а в растрёпанных волосах, находился свет.

«И где он лучи находит?» – задумалась Тина, смотря на его шевелюру.

Но стресс так просто сам собой не пройдёт! И поэтому Тина с криком, энергично ринулась назад, подальше от мужчины. Сбив по пути кресло и, упав два раза, она доползла до противоположной стены. Прижавшись к ней спиной и тяжело дыша, Тина, наконец, посмотрела на удивленного такой реакции мужчину.

— А? — только и сумел выдавить он. Что произошло мужчина так и не понял. Даже обернулся на всякий пожарный, вдруг за ним кто-то страшный стоит?

Девушка, вздохнула и отлипла от стены. С ним «играть» не интересно. Тина вздохнула и взгляд устремила к окну.

«А в общем не так уж и высоко. – раздумывала она. – Ниже земли не упаду!»

— Ты себя плохо чувствуешь? — никого больше не найдя, спросил парнишка.

— Сиреон! — позвал до жути знакомый голос. — Я придумал!

Сиреон закатил глаза, и Тина поняла, что Делакост отличался своей «гениальностью» и «сообразительностью» каждые пять минут. Одуванчик сделал шаг, чтоб освободить проход, и спиной подпёр косяк двери, тяжело вздыхая. Тина же стояла, как замороженная, вот только опять задёргался правый глаз. В комнату быстро залетел Делакост. Никого не замечая, он подошёл к столу, и открыв ящик, достал меч.

— Мы заманим их в ловушку! — радостно проговорил старик.

— Браво! Очевидно, вы долго думали над планом? — спросил Сиреон.

— Да, — отмахнулся довольный тот — придумал за передачей «В мире животных». Там слон в брачный сезон… — отвлёкся старик.

— Мне не интересно, что там слоны делают в брачный сезон! — остановил Сиреон хранителя жестом. Он знал, что за тем не заржавеет по всем животным пройтись. — Какой план вы придумали?

— Зря! — обиженно произнёс Делакост. — Между прочим, много интересного пропустил. А поймаем мы их на приманку! — и старик странно улыбнулся, посмотрев на диван. Но никого там не увидев, он удивленно огляделся по сторонам.

— Где наша знакомая?

— План тоже подсмотрели из передачи?

— Ага! — радостно проговорил он. — «Диалоги о рыбалке.» — Уточнил, какую именно передачу он смотрел в момент придумывания гениального плана.

Старик повернулся к окну, но и там никого не было. Тина же стояла сзади и копировала все движения, так что бы он не заметил. Это выглядело забавно, а главное получалось, уж слишком похоже, что вразумительный Сиреон еле сдерживал улыбку и усердно строил рожу кирпичом.

— Где эта девчонка?

Делакост, походив немного по комнате, повернулся и облокотившись рукой о стол – задумался. Но так как стол у Тины кончался, она облокотилась о его невидимое продолжение. Немного подумав, старик направился к креслу, плюхнувшись в него, он услышал грохот. Обернувшись, Делакост увидел девушку, потирающую пятую точку. Потом он посмотрел на Сиреона, тот махнул рукой и скрылся за поворотом, похихикивая уже там.

— Что ж, рад, что у всех хорошее настроение! — Он вскинул ногу на ногу. — Погода нам сегодня сопутствует.

— Нам? — переспросил вернувшийся Сиреон. Куда он уходил, что вернулся так быстро, Тина постеснялась спросить.

— Да, нам всем! — твёрдо и уверенно ответил старик.

— Что вы опять задумали? — вздохнул Сиреон. — Какую б передачу не насмотрелись, это всего лишь кино!

Старик улыбнулся.

— Ну, ладно! — вдруг подала голос Тина и поднялась с пола, стряхивая пыль. — Мне было с вами весьма весело, но, к сожалению, пора домой. Доиграем в следующий раз! А то мама ругаться будет! Не отпустит потом.

— Ты тоже участвуешь в моём плане.

— Не собираюсь!

И Тина без колебаний развернулась, и направилась к двери, всё-таки уход через окно – это на самый крайние случае, лучше не злоупотреблять.

— Значит, тебе не интересно, что с тобой случилось, и не волнует судьба твоей подруги? — лыбился Делакост.

Тина остановилась. Он без труда зацепил за самое ценное. И именно поэтому, Тина его ненавидела.

— Ведь ты можешь больше никогда её не увидеть, а я могу помочь вернуть. — Как бы между делом приманил он её сахарком.

Тина обернулась и посмотрела через плечо. Сахарок она учуяла, но осторожность не давала просто взять и подойти.

— Я вам не верю! — сощурилась она.

— Тебе решать, верить мне или нет, но сама объяснить произошедшее ты не сможешь. Ни одной книги по этой теме в этом мире ты не найдёшь! — Делакост улыбался. Он знал, что она уже давно согласилась. Просто сама принять это не может, вот и мечется.

Тина выдержанно молчала. А старик улыбнулся.

— Нет! И в самом деле. Раз ты мне не веришь. На, держи! — он протянул ей мобильный телефон.

Тина, не задумываясь, начала набирать знакомый номер подруги. После первого же гудка послышался взволнованный голос матери Надежды.

— Алло! Говорите!

— А-а… Извините! — Тина отвернулась от старика. — Позовите, пожалуйста, Надежду к телефону.

Тина не услышала ничего кроме рыдания в трубке. Девушка встала в ступор, подозрение худшего, оправдывались с каждым мгновением. Трубку взял ещё кто-то.

— Простите. — Сообщил мужской голос, Тина узнала отца Нади. — Но Надюша пропала пару дней назад. Вы случайно не знаете, где она может быть? Может она к вам заходила или говорила что-нибудь? Ну хоть что-то!

В телефон доносился надрывистый плачь матери.

— Нет. — Тихо ответила Тина и отключилась.

Продолжать дальше разговор было бессмысленно. Рука обессиленно обвисла и телефон чуть не выскользнул из пальцев. Сомнений не осталось, Надя и впрямь пропала, то самое, во что так не хотела верить Тина, и случилось. И единственный, кто хоть что-то об этом знает, сидит и лыбится. Девушка ощутила себя полностью выжатой… Хотя, может, допросит другого? Тина повернулась и по хищному посмотрела на одуванчик. Тот занервничал и спрятался за стеной. Его-то, она уж точно расколет!

— Силы по своей сути есть у каждого человека в этом мире. Будь то сила веры или надежды, или же…

— Что с ней случилось? — тихо спросила Тина, про явность силы она слушать не хотела. Но старик её игнорировал, он продолжал.

— … невероятные физические силы, а вот со сверхъестественными, как их здесь называют, посложнее обстоят дела. Но суть в том, что никто не может их выплеснуть в таком количестве. В этом мире, чтобы видели глаза – нет! Здесь, это невозможно и находится за семью печатями. Ты же не только смогла высвободить её, да ещё и окутать себя ею. Даже мне интересно, как у тебя это получилось. Я понимаю, что ты просто испытала сильный шок. Но опять же, каким образом ты смогла это сделать? Со своей крошечной частью живой энергии… Ты что-нибудь помнишь из детства. Там что-нибудь случилось?

Тина смотрела на него молча, не перебивая, и не задавая уже никаких вопросов, всё равно от этого старика не дождёшься ничего вразумительного! Но пока он размышлял в слух, Тина собирала части пазла, что б в будущем собрать целую картинку. Тина ненавидела пазлы, но иногда приходиться иметь с ними дело.

— Нет, ничего особенного. — Соврала она. Уж им душу изливать она не собиралась.

Да и Тина почти уверена, что каждый в детстве пугал родителей, о невидимой силе, которая требовала жертв. И у каждого ребёнка на руках была кровь своей любимой собаки. Так что, ничего особенного!

— Что ж, думаю, надо начать всё по порядку. Мир, который ты знаешь, в принципе нельзя сказать, что он не существует, он есть, но для вас. Для нас же Ардерианцев, Роундов, Медс’Э… — он красноречиво сделал выделение на последнем, и непонятно зачем для Тины, указал на неё. — Его нет. И не должно быть! Вселенная – это сплетение пространств, по которым можно перемещаться в любую точку. Но каждый мир, не взаимосвязан друг с другом.

— Да, я смотрела «Теорию большого взрыва» и знаю о параллельности волн. Но вы здесь! — спокойно констатировала факт она.

— Да, это так! Чтоб попасть сюда мне потребовалась вся моя жизнь в исследовании, все мои тысяча лет, чтобы узнать формулу перемещения. — Всплакнул он. И Тина понять не могла наигранность это или он просто так эмоции выражает?

— И зачем вам это?

— Да… это моя ошибка… — снова театрально всплакнул Делакост и задумался, кажется, он вспоминал то, что хотел бы забыть на всю оставшеюся жизнь. Или как видел Сиреон: пытался придумать. — Я был не только странником и охотником, при короле после великого бесцветного, я был и учёным. — Мечтательно говорил он. А у одуванчика уже брови поползли вверх. А это было только вступление. — Белый король, чтоб спасти свой народ, решил отыскать «Великий путь». Он мог привести и на Землю. Шла легенда, что здесь существуют великие запасы живой энергии, которые и рождают души и их силы. И если заполучить эту энергию, то могущество королевства не будет знать преград. Я ослеп от своего высокомерия. Я решил помочь ему в этом, не задумываясь о последствиях. Я составил формулу перехода, но что бы открыть эти двери, нужны жертвы или специальный артефакт, заряженный особой энергетикой. Но таких артефактов, на моём счету было всего несколько. Искать их пришлось бы очень долго. Король не захотел ждать, пока их отыщут; да и времени не было, надвигалась война, в которой мы были в меньшинстве, а следовательно, нас бы поработили; плюс надо ждать и условий проведения обряда – поэтому он выбрал жертву… — Делакост умолк. Сиреон впал в стазиз и чуть пена из-зо рта не пошла.

— Жертву? — не выдержала и переспросила Тина, её уже завлёк рассказ.

— Да. Он пожертвовал целым королевством, чтобы открыть проход.

— Целой? Он её продал что ли? — на самом деле Тина догадывалась про что шла речь, но осознавать это, как-то не хотелось. Поэтому она попыталась предложить все возможные варианты, даже самые глупые.

— Нет! К сожалению. Он её уничтожил! Всё своё королевство. И всех своих людей: мужчин, женщин, стариков и детей. Там даже больше никто не селится. Природа взбунтовалась и превратила задний двор в обширные леса. — Старик вздохнул. — Конечно, перемещение отнимает много сил и здесь они не восстанавливаются, а наоборот, мы рискуем остаться в этом мире до конца своих дней. Более того исчезнуть навсегда. Но мой грех не отмыть ничем. — Закрыл он своё лицо ладонью. Сиреон стоял, подпирая собой косяк и не вмешивался. Это он в летопись точно писать не будет! — и мне лишь остаётся его остановить! Он хочет уничтожить и вашу планету, весь целый мир, с его многочисленными клочками! — замотал Делакост руками и, встав, подошёл к девушке, схватил за плечи. — Но он пока не может это сделать, ему нужен человек именно от сюда, он должен его переродить в том мире. — Затряс он её и, прекратив, продолжил. — Хоть для этого потребуется время, но его мало! Поэтому, ты должна отправится, с нами. Мы не можем вернуть человека обратно. К сожалению, у меня не осталось тех сил, а доверять королям… Нет времени искать того, куму можно это доверить. Там весьма сложные отношения! Ну ты понимаешь! Ты должна сама вернуть свою подругу. За тебя никто этого делать не будет. — Старик театрально сжал губы.

— Мистер Делакост…Вам… — Сиреон хотел что-то сказать.

— Ничего не говори! — затормозил его Делакост, выставив в протесте свою ладонь. — Неважно! — он просветлел и смахнул слезу. — Теперь у нас есть союзник! — и он посмотрел на Тину. — Тебе надо стать сильнее всеми доступными способами, как можно быстрее. Но я не могу решать за тебя. Свой выбор ты должна сделать сама.

— Я… — Тина заколебалась.

— Я понимаю. Непростой выбор. Но запомни, что твои враги не только люди, но и само время. Его у тебя нет! Тебе предстоят тяжёлые сражения, во всех смыслах, Гоку. За короткий срок ты должна обрести неимоверную силу, Гоку. А параллельно, на тебя будет ложится столько же ответственности. Сможешь ли ты это сделать, либо нет? Смотрите в следующей серии! — Делакост не выдержал и слился.

— Я домой! — бесцветно проговорила Тина.

— Подожди! — Схватил он её за руку. — Всё что я сказал чистая правда. Если хочешь спасти друга, стоит пройти сквозь Ад и обратно!

— Я не хочу терять друга, но и вам верить не хочу. — Тина говорила тихо. — Нельзя оставлять её в беде.

— Тяжёлый выбор. Но силы пришли в действия. И они не останутся без твоего внимания. Что ж, хоть времени у нас и нет. Я всё-таки дам тебе немного подумать. У тебя полчаса на принятия решения, а нам надо подготовиться.

Старик встал с кресла и поманив помощника, вышел из комнаты.

— Я хотел сказать: как вам не стыдно, Мистер Делакост! — отойдя от двери, не громко проговорил Сиреон, что бы она не услышала. — Вы врали не краснея. И какие ещё белые и бесцветные короли? Гоку? Вы сюда ещё б видеоигры вплели.

— Это её путь джедая!

— Вы слишком много уделяете время на фильмы!

— Это лучшее, что нашлось на Земле! Но в общем, и самое главное, я сказал правду. Да и сделал я за тебя половину работы! Пользуйся и не благодари. Такие хорошие афоризмы для летописи! — даже не поведя глазом на возмущение, ответил старик. –– Её мир и впрямь уничтожат, если всё у них получится. — Он остановился и повернулся к собеседнику. — Это чтоб ей понятно было. Вкратце. И доступным для неё языком! Можно сказать, я почти ничего не придумал. — Он развернулся и поспешно пошёл дальше. Ещё круги и формулы какие-то придумывать! Сам себе работу сделал!

— Сократить великую историю до одного абзаца! Лучше вас никто не смог бы это сделать. Да ладно бы сами придумали, ы почти всё с фильмов слизали! — Возмущался Сиреон, потративший больше половины своей жизни на изучение историй. — Да и ладно бы вкратце! Но-о, вы всё переврали! Адамс не обезумевал и не приносил жертвы! А самое главное! Вас, в этой истории быть не должно!

— Да-да…Я ж говорю – для связки. — Преспокойно, ответил Делакост.

Летописец остановился, краснея от злобы и тяжело дышал…

В комнате.

Тина осталась одна. Она так желала этого момента. Уединиться со своими мыслями и хорошенько всё обдумать. И в то же время, не хотела этого больше всего, ведь мысли были не из самых приятных. Девушка любила одиночество. Так она не причиняла вред другим. Но сейчас, ощущение изменилось, вгоняло в ступор всё происходящее с ней. От этого становилось ещё больше непонятно, а непонятность – приносила страх. Прям как в детстве. Барьер, что она с таким трудом воздвигала, так легко разрушался! Хотелось плакать. Ведь сейчас она боялась одиночества. Казалось, что вот-вот в комнату зайдёт Надя и скажет: «Ты чего здесь? Пошли гулять!» – и потащит за собой, как тогда после годовой комы в больнице. Тогда Тина смогла запечатать силу и была счастлива. Она была нормальной! И у неё появился первый и ценный друг. Девочка с солнечными волосами.

Тина задумалась. От напряжения девушка сморщила лоб. В тишине послышался ход часов, незамеченные лишь до этого момента. Они верно и беспощадно отбивали ритм, пуская стрелки по кругу. Тина сидела на полу у стола, прямо напротив двери, и смотрела на неё в упор; взгляд был без злобы и без интереса; она не ждала и не рассуждала; даже муха, летавшая по кругу, и всеми силами пытавшая раздразнить хоть кого-то – не существовала. Ощущение времени исчезло. После того, как Тина взяла тот меч, всё перевернулось именно тогда. Девушка просто смотрела на эту грёбанную дверь без цели и желаний. Тина не хочет навредит своим родным. А значит девушка не может остаться, как бы не хотела. Она опасна!

Ход часов слышался всё отдалённей, мягче, отдаваясь эхом в подсознании. И в конечном итоге вовсе застыл. Перед Тиной стояла тёмная тень. Чернота человеческого силуэта поражала. Его жёлтые глаза, игриво поблёскивали непонятными искрами. Неестественная улыбка, белой линией изгибалась от предположительных ушей, которых, конечно же нет. Оно ничего не произносило и видимо не собиралось, что-либо предпринимать. Но всё нутро Тины подсказывало, что тень пришла за ней. Без слов и движений, существо давало понять: если Тина сейчас не отправиться вместе с ними, то оно придёт в другой раз сам, и тогда, девушке уже будет не отвертеться.

Через некоторое мгновение тень исчезла, вместе с появлением хода часов и остаточного ощущения – жизни. Девушка долго не могла надышаться. Словно всё это время она пробыла под водой.

— Что здесь случилось? — в комнату вбежал старик. Он посмотрел на девушку, дышавшую, словно та пробежала марафон.

— Так что здесь произошло? Я слышал шум.

— Упало. — Прохрипела она.

— Что? — волнительно спросил Делакост.

— Мое самолюбие!

— Что ж, а теперь, я бы хотел услышать твоё решение. — Отозвался Делакост. — Времени не осталось. Они отыскали нас быстрей, чем планировалось. — Врал он.

— Я не за что, не брошу своего друга, через что бы мне не пришлось пройти.

— Неплохо. Самонастрой – это хорошая штука. Скоро полночь нам пора. Сиреон, прибавилось народу, так что и тебе придётся немножечко поработать. У тебя пять минут – пополни силы.

— Что? — не понял парнишка и был слегка ошарашен, что его тоже втянули в спектакль.

— Садись и медитируй! Будешь помогать. — с нажимом проговорил старик.

Парнишка, вздохнув, сел в позу для медитаций. Свет луны интересно касался его волос. С лица ушла озабоченность, он стал спокоен, как само лунное сияние, освещавшее его силуэт.

— Что он делает? — смотря на сосредоточенного мужчину спросила Тина.

— Пытается восстановить часть своей энергии, вбирая в себя крупицы из внешней среды. Тебе тоже надо этому научиться. Пригодится. — Старик был доволен, он хотел, чтоб она про это спросила и надеялся, что запомнит.

И Делакост поманил её пальцем за собой. Они вышли в коридор, пройдя полутёмную часть, и быстро дошли до железной двери. Старик что-то пробормотал и пару листков закрывавшие щели задымились и загорелись. Тина вопросительно посмотрела на старика.

— Это зашита от не прошенных гостей. — Пояснил он, не оборачиваясь, такое ей вряд ли пригодится.

Делакост открыл дверь и зашёл в помещение.

— Хоть это теперь и твоё. — Старик взял меч в ножнах.

— Береги его, не щадя своей жизни, этот меч бесценен. Многие захотят получить силу, запечатанную в нём, но она не должна вырваться наружу, самостоятельно. Ей обязательно нужен хозяин. — И он протянул ножны Тине.

Девушка взяла меч в руки, осмотрев его теперь внимательнее. Она провела пальцами по красной линии, ощущая связь с ним.

— А теперь, давай поспешим. Нам надо закончить круг.

Тина, всё ещё переваривала те листки, с символами от непрошенных гостей. А тут ей уже сунули меч с наставлениями! Сейчас девушка достигла того пика, что слова влетевшее в ухо, не задержавшись надолго в голове, тут же вылетали. Её мозг явно не справлялся с работой и требовал перезагрузки, в пределах месячной комы. Девушка видела вокруг себя много нарисованных цветочков, и почем-то в розовых оттенках. Ей бы стоило испугаться, но цветочки были такие интересные, что она просто смотрела, как они танцуют. Ещё немного и Тина начнёт пританцовывать вместе с ними. Вот уже улыбаться начала.

Но танцы прервал вернувшийся Делакост с недовольным взглядом, и потянул девушку за собой. Та не охотно пошоркала за ним, но опять остановилась. Дошедший почти до конца мужчина, вдруг понял, что снова идёт один. Он сдержанно выдохнул и вернулся обратно. А девушка просто разглядывала противоположную стену. Делакост еле сдержался, чтоб не припечатать её к этой самой стене и не оставить мир без воина.

Тина опомнилась от прикосновения мужчины. Ей нужно было время, чтоб смириться со своей судьбой и сила духа, чтобы не пуститься на бег, сверкая, на прощанья всем, своими пятками. Страшно без ничего переезжать в соседней город. А тут в мир пихают! Да ещё неприглядную судьбу в нём прорекают. Ноги сами собой становились ватные. И Делакосту приходилось тащить её силком. Но вспомнив про Надежду, Тина пошла сама. Ведь она была её семьёй, а семью не бросают.

Наконец, немного придя в себя, Тина уже быстро шла по коридору. Впереди была стена и девушка поутихомирила свой боевой пыл. А Делакост быстрым и уверенным шагом, не замедляясь, пошёл на таран. Тине аж интересно стало: врежется – упадёт, али так постоит – пободает? Но мужчина, как ни в чём не бывало прошёл сквозь стену, кинув напоследок: «Не отставай!»

Тина расстроилась. Она думала, что сейчас поржёт над стариком, который будет валятся на полу и говорить: «Ой, а от куда здесь стена взялась?» А он тут Хогвартс устраивает! Конечно, над старшими не льзя смеяться, но тут особое исключение. Тина начала сомневаться, что они вообще люди…

«Ну, а вдруг?» – задрала Тина голову и начала осматривать стену.

— Тю! — скривилась она. — Цифры с дробью нет! Ню так не интересно!

— Не успел приделать. — Вылезла голова Делакоста из стены. — Поспешим! — напомнил он и исчез где-то там.

Тина, пока не знала, где это там? И помедлив, она крутанулась вокруг себя, прижимая к груди ножны с мечом. Девушка закрыла глаза и, задержав дыхание, наконец шагнула вперёд. Лёгкий холодок и покалывание прокатилось по телу и остался позади.

Когда Тина открыла глаза, она увидела большой зал. Потолок, казалось, уходил вверх высоко-высоко; нарисованное на нём небо было безумно реалистичным. Напротив находилось одно окно-фреска, такое же величественное, как и небо на потолке. Стеклянная картина была более мрачная Полукруглая фреска от пола до потолка изображала саму госпожу Смерть. Но не обычную смерть с косой, мрачную и тёмную. А наоборот, тут присутствовали только яркие цвета, головокружительно красивые оттенки. Синий плащ переходил в тёмные полутона, давая объём. На этой картине не было косы и не было черепов. На госпоже был тёмно-синий плащ, как вечернее небо, с большим капюшоном, закрывавший лицо. Но чёрные, как смоль волосы всё же виднелись из-под него. Единственный чёрный цвет на этой картине. Исключая, конечно, тот, что давал тона, и то он напоминал очень тёмно-синий, чем чёрный.

Девушка на фреске держала в руках розу, красную как сама кровь. На пальце горделиво восседало кольцо с красным камнем, немного темнее, чем цветок. Её бледные и нежные руки, овевали как лоза – дикие розы. Далее эти цветы ловко переходили на фон композиции. Ничто и не упоминало кто это. Но Тина сразу подумала – «Смерть». Она, ощущала взгляд, из-под капюшона незнакомки: пронзительный и испепеляющий, не знающий жалости, и пощады. От этой фрески в комнате происходила интересная игра света и тени. Небо становилось более реалистичным. И высокие стены тянулись в бесконечность. А тени, почти настоящие деревья, играли и даже, как показалось девушке, шептались между собой на стенах.

— Матти. — Проговорил Делакост, видя, как один из её потомков с любопытством рассматривает силуэт женщины.

— Кто? — переспросила Тина.

— Прародительница. — проговорил Делакост, дорисовывая портал.

Тина подошла к внешнему кругу на полу. Их было три: один, самый большой, на нём и нарисовано больше всего символов и знаков. Здесь Тина разглядела даже знакомы цифры, если, конечно, это не её бурная фантазия, которая, решив, справится с грубой и непонятной реальностью, придумывая знакомые знаки. В центре круга был лишь один знак, девушка подметила, что у него самые плавные линии из всех, потом между первым и вторым шли более острые иероглифы. А между вторым и последним – смешанные. Так же были ещё какие-то линии пересекавшие круги, и напоминавшие треугольники, и квадраты, но не выходившие за пределы последнего круга.

— Прародительница чего? —спросила Тина.

— Космонавтов, блин. Сама узнавай! — и Делакост бросил мел, надоело ему вырисовывать какие-то символы. Всё равно не поймёт!

— А, это и есть тот самый круг перехода, над которым вы маялись, всю свою жизнь? Знаете, если б я не видела все предшествующие события лично. Я б подумала, что попала в какую-нибудь секту. К каким-то чокнутым фанатикам, бюджетного культа. Хотя б кровью написали, а не мелом! — честно призналась девушка.

— От ты ж! — уголок губ мужчины скривился. — Щас пойду крови младенцев нацежу, подожди! Или эфирной смолы духов? Ты здесь видишь хоть одного? Я нет! Поэтому мелом обойдёшься, тоже мне учёный! — недовольно произнёс Делакост. — Думаю скоро ты немало повидаешь и культистов, и чокнутых! Подожди! — обрадовал он её.

— Побыстрей бы! — попыталась она скрыть свой страх, за наигранной маской воодушевление.

— Ты на войну идёшь, а не на праздник! — напомнил Делакост ей на всякий случай. Уж больно весело она ответила.

— Ну что отправляемся, мы должны как можно быстрее пересечь «Танцующий лес». И кто додумался построить там город? — в зал зашёл Сиреон. Уж по виду он точно радовался больше всех, Тина аж глаза сощурила, подозрительный он какой-то.

Делакост и Сиреон быстро оказались в самом центре на плавном иероглифе. Тина же стояла и не спешила, прижимая меч к груди. Авось уйдут и не заметят?

— Какой город? — всё-таки решила спросить девушка.

— Лесной! Их называют Венвет. У них на сохранении есть кое-что нужное нам. — Мягко проговорил Делакост. — Кое-что, нужное, больше тебе. Артефакт в виде розы. Но туда, так просто, не попасть, поэтому мы пролетим чутка дальше и зайдём с другого хода.

— Трудности прям с самого начала! — возмутилась девушка.

— Ну не будем сейчас о плохом. — Улыбаясь своей лисьей улыбкой, проговорил Делакост. И протянув ей руку, продолжил. — Прошу вас, юная мисс. У нас мало времени. Заходя в круг, задержите дыхание ненадолго.

— Не будем забегать вперёд и боятся происшествий, которые ещё не произошли! — проговорил Сиреон. И так же с улыбкой протянул ей руку.

Тина почему-то немного сердилась. Куда её втягивают, она не знала. Так же и то, что ей предстоит пережить. Девушка была ведома лишь чувством дружеского долга и страхом навредить ближним. Она осознавала, что должна вернуть Надежду назад домой и не важно, пусть даже ей придётся продать свою душу. Ведь почему-то она чувствовала вину и перед ней. Тина вспомнила водные круги на прохладной глади, девушку по ту сторону, волосы которой были белее снега, её слова…

Послышался отчётливый звон колокольчиков, которые мягко пронзили пространство и унеслись куда-то в даль, в ожидании своего нового прибытия. Тина посмотрела на обоих мужчин. Сейчас она не убегает! Это точно! И пусть она знает их не долго. Пусть её голова разрывается от множества вопросов, а также от не укладываемых в голове событий. Пусть! Улыбнувшись им в ответ, она прицепила меч к поясу, и взяв их за руки, шагнула к ним на встречу.

Глава 5

После того, как Тина зашла в круг, с двух сторон началось монотонное бормотание. Ощущение было странным. Такое, что, если бы материя вокруг начала сдавливаться и сужаться, становится плотнее и более материальной, а, следовательно, теплее. В один миг Тину пронзили тысяча игл и её окутала тёмная, мерцающая пелена. Тело повисло мёртвым грузом и не слушалось, а шаг, который она хотела сделать в пустоту, не получался, какие бы усилия девушка при этом не прикладывала. Тина хотела закричать, но вылетел лишь холодный воздух. Всё то, во что она верила до этого момента, с каждым мигом теряло смысл.

Вокруг пролетали лица, люди, маски – всё, что ей снилось и даже тех, кого она видит впервые. Картинок становилось больше, действия длиннее и отчётливее. Незнакомые люди, битвы, танцы, смех и слёзы – всё странным образом накладывалось друг на друга и медленно проплывали возле неё. Тина крутилась, сбитая с толку. А кадры неутомимо ускорялись быстрей. И в итоге превратились в линии ярких красок. Ощущение реальности напрочь потерялось, осталось где-то дома, вместе со всеми родными и близкими, дожидаясь её скорого возвращения. Теперь главное не смотреть назад! Тина понимала: всё то, что она знала, осталось там, где и её собственная «реальность». Ей придётся учиться всему заново, откинуть все сомнения, и, не смотря, ни на что достичь своей цели.

Теперь яркий свет слепил глаза, даже зажмурившись и закрывшись руками, было нестерпимо больно. И ещё этот скрепяще-скрежащий звон в ушах звучал сильней с каждым мгновением. А потом, достигнув пика, когда барабанные перепонки хотели лопнуть, а мозг запечься от этого шума, Тину сильно дёрнуло.

Где-то в пластах межмирья.

Резкая боль по всему телу блаженно растеклась расслаблением, сигнализируя, что давление и шум ушли. Тина открыла глаза, но ничего не увидела. Везде была темнота.

«Это куда лучше, чем слепнуть от белизны света!» – подумала Тина.

Девушка оглядывалась по сторонам, пытаясь найти хоть какой-то выход. Она не знала, что делать дальше. Делакост, очевидно в спешке, забыл о такой маленькой, но весьма важной для неё сейчас – инструкции.

«И что теперь? – смотрела она по сторонам – Я останусь здесь? Неизвестно где? Одна! Без шума… – и тут Тина призадумалась – А в общем не плохо!» – призналась она сама себе.

Идиллию нарушало странное ощущение, чего-то надвигающегося. Тина чувствовала себя глупо. Её вело любопытство, а неприятности стояли в сторонке и махали платочками. Девушка набрала в лёгкие воздух и с решимостью проявленного глупца произнесла.

— Здесь кто-нибудь есть?

«Прям ответят: да, я здесь на кухне, чай наливаю. Проходи!» – нервно хихикала у себя в голове Тина.

В прямой зависимости от усиливающегося чувства приближения кого-то, она вглядывалась в пустоту, в надежде увидеть что-то прежде, чем испугаться. Меч снова засопел своим великим и не пробуждаемым сном.

Наконец, девушка увидела приближающийся чёрный сгусток. Хотя, Тина надеялась, что это игра её воображения. Такое часто происходило в последнее время. От стресса всякое может быть!

«Ну пожалуйста, пусть будет воображение! – ныла она у себя в голове, по мере приближение кого-то. – Я всё ещё верю, что это воображение!»

Чёткая грань реальности и иллюзии уже потеряла все возможные ориентиры и стала размытой и бледной. Пока Тина думала о гранях и возможностях иллюзий.

«Верю-ю!» – не сдавалась она и даже напрягалась, чтобы создать эту веру.

А это что-то приближалось к ней. Девушка видела уплотнённый сгусток. Он кружился расплывчатым дымом, создавая ощущение, что внутри он бездонный. Правда это или нет Тина не хотела проверять. Не долетая до девушки пару шагов, сгусток остановился и резко сформировался в силуэт человека. А потом он открыл жёлтые глаза.

— А ладно! Ты выиграл! — махнула она руками, сдавшись, что её вера так и не сработала.

Но желтоглазик не думала радоваться победе. Девушка прям чувствовала, как пространство напрягается.

— А-м, здравствуй! Мы встречались! Помнишь ты приходил недавно? — махнула она в приветствии ладонью. — Я здесь слегка заблудилась. Мне там в лес надо…Как же его? — потёрла она лоб, вспоминая. — Там ещё жители какие-то… — Тина начала стукать себя легонько по лбу в надежде, что умная мысля сама выйдет открыть дверь.

— Я – Никто. — Прогремело ото всюду.

— Эм, ладно…

— Этот момента спирали ты начинаешь тоже с «Никого»!

— А, эта приветственная Кат-сцена так начинается! Ладненько. — Пробормотала она. — Можно выбрать героя?

Тине казалось, что уже темней быть просто не может, но она ошибалась. Густая и тяжёлая чернота весело разлилась везде, куда только могла дотянуться. Девушка почувствовала ауру, наполненную злобой, которая родилась из боли и страданий. Этот негатив влезал в её собственную душу и старался сожрать её изнутри, ища в лабиринтах подсознания самые слабые стороны, чтоб начать именно оттуда. Меч немного простонал, как бы переворачиваясь на другой бок, только не хватало причмоков спросонья. И не открывая глаз, уснул дальше. А вместе с этим ушёл и негатив.

— Значит, ты хочешь со мной сразиться? — проскрежетал силуэт. Его атаку отбили. Этот приём исподтишка, был направлен на завладения эмоциями, чтобы свести её на гибель. Хватило бы и секунды. Но непроизвольная защита включилась ещё раньше бдительности, а меч доделал остальное. — Смелый поступок! Только вот «Никто» проиграет в любых сражениях!

Тина напряглась. Ситуация из «приветственной заставки в игре» резко превратилась в «истребление главного боса». Какая игра начинается с «сражением с боссом»? Тина сделала нервный смешок, но потом осеклась.

— Я ни с кем не хочу сражаться! — попыталась успокоить она его.

— Какой бред! — его голос возмущался и злился одновременно. — Ты хочешь со мной сразиться! — Уверено утверждал он за всех. — Тогда зачем ты пришла? Хочешь славы? Денег? Власть? В любом случае, без битвы тебе не уйти. Победи меня, если сможешь! Тогда, возможно, ты получишь то, чего желаешь. Без точки цели движения не существует!

Его аура вокруг вызывающе сгущалась. Поневоле Тина сжалась, как при неизбежном столкновении, меч отозвался на слова желтоглазого небольшой вибрацией, принимая его вызов.

«Вот прям здесь и сейчас! Давай, тряпка нападай! – гудел меч. Тина прижала его к бедру, дрожь передалась кости, но после прикосновение он успокоился и притих. – Ну ладно! Живи!» – и вроде, как задремал.

— Я не буду с Вами сражаться! — не подавая вида беспокойства, уверенно произнесла Тина. — И власть, и всякая какая-то там другая чушь мне не нужна… Мне лишь нужно найти дорогу в «Танцующий лес» и тех жителей, кто там живёт. Если вы, конечно, знаете дорогу, если же нет, то хотя бы в любую другу деревню.

— Не нужно? — вокруг него разлетелись тени в разные стороны. Но в мгновение всё стало в норме. — С чего ты взяла, что я буду тебе помогать просто так?

— Потому что вы не нападаете. — И Тина зажмурила глаза, ожидая бурной реакции. Но не почувствовав избиения, она открыла глаза. Силуэт не двигался. Он не пытался атаковать или угрожающе выкидывать свои тени. — Я же права?! Вы не атакуете, если на вас не нападут. Поэтому вы меня запугивали. — Сгусток молчал. — Только я этого делать не буду. Но думаю, вы правы! Невежливо просить помощи, даже не представившись. Все зовут меня Тина. А у вас какое настоящее? Ну врятли вас все так зовут! «Никто» – это не имя. — Девушка хотела наладить контакт со знакомства. Но желтоглазый молчал. — А вы знали, что я весьма болтлива? Надеюсь, вы любите разговорчивых людей. Говорю без умолку! Думаю, мы станем хорошими соседями, если случиться так, что я не смогу выбраться. Я расскажу вам о-обовсём! Это будет о-очень долго и весело! — Затараторила девушка.

— Я – «Никто»! — тихо произнёс он скрежещущим голосом. — У меня нет рода. Так же и твоё имя больше не принадлежит тебе. Ты тоже теперь «Никто».

— Это как? — усмехнулась девушка. — Мне его дали с рождением. Оно моё!

— Да. Но только там, где цикл бесконечности отмеряется промежутками. И каждый промежуток называется своим именем. А так, как ты рушишь свой промежуток, то и имя твоё разрушено. Новый мир – новый отрезок – новое имя. — Ни с того ни с сего разъяснил спокойно сгусток.

Возможно, учитель из него вышел бы и хорошим. Только вот из-за того, что он говорит всё равным тоном, не понятно, где надо беспокоиться. Девушка даже не могла сообразить степень опасности: из-за неполной ли это информации, или же из-за её обычной природной глупости.

— Я не хочу лишатся своего имени! — призналась Тина, слабо поняв эту часть. Только попросить повторить, она постеснялась.

— Поэтому, мне не о чем с тобой разговаривать. Как только ты уберёшь гордыню и узнаешь, кто ты и какого твоё имя. Тогда и приходи! — поставил он точку в их разговоре и медленно скрылся в темноте.

— Стойте! — крикнула она уже в пространство. — Почему Вы здесь? И как выбраться от сюда? Почему Вы не покидаете это противное место.

— Меня может освободить только истинный король. — От куда-то эхом донеслись отголоски голоса и проскользили холодной гладью дальше. — Я запечатан вечностью и эту темницу, которую самому никогда не покинуть. Так захотел мой создатель.

— Глупости! — возразила она.

— Дитя! Не доставай меня нудными речами, раз не хочешь умирать, иди от сюда. Но запомни, не везде ты можешь просто уйти, заболтав противника. В большинстве случаях, ты должна сражаться. Чтоб достичь своей недалёкой цели.

Тина переваривала то, что он говорил. И пока девушка придумывала, как спросить его об выходе, или ещё о чём. Он её опередил, дав, по сути, неоценимый совет.

— Если где-то нет выхода, то просто сделай его. Тем более у тебя есть меч, который может тебе проделать дыру, где угодно, доверяй ему, как себе. Просто делай то, что считаешь нужным. Твои чувства, вот твоё оружие здесь, как человека. Пока они есть ты живёшь.

Эти последние слова глухим эхом разнеслись отовсюду.

И почти шёпотом, словно из далека и невзначай добавил.

— И унимая твоё любопытство, туда, куда ты идёшь, меня называют Древним. А в других краях меня звали более просто – Чума смерти.

И он легко засмеялся. Последние смешинки растаяли и упали вниз, больше не показываясь. А девушка то открывала, то закрывала рот. Не зная, говорить или молчать. Тина взглянула на меч, он мирно спал и подсказывать, что делать, явно не собирался.

— Теперь, я дочь самурая! — пробасила она сама себе.

Девушка отстегнула меч с пояса и с интересом начала разглядывать ножны.

Проведя двумя пальцами по полосе. Та засияли золотистым светом, и меч легко поддался рвению руки. Он со звуком вытащился из ножен. Тина, долго не думая, поднесла лезвие к ладони и в один миг, оно окрасилось в красный цвет крови. По выбоине пробежали алые капли к самому черепу с переплетёнными волосами. Меч издал странный звук. Девушка закрыла глаза. Одна секунда и Тина взмахнула рукой, разрезав пространство. На том месте появилась светлая брешь. Шагнув туда, девушка обернулась.

— Я придумала тебе имя! Раз тебя Древним величали, то будешь Ренер! Теперь ты можешь называется им, а не Чумной поганкой или тырить у Смерти имя. «Никем» быть уже не в моде! — Сказав это, она решительно шагнула в расщелину света, которая в миг затянулась, как рана.

— Что ж посмотрим, только время может показать истину всему. Но если вы погибнете, вам уже будет всё равно и на истину, и на время, и на имена – мой король. — Сообщило эхо пустоте.

И он опять опустился в царство Морфея, где мог спокойно ждать своего выхода на сцену. Но в этот раз, он заснул с теплотой внутри, которая распространялась и согревала всё тело. Теперь его сон не был абсолютным кошмаром.

Новый мир. Возле Танцующего леса.

Тёмная дыра в пространстве закрылась. Девушка, лежала в зелёной траве. Вокруг уже начал рассеиваться мелкий дым. Тёплое солнце ласкало кожу, пели птицы – идиллия! Через некоторое время Тина открыла глаза. Память по не многу возвращалась и не радовала.

«Боже, как всё болит! И ещё эта вибрация по всему телу! Словно все кости гудят!» – бабкой кряхтела про себя Тина.

Тут девушка услышала голоса. Она повернула голову, но высокая трава преграждала весь обзор. Вроде и обидно, но в то же время не больно она сюда и хотела. Осталось определиться куда, «сюда»! Девушка решила привстать. Всё тело отдало болью, но любопытство сыщика оказалось сильнее прихоти организма. Болел он почти постоянно в последнее время, а вот интерес ко всему был стабилен. После того, как девушка смогла приподняться, её челюсть так и отвисла от удивления.

Длинные уши, зелёные длинные волосы. А глаза? Зелёные, кошачьи глаза!

«Кто это? Люди? Маскарад?»

Стояли три чудика и что-то бегло говорили на непонятном языке. Это были скорее звуки. Согласные звучали как- то, гортанно и стрекочуще.

— Алоха, господа ролевики. — Улыбнулась Тина в свои тридцать два слабо-клыкастых зуба.

«Актёры» своей жизни мгновенно замолкли. Ветер играл с листьями деревьев и сам лес замолк в ожидании… Тина улыбалась, как ей казалось весьма приветливо и непринуждённо. Ещё чуток и она получит несуществующий вывих губ.

Кошачьи глаза непонятных существ, долго не отрывались от чужестранки. Тут один из них подошёл ближе. Его острый взгляд и бледное лицо вселяли угрозу. Но симпатичные черты лица и остренький носик немного их заглушали. Тина смотрела на него с дёргающей улыбку и невзначай пустила слюну.

«Красивый, блин…»

Красивый же что-то гордо и быстро проговорил, подняв свой остренький носик, но при этом, не отрывал глаз от Тины. Девушка же с открытым, перекошенным ртом наблюдала за всеми движениями этого чуда.

Новый знакомый прищурил свои кошачьи глаза и его зрачки расширились. Тина же, даже не подумала закрыть рот для приличия, всё так же, с тупым выражением пялилась на него.

Чудо, в свою очередь, повторил сказанное прежде. Но уже как-то медленнее и грубее, странно понизив голос. Эх, зря старается лапуля! Тина ничего не поняла бы, повтори он это всё по слогам раз сто. И выдала первое, что пришло в её не совсем мудрую голову.

— Как делишки? — включила она ловеласа женского пола.

Чудо-юдо вскинуло тёмно-зелёными бровями. Мол: «что за подкаты? Мы девицы с даунами не общаемся!» И он бегло протрындел, своим приятелям. Тина примерно представила, что он им там наплёл… Типа: «эй, девочки смотрите, тут деревенщина думает, что сможет к нам подкатить!»

Его же друзья к зову вняли и начали подходить, смотреть на «деревенщину» поближе. И у Тины потемнело в глазах. Опять! Какая-то скотина тюкнула её по голове.

«А могли бы просто посмеяться и уйти, подумаешь подкат не получился, бить то зачем?» – так бы и подумала Тина, будь она в сознании.

Место, куда должны были переместиться. Дом Делакоста.

— Куда она могла пропасть? — метался и кричал Делакост.

— А вдруг уже ушла за грань? — Сиреона аж затрясло от такой мысли.

— Не неси чушь, я б узнал. Она жива, это точно!

— А я предупреждал! Не известно, что может случиться! Я говорил, что портал хранителей может сработать на человека не так, как надо! Она вообще может отправиться в мир предков; превратиться в множество частиц и отправить свой дух в мир бытия. Учтите, если она это сделает здесь, а не в своём мире, то не сможет уже никогда переродиться. Её частицы души просто рассыпятся! — Сиреон по сути своей был оптимистом.

— Да уймись ты! Предки её здесь не ждут! Меня волнует другой вопрос. Как мог, один самый лучший хранитель миров. — Потряс он невидимыми длинными волосами и вздымая голову к небу. — Ну и мелкие лица, приближённые к нему. — Добавил нехотя он. — Потерять по дороге одного человека?

Летописец задумчиво посмотрел на хранителя. И думал говорить ему о его ветренной натуре, аль промолчать…

— Возможно, она не подсознательно выбросила себя раньше, прежде чем дорога её разрушала.

Сиреон в согласии мотал головой. Всё логично.

— Или… — продолжил хранитель.

— Или? — с интересом переспросил Сиреон. Разве может быть что-то ещё?

— Она передумала и пошла домой.

Летописец закатил глаза.

— Да шучу. — Успокоил его хранитель. — Кто-то просто её выудил раньше.

— Но кто? — удивился Сирен. — Кто-то с силой сравнимый с хранителем? У нас ещё один враг? — Сиреон заметно занервничал. Точно вырвать человека из пути перемещения – ни каждый хранитель справиться. Но появился кто-то настолько умелый и сильный? Этот мир полностью выходит из-под контроля! Катастрофа!

— Без понятия. Но разве это не интересней?

— Интересней? — голос летописца дрогнул. Ему пришлось сделать пару вдохов чтобы успокоиться и продолжить. — И где нам её искать? Это не изолированная Земля! Здесь куда больше места для размаха. Хотя и на Земле мы искали слишком долго.

— Ты у нас гений, или кто? А? Кто хвастался, что от него не одна мушка не уйдет? Вот и ищи!

— Кто бы сомневался! — со скептицизмом ответил летописец, и поучающе продолжил. — Нечего сваливать свои косяки на других! Кто забыл её проинструктировать?

— Меньше знаешь – крепче спишь! И потом у нас не было времени! — отмахнулся Делакост, слишком уж лениво ему было, но потом со вздохом продолжил. — Ей придётся стать куда более сильнее, чем она сейчас. И до всего должна доходить сама. Только тогда, она сможет обрести истинную, первородную силу. — И весело добавил. — Что ж пусть начинает сейчас! — и затянул свою любимую трубку.

— Вы жестоки! Она всего лишь человек, да и ещё ребёнок. Ей нужно дать небольшой толчок!

— Толчок? Он уже произошёл! Когда она сделала первый шаг в портал. Нет! Раньше, когда она получила то желание – спасти подругу.

— Странно что вы на неё слишком много надежд возлагаете.

— Ничего странного! Люди хоть и слабы, но некоторые могут поистине удивить! Эти дети интересные экземпляры!

— Но я всё-таки думаю, что вы затеяли это зря. Ничего хорошего не выйдет! Люди глупы и долго учатся, а вас за это растворят в бездне! Вам простили тот инцидент и всё почти готово для уничтожения мира и всё, что с этим связано.

— И кто из нас жестокий, Сиреон? — голос Делакоста понизился и стал задумчивым. — Я лишь хочу вернуть заблудшее дитя домой. Но куда возвращаться, если дом разрушали? У нас есть время. Дадим ей шанс всё исправить…

Сиреон замолк… Хроника должна быть написана, пока мир ещё существует. Хроника должна лить в себе слова тех миров. Летописец, должен следить чтобы чернила дней всех времён впитывали в себя этот мир. Хроники пишутся на закате миров…

Сиреон помнил все эти правила! Сейчас у него на руках три пустые свитка хроники. Три заката… Мира… Но время ещё есть!

— Что ж, тогда, как насчёт толчка побольше? — прервал минутку сентиментальности Делакост и гаденько улыбнулся. — Как насчёт Древнего? Если справиться с ним и сможет его хоть немного пощекотать, а главное додуматься и выйти из межпласта сама и живой. То справиться и со всем остальным!

Делакост мог узнать, что Тина уже побывала в межпласте и без его инструкций, но он сейчас не хотел. Даже хранителей дорога выматывает! Особенно когда они в человеческой форме.

А у помощника округлились глаза.

— Чего вы несёте? Пощекотать Древнего? Вы спятили? Он убийца, помогающий убийце! — помощник строго добавил. — Древнего не убить! Чуму нельзя убить. Это оружие можно только спрятать. И как она выйдет из межпласта? Она человек! Чего нельзя сделать, того нельзя сделать!

— Вот именно! Справиться с этим, то станет непобедимой!

Помощник закатил глаза.

— Вы невыносимы. — Вздохнул он.

Деревня Винвет в Танцующем лесу.

— А-а-а… — жалобно прорвался в полумрак земляного помещения стон. — Да я что! Неужели такая толстая? А-а-а-а!

Но не оставляя попыток достичь желаемого, Тина уже натянула связанные руки на подошвы, которые до пробуждения, были безжалостно стянуты за спиной. И вот, произведя ещё пару усилий и техник дыхания, девушка блаженно растянулась на земляном полу, улыбаясь своей маленькой победе. Улыбка мгновенно слезла с лица, когда пришло осознание. Что она не знает, где, по материнской линии прабабушкиных внуков и во имя себя, она находится?!

Медленно сев на точку, отвечающую за отдел с приключениями, Тина опустила туго связанные руки между ног. Полностью расслабив их, как макаронины, вместе с плечами. Водя по полу мрачной комнатушке одними глазами, Тина так и не смогла определить своё место положение. Девушка подняла голову. Взору представился соломенный потолок с несколькими балками-ветками. Сказать, про её удивление, значить ничего не сказать. Про такое она только читала и видела в старых фильмах. Но её раздумья и воспоминания нагло прервали.

По темечку что-то стукнуло. Девушка сначала не обратила на это внимание. И когда лёгкий удар повторился, а вперёд покатилось нечто маленькое и красненькое, похожее на вишню, Тина наморщила лоб. Эта «вишня» немного прокатилась к дальней стене и скрылась во мраке. В макушку опять тыкнуло с поразительной точностью и отскочило в другую сторону. Послышались сдавленные смешки.

Девушка обернулась и это маленькое нечто, чуть не попала ей в глаз. Пока она пыталась проморгаться от такой наглости. Кто-то успел ойкнуть, засмеяться уже во весь голос, и судя по тихим шептанием и топотом – сбежать. Продолжая непонимающе моргать, а заодно теряясь в догадках: что же это было? Безжалостное нападение? А точнее хулиганское, малолетнее нападение. И стоит ли предпринимать хоть какие-то меры против орудия убийства?

На глаза попалось то самое орудие: ягода, похожая на вишню. «А может это и есть она? – подумала Тина, сунув в рот ягодку. – Не она…»

У девушки свело лицо от кислоты. Лайм по сравнению с этой ягодкой, просто детский лепет. Кстати, о детях. Весёлый смех залился у окна. Преступники вернулись на место преступления…

«Так-так…»

Одна «вишня» полетела в отместку. Послышался недовольный взвизг и ещё громче смех. А значит «ядро» попало в цель! Кто-то ойкнул. И дети опять взвизгнули, поспешно затопотав прочь. Над окном сурово говорили. Но вот что? В маленьком проёме, через которое весело проскальзывали лучи солнца. Образовалась тень. Она грозно постояла и отправилась восвояси.

Тина, кряхтя, поднялась на ноги и подошла к окну. Она снова слышала голоса, смех, крики. Небольшой шум. Подойдя к двери, девушка подёргала её как учили: на себя, от себя. Но та была заперта. Тина постаяла так чуток и взялась за ручку ещё раз.

«Не, ну а что. Вдруг?»

И хорошенько дёрнула её в один бок, другой, вверх и вниз. Для точности надо пробовать все варианты, вдруг у них двери по-другому открываются? На всякий случай, разбежавшись, Тина боднула её плечом.

— Ну, не всё коту масленица! — девушка огляделась ещё раз, пытаясь отвлечься от ноющего плеча. И подметила, что это землянка. Кстати, даже ничего такая! Земляные шалаши тоже надо уметь строить! — Отель пять звёзд! Номер люкс и это всё, к моим услугам! Н-е-е-е! Для меня и моей «скромной» персоны слишком маловато!

Тина пнула земляную стену. Но та была умней и на провокацию не обратила внимание. Девушка осмотрела дверь. И на всякий случай пнула и её. Та тоже ничего не ответила. Дверь была увесиста, деревянная, входа под ключ не было. А значит, засов был снаружи. В самом помещении ничего не наблюдалось, лишь голые стены и пол. Кстати, холодный!

— Вот не люди! — буркнула Тина, понимая, что отморозила копчик.

Через окно тоже не выбраться. Оно было высоко, почти под крышей и узкое, такое, что не пролезет и ребёнок. А вот крыша… Крыша девушку явно заинтересовала. Да высоковата. Да всего три балки-ветки. Но зато какие! Всем балкам – балки, на зависть веткам! Да, Тина навернулась пять раз, пока пробовала туда забраться. Но, старания стоили того. Крыша была и впрямь из соломы!

— Вот гады зелёные! А на пол охапку кинуть им зазорно! Ну-ну! — шептала девушка, глистом ковыряясь в крыше, пытаясь взглянуть на день их божий.

Высунув из соломы макушку, а следом полные азарта глаза. Тина, как партизан бывшей разведки, по-воровски повертела одними зрачками во все стороны. День был ярким, ясным. Маленькие, но милые домики, светились изнутри естественной добротой и спокойствием. Они были выстроенные между деревьев и кустов. Хижины оплетали кроны деревьев, становясь неотъемлемой их частью. Лишь одно здание уходило ввысь на два этажа.

«Домик на дереве» – хмыкнула Тина, но что за материал они использовали на стены? И тут в душе проснулся прораб Игорь…

Выбрав более подходящее время, кода со всех сторон не было жителей. Тина не заметно спустилась. А точнее, кубарем прокатилась с покатой соломенной крыши, не успев крепко зацепиться за перевязь и прихватив охапку другую на память – Тина, мешком картошки, шмякнулась на землю.

Выплюнув, всё ту же солому, девушка быстро поднялась и поковыляла к ближайшему углу, пока её грациозные полёты не заметили. Копчик приземления не оценил и болел в отместку. Спрятавшись в тени, Тина осмотрела руки. Верёвки потихоньку, но уверенно стирали кожу. Вздохнув, девушка решила, что сегодня день точно не её!

Но вот глаза зацепились о «спасательный круг». На противоположной улице в заборе торчало что-то наподобие топора.

«Вот и чудно! А день то налаживается!»

Тина юркнула в противоположную сторону, подальше в тень. По дороге той улицы, где торчало это оружие, ходило больше всего народу. Они были все красивы, как на подбор. С зелёными волосами многие по пояс, а у кого-то и длинней, даже юноши имели завидные шевелюры. Они улыбались, а их глаза светились некой добротой, идущей прямо из глубины, из сердца. Смотря на них, Тина улыбнулась. Даже из-за соломы перестала злиться. Ну забыли с кем не бывает?

Как раз возле этой оживлённой мини площади, и похоже, возле единственного забора, устроились двое зеленоволосых. Они что-то весело обсуждали, сидя на зелёной травке, смеялись и прибаукивали. Никто и не заметил, как над ними, через другую сторону забора, медленно показались руки. Они аккуратно зашли над топором и веревки, словно по маслу, были перерезаны. Прохожие, увлечённые другими, более важными делами, не замечали этого. Мужчина, над которым и был топорик, мелодично напевал и активно жестикулировал, увлекая всех своим разговором, сам не обращал ни на что внимания. А руки тем времени так же медленно, как и появились, скрылись по ту сторону восвояси, оставляя опасное оружие на месте.

Эта странная деревня, где не было ни одного срубленного дерева, как говориться, без единого гвоздя всё строилось, девушку завлекла сразу же. Без единого гвоздя, топора и лобзика – это не шутка! Тина в упор смотрела на стену одного из домиков. Прораб Игорь внимательно изучал запутанную вязь веток. Настолько плотно сросшиеся, что не образовывали просвета. Но как столько веток могли так срастись, образуя «монолитный» дом? Тина лизнула стену. На вкус было и правда деревом… И пусть весь мир подождёт, она хочет посмотреть здесь всё! Прораб Игорь внутри ликовал вместе с ней.

Здесь было словно в сказке! Прямо посередине дома растут высокие и крупные деревья. Маленькие хижинки были то там, то тут. Даже холмы – не холмы! Крохотные окна на скатах земли и лёгкий дымок из труб на вершинах указывал, что там кто-то живёт. Тина ковырнула мох, что служил и утеплением, и крышей, и попробовала.

«И впрямь землянка, классно!»

Этакая сборная солянка строений! Такой разброс сооружений! Кто на что горазд! И это всё, имело своё очарование.

Тина засмотрелась на одно растение возле домика-холмика. Это было вроде цветком, а вроде нет. Но, когда его лепестки сложились как крылья бабочки, а потом снова расправились в радужном узоре. Тина не сдержала улыбки, а насекомое медленно улетело, лениво махая своими крыльями. В макушку ей снова что-то прилетело и это были опять, те самые красные ягодки. Тина обернулась и заметила притаившихся группу детей, состоящих, по меньшей мере, из троих человек, за углом дома. Одна девчушка и двое мальчишек.

«Ну, что ж!» – сощурилась Тина.

И пригнувшись, пошла за ними. Увидев, то самое дерево с красными ягодками, а затем, набрав их в карманы, она, хрюкнув, юркнула между деревьями.

«Воевать, так воевать!»

Мужчины в деревне переполошились. Каждый встречный останавливал бегущих, выслушивал пару слов, и уже вместе с ними срывались на бег. В скором времени было всем известно, что прибывший пленник сбежал. Даже староста, имеющий в своём наличии длинную слабо-зелёную бороду и завидную шевелюру для своих лет, ходил в поисках по своей деревне. Правда, в сопровождении двух более спортивных помощников. Старец остановился лишь на поляне, тяжело дыша, а стража позади него даже не вспотела.

На поляне резвилась почти половина детей деревни. А в центре веселья была беглянка. Кажется, они играли, в каких-то монстров. Потому что сначала, кто-то один бегал за всеми рыча, а когда догонял, появлялся другой монстр и делал тоже самое. Все веселились, не думая о различиях и непониманиях они говорили на языке, который понимали все – смех. Ребят особенно веселило, когда догоняла их беглянка. Она строила рожицы и, словно, страдающий запором зверь, бегала за детворой в раскорячку. Когда она ловила их и кружила, дети взвизгивали, и гогоча просили покрутить ещё. А потом навалившись на неё всей кучей, повалили на землю.

Дети замерли на долю секунды. Как заметил староста, перед ними была бабочка. Невиданного голубого цвета. Она притянула к себе внимание всех детей, заманивая своей красотой. И они, боясь её спугнуть, замерли, наблюдая за радужными крыльями. Даже чужачка, не могла отвести от неё взгляда. Дети не решались сделать шаг на встречу к насекомому. И староста хмыкнул в свою седую бороду, понимая, что их пора учить общению с природой.

Но дальше произошло, то, чего он ожидал увидеть меньше всего! Чужачка, которая принесла с собой меч. Медленно протянула руку. Бабочка дёрнула пару раз крыльями, но не улетела, а перебралась к ней на палец. И она также медленно поднесла её ближе к себе, под тихие удивлённые вздохи. Чужачка взяла ручку маленькой девочки, с двумя косичками, и пересадила бабочку ей. Девочка засветилась от счастья. В это староста не мог поверить: первому контакту с природой их детям показала чужестранка! Бабочка вспорхнула, и малыши с весёлым визгом побежали за ней. А девушка с лёгкой улыбкой смотрела им вслед. Другая бабочка такого же цвета села на волосы незнакомки, медленно разминая свои крылышки и прогревая их на солнце. Старец сделал неуверенный полушаг, но всё же решился и твёрдо пошёл к ней. И Тина, почувствовав их, обернулась. Улыбка, а также недавняя беспечность и весёлые смешинки в её глазах, мигом убежали. Уступая место тревоге и лёгкому страху.

Тину вели по уже знакомым уличкам, петляя между деревьями-хижинами. За всё это время, она успела рассмотреть эту деревню вдоль и поперёк. Прораб Игорь не мог не нарадоваться увиденной диковинке. Единственное, исследовать в высоту никто не успел. И чем больше она смотрела со своим внутренним прорабом, тем больше им нравилось это место. Люди здесь были в прямом смысле необычны. Они могли в пару движений поднять увядший цветок. Эти жители говорили с деревьями, и хоть Тина не слышала, но знала, деревья им отвечали. Сердце Тины рвалось к этой тайне, с такой невообразимой силой, что справиться с этим, девушка просто не могла.

«Дайте мне эти знания!» – просила она мысленно.

Её привели к самому большому и грандиозному строению в деревне. Вокруг огромного дерева горделиво кружило двухэтажное здание. Этот дом ещё служил и опорой старому гиганту, не давая рухнуть дряхлому стволу, который уже не в силах держаться вертикально.

Её медленно повели внутрь. Полумрак мягко прикрыл ей глаза. Но мгновенно позволил рассмотреть, что он за собой скрывает. Хижина была построена вокруг трёх больших стволов, давным-давно сросшихся в единый. Внутри жилище казалось обширней, чем выглядело снаружи. Прямо в сердце здания, вокруг деревьев, вверх, стремилась лестница, грубая, на вид, состоящая из тяжёлых брёвен. Туда и повёл её конвой. На втором этаже было светлей. Как заметила Тина: столов, стульев и другой привычной мебели не было. Пожилой мужчина медленно прошёл в сторону горы подушек и с некоторым усилием, кряхтя, уселся на них.

Конвой долго не ждал и уселся, где и стоял, лицом к старейшине.

— У-у-у, восточный стиль, мне нравиться! — прошептала Тина довольная. На неё злобно посмотрел один зеленоволосик. — Не-не. Ничё! — и девушка замолкла, отвернувшись. Злобные они все!

Но долго не обижалась, Тина покрутила головой то на одного, то на другого и последовав их примеру, неуверенно уселась на свои колени. Старик, наконец, заговорил. Его скрипучий голос, что-то мелодично пел. Тина нехотя его слушала, уже давно не пытаясь понять хоть слово. Но всем видом изображала интерес, внимание и сосредоточенность. Возможно, Тина делала это чересчур усердно, с умным видом, кивая почти каждому слогу. Что старик махнул рукой. И между ними упал меч и ещё пару вещей. А принёсший всё это зеленоволосик, скрылся за спину. Поворачиваться и проверять, что он там делает, было сыкотно.

— Это не моё! — тут же запротестовала Тина. — Мне подбросили!

Но вот к старику подошёл ещё один. Он нёс в своих руках красненькую подушечку. Подойдя к старцу, он плавно присел на колено. А староста погладил своей худой рукой эту подушку и махнул в сторону девушки.

«Ценная видать подушечка» – поняла она.

Один охранник встрепенулся и возмутился, но старик снова махнул рукой и тот замолчал.

«Дисциплина!» – оценила девушка послушание.

Парнишка склонил голову и поднялся, он медленно подошёл к Тине и протянул подушку. На бархатной ткани лежал красивый кулон. В глаза бросился ярко алый камень. Он алым цветом отливал в середине переплетённых множество ниток, серебряно-холодного оттенка. И всё это образовывало маленькую розу. С красным кристаллом внутри.

Тина с опаской посмотрела на старика, приподняв брови. Но руки к кулону не протянула.

«Мало ли! Может просто показали?» – думала она.

Староста мягко улыбнулся и рукой указал, чтобы она его взяла. Тина подумала, что казнят её чутка попозже, можно и побрякушку помацкать. И медленно протянула к розе руку.

— А я всё-таки против! Глава вы стали слишком мягкосердечным! Эта чужестранка пришла с мечом!

— Я согласен! — подтвердил по другую сторону страж.

— Успокойтесь. — Наконец произнес старец.

Тина вскрикнула. А потом, забыв про все правила приличия, глупо упюлилась на него во все глаза. Эх, жаль, что зрачков так мало!

— Я думала это птицы щебечут! — открыла она рот.

— Настают тяжёлые времена… Зачем чужестранка пришла сюда с мечом?

Тина убрала руку с кулона и вместо слов послышалось щебетание и шипящий звук ветра. Медленно поднесла.

— Это неправильно! — возмущался всё тот же охранник.

Тина убрала руку. И слух приятно вспомнил журчанье ручейка. Поднесла.

— Да хватит играться! — рявкнул он ей.

Это было последней каплей! Тина заржала, как конь, в перерывах похрюкивая. Она, было, рванула в другую сторону, но, не успев встать, споткнулась и тюкнулась носом в плечо этого самого говорливого Ручейка.

Подняв взгляд, девушка застыла. Все в комнате, кроме старца были готовы порезать её на месте. В особенности Ручеёк достал острое лезвие и пусть двинется она ещё раз, он не побоится воспользоваться им!

— Ну-ну, успокойтесь. — Примирительно заговорил старец.

— Прости-прости чувак! — Тина начала усердно втирать свои слюни в плечо Ручейка. — Я вас понимаю! Как это? — задала она вопрос раньше, чем у зелёненького сдали нервы.

— Хе. Эта чужестранка даже основы приличий не знает! Зачем нам её допрашивать? — выразил Ручеёк своё мнение. Терпеливо пропустив слюни на его плече мимо своего внимания.

— Хариос! Я сказал, перестань! Если птица прилетит в этот лес из далека. Ты её убьёшь лишь потому, что она впервые здесь?

— Причём здесь птицы? Она свинья! — воскликнул он.

— Как ты разговариваешь с главой? — вмешался другой.

Старик же легонько стукнул посохом о пол. И волна зелёной вспышки разошлась до самых стен. Мужчины сразу же успокоились и отступили назад. Тина присвистнула, проследив за этой вспышкой до конца.

— Я сказал, прекратите! Вы пугаете нашу гостью. — Прогремел староста.

— Простите глава. — Опустили они головы, как шкодливые котята.

— Не пугайся дитя чужих краёв. Присядь, — уже обратился к Тине староста — и расскажи мне от куда ты? И долог ли был твой путь?

«Э. Ну всё! Звиздец! Приехали. Что говорить то?»

— Не бойся, присаживайся дитя.

Тина покорно присела на прежнее место.

— Почему я вас понимаю? Это всё из-за этого? — Тина приподняла на цепочке медальон.

— Хе-хе-хе. От части, да. Этот медальон, хранился у нас с давних времён, как реликвия. Мы не знаем для чего он служит? Но знаем, что эта вещь откроется лишь своему хозяину.

— Хозяину? — переспросила она.

— Да, вместе с реликвией из поколения в поколение передавалась одна легенда. Однажды, к нам из далека придёт странник, но он не будет нести вражды и вернёт то, что ему по праву.

— По праву?

— Легенда со временем потеряла половины смысла. Но этот медальон, не действовал, до этого момента. А значит, он нашёл своего хозяина.

— Я против! Это не тот странник, которого мы ждём! — Снова недовольно ответил Ручеёк. Его характер Тина уловила сразу. Упрямый!

Старик лишь посмеялся.

— Возможно, она шпионит для Маркоуна. Мы не можем так просто её отпустить, тем более отдать реликвию! — не унимался зеленоволосый, а потом резко встал и ушёл. Да, последнее слово явно было за ним!

— Не обижайся на него. Он немного вспыльчив. Но и он по-своему прав. Я хочу знать, откуда ты. Что у тебя за края?

— Я из далека-а. –– Начала Тина протяжно. — То место увидеть нельзя-я. Оно не существует, не там и не здесь. Загадок тех мест нельзя вам и счесть. Там страны, там люди. Закаты, восходы. Всё сразу та и не перечесть… — Тина прям прибалдела от себя. Она явно была в ударе! Почти не волновалась, быстро и расплывчато рассказала о своих краях. Да она жжёт!

— Хм… — почесал бороду староста. — И правда… — ему словно этого было достаточно. А Тине и лучше, меньше придумывать пришлось! Всё-таки стихи раз на раз не получались!

Старейшина, кряхтя поднялся с места, подойдя к так называемому окну, глубоко вздохнул.

— Меч мы пока тебе не отдадим. Но дадим тебе шанс научиться гармонии. И понять, что мы охраняем.

— Что?! — вскочил один зелёненький. Назовём его Ручеёк-2 — Староста одумайтесь! Мы никогда не обучали чужаков!

— Тарри! Сегодня дети учатся контролю. Отведи её. — Не слушал никого староста.

— Да. — Встал и сдержанно поклонился ещё зеленоволосик, тот, что принёс подушечку. И встав, кивнул Тине. — Пошли.

Девушке он нравился. Сдержанный. Такой серьёзный, аж взбесить хочется!

— Староста вы уверенны? — спросил Ручеёк-2 после того, как чужестранка скрылась.

— У неё уже есть связь с природой. Осталось понять ей самой.

— Не доставай старосту! — подал голос, до сих пор тихо сидевший один из стражей старосты. — Он уже всё решил!

Поляна для обучения детей.

Тина не назвала бы это обучением. Пока что, все пялились только на неё. А сам объект лицезрения думал о другом: более мирском и вечном. Вечном, как всё окружающее. Тина хотела жрать! А ещё искупаться. Треники, что одолжил ей Делакост бесили. Всё бесило! Потому что она голодная. Злой голодный гопник в Адидасе!

«Капец!» – думала Тина, когда все перестали обращать на неё внимание и полностью сосредоточились на наставнике.

Они пытались поднять увядший корешок и получить в итоге цветочек. Многие дети преуспели сразу. У некоторых получилось со второго раза. Тина попыталась сделать то, о чём говорили. Но ни отклика, ни вскрика она не получала, а растение завяло ещё сильней. Дети радовались, когда стебелёк становился крепким и зеленел на глазах. В принципе, если это было б съедобно! Тина пальцем попинала увядший корешок.

— Ты из далека? — спросила уже знакомая девчушка с двумя косичками. Тина улыбнулась.

— М-м. Возможно. — Вяло ответила девушка. — Но это ближе, чем ты думаешь.

— Ближе?

— Мир растёт. — Сообщила Тина ей. — Рано или поздно он и до вас доберётся.

— Не слушай её ересь, Ат! — серьёзно проговорил парнишка рядом. Он был слегка старше остальных и весьма серьёзным. Прям за щёчки хочется потрепать: Ути-пути, какой милаха! — Чужаки всегда приносят разногласие с собой!

— Лёгкий сумбур – это этап взросления. Порой немного бунтарства полезно! — подмигнула Тина пареньку – «ути-пути».

Он же забуравил её свирепым взглядом. От него пошли лёгкие зелёные разряды. Но милая девушка-наставник сообщила, что на сегодня достаточно и все могут потренироваться потом. А сейчас они пойдут по кругу. И паренёк остыл.

«Вспыльчивые они здесь все какие-то!» – думала Тина.

Следуя стадному инстинкту, девушка вяло воодушевлялась вместе с остальными активными. Они пришли на другую поляну. Паренёк надуто стоял отдельно и не подпускал девчушку и остальных мелких к Тине. К нему подбежала ещё ребятня и паренёк совсем забыл про чужестранку. Тина улыбнулась.

«Вот и шкоды все в сборе!» – смотрела она на пятерых ребят.

— Я слышал от отца, что ночью были падающие звёзды. — Сообщил один мальчишка шкода.

— Интересно, а сегодня они будут? — полюбопытствовала Ат.

— Можно узнать только одним способом. — Заговорщицки сообщила им Тина. Тихонько подойдя сзади. — Сходить и посмотреть!

— Пойдёшь с нами смотреть на звездопад? — Спросила Ат. — Только взрослым не слово!

— Не говори с ней, мы с чужаками не общаемся! — поднял нос паренёк. Он не полюбил её с первого взгляда. А Тину детская непосредственность умиляла. Паренёк был старше ребятишек, но не настолько, что б любопытство переросло детство.

— Но Лин! — начала Ат, дуя губки на паренька.

— А вот это правильно! — одобрительно сказала Тина. — С незнакомцами лучше не говорить! Но не с теми, с кем прошли войну. — Пробасила она. — Да и я хочу на звёзды посмотреть.

Паренёк удивлённо посмотрел на захихикавших ребят.

— Что это за ягодки-то? — достала она из кармана маленькие кислинки.

— Это Акадис. Его не едят! — захихикал паренёк, видя, как Тина снова скривилась, куснув эту ягодку.

— О-о! Водичка! — поплевавшись, сообщила Тина радостная, завидев сияющие изгибы реки.

И воодушевилась ещё сильней, когда увидела возле небольшой речушке целый сад персиков. Ей стало всё равно, как они называются. Персики и есть персики! Радость, что она нашла что-то съедобное приглушило всё остальное.

— Стой, подожди… — слышалось на подкорке сознания. Но Тина не слышала… А вдали ещё и зайка показался. Тушёный кролик с этими кислыми штучками. М-ням! Щас Тина покажет, как их правильно есть! То, что их не едят не отговорка! Просто надо правильно готовить!

После помутнения Тина не поняла, как оказалась у старосты… Сейчас зеленоволосиков пришло больше.

— Это невозможно! Это просто невозможно! — возмущался один из заядлых активистов.

— Невозможно, что б чужестранка приняла наши обычаи! — тут же подхватили его.

— Что случилось? — спросил тот, кто не успел услышать слухи.

— Она осквернила святую Купель! На глазах у детей!

— Мне не говорили, что нельзя купаться. Сами шарахались от меня, как от чумной! Вот я и подумала, что пора принять ванну. — Слегка возмутилась Тина.

— Ещё она съела пол дерева, священных ягод! И подстрекала одного из подростков убить священное животное и зажарить его на священном лугу, нафаршировав его ягодами священного дерева. Цитирую: «Получится бомба!»

Ошарашенность заставила создать тишину, в которой медленно нарастало возмущение.

«Я виновата, что у вас куда не плюнь всё священное?» – думала Тина.

— Голодных людей, хорошие хозяева сначала кормят, а уже потом водят по достопримечательностям. — Заметила Тина.

— Люди не изменятся и за всё существование Раксена! Они сначала утоляют свои желания! Иначе разум их затуманивается!

— Кулон мы заберём до решения совета. А пока, что б не волновать жителей, тебе всё-таки придётся посидеть в темнице! — неохотно сделал вердикт староста. Старейшине пришлось это сделать, до тех пор, пока остальные не утихнут и не перестанут распалятся.

Темница.

— Ну вот. Приплыли. — Тина сверлила голодным взглядом сырую глиняную стену. Теперь к ней приставили стражу. И старым ходом так просто не уйти… — Покормили бы!

За каких-то пару минут, Тина успела осквернит все их святыни. Но преступником девушка себя не считала. От куда ж ей было знать, что это всё были священные места? Забурчал живот. Тина согнулась и уткнулась в землю носом. В одном они правы, желания затуманивают мозг! И Тина не могла думать ни о чём другом, как наполнить свой, взывающий к разуму, желудок.

«Но и они тоже изверги!» – сделала она вердикт.

Усталость накрывала тело сладким безразличием. И лишь на секунду прикрыв глаза, Тина уснула.

Сон.

— Госпожа, прибыл принц северных земель, и требует аудиенции с вами. — Тихо сообщил вошедший мужчина. Его лицо было невозмутимым, серые глаза, смотрели пристально и внимательно. Белее снега волосы ниспадали до пояса, перевязанные чёрной лентой на уровне плеч. Он был статный и высокий, чересчур симпатичным, для простого слуги.

— Вот как? — невозмутимо ответила девушка.

Юная госпожа уютно сидела в кресле и читала, по её мнению, захватывающую книгу. Ей не хотелось прерываться, тем более вот-вот должен был осуществиться долгожданный поцелуй.

— Боюсь, что юный владыка, весьма нетерпелив и вспыльчив. — Сообщил мужчина, поняв, что его хозяйка не собирается в скором времени почтить своим присутствием принца.

Но девушка не собиралась сдаваться. Она взмахнула своими длинными ресницами и её голубые глаза посмотрели с жалобностью, которой могли позавидовать великие актёры мира. Изящный ротик с припухлыми губками сжался в тонкую линию. И бледно-розовые щёчки припухли, показывая всю обиду мира.

Слуга сразу сдался. Он глубоко вздохнул и закрыв глаза, потёр переносицу двумя пальцами, бесцеремонно ответил.

— Я сообщу юному милорду, что, как только вы закончите со своим туалетом, то сразу же обрадуете всех своим присутствием. — Зная, что своим туалетом дамы могут заниматься и весь день, то он добавил, как только личико его госпожи преобразилось весёлым свечением. — У вас максимум пол часа в противном случае…

— Да, знаю я! — недовольно ответила красавица. Прекрасно понимая, что больше времени она не выудит.

Слуга поклонился в благородном поклоне и вышел за дверь, понимая, что и с этим принцем вскоре возникнет конфликт, так как его госпожа не заинтересована в политическом браке. Глаза слуги сразу приобрели отражение печали, кажется, душа сама разрывалась в клочья и хотела разорвать всё на свете. Тем не менее благородной походкой он направился по коридору. Спустившись в приёмный зал, и сообщив гостям о госпоже, а также поставив в известность, что ужин будет через час, он направился в столовую. Там всё кипело и бурлило. Повара и поварёшки готовили яства для господ. Не обращая особого внимания на временное помешательство поваров, мужчина завернул рукава и привычными движениями начал готовить для своей госпожи. Будь то нарезка овощей или мяса, будь то жарка, парка или варка, у этого слуги не было лишних движений, всё было плавно и быстро, ведь он делала это для своей Риневы. Рукой мастера, разложив последние приготовления по тарелкам. Он поставил всё на подносы и покатил в церемонный зал. Там уже сидела её величество, на своём обыденном месте и мило улыбалась принцу.

— У вас прекрасные края. — Сладостно ворковал принц.

— Да, люди очень много стараются, и их старания не проходят даром.

— Это всё благодаря правителю. Народ не теряет своих трудов и может продвигаться дальше.

— Вы мне льстите? — она убрала руки со стола, чтоб её придворный сумел поставить приборы. Девушка простым движением взяла в руки нож и вилку. И больше не обращая особого внимания на принца, начала свою трапезу.

— Что вы! Лесть бездарная черта. Я лишь восхищаюсь.

— Думаю трапезой лучше всего наслаждаться молча. — Заметила принцесса…

А дворецкий уже дума, как же замять будущий конфликт, не доводя до войны.

Явь.

Из сна Тину выудил сильный толчок. Это было грубо и пугающе, словно проваливаешься в тёмную бездну.

Земля затряслась. С потолка посыпалась пыль и свободно летала в лучах тёплого солнца, отказываясь садится на пол. Всё затихло. Тина лежала на полу, зажмурив глаза.

«Землетрясение?» – повертела головой девушка.

Произошёл сильный грохот, и всё затряслось ещё сильней. Наконец, контузия начала проходить, и Тина услышала крики, а следом злобное рычание. Девушка с трудом поднялась на ноги и добралась до окна. В разные стороны бегали люди. Точнее Тина видела только их быстро мелькавшие ноги. Они бежали, сталкивались, а потом один падал бездыханным, когда второй бежал дальше. Звери маячили рядом, угрожающе рыча, тоже нападали. Что-то с сильным грохотом падало и разрывало всех в небольшом радиусе. Этакая мини-бомба.

Тина судорожно отошла к противоположной стене. Впечатлившись от открывшийся картины. Взрывы снарядов учащались, перемешивая всё в однородную массу. Тина медленно сползла по стене на пол. Её охватил страх. Немыслимый, безмолвный, он медленно, всё сильней сжимал ей горло и душил, из глубин сознания. Слёзы потекли, не обнаружив никакой преграды.

— Это же… — ком сдавливали горло. — Это же, не правильно!

Всё тело охватила дрожь. Земля же тряслась беспрерывно. В дверь, как пять минут кто-то настойчиво ломился. И Тина вскрикнула, когда на решётку в окне упало окровавленное лицо старосты. Длинные чуть зеленоватые волосы запачкались в красный. Он что-то прохрипел. Тина смотрела на него, не отрываясь. Кровь стекала по стене, оставляя грязные линии на бетоне. Старик собрал последние силы, он протянул руку с цепочкой, и сказал кровавыми губами.

— Дочь моя. — Услышала она хриплый голос. — Тебе надо лишь найти руины. — Старик закашлял, кровь хлынула ещё сильней. — Возьми его, сохрани. Как хранитель деревни я предрешаю. Теперь ты – последняя из детей леса. Лес тебя направит и поможет… — старик странно захрипел и вытаращил глаза, голос его стал еле слышан, и он зашипел, вздохнув в последний раз.

Цепочка выскользнула из замеревших пальцев, и с тихим звяканьем легла в лужу алой крови, которая успела заполнить большую часть пола и стены. Тина не могла даже шелохнуться, вдохи тоже довались с усилием. Помещение потихоньку заполнял дым, стало печь. Тина слышала треск играющего пламя на потолке, который медленно и жадно перебирался на стену. Треск сливался с отчаянными криками на улице. Дверь грозно трещала, держась на последнем издыхание.

Пепел упал на щёку девушке. Тина не двигалась, словно в этот момент замерло всё время. Это и был её пик эмоционального стресса. Мысли сумбурно рвали и кружили голову, в глазах всё плыло, ещё немного и она потеряет сознание. В этот момент дверь не выдержала, и осколки полетели в разные стороны. В комнату ворвался безумец. Чёрное одеяние не скрывала разгоревшийся азарт всесилия. Тина, подпрыгнув всем телом, испуганными глазами обернулась на ворвавшегося. И тут, безжалостный и жадный огонь доел балку, а та рухнула на незваного пришельца. Огонь был более могущественней, чем пришелец в чёрном. Какая дурацкая смерть! Искры весело игрались, радуясь своему мимолетному существованию, переливаясь всеми тёплыми оттенками. Горящее полено лениво лежало и спокойно жгло обездвиженное тело, его одежда уже начинала гореть.

Тина поднялась на дрожащие ноги, крики усилились. Девушка понимала, что если она останется здесь, то погибнет. До того, как узнает, что произошло вокруг, и что произошло с ней самой. А этого не должно случится, хотя бы до того, пока не побьёт этого гадкого старика – Делакоста! Пламя усилилось, подсказывая, что надо бы ей и поторопиться. Тина, спотыкаясь о собственные ноги, поковыляла к луже крови. Пытаясь, как можно дальше быть от окровавленного тела на решётке, девушка кончиками пальцев взяла цепочку. Та, блеснув тем же светом, что и меч, притихла, успокоившись, что за ней наконец пришли.

Девушка, надев цепочку на шею, ползком направилась к выходу. Тело тряслось от страха, и не хотело слушаться. Тина старалась не смотреть на обгоревшую кожу не вовремя вошедшего человека, её тошнило лишь от мысли об этом. Ещё немного и всё, что она ела и не ела, выйдет наружу так же, как и попало внутрь. Надо встать и обойти препятствие. Взрывов и трясок давно не было, и Тина решилась подняться! Она вскарабкалась по стене, вставая на свои чугунные ноги. И стараясь быть подальше от шашлыка, девушка подошла к бревну.

Всё вокруг держалось на одной доброй воле. Ещё немного и это помещение станет неплохим захоронением. Девушка, дрожала всем телом, но всё-таки подошла к препятствию. Тина хотела перепрыгнуть бревно, но не рассчитав расстояние и не справившись со страхом, она рухнулась прямо в палящие жаром угли.

Обманчивая форма мнимой твёрдости бревна, с удовольствием приняла в свои хрупкие объятия, опаливая девушку своим жаром. Тут же выращенные язычки пламени, от лёгкого дуновения воздуха, с воодушевлённой охотой принялись за новую, предоставленную им работу и сразу же обожгли всю правую кисть, и часть ноги выше колена. Тина в миг очнулась, и вскочив, рванула на свет. Боль прибавляла ей силы, а также немного очищала разум, заполняя лишь собой. И она уже почти отрезвлённая мчалась к лесу. Движимая только вперёд, девушка прыгнула через небольшой кратер, оставленный после огромнейшей глыбы. Гул немного начал возвращаться. Контузия, как оказалось, стала частым гостем в это время. Опять были слышны, вой, звон метала, скрежет…

Ей особо не хотелось вертеть головой. Она и так видела, как направо и налево гибли люди-зеленоволосики, они кричали, но не ныли и не просили пощады. Те, кто был в чёрных одеяниях, не знали, что это за слово. Тина споткнулась и возле уха что-то со звоном пронеслось. Девушка упала, прокатившись по земле. Боль зазвенела на левом плече и оттуда хлынула кровь. Порез пришёлся по всему плечу до локтя.

Тот, кто по воле случая промахнулся, не пожелал с этим мириться, и угрожающе начал наступать. Тину опять охватил бывший страх, который парализовал всё тело. Она с трудом даже дышала.

«Выжить» – стучала лишь одна мысль в голове.

Тина дёрнулась бежать, что было сил, напролом в лес! Не оборачиваясь, она двигалась только вперёд, туда, где можно спрятаться подальше от этой мясорубки. Было ощущение, что эту деревню, просто на просто вырезают, от ненужности, а может и потехи. Но об этом лучше следует подумать после – живой.

Пока девушка не забежала в чащу леса, она ещё пару раз слышала, свист железа. Возможно, эти удары предназначались ей, но не достигнув свой цели, сцеплялись с другими мечами.

На пригорке стояло пара лошадей. А позади них ниже, ещё немного воинов, в чёрных плащах, с закрытыми лицами большим капюшоном.

— Мисье, мне разобраться с беглецами? — спросил находившийся по правую руку человек.

— Пожалуй. — Без всякого интереса отозвался тот. Всё это стало для него обычным, нудным и повседневным занятием. — Господин Маркейн желает, чтоб этих тварей, больше не существовало, ни одного. Эти леса дикие, так пусть же и остаются таковыми. Раз не хотят сотрудничать…

Одобрительно поклонившись, он жестом указал сторону, и половина людей в капюшонах, исчезли. Он же лениво поскакал в то направление, куда сам и указал. Так же сонно брела и его лошадь, без особого энтузиазма, как и всадник, поехала на свою привычную охоту.

Тина вырвалась в лес. Теперь её желание было: подальше удрать от этого места. Куда угодно, лишь бы не здесь, где кровь течёт рекой, а тела, вскоре будут удобрять грунт. Тина бежала, не обращая внимание, на дорогу, прыгала через кусты и снова бежала. Она не сворачивала, даже если деревья, угрожая своим могуществом, преграждали дорогу. Больно стукнувшись о них боками, она летела вперёд по прямой.

Её одежда давно разорвалась и небрежно свисала клочьями. Правая рука и нога ныла от ожогов; левое плечо болело от раны, и кровь не переставала бежать. Всё лицо от веток было в царапинах, а также и здоровые участки кожи на руках и ногах тоже. Девушка боялась оглянуться или просто сделать обычную дугу, чтоб не потерять скорость. Она бежала вперёд, всё быстрей и быстрей. Ветки продолжали безжалостно царапать ей лицо, а за ноги цепляться корни, пытаясь затормозить её хоть на немного. И так полностью погрузившись в свой бег, Тина практически не замечала ничего. Она могла сбить со своего пути даже многолетнее могучее дерево и бежать при этом вечно.

Со всей скорости, прыгнув в очередной высокий куст, и выскочив с другой стороны, её наконец настигло – Оно… Преградившее дорогу, с большим, сильным и несколько приземистым стволом – дерево. Их встреча и жаркие объятья, наконец, состоялось. Дух Тины всё ещё бежал вперёд, а тело осталось обниматься с шершавой на ощупь древесиной. Птицы, испугавшись глухого стука, взлетели со щебетом и гарканьем в высь. Листья, вспомнив осень, начали опадать назем и на макушку головы.

Девушка простояла, вытянув руки вперёд, поперёк ствола, а ноги застыли в движении начинающего бега, пока её дух, очнувшись, не вернулся по такой же траектории назад. Птицы давно улетели в свой великий полёт. И Тина медленно, со смачным чпоканьем, отклеилась от древесины. Не изменив при этом своего положения тела и выражения лица, в виде вытаращенных глаз и губ, сложенных широкой уточкой. Её тело тяжело свалилась на землю. Перышко, медленно кружась в воздухе, как на качелях, спустилось на грудь. Распластавшись звёздочкой на земле, девушка потеряла сознание.

Очнувшись через несколько минут от странного шума, Тина прислушалась. Разобрав глухой стук и возгласы, девушка постаралась вжаться в землю, она даже дышала через раз. Всё тело напряглось до боли и в нужный момент она просто не сможет пошевелиться. Поняв, что опять поддаётся панике, Тина вспомнила про Надежду.

«Как ей сейчас, наверное, страшно?»

Осознав, что её лучшей подруге, почти сестре, может быть ещё хуже. Напряжение и мелкая дрожь куда-то пропали. Девушка расслабилась, она поняла, что не может терять здесь времени, и, сделав глубокий вдох, поднялась на ноги.

Тина не хотела выяснять источник звука, который она только что слышала.

«Может просто зверки дурачатся, мало ли?» – потешая себя этими мыслями, девушка направилась дальше. Сейчас ей было всё равно на правду.

Теперь Тина продвигалась осторожно, стараясь меньше шуметь и оставлять следов. Она таилась и смотрела вокруг себя, представляя себя охотником, заодно откидывала дурные мысли.

Так Тина продвигалась медленно, но пока без происшествий. Уже долго, не было слышно никаких звуков. Два солнца мирно сопели над горизонтом, спровадив куда-то третье. Тина остановилась. Кусты перед ней угрожающе зашевелились. Интуиция шёпотом начала подсказывать: «Отходи и медленно!»

Тина начала пятиться назад, стараясь не делать резких движений. Кусты зашевелились и зашумели сильней. Потом замерли мёртвой тишиной. Девушка тоже остановилась. Так продолжалось не долго, всего пару секунд. А потом внутренний голос просто заорал: «Беги!» – и Тина бросилась бежать со всех ног.

Она слышала, как кто-то или что-то выскочило и с оглушительным рёвом, что уши залило киселём, понеслось за ней. Теперь девушка бежала уворачиваясь от больших веток, куда-то в чащу, где даже пройти сложно. Она то прыгала, то нагибалась, уворачиваясь от препятствий. Мозг незамедлительно сам отдавал приказы напрямую телу, обходя этап осознания. И на удивление – всё слушалось. На этот раз страх превратился в оружие, подпитываемый злобным хрустом ломающихся веток; топотом и рычанием позади. Страх нёс всё тело вперёд, не обращая внимания на преграды, с лёгкостью кошки преодолевая их. Тина не хотела оборачиваться и смотреть на того, кто за ней гонится. Ей было достаточно, что это было большим, голодным, и наверняка страшным.

Так петляя через густые ветви, девушка, забыв про усталость, неслась вперёд. Вскоре показался яркий просвет между деревьями и зарослями. Если там поляна, это было бы плохо, на ровной поверхности её запросто догонят. А вот в леске был шанс оторваться, хоть и маленький, но был. Да вот сворачивать было куда опасней! Готовясь к быстрому рывку, Тина преодолевала последние ветки. Свет ударил битой по глазам, сигнализируя к спринтерскому ускорению.

Проморгавшись от света Тина немного обиделась. Эта и правда была поляна. Но ноги, почувствовав твёрдую почву без корней и веток, понесли её вперёд по прямой. Тина разглядела вдалеке две фигуры в чёрных плащах и всадника не сразу. Вот только этого ей не хватало, для полного счастья! Все четверо, включая лошадь, смотрели на несущуюся, прямо на них, девчонку. Полянка была небольшой и во круг стаял лесок, так что можно было не думать в какую сторону бежать. Уверенно двигаясь вперёд, она даже не почувствовала, что взбирается на холм. Но чудище почему-то не спешило выходить. Тина убежала уже на десять метров от чащи, но она знала, что оно скоро выйдет. Чувствовала это, поэтому и не останавливалась.

— Какая наглость! — проговорил всадник. — На нас хотят напасть с такой безрассудной глупостью?

Всадник смотрел на странное лицо прохвостки, создаваемое ритмичным дыханием, и в такт этому, таким же странным ритмичным бегом. Он не думал пока предпринимать каких-либо действий. Маги позади сделают всё за него. Но его привлёк шум и рёв с чащи. И на поляну ворвался он, бесстрашный, сильный и весьма голодный… Пушистый, маленький, белый кролик! Его глаза были налиты кровью… Животное было альбиносом. Он бежал галопом, поджав ушки. Всадник даже скривился. Выглядело так, что девушка убегала от безобидного кролика. Но тут же прозвучал новый рёв. И теперь стало понятно, что бедняжка кролик тоже спасался бегством и мудро сменил траекторию, снова убежал в лес, понимая, что гонятся не за ним.

И вот из чащи вылез огромный зверь. Его глаза пылали ненавистью, кожа, вместе с шерстью, свисала клочьями, и от этого на теле были видны мускулы. Его необъятный гнев вырывался наружу вместе с рёвом, и большая пасть с острыми и жёлто-чёрными зубами, показывалась на всеобщее обозрение. На устрашающем оскале, его морды, было написано: «Ненавижу всё, что шевелится! А что не шевелиться – сам шевелю и ненавижу!»

Да уж, тут именно так: либо умри сам, либо сражайся до победного. Тина поняла это сегодня: жалость справедливости – не союзник, если ты слаб.

Люди в плащах аккуратно сделали два шага назад. Даже конь с ржанием начала пятится, и лишь немалые усилия всадника, заставили его стаять на месте. Но и то, зверь тревожно перебирал ногами, чувствуя смертельную опасность и готовый в любой момент пуститься в галоп. Даже он понимал, кто впереди – того не съедят; съедят того – кто позади. И конь хотел быть впереди.

— Готовься! — рявкнул всадник. Он, на удивление своего коня, думал почему-то по другом.

Плащи, услышав приказ, зашевелились от ветра. Руки магов засветились силой. Им было всё равно, кто на них нападёт первым, девчонка, или тот монстр. Они убьют любого! Вопрос заключался лишь в том, кто быстрей до них доберётся. С девчонкой расправится всадник, так как он был впереди, а с монстром разберутся, чернорабочие, то есть, те кто стоит за ним – маги. Лорд на скакуне достал свой чёрный меч, а маги присели и сконцентрировались для будущей атаки. Тине осталось до них совсем чуток и меч уже занёсся над головой, всадника, ждущего её с нетерпением.

Но у девушки случились другие планы… Вспомнив, что она в шалаше не выключила утюг, Тина сделала невообразимую петлю. Не добегая до них и метра, забывчивая девушка на полной скорости завернула на девяносто градусов. И не сбавляя скорости, так что поднималась пыль, Тина пронеслась перед их лицом в ближайшие кустики. Бедная коняшка округлила глаза. Но голодный зверь, почти нагнавший Тину, не дал им времени для удивления и размышления. Подручным пришлось атаковать прежде, чем монстр ударит их неготового к такому обороту вещей, хозяина. Они сиганули прямо на зверя, и невообразимая сила засияла, скрывая под собой происходящее.

Тина же, ощущая лёгкость за спиной, выдохнула: «Ах да! У меня же не было утюга! – но бег не остановила. – Да и шалаша…»

Удивляться тому, что она сделала, не было времени. Надо удалиться, как можно быстрее и дальше от всего этого. А главное, хорошенько подумать, прийти в норму, отдышаться в конце концов! Дыхания не хватало, а силы таяли. У Тины появилась жуткая отдышка курильщика. Ещё и в глазах плыло… На сегодня она набегалась с лихвой! Но остановиться – равнялось смерти! И если б она только могла, то бежала с той же скоростью, как на поляне, всё время. Но сейчас, её б догнала даже улитка и сказав: «Привет!» – уползла бы дальше.

Тина «бежала» по лесу и, кажется, уже начинала немного привыкать к нему. За спиной послышался последний душераздирающий рык и оглушительный крик охотника, превратившийся в добычу. Ну, или Тине так хотелось…

Птицы, переполошённые страшным рёвом, резко взлетали ввысь. Тина хотела последовать их примеру и вспорхнуть, мгновенно очутиться в другом месте. Но у неё были только ноги и она могла лишь бежать.

Мысленно улетев вместе с причудливыми птицами куда-то далеко, Тина опять не заметила, как ушла в свои мысли, и размышляя о чём-то совсем отстранённым, автоматически перешла на шаг. Тина дышала как паровоз, но она не замечала даже этого. Летая где-то далеко, она не заметила и то, как перед ней, со своеобразным хлопком появился, тот самый лорд на коне, только без коня. Тина немного опешила: «Неужто телепортация! Нет ну так ваще не честно! Хотя, нет! – присмотрелась она. — Ложная тревога. Он с неба упал, вон зад отряхивает!»

— Мерзкое отродие… — прорычал он.

Его глаза гневно пылали огнём. Может он был зол из-за того, что его одежда была порвана и грязная? От чего он смахивал больше на бездомного, нежели на лорда. Или за её безжалостную подставу? А может всё и сразу! Тина хотела икнуть, но, к сожалению, это получилось наигранно. Она уселась на землю и не могла свести с него взгляд. Лицо лорда перекосилось от злобы, а тело согнулось и расширилось в плечах, меч перед ним, как и всё его тело тряслось от злости. Сейчас ей казалось, что он был хуже того животного.

— Мерзкая свинья! — прорычал он. — Как ты посмела натравить на меня Керру?

— Кого? — кротко спросила Тина.

— Заткнись мерзавка! — прохрипел он, брызгаясь слюной. Его благородный вид, что был, когда лорд сидел на коне, исчез, не оставив и следа. — Таким отбросам как ты, не разрешается даже смотреть на людей из благородных кровей!

Он не стал больше церемониться, и меч опять занёсся над его головой. Тина впечаталась спиной в дерево. Но сомнения колебали её лишь мгновение и, оторвав небольшой грунт земли руками, она рванула от злобного мужчины. Лезвие небрежно вошло в ствол. Бешенный лорд издал рычание и сильным рывком выдернул свой меч обратно на свободу.

Тина бежала от лорда, как могла. Ноги её не слушались и были тяжёлыми. Но девушка упрямо пробиралась сквозь заросли. Тина громко закричала и упала на землю, но не застав опоры она начала падать дальше, вниз по склону. Корни, хлыстами, били по её ослабленному телу. Боль снова завладела всем и страх отступил. Тина кричала уже беззвучно. При каждом ударе о стволы, землю и камни, голос обрывался. Наконец, она наткнулась на что-то твёрдое и скорчившись от боли, которая горела и лавой растекалась по всему телу в безудержном пламени, девушка остановилась в своём падении. Тина еле дышала, было ощущение, что её рёбра сломаны все до единой, а лёгкие хотели сами выплюнуться при каждом хриплом выдохе.

Склон был высоким и весьма крутым. На нём росла высокая трава, которая слегка помялась при падении Тины. Стояли хрупонькие деревца и благородные стволы, выпучившие свои ветки и разложившие коренья на поверхности. Валуны высовывали свои любопытные головы, наблюдая за всем происходящим из-за травы. Тину атаковал кашель, но она чувствовала, что тот, кто на неё напал, медленно и с особым удовольствием спускался к ней. Девушка ощущала это. Ощущала каждый его шаг и надменную улыбку, ещё чуть-чуть и он в голос засмеётся от удовольствия. Кашель не отступал. И всё новая, свирепей прежней, боль, отзывалась во всём теле.

Тина попыталась встать, но ноги подкосились, и она упала лицом в землю. Стоны не помогли ей собраться. Бедро до колена отнялось, девушка нащупала там мокрую теплоту. Прикусив губу, она всё-таки приподнялась на руки и уперевшись о тот ствол, который затормозил её, тяжело встала на ноги, сделав опору самую «здоровую». Всё вокруг кружилось и мутнело, но Тина разглядела приближавшегося к ней человека. Он расплывался, а иногда и вовсе исчезал. Хотя звук шагов, доносившийся до её слуха, доказывал его существование. Тина похромала прочь, тёплая струя стекала по ноге, но жутко болела рука и грудина. Шатаясь, идя вперёд, в её мыслях уже не было страха. Разум мутнел и хотел исчезнуть.

Второе солнце успело спрятаться, и весь небосвод озаряло лишь одно, маленькое и почти голубое. Именно оно и звало к себе. Становилось темнее, и девушка шла на свет, что был впереди. Единственное, что она могла теперь видеть.

Позади же, смутно слышался смех и какие-то речи. Слова мозг уже не воспринимал. Он вообще начал воспринимать ограниченную часть информации. Всё вокруг для Тины стемнело. Лишь холодные голубенькие лучи вели её вперёд. Продвижение даже на путеводный свет, давались с трудом. Тот, кто хотел её убить, просто на просто играл с ней, медленно идя за своей добычей. Наконец, Тина вырвалась в солнечные лучи, и сразу же упала, споткнувшись о камень. Над головой просвистел металл и глухим звуком упёрся в древесину. Девушка же, на сколько это возможно, старалась не терять своего времени и сначала ползком, а потом сумев встать с непосильным трудом, поплелась дальше.

Нападавший пытался высвободить свой меч, который он со всей злости вогнал в многолетнее дерево. Но его прочная древесина, закалённая временем, кажется, пыталась дать больше мгновений маленькому существу, который так хотел выжить. Закончив доставать своё оружие, лорд ещё несколько раз ударил ствол. Так, что щепки полетели в разные стороны. Его злость невозможно было так просто остудить. И мужчина повернулся туда, где, по его мнению, должна продвигаться девушка. К нему уже пришли люди в чёрных балахонах, скрывавшие лица. Они держались позади разъярённого мужчины, страхуя и поддерживая его.

По звуку, впереди неслась бурная река. Её запах, из далека, ощущался зовущей прохладой. Девушка стояла на скале, а внизу была глубокая бездна, в которой не было видно ни дна и ничего другого. Пена, от маленького водопада, вздымалась высь, ударяясь о камни, и падала следом за бегущей водой, так и не взлетев дальше своего. Тина смотрела, как бурлит эта река, как капли разбиваются о камни и падают вниз в туман, где возможно и нет ничего. Для остальных, но Тина ясно видела реку в этой, непроглядной и скрывающей всё от глаз, тёмной бездне. На другой стороне величественно царствовал всё тот же гордый лес. Там приятно пели птицы и манили вглубь путников, своим теплом и спокойствием в голубом солнце.

Тина повернулась на оклик. По шевелившимся губам, она поняла: ей что-то говорили. Но девушка слышала только шум воды, манивший за собой, и обещавшей её сберечь. Растрёпанные и склеенные волосы поднимались вверх. Лохмотья, оставшиеся от одежды, тоже норовили взлететь. И только Тина, пока, оставалась на месте. Кожа ощущала успокаивающую прохладу. Бедро, наконец, начало отдавать болью. Но это почему-то не волновало. Как и то, что на неё были наведены руки и говоривший, начал к ней подходить. Тина закрыла глаза и сделала шаг назад.

Мужчина даже не побежал, чтоб схватить её и удержать. А она не сопротивлялась порыву. Её тело, как бут-то подхватили, и она полетела, нежно ласкаемая ветром. Что-то щекотало ей лицо, и Тина открыла глаза. Большие капли не падали и не поднимались, они медленно летели с ней на одном уровне, их становилось всё больше и больше. А потом, девушка увидела, как медленно течёт вода. Жидкость становилась всё ближе и Тина, закрыв глаза, потеряла сознание.

Девушка падала вниз с огромной скоростью. Ветер пытался разорвать её на части, а водопад тем временем поглотить её тело. Текучей стихии получилось заполучить желаемое, и вода захватила человека в свои объятия. Тина падала уже в водопаде, и до конца их полёта оставалось совсем немного.

Лорд смотрел вниз в туман, но ничего не разглядев, развернулся и направился назад. Ему было жаль, что он не убил её своими руками. Но вода отлично справится за него, меньше пачкаться! Он вновь принял свой благородный вид. Его походка и движения, так и сияли грацией.

— С остальными беглецами разобрались? Никого не остался под этим небом?

— Да. Милорд. — Ответил один из приближенных.

— Хорошо. Господин будет доволен.

Сон.

Колокольчики. Из полумрака появился силуэт. Он быстрым шагом направлялся прямо на Тину, но приведением прошёл мимо. С каждым шагом очертания его становились чётче. А с каждым стуком каблуков его ботинок, на стенах появлялись краски. Единственное, что не окрасилось – это его волосы. Они так и остались бесцветными-белыми. И чёрная лента связывающие их на уровне плеч, тоже не обрела цвет. Мужчина шёл уверенно, твёрдо и быстро. Тина, немного поколебавшись, двинулась за ним. Он шёл прямо по коридору, никуда не сворачивая, дойдя почти до конца, мужчина резко развернулся и без стука вошёл в комнату.

— Как не вежливо врываться в покои молодой дамы! Да ещё и слуге. — Твёрдо сказала девушка в чёрном пышном платье. Видно было, что она ждала его. Они были похожи. И не только цветом волос. — Брат мой…

— Селена! — мужчина не счёл нужным извиняться. — Почему ты здесь? — грубо говорил он.

— После стольких лет, ты даже не поздороваешься со мной? — она лениво отвернулась и подойдя к кровати грациозно на неё села. — А я ведь и вправду скучала. Надо же! — усмехнулась она. — Все в королевстве думают, что их юный правитель мёртв, после несчастного случая. Преспокойненько покоится на небесах, наблюдая за всеми нами. Но какой интересный поворот! После стольких лет я нахожу своего брата, в этом маленьком королевстве на краю света. Да ни абы кем. Хотя нет! Абы кем! Слугой!

— Всё сказала? Теперь уходи! Я не вернусь.

— Я пришла сюда не возвращать тебя. — Помотала головой девушка. — Хочешь быть слугой – пожалуйста. Вот хохма то. Наследник великого королевства, прислуживает, как собачонка, виляя хвостиком. Она действительно так хороша? Узнай отец, перевернулся бы в своём склепе. — Девушка выжидающе на него посмотрела.

— Ты пришла меня шантажировать?

— Я же говорю, что нет. — Вздохнула она, закрыв глаза. — Брат, ты старше меня, но такой глупый! Хоть ты и вырос. — Она грустно усмехнулась. — Но я тебя сразу узнала. Представь моё удивление, когда я тебя увидела.

— Представляю. — Тихо ответил он. — Все же думают, что я погиб. Поэтому ты теперь наследница, разве нет?

— Да. — Ещё грустней ответила она. — Но к этой роли с самого детства готовили тебя. Неужели ты променяешь всё это ради неё?

— Да. — Не раздумывая ответил он.

— О-о-о. Вижу всё действительно тяжко. — Усмехнулась она. — Ты же знаешь брат, я всегда за тебя. — Улыбнулась Селена.

— Вижу ты тоже не изменилась. — Наконец он усмехнулся ей в ответ и немного расслабившись, упёр руки в бока. — Хотя, немного выросла. — Он осмотрел её с ног до головы. — Приобрела фигуру? Ах, нет! Это всего лишь корсет. Прости, ошибся.

— Вот засранец! — фыркнула она…

Тину резко дёрнуло. Комната поменялась. Появился огромный зал с шестью колонами и куполообразным потолком. Зал сиял множеством красок. Тина не заметила окон. А потом… Потолок и был окном! Мозаика на нём отливалась множеством красок, от того и зал пестрил всеми оттенками. На возвышенности сидела принцесса Ринева. Её темные волосы большими кудрями падали на подлокотники трона. А лёгкое платье слегка прислонялось к талии. Даже без корсета её фигура выглядела прекрасно. Неудивительно, что она имеет кучу поклонников. И ей требовалась некая изобретательность их отваживать…

В помещение зашла Селена. Ни секунды не колеблясь, она широким шагом направилась к трону. Светлые локоны, как паутина парили следом, и все блики от возвышенного купала, не смогли окрасить их. Красавица на троне не скрывала удивление. Она смотрела только на девушку и не обратила внимание, кто вошёл следом.

— Какой интересный у Вас цвет волос! — девушка даже не пыталась скрыть своё любопытство. — Это очень необычно, и, красиво…

— Спасибо, Ваше высочество. Но разве вы не знали? У всех из рода Медс’Э – белые волосы.

— Правда? Адам. Может, это как-то связано с тобой?

— Вряд ли ваше высочество. — Сказала белокурая красавица. — Этот род – королевский род. А слуги не могут быть благородных кровей. — Не смогла, не съязвит Селена. Эти слова были больше для брата. Но Адам, стоявший возле трона, даже ухом не повёл. Его больше волновал один из старейшин, вошедший следом за Селеной. Этот змей уж слишком сощурился, осматривая всё вокруг.

— Конечно, я много слышала о вас! — глаза принцессы светились всеми оттенками неба. Такие же бездонные, любопытные и светлые. — Много легенд связано с этим родом. Говорят, что нынешней, правитель очень мудр и добр. Ой, простите! Я обсуждаю с вами ваш же род. С моей стороны, это не вежливо.

— Ха-ха-ха. — Раздался звонкий смех Селены. Тина видела, как смешинки полетели ввысь к куполу и растворившись в нём исчезали, оставляя тепло. — Теперь я спокойна. — Посмеявшись, ответила она. Белые волосы невесомым водопадом легли на плечи. — В нынешнее время я управляю родом.

— Ой. Правда? — искренне удивилась принцесса. — Я думала, великий правитель… м. Простите. — Смутилась она.

— Мужчина. — Ничуть не смутилась Селена. — Да вы правы, у меня был брат. Но так, как его не стало, род Медс’Э возглавляю я. — Селена усмехнулась. Теперь она поняла, почему её брат променял всё ради этой девушки, с глазами цвета неба. Она искренне сопереживала всем. Но, к сожалению, с такими чувствами правитель обречён. Её сердце слишком доброе для этого.

— Не стоит расстраиваться принцесса. — Улыбнулась Селена. — Я вижу, что вы не хотели обидеть. И раны от потери уже зажили. Так как это было давно.

Но Селена не успела договорить. Девушка с серьёзным видом встала со своего трона. И целеустремленно направилась вниз.

— Да, вы правы! — она крепко обняла Селену, от чего вогнала её в ступор. Тепло, шедшее от девушки, не было сравнимо ни с чем. Селена ошиблась! Даже для человека, она слишком добрая…

— Как на счёт того, чтобы прогуляться? — принцесса увлекла Селену за собой.

— Принцесса, я прибыла сюда не просто для прогулок! Игры всех королевств! Сколько прекрасных воинов должно ещё там погибнуть? Сколько сынов должно пострадать в усладу зрителям? Нужно создать альянс, против этого…

— Вы не против, обсудить это в саду? Там так прекрасно сейчас. Вам надо это увидеть…

Краски начали бледнеть. Голоса уже не слышались. А прямо под Тиной, начала разрастаться тень, которая безжалостно пожирала всё вокруг. Тина безмолвной фигурой смотрела на Адама. Он так же почти растворился во мраке, как померкшее воспоминание. Но его глаза, наполненные печалью, ещё некоторое время смотрели перед собой, вслед за уходящими девушками. Он предчувствовал беду. И нет, она шла не от сестры или от его собственного рода. А от всего мира. И что бы защитить того, кого он любит. В глубине души Адам давно решил…

Глава 6

Танцующий лес – это не просто могучие деревья, стволы которых стремятся ввысь, имея причудливые формы. Это не только живое место, где многолетние дубравы переговариваются между собой. А молодые деревца, которым лет по сто, ищут себе более уютное местечко, переходя на новое. Здесь живут неведомые по силе и обличию звери. В этом лесу оживает даже ветер. Вода – вкусна и прохладна, а также, и опасна. Она наполнена живой силой всех пространств и везде едина. Это место наполнено магией.

Тина всю ночь плыла в реке и уже к рассвету, её вытолкнуло на берег рядом с Танцующим лесом. Неизменная сама себе стихия, решила помочь человеку; дитю другого мира, которому не повезло одним лишь попаданием сюда.

Вокруг было тихо и спокойно. Птицы что-то тихо щебетали друг другу. Могучие деревья медленно и скрипуче напевали свои рассказы, а ветер помогал им, и приносил новости с далеких краёв. Звери не боялись нового запаха, они подходили к человеку, и лишь на миг задерживали на нём свой взгляд, а потом шли восвояси. Тина почти не дышала, но жизнь её пока не покинула.

За полянкой, возле деревьев, быстро промелькнули тени. Они скользнули в пустоту и остались там, не подавая признаков жизни. Птицы мирно пели свои песни. Лишь деревья перестали говорить, насторожившись к новым существам. Зверь, что был на поляне, прижал одно ушко и прислушался, ничего не заподозрив, продолжил кушать сочную травку. Это животное было похоже на олениху, только с тремя рогами и тёмно-коричневая. Копыта были разделены на три части и таили в себе когти. А также маленькие ушки- трубочки, шутливо бегали в разные стороны, и бусинки вместо глаз, смотрели зорко во все направления.

Одна тень скользнула ближе к кустам, и также осталась не заметной. Животное спокойно жевала свою травку. Охотник был быстр и бесшумен, ничто не выдавало его присутствие. Лишь одно резкое движение рукой, и зверь не успел даже поднять голову, рухнул на землю. Птицы, встревоженные такой неожиданностью, взлетели в небеса, подгоняемые ветром. Животное не смогло и пискнуть, удар был точен, и смерть была быстрой. Охотники вышли из своих укрытий.

— Вот и наш обед. — Сказал тот, чей удар был смертельным для животного. Арсенал его оружия впечатлял. За спиной красовался арбалет и два больших ножа, больше похожих на саблю. Плюс не менее впечатляющие ножи на поясе. Крюки на руках, казалось, мешали ему просто ходить, но он так ловко к ним приспособился, что они стали его продолжением тела. На груди свисал крест, соединяющий по всему торсу цепь.

— Мог бы и поменьше крови — Вылез другой более молодой. На его теле красовалась кольчуга с мелкими и тонкими звеньями, а по верх неё порванная безрукавка в цвет к широким штанам.

— Тоже мне, великий охотник! Меньше испачкаемся при разделке — Рядом с охотником появился старше их мужчина. Его небольшая бородка, словно помогала быть более незаметным.

Трое мужчин подошли к трупу животного. Убийца присел на одно колено и сложил ладони друг к другу на уровне головы.

— Да упокоится твоя душа в мире предков. — Произнёс он, закрыв глаза.

— Опять ты со своими молитвами. Это без меня! — недовольно произнёс парнишка, закинув за голову руки. Его причёска напоминала ёжика. А игривый взгляд, говорил о вздорном характере.

— Это не молитва, а направляющие слова в мир духов и благодарность за эту жизнь! — сдержанно, но всё же раздражительно произнёс охотник.

— Молодые, нынче не уважают законы мироздание. — Протяжно поддержал охотника другой напарник, с бородкой. Его волосы спускались чуть ниже плеч. Они были седыми от времени и очевидно впитали в себя несоизмеримый опыт. — Ты должен поблагодарить это существо за свою щедрость! Иначе, мы бы остались голодными.

— Так было во все времена. Скоро он поймёт. — Усмехнулся охотник.

— Эй, я ещё тут! — взъерошился ещё сильней ёжик. — Понял я всё! Уважай и лелей, и бла-бла-бла, а иначе ниспадет кара правосудная.

— Ничего ты не понял! — дал ему подзатыльник охотник и снова присел рядом с добычей. — Нам ещё надо воды набрать. Сегодня день полных лун. Лес будет безумствовать. Надо подготовиться.

— Вз-з! Как будто я и сам не знаю. — По детски, зажужжал ёжик, потирая свой затылок рукой и быстрым, игривым козлёнком поскакал к берегу.

Третий лишь хмыкнул, и по-отцовски покачав головой, направился к ручью следом за прытким юнцом.

— На двойную ночь должно хватить. — Задумчиво проговорил старец после того, как набрали две большие бадьи.

— Да хватит, как будто в пустыню собираемся. Слышь, старик, а что там?

— Ты про что? — и он посмотрел на указанное направление ёжиком. Там что-то лежало, возле небольшого заливчика. — Да кто ж его знает? Бревно, какое-нибудь! Эти воды даже живых заглатывают целиком и бесследно.

— Я пойду посмотрю!

Спрыгнув с валуна, в воду, ёжик побежал вперёд. Он бежал, как гордая лань по небольшим скалам, забегая в прибрежные воды. Ещё с обрыва он заметил человека. Но подбежав поближе, парень увидел лежавшую на берегу девушку, лежавшую на спине. Правая рука, из-под порватого рукава, была вся красная и покрыта, как лицо, а, впрочем, и всё тело, царапинам. Некоторые из них уже были припухшие. На левом плече виднелась глубокая рана. Правая нога тоже особо не походила на здоровую.

— Слышь, старик – это человек… — как-то не уверенно произнёс парнишка. Если вначале он в этом не сомневался, то теперь… Туша у мясника выглядит лучше.

— Очевидно воды посчитали её достойной жизни, и не забрали в свои владения. — Длинноволосый спустился к ней и дал ей что-то выпить, от этого её дыхание стало ровным. — Очевидно, ей много досталось. Раз она оказалась в этих местах с такими ранами.

— Да, на этих лесных жителей не похожа. — паренёк огляделся с некой опаской. — Надеюсь, мы далеко от них. Я предлагаю оставить её, неизвестно кем она может оказаться…

— Успокойся, Рей! — голос бородатого был медленен и спокоен. — На всё воля судьбы.

— Ненавижу я твой бред! — резко ответил мальчуган. — Я в судьбу не верю!

Но старик лишь снисходительно посмотрел на него мол: «что возьмёшь от мальчишки?»

Затянув девчонке руку, чтоб из раны не текла кровь при переноске. Старик намазал на неё какую-то тёмно-зелёную смесь, а также на обожжённые участки, которые уже покрылись волдырями. И чем больше он смотрел, тем больше ужасался. Помимо видимых мелких царапин, были множество других. Старик предполагал, что некоторые кости всё-таки сломались.

— Да обмокни ты её просто в свою жижу и успокойся. — Не выдержал, и съехидничал парнишка.

Старик ничего не ответил и лишь продолжал усердно мазать ей раны. Раз она всё ещё борется за жизнь в таком состоянии; он, как целитель, не может пройти мимо.

— Вы чего тут так долго? Скоро наступит ночь, надо возвращаться в лагерь. — Пришёл за ними охотник.

— Да вот русалку поймали, думаем, что с ней делать? Делится или самим съесть?! — зашкаливало ехидство парнишки.

— Человек в этих местах? Из армии? Не похожа! Да и на этих чудиков тоже. С какой расы? Может беглянка? — задумчиво предполагал опытный охотник. В его словах не было злости, но слышалось презрение. Люди с чистой кровью возглавляли всё! А остальным ничего не оставалось, как только пожинать остатки. Считалось, что люди со скверной кровью, ни на что не годились, даже на чёрную работу нанимали их не охотно. Мол, гадят всё и везде, лишь одним присутствием. А как определяется чистая кровь? С каких времён пошёл этот устав? Никто не помнил.

— Хватит так смотреть. Нельзя оставлять раненого человека. Расспросим её, как только очнётся. — Был непреклонным лекарь.

Охотник лишь фыркнул от этого целителя другого ждать было глупо.

Замок Маркейна. Королевство Аарон.

— Господин, ту девчонку мы не нашли. — С поклоном сообщил слуга.

В полумраке сидел статный мужчина. Его скулы образовывали полутени на щеках и накладывали отпечаток худобы. Но эта худоба была обманчива. При близком рассмотрении щёки у мужчины вовсе не впалые, а как полагается доблестному рыцарю, что бы тот не рухнул на поле боя от своих же доспехов.

Мужчина плавно положил руку с письмом на стол. Лист слегка прошуршал недовольством. А мужчина так же плавно поднялся со своего насиженного места. Он был высок. Ткань туго обтягивала его талию. Мужчина не любил, когда одежда болталась.

Солнце не пропускали тяжёлые шторы, а мужчина не спешил открывать окна. Маленькая комнатка, где находились господа, в общем имела тяжёлый вид. Громоздкие гобелены, портреты и стол – всё было заставлено книгами, которые лежали беспорядочными стопками в углах и на столе с многочисленными листками. И всё это нагнетало, утяжеляло пространство. Мужчина подошёл к столику с закусками и отлив с графина в бокал вина, тихо осведомился.

— Того прихвостня Делакоста, я полагаю, вы тоже не нашли?

— Нет господин. Он снова скрылся. — Не поднимая головы признался он, без акцента и делового костюма этот мужчина выглядел не привычно.

Маркейн прищурился от негодования. Его голубые глаза могли заморозить всё вокруг. Он сжал бокал, и трещина пошла по граням. Правитель зашвырнул его в дворецкого, но тот, не попав, пролетел мимо. С небрежным звуком бокал разлетелся на осколки от стены и всё попадало на испачканный от вина пол. Верный и привыкший ко всему слуга даже не шелохнулся. Он был готов и к побоям.

— Что же он задумал? Его несуразные действия раздражают!

Коснувшись своего подбородка, призадумался темноволосый правитель.

— Но сейчас он не решится на какие-либо действия в ближайшее время. А от этой девчонки, что выбрал меч, пользы никакой! В ней духовной силы меньше, чем у низшего прислужника, слабее этих чернорабочих. –– Он опять раздражался, но не позволял себе разойтись, переключился. –– Что с кулоном?

— Кулон мы не нашли, но лорд Гранс отыскал меч. И везёт его в королевство.

— Меч? — его брови поднялись вверх, но быстро опустились. — Значит она была там! И Вы её проморгали?! — мужчина рассвирепел. Он одним махом опрокинул десертный столик и всё порушилось на пол. Мужчина пнул осколки и они сбили стопку книг. Злость когтями вцепилась в грудь и всё время росла, подталкивая спалить всё его окружение к чертям!

— Маркейн, — отвлёк от разрушение детский голосок и тут же поплатился. Мужчина со злостью кинул в Мишель чёрный кинжал.

— Не фамильярничай! — рыкнул Маркейн.

Девчушка поймала тонкими пальчиками кинжал и её кожа задымилась. Через время кинжал полыхнул и рассыпался у неё в рука.

— В ваших руках источник и проводник. Не стоит так нервничать. Мы с Микки разберёмся с крыской. И тушка крыски, и кулон-накопитель будут у вас в руках.

— Мне всё равно, что вы служили моему роду лет триста! — Прошипел мужчина. Его глаза по-змеиному сощурились, ещё немного и он брызнет в неё яд. — Я уберу любой механизм, что сломан! Не зависимо старый или но-вый… — глаза у Маркейна потухли. Он нервно засмеялся, а фигура сгорбилась. Мужчина нервно зачесал подбородок. — С каких пор, фамильяры захотели стать людьми? — замямлил он и снова засмеялся. Марк всерьёз подумал не является ли он сам фамильяром или какой-либо другой тварью.

Мишель поклонилась и вышла из комнаты. Сейчас с её господином говорить бесполезно, разум накрыла волна безумия.

— Пошли Микки. — Улыбнулась девчушка. В последний раз в таком приступе Маркейн зачистил весь замок. А что сделает сейчас? Уничтожит город? Мишель облизнулась: «Было бы славно!»

Маркейн тихонько смеялся между книг. Нервно дёргая рукой.

— Юная мисс Надежда ещё спит. — Спокойно ответил дворецкий. Он был обычным человеком. Но был предан господину с детства. И сделает всё, что господину пойдёт на пользу.

— Надюша? — эхом проговорил он из прострации. Серые глаза приобрели лёгкий блеск, фигура потихоньку выпрямилась. Но голову до конца он так и не поднял. Мужчина пошатываясь пошёл к выходу.

— Вы будете в комнате мисс?

— Да. Я устал. — Вяло сообщил он. — Сейчас главное не спешить. До большой луны ещё полно времени и у меня уже практически всё готово.

— Отдыхайте, мой господин. — Поклонился его слуга.

Человек выпрямился только тогда, когда Маркейн вышел из комнаты. Сегодня господин не перешёл черту безумия лишь когда упомянули о Надежде. Но скоро и этого будет мало! Борьба с самим собой слишком утомляла господина. Мужчина подошёл к столу и положил конверт. Отчёт, о его встречи с Мистером Делакостом. И там особым пунктом выделена интересная способность девушки, по имени Тина. Её всплеск в закрытом мире, который они зовут Земля, заинтересует правителя. Фамильяр Мишель не смогла увидеть её силу. Сильный фамильяр не мог открыть свою силу в закрытом мире. А Тина смогла!

Слуга, стоящий по среди комнаты, выделялся выправкой военного. Сейчас он не был похож на того импульсивного человека в костюме, чем на дворецкого.

Слуга безучастно вышел. Комната осталась такой же тяжёлой, как и была вначале. Даже беспорядок не менял ситуации. Возможно, всё-таки стоило сжечь все эти тяжёлые картины и стол!

Где-то возле Танцующего леса. Лагерь.

Тина очнулась, но открывать сразу глаза она не решалась. Если совсем не шевелится и даже не думать, то в голове находился только шум, и боль можно было терпеть. Как поняла Тина: в сознание приходить нужно правильно! Особенно, если перед сном время было бурным. Всё приходит с опытом!

Прислушавшись, девушка услышала негромкие голоса отрывки речей и улюлканье. Решив пока опустить говорящих, она постаралась по звукам понять, где находится. Вокруг шуршали деревья, которые, как ей показалось, были на удивление тихие и не разговорчивые в данный момент. Но этого хватило, чтоб определиться, девушка находится в лесу.

Звери непривычно замолкли, а вот разошлось что-то другое. Девушка никак не могла понять, что это? По звукам напоминало и малый ветер, и стон, и крик. Также ощущение тревоги никуда не уходило, переходя в небольшой страх.

Тина снова прислушалась к голосам. Они были немного приглушёнными: гавканье, рявканье, перебирание звуков. Тина ещё немного напряглась, стараясь разобрать разговор, но тут же перестала, голова затрещала всеми трелями болевых аккордов. И тут её прошиб ток! Ей показалось, что она поняла один голос. От испуга заработал автоматический сигнал «стоп!»

Девушка даже дышать забыла как. Она опомнилась, когда лёгкие наполнились до предела углекислым газом. Тина тяжело выдохнула, и это не обдуманное действие отдалось в правом бедре, и тут эстафета понеслась! Бедро передало голени; голень передал руке; рука передала животу; тот в сою очередь, спихнул всё на лопатку и спину, и наконец, всё дошло до рёбер, и всем этим передачам маршем аккомпанировала головная боль.

Тина так хотела потерять сознании ещё раз, но по приказу, к сожалению, это не работает. Теперь она слышала шёпот возле себя. Девушка на подсознании понимала смысл говорившего. Это походило на заговор, чтобы раны не болели и быстрей заживали. Ей показалось, что кто-то был раздражён, а кому-то совсем всё равно. Она чувствовала их почти всех, но страх не давал ключа на снятие замка, и держал в крепких цепях глубокого непонимания и запутывал всё сильнее.

Боль постепенно уходила. А на груди что-то нагревалось. Тина не открывала глаза, она не хотела ничего видеть. И не могла вспомнить, что там на груди, был кулон. Гомон, который она слышала, пока хватало. А шёпот говорил одно и тоже, раз за разом. Говорил не уставая. Тина попыталась напрячь свой мозг, ещё раз. Голос стал громче.

— Успокой свой разум, прими исцеление. Успокой свой разум, прими исцеление…

Тина поперхнулась. Разве он говорить на не понятном языке? Но девушка отдала себе команду: «Стоп!» – и принудила расслабить свои напрягшие мышцы. Пора учиться бороться с паникой.

— Да успокойся ты старик! Она не поняла бы тебя, даже если б пришла в сознание. — Раздался другой голос.

Но лекарь неустанно бормотал свою колыбельную. Тина не знала сколько он уже так говорит. И ей отчего-то стало смешно.

Тина хотела сказать спасибо, но рот свело, как от самого вяжущего сухофрукта.

— О-о! Дитя, ты очнулась?! — радостно пробормотал старик — Очевидно, твой путь был долог и труден. Твои раны плохо заживают, я и не надеялся на твоё скорое пробуждение!

— Старик! Она очнулась? — Тина услышала топот сапог, они остановились прямо над ней. — Кто ты? От куда? Мне плевать даже если ты сбежал! Если ты прихвостень этого Маркейна. Ранена ты там или нет! Я выброшу тебя за барьер! На ужин всем тварям, что проснулись сегодня! — он рычал. Злость, рвавшая его изнутри, и не знавшая выход, разъедала медленно, но верно.

— Прекрати Рей! Вряд ли она его подручная. — Мужчина попытался его одёрнуть, но тот вырвался и продолжил.

— Не защищай её Тедай! Твоя святость меня достала! Наверняка она одна из них и оставлять её здесь нельзя! Ты сам слышал от босса, что все жители леса были истреблены днём. А она словно из мясорубки вышла. Кроме армии и лесных жителей, здесь никого не было! — кто-то одобрительно гукнул.

— Не делай поспешных выводов дитя. — Спокойно и возвышенно ответил лекарь.

— Эй, отродие! А ты, что скажешь в своё оправдание? Или не понимаешь, что мы говорим?

Тине не хватало сил, чтобы просто издать звук. И она потеряла сознание. Самый лучший ответ!

— Рей утихомирься! — голос целителя стал грубее.

— Заткнись старик… — рявкнул мальчишка в ответ.

— Все прекратили! — раздался приземистый тембр голоса охотника, явно выпившего уже не одну кружку настоя.

— И ты туда же Ред?!

— Я понимаю твоё негодование… — голос Реда был груб. — Но стоит уважать чужие жизни.

— Да вы тут все умом тронулись! Я не буду вас жалеть, когда вы окажетесь зарезанными в собственных спальных мешках! — сказав, он смылся за палатки.

— Я люблю спать на земле… — просто промямлил Ред и снова приложился к бутылке. — Что взять с мальчонки? — и охотник ушёл восвояси пригубляя свою настойку.

Сон.

–– Снова темнота. — Раздалось эхом, не понятно от куда взявшийся голос и тут же исчезнувшей в никуда. — Здесь так холодно…и…одиноко…снова…

Послышался плач. Звонкий, как капельки росы, катились по щекам слезинки и падали вниз, отбивая свою дробь. Водяной пол принимал их как должное и растворял в себе, как свою собственную частичку. Плакало дитя с длинными белыми волосами. Она свернулась в комочек и не понимала, почему за ней никто не приходит? Почему, она всё ещё здесь? В этом холодном и пустом месте!

Чья-то рука потянулась к ней, она была не такая бледная, как та девочка. Но чья это рука? Кисть застыла, словно в не решении, слегка дрожа, от непонимания.

«Нет! Это моя рука? – Тина пошевелила пальцами. – Да! Это моя рука! Но сон слегка отличается..?» – она опустила голову и на водяной глади расходились в даль игривые гирлянды кругов. «…Я, плачу?» – она поднесла руку к своей щеке. Но к своей ли щеке? Чья это кожа?

Тина обернулась и в водопаде она увидела бледное лицо. Её кожа, словно вот-вот начнёт просвечиваться, а волосы падали вниз всё дальше в глубину, словно сами они были водопадом и струились вниз. Тина щупала дрожащей рукой свою щёку и не понимала, кто это и почему слёзы не прекращались. Она закрыла глаза. И когда открыла их, то рядом с ней стояла та маленькая девочка. «Почему, так холодно?» – пронеслось в её голове беззвучная речь ребёнка. – Почему так одиноко?»

Тина, не отрываясь смотрела на её маленькое отражение. Лицо девчушки было без эмоций. А в водопад смотрели пустые глаза, с давно погасшими искрами.

После долгих ожиданий, её сердце зачерствело и стало пепельным. Тина испугалась этой мысли. Нельзя этого допустить! Нельзя, чтобы душа огрубела окончательно! Не важно, что случиться, но…

«Я с тобой! – закричала Тина, не давая девочке досказать. Она с силой прижала малютку к себе. – Не важно на сколько холодно, не важно на сколько больно, я разделю всё с тобой! Только не убивай в себе надежду! Прошу тебя!»

Последние слова Тина прокричала в слезах. Эхо шумным звоном пронеслась в дали бездны. Отражение стояло и смотрело на них, спокойным и ровным взглядом. Её водопад волос, спускался вниз послушными прядями, нежное и белое личико не трогал румянец, но это не отрицало того факта, что она была жива. Отражение слега улыбнулась. Вот только её глаза по-прежнему не доверяли никому. Пусть это будет, даже себе.

Где-то возле Танцующего леса. Лагерь.

— Ночь скоро закончится. — Принюхавшись сообщил охотник.

— Твой нюх никогда тебя не подводит Реди. — Довольно ответил Виртал. — Звёзд стало меньше. И в правду скоро рассвет. Ты чем не доволен Рей?! — усмехнулся главарь.

— Я всё равно не согласен! — возмущённо ответил мальчишка. — Зачем нам так рисковать? Любой нормальный человек не появится в этих местах…

Виртал звонко рассмеялся, он по-дружески потрепал за плечо мальчишку.

— Ты чересчур подозрительный! — он сделал большой глоток со своего бокала, тот же не опустел даже и наполовину. — А разве мы нормальные?

— Зато ты недо-подозрительный… — бубнил мальчишка.

— Не стоит оценивать людей по одному лишь взгляду. Нужно помогать, если кто-то оказался в беде…

— А если она враг? — не унимался Рей.

Виртал посмотрел на него из-за своего любимой кружки, и по-отечески улыбнулся.

— Особенно, если враг! Но я помог и моя совесть чиста. А уж что делать ей, это уже на её выбор. Это и определяет человека, его выбор и поступок – одна нить большой катушки. — Серьёзность командира на этом закончилась. — Тем более как не помочь такой красавице. — Голос Виртала стал напевать. — Ох, как я ей завидую! — он растянулся возле бревна, у которого сидел и сделался абсолютно расслабленным. — Проспала всю эту скверную ночь! Ты прав, она точно не человек! — и мужчина опять залился смехом.

— Не бойся! Кем бы она не была, ей не выйти из этого леса одной. Как говорят, что будет, то будет! — сообщил охотник.

— Опять ты умничаешь, Ред? — без всякой совести сказал Рей. — А тебя Вир, я, кажись понял, почему выперли из священного сана! За юбками бегал!

— Чем плохи юбки? — удивлённо спросил командир.

Мимо костра с полной урной воды, тенью проковылял травник. Он не переставал бурчать даже сейчас. За всё это длительное время мужчина понурился и, кажется, постарел на пару лишних десятков лет.

— Ну что там наша русалочка? — с неподдельным интересом поинтересовался Виртал.

— Я её подниму на ноги, она у меня не только бегать, но и летать будет… — с серьёзным видом ответил Тедай. И не сбавляя хода, направился восвояси.

Заметив, что Рей особо не понимает его рвения, поднять на ноги того, кто уже в пол шаге у забытых предков в застывшем на веки времени. Виртал решил объяснить.

— Это уже затрагивает его гордость лекаря. Да и не дело девушке ходить израненой, это удел мужчины! А девушка, должна, как никто беречь своё тело. А?! — подмигнул он Рею.

Тот встал и вместо ответа просто ушёл. Виртал смотрел пареньку в след и слегка улыбнулся. Этот непоседливый мальчишка, со своими, пока что, не потухшими идеалами, со своей всё ещё не поблекшей верой, принципами и стремлениями, которые ещё так ясно читались в глазах, и горело, непоколебимым огнем – притягивал к себе. Не то, что в его потухшем сердце. Возможно, он и взял этого паренька с собой именно из-за его огня, в надежде, что давно потухшее пламя в собственном, хоть немного да затлеет. На большой костер Виртал, конечно, не рассчитывал, но всё же. Что будет…

Тедай подошёл к девушке. Поставил чашку с тёмно-зелёной мазью возле неё. С рук и ног сошли волдыри, но краснота не сходила; мелкие царапины быстро затянулись; дыхание только изредка нарушалось и становилось трудным. Но по всем признакам, состояние девушки было нормализовано и её жизни ничего не угрожало. Только Тедай не понимал, почему дитя не приходила в сознание. Он не чувствовал никакой злобы от неё. Но что-то в ней было не то! Будто она была чужеродной этому миру. Хотя природа не отвергала её, а наоборот пыталась помочь. Об этом свидетельствовала и вода, и лекарства из целебных трав помогали ей сильней и быстрей, чем синтезированные.

Всё же Тедай был учёным. Проанализировать, как определённое растение будет действовать на организм, и совмещать их в лекарствах. Требует ум учёного, кропотливого, внимательного и решительного человека, любящего свою работу до полуобморочного безумца. Безумцем Тедай не был, но был гением в лечении и, как всякий опытный специалист, видя сложную задачу, стремился решить её всеми силами. Но, с другой стороны, всегда была тонкая грань между гением и безумием. Всегда!

К сожалению, как бы Тедай не хотел действовать, в данный момент он может просто ждать, хотя бы до следующей перевязки. Мужчина взял с её лба влажную тряпку, сполоснул и выжав, вернул прохладную обратно. На миг его рука дрогнула. Он увидел слезу, она осторожно пробежала по диагонали щеки и скрылась в волосах. Девушке, очевидно, снилось что-то, не самое приятное. Но всё же ему стало гораздо спокойней. Теперь мужчина знал, что она просто спит. И осталось лишь дождаться, её пробуждения.

Тина поняла, что в сознании, когда почувствовала боль, пронзившее всё её тело. Но в сравнении с предыдущей, немного щадило, а иногда и вовсе пропадала. Полежав ещё немного с закрытыми глазами, у неё сильно зачесалась рука. А во рту была пустыня. Тина с трудом открыла рот и сделала лёгкое причмокивание, что бы слюна побыстрей увлажнила ткани.

Когда рот, наконец стал хоть немного влажным, девушка обратила своё внимание на воздух. Её приятно удивило, на сколько, он был чист и приятен. Дышать хотелось полной грудью, делать всё новый и новый вдох, и чувствовать, как расправляются лёгкие, заполняясь свежестью.

Найдя в этом своё очарование, Тина, наконец, открыла глаза. Её взору предстало небо, ещё немного тёмное после длинной ночи. Но приобретающее множество ярких красок. Алый оранжевый и фиолетовый, плавно переходили друг в друга и смешиваясь, давали новые цвета. Девушка видела даже лучи. Они ровными, бледно-светлыми линиями, приходили из далека. И нежно касались каждого предмета. Даже ветки деревьев не могли скрыть такой красоты. А наоборот, давая новый напев, огромные деревья шуршали себе в такт.

Прислушавшись ещё немного, девушка поняла, что всё это лишь дополнение к пьесе огромного леса. Звери понемногу вылезали из своих укрытий. Птицы во всю радовались поднявшимся солнечным лучам. И лишь животные побольше, аккуратно передвигались в объятьях нового рассвета. Тина улыбнулась, увидев и услышав такую гармонию леса. И она наконец поняла о чём говорила, та зеленоволосая наставница.

–– Не ужели, так интересен потолок палатки? Что ты в итоге даже заулыбалась.

Девушка, очнувшись от своего мимолетного резонанса, от удивления вдохнула больше воздуха, чем следовало. И тут же перед ней появилась серая ткань, заляпанная грязью, и слегка мокрая от недавнего дождя. Девушка одними глазами, не поворачивая головы, посмотрела в сторону наглеца, прервавшего её духовную практику. Тина увидела мужчину. Он смотрел на потолок и хмурил густые чёрные брови, пытаясь рассмотреть там, то, что увидела девушка. Но его старания не принесли успехов. Не увидев там ничего кроме ткани, он опустил свой взгляд на раненую. Его лицо было по своему милым. Добрые, тёмно-карие глаза, окутывал веер длинных чёрных ресниц. Борода, идущая лишь по скулам и выходившая немного на щёки, заплетена в небольшой и смешной хвостик, так ему шла. Волосы сзади тоже были собраны в небольшой хвостик. И шрам, что виднелся на лице, идущий от брови через всю щёку, делая его более суровым, шёл ему, словно мужчина с ним и родился.

Наглец удивленно на неё посмотрел. Мол: «Ты меня понимаешь?» Или: «Я там ничего не нашёл!»

–– Мне даже стало интересно, чему ты так мило улыбалась. –– Его приятный низкий тембр успокаивал.

Девушка набрала было воздух в грудь, что б ответить ему. Но её опередили.

–– Не беспокой больную своими глупостями.

Тедай только что принёс чистую воду. Не дожидаясь чей-то реакции, лекарь одним наточенным движением сменил ей мокрый компресс на лбу. Кожу охватила приятная прохлада и гармония стала ещё больше ощущаться в её сердце, растекаясь по венам.

— Кыш-кыш. — Махнул он на того мужчину. — Ты её нервируешь.

— Я? Обычно я нравлюсь девушкам! — искренне удивился тот.

«Пф-ф. Жигало.» – тут же разрушалась вся эйфорийная картинка об этом мужчине.

— Иди-иди! Сомневаюсь, что она сейчас захочет с тобой говорить. — Тедай словно отец ворчун, прогонял слишком дотошного и надоевшего любовника. — Тебе лучше хорошенько проследить за сборами. Вон Рей, опять драку учинил. — Лекарь махнул в сторону выхода из палатки.

— Да, понял-понял я. — Лениво почесал мужчина свой затылок. — Ухожу. — И остановившись, напоследок подмигнул девчонке. — Будет скучно, зови!

В его лицо полетела тряпка, она со смачным звуком чвакнула по его наглой физиономии и продержавшись так некоторое время, передавая неприязнь лекаря, медленно сползла и упала на землю, оставляя влажный след на лице. Девушка, если могла громко бы гоготнула, но сил хватило на одну несчастную улыбку. Это было забавно, словно веселилась дружная семья. Мужчина в ответ передёрнул носом и посмотрев на него, будто проверяя на месте ли он, развернулся, и направился на шум перепалки, даже не вытерев влажное лицо.

— Несносный командир. Дел выше крыши, а ему лишь бы балду попинать! Лентяй воплоти! И как его только ещё не прибили? Он же лишний раз шевелиться не будет! — нервно бурчал старичок. А потом словно опомнившись, проговорил уже Тине. — Ну как ты себя чувствуешь? Я залечил большинство твоих ран. И вроде бы жар тоже спал.

«У меня был жар?» – Тина и так была безмерно благодарна этому мужчине, ещё когда в первые очнулась здесь. А сейчас, осознавая, что он выходил её. Не знала, чем и отблагодарить его.

— Спасибо. — Еле слышно прошипела девушка.

— Что, дитя? — голосе переспросил старец.

— Спасибо. — Уже более громче и внятней проговорила Тина. Но голос всё ещё был слаб. — Я чрезмерно благодарна вам.

Её взор был устремлён в потолок палатки. Где недавно она видела, умопомрачительное небо.

–– Не стоит, дитя, тратить на это сейчас свои силы. Когда вот встанешь на ноги. Тогда и поблагодаришь.

Тина хотела было уже встать. И только легонько приподняв голову. Её лицо скривилось от боли.

— Тише-тише! Куда ты так спешишь? Твои раны ещё не все затянулись, а тело не окрепло. — Предотвратил её попытку встать, лекарь. — Я залечил лишь царапины. А вот с большими. Будет посложнее. На плече и ноге я сделал тебе швы. А ожоги… — он как-то странно замолчал. — Ну не волнуйся! Ещё немного понаберёшься сил и встанешь. Только не спеши, а то раны откроются.

Он легонько потрепал её по голове. И одарил добродушной улыбкой. Тине снова стало тепло. И ей перехотелось задавать вопросы. По крайне мере пока! Лекарь и так устал! Мешки под глазами и подавленный взгляд, говорили о бессонных ночах и днях. Выдохнув, девушка перестала сопротивляться. И легла, снова, уставившись в потолок. Старичок же, одобрительно махнув головой, встал на ноги.

— Я схожу проверю, свои вещи. Мы скоро выдвигаемся. А ты лежи и отдыхай! — приказал он.

Тина ничего ему не ответила. А мужчина вышел из своей палатки.

«Все сейчас очень заняты…» – сделала такой вывод девушка, прислушавшись к шумам. Она закрыла глаза рукой. Ей было стыдно, что доставляет столько проблем. Терзая себя за свою слабость, девушка вспомнила о деревне и резне в ней. Её рука застыла перед глазами, а зрачки застеклянели.

«Ты пойдёшь смотреть с нами звёзды?» – эхом проскользили слова маленькой девчушки.

— Звёзды… — повторила одними губами Тина.

А потом она забыла, как дышать. Её сознание вспомнило, ту ужасну картину. Убийства на её глазах. Кровь хлынула к вискам. Глаза заболели, но моргать девушка не могла. Мозг пытался бороться со стрессом, но безуспешно. Дрожь накатила на всё тело. Капли пота бежали друг за другом устраивая гонки, кто быстрей упадет. Жар палил изнутри. Как с того полена, обрушившегося на неизвестного человека. Сильно заныл бок, откликаясь на воспоминания.

По лагерю бегали несколько человек.

— Что с лошадьми? — кричал Виртал.

— Они готовы.

— Хорошо! Нагрузите моего Мунда! Освободите место в тележке.

— Для девчонки что ли?

Виртал лишь кивнул. Он с сомнением думал, что они будут делать дальше. Путь нужно проделать, как можно быстрей. А по дороге они будут идти дольше, чем планировалось. Девчонка, хоть и маленькая, но была грузом ещё тем.

— А что будем делать, когда придётся отпустить лошадей?.. — словно прочитал его мысли охотник.

— Посмотрим. — Недовольно пробормотал главарь. –– Время ещё есть. За это время она должна оклематься. Да и мы, всё равно, хотели заехать в деревню. Будем надеяться, что Эрин принесёт хорошие новости.

— Эрин должен был прийти уже два дня назад! Не тешь надежды Вир!… — Ред развернулся и ушёл, оставив командира обдумывать.

— У него ещё есть время до переправы. — Виртал отвернулся, он переживал за любого из команды.

После приказа короля на запрет неофициальной охоты. (Будь это обычные звери, люди, монстры) Многие из охотников теперь живут, скрываясь, подрабатывая в крохотных деревнях или городах, у которых на официальный запрос денег нет. Их сразу заклеймили бандитами. Борьба таких противостояний схлестнулась тут же, как только была поставлена печать. Все, кто не носит на своей груди медаль короля – считаются бандитами. Но чего хочет достичь этим правитель, очевидно, знает только он и приближенный к нему круг. Зачем он следует примеру Маркейна?

Тина с трудом добралась до телеги. Она не помнила, как в неё забралась и тут же погрузилась в полузабытье, как только голова коснулась твёрдых деревянных полов, и тело приняло горизонтальное положение. В сознание оставаться было всё тяжелей, но теперь и царство морфея стало для Тины полем боя.

Наконец, как только солнце осветило все утаённые уголки дороги. Повозки тронулись в путь, выйдя из преграды, которая тут же исчезла, оставляя на земле слабо заметный контур в виде помятой травы.

— Двигаемся быстро, и не сходим с дороги. — Строго приказал Виртал.

Мужчина понимал, что им придётся нагонять весь путь. А в конце, возможно, бежать галопом, гонясь за светом. Потому что только в нём будет спасение. И лишь в свете, темнота не догонит.

Тина все ещё не говорила. А старик, идя рядом с её повозкой, немного волновался. Девушка, как-то странно изменилась. Она будто снова провалилась в свой сон. И не реагировала на окружающих. Но иногда всё же раненая открывала глаза. Лишь на минуту. Словно проверяя своё самочувствие. А потом снова надолго закрывала их.

Деревья «Танцующего леса» играли друг с другом. Самые близкие, у обочины дороги, ветками тянулись к обычному лесу, по соседству. Узкая тропинка, с еле накатанными полосами, вела прямо, петляя и закручиваясь, обходя топи и сам странный лес. А в тени деревьев, во всё ещё не ушедшем мраке, можно было услышать слабое завыванье голодных, пока неизвестных Тине, существ. Но девушка на них не обращала внимание. Она уже знала, что эти существа растаят в первых же лучах солнца! А в зачарованном лесу было кое-что куда важнее этого! Там были слышны страдания и печаль. И девушка скорбила вместе с лесом, понимая, что он потерял для себя что-то дорогое. Эти зеленоволосики помогали сохранять равновесие, а значит гармонию. А также ухаживали за ним. И когда исчезло, это звено: лес грустил об этой потери и не знал, как с этим справиться. Так грустят, когда теряют близкого человека.

Тина чувствовала это на подсознании и не сопротивлялась своим чувствам. Она понимала: этот лес – единый организм. И он тосковал. Тени среди кронов были темней. Огромные и тесно соседствующие друг с другом, словно чаща, деревья тянулись ввысь. Пытаясь, как можно сильней, встать по стойке смирно в последнем почётном параде. Тина смотрела на них. Такому могучему явлению, не нужны были соболезнование мелкого человека. И от этого, становилось ещё печальней на душе. Она хотел ему помочь. Ведь, именно лес защитил её и уберёг от неминуемой смерти. Ей хотелось хоть как-то облегчить его страдание. Слеза потекла по горящей щеке. В горле уже давно был комок и не давал нормально глотать.

Девушка закрыла глаза. На мокрых ресничках повисла сверкающая капля, похожая на утреннюю росу.

«Дух леса – это ведь память… – слова, появившиеся из глубины души, поднялись, оглушая своим тихим эхом, на верх. И так же растворились в никуда, словно рассыпаясь на осколки звуков. – А что делают, чтобы память, могли видеть другие… Свидетельство памяти, об покинувших, этот мир…»

«Им воздвигают памятник» – коротко ответила в своём сознании на это Тина. И девушка провалилась в сон. Давая новой силе, заполнить её тело.

Граница Аарона и Инрит. Тайное место.

— Мистер Делакост! — бежал по длинному коридору Сиреон. — Делако-ост! — кричал он во весь голос, но безрезультатно. Сиреон выскочил на крыльцо, и быстро оглядев весь двор, набрал полную грудь воздуха и закричал что было сил.

— Делакост Менкфроун!

— Чего ты так орёшь? — лениво потянулся мужчина на ветке дерева, возле крыльца.

— Где вас носит? — отчеканивал он каждое слово.

— Меня не носит. А я вишу! — поправил он его. — Я на ветке, как ты видишь. — Лениво, как мартовский кот машет своим хвостом, так и мужчина болтал своей ногой. Он снова прикрыл глаза и решил было провалиться в дремоту дальше.

— Пока вы тут – Висите! — злился Сиреон. — Скоро начнутся отборочные на турнир! — сделал он тяжёлую паузу. –– После стольких лет! Эти омерзительные «состязания», снова проводятся в этом мире! Просто ужас какой-то!

Мужчина на ветке перестал болтать ногой и приоткрыл один глаз. Он улыбнулся, но ни сказав ни слова, снова закрыл его.

–– Неужели варварские времена снова возвращаются? Этот Маркейн совсем с катушек съехал… А самое отвратительное знаете, что? Многие поддерживают это примерзкое зрелище! Вся верхушка прогнила…

— Услышь тебя кто, сразу бы приняли за предателя. — Спокойно проговорил Делакост. — На Земле было нечто подобное. Называлось: «Гладиаторские бои»…

Сиреон молчал.

— Та девушка… — начал он.

— Пережила прыжок? — спросил Делакос то, что хотел сказать Сиреон. — А ты хотел, чтобы она умерла? — скривился в ухмылке мужчина.

— Если смерть одного человека предотвратит целую катастрофу… — Сиреон не продолжил.

— Если бы тебя услышала Тина, она б тебя ударила, не думая. Да и не пристало говорит так летописцу…

— Только сейчас вспомнили кто вы? Да и Тину, её тоже не отыскать! Где она? До сих пор не известно! — тихо говорил Сиреон. — Одна скверная новость за другой. Зачем вы только вторглись и в этот мир? Может всё оставите, пока не поздно? — взялся он за голову.

— Именно поэтому нужна независимая сторона! Пусть заканчивает тот, кто начал!

— Это не её битва! Она её не начинала! — импульсивно взмахнул руками Сиреон.

— Зато начал её предок! Так пусть отвечает за свой род!

— Как на вас похоже! Свою промашку спихнули на другого! Что это за шум? — насторожился летописец.

Из глубин поместья доносилось лязганье.

— Как ты думаешь? — наконец уселся на ветке Делакост. По-ребячески болтая двумя ногами. — Какое имя у неё будет?

— Имя? О чём Вы? Не известно цела ли она.

— Чувствуешь? — вдохнул он полной грудью, словно учуяв вкусный запах. — Ветер теплеет!

— Как по лбу горохом! — сдался Сиреон.

А Делакост спрыгнул с ветки.

— Пошли встречать гостей!

— Каких гостей? — опешил Сиреон. Неужели, они пришли сюда не просто так?

Возле «Танцующего леса».

— Какого хрена мы пойдем в обход?! — не сдерживая своих эмоций орал Рей — В начале мы планировали идти через лес! Так что изменилось?

— Это было в начале. — Спокойно отвечал Виртал. — А теперь, мы идём по дороге. Так безопасней!

— Эрин не пришёл в назначенное время! Утром я почувствовал гарь! Деревни, возможно, уже давно нет!

— Да, мальчишка прав. — Выдал охотник. — Лучше через лес. Так быстрее… Мы ужасно отстанем от графика!

Вожак вздохнул. Он так и думал! Все будут против, но если придётся применить силу, чего, конечно, не хотелось, то Виртал готов.

— Мы не сможем пройти через лес… — начал было босс.

— Это всё из-за девчонки? — даже не давая договорить причину, вскипал Рей. — Зачем мы вообще потащили её за собой? Надо было оставить…

— Угомонись, Рей! — терпение командира начало таять на глазах. — Мы не варвары! И не можем оставить того, кто нуждается в помощи! Ты сам не давно был таким! И всем нам когда-то была нужна помошь! — Виртал посмотрел на своих пятерых притихших спутников. Каждый вспомнил, как попали к Вирталу. — Даже у разбойников есть гордость.

Травник одобрительно поддакнул командиру. Он бы точно не оставил девчушку, даже если б пришлось перебираться через лес одному. И тащить раненую на своих плечах.

— У меня нет времени, нянчиться с этой дохлой. Я пошёл с вами только потому, что лишь вы можете перебраться через этот грёбаный лес! Вы же это делали! — Рей понимая, что ответа не дождётся направился к деревьям. — Мне всё равно! Я пойду здесь! И плевать, на всё!

Охотник его остановил, заломив ему руку за спину и застыл, придерживая паренька над землей.

— Успокойся! Решения на буйную голову, ни к чему хорошему не приведут! Как сказал предводитель, так оно и будет! — твёрдо сказал Ред.

— Отпусти меня! — Рей пытался вырваться из прочных объятий охотника. — Я сам пойду! Я должен! — орал он.

Все смотрели на дрыгающего из последних сил мальчишку, стиснув зубы. Никто не осмеливался что-то сказать. Время их не жаловало, но противиться командиру, тоже никто не собирался. Все последуют за ним хоть в пекло. Рей перестал сопротивляться и опустил голову. Охотник поставил его на землю и тоже потупил взгляд, но отпускать его ещё не собирался. Мало ли что может прийти на ум в психический момент.

— Мы просто подкорректируем путь. — Безвыходно сообщил командир.

— Не стоить менять путь! Я тоже думаю, что лучше срезать, через лес. –– За спинами мужчин, раздался вполне живой и громкий голос. — Тем более у меня там остались дела.

— Дитя. — Воскликнул лекарь. — Ты очнулась!

Девушка сидела на телеге, свесив с неё ноги. Тина слышала весь разговор, и успела посмотреть их скучный спектакль.

«А где эмоции? Гипербола? Надрыв?» – думала она.

Лекарь подошёл к ней и первым делом начал осматривать рану на плече, разматывая бинты.

— Русалочка! — Виртал тоже смотрел на неё, как и все остальные, кроме Рея. — Разве ты сможешь так долго передвигаться на своих двоих?

— Думаю, да. — Кивнула она головой. — Я куда выносливей, чем кажусь. — Улыбнулась девушка, прекрасно понимая, что это далеко не так. Она и в походе то ни разу не была. Но попасть в лес ей нужно, во что бы то ни стало!

Виртал тоже растянулся в улыбке.

— Выносливей… Это хорошо. — Подумав о чём-то своём, противно заулыбался он. — Значит, решено, через десять минут выдвигаемся. Кто будет отставать, останется на съедение монстрам! — сразу изменился Виртал, от противного разгильдяя, до серьёзного и харизматичного предводителя. Тина аж слегка присвистнула, наблюдая такую резкую метаморфозу. — Слышишь Рей! Это к тебе относиться! — сделал он лёгкое уточнение.

Обстановка в один момент разрядилась. Они не отклонились от плана. Все начали суетиться, собирая только самое необходимое для лёгкого марш-броска: оружие, вода и немного еды.

— Зачем тебе ром? — спросил Реда Манси. Он был самым незаметным. Мало выделялся и редко говорил. Лучшего шпиона не сыскать. — Оставь его, он будет тебя тормозить!

— Это не ром! Это эликсир жизни, Манси! — ответил тот с умным видом.

Мужчина лишь закатил глаза, но увидев командира, ещё и заныл.

— Командир, зачем вам бочка с настойкой? — Подошёл он к Вирталу. Глубоко в душе он всё же тешил себя надеждой о благоразумности предводителя.

— Путь длинный… — смущенно засмеялся он, немного обескураженный, что его застукали. — Я всего чуток! Один бочонок!

— Сами же сказали лишнего не брать. Ладно пробирки травника. Но вы! Сами же нарушаете свои указания! Что уж говорить о других?

Виртал ещё шире улыбнулся, подмигивая Манси. Мол: «Ну да ладно тебе! Чего ты? Совсем немножко можно.»

Негодуя от таких сборов, Манси решил посидеть рядом с лекарем и девчонкой, что б, не травмировать свою ранимую психику совсем.

— Ты точно дойдешь? — беспокоился травник. Меняя повязки и смазывая новыми травами её раны, для более быстрого заживления.

Девушка лишь пожала плечами. Врать она ему не собиралась. Ведь это было не достойно лгать тому, кто поставил её на ноги.

— Я не уверен, что ты вообще сможешь пойти… — говорил Тедай.

— Сможет! — подошёл Манси. — Главное, что она настроилась на это!

Он сел рядом на телеге. Невольно обратив внимание на перевязанное тело. Казалось, у неё не осталось живого места. Хоть и выглядела девушка лучше, по-хорошему ей следовало бы повалятся в постели ещё недельки две.

— Где ж это тебя так угораздило? — спросил он, кивая на бинты.

— Бежала от зверей, упала с высокой горы, и сорвалась с обрыва в воду. — давя самую приветливую лыбу, какую только могла сделать, ответила Тина. И при этом ни разу не соврала.

— Вот же тебе не везёт! — поверил её словам мужчина. Манси умел определять ложь.

— Что со сборами? — перевёл тему травник, зная, что это не вся правда. Её с головой выдавали ожоги и резаная, на всё плечо, рана.

— Собирают всякую ерунду! — недовольно ответил Манси. — Даже командир решает, как унести с собой всю бочку настойки.

— Н-да, загвоздочка! — травник достал из внутреннего кармана, блестящую металлическую, потрёпанную со временем, но верой и правдой служившую, флягу. И сделав два глотка, протянул мужчине. — Будешь?

Манси недоверчиво посмотрел на него. И не сказав ни слово, тихонько сполз с телеги и отправился восвояси. Лекарь непонимающе пожал плечами и засунул флягу обратно. Вопросительно посмотрел на улыбающуюся девушку.

Солнце высоко встало над горизонтом и его лучи падали везде, куда только могли дотянуться.

— Смотрим в оба! — делал последние напутствия всем Виртал, перед тем, как войти в лес. — Это вам не увеселительная прогулка по пляжу! Здесь сожрать могут за считанные секунды! Мы идём не с зачисткой, поэтому по возможности, будем обходить преграды! На рожон не лезем!

— Да знаем! — уставший от нудной речи охотник, выкрикнул из толпы. — Пошли уже!

Мужчины с фырканьем прошли мимо «горе» командира, а тот хотевший что-то сказать в знак протеста, так и остался стоять с открытым ртом. Травник подтолкнул девочку, и они тоже отправились в лес. Проходя мимо командира, Тедай похлопал его по плечу. Мол: «Хорошая работа, пошли.»

— Ну вот скажи мне, что я им такого сделал? — причитал Тине по дороге Виртал. — Я их поднял, отряхнул, поставил на ноги, а они со мной вот так! — искренне не понимал он.

Они двигались между деревьями змейкой.

Девочка пожала плечами. Она и вправду не знала. Такие нюансы Тина не понимала. А мужчина пошёл доставать охотника. Девушка окинула взглядом большие деревья. Они приняли вошедших гостей, весьма радушно. Но печаль не отпускала лес. Из-за этого растения казались угрюмыми, не желавшими говорить. Листья желтели. Лес не мог себе простить, что так легко поддался чарам напавших, и уснул монотонным сном.

Путь им предстоял долгий, а у Тины уже болел весь бок. И этот факт девушку угнетал. Видя, что малютка хромает, травник забеспокоился.

— Всё в порядке, дитя? — он шёл за её спиной. И бережно положил ей руку на плечо.

Она кивнула в ответ.

С ним Тина не ощущала одиночества, которое могло было прийти. Наверное, из-за его отцовского обращения к ней. Но девушка пока этого не понимала. Тосковать по дому ей было некогда.

Группа обходила деревья и кустарники, прислушиваясь к каждому звуку. Мужчины держали оружия наготове. Зайдя в лес дальше, они перестали говорить и полностью сосредоточились на дороге. Не сворачивая с пути, идя практически след в след, вся группа была встревожена.

Это походило на охоту. Вот только в любой момент добычей могли стать и они.

— Обычно, попавшие в этот лес. — Шептал травник. — Больше никогда не выходили из него. Путники, перепутав, его с обычным, пропадали без следа. Либо заблудившись, не могли найти обратную дорогу, потому что деревья всё время передвигаются. Или их съедали животные, живущие здесь. Обычно происходило второе. А из-за того, что деревья сами выходили на новые места и лес сам расширялся, один алхимик проложил черту, где сейчас дорога, не дающая идти лесу дальше…

— Хватит вам шептаться! Хотите, что б нас зверьё услышало? — недовольно прошипел охотник.

И после этих слов огромные кусты, что перекрывали им дорогу, угрожающе зашевелились. Ветки накренились сначала в одну сторону, а потом в другую. Мужчины встали словно вкопанные. Тут же подняв свои оружия на куст. Куст, на такую бестактность, ничем не ответил. И, кажется, слегка обиделся. Лекарь, с чувством самозащиты, молча поманил девочку за собой в сторону. Медленно сделав пару шагов, они спрятались за дерево. Оставляя всё на «взрослых», пылающих силой и решимостью мужчин.

Что-то подсказывало Тине, что весь их взбаламут зря. Но мужчины словно зачарованные, и с долькой надежды, смотрели на этот куст. Солнце вовсю плясало на небе, раскидывая свои яркие лучи в разные стороны, давая знать, что прошли они довольно далеко.

Тина, с замиранием сердца, смотрела, как парочка деревьев, почти бесшумно вытащили свои корни и медленно, слегка прикопались в земле чуть дальше. Потом накренясь, дерево выдернуло само себя. И пройдя не большое расстояние, словно осьминожек, зарылось в землю. Корни, как в масло, входили в почву, почти бесшумно тревожа грунт.

Тина удивлённо посмотрела на старика. Но тот был занят наблюдением, за мужчинами и не заметил тех перемещений. Сглотнув, девушка не произнесла ни звука. Сама подписалась идти сюда снова! Боковое зрение зацепило с боку ещё пару перемещений.

«Да они тут бегают!» – возмутилась она про себя.

Куст перестал двигаться. Видимо постеснялся производит миграцию под таким обильным наблюдением. И Виртал первый махнул рукой передвигаться дальше, но обошли злополучные заросли, на всякий случай. Лекарь взял девочку за руку и потащил в добротный обход куста. Пройдя крюк и догнав остальных мужчин, Тине показалось странным, что, зайдя так далеко, они не увидели ни одного животного. Даже птицы здесь не летали. Только слышался громкий шелест многолетних деревьев. И хруст небольших сучков под их ногами. Возможно, и мужчин это тревожило, так как спины их были в постоянном напряжении. И Рей, вечно задиристый и непослушный, шёл тихо и осторожно, словно был прирожденным охотником.

Ничего не волновало только травника. Заметив новое растение, он с радостью ребёнка собирал их в свою старую, объёмную сумку, висевшую через плечо. Тина смотрела на Тедая и видела, что тот забылся и сейчас просто гуляет. Мужчина по привычке ходил и собирал травы для своих эликсиров.

— О! Как мне повезло! Это растение очень редкое, а тут их целая полянка! — он указал на приземистый, бледно розовый цветок. Его листья тоже были бледные, а некоторые даже белые. — Смотри самые белые это ещё молоденькие. Они хороши от лёгкого заражения крови. А чем зеленей, тем сильнее действие. Видишь? — он присел на корточки и легонько приподнял узорчатый листочек. — У них красные прожилки. Только с такими прожилками травка подействует.

— А заражение от чего? — присев с ним рядом прошептала Тина.

— После сильной раны, например, как у тебя. Для того, что б инфекция не попала в кровь, я намазал тебе растолченную бильку. — Он указал на растение и аккуратно срезал его чуть выше основания. Затем пересел к другой травке и проделал то же самое. — Но только в небольшом количестве, а то пошло бы отторжение даже твоей кожи. Она очень хороша при отравлении ядом. Это её основное свойство, поэтому ценится выше золота у королей. Но её не так-то просто найти. И живёт она не долго. Видела красные жилки? Её надо будет размельчить и приготовить отвар, пока они в порядке! А иначе она буде действовать сильнее любого яда.

Он набрал этой травы почти пол сумки, надеясь, что в скором времени сможет ими заняться.

— А вот это! — мужчина потащил её к огромному дереву. — Подергия, она увеличивает скорость заживления ран. — Он погладил высокую, темно-зелёную траву, без цветка. — Именно ей растолчённой с маслом многолетнего дерева, я мазал тебе раны. Масло можно добавлять, а можно нет, но оно хороша против ожогов.

Тина внимательно слушала старика. Он рассказывал и трепетал душой о каждой травке. Тину заволакивали речи травника, столько знаний в одной голове. Девушка начала восхищаться им. Он мог вылечить практически любую болезнь с помощью нескольких травинок!

А Тедай продолжал рассказывать всё о новой, и новой травке, безвозмездно делясь такими ценными знаниями. Они отключились от этого мира. Эти двое слишком увлеклись своим занятием, что забыли, где находятся, а главное, зачем они сюда пришли! И когда поблизости послышался бегущий плеск воды. Тина очнулась! В нос ударила влага. Оглядевшись, девушка поняла, что они потерялись. Вместо своих товарищей, Тина увидела огромные деревья и сочно-зелёные кусты.

Чуть поодаль плескалась вода. А на том берегу, за небольшими камнями, снова были высокие деревья и пышная трава. Мужчин нигде не было видно. Тина, на всякий случай, оглянулась ещё раз. Вокруг была одна дикая природа. Травник всё ещё увлеченно собирал траву. Параллельно рассказывая о её свойствах.

— Эм-м. Дяденька Тедай. — Как-то смущенно позвала его Тина.

Тот обернулся, отрезав ещё один образец и сунув его в свою «бездонную» сумку, вопросительно на неё посмотрел.

— Кажется, мы заблудились… — бъявила очевидное девушка.

— Да, не-е-ет! — замялся Лекарь. — Не может этого быть! — с надеждой ответил он.

Мужчина оглянулся. Озабоченно почесал голову и виновато произнес.

— Н-да. И правда, не задачка!

Он ещё раз оглянулся, пытаясь найти хоть кого-то и, встав на ноги, посмотрел на небо.

— Что ж, думаю ничего страшного! — в его голосе проскакивало всё больше волнения. — Главное не поддаваться панике. Солнце ещё высоко! Думаю, если выбрать правильный путь, то мы успеем нагнать наших.

— А какой правильный путь?

— Боюсь, его знает только капитан.

Оба понурили головы. Тина хотела ощутить лес и тем самым найти своих путников. Но её душа устала волноваться и все чувства притупились.

— Что же делать? — спрашивал сам себя Тедай, почёсывая свою макушку. — Не волнуйся, я что-нибудь придумаю! — всё-таки, чувствуя на себе ответственность, озабоченно проговорил лекарь. Но следопытство – это было не его!

Тина видела, что он пытаясь собраться с мыслями, нагнулся за одной травкой, аккуратно срезав её, нагнулся ещё за одной. Понимая, что мужчину опять понесло, после того как он, не разгибая спины, продолжил косить траву, Тина глубоко вздохнула.

Кажется, правильную дорогу придётся находить ей! Тина пробыла в этом мире не так уж и долго. Но первое притупление эмоций, после перехода уже должно было пройти. Чувства девушки должны обостриться. Теперь она должна видеть куда больше прежнего. И пусть она устала, дедуктивная интуиция, благодаря брату, будет служить подмогой.

Тина снова набрала чуть влажный воздух. Он был слегка приземист и прохладен, значит они в низине.

«Браво Холмс!» – язвила сама себе она, понимая, что эта информация бесполезна.

Девушка повернулась. Оттуда дует небольшой ветерок, а значит, что там проход. Но нужен ли он им?

«Если ты в гористой местности, и не хочешь лесть в гору, то да! – согласилась она сама с собой. Тина разочарованно выдохнула. – Не получается!»

Но стоит попробовать ещё раз. Деревья, сколько раз сегодня она видела их перемещения? Девушка подошла к одному и попросила о помощи. Она просила помощи у всего леса. Ведь он был одним целым. Ещё девушка посмотрела на солнце. Она вспомнила, что когда группа начала свой путь, то оно было позади. И медленно догоняло их на всём пути. А сейчас яркий шарик, дразнился с боку. Значит им надо поравняться, чтоб оно было впереди.

— Дяденька, а с какого краю обычно встаёт солнце.

— Мм? — опомнился он. — В смысле?

— Ну я плохо училась…

Он понимающе кивнул.

— А какое из трёх тебе надо? Первое, которое сейчас на горизонте встает с юга, второе – с запада, а третье – с востока. Сначала они медленно сменяют друг друга, но потом, появляются вместе, исчезают делая длинную ночь. В это время монстры распоясываются.

— Значит это вышло с юга?

–– Да.

— Значит, мы направлялись на север. — произнесла сама себе Тина.

Видя, как девушка старается думать, мужчина сдался.

— Не факт. Первое солнце пляшет по небу. Оно всё время делает петли и круги, и всё время разные. Поэтому вычислить траекторию солнца не просто.

Тина, услышав такой факт, упала духом.

«Да пошло оно всё! – мысленно послала всех в дальний путь Тина. Обычная логика, здесь не действует! – Да что это за место такое? – кричало её сознание. – Пляшущие солнца! Блин!»

На другом берегу послышался шум. Тина напряглась, а травник перестал монотонно скашивать пол луга. Этот шум не походил на то, когда дерево собиралось переходить на другое место. Этот звук был громким и обрывистым, и шорох медленно приближался. На некоторое мгновение всё замерло в тишине.

Будь Тина одна, то кинулась бы бежать сломя голову. Но с ней был старик и вряд ли он сможет убежать так же быстро, как и она. Такие же мысли посещали и Тедая. Будь он один, то кинулся бы бежать, а так как рядом маленькая раненная девчушка…

— Может там маленький и безобидный кролик? — спросила тихо Тиина.

— Д-да, точно, кролик. — Согласился Тедай, не отводя взгляд от кустов.

— Беленький и пушистый. — Добавила девушка.

— Как облачко!

— Безобидный…

Тешили они себя этим мирным диалогом.

Но надежда развеялась с приглушённым рыком, что донеслось с того берега. Рык басил и хрипел и кролика не напоминал. Кусты снова мягко зашевелились. А потом у девушки было всё как в тумане. Тедай, оказывается, бежал быстрее неё! А она ещё и переживала за него! Так, оббегая кусты и деревья, девушка через несколько метров дышала, как паровоз. А в глазах немного мутнелось. Когда Тина ощутила, что ей и впрямь плохо, она тут же отмела мысль: о «неожиданно» появившемся тумане.

Девушка посмотрела на старика. Он бежал, прижимая к себе своё сокровище: сумку, набитую травами, неуклюже двигая при этом всем телом. Девушка мысленно усмехнулась, тому, что он даже в такой ситуации не расстаётся с ней. Даже с учётом того, что без сумки он бежал бы быстрее.

Сердце девушки уже давно решило помочь лесу. И уже не важно с чего именно начнёт Тина. Сейчас поможет Тедаю, а потом и остальным, кто попадётся на пути! Ей, не пришлось делать каких-либо особых усилий над собой. Девушка, остановилась и развернулась, смотря зверю прямо в глаза. Что она умела делать лучшего всего? Даже особо не напрягаясь, а иногда и неосознанно! А в дальнейшим, просто своим присутствием… Конечно – бесить!

Тина считала, что многие открывают свой истинный вид, когда злы на кого-то. Тогда вся маска лести слетает и открывается истинная личина человека, его потаённые мотивы. Почти всегда, в гневе люди забывают то, ради чего они так старались лицемерить… Раньше девушка не понимала, почему люди так на неё реагируют, а потом решила не бороться с этим, а использовать для себя. Лишь пару фраз и собеседник терял терпение. Правда, с братом такие номера не проходили!

«Видел бы он сейчас её! – хмыкнула про себя Тина – Навсегда перестал бы нудить, что мелкая!»

— Ну что зверушка!? — знакомый хищник продолжал на неё бежать. Он тоже оказался медленен. Животное было потрёпанней прежнего своего состояния. А в глазах читалось желание мести за такую подставу. — Не уж то обиделся за такую невинную шалость? Успокою твою совесть. От тех людей мне тоже досталось! — Тина пыталась говорить, как можно игривей. Что б отвлечь саму себя от плохой мысли. Да и она была рада, что животное выжило после тех людей. Вспоминать того всадника очень не хотелось. Да и времени не было… — Ну если так уж хочешь от меня кусочек! — девушка опустилась, и, подняв камень, швырнула в зверя. — То попробуй поймать меня!

Камень угодил прямо в глаз. Зверь зарычал. Его рёв эхом пролетел по верхушкам деревьев. Ослепнув на один глаз и слегка потеряв ориентацию, на лету он сшиб молодое деревце.

Тина стояла и поражалась своей меткостью. Обычно, когда не надо попадаешь прямо в цель. Особенно случайно! В последнее время девушка слишком часто сама себе удивляется. Удивлялка аж подустала.

Животное перестало издавать истошный вой. Оно встало на ноги. И закрыв один глаз, посмотрела на девушку. Его рык изменился: он стал ниже и в звуке сквозили, до мурашек холодные ноты: ядовиты и опасны. Огромный хищник, медленно начал надвигаться на девушку, а та стояла вкопанной сосной на холмике. Хромая на заднюю лапу, он двигался в полуприсед. Животное не сводило с неё яростный глаз. Второй так и не открывался. Кажется, девушка зацепила его сильно.

— Прости! — пискнула Тина и ринулась бежать, полностью забыв про всю боль в своём теле.

Если б раньше девушка и смогла убежать, то теперь гнев придавал зверю силы, и он пустился за ней. Животное перестало даже хромать, копая при беге землю ногами. Зверь сломя голову бежал за Тиной, не замечая ничего на своём пути. И маленькие деревья, после него, с корнями падали на землю. Но спустя временя, стволы изгибаясь, как упругие прутики, деревце поднималось, закапываясь обратно в почву, распрямляя свои красивые ветки.

С поставленной задачей Тина справилась на ура! Животное было просто в ярости. Возможно, девушка слегка перестаралась? И ей пришлось вспомнить нелюбимую атлетику в школьные годы.

«Неужели они готовили меня к этому? Бежать марафон с такими – даже в мыслях она пыхтела от напряжения. – Если бы знала, то уделила бегу особое внимание!»

Тина умудрилась на чуток оторваться от животного. А зверь бежал. И ругаясь ей в след, громко рычал. Зато Тина точно знала, что травник теперь будет в порядке! Животное, кроме девушки, никого больше не видело. А Тина бежала в другую сторону от всех. Так ей казалось! Теперь она поняла, почему здесь не было никого из других животных! Скорее всего, они ушли дальше в лес, боясь этого, как огня.

Тина понимала, что эту гонку выиграет тот, у кого будет больше выносливости. Так как и у зверя, и у неё сил, практически, не осталось. Но животное понемногу догоняло. Гнев настолько подпитал его энергией, что тело гигантка на время вылечилось само собой и могло по инерции взлететь. У девушки же открылась рана. Кровь выступила на повязку, но она этого не замечала. Сейчас главное не останавливаться.

«Это ещё не всё!» – прорычала она сама себе.

Лишь сантиметр отделял её от звериной пасти. Девушка из последних сил прибавила ход. Она медленно начала отрываться и с каждым новым движением, бег становились всё быстрей. От усилий Тина даже закрыла глаза, отдавая всё напряжение ногам. Зверь разочарованно прорычал ей в след, когда девчонка увеличила между ним расстояние. Но и хищник не намеревался сдаваться, он тоже не сбавлял свой темп…

Тедай бежал вперёд, прижимая к себе свою драгоценную сумку.

— Не отставай! — кричал он запыхавшись. — Держись меня!

И когда он залезал на гору и еле шевелил ногами, с трудом переставляя их и опираясь о каждое дерево, он снова повторял.

— Не отставай… — Тедай говорил по слогам, задыхаясь от каждой буквы. И наконец, упав от бессилия, долго не мог отдышаться.

Понимая, что что-то не так, травник встал и оглянулся. Его сердце забилось пуще прежнего. Вокруг не было никого. Даже звуки его покинули.

— Не может быть… — еле слышно прошептал он. — Дитя?! — заорал мужчина во весь голос, не дожидаясь и секунды.

Он рванул назад.

— Дитя! — не переставал горланит он, если надо, то забьёт этого зверя своей мягкой сумкой. — Отзовись, дитя!

Мужчина забыл про усталость и про осторожность. Лишь бы девочка его услышала! Только б она была цела! Это всё, что он хотел. Мужчина пробежал уже довольно далеко. А пейзаж так и не менялся. Снова показалась река, и на берегу стоял силуэт. В глазах мужчины всё было расплывчато. Но сердце билось в надежде. Он рванул к силуэту.

— Дитя!

— Тедай?

Старик узнал этот удивленный голос и Рей поймал полубессознательного лекаря.

— Что случилось старик? Где вы пропадали. — Подскочил к нему Виртал.

— А, где?.. — он обернулся. — Где девочка?

Травник сглотнул, хрипло сказал.

— Мы отстали. А потом… — он закашлял.

— Старик… — забеспокоился его состояниями Рей.

— На нас напало животное. Кажется, керра. Потом мы побежали… — шептал он. Его голос отдавал сильной хрипотцой. А горло пересохло от быстрого бега. — А когда я обернулся. Её уже не было!

У старика накатывались слёзы. Он лучше бы отдал свою жизнь. Ведь за это время, девчушка стала ему словно внучка. Даже Рей перестал ёрничать, и на его лице было написано беспокойство.

— Плохо. Керра поблизости. От неё не уйти! Только лишь мёртвой душой. — Со знанием дела сказал Мили. Почесав свой шерстяной подбородок.

— Очевидно девчушку уже съели. — Тихо добавил Ред. Уж он то, как охотник это наверняка знает.

Виртал озабочено и с сожалением потёр шею. Он не хотел такого исхода. Да и от куда ему было известно, что по близости эта тварюга?

«Неповезло…»

Виртал понимал, что от этого зверя даже здоровый и полный сил мужчина не сможет уйди невредимым. Один удар его когтистой лапы, срывало с плеч голову. Он не оставлял и костей. А маленькая раненная девчонка и подавно не сбежит. Мужчина вздохнул, опустив голову. Всё-таки идти в этот лес ей, была поганой идеей! Как бы он не хотел принимать этого. Но либо полягут все. Либо надо было идти дальше.

— Надо отправляться дальше! Пока он обгладывает девчонку, мы сможем уйти на безопасное от него расстояние. — Добавил Мили.

Рей сжал кулак. Он был нетерпеливым, часто ёрничал, но не трусом. И мысль, что девочка сыграла в роли наживки, в будущем не даст ему покоя. Он никогда не сдерживался в порывах своих желаний. И сейчас не собирался этого нарушать.

— Ты собрался её оставить? — прорычал он.

После этой фразы. Что-то со звуком стрелы пронеслось перед носом Мили. И направилось к воде.

— Дитя!? — обрадовался было травник.

Но девушка не обернулась. Она ловко проскочила мимо, никого не заметив. Виртал тоже подивился её прыти и скорости. Она не уступила бы ему в беге. А его скорость была нескрываемой для него гордостью, до этого момента. Тина не обращала внимание и на воду, словно её и не было! Она пробежала по глади, как святая, не тонущая в пучине морской. Спустя некоторое время. Удивились все. Даже капитан, повидавшего многое на своём веку. Он, не веря своим глазам, взором проводил этих двоих в даль. Что бы керра не обращал ни на кого внимание? Машина для убийства? Мясорубка? Что?

Эти оба на столько быстро преодолели ручей и с такой же быстротой скрылись в кустах. Что мужчины стояли ошарашенные ещё с пол минуты, приходя в себя. Смотрели им в след, который давно скрылся в чаще. Вокруг опять образовалась тишина. И спустя некоторое время, охотник первым спросил.

— Что это было?

Рей подорвался первым. Он сначала неуверенно сделал шаг, а потом пустился вдогонку. За ним Виртал, не отставая от мальчишки. И наконец, охотник, не дождавшись ответа на свой вопрос и остальные.

Девчонка с прытью горного барса двигалась вперёд, перепрыгивая, появляющиеся не пойми от куда корни и уворачиваясь от преграждающих путь деревьев. Зверю так же приходилось маневрировать, чтоб не упустить желаемую добычу. Лес вёл их по своим тропам туда, куда хотел, чтоб те пришли. Когда девушка оббегала ещё пару кустов, неожиданно вставших на пути, возле её лица резко взлетела в небеса стая птиц. Это Тине жутко не понравилось, но мельком оглядевшись, ей ещё больше не понравился, как неуклюже бежал за ней, сбивающий своими боками деревья, разъяренный керра.

Совсем близко, впереди, зарычал свирепей и очень похожий на преследователя, зверь. Этому рыку немедленно ответили позади более грубым и истошным, словно кричащим, воем. Вой за спиной подогнал Тину. Он прибавил ей силы и ноги несли девушку вперёд. Она вылетела на небольшую полянку, прихватив за собой пару листьев. Свет врезался в глаза, но даже так, она увидела ещё одного… Этот зверь был больше, примерно на половину, уже знакомого ей керры и шкурка нового была цела; клыки впечатляли своей длиной; а глаза у того заливались кровью.

«Вот блин! – заплакало её сознание. – Настоящая встреча выпускников!»

Девушка, не останавливаясь, проскользнула между ног вставшего на пути зверя. Мягкая и влажная трава легко дала проскользить под брюхом гиганта. А старый знакомый остановился, отпуская человечку восвояси. Теперь перед ним другой противник.

Хищники просто стояли и смотрели друг на друга некоторое время. Один здоровый и сильный, второй – замученный и без вооружённого взгляда понятно – ослабленный. Они не двигались, стояли, лишь слегка порыкивая, показывая и без того длинные клыки. Мужчины, сначала удивились тому, что смогли догнать бегунов. Потом, что увидели второго керру. Они последовали примеру зверей и встали, как вкопанные. Редкость было увидеть хоть одного, а тут – целых двое!

Но сейчас, большая часть внимание мужчин было сосредоточено на девчонке. Та, проскользнула на заднице и локте, словно по льду, под одним из керр. С легкостью вернулась на ноги, завершая свой приём. И не останавливаясь, побежала дольше, оставляя зверей приветствовать друг друга. Её шаг ни на секунду не замедлился, приближаясь к обрыву. Нога девушки прочно встала на кору сухого, полу-упавшего дерева. Ещё немного и корни отпустят землю, давая лечь отдохнуть долголетнему старцу. При каждом соприкасании ног с деревом, оно угрожающе тряслось, а девушка и не думала осторожничать. За ветками виднелся огромный обрыв. Но её это словно не волновало! Она продолжала двигаться по стволу, забираясь по наклону на верхушку. Ствол был толстым и длинным, так что особого равновесия, что б идти по нему, не требовалось.

Когда Тина добралась до середины, то чуть замедлила свой ход, лишь немного оставляя инициативу бега. Дерево отрывистыми движениями начало падать в низ, приближая их к обрыву. Девушка двигалась всё дальше и наконец, та тяжесть, что создало её тело, понесло дерево к ущелью, но Тина не сбавила свой ход. Падающее дерево громко шелестело своими жухлыми листьями и приближало бежавшую девушку прямо в середину глубокого обрыва.

Наконец, дерево упало. Многолетний гигант под тяжестью своей коры, улёгся, соединяя, как мост, частички земли. Ветви на другой стороне, подушкой, предотвратили жёсткое падение ствола. Корни вместе с частицами грунта и травой показались на поверхности. Они не шевелились, ища себе новое укрытие, а остались торчать снаружи, отдыхая в лучах солнца. Со временем эти корни засохнут и окаменеют, как и само многолетнее дерево.

Тина, ощутившая твёрдую опору после падания растения, чуть не потеряла равновесие. Но тут же его обретя, разогнула ноги и двинулась дальше. Добежав до конца обрыва, девушка спрыгнула со ствола на землю и только сейчас успокоившись, оглянулась назад. Она коснулась ладонью ствола и поблагодарила его, закрыв глаза. Потом с трудом выдохнула, осознав, что за ней больше никто не бежит. В боку резко отдало болью так, что в глазах сразу же полетели звёздочки. Ноги задрожали. И Тина села, в позу лотоса, подперев руками голову.

Девушка смотрела на другую сторону с интересом наблюдая за разворачивающейся сценой. Звери всё ещё стояли друг на против друга, обмениваясь рыками. Немного подальше, она увидела мужчин. Бородач Ред то открывал, то закрывал рот, словно хотел что-то сказать, но не мог. Остальные мужчины не стали повторятся и играть в рыбок, и просто моргали.

— Она провидец? — на всякий случай спросил Мили.

— Вряд ли! — Виртал первым делом посмотрел её внутренние силы. Они у неё были на нуле. Даже обычный человек, не обладающий магией, имеет в себе больше запас силы, чем у неё. С такими показателями у девчонки не должно быть даже минимальной интуиции. И поэтому мужчина пришёл в некое недоумение. Повстречав двоих из керр, девочка не только выжила, но и ушла от них невредимой, за считанные секунды, перебралась через обрыв, не моргнув и глазом! А ведь она ранена и на ногах держалась только чудом…

Но времени разбираться не было! Звери начинали сражаться и стоило поскорей убраться с их поля боя.

— Надо перебраться на ту сторону. — Скомандовал Виртал. — Там безопасней.

Он махнул рукой и мужчины гуськом пошли за мамой уткой к импровизированному мосту, обходя бойцов.

Аккуратно змейкой перебравшись по бревну, мужчины спрыгнули на землю. И словно тридцать три богатыря, в ряд из пяти человек, построились за девушкой.

Огромный зверь обладал большей силой, чем потрёпанный! Но старый знакомый не думал отступать от соперника. Тину это заинтересовало! Она подумала о: «силе воли» и «стойкости», которые мог показать её новый приятель. А также то безрассудство, чтобы эту стойкость проявлять! Земля затряслась и деревья судорожно завыли. Девушка увидела только как они сцепились в смертельном объятии. А дальше, Тина потеряла сознание… Расстроило её только то, что схватку «львов» так и не досмотрела!

Сон.

— Вы все знаете, что Древний не появлялся после смерти второго короля. — Темнота не растворялась, эхо голоса разносилось по всюду.

— Да, Феонд давно является королевством без короля. –– Сокрушался второй голос.

— Не совсем. Правящая семья всё ещё существует! — тьма начала немного приоткрывать завесу. Медленно показывая пять силуэтов, сидящих за столом. Цвета, как в прошлых снах, не проявлялись.

— Но за столько лет, Древний так и не появился. — Сказал ещё кто-то за столом. Когда один из них говорил, нечеткие фигуры размазывались, превращаясь в рябь.

— Может его уже не существует? Прошло больше двух столетий.

— Он не просто существо, разве вы не помните?

— Да, чума! — согласились по кругу.

— Тем не менее, только он признает истинного короля, и нам нужно, что бы он появился. Угроза уже близко! Надвигается война!

— Истинная сила во плоти? Не сильно ли кардинальное решение?

— Обстоятельство требует таких решений.

— Принц не умер…

— Значит, он займёт место короля.

— А как же Селена? Сейчас она возглавляет род!

— Селена хорошо выполняет свои обязательства, но Дренор не явился после коронации. А войну девушке так просто не выиграть… — Все согласно загудели, размазывая тени ещё сильней словно шумовые помехи.

— А если Древний так и не появится? Так всё действительно кончено?

— На такую силу он должен прийти. Сила тянется к силе.

— Но принц, не желает возвращаться! Вы сами всё слышали, он хочет остаться с этой… Ри

— Не произноси её имя здесь! — кто-то рыкнул с такой силой, что их силуэты полностью размазались. — В этом священном месте не должно звучать этого презренного имени!

— Но похоже это любовь…

— Любовь как загорается, так и потухает, тем более это не совсем взаимно.

— Значит, нам надо лишь затушить этот слабый огонёк?!

— Что может быть проще задавить неокрепший цветок?

— Не забывайте, что эта девчонка является королевой…

— Незначительного королевства! А угроза, которая надвигается, куда больше. Тем более от случайной смерти никто не застрахован.

Всё померкло, но лишь на мгновение, чтобы появиться снова, а значит – сон продолжается…

— Сколько яда ты выпил за эти два дня? — давила светловолосая девушка. Её алое платье говорило о решимости и твердости.

Мужчина еле уселся на кушетке, его чёрный бант давно съехал на бок, торчащие пряди волос не придавали его виду опрятности.

— Хватило, чтоб подкосить весь легион. — Прохрипел он.

— Кажется, старейшины настроены серьёзно! Они не успокоятся.

— Да, в ядах они избирательны. — Признался мужчина.

— Все предназначалось ей, ведь так?

Мужчина молча кивнул, и с хрипом поднялся на ноги.

— Я так поняла, что ты сейчас идёшь к ней?

— Я ей нужен.

— Н-да. — Задумчиво произнесла девушка. — А ты справишься? Яды – это цветочки!

— Пусть только пробуют тронуть с её головы хоть один волосок. — В его глазах горела невероятная ярость, которую почувствовала даже Тина, хотя она была просто наблюдателем.

— Это ведь старейшины. Сам понимаешь, если что-то на уме, из их голов это уже не выбьешь.

— Мне всё равно. — Он прошёл к двери. — Главное, что б Ринева была в порядке.

— Каким был упрямцем таким и остался.

Он ничего ей не ответил и закрыл за собой дверь, тьма его поглотила и растворила в себе, сестра осталась одна. Она глубоко вздохнула, понимая, что эта битва будет не простой. Селена догадывалась, что задумали старейшины. Но нынешнем королём являлась она. И пусть слуга так и не пришёл, ничего не меняет. Последнее слово будет за ней!

— Добро пожаловать домой, брат! — сказала она тихим голосом в никуда.

А ведь он мог всего этого избежать, найти хоть одну глупую причину и не следовать за ней сюда. В этот ненавистный дом! Это всего лишь глупый бал. Хотя кого она обманывает. Все пять глав королевских родов, должны посещать этот бал. А Ринева являлась одной из глав. Селена с грустью улыбнулась. Старший брат, действительно был старше, а может просто глупцом?

Всё снова померкло, и опят появились тени, и лишь один цвет отличался от-то всех – цвет снега.

— Многоуважаемый совет! — уверенный голос, без доли сомнения, разверз тишину. — Надеюсь, вы отдаёте отчёт своим поступкам?

— Вы обвиняете совет? — все тени размазывались от возмущения, кроме одной, чьи волосы оставались белым, контрастным пятном.

— Более того делаете это без основательно!

— Разве это достойно короля?

— Вам ли говорить о достоинстве? — Сурово проговорила девушка, припоминая крысиные нападки. — Я лишь предупреждаю один раз господа! Мои гости должны остаться в целости и сохранности. И само мероприятие, должно пройти идеально!

— Не стоит утруждаться, уверяем Вас, что всё будет идеально! — Слащавый голос, резал слух.

— А сейчас стоит обсудить более серьёзные вопросы!

Тени начали растворяться, а последняя фигура поедаться тьмой. Медленно окрашивая волосы в тёмный.

Глава 7

Явь. Возле заброшенной избушки в Танцующем лесу.

Девушка очнулась от землетрясений и глухих ударов, которые звонко отдавались эхом, и быстро убегали прочь. Следом, последовал рёв. Такой протяжный и призывный, что девушка рывком села. Опять затряслась земля, глухой стук, ещё один рёв.

— О! Ты встала! — послышался уже знакомый голос травника. — Мне пришлось снова заштопывать тебе плечо и бедро. — Без злобы, но недовольно проговорил он.

— А что это? — посмотрела Тина в окно палатки. Где-то там снова и снова раздавались вой и глухие удары, словно падают самолеты, причём с завидным постоянством.

— А! — посмотрел он туда же. — Это керры всё ещё дерутся.

— Сколько?

— Уже второй день. — Спокойно ответил Тедай.

У девушки округлились глаза.

— Керры дерутся до последнего. Пока один из противников не падёт бездыханным. Их считают смотрителями леса, но у них словно в инстинктах, учуяв друг друга за километры – битвы не избежать, и никто ни разу не сбегал от боя.

— Романтично, да малышка. — В проёме показался Виртал. Улыбался он так, словно хотел заманить бардельную девицу. — Вступить в последний бой за свою территорию. До конца, без права отказаться. Иногда некоторым людям следует брать со зверей пример.

— Где мы? — спросила Тина.

— Мы все тут подумали, и я решил! Что нам следовало бы сделать небольшой привал и перераспределить силы. — Ответил Виртал.

— Просто Рей заныл, что никуда дальше не пойдёт пока не проспится, да и все дружно его подхватили. — Уточнил Тедай

— Короче говоря, бунт на корабле! Капитана перестали воспринимать всерьёз! — надулся Виртал. И отлипнув от перегородки подошёл к девушке. — Но думаю истинная причина, Рей забеспокоился, что Вы, девушка, потеряли сознание. — Он аккуратно приподнял её руку за кисть. — И решил, дать Вам немного времени на отдых. — После этих слов Вир слегка прикоснулся своими губами к её коже. А когда посмотрел ей в глаза, его брови сами собой в непонимании полезли вверх.

Тина же скривила рот и состроила гримасу что-то между «ФУ-у!» и «Чего?» и не моргая смотрела на мужчину. Он не понял, как расшифровывать это выражение? Неприязнь к нему, или же она не верила, что Рей мог забеспокоиться? Но как-то у неё получилась передать свою фукалку им обоим. И Виртал не удержался от смеха.

— Интересно. — Прохрипел он.

— Чё? — так же скривлено спросила Тина.

Сзади послышался шлепок.

— Опять ты за своё? — словно отец, приглядывающий за блудным сыном, заругался травник.

— Ухожу-ухожу. Шаманьте тут дальше в своей палатке. Но если тебе малышка станет скучно с этим стариком, ты знаешь, где меня найти! — подмигнув ей, он направился по своим делам.

— П-ф! — синхронно фыркнули Тедай и Тина.

–– А мы скоро выдвигаемся? — спросила девушка после того, как вышел Виртал.

— Сегодня уже точно нет. Скорее завра утром. — Ответил лекарь.

— А почему мы в палатке, а не в избе как все?

— Травы имеют специфический запах… — пояснил травник.

Тина понимающе кивнула. Это они уже давно принюхались к этим амбре. А остальные то не привычные были!

— Вы говорили, что в этом лесу есть деревня. — вспомнила девушка.

— Да. Их называют дети леса. Эти безумцы как-то смогли поселиться здесь. Никто не знает, как они живут. Но…

— А далеко от сюда их поселения?

— Не известно. А тебе зачем? — спохватился травник.

— Да так… — наигранно зевнула Тина, давая понять, что на этом все её расспросы закончены. И повернувшись на другой бок тихо засопела, радуясь, что есть ещё время для отдыха.

Травник что-то ворчал себе под нос, про ответственность и всё такое. Перебирал свои склянки и временами посматривал на девушку. Наконец, решив, что Морфей забрал её и прочно связал, сказав: «Мы на долго, не беспокоить!», Тедай вылез из палатки и направился на полянку, где недавно приметил разросшуюся целебную травку, которая ему очень сильно нужна. Как только старик вышел, девушка не стала долго ждать и прислушиваться. Не спеша, она села на матрасах, скривившись от боли в плече и бедре, а заодно и во всем теле. Руку, также, как и ногу, она почти не чувствовала. Бинты скрывали изуродованную кожу, которую Тина не хотела и видеть. Медленно сползая с довольно-таки высоких простыней, девушка, кряхтя, поднялась. Но выпрямится до конца ей так и не получилось. Уж слишком всё болело! Доковыляв до склада травника, Тина, недолго думая, сунула в карман пару коробочек с противной, заживительной, зелёной мазью. Даже не открывая склянку, она чувствовала этот сводивший с ума не очень приятный запах. Высунув наружу лицо, чтоб осмотреться, ей на встречу дунул приятный прохладный ветер. Он позвал за собой и девушка не боясь направилась в лес.

Она двигалась медленно, не из-за осторожности быть замеченной группой, а благодаря сковывающей и постоянно ноющей боли, что хранило её тело. Но девушка слышала, как гудят деревья, зовя и увлекая за собой. И сопротивляться им было бессмысленно, ведь если лес хотел погубить их, то сделал б это уже давным-давно. А так он просто просил о помощи своего нового друга и единственного оставшегося на свете. Так Тина и пошла, в надежде справиться с его просьбой.

Возле поваленного над обрывом дерева девушка замерла. Недавно здоровый и мохнатый, а теперь потрёпанный зверь рычал и без устали нападал на старого приятеля. Уже полюбившийся Тине знакомый и раньше был не в лучшей форме! А сейчас… Из ран на боках сочилась кровь, также в этой жидкости были перепачканы огромные лапы и морда. Он судорожно вздирал своими ноздрями, перебойно и тяжело дыша.

Тина была поражена. Возможно, инстинкт обычного человека и кричал ей бежать. Но сейчас в ней просыпался другой – инстинкт воина, медленно взывая к самим истокам. Тина не скажет точно, когда начались все эти изменения. И она с замиранием наблюдала, за животными, ведь более лучших учителей ей сейчас не отыскать. Ноги старого знакомого еле держали его, прерывистое дыхание сопровождалось гортанным хрипом, так, что это было слышно и на другом берегу. Но его взгляд говорил незваному гостю: «Ему не поздоровится ближайшие пол часа, а если и повезёт, и он будет на ногах, то и больше!»

Пошатнувшись пару раз, старый знакомый стойко принял удар, ещё один, и ещё. Каждый из них сопровождался оглушительным глухим стуком и мягкой, но внушительной вибрацией земли. Да такой, что отдававшиеся мурашки, бежавшие по ногам вверх, доходили до макушки, заставляя вставать волосы дыбом.

Волнение и трепет лёгкой плёнкой обволакивал грудь. Более сильный зверь выигрывал. Он валил противника на землю впивался зубами и клыками, бил когтистыми лапами. Старый знакомый выл, рычал, его голос отдавался эхом, но он не отступал. Вставал! У него уже не было сил отвечать на удары. Но он вставал. Зверь фыркал. Тине показалось, что он словно сплёвывал в небрежных движениях головы.

Девушка скользнула к ветвям дерева, соединяющего два берега, как мост. А дальше, опять всё плыло. Тина юркнула со ствола в траву, а потом она стала единым целым со всем лесом. И лес не сопротивлялся, и объединился с ней. Стоило только подумать, как всё откликалось. А время! Оно замедлилось на столько, что Тина могла написать по дороге две поэмы и стишок.

На самом деле всё было быстро! С обрыва щупальцами поползли корни и уцепившись за мохнатого незваного монстра, потянули его в пропасть. Тина просто стояла между животными, закрывая собой старого знакомого. Она знала. Чувствовала! Как он, стоя позади, постоянно фыркал с недовольной гримасой. А возле обрыва остались лишь несколько внушительных борозд от огромных когтистых лап пришельца. Не было ничего: ни рёва, ни воя. Только небольшой недовольный рык в глубине ущелья. А дальше тишина! Два пустых края и овраг. Тина стояла, смотря на обрыв, опасаясь повернуться. А зверь позади, фыркнув ещё пару раз, пошатнулся, и с лёгким попячиванием назад, развернулся и пошёл в глубь леса.

Пошатываясь, керра поплёлся прочь, не обращая внимание на человека. Тина обернулась, смотря, как двигаются под кожей мощные и крепкие мышцы. Девушка не шевелилась, молча смотря ему вслед. Тут зверь остановился, и обернувшись одной головой, слегка рявкнул, немного показав обворожительные клыки. И с неким пренебрежением поплёлся дальше. Тина, немного замялась, но всё же сделать шаг, пошла за ним. Из глубин ущелья пронзил уши настолько душераздирающий, полный отчаянья и ненависти рёв, что девушка дёрнулась всем телом, пулей доскакала до нового друга, и уже более охотней пошла следом.

Зверь не оборачивался, с трудом перебирал лапами, часто цеплял боками деревья, а иногда и облокачивался на них, отдыхая. Те, в свою очередь угрожающе накренялись, грозя вовсе упасть. Но зверь, постояв так недолго, упрямо продолжал свой путь дальше. Девушка шла следом, чуть поодаль. Опустив глаза под ноги, она увидела небольшую дорожку из капель багрового цвета. Впереди послышался глухой стук, и Тина в испуге, подняла голову. Зверь лежал. Его бока судорожно вздымались, он дышал громко и пытался перебрать лапами, чтобы встать. Но это движение не давалось ему. Силы стремительно покидали. Тина подбежала к керре. Хранитель леса попытался зарычать, но издал не членораздельный гортанный звук. Девушка окинула его испуганным взглядом, из раны на боку мелкой струйкой продолжала бежать кровь. Зажав рану ладонью, девушка судорожно думала, что можно сделать, рыская вокруг глазами. И тут её взгляду попалась та самая злополучная трава, с красными прожилками, о которой столько говорил травник. Она слегка покачивала своими листьями и словно говорила: «Вот она я, ну же, включи мозг!» И сокрушаясь своей глупостью, Тина достала из кармана одну железную склянку с противной мазью. Быстро открыв крышку, девушка одним движением нанесла мазь на рану, затем на следующую и дальше, на какие натыкались глаза. Зверь поиздавал несколько недовольных звуков и закрыл глаза, больше не пытаясь шевелиться. Трава действительно оказалась настолько чудотворна, что кровь перестала течь! Это радовало, но дрожать Тина не перестала.

Сколько она так просидела рядом с керрой, девушка не знала. Но вдруг зверь открыл глаза и резким движением встал на ноги. Пошатнувшись пару раз, он снова стал перебирать ногами и поплёлся дальше в лес. Тина, конечно же, пошла за ним. Прошли они не совсем много, как начались изменения: деревья стали выше, тени больше и глубже, и казалось, могли засосать в себя, если на них только посмотреть. Стали мерещатся глаза и звук тишины стал другой: угрожающий и гнетущий. Тина невольно съёжилась, и посмотрев на идущего зверя, подбежала поближе к нему, словно он мог её, в случае чего, защитить.

В дали что-то мерещилось, но в первый раз девушка не обратила на это внимание, а зверь лишь фыркал. Но вот опять, что-то мелкое пробежало у них под ногами. Что-то голубое и не понятное. Животное не обратило на это ни малейшего внимание, а просто шло дальше. Лес стал темнее, деревья были на столько близко друг к другу, что закрывали всё небо, образуя полумрак даже днём. И создавая таинственную атмосферу, присущую только этому месту. Рождая некое волшебство.

Тина с детским нетерпением и любопытством шла за зверем, а он, учуяв её настрой, лишь фыркал в ответ. Мрак в скором времени укрыл идущих, но темнее не стало. Вокруг незаметно появлялось небольшое свечения. Тине казалось, что эти огоньки двигались. И эти движения заставляли учащённо биться сердце.

Лес манил своей таинственностью и потрясающей красотой. Слышались странные звуки. Они не были угрожающими, а наоборот убаюкивающими и успокаивающими. Всё вокруг сияло немного зеленоватым светом и казалось, что тени танцевали по всюду, а некоторые ещё и пели.

Зверь теперь шагал с некой уверенной грацией, высоко подняв голову, и его самого не волновало, с каким трудом это ему даётся. Девушка начала замечать, как по краям от них вылезали мелкие зелёные размытые силуэты, похожие на амёб, существ. Оглянувшись, Тина ахнула. Следом, замыкая круг, их была целая толпа, и этих существ становилось всё больше. Судорожно сглотнув, Тина отвернулась, решив для себя, что будет смотреть только вперёд. Зверь прошёл пару шагов и остановился, а девушка открыла рот ещё больше.

Её взору открылось небольшое озеро. Тихое и спокойное, но вода в нём не была стоячей, она двигалась сама по себе. Отблёскивая и сияя, отдавая свет и в то же время поглощая его. Дальше, в огромном камне, был водопад. Он светился в сумерках голубым светом, и разбивался лунными серебряными брызгами у подножья, разлетаясь множествами звёзд, падал в бездны бирюзово-голубого нечто.

Тину отвлёк от созерцания ещё одно фырканье. Зверь словно ворчал и ухмылялся, на сколько её мир был узким, что удивить оказалось так легко! И фыркнув ещё раз, он медленно опустил лапу в воду. Гладь обволокла его конечность, втягивая в себя. И животное осторожно, словно боясь потревожить что-то, вошёл в воду. Пройдя некоторое расстояние, он лёг, положив на камень свою морду и в блаженстве выдохнул. Вода вокруг него шевелилась и колыхалась, играясь с пришедшим гостем и сама с собой. Тина могла поспорить с кем угодно, что она услышала облегчённое «Ха-а-а». Девушка долго колебалась.

«Ну и чё встала, как баран? – от куда-то из глубины сознания раздался голос. – Тебе дали такую честь насладиться источником, а ты – тупишь! Да многие жизнь отдали бы за эту честь от хранителя леса!»

И только сейчас Тина заметила, как всё её тело не только ломит от усталости, но и зудит. Оглядев повязку, девушка скорчилась. Бинты насквозь были пропитаны кровью. Рана, которая никак не хотела заживать, снова открылась. И травник явно бы долго ворчал, увидев, что швы, которые он накладывал уже второй раз с таким трудом, снова не выдержали маленькой прогулки.

Долго больше не размышляя, Тина поддела край бинта и аккуратно начала разматывать грязные тряпки. Скинув с себя огромные сапоги, а заодно и всю мешавшую одежду. Девушка размотала оставшиеся бинты. И за всё то долгое путешествие только сейчас с ужасом рассмотрела своё тело. А точнее то, что от него осталось. Ожоги полностью изуродовали кожу руки и большую часть бедра и живота. Тело было всё в царапинах, больших порезах и несколько открывающихся ран, от которых останутся внушительные шрамы. Её тело выглядело, словно мечта не получившегося маньяка!

— Вот блин! Меня такую и замуж никто не захочет взять! Кому нужна жена с телом, словно избы тушила им, ножи ловила тоже собой. Да это не тело, а один большой синяк! Как будто, не только коня не остановила, а следом по мне ещё табун промчался.

«А разве кто-то сможет тебя вытерпеть больше пяти минут? И дело даже не в шрамах! – съязвило её нутро. – Так ты идёшь? Памятник сам собой не возведётся! Или ты собралась найти какой-нибудь камушек и подписать его фломастером?» – Тина даже видела, как ухмыльнулось в ехидной улыбке лицо того, кто это сказал.

И она последовала примеру животного, вода её захватила с лихой прытью. Жидкость странно обволакивала и поглощала в себя. Было прохладно и приятно, небольшая рябь серебряными лучами пробежала в глубины озера, создавая вибрации. Да вибрации! Они были слышны от любого движения, не только стоявшего в воде, но и стоящих рядом и за пределами этого таинственного места. Эти вибрации были голосами всего леса! И Тина с удивлением заметила, как тело откликается, становиться легче и светлей.

Свет с глубин озера отражался и в её душу, согревая. Зверь мурлыкнул от удовольствия, и Тина с улыбкой поняла почему. Становилось тепло, спокойно и хорошо. Словно в этот момент можно было достичь нирваны. И девушке стало всё равно на странных существ населяющее это место, которые с любопытством наблюдали за гостями, разбрасывая по всему телу свои глаза. Они успели заполнить почти весь берег, а некоторые уместились на ветках и камнях. Тина расслабилась, она, закрыв глаза, слушала колыбельную леса.

Возле избушки в Танцующем лесу.

— Опять? — кричал Виртал. — Я её убью! Где она? — еле сдерживался, чтобы что-нибудь не разнести, ходил взад-вперёд мужчина по палатке.

— Я понятия не имею! — метался травник. — Девочка спала на своих простынях и у неё не было сил, чтоб даже подняться! У неё был жар!

— Не призраки ж её утащили? Значит, силы всё же были! Пять минут! Каких-то пять минут отвернулись!

— Нет-нет! — замотал, взявшейся со временем сединой волосы, головой травник. — Это исключено! В её состоянии. Куда она могла так сильно рваться?

И тут он застыл, медленно повернувшись на наёмника и посмотрел на него испуганными глазами.

— Жители леса. — Произнёс он тихо. — Она могла направиться туда.

— И-и, на кой они ей сдались? — не поверил ему Виртал. — Нормальные люди их обходят!

— А мне от куда знать? — травник снова забегал по палатке быстро и хаотично собирая склянки в свою сумку.

— И куда ты собрался? — вздохнул Виртал.

— За ней! Она не сможет много пройти! Рана может открыться!

— Я хотел поговорить с тобой на счёт её ран.

Мужчина на мгновение застыл, но снова продолжил собирать всё, что могло пригодиться.

— Ты никогда не лечил кого-то так долго, с её телом что-то не так?

— Я не уверен. — Лишь ответил травник, но прекращать сборы не стал.

— И далеко ты собрался? — обречённо спросил Виртал.

— За ней! Долго она не протянет.

— Долго не протянем мы, если пойдём за ней. Как ты знаешь это племя не даром поселилось в этом лесу. Что бы никто не смог к ним подобраться. Скажи мне почему? Ах, да! Может они не любят чужаков?! — ехидничал Виртал. — И она сама решила…

Но травник ничего ему не ответил.

— Да я понимаю, что ты к ней привязался. И даже понимаю почему. Она и правда очень похожа на твою погибшую внучку. Но это уже полное безумие!

— Как хочешь. — Спокойно ответил Тедай, пожав плечами. И вышел из палатки. Была б дверь: он бы громко ей хлопнул! А так, просто сердито шуршал своей одеждой.

Виртал тяжело вздохнул.

— Ладно, подожди секунду. Я пойду с тобой. — Обречённо сказал он.

Источник. «Танцующий лес».

Девушка с удивлением разглядывала себя, стоя у водопада. Кожа потеряла следы ожогов и стала глаже, чем была… и светлей! Рана на плече заросла и даже шрамов не осталось. Состояние было лёгким и хотелось летать, словно ты бабочка; туда-сюда! Но самое удивительное, так это волосы, которые выросли прямо на глазах! Раньше были тёмно-коричневые, чуть ниже плеч, реденькие. Если заплести косу, то можно было позавидовать крысиным хвостикам. А сейчас они отрасли ниже ягодиц и превратились в белые, роскошные локоны. И эта грива сейчас была, как этот водопад. Пряди падали лёгкими линиями невесомо, поря над телом. Как звёздные капли, что перед её взором разбивались о камни и весело падали в живое озеро.

— Что это?

— Ты. — Небрежно ответило отражение в воде. — Это живая вода. Она не только заживила раны, но наполнила твои силы. Так, что они сами собой вышли наружу.

— Тебе это, кажется, не очень нравиться?

Отражение демонстративно отвернулась. Не желая дальше идти на контакт. Но Тина не расстроилась, обернувшись, она направилась к зверю. Он лениво зевнул и снова лёг на огромную лапу. Его раны так же исцелились и там, где недавно были голые участки кожи, от куда клоками выдёргивали шерсть, сейчас выросли новые волосики. Теперь «шубка» керры была более густой и шелковистей. Тина не удержалась и запустила в неё руку. Животное недовольно, утробно рыкнуло, но не двинулось и не отстранилось. Поэтому Тина, без всякого зазрения совести, тискала огромного зверя. Заодно доставая из его шерсти колючки и ветки, смывая грязь и кровь. Зверь рычал, недовольным стариком, нудил о своей жизни, злясь на всех подряд.

Как бы не хотелось от сюда уходить, но Тина всё же неохотно вылезла на берег. И торопливо оделась, пока животное лениво, как собака, отряхивалась от воды.

— Ты проводишь меня в поселение? — повернувшись к зверю, спросила она.

Он лишь недовольно рыкнул в ответ, а затем, фыркнув, развернулся к небольшой тропе, которая была полностью облита флуоресцентными красками. Тина обернулась, чтобы ещё раз запечатлеть в памяти эту красоту. Улыбнувшись, девушка побежала за зверем, на вид хрупкая, а с этими длинными невесомыми волосами, она и вовсе походила на призрака.

Всё то волшебное, доброе и сказочное осталось там, позади. И вновь стало как-то грустно и тоскливо. Но теперь Тина понимала, что немного волшебства она забрала с собой и сохранила его в своей душе.

Тина шла за зверем довольно долго. Но усталости совсем не было. Да и её знакомый бодро тряс своей шёлковой шёрсткой.

То, что они близко, Тина почуяла сразу. Запах гари до сих пор не развеялся. Воздух здесь застыл вместе со временем! Они прошли небольшую поляну, зашли в лесок и наконец, вышли… Комок в горле, который всё это время превращался в булыжник, тем самым высушивал рот, упал прилично отбив сердце. В груди заныло, и девушка не могла сделать и шага. Вместо деревни была лишь чёрная, выжженная земля. Не осталось ничего, только огромное чёрно-серое пространство.

Тина сделала шаг, и её нога погрязла в зале и сажи. Девушка не сдержала стон печали. Но всё же она направилась вперёд по щиколотку, а то и глубже, утопая в пепле. Огонь буйствовал здесь долго, до сих пор чувствовался жар. Безумие пламени поглотило всё, даже камней не осталось! Почти по середине одиноко стоял недопаленный гигант. Остатки дерева почернели и окаменели. Под ним, как помнила Тина, было самое большое здание. Видимо в этом самом сооружении, пытались найти защиту старики, женщины и дети… Нет! Тина была в этом уверенна! Она чувствовала эти души там. Из глаз давно текли слёзы. Она обессилено упала на колени, поднимая ворох пепла вокруг себя.

«У этих людей с длинными ушками и кошачьими глазами не осталось никого, чтобы их оплакать. И знать, что они жили. И жили не напрасно…» – думать было сложно. Слёзы падали в пепел и пропадали там бесследно.

Из земли, пробираясь сквозь пепел, вокруг еле уцелевшего дерева, как лианы, переплетаясь в незатейливые узоры, поползли стебли. На них тут же образовывались почки. Они подхватывали еле державшуюся чёрную окаменелую породу, укрепляя их собой. Печаль Тины была на столько сильна, что вдалеке ей почудились отблеск зелёных кошачьих глаз. И земля затряслась. Вокруг девушки начали прорастать стебли, переплетаясь, утолщаясь, делая из себя стены, а затем полукруглый потолок. Они росли прямо из пепла, всё новые и новые вылезали из земли, которая больше никогда не будет ни цвести не зеленеть.

Лишь спустя некоторое время всё затихло и остановилось, а девушка продолжала плакать в полутьме. Перед ней в лучах, которые проскальзывали с подкупала живого потолка, имея основание уцелевшее дерево, хотел взлететь ангел. Живые плети в виде рук вздымались к свету. У огромной девы была и голова, и длинные в узорах из плетней волосы, и два в полуоткрытом, полуспущенном виде, вечнозелёных – крыла.

Луч света с открытого потолка, всегда будет освещать, как прожектор, вечно живую статую с цветущими крыльями. А дальше от круглой дыры в полукуполе, всегда теперь будет идти снег, из пепла. Тина сидела так на коленях ещё долго, не поднимая головы. Будто сама превратилась в изваяние статуи. Слёз давно не было, глаза просто на просто пересохли. Белоснежные волосы парили и ловили ветер, а душа каменными цепями приковалась к земле и тянула неподъёмным грузом вниз. Время остановилось, Тина в который раз не замечала его ход.

Неизвестно сколько ещё девушка пробыла в беспамятном медитативном состоянии, но её окликнули. А точнее её трясли и кричали! Очнувшись, она увидела Виртала. Что крайне её удивило.

Последующее Тина не помнила. Когда она очнулась, то была уже в лесу и в нос ударила прохладная и освежающая влага. Неподалеку тёк ручей со знакомой водой. Тедай, Рей и Виртал всё время подозрительно на неё косились.

— Думаю, то, что мы увидели, останется между нами. — Наконец сказал Виртал.

Травник и Рей молча кивнули.

— Скажи мне девочка. Кто ты на самом деле? — наконец Вир задал давно интересующий всех вопрос. — Я не вмешивался до поры до времени. Но сейчас…

Тина слабо понимала его.

— О чём вы?

— Когда мы искали тебя и пришли. То представь такую картину. Из чёрной-серой земли начали вылезать плетущиеся растения и переплетаться. Они возвели из себя стены и сплелись в подобии туннеля. Да и дорожку в туннель не забыли сделать! Когда я потрогал рукой эту землю, то понял, что это пепел. От него ещё пылало жаром. Тедай ткнул веткой и на дне тлели угли.

Виртал замолк. А потом продолжил.

— Когда земля перестала дрожать. А петли виться. Снова вокруг стало тихо. И представь, какого было наше удивление, когда я зашёл внутрь и нашёл тебя в центре всех событий? Сначала я не узнал тебя, волосы и глаза, да и цвет кожи… — он опять замолк. — Ну, то ладно. Твои руки тоже переплетала эта хрень. Казалось, что именно из них и росло всё это. Ты сидела на коленях и, когда я тебя звал – не реагировала.

— Ты плакала дитя. — Сообщил травник. — И даже когда Виртал тебя вынес, ты ещё долго не могла успокоиться. А потом потеряла сознание. Это ведь ты устроила? Растения! Твоих рук дело? Что здесь произошло? Ты из этой деревни? Ты Маг?!

Он с явной заинтересованностью на неё смотрел. А Тина и не понимала его удивления, словно магов здесь было мало. В последнее время встретить нормального человека для Тины было настоящей редкостью!

«И что ему ответить?» – вздохнула про себя она.

— Эту деревню просто зачистили. Люди в чёрных мантиях. Мне ничего не оставалось, как бежать… — Тина больше не могла говорить.

Мужчины умолкли. Люди в мантиях. Они знали этих людей. Чистильщики Маркейна!

— Оставьте её в покое! — неожиданно для всех вступился Рей. — Словно маг в этих краях такая редкость! У каждого из нас есть причины для путешествий! И у многих есть цель! — Уже более тихо и одобрительней добавил он последнее. Словно завтра будет судьбоносный день. — Так какая разница? Любой, стоящий здесь имеет кучу скелетов в своём шкафу. Так что же мы за мужчины, если испугались скелетов одной маленькой девочки?

— И правда. — Улыбнулся Виртал.

А Тина вновь убедилась, что Рей намного старше, чем хочет показаться. Но зачастую детская непосредственность делает его даже милым.

Из леса вышел керра. Виртал вскочил, только заметив его.

«Как мог его не заметить? Это конец!» – металась мысль в его голове.

Но удивления на этом не кончались, завидев зверя, девушка подскочила и ринулась к нему, схватив его за громадную шею и уткнувшись в неё, снова захлюпала носом. Виртал округлил глаза и двинулся было к ним, но травник молча остановил его, покачав головой, и прислонив палец к губам, тем самым показывая, что сейчас слова излишни.

Керра фыркал, не делая попыток вырваться и загрызть их всех ради удовольствия. Наконец, девочка успокоилась и оторвалась от животного.

— Он нас проводит до конца леса. Всё-таки это его территория.

— А. Да-а… — только и мог выдавить из себя легендарный командир. — Рей! Ты что-то говорил про маленькие скелетики? — Измерял мужчина взглядом рост зверя. Животное явно было выше, как минимум на две головы нормального взрослого мужчины.

Керра пошёл в лес, и Тина направилась за ним. Мужчины тоже молча встали и скромненько закопошились следом.

В лагерь вернулись, как на поминки. Встретили их тоже тихо. Никаких фанфар, радости и салютов. Пугливые взгляд на керру и опасливые на девушку.

— У нас есть проводник, так что лес мы пройдем быстрей, чем панировалось… — сообщил Виртал. — Выдвигаемся завтра.

Тина не захотела спать в хижине и в палатку к травнику не вернулась. Она развалилась на керре, словно на простыне. Он был на столько удобный и тёплый, что девушка сразу же уснула, не дожидаясь ночи.

Сон.

— Значит, ты один из рода Адамс? — Ринева сдерживалась, но голос выдавал раздражение и тоску. Её обманывали всё это время! — И как тебя зовут?

— Адам, госпожа. — тихо ответил он.

— Упрямишься. — Она отвернулась — Нет! Ты прав. Не пригоже принцу Феонда опускаться до такого.

Она повернулась. И встретилась со взглядом, в котором была бездна боли, и Ринева забыла, что хотела сказать.

— Я ни секунду не воспринимал себя тем, кем был раньше, после появления в твоём дворце. Имя что дали ВЫ мне, всегда будет служить Вам. — Он склонил колено.

— Как мне тебе верит после всего? После этой лжи? — с болью ответила она. Подойдя ближе, девушка перешла на шёпот. — Ты мог сказать мне.

— Я не мог собраться с мыслями. Да и причины не было говорить. Ведь принц умер…

— Адам! — тихо и нежно позвала она его. Взяв его лицо в ладони. И направив свои глаза, цветом ясного неба, ему в душу. — Не важно, как долго ты будешь убегать! Я не хотела, что б твоё прошлое исчезло! Ведь именно оно сделало тебя тем, кто ты сейчас, и именно оно привело тебя ко мне!

— Ты права! После этих слов, я теперь ни за что от него не откажусь. — Он коснулся её ладони своей рукой и прижал ещё сильней к своей щеке. — Именно благодаря ему, я повстречал тебя! И не согласен ни на что другое.

— Ты пришёл в себя?

— Если ты не злишься!

— Я подумала и поняла, что это глупо. — Она выпрямилась. — Глупо обижаться на прошлую жизнь, если ты уже другой. Ты в праве сам выбирать! Но я всё ещё чувствую небольшую обиду! За то, что ты скрыл такое от меня!

Мужчина улыбнулся.

— Хотите я приготовлю вам пирог госпожа? — улыбка не сползала с его лица.

— Нет! Ты должен отдохнуть! Иди спать! Если ты этого не сделаешь, я с тобой не буду разговаривать!

Мужчина испуганно посмотрел в голубые глаза, которые искрились, как в солнечный день.

— Тебе всего лишь нужно поспать. Чего так испугался?

— Я не могу тебя оставить!

— Ничего со мной не случится. Не зря же меня с рождения тренировали? А ты, в таком состояние. ничего сделать не сможешь! И не прячь глаза! Думал я не замечу? Ты хорошо держишься! Другой бы и не понял, но я знаю тебя больше одного года, Адам. Из-за усталости, твоя сила, может тебя предать в самый не нужный момент. Так что не спорь со мной! Я прошу доверия!

— Мне не чего тебе возразить!

— Ну вот и хорошо.

Вихрь забрал Тину против воли. В этот раз он нёс её беспощадно, надвигающимся штормом. Тине казалось, что она и была тем самым штормом.

— Сердцами так легко управлять.

— Доверие, полученное годами, так легко разрушить!

— Добрым сердцем легко манипулировать.

— Добрым и заботливым.

Тина не знала, кто это говорит. Голоса прорывались сквозь вихрь скрежещем шёпотом. А сам шторм нёс её неизвестно куда.

— Я люблю тебя, — шептал слащавый голос, — ты будешь моим. Пей! Пей всё!

Картинка вспыхнула резко. Девушка почти с силой вливала в мужчину напиток. Она нависала над ним, словно горгулья и пела как сирена, жаль, что намного хриплей и безвкусней, чем они. Тина не сразу поняла, что это Далия.

— Ты тоже меня любишь! Ты забудешь про эту девчонку, и мы вечно будем счастливы вместе. Феонд воскреснет, как самое могучее королевство! И мы, с тобой будем им править! — хрипло пела она.

Тина никак не могла понять, что же с ней случилось? Что та добрая девчушка на поляне с бабочками, превратилась в хриплую горгулью?

Далия захихикала, как гиена. А обмякшее тело Адама, невольно лежало на кровати. Далия знала, что зелье подействовало. Уставшее тело, закалённое с детства от всех зелий, просто ослабилось от стольких ядов. А значит, отвар не мог не подействовать! Завтра всё изменится!

Ураган усилился, он бесцеремонно кидал Тину и хотел разорвать на части. Она желала проснуться, больше не могла терпеть это мотыляние. «Проснись! Проснись же! Рассвет! Когда рассвет!?» – но сон продолжился…

Колокольчики пронзили вихрь. Из полумрака появился силуэт. Это женщина, красивая и статная. Её белые волосы падали до колен, они красиво парили при её ходьбе. Селена шла по вечеоней улочке, за дом, потом свернула ещё и ещё. Девушка куда-то спешила. Она зашла в старое здание, и спустилась в подвал…

Селена шла быстро, одетая в простую рубашку, штаны и сапоги. С каждым стуком каблуков, воздух вокруг тяжелел. Она подошла к заброшенному зданию. Лицо Селены не изменилось и тогда, когда девушка, открыв дверь, увидела этот кошмар. Тина хотела закричать, но голоса не было. Селена обернулась и посмотрела на Тину, без сожаления или злости. В её взгляде не было надменности, ровный и холодный, словно смерившийся со всем. Тина беззвучно кричала, чтоб она туда не ходила. Это всё они, старосты! Они хотят вымотать тебя, ослабить, как Адома!

А красивая девушка тем временим, развернулась и вошла внутрь. Уверенная, всё давно знавшая. Тина потянулась за ней, она хотела схватить её и остановить! Но поймала лишь воздух, оставшийся от недавнего её присутствия. Тина била невидимую стену. Она кричала, звала Селену, молила вернуться, но дверь медленно закрывалась и оставляла девушку с немыслимо белыми волосами, запертую одну в красной комнате и с перекошенными лицами от боли – её слуг… И монстрами…

Призванные дети бездны были там. Они ждали её. Знали, что придёт. Медленно кружась по периметру, как тени. Всё треснуло, как стекло, а песня стала громче. Нежный, мягкий и волнующий сердце голос, брал за живое, и Тина плакала. И от сожаления, и от жалости ко всем этим бедолагам, и от собственного бессилия…Зачем она туда пошла? Долг? Если бы было всё по-другому!

— Что тогда было? Будь это те, кого ты знала? Неужели бы ты осталось просто стоять?

Тина подняла голову, в глаза ей смотрел серый, холодный взгляд.

— Ты б оставила их души неотомщёнными? Ты оставишь ту деревню неотомщённой? — прохрипела она в полушёпоте

Тина чувствовала, как душа её накаляется гневом. Этот огонь хотел выбраться наружу. Крушить всё, пока те, кто это устроил не будут загнаны в угол и… Не-ет, не смерть! Тина всегда считала, что смерть, это слишком легко.

— Вот и она не смогла. Это её выбор! Ты переживаешь, что её хрупкие плечи не выдержат, но она куда сильней тебя.

— Но ведь можно было б сделать всё по-другому!? Можно?.. — в надежде спросила Тина.

— Возможно? — отражение само не знало ответ. — Но она выбрала именно этот путь. А будь всё иначе. Это была б другая история! Не так ли?

Тина молчала. Голова была пуста.

— Так дай же ей рассказать свою историю до конца!

Тину безвольно выкинуло дальше. Ей ничего не оставалось, как смириться и продолжать смотреть кошмар.

Яркие алые розы, так сильно диссонируют с белыми и наперекор всему, вливающие свой цвет. Красивы, желанны, а при неосторожности и опасны! Так наперекор всему, красные розы ужились при дворе, где вроде бы, лунный свет играется с белыми оттенками, с серебряными переливами и любящий только чёрно-белые контрасты. На маленькой дорожке лабиринта цветов стояли две девушки.

— Думаю господин Медиам, пожелает, что б церемония прошла удачно. — вновь этот слащавый голос гиены!

«Далия» – узнала её Тина.

— Простите. Я не понимаю о ком вы! — блеснула подозрительными искорками в синих глазах Ринева.

— О короле, конечно же! — проворковала Далия. — о будущем короле!

— Как мне известно, королём является Селена.

— До времени, ведь вернулся король. Истинный Король! Да, милый?

Из угла вышел Медиам, да именно тот, каким его помнили многие. Холодный взгляд, надменное лицо, безразличный ко всему… Ринева пропустила несколько ударов сердца. Её ясно голубые глаза потемнели, до грозового ночного неба. Неужели это он?

— Адам?

— Ты права Ринева! — его голос был холоден и непринуждён. — Прошлое, всё-таки часть меня. Я не должен его отталкивать. Феонд – мой дом! Нельзя, что б он соединился с такой скверной кровью, как твоя! Маленькая страна не нужна моему королевству!

Он достал кинжал и произвёл быстрый удар. Но задело лишь плечо Риневы. Она стояла, оглушённая сказанным им ранее и рана была для неё не больше, чем комариный укус.

— Остановись брат! — властно воззвал голос Селены. Именно она отразила удар. Сестра ещё с утра заподозрила неладное и вот её интуиция не подвела!

— Сестра! — помурлыкал тот. — Зачем ты меня остановила? Разве весь дом ни этого хотел?

— Дом – это наш род! А из рода – остались только мы с тобой! И я сомневаюсь, что кто-то из нас, этого хотел!

— Ты смеешь перечить будущему королю? — удивлённо спросила Далия.

— Далия, что ты делаешь? — не понимала Селена. А в голосе была, невообразимая печаль. Она не заметила, когда изменилась её подруга; не уловила её разрушения; не уследила…

— Всего лишь возрождаю великое королевство! — улыбнулась она. — Раз тебе не удалось!

— Нам некогда болтать сестра. Неужели род Медс’Э стал настолько бесцеремонный, что не пожелает встретить гостей? — И он хладнокровно, прошёл мимо Риневы, которая так и стояла безмолвной статуей…

Стало быстро темнеть.

— Сегодня великий день! — воскликнула Далия. Пока тень поглощала всех и всё.

И Тина почувствовала, что её трясут. Наконец-то сон закончился…

Явь. Возле избушки в Танцующем лесу.

— Вставай! Нам пора выдвигаться! — сквозь полудрём услышала девушка — Солнце уже высоко!

И всё же вставать тяжко! Особенно, когда ты словно и не спал! Тина почувствовала, что-то шершавое касалось её щеки. После каждого такого прикосновения чувствовалось полоска влажности. Потом это ощущение повторилось опять. Хихиканье стало отчётливей. И девушка не выдержала, открыла глаза, чтобы выяснить причину смеха.

— Вставай, а то он тебя щас всю помоет! — веселился Рей.

Шкрябонье продолжилось на затылке. С трудом сфокусировав зрение, Тина поняла, где находится. Керра зажала её передними лапами, как котёнка кошка, что б не брыкался, и с усердием намывал. Девушка не могла встать, так как он с силой прижал ей ноги, и его даже не смущало, что она вертелась. Большой и шершавый язык доставал девушку, намывая её словно щенка. Рея это забавляло. И причем очень.

— Чего смеёшься? — подошёл Мили, но увидев керру, странно замер,словно вспоминая, что страдает поносом. А потом медленно пошёл прочь и при этом недоверчиво косясь на троицу. Девчонка Мили не нравилась. Просто не нравилась! И дело не в страхе перед керрой!

— Выпутывайся сама. — Хохоча проговорил Рей.

— Вот какой ты мне друг? Да! — её волосы почти все были зализаны на верх. А они у неё за время путешествия отрасли изрядно. Прям в одну минуту. Бах! И любой Рок Стар обзавидуется такой шевелюре.

— Не. Дружба-дружбой, но к керре я не притронусь. Ты маг, а не я! Я лишь воин. — нашёл он отмазку и даже не отрицая, что они теперь друзья.

И Рей ушёл гогоча. С утра настроение у него было хорошим: выспался, да и идёт всё по расписанию!

— Кстати, — развернулся он, — я пришёл, он тебя уже намывал. Я ещё удивился, ты сильно вертелась, но не просыпалась. Кошмар снился? — догадался парнишка. Иногда он был, ну очень уж…

— Какой ты проницательный! — поделилась Тина своей мыслью.

— Ну тык! — гыкнул он. И ушёл, оставив Тину наедине со зверем.

Керра не переставал её намывать. И Тина вздохнув, перестала брыкаться.

— Да-да, прости. Был неприятный сон! Но всё уже хорошо, я проснулась и мне лучше. Спасибо тебе дружище. — Она припала к его большой и мохнатой груди, во весь обхват. И зарылась в мех лицом. Керра пофыркал, ненадолго замер и начал зализывать волосы обратно. Теперь фыркала Тина, от смеха. Чувствуя, как напряжение уходит.

Пока мужчины собирались, Тина успела искупаться, позавтракать, а всё остальное время проиграла с керрой. Взрослый зверь мужественно терпел все издёвки, иногда подыгрывал, словно Тина и была маленьким шкодливым котёнком.

— Род, позови, пора выдвигаться. — Мотнул головой Виртал в сторону бездельников в виде одной девушки.

— Сам и зови. — Буркнул он.

— Он просто боится. — Со смешком сообщил Рей. И лёгкой походкой, как самый храбрый, направился к грозному зверю. Но подойти ближе трёх шагов, даже он не решился. Остальные предпочитали учтиво держатся от него дальше на пару метров.

После того как Рей их позвал, керра лениво поднялся и пару раз тряхнул шерстью. Стряхивая грязь, и разминая мышцы. Тина бесцеремонно залезла на керру верхом, тот не отреагировал и пошёл дорогой, лишь ему известной.

— Теперь она использует его как лошадь. — Пробубнил Мили, провожая новоявленного скакуна и всадника взглядом.

Керра остановился, рыкнув, посмотрел на Мили, тот заткнулся, и пошёл в кустики. Опять прихватило! Зверь продолжил свой путь, не обращая внимание, на ношу. Утро ещё не заиграло на полную, а Тина была уже уставшая, словно её взаправду мотыляло всю эту ночь.

— Слушай, а как тебя зовут? — поинтересовался вдруг Рей. Идя с ней рядом.

— Да, за столько времени мы так и не знаем имя нашей русалки! — подхватил Виртал.

— Э-э… — вопрос конечно интересный! И Тине срочно нужно придумать имя. Быстро! Имя! Любое…Давид?! — Э…

— Элл? — не расслышал Рей.

— А, да! Элл.

— Только Элл? — поинтересовался Виртал.

«Вот пристал!»

— Элл, Эллида.

— Эллида! Никогда не слышал!

«Ага…Я тоже, недавно услышала. Никогда б не подумала, что обзовусь исторической областью!» – подумала Тина, которая, как теперь она поняла, будет величаться Элидой! Только с двумя «лл». Сыграем в Олимпийские игры?

Не смотря, на усталость, лес был интересен. Наконец, она могла спокойно всё рассмотреть. Бабочки, цветочки! Тедай, много рассказал про флору, окружающую их. И отойдя от него у Эллиды дымились мозги. Кажется, травник рассказал ей всю ботанику за раз. Но после того, как мужчина сообщил, что это основы, Эллида нервно засмеялась.

Рей просёк, и, спасая, завлёк её под предлогом: «Пойдём в кустики, покажу кое-что». И Элл беспрекословно пошла за ним. За время путешествия Эллида и Рей весьма хорошо поладили. Если в начале, он воспринимал её в штыки и грузом. То сейчас, иногда обращался с ней, словно с младшей сестрой.

Рядом с хозяином леса, путешествие было весёлым и лёгким, будь это прогулкой по парку. Стоило керре слегка рыкнуть, как все животные разбегались в разные стороны. Так потихоньку хулиганив, тыкая палками во всё подряд и не боясь при этом последствий, Рей и Эллида наткнулись на удивительную находку.

Дойдя до озера, путешественники решили остановится на ночлег. А точнее решил керра, завалившись возле воды и не желая идти дальше. Вокруг берега всё позарастало мхом. И лежать было в удовольствие мягко. Деревья склонили свои огромные корни к черноте вод, глубину дна которого, не увидеть, даже если нырнуть в них. Вокруг озера были каменные уступы, но из-за разросшейся зелени, их было не разглядеть. Так же везде проросло множество кустарников и именно поэтому, озеро практически невозможно было найти.

Эллида приметила интересные булыжники. При близком рассмотрении различались и плиты! Некоторые из них были просто огромными и торчали из земли, как мемориал. Хоть это и был камень, но от него веяло теплом. Эллида придумала им названия! «Сонный камень». Чем и поделилась с Реем. Тот лишь покрутил пальцем у виска, и пошёл исследовать руины в одиночку.

Возле озера, помимо «сонных камней» и бетонных уступов, росла дикая роза. Она сетью укрывала всё и плелась вверх. Её не волновало, как высоко она могла дорасти. Хоть до самых небес! Она просто росла в своё удовольствие, не спеша ползла ввысь. Для Эллиды, это было красиво.

Пройдя дальше, мимо зелёных кустарников и небольшого озера, девушка заметила ещё больше камней. Их расположение становилось учащённым. А значит, наверняка она идёт в правильном направлении. Кажется, скоро Элл увидит редкую достопримечательность, целую огромную реликвию, усыпанную тайной и лёгким ароматом неразгаданных загадок. Девушка не удивиться, если по ночам здесь бродят привидения. Всё, как она любит!

Открыв в себе спящего археолога Валеру, Эллида уже пробиралась дальше по скользким камням, похожим на огромные блоки, сложенные, как карточные домики, только в разнобой. Они все позеленели от времени, поросли мхом и другой растительностью. Но на удивление прочность камней не пострадала!

Эллида встала на огромную плиту размером в малое футбольное поле. Этого гиганта было сложно разглядеть из-за кустов и трав. Но девушка специально обошла этот, почти цельный булыжник, по всему периметру и убирала с краёв траву. Попытавшись отломить кусочек, для сувенира, Эллида разочарованно поняла, что уйдёт без подарка для себя. Камень не осыпался, даже слегка! Плиты были повреждены лишь по линиям разлома. Ни крошения камня, ничего другого не наблюдалось. Он порос мхом – и всё!

Покарябав немного верхушку, девушка удивилась. Сама поверхность монолита была белой. Пробежав в другой конец, Эллида повторила процедуру ножом, сняв весь мох. Тоже самое, камень был белым! Пролезая дальше через каменья и холмы, она выбрала ещё один камень и повторила эксперимент, и всё оказалось точно таким же. Что же это было? Азарт загорелся в глазах ещё сильней, внутренний Валера горел воодушевлением! Теперь она не уйдёт от сюда, пока не исследует все камни, и не найдёт подсказку, что это!

Подсказку не пришлось долго ждать. Место, где раньше возвышалось великое сооружение, позвало девушку само.

Когда Эллида, ковыряя грунт, откапывала зачем-то булыжник под новой дикой розой. В её глаза ударил ярко синий свет. Встав, оглядевшись, девушка ничего не заметила. Наклонившись ещё раз над этим местом, но уже предумышленно медленней и сосредоточившись на поимке зайчиков. Глаза отметили сначала жёлтые, потом зелёные, синие и красные лучи.

Сердце от радости начало волнительно выпрыгивать из груди, просясь первым посмотреть: что там такое? Но девушка решила пойти вместе с ним, на предположительный источник разноцветных солнечных зайчиков. Огромные коренастые деревья, давшие обед хранить эту тайну, до определенного момента, открывали понемногу забредшему путнику все секреты.

Эллида стояла возле огромной арки. В ней было немного сохранившегося витражного стекла, толщиной где-то в десять сантиметров. Девушка застыла от восторга. Перед ней красовался белый камень, не разрушилась даже вырезанная на нём, заплетающаяся в разные узоры, каменная лоза. Рядом цвела и живая роза, оплетая всю арку, во весь её немалый рост. Словно соревнуясь в красоте с камнем. Малые красные цветы, просящие чуть больше влаги, перепутались с каменными, которым ничего не было нужно, ведь холодный камень довольствовался такой жизнью какая есть. Каменные розы были больше и ни капли не уступали живым.

Наверное, эта арка была окном. Но оно было таким высоким, что деревья еле-еле закрывали их своими верхушками. Пройдя внутрь, девушка ощутила под ногами пол, всё из того же белого камня. А ещё, она почувствовала – печаль, поселившуюся там со времён разрушения. И давно бродившую отрешённость по разрушенным коридорам и комнатам этого замка, не желая менять всё это на новый дом.

Да, очевидно, это был замок. Возможно великий! Не спеша, Эллида шла дальше. Больно осознавая, как горько было правителю видеть разрушение этой красоты. Какая огромная и жестокая сила разрушала его? Время? Уничтожила всё, что было внутри… Всех, кто был внутри… И только дикая роза, которая раньше украшала собой сад и пленяла любовь в сердцах всех изысканных манер дам, уже не доверяя никому, просто скромно цвела для себя, не отдавая и не забирая ни капельки тепла. Неся память в своих бутонах о тех временах.

Пройдя ещё дальше на поросшую мхом площадку, Эллида застыла. А солнце, как жадный вор, утягивало последние, дарящие скудный свет всему миру, маленькие лучи.

— Хочу рассказать… — отрывисто пропело эхо. Голос Эллида не знала! Да и мысли были о другом.

«Будет больно» – только и успела подумать девушка. А её бессознательное тело уже неслось в объятия твёрдого мрамора.

В это мгновение, призраки прошлого, тенями полезли из стен. Они лезли парами, вальсировали. Где-то вдалеке заиграла музыка. Теней лезло всё больше, они заполняли пространство. Стены начали расти, куполом переходя в потолок. Витражное стекло, как рана, в ускоренном темпе затягивалась. А люди, как и стены, приобретали цвета. И Эллида осознала, что находится не на яву. А её саму затянуло в воспоминаниях стен замка…

Тени приобретали цвета, сначала блёклые, а потом уже уверенные, но всё также оставались прозрачными. Пары спиралью, вальсируя, спускались на пол, и доходя до белого пола пускались в изысканном танце по кругу. Музыка наполнила сознание тяжёлым, вязким напевом. А пары не останавливались. Дамы кружились, их лёгкие платья и ленты развивались, а кавалеры крепко держали их за талию.

Эллида стояла в центре. Призраки вокруг неё не останавливались, их прибавлялось, образуя толпу и весёлую суматоху. Вот музыка резко оборвалась. В противоположность двери, на верхушке лестницы появилась девушка. Её лёгкое почти белоснежное, как облака, платье, сочеталось с её бледной кожей и белыми, как снег, волосами. Селена спускалась, медленно придерживаясь за перила, хрупкой ручкой, а второй, чуть придерживая подол, неугомонной, стремившейся улететь, юбки. Все пары, не отрывая глаз и не двигаясь, смотрели на почти растаявшего хрупкого призрака. Эллида не могла оторвать глаз от Селены. На белый призрачный пол упала вполне настоящая слеза. Эллида плакала. Слёзы сами текли по щекам и не могли остановиться.

А Селена всё спускалась и не подавала виду, что умирает. Призрак почти исчез, но долг и вера, заставляли её существовать.

Эллида не выдержала, закрыла глаза, когда Селена улыбнулась. Никто не замечал, как ей больно давались все движения. Элл не знала, сколько ночей сражалась девушка, не была уверенна, насколько измучена её душа и тело. Не особо понимала, чем для неё так важен этот бал? Обстоятельства сложились так, что Селену предали все. Близкий друг, брат… Не осталось никого для опоры. Но сейчас движения её были лёгкими и невесомыми, а улыбка – непринужденной.

Эллида начала пробираться сквозь толпу наружу. Призраки отступали и снова становились на свои места, следя, как спускается их Королева.

Пробившись через последнюю пару, Элл выбежала в открытые двери. Она бежала без оглядки, как только её ноги почувствовали свободное пространство. Пробежав некоторое время, девушка остановилась в небольшой аллейке-лабиринте. И только сейчас она поняла, чем всё отличается от предыдущих воспоминаний. Она могла перемещаться сама! Элл убежала от действий сюжета! А это значило, что важные действия происходят во многих точках. А может место действия – это весь замок?

Аллея была во весь человеческий рост и замка практически не было видно. Лишь верхушки башен. Дикая роза, которая хаотично разрасталась кустарниками и плелась по всему, что попадалось на глаза, пропала. Нет разрушенных колон и устрашающего чёрного озера. Вместо всего этого был лабиринт из ярко алых роз, с большими бутонами, которые только начинали сворачиваться ко сну. В некоторых местах были арки из белого камня. Что-то вдоль жёлтой дорожки горело синим светом, похожих на светлячков, медленно паривших вверх и вниз, но не покидавшие свои места. Ландшафт был почти реальным, если только не призрачная полупрозрачность всех объектов. Эллида попыталась приподнять один из бутонов. И у неё это получилось! Правда ненадолго. Полузакрывшийся алый бутон, тяжело проскользнул сквозь руку и начал раскачиваться от собственного веса.

Девушка решила пройтись по этому милому саду. Из замка снова донеслась музыка, а смотреть на парад призраков не очень-то вдохновляло. И поэтому она направилась дальше в лабиринт, в поисках подсказок для себя. По мере продвижения вглубь, стены становились всё более высокими, а дорожки петляли чаще. Неизменными оставались светлячки. Они кучковались всё также у края дороги и походили на мигающие лампочки на ёлке.

Лабиринт не стал путать своего нового гостя и через короткое время привёл к огромному дереву, походившему на иву. Площадка вокруг дерева была не большой и его спускающие ветки, куполом накрывали всё пространство. А стены, из зелёной травы лабиринта, походили на стены дома. Подойдя к дереву, Элл дотронулась до него рукой. Лёгкие капельки синего света, медленно посыпались с ветвей, заполняя всё пространство своей лёгкой мистикой. А само дерево медленно загорелось тысячами огней. Кто-то ойкнул, с другой стороны. И Элл заглянула через дерево на другую площадку.

Там стояла девушка, с длинными тёмными кудряшками. Она простояла недолга и направилась дальше вглубь. Такие длинные волосы, Элл самой никогда не отрастить! Хоть и живительное озеро ей изрядно помогло. Элл отрезала их после первого же зацепа о сучок.

«Эх!» – размышляя о кудрях, Элл не сразу поняла, что это была Ринева.

Дерево было тёплым, взглянув на руку, которой касалась ствола, Элл вспомнила его, когда увидела в лесу на яву. Там оно не пускала синих светлячков для любовных парочек. Оно даже не выпускало листья, а его ствол накренился и еле держался в земле. Отдавая чёрным, мрачным силуэтом и пугало путников. Эллиде стало грустно…

— Кто ты? — вскрикнул, вязкий девичий голос.

Эллида подняла голову. На неё смотрели пара любопытных глаз Далии. Элл удивилась и долго не могла понять кому обращается девушка. Даже сам факт, что Далия смотрела прямо на неё, не смущал. Элл воспринимала себя, как призрака, который только наблюдает. Почувствовав на руке лёгкую щекотку, она опустила глаза, не удосужив Далию ответом. Ведь вопрос мог задаваться не ей, а другому миражу. Несколько светящихся насекомых облюбовало её руку, крутясь над ней и пытаясь «сесть».

— Почему ты, не отвечаешь мне? Ты не знаешь кто я? — возмутилась Далия.

Закричала девушка. Её громкий оглушительный визг пролетел по всей аллее, взывая о помощи и настораживая всех вокруг. Элл рефлекторно кинулась на крик, не обращая внимание на возмущающую Далию.

«Раз Далия здесь, где-то по близости шатается и Адам» – проскочили мысли у Элл.

Быстро пролетев все те повороты, что их разделяли, она завернула на тропинку. И как оказалось, опасность для Риневы исходило вовсе не от Адама, а от больших фамильяров – сгустки тёмной энергии, заключённый в форму. Элл понятия не имела, откуда ей известна, такая информация. И просто приняла это за свою гениальность.

Отражение смачно приложилась ладонью по лбу. Раз она попала в фантом, почему фантому и не дать несколько объяснений? А ещё, закатила глаза! Ведь Элл спрашивала явно не то. Кто такие фамильяры, могла б прочитать и так! Но отражение не скажет! Пусть сама понимает! И да, это из вредности!

Ринева снова закричала, окружаемая фантомными фамильярами. Ещё секунду и сонные розы приобрели бы свой новый, пусть и фальшивый, но багровый цвет.

Завизжав, в последний раз, Ринева изо всех сил зажмурила глаза. Но так и ничего не дождавшись, она неуверенно их открыла. Трясясь всем телом от страха и обиды.

Эти земли всё же окрасились в багровый. На жёлтую каменистую дорогу тяжело падали капли алой крови. Медленно стекав по руке Элл, они образовывали всё новые тропинки, ускоряя свой поток. Фамильяр, похожий на собаку, у которой вывернулся скелет наружу, вцепился клыками в руку и начал рычать, сжимать свои челюсти, пытаясь отгрызть если не горло, то хотя бы конечность.

Элл зажмурилась. Она понимала, что сейчас стоит не в своём теле, а находится астрально. Но боль была настоящая! Из самых глубин начал бурлит гнев. Он поднимался всё выше, радуясь своей редкой и сладостной свободе. И Эллида подняла глаза, посмотрев в затянувшиеся белой пеленой зрачки монстра. Она не думала выдёргивать из его пасти свою руку. Монстр, было дёрнулся дальше сжимать челюсть, но Элл не шевелилась и не отводя глаз, рыкнула про себя: «Сидеть!». Фамильяр, поколебавшись недолго, всё же отпустил хватку и медленно, со страхом отступил на пару шагов назад, присел. Он опустил голову, и не отводя своих глаз, недовольно и с опаской рычал на девушку, у которой глаза горели злой бирюзой.

Ринева, безмолвно сидевшая позади, дрогнула, когда рука Элл опустилась вдоль туловища. И струйка крови весело побежала по кончикам пальцев, и словно с трапеции прыгая с кончиков фалангов, падали вниз.

Пока она убеждала «собачку» – сидеть! Неизвестно откуда появившийся Адам и он шустренько расправился с остальными монстрами. Туман в его мозгу от опьяняющего яда, рассеялся, как только он увидел, что Ринева в опасности. Картина, что его любимой могла погибнуть, разрушила все остальные чары. И он почти не заметив фамильяров, уже взволнованно сидел возле неё, наконец найдя дорогу к ней из своего туманных облаков.

Из кустов появился ещё один фамильяр, но пугливо стопорнулся и мельком, поймав, в глазах Элл нездоровые синие огоньки, аккуратно попятился задом в тропы лабиринта.

Из замка донеслись крики. И без того, чёрное небо над сооружением стало темнеть ещё сильней. Элл, забыв обо всём, ринулась обратно к дверям замка.

«Вот дурында! – корила она себя – Надо было оставаться в замке! Дура! Дура!»

— Ты в порядке? — Адам помог встать Риневе.

— Зависит от тебя. — Безвольно ответила она.

— Уже, да. — Тихо ответил он, прижимая к себе своё сокровище. А она всхлипнула в ответ.

В замке царил полный хаос! Девушки бежали. Мужчины пытались сражаться. Но теней и монстров было слишком много! Принцесса побежала вглубь замка, а огромные, вдвое выше человеческого роста, чудовища рванули за ней. Элл тоже кинулась вдогонку, позабыв, о раненной руке. Забежав, на верх, по лестнице, огибая всех, она метнулась дальше по коридору. И краем глаза заметила, как монстр с заносом на вираже, скрылся за углом в конце коридора. Эллида побежала в ту сторону. Но за поворотом уже не было никого. Она побежала прямо и с силой открыла дверь, но в большой комнате с огромными картинами на стенах и титанами возле входа, поддерживающих потолок, тоже было пусто. В этом зале было пять дверей, включая и ту, от куда она вышла. Девушка попыталась прислушаться и направила всё своё внимание в уши, но кроме криков и рычаний внизу, ничего не было слышно. Замок начало потихоньку трясти. Эта суматоха даже чутьё заглушало.

От прислушивания к своим ощущениям и выбор правильной двери Элл отвлёк рык. Девушка медленно обернулась и тут же рывком закрыла за собой дверь, рванула вдоль комнаты к другой первой попавшейся. Но монстр, не отличавшийся безупречными манерами и не зная таких простых правил, как нужно входить в дверь, просто выбил её головой. И не мешкая ни секунды погнался за своей новой добычей. Элл тоже не теряла времени, снова захлопнув за собой дверь, словно это могло удержать чудище, она бросилась прямо по коридорам. Петляя по ним, пробегая через залы, девушка отыскала лестницу и направилась по ней вверх.

Почти не отстающее животное, резвое по прямой местности, заметно замедлилось неуклюже карабкаясь по ступеням. Но отставать из-за такого маленького пустяка от своей добычи, оно не хотело.

— Ха! Лузер! — пробасила Элл на прощание, чем весьма оскорбила эту тварь. Что и продемонстрировали девушке, плюнув в неё какой-то желчью.

Элл вытаращила глаза на то, как растекается мрамор от слюны этой твари. И не попрощавшись включила режим спринтера.

«А то ещё эта мазила поприцелится!» – думала она на ходу.

Она ускорилась. Пробежала ещё пару залов и коридоров; поднялась по ещё одной лестнице, ощущая, что силы неисправно покидают её, а дыхание танцевало канкан; девушка закрыла за собой дверь и бежать больше никуда не собиралась. Она медленно сползла по стене вниз и села тяжело дыша. Сделав несколько глубоких вдохов, Элл попыталась успокоить своё бешено бьющееся сердце. Но через некоторое время девушка всё-таки поднялась на трясущиеся от бега ноги.

Комната была большой и немного мрачной. Деревянные резные полки коричневого цвета, покрытые блестящим лаком, украшали стены по обе стороны от окна и огромного письменного стола. На нём было много бумаг и книг, разных размеров. Так же чуть впереди стола, было пару кресел и ещё один маленький столик. Там скучала лишь одна сиротливая кружка. В комнате находилось две двери и одна ниша. Заглянув в последнюю, Элл увидела ещё одну комнату, более светлую и не такого строго формата как та, с письменным столом. Возле большого резного камина так же стоял столик, с некоторыми книгами, а ещё небольшой диван с одной, зигзагообразной грядушкой, которая придавала ему тонкости и некой элегантности. В этой комнате была всего одна картина. И именно она цепляла взгляд Элл. Чёрные локоны прядями падали на руки, в которых зажимали красную розу. На холсте была изображены девушка. Красивые голубые глаза с добротой смотрели с полотна.

«Госпожа смерть?! – вспомнила Элл последнюю фреску в своём мире. – Как там старик её назвал?.. М-м-м… Матти?»

Элл насмотревшись, вышла обратно и направилась к столу. По правой стороне между полок она мельком увидела своё отражение и застыв в дальнейшем полушаге, девушка медленно сделала этот шаг назад. В резной, деревянной, коричневого цвета раме, чуть выше человеческого роста, стояло зеркало. В него можно было увидеть часть комнаты с креслом и столиком. Медленное выплывающее отражение в зеркале, заставило Элл замереть, смотря себе в глаза. На неё так же ошарашено смотрела беловолосая она. Девушка посмотрела на себя и нащупав свои обрубленные тёмные волосы, которые успели прийти в норму, выдохнула.

— Что за ерунда? — проговорила Элл, но отражение следом проговорила другое.

— Что за наряд? — возмутилась она только этим. — Одни лохмотья! На тебя смотреть больно.

— Как? — не понимала Элл, видя её вторую половину, которая сидела глубоко в её душе.

— О-ой! Уйди с глаз моих долой! Я на тебя в таком виде смотреть не могу! — сморщилось отражение в зеркале. Невольно разглядывая порватую и грязную одежду, которая явно была мужской, да ещё и из грубой ткани.

— Не привередничай! — не выдержала Элл. Та лишь хмыкнула ей в ответ. — Будто мне охота здесь быть? Ты можешь отражаться в зеркалах? Значит, чтобы с тобой пообщаться стоит только посмотреться? Остальные могут увидеть? — запереживала девушка, ощущая проблемку. И судорожно осмотрелась по сторонам в поисках чужих глаз. — Значит нужно остерегаться зеркал!

— Ду-ра! — не выдержала отражение. — В обычных зеркалах, конечно же, нет. Но, это не обычное! Оно может показать внутренний мир человека. А так, как у тебя раздвоение личности, то в нём появилась – Я. — И она развела руки по типу «Та-дам!» — Таким образом принцесса определяла, с какой целью приходили к ней гости и стоило ли с ним вести дела. — Всё же спокойно объяснила она. — Ну ты, и тупица! Даже до такого простого догадаться не смогла? И как ты собралась возрождать это королевство? Ты не сможешь не только подчинить простых лордов и вассалов, которым и без тебя хорошо! Не говоря уже о восстановлении потерянных земель, которые захватили другие правители. Ты просто на просто не сможешь поднять этот замок!

— Почему ты так уверенна? — немного обиделась Элл. Не то чтоб она была уверенна в обратном. Просто не хотелось этого слышать именно от неё.

Отражение снова хмыкнуло.

— Ты умудрилась застрять в кошмаре фантома! Живого фантома!

Отражение тяжело вздохнуло, смотря на бесполезные усилия Эллиды думать.

— Ты и вправду такая тупица или притворяешься? — как-то устало произнесла она. — Так отойди от этого зеркала, ты меня утомляешь, своей глупостью. У меня уже злиться на тебя сил нет!

Тина открыла глаза.

— Так почему именно это время?

— Всё очень просто, пенёк эльфийский. Потому что – это ночь разрушения. То самое время, когда замок пал, и последний правитель был убит.

— Принцесса?

— Именно. Когда ты ходила по руинам, то тебя, видите ли, проняла эта трагедия! И замок решил тебе показать всё воочию. И вся такая баламуть дальше. Руины и впрямь перенесли тебя в это время.

— Понятно теперь, почему я иногда могу дотрагиваться до предметов.

— Но иногда связь теряется, и ты проходишь сквозь них, как призрак. Всё просто!

— Значит, я в реальных действиях? — сердце Элл забилось от волнения.

— Сейчас затеет какую-нибудь глупость. — Сказала отражение в никуда и тихонечко улеглась, отвернувшись от Эллиды. Она этой дурынде уже говорила, что всё вокруг лишь воспоминания!! Ведь линия судьбы уже сплела свою нить и этот мир уже написал эту историю. Те, кто должен умереть – умрут, а кто выжить – продолжат жить и не более. Отражение больше не будет распылятся. Всё-равно всё по-своему будет делать. Что зря воздух сотрясать?

— Значит если я в прошлом. То могу-таки спасти принцессу и остановить старост!

— Да, валяй! — лениво махнула в знак согласия отражение. — С тупостью родилась в обнимку с ней и помрёшь! «С такой слабой волей, тебе никого не спасти, да и сама ты не выберешься…»

Отражение замолчало. Нельзя спасти всех и сразу. Уже нельзя. Она опоздала на много веков! Взамен правда, можно дать им кое-что другое – что-то ценнее чем мимолётная жизни. Надежду на будущее! Только вот извилин у Элл не хватит до этого додуматься!

Эллида опомнившись, что у неё есть цель. Хлопнула себя по щекам, прогоняя тем самым все ненужные мысли.

— Раз истории нас чему-то учат. Значит, я могу понять, как можно возродить этот замок! — твёрдо сказала Элл, ставя эту задачку вторым пунктиком.

— Браво. — Вяло проговорила отражение, махнув рукой. — Тебе что-то на голову сейчас упало? Что аж одна извилина заработала!

«Но замок просто хочет поделиться с кем-то своей трагедией.» – досказала про себя отражение.

В сознании Элл разразилась боль. Она схватилась за раненную руку.

— Да-а… — также вяло протянуло отражение не поворачиваясь. Это было ни к чему, чтобы понять, от чего скорчилась Элл, ведь она тоже это чувствовала. — Только если умрёшь здесь, то умрёшь и в настоящем. Тебе стоит волноваться не только о тенях и монстрах, но и о яде в твоём организме. Вот такой вот бонус полного погружения. — Потянулось отражение.

Элл застыла на месте.

«Яд!?» – даже взгляд выдал это удивление.

— Так и знала! Тупица! В твоём организме нет никаких антител. Так что даже если ты выберешься, то всё равно умрёшь, без помощи…

Элл смотрела на неё, понимая, куда она клонит, и девушка замахала в разные стороны головой, прося не говорить ни слова дальше.

— Тедай… — было начала она.

— Так как в лесу трудно найти нужные ингредиенты. — Она наконец повернула свою довольную ухмылку и посмотрела на неё. — Да и вряд ли этот травник знает о яде, на столько древних существ, вымерших больше тысячу лет назад! А забрели вы да-ле-ко-о… выбраться быстро не получится. Потому что яд, уже распространился по всему организму. Ты чувствуешь это? Как уходит время? — отражение улыбнулось ещё шире. –– Пока-прощай! Неудачный король потерянного царства. –– И она снова отвернулась. –– И в правду, эта ночь разрушения, где умер последний король… какая ирония!

— А-а-а! — Элл завизжала от услышанного факта. — Как ты можешь быть такой вредной! — Элл убежала за дверь. А отражение так и осталось лежать, отвернувшись ото всех.

— Вредной? Из нас двоих самой вредной оказалась ты! А я куда более ужасней. Ведь всё скопленное тобой зло – это Я! — Она начала медленно таять. Её тело становилось прозрачней. — Как ты думаешь, сколько сможет простоять снова возродившийся замок? Сделаем пари? — И она полностью исчезла, оставляя свой голос эхом в зазеркалье. Давая плоды для размышления, желтоглазой тени, стоявшей у входа в нишу.

Эллида бежала по коридору.

«Не важно! Я сделаю всё, что смогу!»

Свернув за угол, на пути нарисовался всё тот же монстр-бегемот-плювашка. Он обрадовался прям на глазах, что дичь сама бежит к нему в пасть. Монстр широко открыл свой рот, гораздо шире, чем положено обычным животным – до пола, показывая острые, как шипы, зубы. И добродушно приглашал зайти! Но Элл такое добродушие не оценила! Не останавливаясь, просто перепрыгнула через него, как через козла в школе, поджав под себя ноги и дотронулась до зверя одной рукой. И тут же пожалела, что это сделала! Его мех был слизким и спутывавшимся. Элл приземлилась позади него и ожесточённо затрясла рукой, чтобы побыстрей стряхнуть это ощущение, не забывая при этом бежать.

Животное разочарованно проводило её глазами по воздуху, с такой же открытой навзничь пастью. И очнувшись, через пару секунд, неуклюже развернулось и ринулось за ней.

Где может быть принцесса, Элл не знала. Она могла быть, где угодно. В любой точке огромного замка. Не добежав пары шагов до лестницы, пол под ногами затрясся с небывалой силой, так, что зверь, позади споткнувшись, проехался носом с полметра. Элл, чтоб не повторить кульбит монстра, схватилась за перила и со всей силой прижимаясь к ним.

— Скорее всего это в низу! Все коварные планы проходят в подвалах! — говорила сама себе девушка.

Элл не заметила, как пролетела все проёмы лестницы, без труда преодолела заблудших теней, пробегая через коридоры. Она их просто на просто не замечала и те разочарованно продолжали рыскать по всему замку в поисках новой жертвы. Зарулив к другой лестницы от той, где был бал, она спустилась в крыло первого этажа.

Здесь не было никого, огромные уже живые титаны не пропускали, ни людей, ни монстров. Когда они разрушались, их осколки вновь собирались в единое целое. Каменные титаны, отмахивались от неугомонных монстров своими руками, как от букашек. Элл со всего бега прошмыгнула между одним из титанов и стеной. Каменный великан на неё даже не посмотрел.

Девушка заскочила в самую маленькую дверь. В большом зале светил странный свет. Камин, возле стены напротив огромного окна, полыхал непонятным бирюзовым огнём внутри. Стены замка темнели, и вскоре стали абсолютно чёрными. Огонь в камине буйствовал сине-берюзовым пламенем. Он на глазах становился больше и уже вырывался из камня, а пламя становилось всё темней. К нему призраком пошла Селена. Не боясь, что может обжечься.

— Подожди, это опасно! — крикнула Элл, но в пространстве не издалось ни звука. — Да что ж это такое?! — не понимала она. — Звук выключают, когда не надо!

Селена начала исчезать на глазах. Вначале полупрозрачные ноги стали вовсе невидимы, и медленно, словно её что-то разъедало, невидимость пробиралась вверх. Селена смотрела на огонь. Он разбушевался ещё сильней, и девушка, больше не думая, засунула прозрачные руки в самый центр камина. Пламя сразу усмирилось. Селена достала оттуда бледно-голубой огонёк и губы медленно произнесли слова.

Элл стояла. Теперь она понимала, что призрак таял, как таяла душа Селены. Та была призраком ещё до начала балла. Мурашки танком пронеслись по телу. И Элл смотрела на неё заворожённая, не в силах оторвать взгляд.

— Ты лишь ненадолго уснёшь, но рано или поздно, к тебе снова придёт друг. — Пронеслись слова Селены эхом в голове у Элл. — Прости, что не смогла тебя защитить.

Сказав это, королева из последних сил вдохнула воздух и задула, мирно горевший, маленький огонек. А тот поддался сам.

В её руках ничего не осталось, и королева опустила исчезнувшие руки. Девушка пропала уже наполовину. Смотря на камин, с губ слетели её последние слова.

— Прощай, мой друг.

И её тело без сил упало на пол, прозрачно-былые, как вуаль волосы медленно последовали за ней, но не успели они добежать и попрощаться, исчезли, как перед ними исчезла и вся Селена.

У Эллиды вырвался стон. Она не успела помочь ей. Слишком долго копошилась, долго думала! Монстры, не встречающие больше преграды, в виде живых каменных титанов, заполняли зал. Но также в него вошёл ещё один человек.

— Какая глупость, юная принцесса. — Без жалости сообщила она. Да, это была…Мишель.

— Ты настолько, не хотела отдавать мне его, что уничтожила своими руками! Что ж, найду что-нибудь другое. В мире полно артефактов. Твой братец не сможет прятаться вечно! Я заполучу вашу силу. Пусть даже, мне придётся открыть врата во все миры!

Элл обернулась. В открытом проёме двери, где раньше двигались каменные титаны, она увидела застывшие статуи. Рука одного медленно начала съезжать вниз и, полностью отсоединившись от тела, упала расколовшись на осколки. Следом за ним начал разрушаться и второй титан. А потом и всё остальное. Стены окутала паутинка трещин, она становилась всё больше… Здание начало трясти…

Пришедшая гостья щёлкнула пальцами и все тени исчезли. А монстры и подручные фамильяры, последовали, ни на что, не обращая больше внимание, за Мишель. В конечном итоге Элл осталась одна в разрушающемся замке.

С потолка начали падать глыбы и разламывались ещё на пару осколков после падении на пол. Элл стояла ступором и не могла пошевелиться. Рядом с камином что-то сверкнуло, девушка не помнила, был ли там меч или нет. Но он сверкнул ещё, а потом ещё, зовя тем самым к себе. Он лежал на том месте, где раньше была Селена.

Эллида на ватных ногах подошла к бликам и упала от бессилия на колени. Королева всё же оставила после себя наследие. Даже после смерти, она хотела защищать тех, кто был для неё дорог. Свою страну, дом… Этот меч и впрямь был рождён в пылу сражений и там же закалён!

Хоть Селена давно прошла коронацию. Слуга так и не явился к своему королю! А значит для многих, она так и осталась лишь принцессой не достойной слова короля. Но приближённые знали, Селена походила на роль правителя куда больше, чем те, кто был до неё. Всю себя девушка отдала государству – людям. И продолжила служить им, и после смерти…

А замок всё разрушался, он стонал, ревел, гудел от боли. Для него Селена давно была королём, не просто королём – другом! Она единственная из рода сумевшая поговорить с ним, за столько лет! Она единственная смогла разглядеть в замке не просто холодные стены и крепость. И теперь ему очень больно! На столько, что замок не замечал своего разрушения. И Элл видела его тоску, ведь сама была такая же. Ей было так же больно недавно, когда на её глазах произошло варварство, но даже та боль не сравнима, когда теряешь друга. Да, история Земли тоже не очень радужная. Многие короли погибли не своей смертью. Но одно дело читать это в истории, другое наблюдать и оставаться бессильным к обстоятельствам!

Дальше Элл провалилась в пелену. Снова её окружали тени. Девушка ощутила меч в своих рука. Каким образом она его подобрала? Не помнила. Да и это было не особо важно! Перед глазами мелькали тени, многие из них хотели испит из чаши чувств, при возможности осушить её до конца. Вечно голодные, без жалостные, вечно блуждающие, заблудшие. Элл было всё равно на их голод. В ней самой порождался голод. Особый голод! Который так просто не утолить!

Меч – наследие Великого короля, был быстр. Он не колебался, хватало лишь одного удара или царапины, чтоб тени исчезали в беззвучном крике. Монстры, прибывшие на подмогу, были такими же слабаками, как и тени. И чтобы от них избавиться, хватало одного рубящего удара.

«Слабаки» – бесчувственно подумала Элл.

Сколько так продолжалось? Сказать сложно! Здесь не было времени. А чаща чувств у Элл, уже давно переполненная, продолжала всё накапливать! Вот уже края! Вот капля медленно стекла по внешним стенкам. Вот она качнулась… И пелена сменилась белой пустотой.

Танцующий лес, лагерь.

— Что-то мне не по себе, когда под боком у нас такое. — Виртал покосился на сопевшего керру. Но он понимал, что зверь не спит. — Элл ещё нет?

— Они с Реем исследуют найденные руины. — Спокойно ответил травник.

— Я уже пришёл.

— Один? — удивился Виртал.

— Ну мы, разделились. Думаю, скоро вернётся, уже темнеет.

— Что с ним? — забеспокоился охотник, который сразу увидел, что зверь поднял голову и смотрел вглубь леса.

Керра встал и обеспокоено заглянул куда-то за озеро. Рыкнув, он засеменил в небольшую чащу.

— Я за ним! — сказал Рей. — Что-то случилось.

— Я тоже. — Захрабрился травник, но все знали, что он хотел насобирать ночных трав. И хотел попросить Элл сходить с ним, когда та вернётся. — Мне тоже не по себе.

А охотник, фыркнув, принципиально остался в лагере, разводить огонь. Виртал усмехнулся и кивнул Тедаю. Ведь что может случится, если путешествуешь под боком у хранителя леса? И со спокойной душой продолжил раскладывать вещи для ночлега.

Рей и травник пробирались через кусты роз, царапаясь и матерясь. Матерился в основном Рей. Целитель был с ним молча солидарен. Керра не замечал шипастые растения, целенаправленно шёл дальше. А чем дальше, тем хуже! Розы стали виться и цепляться за ноги. Всё больше мешая путникам продвигаться. Керра порыкивал, но шёл. Когда лиана роз, как змея окутала ему ногу, он громко и грозно взревел. Сонные птицы с испуга взмыли ввысь. Зато розы перестали мешаться под ногами. Рей даже присвистнул, но меч в ножны не убрал! А травник схватившись за сердце, попытался урезонить своё дыхание. Керра припустился лёгкой рысью. Мужчины пытались не отставать, да и бежать пришлось недолго. На огромном белом камне под такой же высокой аркой, лежала Элл. Ловя на себе лёгкие блики витражного стекла. Полная луна отражала в ней свои лучи, а оставшиеся яркие стёклышки, украшали цветом помост, на котором лежала девушка.

— Что случилось? — взволнованно подбежал к девушке лекарь

— Дикий зверь? — Рей перевернул Элл на спину и похлопал по её щекам, но девушка не приходила в себя.

— Дай я посмотрю!

Лекарь поднял веки, ощупал шею и сделал ещё пару манипуляций, которых Рей не понял.

— Она ранена. — Сделал он вердикт.

Он ловко выудил из сумки склянки и перевязочную ткань.

— Она потеряла сознание от ран? — спросил Рей.

— Не знаю. Пока не понял. Но это точно клыки. И у неё высокая температура, боюсь в её теле яд.

— Сильный?

— Пока неизвестно… смотря, кто её укусил.

— Это моя вина! Не надо было разделяться. Она ж беспокойна, как пытающийся лопнуть пузырь!

— Это сейчас не поможет.

Керра беспокойно фыркал.

— Надо её перенести в лагерь. — Решил лекарь — Только осторожно!

Но когда Рей попытался поднять девушку, всё вокруг обезумело. Керра взвыл. Рей даже не смог среагировать и взмахнуть мечом. Друзей стянули живые лианы, медленно сжимая в своих стальных объятиях, и впиваясь в кожу острыми шипами. Керра выл, рвался, но это ему уже не помогало, здесь власть его резко ограничилась.

— Эти розы не дают забрать её! — Крикнул Тедай.

Рей извивался всем телом, от чего шипы впивались в его кожу сильней с каждым движением.

— Не вертись! И возможно, они тебя не раздавят. — Крикнул травник.

— Угу? — пискнул Рей.

Керра рвал зубами растения, рычал, но его быстро прижали к земле и словно в кокон окутали острые шипы. А с наружи медленно распускались белые розы. Было красиво и страшно. Мужчины застыли, наблюдая, как в коконе скрывается глухой рявк, а с верху распустился ещё цветок. Если не знать, кто в нутрии – походило на клумбу.

— Может, ничего плохого дальше не случится… — после этих слов лианы рванули Тедая в кусты, и там он издал лёгкий приглушенный вскрик, и умолк.

— Тедай! — Закричал Рей, но рот мальчишки закрыли лианы, неприятно оцарапав губы.

Он зло зашипел. Старался разорвать их, но ничего не выходило. Рей услышал крики. Звал Виртал. Потом рубящий шум. Розы обезумили, им было всё равно даже на хранителя. Крики смолкли, Рей зажмурился. В непонятном бессилии и лёгком страхе. А потом что-то с силой отбросило его назад, даже сквозь закрытые веки он видел ослепительный свет.

Секунду и Рей мог двигаться, но всё, что мужчина делал, это закрывал руками глаза. Потом последовал рык, злобный, призывный и Рей смог видеть. На камне, где лежала девушка, шли от неё трещины. Волосы стали белыми, но не просто, а словно прозрачны и невесомы. Белоснежные пряди парили невысоко, боясь испачкаться, когда коснуться земли. Но это продолжилось не долго, и они медленно легли на камень. Розы снова стали обычными растениями, керра со злостью дорывал зубами последний бутон. И выплёвывал эту дрянь на землю. С этого момента зверь не взлюбил цветы! А ночь стала, наконец спокойней. Только крови от девушки было больше, чем обычно.

— Тедай! — приглушенно позвал Рей. — Тедай! — крикнул он уже громче. — ТЕДАЙ! Чтоб тебя!

— Да не ори ты, слышу!

Куст зашевелился и оттуда вылез старик. Он хрустнул спиной и поплелся к девушке.

— Ужас.

Перевязка, что он сделал, была вся в крови, и она продолжала течь, словно девушка орудовала этой рукой, не щадя сил. На теле образовывались всё новые ранения. А про волосы, он вообще не знал, что сказать. Тедай мог лишь предполагать не более.

Первым выскочил к ним охотник, осторожно озираясь по сторонам, он подошёл ближе. Луна светила своим ликом, как из прожектора, и в то же время скрывала в полумраке ненужное.

— Что здесь творится? — вмешался пришедший Виртал.

— Не знаю. — Ответил лекарь.

— На неё напали? Вы видели, Рей?

— Нет. — Тихо ответил ёжик. — Когда мы пришли, она уже лежала.

Виртал озабоченно заозирался.

— Переждём в лагере, я установлю ещё пару кругов защиты. Кто бы это ни был, эта тварь не боится даже хранителя.

Керра фыркнул в ответ и направился на своё лежбище у озера. Давая понять, что приключения на этом участке закончились. Надо переходить на новое место! Виртал подобрал девчонку и направился вслед за охотником.

— Осторожней! — тихо предупредил Тедай.

Командир ничего не ответил. Лишь угрюмо шёл дальше, он и так был осторожен с ней.

Танцующий лес, лагерь.

— Она не просыпается. — Обеспокоился травник. — Время за полночь. А ей становится только хуже. Ещё немного и у неё будет агония. Боюсь до утра, не дотянет.

— И что же делать? — спросил Рей, чем удивил Виртала, тот не ожидал такой разговорчивости. Мальчишка при встрече был слишком замкнут. — Разве ты не знаешь?

— Если б знал, то уже сделал! — рявкнул Тедай на Рея. — Это скорее всего яд! Даже если б я знал какой, то противоядие в полевых условия сделать практически невозможно!

— Тогда нам надо найти!

— Если б это было так просто! Сначала надо выйти из леса, а сколько идти ещё не известно! А в темноте…

Керра фыркнул.

— И даже если выйдем, и она ещё будет жива. Не известно, как быстро мы найдем селение.

— Пока не попробуем не узнаем! — упрямо возразил Рей.

— Что ж, я сделал всё что мог! Дальше зависит от её воли к жизни.

— По мне так она не дотянет. — Тихо отозвался охотник.

— А ты не подумал, если это так, то керра нас съест после? — заметил Виртал.

Охотник покосился на зверя. Тот либо подыграл, либо случайно облизнулся.

Рей не верил в свою задумку, но всё же подошёл и постарался объяснить зверю, что им нужно выйти из леса, как можно скорее, и желательно к населенному пункту.

— Всё мы потеряли мальчонку! — сообщил Мили, наблюдая, как тот лепечет и жестикулирует керре.

Но после того, как на животное водрузили девушку, он плавной походкой направился одному ему известной дорогой в потёмках.

Рассвет только собирался восходить над всем миром, как вся компания выбралась из леса.

— Не думаю, что он собирается уходить. — Озвучил охотник, давно интересовавший всех вопрос. — Разве можно хранителю леса покидать свои владения?

— Кто знает, может и можно? — Легко принял это Виртал.

— Никогда не слышал, что б керра выходил к людям. — Не унимался охотник.

— Успокойся! Не бубни, как старик. — Откликнулся Виртал. — Оставь это Тедаю!

Травник сделал вид, что не заметил колкость командира: не до него!

Далеко впереди показалась деревня.

— Он с нами и в деревню пойдет? Боюсь будет проблематично. Больше скажу, будет паника, нас заклеймят! И отправят под суд. — Взволновался Мили, видя назревающую проблему.

— Э-э. Думаю нам не нужно в деревню. — Замялся лекарь.

— Почему.

— Мне знакомы эти места. Неподалеку. — Он указал куда-то на поляну. — Живёт тот, кто сможет нам помочь.

— И кто это? — скептически спросил Рей. — Если уж ты не можешь, то кто-либо другой и подавно.

— Не буду вдаваться в подробности, но скажу лишь, что большего гения я не встречал. Не скупится на методах, но и результат превосходит себя. Если кто и знает, что с Элл, то только она.

— Мне вот что интересно, Тедай. — Тихо начал Виртал. Он сразу понял о ком тот говорил. — Мы можем понять, если ты захочешь остаться! Все мы выполним свой долг и донесём девочку до неё. Но остаться не сможем!

— Не нужно объяснять. — Травник словно давно ждал этих слов. — И о девочке, тоже можно не беспокоится, здесь её поднимут на ноги.

— Жаль, что с нами не сможет путешествовать, в группе маг бы пригодился. — Прогудел охотник.

— Вот уж не ожидал, Ред! Удивил! — взмыли брови вверх у Виртола.

— Я ж не скряга, в самом то деле. — Возмутился Ред.

— Ты самый большой скряга, которого я знаю! — заметил Виртал. — И магов ты недолюбливаешь!

— Сами маги по боку, мне не нравится, что она не умеет управляться со своими силами. — Он покосился на керру.

Королевство Аарон. Замок Маркейна.

— Господин… — невзрачный голос, скорее сообщил о своём присутствии, чем позвал.

— Девчонка спит? — глухо спросил мужчина.

— Да, набирается сил.

— Хорошо, они ей понадобятся! Инициация вышла на славу. –– Довольно улыбнулся он.

— К вам пришли. — Кратко сообщил слуга новость.

— Отлично, приму за столом.

— Как прикажете.

Мужчина отвернулся, и задумчиво уставился в окно. Его черты лица, были спокойны. Маркейна уже ничего не волновало. Мужчина был уверен, что его план осуществится в любом случае. И уже никто не сможет ему помещать. Ведь ещё его предки знали о таком могуществе и грезили им. И вот он, воплотит мечту предков и свою в жизнь! И мужчина широко улыбнулся, не в силах скрывать больше своей радости, которая кислотой, медленно поедала его изнутри, разъедая всю правду мира.

— У вас хорошее настроение? — сообщил пришедший мужчина. Он был высок, слегка «высушен». От чего походил, на сморщенную швабру. Хотя возраст его был молодым. Он был ходячим подтверждением о наказуемости сил, которыми пользуешься неаккуратно.

— Конечно! Воин готов? — Сухо спросил Маркейн.

— Да. Колизею не устоять! Сильнее его не сыскать!

— Хорошо. Скоро начнутся отборочные! Хорошенько подготовьте бойца.

— Вы хотите победить?

— Победа не важна! Как вам моя сестра?

— Немного строптива. Но скоро сломается. Я готовлю для неё хорошее развлечение.

— Что творится с Психеей уже не моя проблема. Раз вы изъявили желание взять её к себе, она ваша.

— Я так и думал. Игры будут интересны всем!

Сухочеловек улыбнулись, поклонился императору и тихонько вышел.

Глава 8

Хижина Лорендай, возле Танцующего леса.

— ВЫ придурки! Как можно протащить её в таком состоянии столько времени? — кричала на всех старушонка, чуть половником не била.

— Ты же можешь её вылечить? — спросил Тедай.

— Я не занимаюсь тёмным колдовством. — Уже спокойней отозвалась женщина. Она была куда старше, чем травник. Волосы её давно съела седина, но энергия переполняла, на вид хрупкое тело, которое не пощадило время, и поцеловало морщинками.

— Разве спасение считается тёмным? — спросил Рей.

— Смотря в какие дебри лесть. — Ответила старушонка и развернувшись, пошла греметь на кухню утварью.

Кухонька у неё была небольшая, как и вся избушка. Всего пара комнат. В самой большой по стенам висело множество амулетов, над потолками пучки сушёных трав. И маленькая кухонька примыкала к этой комнате, как некое дополнение.

— Что с ней? — спросил Виртал. Ему не пришлось кричать, чтобы дозваться до старушки. Вот какое маленькое расстояние было там.

— Она на перепутье. — Отозвалась старушка. — Сила требует выхода, но тело её ещё не готово.

Старушка сразу поняла это, лишь взглянув на девчонку. Молодые вечно спешат обрести силу! А потом палят внешние и внутренние нити, по которым и течёт эта сила. Внешние, как старушка заметила, она уже спалила.

— Вы можете ей помочь? — гнул свою линию Рей.

— Да, хоть это и не легко. Вдобавок в ней древний яд. Таких существ давно нет. — Старушка возилась с мазью. Эта мазь у неё расходилась тоннами. У местных вечная проблема с суставами.

— Что только нет в том лесу. — Понизил голос охотник. Он с Мили так и не зашёл внутрь, чтоб не загромождать и так малое место в избе. Но они заняли окно, как снегири зимой.

— Мы не можем здесь долго оставаться… — заметил Мили.

— Пусть девочка останется. Здесь куда более безопасней. — Сообщила старушка. — Гремя половником, она помешивала зелёную, противно пахнущую мазь. Та вот-вот должна была закипеть.

— У тебя сутки! — сказал Виртал травнику. — А мы пойдём в деревню, нужно закупиться.

— Да, народ! — вспомнила она и пошкрябала ко входной двери, открывая её. — Этого с собой заберите! — указала она на керру.

Тот, в свою очередь, мазнул всех взглядом и демонстративно отвернувшись, уволился возле крыльца, философски поглядывая в лес.

— Здесь мы бессильны. — Пожал плечами Виртал.

И мужчины гуськом вышли из хижинки.

— Эх! — вздохнул Виртал смотря на закрытую дверь избушки. — Я буду скучать, русалочка! — сказал он на прощанье.

И мини отрядик ушёл по тропинке в деревню.

Вечер. Избушка Лорендай.

— Что-то ей не становится лучше. — Беспокоился Тедай.

— От яда мы избавились. Но то, что внутри. Она должна побороть сама. Ты не передумал уходить? Уже не молод.

Мужчина вздохнул.

— Можешь не утруждаться. — Проскрежетал её голос. — Ты всегда так. Уходишь, потом внезапно появляешься. Всё время что-то ищешь. Сам-то, хоть понял, что? — выждала она паузу. — Молчишь? — не дождалась она ответа. — Ну, да ладно.

— Я могу оставить её на тебя? — внезапно проговорил он. От чего-то уж слишком постаревшим от усталости голосом.

— Ты всегда уходил, так что я не удивлена. Но за это ты будешь мне должен.

— Как всегда, сестра. — Радостно ответил он. И уже возле двери проговорил. — Спасибо Лори! Найду ещё ценных трав, принесу.

— Иди уже. — И посмотрев на девчонку, спящую соседней комнате, тяжело вздохнула. — Стара я стала для этого. Какие ж тебе кошмары снятся, дитя?

Прошло три дня.

Лорендай суетилась у плиты. И не замечала движений. Эллида, наконец, начала приходить в себя. Рука дёрнулась, и девушка сразу открыла глаза. Она долго смотрела на потолок, не понимая, что же всё-таки не так? Словно что-то не хватало!

— Уже очнулась? — старушка, продолжала греметь утварью.

Девушка повернула голову, боли она не ощутила, что сильно и приятно удивило. Маленькая комнатка открывала весь обзор и прямиком можно разглядеть кухню. Но большой, длинный стол загораживал все плиты и стенной огораживал ту рабочую зону. И девушке казалось, что там никого.

— Ну как? Какого, когда отрывается часть души? — спросили её из-за стола.

— Что? — от удивления Элл аж привстала. Наконец, стол стал меньше в высоту, и девушка увидела старушку, монотонно помешивая что-то в кастрюле.

— Так и не поняла? — спокойно продолжал хрипловатый голос. — Тяжко тебе с твоей сообразительностью придется.

— Т-ц! — Цыкнула Элл, видя, как угорает её отражение.

— Какой ты рассы? — продолжала старушка.

Элл не задумывалась ответила.

— Человек.

— Вижу, что не дракон! Тогда перефразирую вопрос. Кто ты?

Элл закрыла глаза и легла обратно.

— Человек. — Сказала она тихо.

— Видимо, большее ты не знаешь! А спросить тех, кто тебя сюда кинул не могла?

— Не додумалась… — промямлила Элл.

— В-первую очередь нужно было спросить о последствиях проживания в другом мире от твоего рождения. Не удивляйся так! Я не совсем лес дремучий! Но советую не распространятся больше никому. — Она поставила на стол какую-то тяжелую тарелку. — Могу объяснить твою реакцию: «рассыпание души». Она возможна, только если ты не из этого мира. Либо твои предки были из другого. Они были сильнее тебя, поэтому эта реакция началась только сейчас.

«Нет, я просто из другого!» – подумала Элл.

— Мир тебя отторгает, дитя. Разве ты не знала? Такова плата за твоё присутствие здесь, так как ты, принадлежишь другому миру. Таков закон этого, ни знаю, что в других.

Элл лежала и смотрела на деревянные балки потолка. Вспоминая, что и там, где родилась, она чувствовала себя опасной для других. И от того, что ничего не могла с этим поделать –чувствовала себя бессильной.

— Не принадлежу… — ответила она за два мира сразу.

— Твоя душа продолжит разрушаться, пока не рассыпится окончательно. А вместе с ней и вся память о тебя! Тебе это не говорили? — женщина говорила так, словно она рассказывала обыденные вещи.

— Это значит, меня словно не существовало?

— Да, все кого ты знала, или кого хоть раз видела, забудут о тебе. Будто тебя и не было! Даже родители. — Смотря на усердные попытки девчушки включить мозг травница вздохнула — Садись! Тебе надо поесть. Ты три дня боролась. Силы нужно иногда восстанавливать! Сейчас, твоя главная задача восстановить организм. А думать потом будешь!

— Откуда вы столько знаете?

— По больше части из книг, больше практики… Так садись есть, а то голодной останешься! Я греть не буду!

Элл попыталась встать. Получилось это не с первого раза и даже не со второго! Но совладав со своим телом, она села на кровать.

— Давай-давай! Тебе полезно. — Возилась старушка с чугунками.

— Вы уверены, что знаете, что делать? — но Элл всё-таки встала, пошатываясь при ходьбе, она с облегчением села за стол.

Еда была вкусная. Жевать правда приходилось тяжело, челюсть уставала быстро. Элл с разочарованием обнаружила, что волосы снова стали белыми. Не просто светлые, а белые. Почему-то её это сильно напрягало.

— Вы не будете спрашивать откуда я, что здесь делаю?

— Твой феномен расщепления души мне интересен. Но, на счёт твоих причин спрашивать не буду, когда посчитаешь нужным, тогда и расскажешь.

— Вы знакомы с Тедаем?

— Знакома? Да я его с пелёнок на руках носила! Все болячки знаю. Всему научила. Но ему захотелось побыстрей уйти от опеки старшей сестры.

— ВЫ родственники? — удивилась Элл.

— Что-то не так? — недовольно проговорила старуха, угрожающе постукивая металлическим черпалом по своей ладони.

— Не-не! — поспешила поправить себя девушка. — Вовсе нет!

И начала активно уплетать еду за обе щеки. И жевать сразу легче стало! Словно, этот волшебный черпак придавал ей сил.

— Как твое имя? — тихо поинтересовалась старуха.

— Эллида… — после минутной заминки произнесла она. «Теперь Эллида» — грустно подумала Элл.

Старушка посмотрела на её потоки. Они не возмущались этому имени, и старушка махнула головой.

— Пойдёт! А я, Лорендай. Будешь помогать мне по хозяйству, пока не поправишься!

«Не люблю хозяйство! Где там моя квартирка?»

Прошло ещё пару деней.

День был солнечный, приятный и ласковый. Эллида уже осиливала путешествие до крыльца. Керра ушёл, лишь солнце начало кренить к земле. Всё-таки хранителю леса надо выполнять свою работу. Друзья тоже решили продолжать свой путь. Ред, дедушка Тедай и Мили пойдут вместе с капитаном, в дальние края, где нет гонений на особый вид деятельности. (Так передала Лорендай). Крооме Рей, кажется, он идёт в Колизей. Сколько б Элл не расспрашивала о его цели. Он грустнел и сливался куда-то в чащу. Но Виртал однажды обмолвился, что это всё из-за девушки. После этого Элл не лезла с расспросами.

А вот Колизей… Говорят, что практически вся знать участвует в этом. Но что-то подсказывает, что архан там используется во всю. (про архан Тина узнала так же у Лорендай. Архан по сути и есть источник силы, можно назвать его флюидами души, кому как легче!) А значит сбор его проще… Лакомое место! Будь я тем противным королём, использовала это по полной! А всё что Элл могла понять архан ему, ой как нужен! Для этих же целей «чипировали» и охотников. Если б Элл посмотрела на эту медаль, что им выдают за лицензии, то отдала б все волосы на спор, что это накопитель!

Вот только не понятно: сам этот гнусик в Колизее будет, или кто за него? А может, если повезёт, то и Надежда… ведь она являлась самым мощным накопителем. Внутренний голос не озвучивал дальнейшие действия. Они слишком утомляли своей ненужностью. День тихо проходил, и Элл наслаждалась. Понимая, что таких дней будет крайне мало и нужно ловить момент! Теперь и время против неё. Если девушка промедлит, то просто на просто рассыпится, не дойдя до следующего города.

Элл надеялась, что душа Нади была целой! Этот эффект очень неприятен!

«Хотя, если подумать! Этой противке (Королю) нужен весь архан в Наде. Значит он нашёл способ, как сохранить её в целостности! – а значит, страдает только Элл, что облегчало. Себя в роли болванчика она переживёт. Но вот Надя… – нужно найти способ выбраться из этого мира, и вытащить их две задницы из этой передряги! Желательно в целостности! В принципе, не так уж и сложно! Подумаешь?! Бросить вызов самому влиятельному мужчине и при этом увернуться, чтоб не прибили! Пф! Я же занимается этим каждый день!»

Сарказм лился от девушки флюидами в разные стороны так, что крысы обречённо вздохнули и покинули свои гнёзда, побежали в деревню. Лорендай проводила эту миграцию взглядом. Но девушке ничего не сказала, а просто прошла мимо, понимая, что пора её чем-то занять, а то всю живность распугает!

Дни шли своим чередом. Много раз они с Лорендай выходили в лес, керра провожал их на разные тропинки. Зверь приходил к ней по расписанию, как на работу каждое утро. И это забавляло и радовало. Старуха ничего не расспрашивала про зверя, за это отдельное спасибо! Ибо объяснений у девушки, на этот счёт, нет.

Параллельно Эллида узнала кучу всего о травах, ядах и многой всякой полезной фигни. Жить вдали от деревни немного тяжело и проще одновременно. За нужными покупками надо идти приличное расстояние, и для таких вылазок приходится выделять отдельные дни. С другой стороны, никто не мешал, и появление большого мохнатого зверка не вызывало никаких потрясений. Несмотря на отдаленное расположение, у тётушки было много посетителей. Но все знали, что она принимает только после обеда и строго до вечера. Это правило нарушалось редко по весьма важным причинам.

И со временем, разнообразие закончилось! Дни стали похожи один на другой. По утру встать, поделать мелкие по хозяйству дела, пока тётушка кашеварила. Почему-то к готовке еды Лорендай её не подпускала? И Элл честно не понимала почему! А вот к зельям – вари сколько хочешь! И варка настоек перешло на Элл. И так каждый день: сходить в лес за травами, и опять зелье. Йо-хуу! Веселье!

И вот муторно помешивая один котёл настойки от кашля, Элл поняла, что нужно двигаться дальше. Раны её практически зажили, яд вывели весь. А дела сами не сделаются! Но вот как сказать об этом Лорендай? Элл не имела никакого понятия.

На сегодняшний день девушка располагала, почти всей информацией об «играх». Настоящие «игры» будут только через несколько месяцев. Идти до места – меньше месяца. Какие-то отборочные, её мало интересовали. Ей нужен именно Колизей. Дальше, скорее всего по ходу дела…

— Эх!.. — тяжело вздохнула она.

В проходе зашкрябали тапочки, уже ставшие таким привычным звуком.

— Завтра пойдёшь в деревню за покупками. — Сообщила ей травница. — Заодно отдашь мазь для суставов.

— Какую?

— Зелёную.

— Её нет!

— Так значит сделаешь! — твёрдо сказала старушка и развернулась, пошаркала по своим делам.

Вздохнув, Элл выключила одну кастрюлю и отставила настаиваться. А на другую плиту поставила ещё одну и принялась готовить мазь.

Лорендай твёрдая, ворчливая и спорить с ней во вред себе. Но что касается лечения, она всегда добивается своего. Возможности этой женщины поражали. Если и есть слово призвание, то у Лорендай – это лечение.

Элл много раз ранилась, пока была у неё, и зачастую ещё получала от самой старухи. А потом, после оплеух Лорендай ворчала о бессовестности некоторых личностей, о халатностном отношении к своему здоровью и снова выписывала профилактический подзатыльник. И попытки скрывать ушибы, тоже ни к чему хорошему не приводили. Скрывание ушиба быстро рассекречивали, лечили, давали подзатыльник и грозились забрать обучающие фолианты. Хорошо хоть, что просто грозились, но невзначай указывали на дополнительные свитки в других концах библиотеки.

Что удивляло саму девушку, школу она не любила и училась, как перекати поле. А здесь глотала любую книгу, что могли хоть как-то помочь ей выжить! Первым делом Элл обучилась техники быстрого чтения. Хоть она и потратила на него целых четыре дня драгоценного времени, но это того стоило! Теперь целую книгу девушка могла прочесть залпом за каких-то две минут. И за какой-то короткий миг вся библиотека травницы теперь храниться в её мозгу.

Думаете, что если травница, то книги только о ботанике? Глубоко ошибаетесь! Как и было сказано, для Лорендай «Лекарь» – это призвание. А значит, ей было нужно много знаний: о внутренних силах, устройствах природы, о связях потоках внешних, внутренних и средних, а это всё уже магия.

Ну-у, как здесь её называют громким словом – магия. Но на самом деле, обычное усиление силы воли в отдельные части тела или передача в предметы. Тупое накачивание внутреннего резерва для усиления чего-либо. Грубо говоря, максимум можно создать артефакт, амулет. Настоящий фаербол ты не запустишь, молнии не попускаешь. Правда дождик призвать сможешь, снег там. Только без специфики, кислотный не получится, чёрный чумной тоже… Хотя-я… С этим можно поспорить! Только о живучести призывателя не стоит говорить.

Как поняла Элл: здесь уклон уходит на закачки души в объекты. Да и называют это так себе – призыв фамильяра.

«Да как же! Призыв! Ага! Вот когда парень, кидая шарик, кричал: «Пикачу! Я выбираю тебя! Вот это был призыв!» – возмущалась Элл.

Но накачка архана в предметы уже сложнее. В нынешнем поколении призывателей осталось – кот наплакал!

Элл попробовала – получилось. Даже чересчур! Девушка провалялась без сознания двое суток. Но теперь у старушки есть живой плуг. А у Элл минус частички души. Хоть и мизерный, но ощутимый! Если не придираться, в принципе, как настоящая магия. Очень не придираться, например, закрыть один глаз, наклониться и встать спиной – прям некромантия! Но это если уж совсем не придираться! О придирках уже говорилось?

Лорендай поставила, после оживление плуга, три шишки черпаком. А Элл решила фамильяров больше не делать! Ибо её собственная душа для неё здесь ограниченный и ценный ресурс. Который сам, время от времени убывает, а не пополняется, как у остальных. С другой стороны, от живого плуга больше пользы чем вреда! Ну подумаешь, бегает по полям за бабочками, как собачка! Кто этого не делает? Зато теперь землю пашет без коняки, сам и быстро!

Проверили неоднократно, всем понравилось! Как-то Лорендай спросила почему плуг? Легче же вливать архан в живое, пусть даже и давно умершее, чем в неживое. (Что и делает отсылку на некромантию. Иногда благодаря этому поднимали целые кладбища. Правда это делали один раз и в военное время. С огромными количествами призывателей и накопителей.) Элл пожала плечами просто ответила.

— Под руку попался.

За что получила ещё один подзатыльник.

Концентрация силы в определённых точках, так же не составило труда. (Скорее из-за того, что душа у Элл и так не стабильна. И направлять её куда-то было просто за здрасти. Особенно если архан надо посылать в не тело!) Практика сшиба дерева с первого раза прошла на ура! Девушка просто сосредоточила весь свой поток на кулаке, ну прибавила из внешней стороны, для проверки так сказать (внешние силы тоже поддаются, что не могло не радовать) ну и ускорение на локоть при ударе. Сшиблось моментально! Только пришлось быстро удирать, так как Лорендай эта идея не очень понравилась. И не из-за того, что щепки от дерева больно оцарапали и покалечили. Что навело девушку на мысль о барьерах для защиты, которые она видела где-то в дебрях библиотеке. Скорее из-за того, что это дерево было яблоней на заднем дворе. Весьма вкусной и плодоносной. И этот факт придавал сил превозмочь любую боль, причинённую по собственной глупости.

Ну, а что сразу в виновные записывать? Сами запретили выходить со двора! Видите ли Элл сознание теряла пару раз! А практиковаться то надо! После этого Элл целый день не появлялась на глаза старушки. До вечера просидела в лесу. Пытаясь вспомнить, как выращивать деревья. Потренировавшись и вырастив парочку баобабов. Тина решилась! Ползком по-партизански, она пролезла в сад и из семечек вырастила семь яблонь, три похожих на груши деревьев, клубнику, землянику… Эксперимент понёс её на дикий ассортимент ягод. Хотела вырастить ещё пару кустиков болотных кислых ягод, но сил хватило только на один! А дольше её огрели по затылку, да так сильно, что в глазах потемнело.

— Ты что делаешь? — возмутилась Лорендай, подперев бока руками, в одной из рук красноречиво сжимая второй тапок.

— Дерево восстанавливаю. — Пробубнила Элл, потирая ушибленное место.

— Ну восстановила! Зачем сад натуралиста делать? Кто этим заниматься будет?

Элл обернулась и наконец окинула взглядом труд рук своих. И присвистнула. Ну разошлась душа певучая! Яблоньки было мало! Теперь сад полностью был забит разными яствами, какие только душа пожелает и идти далеко не надо! Только, где девушка нашла семечки вон той голубой ягодки? Сама не представляет! Этот куст растёте очень высоко в горах. Ну занесло слегка! С кем не бывает?

— А Плу на что? Да и половина кустов здесь диких! Сами расти будут.

Старушка ничего не ответила лишь покачала головой и так не одев тапок на голую ногу, поплелась домой.

— Пошли есть трубочист, потом искупаешься и спать! Надо ещё раны обработать.

Так и проходили дни. Эллида что-то ломала, в доме, на огороде, иногда свои кости, смывалась, приходила, когда Лорендай остывала, и её хватало лишь на побурчать и подзатыльники. Но по сути Элл сама всё и чинила, тем более при определённом нажатии материал сам поддавался. Чем не магия, а?

Но всё это, конечно, не то! И девушка не теряла надежды, пробовала истинную магию, на её взгляд. Пол дня пыталась призвать огненный шар! Нельзя сказать, что попытки потерпели полный провал. Кое-что, Элл всё-таки нашаманила. На следующие пол дня зарядил сильный ливень.

«Не, ну просто сказать нельзя было? Да громко кричала! Тужилась так, что медведь обзавидовался бы! А ломаным танцам, страдающего диареей лося, ещё нужно научиться, между прочим! И чё дождём сразу поливать?!» – дулась она.

Лорендай, наблюдала за попытками призвать огонь больше с интересом психиатра, чем весёлого человека. Но прошла дальше на кухню, так как дождь загнал Элл сам.

Если это отдельно взятое пламя, то шевелить его получалось, но создавать ни в какую! Ни огонь в душе, ни яростные крики не помогали! Расстроенная девушка полчаса игралась с каплями, запуская полив в разные стороны, раскрывая и закрывая их, как шторы. Соорудив неподалеку от дома озеро, девушка успокоилась и решила перечитать библиотеку. На ходу испробовать «бытовую магию».

«Настало время!»

То, что щётки сами не хотят летать, а перо писать, говорить не стоит! В них надо закачивать определённое количество архана, что крайне нужно самой девушке. Ей хватила плуга, по кличке Плу (Лорендай долго и упорно смотрела на девушку, очевидно пытаясь «рентгеновским» зрением увидеть отделы извилин, отвечающие за придумывание этого имени. В надежде разгладить эти самые ненужные извилины. Но в слух ничего не сказала и махнула рукой в знак согласия). К концу вечера в библиотеке ничего нового для себя девушка не открыла. Но решила рано не унывать и попробовать ещё кое-что – Некромантию.

Ночью, улизнув через окно, девушка помесила грязь в сторону кладбища. Если архан – это внутренняя сила, то духи точно должны быть! Тем более не зря у старухи была книга про её преобразование и всё такое. Найдя кладбище, а точнее туда привёл её керра. Эллида для начала, решила просто пройтись. Покосившиеся надгробья, прогнившие кресты, или что-то похоже на них. Темно, тихо, далекий вой и всё! ВСЁ! Даже тумана нет! Земля под ногами обиженно побулькивала при ходьбе. Ну хоть один призрак, малюсенькая сфера. Ни-че-го! Даже нечисть куда-то подевалась. А она должна быть на кладбище! Обязана! Это её законное место!

Неподалеку сверкнули глаза. Керры рядом не было, но Элл сразу определила, что это не он. Не понятно точно, чего испугался незнакомец, то ли ненормального блеска человеческих глаз, жадно всматривающихся в темноту, то ли кладбища. Но заскулил он изрядно! О погоне говорить не стоит. Элл бежала, чуть слюну не пускала! Она была уже далеко в лесу, когда луна, наконец решилась показаться, и немного любопытно осветить происходящее.

Существо было далеко впереди. И по большой мохнатой холке в двое или трое больше обычного волка, с немного прогнившими боками, Элл сразу определила кто это.

— Сто-ой! — Пробасила девушка, различившая вервольфа.

Нет! Не оборотень. Здесь – это вид нежити. Вполне опасной, для человека. Вот только, то ли этот вервольф бракованный, не признал человека в Эллиде, так как с её душой на ниточке она сама походила на полунежить, толи спешил на грандиозную вечеринку. Но улепетывал, от Элл всеми четырьмя пятками. Девушку же это вовсе не обидело, а наоборот придало некий азарт. И она пустилась во всю прыть.

«Догоню! Сожру!»

В итоге, вервольфик всё-таки ушёл от греха подальше. В скорости с ними не тягаться.

«Вот зараза быстроногая!»

— Ушёл! — обиженно выдохнула Элл.

Вздохнув, девушка перехотела искать неупокоенные души и пытаться их, так сказать, припокоить. Зевнув, нагулявшись, она направилась обратно. Элл отыскала керру в пещере, там же и уснула. Поутру прособирав редкие травы, чтоб смиловать разъярённую богиню молний и пенделей, Элл направилась в хижину. Правда от подзатыльника она не смогла-таки откупится.

Теперь помешивая зелёную пасту, которая будет в будущем мазью из собранных утром трав. Элл обдумывала путешествие, что нужно взять в дорогу, как идти до города? И всё такое в этом духе.

Сборы в город были быстрыми. В рюкзак пошли не только мази для суставов, но и от кашля и другие полезные для здоровья штуки. По окончании сборов Эллида ощущала себя странствующим аптекарем. Да и вес за спиной был не малый! Пока девушка дошла до деревни – припотела, а ноги и вовсе не слушались. Даже бег по утрам и другие физ. подготовки не помогли!

«Враньё, что герои из фэнтези книг прокачивали своё тело за несколько месяцев, а то и недель. Враньё!»

Вскоре расправившись с поручениями, девушка решила заняться покупками чуть попозже и немного отдохнуть, прогуляться вдоль берега реки.

Вот показалась первая маленькая луна. Ещё немного и следом появится ещё одна. А солнце медленно начнёт кренится к горизонту. Оповещая о сумраках и долгожданной ночи. Хоть Эллида и хотела всё продумать, но ничего не лезло. Она понятия не имела, как надо путешествовать, что нужно брать в дорогу, какие в ней опасности…

«Наверное, карту? Её точно надо брать!»

Определяться в пространстве тут целая наука и такие учёные ценились выше золота, особенно в мореходстве. А то, что сложно, для Элл автоматом не интересно! Ну не может она ориентироваться! Уж лучше по наитию идти и то веселей! А так как интуиция у неё хорошая: считай, что ориентируется!

Цветная полоска на горизонте расширялась всё больше. И девушка ощущала, как становится тревожней. Пока Элл определяла причину этих чувств, она обернулась на какой-то шум.

В воздухе снова послышался крик. И раз кричали приглушённо, то источник был далековато. Девушке пришлось припуститься беговой рысцой. Голос был женский, иногда он кого-то молил, рыдая, прося пощады. Чуть дальше девушка увидела свет, подбегая ближе на шум, различился маленький домик и несколько силуэтов, а перед ними пытающуюся вырваться женину в грязном переднике. Эллида не думая, резко затормозив в нескольких километров, как только заметила, что один из мужчин замахнулся на женщину. Элл пнула невидимый мяч и включённый режим неуклюжего футболиста, теряющего свою обувь, сделал своё дело. Сапог с ноги полетел прямо в голову мужчины. И ботинок найдя свой мяч, затормозил, свалившись вместе с человеком. Может, не надо было вливать в ботинок архан? Да и стоило говорить, что обувь была специально увеличена в весе для тренировки? Никто не смог бы удержаться на ногах, ударь его кувалдой, да? Второй тут же оглянулся в сторону прилетевшего снаряда. Женщина взвизгнула, а державший её мужчина удивился девчонке, стоявшей перед ним. Когда надо Элл бегала быстро.

— Что вы делаете? — стоя на одной ноге, а вторую без обуви прижав выше. Сердито рявкнула Элл другому.

— Не твоё дело! — рявкнул в ответ тот. — Убирайся от сюда. И останешься цела!

Эллида насупилась. Её рвало изнутри от негодования. От таких аморальных вещей.

«Они же поступают неправильно! Ну разве не видят?!»

Чувство справедливости билось наружу и желало, как можно сильней наказать засранцев. Из дома послышался шум и звон бьющегося стекла. Женщина снова закричала, пытаясь вырваться и помчаться внутрь. Но стальная хватка мужчины её не отпускала.

Эллиду же никто не держал и ей ничего не мешало залететь в дом. Чем она и воспользовалась. Услышав позади какое-то бряканье, она захлопнула за собой дверь и засунула через ручку палку, что бы та не открылась так просто, как хотел человек с наружи. Дергая дверь, он решил, что мелкая девчонка всё равно ничего не сможет сделать, а лишь разозлит наёмника.

Хорошо справившись с первой частью плана. Эллида повернулась от надёжной, чем казавшийся на первой взгляд, двери. И в быстром темпе попыталась придумать оставшуюся часть.

На неё смотрели две пары глаз. И от одних у неё кровь стыла в жилах. Перед ней стоял высокий мужчина. В длинном чёрном плаще. И панцирем железа, на правую верхнюю часть туловища. Повернувшись к ней полубоком. Его глаза вселяли ужас. Нижняя часть лица была закрыта чёрной тканью, а что под ней Элл и не хотела знать. Девушка мельком заметила всего оцарапанного мужчину на полу. Его рука кровоточила. И он тяжело дышал.

В воздухе повисла тишина. Никто из троих не двигался. Элл не отрывала свой взор, от его налившихся кровью глаз. Да, таких не существует у людей. Он был уже не человек! В голову хлынула давлением кров, и мысли, словно мозаика, рассыпались на части, не давая никаких подсказок.

«С паникой в будущем надо что-то делать. Конечно, сразу это не решится, но хотя б не доводить до ступора!» – нашла она время для замечания.

Пленённая его кровожадным взором девушка не могла двигаться. Ещё она пыталась сохранить мысли на этом моменте, а то мозг уходил от реальности, раздумывая о еде. Лежавший на полу мужчина вот-вот потеряет сознание. Элл пробудил крик на улице. Девушка чётко решила спасти подругу и вырвать её из лап гнусного короля. (Именуемым дальше «Гнусик»! Так как она до сих пор не знает его имени.) И девушка этого не сможет сделать, если будет постоянно убегать. Ведь король самый сильный человек. И что б с ним сражаться надо хотя бы стать правителем деревни! Или охотником. Но сейчас Эллиду волновал беспредел, который творится вокруг неё.

— Вламываться в чужой дом. — Прорычала она ему. — Творить что вздумается…

Девушка подобрала с угла железную кочергу. Её трясло, но не от страха, а от ярости.

«Как он посмел обидеть слабых? Ведь сила дана для другого. Как он этого не понимает?»

— Обежать женщин… — девушка сжала кочергу, до белых пятен на кулаке. — Непростительно! — прокричав последние слова, она словно безумная бросилась на него.

Тот одним движением отклонил удар, но кочерга не выпала из рук девушки. Замахнувшись снова, она вложила в это замах всю свою злость. А наёмник отбросил её словно пушинку. Та, влетев в стену, перестала двигаться. Мужчина смотрел на неё обезумевшим взглядом. Но не шевелился, прислушиваясь к её движениям. Девушка потеряла сознание, но железо из рук она не выпустила. Дерево вокруг пошло трещинами, а небольшое окно рядом покосилось.

— Думаешь помашешь кочергой, авось попадёшь один раз?! Он не просто человек. Он убийца, а ты, как видишь, немного помешала ему. Как думаешь? Ему это понравилось?

В этот раз Элл оказалась у отражения сразу.

— Мой тебе совет! Обратись к некроманту, потому что можешь считать, что ты труп. А так, как ты труп, а трупы не ходят, то цели тебе не видать. Фенито ля комедия. Твой путь кончился так быстро. — Отражение отвернулось и водопад слился с её волосами. — Все знали её такой молодой! Да, в принципе, не важно! Забудут тебя быстро! — и она почти растворилась.

— Подожди! Ты знаешь, как его одолеть?

Отражение медленно повернулось, тень стала темнее и больше. Голубые глаза не отражали ничего. Но глубоко внутри читалась ярость.

— Ты так и не поняла? Я не могу знать. Знать должна ты! Но то, что я действительно знаю, одной кочергой ты его не победишь. Сейчас или никогда. Ах, да! — отражение отвернулось. — Некроманты тут не водятся! К сожалению. Или, к счастью.

«Тьфу скукотень!» – пронеслось в голове у Элл.

— Что так долго? — противный голос заскрежетал неподалеку от солдат.

— Господин! Тарирама ещё внутри. Туда заскочила какая-то девчонка и закрыла дверь.

— И ты её не задержал? — приподнял бровь пухлый, приземистый мужчина.

— Она шустро юркнула в дом и закрыла за собой дверь.

— Что ж, для Амы это не проблема. Одним больше, одним меньше…

Но их разговор прервал грохот в доме.

— Гляди-ка, всё ещё сопротивляется. — Довольно хмыкнул пухлечок.

Женщина зарыдала ещё больше, без сил спустилась на землю.

—А я предупреждал. Если б твой муж и ты, выдали сына добровольно, всего этого можно было избежать.

Но вот шум в доме прекратился. И дверь долго не открывалась. Тишину прервало шебуршение по ту сторону. Шкрябали долго. Местами с ёмкими выражениями. И наконец, в открывшуюся дверь вышла девушка, придерживая раненого мужчину, чтоб тот не упал. Женщина кинулась к своему мужу. Слёзно спрашивая о его самочувствии и не желая ничего слышать, принялась исследовать раны.

— Не знаю, зачем вы напали на эту семью. Но это неправильно! — Элл игралась с мечом. Он пришёл на зов, как только девушка представила и позвала. Она держала его в левой руке и большим пальцем подцепляла гарду оголяла лезвие, а потом оно падало назад, со своеобразным щелчком.

— Ты победила Ами? Кто ты? — спросил пухлечок.

— Смотря, что вы хотите.

Толстячек улыбнулся.

— Оставьте эту семью! — произошёл щелчок. Девушка словно решала: драться дальше или попробовать договориться?

— Не могу! Мне нужен охотник!

Женщина накрыла мужа собой. Словно это могло сделать их невидимыми. А Элл щёлкнув в последний раз оживилась.

— Для игр? — она не хотела использовать меч, сейчас Элл считала себя слабой для него. И щёлкнув ещё раз, оружие растворилось. Он вернулся обратно в сокровищницу Маркейна, ожидая своего нового призыва. А Эллида, позволила ему быть там.

— Именно! Тот, кто победит в охоте, сможет стать богатым, как король, и известней самого бога! — толстяк безумно поднял голову к небу, предвкушая своё богатство.

— О-о-о! — похлопала в ладоши девушка, поддерживая его.

— Но для этого мне нужен хороший охотник. — Он резко спустился с небес на землю. — Для этого, мне нужен он и их сын!

— Для этого вы подослали убийцу?

— Конечно, я предлагал по-хорошему…

— Ну тогда, можешь забрать своего посыльного. Он ни на что не годен! Но так, как у меня хорошее настроение. Я пойду вместо этого человека! Вам же нужен хороший воин? А я хочу стать известной и богатой!

Колобок немного задумался, а потом по-барски, щёлкнув пальцами заявил своё решение.

— Значит ты уверенна, что можешь быть полезней этого слюнтяя? — он указал в сторону людей своим великим перстом.

Жена, дорожившая мужем, прижала его ещё сильней к груди.

— Спросите у Тили. — Уверенно ответила Элл, будто она и в самом деле была охотником высшего класса. — Если вам нужен тот, кто выиграет состязание, то лучше меня не найдёте.

Он окинул её недоверчивым взглядом.

— Извини, но ты не внушаешь надёжности. Выглядишь далеко не как охотник. Бедновато!

— На это и ставится. — Хмыкнула девушка. — Недооценивание противника, приводит к проигрышу. Ваш друг только что в этом убедился! — она кинула взгляд на оглушённого наёмника. И подойдя к толстяку поближе, промурлыкала. — Я давно мечтала участвовать в таких играх. Ведь там действует лишь одно правило? Достижение цели. А средства, приводящие к ней, не так уж важны. — Она похлопала ресницам. — Правда?

«Что я делает? Самой стыдно!»

Толстячок, слегка покраснев, замялся, но всего лишь на секунду.

— Хорошо. — Смягчился он. — У меня нет времени выбирать. На вид охотник из тебя так себе, надеюсь, что на деле ты не так плоха. Я в этот раз немного запоздал. Того, кто должен был выступать за меня отравили. — Он сжал кулак от злости. — Узнать бы кто это сделал, им не поздороваться!

— Думаю рано или поздно это всплывёт и тогда вы, великий и всемогущий, живо с этим разберётесь. — Подхалимство в чистом виде! Но почему то, это работает? Мужчина не различал даже нотки сарказма.

Довольный похвалой и почувствовав, что он и в правду всемогушь, раздулся ещё больше обычного. Спасённая женщина не могла говорить, она бледнела с каждой минутой. Сильней мраморной плиты, кажется, было нельзя, но у неё получалось. Муж терял кровь, а с ней и свою жизнь. Но убежать она не могла, а просить о помощи тем более. Эти лорды их и за мусор не считают.

— Что ж времени у нас нет, так что отправляемся немедленно! Контракт составим по дороге. — Уже развернувшись он договорил со спины.

У Элл понемногу просыпались инстинкты воина, и они подсказывали, что он зря поворачивается к незнакомцам спиной, пусть даже вокруг полно его людей. Недооценивание противника, ведёт к проигрышу. Разве не об этом она недавно говорила?

Солдаты тоже направились за своим господином, а женщина заплакала, прижимая к себе мужа. Вроде бы уже всё хорошо, но как остановить кровь, она не знала, а за помощью бежать далеко. Эллида подошла к ним и присела на корточки. Она достала из-за рюкзака стеклянную баночку.

— Это мазь. — Тихо прошептала она женщине. — Она остановит кровь, обеззаразит раны, и они затянуться быстрей. — Убаюкивающим голосом говорила она. — Просто мажете ей каждый вечер прям на ранки и всё будет хорошо.

Элл положила ей в руки баночку, и улыбнувшись, сжала её ладонь, что б она взяла подарок.

Та не переставала шептать слова благодарности. Эллида не знала, что случилось с этими людьми потом. Может они остались там, а может, ушли жить в другое место. Единственное, о чём она их попросила, передать Лорендай закупки и письмо.

Девушка ехала в дорогой карете, представляя, как старушка будет ворчать. И она её прекрасно понимала. Так же понимала ещё одно. Ей нельзя не справиться!

Королевство Ааорон. Замок Маркейна.

Маркейн поцеловал руку Надежде. Лицо девушки не изменилось, словно так и должно быть. Её глаза стали выразительней, но потеряли несколько оттенков. Они стали более пустыми и мёртвыми. Кожа тоже потускнела, и если так пойдёт и дальше, то вовсе станет прозрачной. Ярко алое платье плавной линией повторяло контур талии. А губы манили своим поцелуем. Короткие, почти золотистые волосы, собрали сзади в строгий пучок. Они игриво поблёскивали при свете.

— Ты прекрасно выглядишь. — Довольный своей работой проговорил Маркейн. Он провёл рукой по её щеке и убрал за ухо непослушную прядь. И приблизил к ней своё лицо. — Твоя душа великолепна. Можешь не сдерживаться. — Прошептал он ей в губы.

Витражное стекло позади них лопнуло и пошло трещинами, а у короля заблестели глаза.

— Да! — словно в экстазе проговорил он. — Вот так! Ты не сможешь управлять ей, если не прочувствуешь всё на деле.

Стена позади покрошилась, образуя прекрасный вид на зелёные холмы. А его улыбка стала ещё шире. Замысел осуществлялся и никто, не сможет этому помешать.

— Теперь ты готова. — Он отошёл от неё на шаг. — Осталось дождаться длинной полной ночи. А до тех пор, будь послушной зайкой.

Он протянул ей руку. Надежда аккуратно вложила в неё свою ладонь. И король помог ей подняться на ноги. Глаза Надежды полностью превратились в стекло. Её душу заперли в прочную клетку. Стерев мораль, добро и зло.

— Всё готово господин. Карета подана.

— Хорошо. — Отозвался он. Поглаживая Надю как куклу. Она и была похожа на неё, с этими пустыми глазами.

Остров, для проведения отборочных.

Правила Колизея просты. Бой до последней капли жизни, одного или сразу двоих оппонентов. А значит все, кто идёт на них, намеренно идёт убивать. В принципе, это всё что нужно знать о Колизеи игрокам.

До Колизея существуют отборочные. Те, кто побогаче могут пропустить пару-тройку. Поговаривают бойцы правителей участвуют сразу в последней битве на арене. Но, что самое забавное. По первоидеи, благодаря этим играм нет больших войн. Мятежи, восстания – да. Войн – нет! Ибо благодаря этим играм и решаются большинство конфликтов, между государствами. Каждое конфликтная страна выставляет на арену лучшего бойца, и кто победил – тот и прав. Но потом из такой вот благородной цели, всё переросло в подпольные бои со ставками, для богатеньких. Так вот про забавность! В истории Колизея ни один правитель не выходил на ринг сам, чтоб отстоять право своей страны. Забавно?

Повезло, что Эллида встретила этого пухляка… Ну короче повезло. Осталось всего несколько отборочных, большинство из них Элл оказывается пропустила. А попасть в Колизей без «приглашения» невозможно! Охрана там на высшем пилотаже, плюс барьерки и амулетики.

— А-а-а! — закричал от удивления Рей. — И ты тут? Мы думали, что ты сбежала! Или тебя сожрали! Или продали в рабство? — вот такого хорошего мнения оказался он.

— Ну… — почесала голову Эллида — А ты, так рьяно кинулся выручать. — Упрекнула она мужчину.

–– Ну-у…–– филсофски отозвался он. –– Выручать похитителей я не рвусь? Сами тебя забрали, пусть сами и страдают!

— Как можно?! — всплакнула она игриво. — Я такая маленькая и хрупкая девушка! Как ты можешь обежать такое невинное чудо и при этом смотреть в её искренние и доверчивые глаза? — похлопала она ресницами, явно пытаясь вызвать ураган «Катрину», как минимум.

— Чудо, это точно! — отозвался Рей. — Не известно, от куда свалившееся чудо. Увидь кто, как это чудо на керре катается, глаза б не собрал.

Элл успокоилась. Все они выбрались с этого леса в целостности и ладно.

— Значит мы по другие стороны баррикад. — Как-то разочарованно проговорил Рей.

Элл молча кивнула.

— Ну что ж. Пусть победит сильнейший. — Хлопнув её по плечу, Рей направился восвояси. Сказать, какую тень он при этом отбрасывал? Такую мог заметить даже слепой.

— Всегда выигрывает хитрожопейший! Жаль, что я не такая! — сказала она ему вслед.

Лагерь располагался на опушке леса. И девушку манило в спокойные и умеренные владения чащи. Подальше от такой кровожадной атмосферы. Многие из присутствующих были наёмными убийцами. Выслеживание и проникновение, было для них обычной работой. И скорее всего, после этой ночи, не все смогут выйти на задание. К сожалению, охотники за головами, не далеко от них ушли.

Немного разобравшись с некоторыми устоями этого мира. Девушка понемногу начала привыкать к нему. Что б освободить Надежду ей необходимо сперва найти её. Узнать имя короля в конце концов, который её похитил! У неё были кое какие догадки, но это не точно. Изучив всю библиотеку лорда… Элл закрыв книгу, смачно сказала: «Пиздобол!»

Не найдя в записях, ни единого упоминание светлых и цветных правителей. А больше сводок Делакост не дал. «Вот пиздобол!»

Эллида знала лишь одно, что рано или поздно они встретятся. И раскланиваться друг перед другом они не будут.

Наконец, очнувшись от раздумий, как от глубокого сна. Элл не хотелось оставаться в лагере. Не только потому, что слабых убирают первыми, но и из-за атмосферы, что наполняло это место. Недоброе и гнетущее – отдохнуть тут не получиться! Вовремя включенное самосохранение – залог длинной и здоровой жизни! (При условии, если не влипаешь в передрягу похлеще той, для которой и включилось это самосохранение). И оно говорило ей, убираться пока не прибили мизинцем.

Эллида двинулась прочь из лагеря. Но, не успела она забуриться в дебри леса и отжать у каго-нибудь дупло для себя или норку, девушка заметила Рея. Он сидел с понурой головой на сером камне. Полумрак окутывал мужское тело и старался слить его со всем остальным миром, сделать более невидимым и незаметным.

Элл тихонько подошла к нему. Сделала вокруг него пару кругов, и поняв, что он её вообще не замечает. Словно говоря: «Вот он я! Смотри какая хорошая мишень! Я даже не пойму, когда ты меня прихлопнешь!» – девушка пнула его ногой.

— За Спарту-у! — орнула она при этом.

— Ты что творишь? — Чуть не упав, от испуга очухался Рей.

— Ой, я думала ты большая коряга! — Пристально посмотрела на него Элл. — Зрение плохое! А это оказался всего лишь ты-ы. — Словно с облегчением выдохнула девушка и уселась на всё ещё сохранившее тепло, землю. — Чего один. Да без охраны?

— Что, ты этим хотела сказать? «Всего лишь я»? — Рею не понравилось, что корягу поставили выше его личности.

Но Элл промолчала. Рей отвернулся, заметя, что она перестала его дразнить. И дала знать, что её уши в его распоряжении.

— Ты знаешь, зачем нужна эта охота на дракона? — тихо спросил он. В его голосе была печаль, какую девушка ещё ни разу не видела и не слышала. Но потом спохватилась.

— Что, дракон?

— Это, отборочный тур. — Продолжил он более уверенно, пропустив её вопрос мимо ушей. — Как ты заметила, тут полно разных людей, и эта охота поможет отобрать лучших среди них. Чтоб участвовать в битвах Колизея.

— Да пофиг на Колизей! Что за дракон? Настоящий?

— Не все могут пережить это испытание. — Продолжал он не замечая. — Иногда специально запускаются чистильщики. И многие не просыпаются с рассветом, тем самым уменьшая численность игроков. Потом после небольшой охоты, начнётся настоящий ад. Зрители Колизея, обычно влиятельные люди.

— Меня больше волнует вопрос дракона! — втиснулась Элл.

— Лорды и нередкие гости сами короли. Считается, что попасть туда – это великая честь, неважно в качестве воина или зрителя. Дерутся лучшие из лучших. Во многих городах вериться: если ты воин и ни разу в жизни не увидел эти битвы, то прожил зря. — И Рей помрачнел. — Но для меня, это лишь подпольные войны. На которых можно делать большие ставки. Ещё одно из дорогих развлечений знати. — И вдохнув воздух, справляясь с волнением, с теплотой продолжил. — Зря ты ввязалась в это. К такому готовятся годами…

Повернувшись, чтоб посмотреть на её реакцию, после услышанных слов. Рей явно ожидал не такого! Мужчина сжал кулак у себя на коленях.

«Эта девчонка, хотя бы сделала вид, что слушает!»

Эллида, склонив голову буквой «зю», сопела в обе дырочки. Найдя ту середину равновесия, при которой, можно было сидеть, расслабив все мышцы.

Хмыкнув, от разочарования, что он сотрясал лишь воздух. Рей лёгким движением ноги сбил одну часть из опор девушки. Подбив ей ногу, тем самым отомстив за пендель, мужчина снова сел, как ни в чем не бывало. Элл, рухнув на землю, словно с высокой высоты, очнулась, задохнувшись от страха. Видя, её непонятное и напуганное выражение лица, мужчина не сдержал смех. Была ли это истерика или он и вправду на минуту забыл о своей миссии, девушка не поняла. Да и ни к чему было! Кажется, сегодня кто-то станет инвалидом!

Эллида дёрнулась за ним, прытко вскочив на обе ноги.

— Ах ты гад! — разъяренно промычала она и кинулась дикой пантерой на мужчину.

— Ой… — Понял он, что ему следует рвать когти. Рей рванул со своего излюбленного пенька.

— Первая начала! Я ей душу открываю, а она пузыри из носа пускает!

Неизвестно как роли их поменялись, теперь Рей погнался за ней вокруг пенька. Но эстафета поменялась сразу, как только девушка нашла ещё один довод.

— Я, между прочим, рабочий человек и устаю! Мне редко удаётся поспать нормально! — из-за их бега, земля клочьями летела в разные стороны вместе с травой. — И не слишком то вежливо делать подсечки девушкам.

— Кто тут девушка? — удивленно переспросил Рей, даже остановился для зрелищности вопроса. Но когда глаза, той самой девушки, блеснули нездоровой искрой, парень покарал себя за свой длинный язык. Но было слишком поздно!

Долго не думая, мужчина рванул, куда глаза глядели. За этот косяк он отвечать не будет! Если не поймают. Пень давно остался позади. Фонари тускло с неохотой освещали лагерь. Люди возле своих скромных палаток готовились к вылазке. Многие занимались своим обмундированием. Напряжение летало вокруг доставучим мотыльком и убираться не хотело, а лишь зазывало своих собратьев, образуя огромный рой. Многие мужчины стали настолько дёрганные и раздражительные, что ссорились со своей же командой из-за пустяка. Но почему-то все даже перебранивались шёпотом. И на всей территории образовалось на подобии библиотечного сеанса. «Тише – Это библиотека! Здесь нельзя шуметь!»

И только двое нарушали подобную атмосферу «книголюбов». Рей на всех порах летел вперёд, особо не замечая на своем пути препятствий. Попадаться под горячую руку он не хотел! А лицо Элл, было весьма недружелюбным. Люди уж особо не ходили между палатками, им это было не нужно, они сюда пришли не дружбу водить. И поэтому для Рея дорога была практически свободна. Обернувшись посмотреть, что твориться за его спиной, парень не успел даже рассмотреть девушку, как в глазах залетали звёздочки. Юный воин оказался на земле, на секунду оглушённый и не понимающий, от куда здесь могла появиться бетонная стена, в которую он врезался.

— Ты мне руку сломал! — очень наигранно заныл лысый верзила. Элл сморщилась, припомнив тех архаровцев в трениках от Адидаса из соседнего района. Которые занимались, как они говорили: «Рукоприкладным бизнесом». Девушке было обидно за человечество, глядя на них. Понимая, что их ветвь эволюции свернула не туда. Её брат из жалости не сажает таких на долгий срок, чтоб не ломать судьбу молодых ребят, в надежде, что рано или поздно они поумнеют. (И брат надеялся, что рано!) Но, как видела девушка, умнеть они не хотели. А хотели пиздюлей!

— Тебя то переломаешь! — фыркнула в ответ Элл, вместо парня.

Окинув его оценивающим взглядом, девушка не могла понять: это жир или мышцы? Но то, что он был огромным, не было никаких сомнений. Сколько здесь больших людей! Стоило назвать этот мир «Землёй великанов»!

— Всегда было интересно… — задумчиво окинула она его взглядом по новой. — Накачав мускулы, мозг под их прессом уменьшается?

У Рея всё ещё летали звёздочки, но даже с ними парень понимал, что Элли, мягко говоря, нарывается. А под раздачу подметут и его в придачу! Только вот, к сожалению, парень ничего не мог сказать. Одна расплясавшаяся звезда в шляпе, заткнула ему рот, своей маленькой тросточкой и сообщила, что собирается петь. Верзила же почесал ушибленную руку в раздумьях о сказанном ему.

— На что ты намекаешь? — гигант говорил медленно, обдумывая каждое слово.

— Как может сломать, необъятную в диаметре руку, этот щупленьки мальчик? — она снова оценила его габариты по достоинству. — Тебя ж бульдозером хрен переедешь!

— Какие-то проблемы, Грин? — Человек нормального роста уже не впечатлял. Его золотистые волосы были туго собраны на затылке в хвостик. А широкий плащ скрывал на груди латы.

— Эти малявки нарываются на драку. — Сообщил верзила по кличке Грин.

— Не хорошо. — К ним подошёл ещё один человек.

А вот это уже было интересно! Язвительность девушки захотела вырваться наружу со всеми помоями что в ней были! Мужчина был по пояс Элл. Он носил острую шляпу, стараясь компенсировать свой рост с этой помощью. Но выглядел только смешней и напоминал гнома.

— Может вы ещё и комики? — еле сдерживая свой смех, выдавила Элл. — Встаньте по росту. И расскажите по очереди стишки…Так уж и быть побуду для вас Сантой!

— Бе-е-е? — высказал своё мнение Рей на эту шутку, прямо на ноги гнома. Бедный паренёк получил сотрясение.

— Не ну сама знаю, что шутка так себе… Но зачем так рьяно показывать своё мнение на это? — обиделась Элл. Между прочем, в последнее время из компании у неё была только старуха, которая и умела тумаки раздавать, да зверь. Не будет же Элл одному вместо корявой шутки леща сразу давать, (леща ещё надо заработать между прочим!) а другого облаивать?!

— Вы сами напросились. — Спокойно ответил гном. Терпеливо дождавшись, пока Рей наглядно закончит с демонстрацией своего мнения. И тройка начала надвигаться на них. Рей, не без помощи Элл поднялся на ноги.

— Меня мутит… — зеленея сообщил он, свидетельствуя, что «дамбу» Рея опять хочет прорвать!

— Только не на меня! — резко сообщила Элл.

Отходить было не куда. Позади стояла ещё одна команда, только из четырёх человек. Один из них недовольно подбрасывал камушек в воздух и терпеливо, ждал своей очереди. Рей безмолвно подвыл.

— Когда вы парочка резвились на холмике. –– Он с презрением говорил каждое слово. — Кое-что, уронили прямо мне на голову. Хочу вернуть!

Его рука дёрнулась, и он метнул камень, желая попасть хоть в кого-то из этой двоицы. Златовласик, который был не смешно нормальным, пригнулся на случай, если девчонка увернётся. Но не известно от куда взявшаяся у неё в руках палка, послужила своему делу. Камень был отправлен далеко в другую сторону. Рея начало понемногу отпускать, и он из зелёного становился просто слегка бледным. И когда выпущенный снаряд нашёл чью-то голову, Рея отпустило окончательно, и он просто открыл рот, понимая, что не успевает прослеживать разворачивающиеся события.

— Хоум-ран, мяч за пределами поля! — выкрикнула довольная девушка, вспомнив бейсбол. И не важно, что «мяч» больно ударил кого-то.

«Ничего мозг не повреждён, наверное! Очухается, возможно. Да и было б что повреждать!» – успокаивала Элл себя.

Накаченный воин схватился за ушибленное место. Нужно отдать ему должное, в то время как у обычного человека на том месте свистела бы дырка. Этот же вояка лишь нецензурно выругался, потирая ушибленное место и грозно разворачивался в направлении удара.

«Крепкие они тут все какие-то» – Элл сморщив рот, сунула поломанную палку Рею. И сделала быстрый, но плавный шаг в сторону. Всем видом показывая, что она мимо проходила.

— Ах ты… — воин особо не договорил и со стремительной скоростью ударил кулаком Рея. В мгновении ока перескочив то малое расстояние, которое их разделяло. Рей отлетел и разрушил только что отстроенную палатку, тем самым разозлив строителя.

Первый обладатель камня не желал оставаться в стороне.

— Эй, это я их отметелю! — грубо он дёрнул за плечо гордого воина. — Не суйся!

Второй обладатель камня не желал что-либо доказывать словесно. И просто ударил кулаком в глаз. Так к шишке на голове добавился фингал и мужчина улетел на руки к своей команде. В этот момент прилетел Рей и тот невинный и злой человек, чью палатку разрушили так бесцеремонно. Естественно все летели на разборки! Элл тихонечко сложила ручки за спину и отошла в сторонку, открывая ему путь. А он первым делом заштурмовал воина-верзилу, у которого прожектором сиял фингал, предварительно отбросив Рея, как мокрую тряпку, к златовласику. Надоев получать от всех тумаков, светящийся фингал в этот раз отвесил их первым, попав в златовласика. Златовласик что-то выплюнув и швырнув на землю Рея, с оскалом ринулся в атаку.

Недалеко от Колизея.

Толстенький и приземистый мужичок быстрым шагом рассекал воздух по холодному коридору. Серые, из крупного кирпича стены, были абсолютно голыми, без всякого внутреннего декора для уюта. Тем самым отмечая простоту и холодность этому месту. Единственными украшениями коридора служили тяжеленые коричневые двери. Тоже без всяких орнаментов, а лишь монолитное изваяние. От чего и вес их был приличным, и открывались они с трудом. Мужчина пролетел ещё пару проёмов и резко завернул к нужной ему двери. Его круглое как у колобка лицо было красным от быстрых перемещений. Но мужичонка это не смущало. Пухленькими ручками он толкнул стража спокойствия и вошёл внутрь комнаты.

— О! Какая честь, видеть вашу персону в моей скромной обители. Вы редко посещаете нас! — его голос был абсолютно ровным и приветливым. Словно он и не бежал этот марафон.

Статный мужчина, с длинными и чёрными, как смоль волосами, повернул к нему своё сморщенное лицо. И сразу стало понятно, что балахон ловко скрывал сухощавость фигуры. В его карих глаза читалось недовольство. Линия губ утончалась с каждой ожидаемой секундой, что б удержать колкие замечания и недовольство о заставившем его потерять здесь столько ценного времени в ожидании. Пухленький мужичок, словно надувной, подпрыгнув, побежал к своему столу.

— Уверяю вас. Вы не пожалеете о потерянном времени, проведённого на играх турнира!

— Очень сомневаюсь на этот счёт. — Низкий голос резал скальпелем.

— В программе боёв запланировано кое-что интересное. — Он сунул листы со списком участников ему под нос.

Мужчина нехотя взял их в руки, изучая каждую фамилию, написанных на них.

— Именно из-за этого я и пришёл.

— По такому случаю, мы решили разрешить учувствовать и более низким сословиям. Пусть веселятся все. — Хихикнул он, предвкушая солидную сумму денег, которые откинут ему эти непроходимые глупцы, гоняющиеся за лучиками славы.

— Да. — Кинул он листовки в сторону, бегло просмотрев участников. — Шоу будет грандиозным. Многие, как я заметил, прибудут в качестве участников.

Пухлячок замотал головой, в знак согласия, потирая ручки как крыса, учуявшая сыр.

— Все части горизонтов выставляют своих лучших воинов. Говорят, даже сам Тёмный лорд придет.

— Да, я слышал слухи. — Скривился он в призрении.

— Победа в этой игре принесёт вам необычайный триумф. А преподнесённый сильнейшему такой подарок… — Он снова подло хихикнул. — Как вы говорите её зовут? Психея?! Человеческий товар ценится очень высоко! Особенно товар такой высокой крови. Но даже это не покроет все расходы!

— Плевать!

Мужчина был зол. Эта девчонка! После всего, что он для неё сделал? Она выбрала этого юнца! Так пусть познает радость всех победителей! И первым, конечно, будет он. А дальше… К кому потом ты побежишь? Да и кому потом нужна будешь? От злости он даже скрипнул зубами.

— Да, есть у меня один воин…

Пухлячок перестал нервно передёргивать пальцами и замер, впитывая в себя каждое слово, ощущая запах денег…

Остров, для проведения отборочных.

— Что здесь происходит? — подошёл сбитый в теле мужчина. Он отвечал здесь за большую часть работы: следил за порядком и всей организацией.

Куча мала его даже не заметила. В пыли, вообще мало что было видно. Лишь изредка вылетали на обозрения разные части тела людей. Так же, летели в сторону обувь, с другой стороны вылетели штаны. Один хлюпик пролез под всеми на корточках и тихонько, пока все заняты другими делами, хотел покинуть эту захватывающую вечеринку. С него хватит на сегодня кулачных боёв. Но не весть откуда взявшаяся рука стальной хваткой вцепилась ему за шиворот, не давая покинут празднество раньше всех, и быстро втянула обратно на вечеринку. Мол: «раз присоединился, то покинуть братство уже не получится!»

— Именно поэтому я не люблю деревенщин. — Сам себе пробурчал смотрящий. Многие профессиональные убийцы, лучшие охотники, как за монстрами, так и за другой нечестью. А устроили тут, словно пьяный дебош, на рассветной кромке. Но либо все берегли свои силы, либо на кулаках драться было веселей. Никто не использовал свои способности: ни магию, ни оружие. В ход шли только подручные средства, а иногда и подножные, в виде пенделя.

Увернувшись от очередной бутылки, но всё же получившей по лбу каким-то сапогом. Ботинок, как теневое оружие был спрятан и летел к нему под бутылкой. Смотритель потерял терпение. По мере появления красного пятна на его лбу, главный начинал трястись от злости.

— Я, спросил… — тихо произнёс он. Привыкший, что его обычно слушают, так как всегда командовал послушными людьми, то есть профессионалами… — Что здесь твориться!? — его крик заглушил весь шум и распугал стайку птиц далеко в лесу, которые улетели, в сверкающие дали, подальше от этого шумного района. Эллида могла отдать чужой зуб, который был у неё в рука, что в удаляющих криках слышала: «Мрази, мрази…»

Махнув руками в разные стороны, смотритель произнёс приглушённым шёпотом всего пару слов, понятных лишь ему. Под ногами затряслась земля и огромный шип вырос по среди толпы драчунов. Самим остриём, устремившись в небо. Люди поскатывались, как неуклюжие жуки, с холма в разные стороны. Словно на миг забыв, что являются умелыми и натренированными охотниками.

Спустя время, когда всех бедокуров выстроили, он хмуро ходил вдоль строя. Внимательно разглядывая каждого побитого мужчину, пытаясь убедиться, не ребёнок ли стоит перед ним! Всё походило на армейский строй. Вот только весь строй как-то не здорово косился на Элл. Будь эта девушка единственным корнем всего зла!

Эллида кожей ощущала, как её сверлят взглядом, неудовлетворённые, этой малой потасовкой, мужчины. И понимала, что за этот короткий промежуток времени, нажила себе врагов больше, чем за всю свою недолгую жизнь.

— Что за балаган вы здесь устроили? Почему, я должен растаскивать вас, как паршивых блохастых щенят от мамкиной сиськи? — наконец рыкнул он.

Никто не ответил. Все упрямо смотрели перед собой, делая невозмутимые, опухшие от побоев, лица. Утайкой просчитывая множество вариаций мести. Понимая, что никто не собирается сдавать зачинщика, ведь это были не колхозные мухи, а пышущие гордостью воина и кодексом убийц, мужчины. И всё сводилось к ночным расприям и самосуду. Хуже для Элл, но лучше для смотрителя! На одного или парочку соревнующихся будет меньше!

Но у смотрителя на них были другие планы! Теперь они полностью в его власти и так просто отпускать их, без наказания, не собирался.

— Не хотите отвечать? — он, выпуская из ноздрей дым, важно ходил по линии, рассматривая всех по очереди.

Солнце уже село за горизонт. И мерцающий, жёлтый свет лампы, где тлел фитиль, молча освещал площадки. Маленькая группка людей была выстроена на показ остальным. Другие из палаток надменно и с насмешкой смотрели на нарушителей спокойствия.

— Как я понимаю на вопрос «кто это начал?» тоже не ответите? — спокойно продолжил он.

Все продолжали упорно молчать, шевеля ноздрями. Рей бегал глазами, вырисовывая ими «помогите», но головы тоже не поворачивал.

— Что ж, хорошо. Очевидно, вы думаете, что попали в забавный лагерь с прогулками и пикником в лесу? — его голос с каждым предложением успокаивался. Он придумал, как наказать этот сброд. — Что это лёгкая и глупая игра, и соблюдения порядка, такая ненужная вещь, что её можно проигнорировать?

«Гребаный полководец!» – Эллиду он бесил. Ясно, что не собирался их просто так отпускать. Так ещё и любитель поглумиться. А такие личности раздражали ещё больше. Рей от чего-то нервничал, словно его смущал сам строй.

«Плохие воспоминания видать?! Может у него боязнь построения?» – размшляла Элл.

— Кажется вы, своим допотопным умишком, не можете ясно осознать серьёзности всего мероприятия? — Он стал по середине шеренги и осматривал всех, поворачивая лишь головой. — Не страшно! — Его приторно сладостный голос скрывал невообразимую бурю злорадства. Что Элл сморщилась. — Я вам помогу. Я дам вам время на осмысление важности происходящего. Время до рассвета.

— Что? — сразу послышались возмущения со всех сторон.

— Тс-с. — Поднёс он указательный палец к своим губам. — Вы будете размышлять молча, не сходя с места и не шевелясь. –– Он мурлыкал, убаюкивая сам себя. — Когда все остальные выйдут на старт. Вы же будете молча стоять и ждать лучей солнца. И только тогда, можете начинать. — Он удовлетворенно улыбнулся, понимая, какой позор переживут эти воины, молча стоя здесь, тем более на открытом поле с «волками». Ведь насмешки со сторон никто не отменял. Гордые и сильные воины, не знающие пощады в сражениях и никогда не склонившие колено перед врагом – сполна почувствуют вкус унижения. А это весьма сильно подорвёт их внутренний порядок. Так, что они вряд ли потом смогут показать, на что способны. Тем лучше! Из этой толпы всего пятеро могут принять участие в Колизее. А он ещё хорошо с ними обошелся! Стареет, наверное?

— Кто же со мной не согласен, может покинуть это поле и не возвращаться вообще.

Он улыбался своей противной улыбкой, стараясь скрыть удовольствие, от чего его лицо становилась ещё безобразней. И с такой гримасой смотритель поплёлся проч.

— Вас не было и пяти минут, а уже стоите наказанные. — Послышался насмешливый и до того скверный, голос сзади.

На против Рея улыбаясь своей самой широкой улыбкой появился незнакомый мужчина.

— Вам повезло, что вас не выкурили сразу же. Хотя простоять всю ночь без движения. Это просто издевательство! — он с жалостью посмотрел на Элл. — Даже ты Рей, вряд ли сможешь. На твоём месте, я начал искать другой выход…

Девушка плюнула б ему в лицо, да далековато он стоит! Чего хочет достичь Рей пойдя на этот Колизей? Элл так и не смогла выудить. Но то, что Рей не собирался сдаваться, было видно по его лицу. И он сам плюнул бы вместо ответа, если это не нарушало б правил. И для Рея врагов стало на парочку больше. А точнее, парень вспомнил, что не заводил друзей с самого начала. У него была лишь одна цель! И эта цель, перевалочным пунктом, проходила через Колизей!

Ночь оказывается весьма долгой, когда пытаешься выстоять и не уснуть. Единственный способ не обращать внимание на усталость и дрожь в ногах – это отрешение. Отрешаться Элл умела с детства. Но сейчас, любой уход в себя, приводил девушку к отражению. Та в свою очередь, потешалась над ней. Элл словно обухом по голове ударили. «Отражение…её самой!» Беловолоска закатилась пуще прежнего. Она думала, что до неё будет доходить ещё лет сто! Но какой-то захудалый осёл, проезжавший мимо и вёзший на своём горбу пьянчугу, сжалился и подсказал ей.

Элл злилась! Как она не могла додуматься до этого раньше?

«И что теперь? Когда догадалась кто я? – отражение утёрла слезу, она никогда так не смеялась! – Ты видишь, как мальчишка себя губит и в чём он не прав. В эгоизме перед собой! Ты видишь ложь, ты знаешь её вкус. Но всё же даёшь себя обманывать! Ты видишь маски, которыми люди пытаются скрыть свои истинные чувства. И поэтому ты злишь их, так как другого выхода не знаешь, как сбросить с них эту пелену! Потому что тебе становиться плохо от неё. И ты бессильна…»

Тонкая и белая рука отражения медленно потянулась к девушке. Эллида не могла шевельнуться, её слова и голос, приковывал к месту и заставлял лишь слушать. И бледная рука, пройдя сквозь водопад, нежно дотронулась до щеки Элл, и часть кожи посыпалась как кожура, рассыпая маску. А другая она улыбалась, пытаясь сожрать её душу раньше, чем та рассыпится. Это было очень похоже на те кошмарные сны, что являлись к ней, как только Элл закрывала глаза.

«Но, что ты обычно делаешь, увидев это всё? Правильно. Бежишь! Ведь ничего другого не умеешь!» – тихо ворковала она.

И полностью положила ладонь ей на щёку, так же нежно, еле касаясь кожи. Та, в свою очередь, продолжила осыпаться кусок за куском от мимолетных прикосновений. Внешняя кожа высыхала и отваливаясь, показывая, что под ней есть другая, более светлая и словно прозрачная.

«Лишь убегать и прятаться – вот твоё кредо! Потому что знаешь, спасти ты не сможешь никого. И это твоё проклятие! Видеть, но оставаться бессильной!» – слова становились всё грубей.

Эллиду обуял страх. Она вспомнила это чувство. Рука отражения была прохладной, но она вспомнила это прикосновение. Истинный страх, снова парализовал полностью. Её собственный передвижной ад!

Тем временем в шеренге.

Половина мужчин уже сдались и ушли. Стоять больше не было сил! А ночь только разгоралась, и луна лишь недавно вступила в свои полные права. Ещё совсем немного и она придёт на вершину своего триумфа. И гордо показав всем свою красоту и силу, будет медленно уходить, неохотно уступая своё место на небе. Ещё один прохожий вояка, сделав свои дела, по дороге решил заскочить к ночному параду. Гордый строй как статуи, впившиеся в землю, стаял на страже сна других.

Но не для самих охраняемых. Каждый считал своим долгом по дороге кинуть какую-нибудь колкость или злорадство. Один наёмник пошёл дальше, он нарисовал каждому на лице по рожице и со спокойной душой уволился спать.

Прохожий, подходя к каждому из них, хихикал, смотря на их бешенные глаза. Подойдя к девушке, он скривился, показывая талию, неуклюжа парадируя мадам. Но его веселье исчезло, заметив, что часть кожи на её щеке бледно поблескивала в свете луны, а на дне стеклянных глаз виднелся непонятный синий огонёк. Хоть он и строил из себя клоуна, но инстинкт самосохранения всё же имел! Тут же развернувшись, направился от этой бомбы, замедленного действия, куда подальше. Ведь когда она может взорваться: кто его знает? А вот подготовиться – это будет хорошей идеей!

Сознание Эллиды.

Чего Элл боялась больше всего?! Чего в детстве Тина боялась больше всего! Этот страх не давал о себе забывать и периодически напоминал о своём существовании. Иногда, когда терпеть было невмоготу девушка беззвучно выла, осознавая, что она существует – тьма, которая живёт у неё с самого рождения. Глубоко дремлющая, но периодически открывающая один глаз. Тина с детства боялась, что её сердце поглотит она. Поглотит полностью, ничего не оставляя. Медленно заполняя сердце и душу, растекаясь по венам, забирая всё себе. Страх своей же тьмы – вот что строило стену всё это время.

Отражение же прильнула ближе. Сейчас она достала ту маленькую Тину из детства, что всегда убегала от неё. Невесомые волосы последовали за отражением, нехотя догоняя свою хозяйку.

«И ты так же пытаешься убегать от своего бессилия. Глупо и небрежно закрывая всё под замок, а замок пытаешься скрыть под маской улыбки. Но смотри, как легко я могу разрушить эту маску! – она провела рукой по скулам маленькой Тины словно отшелушившая верхний слой, а тот в свою очередь осыпался с удивительной легкостью. – Потому что от меня, тебе не убежать. Ведь я не отделимая часть тебя…»

Отражение уже полностью пролезла через прозрачный занавес прохладных вод. Раздавался мимолетный звук колокольчиков, при соприкосновении воды с её кожей.

«И даже эта хрупкая стена, что ты выстроила, не удержит меня…». – она взяла в свои бледненькие ручки лицо Тины и последние осколки рассыпались на щеках. А потом, маленькая девочка стала большой.

«Да! – тихо ответила Эллида. Сейчас девушка чётко поняла, как ничтожен её страх. Она вспомнила, что уже не Тина! Не тот ребёнок! Сейчас она – Эллида… Девушка дотронулась до бледных и холодных рук своего отражения. Не ожидая такого прикосновение, та слегка дрогнула. – Кажется, я поняла! – также шептала Элл. – Ты всегда была со мной… Ты как никто другой хотела защитить меня – девушка подняла на белокурую свои глаза, смотря в свечение бирюзовых глазниц, видя собственное отражение. – И ты единственная, кто хотел защитить меня больше всех…»

И Элл своей рукой резко провела по оставшейся неразрушенной коже на лбу, убирая весь защитный слой. Та поддалась и на отражение смотрело то же лицо, что и у неё. Бледная кожа обоих, могла светиться если б луна достигала таких глубин. Они были близнецами. Вот только тёмные волосы Элл выдавали её: «Пока не время! Придётся подождать ещё и потерпеть мой эгоизм.»

Отражение с белыми волосами застыла, словно её окатили холодной водой. Она стояла свободная без преград. Столько времени прошло с тех пор, как проснулась… Столько времени она провела в одиночестве, что её и от того чёрное сердце стало гранитным и твёрже обычного. Но от чего, после этих слов, она не может шевельнуться? С каких пор сила думает о своём «сердце»? С каких пор сила начала «задумываться»? С каких пор у силы появилось сердцу? Не важно кто б ни сказал ей этого, она б злорадно посмеялась! Но из её уст. Именно из её уст! Эти слова оковами действуют на неё. Доверие – самые прочные оковы. Сила, благодаря маленькой девочки обрела своё сознание, слившись с её, которое та разделила. И теперь она была обычной частью её самой.

Из глаз Элли потекли слёзы.

«Я была так глупа и слепа. Мне понадобилось более 20 лет, чтобы это понять. Что мой враг, на самом деле та, на кого можно положиться больше всего на свете! Что того, кого я опасалась и страшилась, на самом деле делала для меня нечто большее, чем казалось на первый взгляд. Ты делала меня человеком! Ты защищала меня! А я даже не думала тебя признавать…» – голос Элл был мягок и раздавался эхом, она не отпускала её бледных рук. Теперь стало понятно, что б стать сильной не стоит боятся своей собственной тьмы. Ведь это и есть целая она. И бороться они будут вместе.

Отражение стояла, теперь и она поняла, какая всё-таки Тина хитрая. Та девчушка заставила её слиться с частью себя, выделив самое защищённое место в своём сознании и, дав на соединение время на безопасной для всех территории. А теперь она рушит все стены, давая частям соединиться. Своим частям. И сила теперь лишь вторая Тина. Вот кто она теперь – Тина. В то время, как сама Тина превращалась в Эллиду, в нового человека. Девчушка сумела сохранить в себе и старую себя. Она не собиралась отказываться от чего-то с самого начала. Отражение смотрела в глаза этой хитрой Эллиды и пусть, она сделала это, не зная о будущем. Но эта мелкая, смогла удивить её во второй раз.

«Ты тупица!» – наконец пришло в себя отражение. Она вытащила свои руки из объятий и немного отстранилась. – «Думаешь, после стольких лет, я размякну от твоих слов? Я сожру тебя, как только появиться такая возможность. Как только твоё сердце станет болеть невыносимой болью, я сожру тебя! Как только ты сдашься, пусть даже на секунду. И тебя охватят сомнения, я буду позади тебя. И поглощу…» – в пространстве остался лишь отголосок её эха, а само отражение исчезло, оставив Элл стоять и улыбаться. После стольких лет, наконец целую.

«И правда. Ты поглотишь меня, как только моё сердце не сможет терпеть, ты поглотишь, что б терпеть самой, ты поглотишь всю мою боль, как и всегда это делала… это… ведь ты.»

Остров для отборочных. Рассвет.

Иногда победу решает одна доля секунды… Всё решается секундой! Миром правят мгновения; мгновения делают тебя достойным или нет, проигравшим, или победителем.

И видеть эти мгновения, а главное управлять ими – талант, дающийся не многим.

Время наполнено этими мгновениями. А они неумолимо случаются, хотим мы того или нет. Таким образом большинство команд, минуя все мгновения, отправились на охоту, как пару часов назад.

Пусть «бравой» строй команде, нельзя было на посту ни говорить не двигаться. Но дышать-таки разрешалось! И недовольное сопение, с отчётливой примесью будущей мести, слышалось по всюду.

Эллида видела, как поменялось небо. Всего лишь незаметные пол тона. Всё это делается не плавно! (Правда если не присматриваться.) А обрывисто, как секундная стрелка. Так, как заняться до полного восхода солнца было нечем. Девушка играла в свою любимую игру: «Поймай мгновение». Эта игра была и для того, чтоб заглушить боль в мышцах, давно слившись с онемением. Раз и всё вокруг стало светлей, ещё раз… Словно лампочка включается с обрывистой частотой сияния. Забавно, если не заострять внимание рассвет идёт плавно. Солнце бежало к своему восходу. Ещё немного и небо заметно поменяет свой оттенок. И вокруг станет светлей. А потом появятся долгожданные лучи.

Тишина вокруг угнетала всех оставшихся охотников. Кто остался понимал, что времени у них меньше и они куда более уязвимы. Самая лёгкая мишень! Лучше для остальных и придумать нельзя! Верзила остался один из своей команды и наверняка думал переть на пролом. Вот по глазам видно, потихоньку включает бульдозер!

Красная полоска разделила землю и небо. Восход! Давно Элл не любовалась им. Лес звал её, обещая помочь, надо лишь до него добраться. Многие были не осторожны и небрежно гоняли животных и птиц, выдавая своё местоположение.

Первая полоска золотого луча окрасила небосвод. Волна стонов пробежала по отряду. И нет бы бежать! Все болванчиками попадали на землю. Кто-то потерял сознание. Рей молодец, стонал, но полз. По большей части побыстрей уйти от расправы. Так и Элл не отставала, подгоняемая горящим задом неприятностей, пыталась согнать оцепенения, как можно быстрей. Сначала вяло, но потом энергичней отползала от костоломов. Те в свою очередь старались сократить разрыв. Кто-нибудь устраивал гонку червяков? Со стороны было что-то наподобие. И невольный свидетель в виде птицы, чем-то смахивающий на ворона, растерянно смотрел на этот забег ползучих. Не зная, то ли клюнуть, то ли идти с миром подальше. А «червяки» в своё время быстро эволюционировали. Теперь передвижение достигло черепашьей скорости на четвереньках. Эллида с Реем пытались встать на ноги, но тут же передумывали эволюционировать в двуногоходячих. И возвращались на ступень ниже эволюции приматов. И не мудрено! Ведь для развития нужно время. Но и ещё одну силу не стоит списывать со счетов. Сила – движения! Благодаря движению вперёд происходят эволюции. Чем энергичней двигаешься, тем быстрей эволюционируешь! И так достигнув пика своей эволюции Элл и Рей почти одновременно перешли на бег.

Как и предполагала девушка поле было просто усыпано ловушками. Наёмники, позабыв о своих двух мишенях, думали, как бы не вляпаться во что-то покрупней, чем просто болото мгновенно засасывающие в свои пучины.

Рей и Элл отделились друг от друга. Сначала девушка немного попаниковала. Но увидев того верзилу. Тут же нашлась! Он и впрямь пёр на пролом, как бульдозер. Этого силача не могли остановить даже крепкие корни. Элл приклеилась к нему сзади, как банный лист, отступив всего на два шага. И как только достигли леса скрылась в первом же кустарнике.

Разведка обстановки. Подсчёт оставшихся противников, вышедших со старта. Эта информация даёт преимущество лишь тем, кто знает, как этим воспользоваться. Но так, как девушка не отличалась стратегическими навыками. А уж тем более разведывательным в лесо-степных условиях. Поступила старой, как мир народной мудрости: в любой не понятной ситуации – ложись спать! Так она и сделала. Не стала углубляться дальше в лес. Всё равно ни один дурак не станет искать кого-то возле старта. В первых попавшихся кустах Элл и уснула.

День прошёл быстро. Эллида просыпалась всего пару раз, и то из-за яркого света. Днём обычно идёт зачистка и выслеживание. А настоящая охота начнётся ночью. Когда зверь спит. Тогда-то Элл и выйдет! А сейчас она сонно волялась на ветке дерева. На земле уж слишком много насекомых. Девушка, выдохнула с груди тяжелый воздух. Птичка, прыгавшая по ней, юрко перелетела на голову и поклевав немного волос, решила, что на колене всё-таки будет удобней.

Что-то по близости хрустнуло, и пичужка напряженно подпрыгнула, активно вращая головой. Немного подумав, пернатая снова переместилась на голову. Девушка приоткрыла глаза. Кто бы это не был, он уже с головой себя выдал. Птичка снова встрепенулась вжала голову и нахохлилась, конём скакала по голове, пытаясь разбудить девушку. Элл снова закрыла глаза, силы её покидали. Вечер надвигался со стремительной быстротой, подгоняя ночь в получении своих прав по времени. А силы за день Элл практически не восстановила.

Всё дальнейшее произошло за доли секунды. Дерево, со звучным хрустом, начало падать вниз. Ветки, шумя, пытались ухватится за воздух, но без успешно, всё устремилось в воду, увеличивая скорость падения. Девушка сама не поняла, как оказалась в реке. Холодная вода, быстро прогнала сонное и ленивое состояние. Хотелось победить профессионала на коротком заплыве.

Элл такой подарок от пришельца не оценила. Ругаясь всеми словами, которые нашлись в словарном запасе. Девушка еле шевелила дрожащими от холода конечностями. Холод и впрямь не щадил её. Да ещё с наступлением ночи, тепло уходило быстрей.

Бурча себе под нос Эллида сушила кофту над костром. Она терпела сколько могла, но холод обуял сразу. А партизанское передвижение в конец добило. Девушка от холодного окаменения не чувствовала ни рук, ни ног.

И плюнув на всё, она развела костёр. Лёгкий, но плотный дым поднимался ввысь, маяча всем о её место положении. Тем не менее на удивление долго Элл никто не навещал. Возможно, такой наглости и дурости никто не ожидал? И многие думали, что это приманка. Тем лучше для девушки! Пока высшие умы судорожно размышляли, Элл почти сделала своё дело и согрелась.

Согревшись, девушка подобрела. Резать яйца перехотелось! Она начала думать о всеобщем: где на такой территории мог находится дракон? Уи-и-и! От одной мысли, что это настоящий дракон всё нутро просто ликовало! У Элл было немного времени до начала этого отборочного и она пролистала всю библиотеку лорда. Там было немного о драконах. Лишь легенды и мифы. Но в большинстве из них. Есть одно. Все драконы, противоречили своим животным инстинктам. Они не нападали просто так. Драконы могли мыслить, составляли стратегию боя. Здоровенные ящеры умели думать логически. Но некоторые и безумствовали. Всё как у людей! А значит найти его не так просто! У дракона в запасе было пару дней. Именно столько требуется, чтоб прочесать лес такому количеству народу вдоль и поперёк.

Эллида что-то почувствовала. В этот раз она не проигнорировала это. Быстро засыпав костер землёй, поднимая комья пыли и насильно вызывая дым, девушка ретировала под ближайший куст, прячась в тени отблескивающей луны. Одежда была ещё немного влажной, но стало намного теплее и суше. А значит жить можно дальше. Ещё бы поесть и жизнь станет вообще прекрасна! Гробовая тишина мгновенно окутала пространство. И игра: «Выдай себя первым» – началась.

Вот знаете?! Когда спешишь, иногда не обращаешь на мелкие детали внимание! А потом они вылезают в огромную проблему! Так и сейчас! Уволившись на какую-то, ну очень волшебную палку, Эллида материлась, сжав зубы. Та в свою очередь, со всей своей упрямой силой безжалостно впивалась в живот. Да и словно по волшебству со временем становилась будто острей. И так, как круговорот кома был запущен, что-то ползало по спине под кофтой и до жути щекотало кожу. Элл понимала, что без движения она так долго не пролежит. Слёзы сами собой наворачивались на глаза. Лежать было уже невмоготу. Но если шевельнётся, то шума не избежать. А драться сейчас, она не хотела.

Немного погодя возле деревьев мелькнула тень. Силуэт был еле заметен, лёгкий и неуловимый. Но не для Элл. Её глаза, привыкшие замечать неуловимость, сейчас без труда определили, где шибуршится притаённая угроза. Переключив всё своё внимание в ту сторону. Девушка почти забыла о дискомфорте. Прошло ещё немного времени, прежде чем кто-то слегка показался из тени дерева. И медленно, боясь, что хозяин мог не уйти, устремился к костру.

Какого он почухал к костру? Загадка из загадок! Но чудаков в мире всегда хватает! И Эллида спихнула всё на его мозги.

«Сам дебил – вот и живи с этим!» – думала Элл.

Она же живёт и ничего – не жалуется! Думала ли, когда-нибудь девушка, что будет вылёживать в кустах, прячась от всех подряд? Если б ей сказали в прошлом году: «Будешь ты девка по кустам шариться, да по лесам дремучим шаскаться, и не за грибочками лазить, а от варваров саглитущих прятаться!» – Элл самолично проводила б в психушку, прописала и купончик, со скидкой выдала. Ан нет! Вот она, красавица, лежит в муравейнике и не чешется, ибо страшно, прибить могут! А жить, ой как охота! А кто-то ходит и ему не палевно, не страшно. Ан нет! Пришла-таки мздя и за ним!

Охотник стал добычей. Вот он закон круговорота охотничьих угодий в природе, в наглядном показе! Тот, кто выслеживал Эллиду быстр, но другой был быстрее. Поле они пропахали изрядно. А Эллида всем телом старалась слиться с землёй. Всем видом показывала, что она самый лучший кустик. (Пригодились школьные спектакли. Осталось роль дерева повторить и всё, она покажет весь репертуар.) Ещё, она поблагодарила всех, кого смогла вспомнить за то, что ново-прибывший расправился с охотником на другой стороне полянки. Конечно, девушка и так знала: что в этом мире особо не любят церемониться. Но одно знать, а другое быть в гуще событий…

С поляны все охотники уже ушли своими дорогами. Но Эллида ещё долго не могла оторвать свою тушку от земли. Когда уже не шевеление было невмоготу, она подвигала пальцами и подождала. Вроде как убивать её не собираются. Подвигала конечностями – опять тишина! Пели птицы. Животные спокойно ходили вокруг, а её тело приклеилось к земле.

«Страшно!»

— Да что я, тварь дрожащая что ль? — резким движением она поднялась из кустов. — Такими темпами, я до дракона не дойду! А уж он меня защитит! Ведь он здоровый, сильный! Прикинусь принцессой, глядишь прокатит!

Сердце всё равно сильно колотилось, но ноги вполне шевелились и оцепенение прошло.

— Этот остров кишит всяким сбродом! Будь я организатором. Я б их оставила на острове, а сама смылась, выдумав, и про дракона, и про турнир. И делала бы ставки на них. И то веселей и выгодней. Вот это я понимаю бизнес! А то смотрителя найми; дракона поймай; помещение построй. Не знают, как деньги делать, без особых затрат что ль? А может им девать их некуда, вот так и затрачиваются? Ну да ладно! — Эллиду не спрашивали и она не спросит! И девушка почухала волчком на поиски.

— Где ж дракончика найти? Будь я драконом уползла б в любую дырку, какую б поместилась. А так, как я не дракон, поищу пещеру так, на глаз. — Шла Элл рассуждая.

Не ходите дети в лес играть одни! Там волки злые ходят! Что любопытно, птицы и звери идут только в одну сторону. Не бегут, конечно, перепуганным стадом. Но целенаправленно движутся в направлении от чего-то. Даже ветки наклонены в одну сторону. А значит, Элл надо быть осторожней вдвойне. Неосторожный хруст ветки уже нельзя свалить на животного.

Бесстрашно-безрассудным может быть только человек. И идти куда-то, чтобы просто посмотреть, может тоже только он.

Дойдя сквозь опалённые заросли до края чёрной поляны, девушка так же медленно попятилась обратно. Не задерживаясь на этой красочной картине взрывного катарсиса бомбы. Когда зашёл ни туда, нужно говорить: «Ой, ошибочка вышла!» – и линять, линять оттуда быстрей, пока в себя кто-то не пришёл. И сам не указал, какую именно ошибку ты совершил!

Вот это покуралесил кто-то! Жахнул, так жахнул! Огромный кратор по средине припаленной черноты. И всё по кругу было примято от волны этого взрыва. Элл попятилась назад. Так осторожно продвигаясь от дерева к дереву, девушка вылезла на другую полянку. Там уже паслась олениха, спокойно пощипывая травку и резво смотревшая на все шорохи. Эллида чуть успокоилась, но вспомнив охотника, который мог подобрать до этого самого оленя на целый шаг близости. Она скривилась и поползла дальше, делая огромный крюк от открытой поляны.

Остров был весьма большим. Здесь есть гряда скал. Там по мнению Элл и будет лазить большинство. Но вот почти на отдалении за этими хребтами, существовала гавань. Конечно, если б туда доходило море, то это несомненно было бы гаванью. А так подножье у гор, где делает заворот река. Хоть стоит посмотреть на эту красоту своими глазами.

Остров, гряда скал.

Рей вёл себя достойно. Он лез на этот крутой утёс со знанием дела и уверенности в своей правоте. И его особо не волновало, что этот утёс хорошо проглядывается со всех сторон, а он словно кричит всем: «Вот он я, бери кто хочет!» Ну и как следовательно – докричался! Кто-то силой воли устроил обвал. На хорошую часть скалы, конечно, не хватило сил. А вот камушков покидал нормально. Скала затряслась и Рею не помогло даже то, что он прижался к скале всем телом. Небольшой булыжник отбил ему руку и рассёк скулу хорошенько приложившись о голову. Забравшись почти на середину, тело бессознательно обмякло и он упал. Стоит ли говорить, как ему повезло, что под ним оказалась река? Может он не так уж и глуп раз полез именно здесь? Чтоб падать мягче случись чего?

— Вот блин, он ещё жив. — Недовольно ответил охотник, упустивший свою добычу. Решив больше не прятаться в тени кустарника. Невысокий, с закрытым глазом, от старой раны, человек шмыгнул носом и плюнул в реку. Его лысина поблёскивала скрипящей натёртостью.

— Думаешь? Шмякнулся хорошо. — Ответил его напарник. На две головы выше его и с тощим телосложением, от чего суставы, казались больше и острей, чем у обычного человека. Так этот наёмник больше напоминал корявое полено.

— Нет! Жив! — утвердительно сообщил одноглазый лысик.

— Добьём? — корявое полено не хотел возится с мелюзгой.

— Конечно, больше голов – больше денег. А охотится на такую шпану одно удовольствие! — одноглазый лысик был другого мнения.

Подножье гор.

Река ощутимо смягчила падение паренька. Но в тоже время поставила один большой синяк на всю пятую точку. Кто-то скажет поделом! Легко отделался! Не зная обстановки не суйся на открытый участок! Рей это знал лучше любого, но ох уж эти гормоны!

Очнулся он быстро, не успев нахлебаться воды. И не ощущая боли, выбрался на берег. Холодная вода и адреналин дали хороший анестетик. Кашляя и тяжело дыша, он крабиком пополз прочь от воды, наконец осознав, что натворил. Но этого было мало! За спиной пару раз тихо и гортанно рыкнули. Не успел он повернуться, как паренька отдало жаром. Рассмотреть красоту великого существа, Рей не успел. С одной отчаянной мыслью «Дракооон!» рванул в другую сторону. Пока ящерка любимая не пристрелялась. Первое мудрое решение, если б не одно, но…

Рея зажали, а точнее его загнали в твёрдую каменистую клетку. Парень понял, если так и пойдёт, то тёмная и сырая пещера станет его могилой. Зачем он туда побежал и на что надеялся? Кто знает?! Мужчина медленно отходил от недовольного, что его вечно все беспокоят, зверя. В этом большом и мощном драконе остались лишь инстинкты. Его разум медленно угасал вместе с жизнью. Это можно было видеть по его тускнеющим с каждым мигом глазам. Правда, если смотреть.

Рей отходил медленно и без резких движений, как учил его охотник. Но даже это его не спасёт, удумай дракоша размяться. Лишь один удар когтистой лапы или хвоста и у мужчины не останется ни одной целой косточки. Даже если он проявит невообразимую ловкость, расстояние от стен и до ящера слишком мало. Оставалось только пятиться.

— Не шуми. — Еле слышно прошептали ему со спины.

И одним движением руки вниз, утёрли его лицо чем-то влажным и не очень приятным на запах. У Рея в этот миг случился ещё один инфаркт. Он не ожидал, что в пещере есть ещё кто-то! Даже новый оскал и залп огня дракона, уже просто не впечатлил бы!

Огромный ящер вплотную приблизился к Рею. Мужчина чувствовал силу дыхания дракона. Нос ящера слегка касался щеки и приятно холодил кожу. Страх туманил голову, но Рей послушно стоял и не издавал ни звука, даже дышал через раз. Дракон медленно сужал ноздри вдыхая воздух и раздвигал их, выдыхая обжигающий пар.

Его огромный нос спустился ниже, но со спины вылезла рука, измазанная в грязно-зелённой слизи. Рука уверенно поднеслась к носу и двигалась вслед за ним. Зверь взглянул на паренька полуневидящим взором. И Рей не удержался, зажмурил свои глаза, сильней впечатался в человека позади. Он ощутил ровное и спокойнее дыхание незнакомца, словно тот, всю жизнь жил с такими ящерами.

Дракон сверкнул глазами, но никого для себя не увидел, недовольно фыркнул. Неуклюже развернув свое чешуйчатое тело, ящер поковылял к выходу, раскачивая свой смертоностно-шипастый хвост. Мужчина выдохнул всё накопившиеся чувства. Выдох получился с хрипотцой. И вспомнив, что он не один, метнулся от стены.

— Эллида? — его удивления не было предела.

— Йё-ё — Показала она ему открытую ладонь в знак согласия и приветствия.

— Как? Кого? — не мог он определиться с выбором вопроса, но при этом не забыл не повышать голоса.

— Не ожидал? — одними губами проговорила девушка. — А я припёрся!

Девушка сильно вжилась в роль. От стены её было не отличить и стоит ей закрыть глаза, как вмиг сольётся с неживой природой. Рей был растерян, он выглядел, как потерявшейся птенчик воробушка, такой же нахохленный и обескураженный. Эллида улыбнулась.

Но прежде, чем они успели ещё что-то сделать. Улыбка с лица девушки спала и она отклеилась от стены со смачным чпоканьем. Вслед ей потянулись зеленоватые сопли, лишь на время обозначая контур человека. А потом стена снова обретала слизкую, ровную структуру. Рей скривился. Но его минутку мизофобии прервал душераздирающий рёв. И мальчишка поспешил к выходу из пещеры, куда давно выскочила Эллида.

Пока Рей скакал то расстояние из пещеры, на поляне во всю разворачивалось сражение. И побеждал явно не дракон. Дракон мог лишь хрипеть, прижатый к прохладной утреней земле цепями. Когда он пытался вырываться, то оковы сжимались ещё сильней. И от боли зверь хрипел, пытаясь освободиться. Но цепи, почувствовав лёгкое сокращение мышц, сжимали свои железные объятия. Эллида ничего не делала, с каждым сокращением звеней в цепях её улыбка становилась шире, если б она сжимала их сама.

— Надо же, нам тут ещё развлечений пожаловало. — Сказал одноглазый лысик.

Дракон перестал двигаться, поняв, что чем больше он это делает, тем больней ему становиться. Но гордый зверь мириться с такой участью не собирался. Дракон застыл, остановился передышать. Его ребра бесперебойно поднимались в учащённом вдохе, быстрее наполняя мышцы кислородом.

Элл видела только двоих охотников. Один такой низки, что напоминал гнома, его уродливый шрам проходил через закрытый глаз, до середины щеки. И словно этого всего было мало, он был лысым. Эллида думала, что сориентируйся он когда-то чуть раньше, мог бы смотреть на мир двумя глазами. И второй, намного выше первого, худой, бледный. Страшно было только от того, что его ветром сдует. Второй спокойно наблюдал за всем. Кажется, он более уравновешенный из этих двоих.

— Ну что? Сдашься? И обещаю убить тебя безболезнее. После того, как в сласть повеселюсь. — Он, загоготав, кинулся без разбору, перепрыгнув через дракона.

Издав воинственный яростный вопль, лысик настиг землю, где стояла девушка. Нет он целился именно в Элл, а не в землю, и не промахнулся. Просто она, увернувшись прыгнула вверх, наступив ему на руку. И оскалясь в улыбке, смотрела на него с верху вниз. Рей отчётливо слышал хруст кости. И Элл хотела вырвать его руку с плеча, хорошенько замахнувшись другой ногой, целясь в сустав предплечья. Но мужчина успел силой выдернуть кисть, лишь растянув сустав. Коротышка остановился дальше, чем хотел. Рей же был в лёгком ступоре. Действия развиваются уж слишком быстро!

— Ай-яй. Мистер! — гортанно, словно рыча пророкотала она. Вы что, уже уходите? Наобещали и в кусты? Не хорошо это!

Она пнула в него камень, и мужчина отбил его целой рукой, побежала красная струйка. Элл пнула ещё один, а за тем следующий. Вот интересно, если б в голове Элл закралась хоть задняя мысль о том, как прицельно она бьёт в данный момент, не промахнулась бы она от осознанности? Возможно, если б пролезла эта мысль, Элли поняла, что что-то с ней было не так! Но злость и холодный гнев, не давал такой скользящей мысли. И камни отгоняли неприятеля, не давая ему очухаться. На каменистом берегу снарядов было всласть! Мутузь всех не хочу! Чего не воспользоваться таким подарком?

Дракон выжидал терпеливо, не двигался в оковах, сохраняя своё безумие не подвижным. Внимательно следя за длинным молчуном.

Сегодня Элл впервые увидела дракона. Она с замиранием сердца и во все глаза смотрела на это существо: большой, серый. Он в свою очередь одним своим видом будоражил сознание. Его тело было огромным, а стальную кожу защищали не менее прочные чешуйки в виде панциря. Из ноздрей, он иногда выдыхал дым. Это происходило, когда одна из назойливых пичужек, уж слишком сильно наглела и лезла ему в нос или глаза. Животные его вовсе не боялись. А когда огромный ящер не двигался, его невозможно было отличить от камня. Если только временами не поднимающееся брюхо.

Девушка не хотела вступать с драконом в схватку, это существо не похоже на злобное исчадье ада, как им рассказывали. Да и в книгах она читала о другом: из ноздрей он выдыхает сильный яд. Дыханье его испепеляет. Кожа прочнее любого меча, а в место крови у них лава. Элл глупо улыбнулась, читая это. Та хроника драконов показалась ей романтичной. Словно рыцари, прекрасная принцесса и ужасный дракон.

Но вот её любимый дракошка в цепях! А перепуганный Рей пока не собирался рыцарствовать. И что делать бедной принцессе в такой ситуации? Уходя от лирики, первого аппонента она почти забила камнями. Ну до того самого почти, ещё далеко! Да и длинный пока просто отрешённо стоит в сторонке, играя с дракошей в гляделки. И вот настало то, о чём обычно говорят: начали за здравие, закончили за упокой! Силы резко стали падать. Сколько бы Эллида не тренировала выносливость – она подниматься не хотела. И вот вроде – ядра ещё есть, а пушка уже работает с ленцой.

— Ладно, умотал. — С отдышкой пробормотала девушка.

— Видимо ты всего лишь новичок. — Сказал это мужчина с раздробленный рукой и в кровоподтёках, а в некоторых местах кровь текла неплохой струйкой.

Но договорить он не смог, наконец Рей включился в дело. Ёжик снёс его с ног, а дракошка пришлепнул хвостом, включась в командную игру. Дальнейшую его судьбу, никто не знает…

А история вряд ли поведает.

— Друг твой. — Указала Эллида головой на драконий шмяк из-под хвоста.

— Он не друг. — Ровно ответил гляделкин.

— Что делать будем? — задала она вопрос.

— Просто. Вас убью. И принесу голову дракона в пункт.

— Ой ли! Нас трое. Ты один. — Показала умения в своих подсчётах Элл.

Камни синхронно поднялись вверх и шквальной лавиной обрушались на двоих. Элида и Рей пискнуть не успели. И не пискнули бы в будущем, если б молодечик Рей не подсуетился. То ли от страха, то ли вспомнил, что что-то умеет, он успел выпустить силовой барьер и уплотнил его на столько, чтобы камни их не зацепили. Но те их облепили и сдавливали. Теперь битва была на выносливости. На месте Рея, Эллида бы её сразу слила. Выносливости в ней мышка каканула и хвостиком размазала. А вот Рей удивил! Потел, но держался!

— Так это ты меня скинул в воду. — Рычал он от напряжения, аж вены на лбу вздулись.

— Не стоило быть на виду. — Ровно ответил длинный.

— Значит сейчас на виду ты! — крикнул Рей, раскидав камни во круг себя, пытаясь достать соперника, но этот гад спрятался за дракошей. Нашёл живой щит, гад!

Недооценивала Эллида паренька, ой как недооценивала. Она думала, что он выпендрёжник максимум. А тут и драться, вроде как умет, когда не боится. И не вступает в ступор, когда заведён. И двигался уверенно и быстро, когда не скован. Иногда выдавал такие скоростные кульбиты, что противник не успевал, а Эллида видела расплывчатые движения. Девушка не забывала иногда подкидывать в тощего камушки. Даже когда она подошла к дракону, не забывала подпуливать, для согрева.

— Какой красивый! — с придыханием пропела девушка, глядя на ящера. Его ярко жёлтые глаза, сузились в тонкую щёлку, наблюдая за ней.

Было в нём что-то такое… что Элл не понимала. Что-то не естественное. Что-то не правильное.

«Шерны!» – утвердительно ответило внутренняя половинка.

— Это кто? — спросила девушка.

«Перевертыши. – На удивление спокойно ответил её двойник. – Они могут принять вид любого животного. Правда если одолеют его. Так они впитывают повадки и силы животного. А с мясом и кровью – плоть их.»

— Так это не дракон! — наконец поняв обманку, погрустнела Эллида.

«Ну как сказать… И да, и нет. Очевидно этот шерн поглатил всех драконв. А этот желтоглазый был последним. Думаю, ещё с того времени он прятался и сходил с ума.»

— Почему не перевоплотился?

«Сил не хватает. Драконом стать то он смог. Но вот обратно никак. Застрял в форме и понемногу теряет силы и сходит с ума. Даже лучше, что его прибьют. Легче сделают ему. Последние дни для него будет агонией.»

Элл молчала. Она долго решалась. Эта задача была не сложная, просто знала ответ и всё. Знала… Она сжала трясущуюся руку.

«Сдохнешь!» – подала голос отражение.

И пропала в глубинах сознания. Наверное, пошла запасаться валерьяной. «Откуда в ней такая альтруистичность? Отражение не понимала. Не так она её воспитывала! Ой, не так! Чем чаще вокруг появлялось лицеприятие, тем танк альтруизма становился больше и бронированней. Так что лучше не трогать» – решило отражение.

Девушка перестала медлить. Ощущая, что на шум пришли многие любопытствующие. Значит букашек подавит она много… Ну что ж, мотыльки сами на огонь ползут! Эллида полоснула руку со всей молодецкой дури. Кожа разрывалась под ножом, с неприятным звуком. Но Эллида даже не скривилась. Единственная мысль: был риск, что сил не хвати на принудительную трансформацию. Но обострившиеся чувства: быстрое нахождения решений, ощущение, словно ты сверх человек, а остальные надоедливые мошки. Такие симптомы уже были… А за ними следует только одно. Отрыв души! Какая-то часть так и так скоро оторвётся. Эллида просто не хочет дать той энергии пропасть зря.

Кровоточащую руку, которая зарокотала фиолетовой молнией, девушка сунула в пасть дракону. Он, конечно, попытался сопротивляться и откусить кусочек. Но быстро растущая сила парализовала его. Сначала было не больно, даже волнительно, что столько силы вытекает и ты это чувствуешь. Душу поедает мир и Элл ощущала силу этого мира. Возрастал адреналин от мысли – сколько же формы ей можно придать, когда она не прицеплена к телу!

А потом пришла она. Вспышка боли ослепила. Ослепила до потери концентрации. Ничего больше не существовало, кроме неё. Боль была всем, она центр всего! Промелькнула мысль о драконе: «лишь бы хватило для его перевоплощения.» О Рее: «лишь бы с ним было все в порядке!» И о жизни… «Лишь бы не вся душа распалась и прожить ещё немного.»

А потом лишь одна мольба: «Быстрее всё закончись! Только быстрей…»

Ты ощущаешь пустоту лишь тогда, когда приходить что-то иное. Что-то, что её заполняет. Пусть это будет человек или сон. Ещё был бы этот сон не кошмаром!

Сон.

Элл видела маленького зверька. Он напоминал серенького хорёчка. А потом девушка увидела двадцать гигантов. Они стояли перед хорьком: чёрные и шипастые.

— Ты единственный из оставшихся шерн. — Проговорил первый дракон. — Мы отдадим тебе наши силы и тела, чтобы ты одолел незваного и безумного гостя.

Хорёк долго стоял. Он смотрел на гигантов и не шевелился.

— Мир падёт! — проговорил всё тот же. — Безумие этого гостя никого не пощадит, только так можно спасти всех. Мы добровольно жертвуем тебе наши силы. Спаси наш дом, в котором мы родились.

Тучи заполонили небо, ещё немного и с них сорвутся первые капли. Темнота спустилась на землю и окутало всё. Мгла закрывала долго, был лишь ужасный чавкающий звук. Но потом луна всё же проскользнула из-за туч, в любопытстве оглядывая окрестности. Перед большим чёрным драконом, не было никого. Шерна стоял один, а перед ним остались только следы, единственное упоминание о двадцати драконах. Перевёртыш взмахнул крыльями и взлетел. Он впервые парил в небесах. Но насладиться полётом так и не смог. Шерна направлялся на остров, он летел сражаться. За мир, за всех тех, кто отдал свои жизни ради этого.

Дальше Элл видела только суматоху. Серый дракон не уступал в весе. Он злился, рвал чёрного, безумствовал, разрушал, сходил с ума…

Элл посмотрела на небо, оно быстро меняло цвет, от светлого к тёмному и наоборот – перематывая время. Так прошло семь дней. Элл посмотрела на остров. Чёрная пустыня встретила её. И один серый дракон. Шерн открыл свои жёлтые глаза, понимая, что вместе с телом и силой, с поглощённым драконом передалось и безумие. И шерн медленно пошёл по острову пустыни, найдя пещеру он уснул. Там и пробыл, до сегодняшних дней.

Темница корабля.

Рей сидел угрюмый. Он не знал, что предпринять. Будь они на суше, то ещё можно уйти, а так… Да и сила девчонки пугала. Кто она? Был ли этот выброс спонтанным? Да и кто, в здравом уме так делает? Кто стирает остров только потому, что забирают твою зверюшку? Хорошо, что проплывал корабль! Но тут, конечно же, опять спорный вопрос. На столько спорный, на сколько хорошо могло быть в плену у пиратов? Но пока лучшего выбора не было! Пираты или дно морское.

Так Рей размышлял связанный в вонючей темнице. Покачиваясь вместе с кораблём на волнах. На верху гудела жизнь. Ругань, шум – для пиратов привычное дело. Такое же привычное, как не кормить пленных. Вон скелет один уже висит! Они даже его не выкинули!

Девушку пока не трогали, так как после выброса она билась током. Не хило-таки. Парням-пиратам пришлось волочь её на ткани. Мелкая зверушка, прицепившись к ней, тоже делилась разрядами. Они наэлектризованные примагнитились так, что их хрен отдерёшь. Так и валяются вместе у стены в камере.

А Рею приходилось туго, от осознования печального опыта или конца. Но терзания дум прекратились, так как на той стороне послышались стоны.

— Эй, Эллида! — прошептал Рей, чтоб их не услышали сверху. — Элл очнись! Не стони громко! Мы у пиратов! Элли!

— Да слышу я. — Прохрипела она –– Воды…

— За бортом её полно! И если не выберемся и жизнь там потеряем! Я-то ладно, меня просто попытают. А вот с тобой весь экипаж повеселиться. — Пытался он её напугать, что бы та побыстрей пришла в себя.

— Наивный! — прохрипела она. — Не боись! И на тебя охотник найдётся! Задница у тебя ни чё такая. Да и ценный товар не пытают! Шкурка попортиться!

— Ну знаешь! — возмутился он. — Ни за что!

— А чё это? Кто тебя спрашивать будет?

— Хватит! Выбираться надо! — Шептал он. — Раз так много говоришь силы есть!

— Да-да. — И зашебуршалась, повернувшись на другой бок, поспать ещё чуток. — После обеда…

— Ты что там засопела? Эй! Уснула? Эй!

Команда на корабле гудела, готовясь к весёлой встрече со штормом. Паруса приспускали. Где-то менялись на штормовые. Рулевой готовился на всех парах тягаться с волнами и, если нужно, проплывая сквозь них. Дул попутный ветер, а большего морским волкам и не надо! Палуба гудела и от возбуждения матросов, и от напряжения судна. Надо быть, ну прям морским фанатиком, чтоб замуровать себя на судне. И не бывать на суше месяцами, а то и годами. Хоть ты и двигаешься на своих двоих, но дальше корабля тебе не уйти. Поэтому сухопутные никогда не поймут тех, кто отдал свои сердца морю и волнам.

Спустя время.

— Мой лучше! — крикнул беззубый матрос мелкому юнге. Команду не смутило, что сам малец появился на борту недавно. Постоянно таскает с собой дохлую крысу. И у него явно был нездоровый интерес к молодому помощнику их кока. Объяснить по-другому, почему он так часто к нему бегал, никто не мог.

— Да! — Тонко взвизгнул он, словно яйца стянули и драил палубу тряпкой. И не важно, что на палубу постоянно покушается волна и ведро смыло из самых первых. А мелкого юнгу постоянно бросало на борта, после каждой встречи с волной, отбивая от удара рёбра. И те, кто за этим наблюдал, гоготали, глотая разбавленный морской солью ром. Пиратов так же не смутило, что у юнца уж слишком высокий голос. Им хватило того, что парнишка скинул этот факт на с рождения выдвинутую челюсть. От чего его голос так и не сформировался. (Рей бледнел, когда Элл несла эту чушь за едой. Но один из матросов подтвердил и сообщил, что у его родни на киселе у одного из парнишек тоже такой недуг. Дослушать этот бред Рею не дали, его загнал злой кок обратно).

Буря становилась агрессивней, волны выше. Судно скрипело всё сильней, с каждой встречной волной. И с криком прорывалось через них. Теперь, чтоб удержаться на палубе приходилось прикладывать усилия. И желательно все потуги нужно вливать в силу рук, хорошенько вцепившись в прочную деревяшку! Но рулевой выкрикивал команды и матросы выбегали их выполнять. Они не боялись залезать на мачты и затягивать, перетягивать, и перевязывать тросы. Для них качки не было, для них не было полётов корабля, после которых судно готово было рассыпаться прямо на ходу. Для них был вызов и веселье!

Подняли ещё один парус. И ад начался! Небо перемешалось с водой. Казалось, что и дождь был солёный. Мало того, что корабль колыхало, как пушинку, так ещё и ветер намеревался сдуть. Юнге пришлось привязать себя канатом к прочной деревяшке. Пытаясь, породнится с ней таким образом. И прижимался к бруску со всей силы, ведь как только волна, вздымаясь выше корабля, то пыталась смыть в море. Один раз это было так долго, что юнга чуть не захлебнулся. (В такой суматохе Элл была впервые, надежды на какой-то канатик у неё не было: «Цепи! У кого цепи?»)

Но вот волна прошла, откашлявшись, малец успевал протереть лакированную доску. И новая волна накрывала всё, и судно снова кричит. После, как вода опять лизнула корму, юнга судорожно успевал протирать свою любимую досочку. Ведь чистота превыше всего! Это безумие продолжалось целую вечность. Волны были выше корабля, но каждый раз судно с брызгами и рёвом вырывалось к новой волне.

Всему приходит свой конец. И шторм остался позади. Сразу начинаешь ценить спокойное время и простую рутинную работу. Юнга отыскал новое ведро и дрожащими от усталости руками тёр палубу. Прошедший матрос фыркнул, не сказав ни слова. Теперь он не малец! Он пережил шторм, выполняя свою работу. Теперь его можно называть мужчиной.

«Да-а! – ревела про себя Эллида. – Я – Мужик!» – продолжая возить тряпкой по лакированному дереву, тёрла она палубу.

Спустя две недели.

Превозмогая боль и укачивание, девушка тёрла эту грёбаную палубу! Грёбаной тряпкой, на грёбаном судне! После помывки, надо обновить лак. И вот уже обкуренная девушка повалилась на корму. Хорошо, что маленький зверёк за пазухой, только спит! Отсыпается бедняжка за все измученные годы. Взор девушки устремился в чёрное, с россыпью мелкого жемчуга, небо. Оно было потрясающим. Да и не только оно! Здесь всё было особенным! Воздух, приятными порывами ветерка, касался кожи. Луна вела за собой дорожку звёзд, рассыпанных по чёрно-синей глубине. Наверняка, местные астрономы придумали им названия! А тихое море отражало луну, делая сияющую серебряную дорожку к себе. Если проплыть ещё немного дальше и чуток за горизонт, то можно встретиться с этим светилом. И корабль, тихо покачиваясь на морской глади, шёл по это дорожке. Прямо к этой встречи. Принимая лёгкий ветер и давая вести себя звёздам.

Но насладиться этой красотой и стать единым с ним, не даёт тяжёлая работа. Тяжёлая и утомительная! Всегда надо что-то делать, куда-то бежать, таскать грузы, постоянно работать! Девушка научилась вязать узлы, быстро натирать палубу и так же быстро её красить. Даже стала различать для чего каждый канат. И узнавала названия частей корабля. Обветренная кожа огрубела, она давно привыкла к постоянной влаге, солнцу и солёному ветру.

Эллида боялась, что им попадётся корабль или они отправятся на остров. Но её страх развеялся этим же вечером. Когда матросы на перебой начали рассказывали кто что посетит в первую очередь. А значит суша близко!

Теперь они с Реем могут с гордостью хвастаться, что были пиратами! И без зазрения совести рассказывать своим детям, кто же на самом деле такой капитан «Грозный клык».

Правда рассказы этими делиться лучше подальше от моря, в глубине суши.

На суше. Далеко за портом.

— Думаешь мне легко было? — возмущался Рей. Его краснота на коже от огня и постоянного жара в печи не проходила.

— Ну ты был в тепле, в сухости, и со жрачкой! Да блин, это же рай! — говорила Эллида с лёгкой отдышкой.

— Это – Ад! — орал ей Рей — Он псих! Полный псих! А шторм! Только и уворачивайся от ножей и вилок. Да картошку лови.

— О шторме заранее предупреждали.

— Я же говорю, псих он! Он чуть меня не сварил! Думал всё конец. Хватит ржать!

Эллида краем мозга благодарила, что на кухню пошла не она. Ох и любимые корма, как они там без неё? Нечищеные!

— Как тебя назвать то? — выудила она из-за пазухи обалделую крысу. После острова, и нескольких недель плаванья зверёк, если его можно так охарактеризовать, всё время спал. В перерывах между сном – ел. И снова в кому. Шерсть сбилась, глаза поднавыкате. Он никак не мог собрать их в кучу! Но дыхание ровное и свободное. Ещё чуток и оклемается.

— Что это вообще? — как-то неуверенно указал на зверька Рей.

— Крыска. Не видишь?

— Оно живое?

— Н-Да.

— Да выкинь ты её!

— Н-нет. А вдруг голод? — Шутканула она, запихивая зверька обратно за пазуху. — На чёрный день, так сказать.

Шутку её, кажется, не оценил и даже немножко отсели. Ребята решили, что на сегодня с них марш-броска в глубь материка хватит и устроились на ночлег. Рей поймал зайца, а Эллида начала его готовить. Пока мужчина устраивал ночлег и закрывал его от дождя. Рей понял свою ошибку, когда учуял палёное. И вернувшись увидел уголёк.

— Что это? — равнодушно спросил он.

— Еда. — Так же ровно ответили ему Элл. — Так вкуснее.

Девушка разделила дымящий уголёк. И половинку положила себе. С энтузиазмом начала дуть. Парень недоверчиво присел и взял свою дольку. Немного сбив жар, он осторожно сунул это нечто в рот. И замер… В этот миг пронеслась вся его жизнь. Вот он маленький стоит у колодца и с жаром пьёт прохладную воду, Рей даже чувствовал вкус этой воды. А солнце беспощадно печёт голову, а потом кто-то выключил свет.

— Эй, Рей! Если так сильно устал иди на подстилки. Простынешь! — но в ответ упавший парнишка ничего не сказал, даже не мыкнул. — Я тебя таскать не собираюсь.

И девушка вернулась к прежнему более увлекательному занятию: обгладывание тушки. Желудок присылал довольные салюты и чуть не аплодировал. Даже крыска выбралась на воздух, требуя свою заслуженную долю.

Утолив голод, девушка кинула на паренька охапку сухой травы. Возможно, для розжига. (Костёр ведь близко.) А сама уволилась на лежак. Усталость взяла верх и Эллида быстро провалилась в пустоту. Оно и понятно! Впечатлительные ребята шли весь день от пристани, что б не видеть этих пиратов и забыться от рабства на судне.

Жаль только одно! Закрыв глаза, Элл увидела их! Тех, кто приходил к ней каждую ночь без приглашения. Уродливые монстры, преследовавшие её и сжирающие всех на своём пути. И в конце её саму пожирали, как и остальных.

Эллида вскочила, тяжело дыша. Холодный пот бил ознобом. Кошмары, преследовавшие её, не давали покой и отдыха. Какой ложилась разбитой, такой и вставала. Луна сочувственно смотрела полным ликом. Рей из комы перешёл в обычный сон и тихо сопел у тлеющего костра. Трава так и не загорелась. Повезло ему!

Истории и смысла во снах уже не было. И девушка, плюнув на всё, решила осмотреться. А заодно немного развеяться. Все эти кошмары начались после встречи с руинами замка. Тогда во-второй раз оторвалась душа. (Первый – когда она делала памятник детям леса) Эту боль трудно с чем-то сравнить.

Но самое ужасное – это последствия. Мало того, что девушка становится ветренной, обесценивает жизнь. Так и её собственная память начала хромать. Землю она уже помнит плохо. Чувства начинают слабеть. Эллиде всё трудней сдерживать гнев.

Когда дракоша, в безумстве прихлопнул человека. Она не почувствовала ничего. Ведь тот охотник мешал! А после отрыва, когда взорвался остров? Рейя она уберегла и дракошу тоже. А вот остальных? Сколько их было? И разве есть угрызения совести? Мешали! Элл знала, что это неправильно. Но знала она это только на словах…

Людям нужна цель. Для продвижения всегда нужно точка. Только так будет ощущения пути. Главное до конца не забывать свою цель и сфокусироваться именно на этой точке. Даже когда станешь пустой, бездушной куклой и потеряешь своё имя. Потеряешь свои чувства…Конечная точка заставит не сбиться с пути.

Уходя от невесёлых мыслей, девушка увлеклась природой. Она вдохнула спокойный предрассветный воздух. Он холодной струйкой добежал до лёгких и немного остудил голову. До рассвета было ещё время и девушка направилась по ночным тропам.

Со всех сторон, на разных расстояниях, слышалось стрекотание жуков. Иногда вдали ухали птицы. А деревья поскрипывая от задуваний ветерка, прилетевшего с дальних низменных гор. Эллида шла тенью, уворачиваясь от кустов и веток. Полностью избегать шума она не пыталась. Наоборот, девушка хотела, чтоб живность её слышала. Показывая, что она всё ещё есть! Элл уверенно шуршала в направлении, куда глаза глядят.

К деревне девушка вышла, когда солнце окрасило небосвод в яркую помадку. И последние метры она ориентировалась чисто по запаху. Будем откровенны, деревню она подчуивала ещё в лагере. Как только ветер начинал дуть с определенной стороны, принося благовонные амбре скота, а возможно и не только скота. По прибытию в этот мир. Запах – единственная вещь, к которой она не может привыкнуть! Смирится. Но не привыкнуть! Перетерпеть. Но не привыкнуть!

Как и положено деревне, чуть свет, здесь уже во всю работают в поте лица. Пастухи дремлют, выгуливая скот. Дворовую скотину, кормят, чистят, поят и тоже выгуливают.

Жизнь кипит на рассвете. Эллида даже смогла умилиться от такой идиллии. Девушка не стала долго думать и подойдя к первой же хатке. Быстро отыскала источник шума и брани в первом же хлеву. Эллида чуть не совершила ошибку, обратившись как к хозяину.

— Здрав будь, хозяюшка. — Лишь под конец смекнула она.

— Ой, кто это? — хрипловато откликнулась хозяюшка, выбросив-таки лопату навоза, чуть не в ноги Эллиды.

— Не подскажите ли вы мне, где староста обитает?

— Та зачем он тебе? Ты не из деревни. Да и не из города, как я погляжу. Чего надо?

— Я учёт веду. Какая нежить беспокоит. Нужно ли присылать сюда магов для зачистки. Я из программы повышения жизни населения! — на ходу придумала она.

— Учёт значит… — засмаковала эти слова хозяйка.

— Да, хочу спросит старосту, не видывал ли он по близости кого? Не беспокоит ли чего?

— Так это любой может сказать. Вон! Повадилась одна тварина скот облыбезать! Управы никакой нет! Что только не делали! Так эта скотина, нет бы голодная, а то для веселья видать. То голову отгрызёт, то ногу, а бедная животинка мучается потом. Как бы на людей не началась охота!

— Да, проблемка. Вот поэтому староста и нужен. Без подписи никак.

— Так он на сенокосе сегодня. Там, за холмами!

— Благодарю, хозяюшка. — И Эллида развернувшись-таки вляпалась в навоз. Но на то и деревня! Не вляпаешься – не потопаешь!

Поместье организатора Колизея.

— То есть, как острова нет? А где игроки? Ты хоть знаешь сколько за них уплачено? В глаза мне смотри! — маленький пухлячок проявлял неслыханную ловкость и быстроту, не смотря на свои габариты. Он уже с получаса избивал своего прислужника. И останавливаться не собирался. Желая-таки забить его плюшевым тапком до смерти.

— Ты хоть понимаешь, какой скандал может произойти? — голос толстяка срывался на ультразвуковые волны.

— Господин? — пришугано позвали его из-за двери. — К вам господин Ранген Маркейн.

Раскрасневшийся мужичок застыл. Тяжёлое дыхание на секунду замерло. Он заметно посинел и после судорожного вдоха, кинулся к дверям. Не обращая внимание, что на нём нет одного тапка, а сам он в пижаме. Дело срочное и важное, раз сам король решил явится к нему. Так что на переодевание и этикет нет времени.

— Ваше величество! Я всё объясню… — бежал он по лестнице.

— Не стоит! Полномочия об острове я с вас снимаю. И советую забыть про него. Лучше сосредоточьтесь на играх. Советую поднять ставки. Так как другие кандидаты не смогли пройти отборочные. — Ровно произнёс он с опасным спокойствием. С вашей стороны лучше сделать всё, чтоб никто ничего не заметил.

— Да ваше величество. — Замер он в поклоне, боясь шумно дышать.

Макрейн не счёл нужным разглагольствовать дальше. Получив ответ, он просто развернулся и вышел из особняка.

— Разве не стоит убрать его? — спросили короля, когда он сел в карету и она тронулась по каменистой дороге.

— Нет. Он ещё пригодиться. Да и на том месте, где был остров, сейчас прошёл неплохой сбор. Даже стоило сказать ему спасибо, за старания. Причину выброса так и не выявили?

— Нет.

И не приметная карета выехала за ворота поместья. В подземельях Колизея ещё полно работы. И Маркейн не собирался поручать её другим.

Толстячок стоял, прожёвывая произошедшее. То, что его не убили на месте, не иначе как высшая благодать! Благодать самого короля! И он засмеялся. Громко, булькая каждый слог.

Лес. Привал Рея и Элл.

Эллида кинула в спящего Рея картой. Эта скотинка решила продрыхнуть весь день? Даже светящее в глаза солнце его не разбудило! Да ладно солнце, нежить уже пятки его живала! Хоть бы хны!

А эта мелкая скотина, которая терроризировала деревню, была юркая. Если бы не новый приятель – шерна, эта скотинка попробовала бы вкус человеченки и осталась довольной. А так, благодаря зверю, лежит вон головой к мальчишке и не чешется. Вот он какой, безответственный Рейтам! Ну нельзя спать так крепко, когда ты посреди неизвестного леса. А то, что Эллида сама в прострации разорвала круг, когда выходила и не зациклила его обратно. Это ещё доказать надо!

— Вставай неженка. Мы совсем на другом континенте. — Сказала она пареньку, который от соприкосновения с картой и так чертыхнулся, а когда увидел полуразвалившийся трупик, так вообще в костёр прыгнул. Угли обрадовались и куснули за зад. Паренёк взвыл и облюбовал траву неподалеку, матеря неких особ с красноречивой завидностью.

То, что они, находясь в городе не попытались разузнать своё местоположение, было по нескольким причинам. Во-первых, ребята оказались на суше и хотели побыстрей уйти в глубь материка, что бы их окружала одна земля. Теперь они будут долго боятся даже лужи. А второе – пираты! От пиратов так просто не уйдёшь! И вот, им нужно вернуться обратно. И отплыть в ближайшие пару дней. А то случится что и не вашим, и не нашим! Золушка проспит весь бал.

— Как на другом? — подорвался Рей, забыв и о нежити, и о боли на пятой точке.

— Нам нужен континент Метрил, а мы на Кани.

По мере сверения местности на карте, паренёк бледнел.

— Нет! — прошептал он.

— Это значит, мы не успеем. — Сказала страшные слова Эллида. В этот миг для Рея всё умерло. И никогда больше не оживёт. Но раз у Эллиды утро было продолжительным, то вполне хватило времени на подумать. — Если у нас не будет быстроходного судна. То мы не успеем ни на окончания, ни на награждения, ни на попойки. Бесславная жизнь, а? — начала она.

— Ни один корабль, минимум неделю не посмеет выйдет в море. — Рей чувствовал, как его душат.

— Пираты только неделю будут в барделях… — указала она ему истину.

— Ты их просто недооцениваешь! Они будут на суше, пока не найдут достойную добычу. И никто не хочет быть той достойной добычей.

— Не фасе какая у всех самооценка! — удивилась девушка. — Мне б такую! Ну и пусть ищут дольше! Пока они ищут на суше кто-то в море уже угонит их судно. И это будем мы!

— Чего? Украсть пиратский корабль? С какой ветки вы упали с утра, мисс? На корабле находятся несколько головорезов, которым только и дай сабли в руки и укажи на цель. И даже если мы выкрадем его, как ты собираешься управлять им? Нужно, как минимум 10 человек. Как минимум! — перешёл он на ультразвук.

— Ой да ладно, минимум… — «минимум один маг – подумала Эллида. – Вдохнуть жизнь в судно и все дела.» — Быстрее пиратского Эльбадора мы в этой дыре не найдём!

— Где ты команду найдёшь? Или объяснишь всё пиратам, и мы все дружно смеясь, поймав попутный ветер, отправимся в открытые море? Сдурела?

— Ну объяснить можно. — Задумалась девушка. — Только нас на смех поднимут и с ножичком познакомят. Но есть другой вариант…

— Какой? — устало спросил Рей.

— Ты знаком с магией?

— С чем?

— С магией. Что ты умеешь? Артефактами балуешься? Призываешь?

— Мало осталось тех, кто умеет призывать. — Рей так и не понимал к чему ведёт Элл.

— Да это я и без тебя знаю! — отмахнулась девушка. — Я про тебя говорю. Чем балуешься, что может быть для нас полезным?

— Ну-у… — почесал он макушку в задумчивости, не зная куда это всё может его завести. — Могу зелья, яды усиливать. А также, узнавать их при подмешивании и различать.

Эллида замерла. Ну ничего себе бонусик! Не плохо так! Она тоже бы так хотела.

— Скотина. — Надулась она.

— Что? — не понял паренёк.

— Скажи ещё, что нейтрализовать их можешь у себя.

— Могу.

— А-А-А-А! — заорала она викингом. — Ну всё, убью! Нельзя такие скиллы иметь в жизни! Читер грёбаный!

Рей не мог знать таких ругательств, но инстинктивно попятился назад. Он знал, если баба орёт – молчи. А если баба орёт что-то уже невнятное – беги. Такой молодой и такой уже опытный! Бежит и не оглядывается, времени зря не теряет.

Немного пробежавшись и остыв Эллида затормозила, от пришедшей к ней мысли.

Так стопэ! Теперь Эллида в осадке вошла ещё больше! То есть, как мало осталось тех, кто умеет призывать? Получается с Плу, она Лорендай, ой, как и подставила! Особенно в такое неспокойное время. К сожалению, об этом Элл додумалась только теперь. Этот приход мыслей называется – жиравский. Но, с другой стороны, хорошо хоть вообще какие-то мысли образовались. А то бывают и такие кадры, в которых и этого то нет. Накуролесить и забить! Потом придя к мысли, что керра присмотрит за старушкой и не даст в обиду, успакоилась. А лес, в случаи чего, даст кров. На этом Эллида и пошла дальше. Рей неуверенно крутился рядом, стесняясь подходить ближе.

— Ты всерьёз думаешь украсть у них корабль? Может не надо? Телепорт найдём… — уже полностью отчаялся Рей.

— Ты ещё артефакт путешествия во времени уйди делать!

— А такие есть? — всерьёз спросил он.

— Нет. — Отрезала Элл

— Тц! — Цыкнул парнишка. Но идею с артефактом запомнил. — Может завлечь пиратов каким-нибудь сокровищем и заставить плыть в нужном нам направлении? А мы по дороге сойдём.

— Интересный план. Но нас быстрее на локуски порежут. До вечера нам надо добраться в гавань. А до полуночи выплыть в открытые воды.

— Да ты серьёзно? — верил Рей в благоразумность. — Это невозможно сделать вдвоём!

— Не вдвоём! — достала она из-за пазухи полудохлую крысу. Бедный зверёк, вымотался, гоняя нежить. И, словно дохлый, безвольно мотал головой. — Втроём! Или ты струсил столкнутся с пьяным отребьем, оставленным на судне?

— Перестань говорит, словно ты месяцами с этим отребьем и была. — Рей не считал две недели за должный срок. — Я говорю не о захвате. Мы это корыто не сдвинем и до утра! Да зачем тебе эта дохлая крыса, давай я тебе лучше живого подарю. — Не выдержал парень и предложил закапать зверька, чтоб больше не мучать.

— А сам? Словно годами на этом корыте готовил этому отребью! — для Эллиды же сроком не было и месяца. — И крыса не дохлая, а уставшая! На счёт отхода корабля не волнуйся, главное попасть на него.

Пристань.

Вечер был такой приятный. Из-за пиратов пристань была безлюдной. Только дохлые лодочки качались на берегу, заливаемые золотом заходящего солнца.

— И как мы это сделаем? — не унимался Рей. Его очень волновал план действия.

Лодочка, что они конфисковали, постоянно петляла в разные стороны. И здесь волны не виноваты. Зеркало позавидовало бы глади вод, что были этой ночью. Просто ребята не умели грести. У них это так: гребёт одна сторона, пока другая отдышку восстанавливала. А когда подключалась другая – уставала эта.

— Как бы сделали это головорезы? — Эллиду опять мучила отдышка. Она уже подумывала закурить, что б не так обидно было, да и оправдываться тогда можно, почему дыхалки нет.

Рей не понял, то ли она шутит, то ли всерьёз? Но на всякий случай сообщил.

— Убивать мы никого не будем! — он постарался чтобы его голос звучал уверенно и чётко, ловко скрывая усталость и дёрганость.

— Какой ты неженка, Рей! — работая своим веслом, задыхалась Элл. Она не скрывала свою усталость и дышала, как паровоз.

«Эх, красивая луна…» – думала Элл, ей было обидно, что на лицезрения этого опять не было времени.

— А ты, как не от мира сего! — парня же не прельщала эта красота. Ну есть и есть, фиг с ней! Он смотрел только на судно. И тень, оставляемую им на водной глади. — Убивать не обязательно.

— Не обязательно, но надежно! Ты оставляешь себе врагов. Оскорблённых и озлобленных врагов. Которые в будущем. — Эллида бросила грести, откинув весло и вытерла пот со лба. — Придумают план, как наилучше и побольней тебя убрать. — Выдохнула она окончание фразы. И всем видом показывала, что дальше никуда не поплывет, греби один. И бейся там один, она усё иссохла!

— Как же нам поступить, не убивая их? — Рею все слова были, как о стенку горохом. — Жизнь и так с ними не церемонится! Тех, кто хочет их прибить и без меня хватает. Лично мне, они ничего не сделали.

Девушка посмотрела пареньку в глаза. Небесно-голубые и такие же наивные, желающие охватить всё и узнать.

— А если, на одном из кораблей, которые решат ограбить наши уже близкие знакомые, плывёт твоя жена и дочь? — синие глаза немного помутнели от непонимания? И Рей пытался представить это. А Эллида продолжала. — Пираты с удовольствием с ними повеселились и пустили на корм рыбкам. Ты будешь утверждать, что жизнь пирата и так потаскала? И им надо сочувствовать?

Рей сжал весло. Он не принимал такой выбор насилия. Даже с таким исходом… Он не мог… Но… От противоречивых мыслей мальчишка аж зажмурился.

— Жизнь ни с кем не церемонится. Но выбор: жестокости, грабежа и насилия – они сделали сами! К сожалению, такие люди и будут продолжать это делать. До тех пор, пока кто-то с ними что-нибудь не сделает. — Ветерок подул с берега, донося весёлые крики команды. На вскидку Эллида могла определит, кто же это так веселиться. — Даже после того, как мы угоним корабль. Думаешь, они спокойно это примут? — спросила девушка Рея. — В гневе эти ребята перережут половину гавани. А остальную половину продадут.

Рей застыл. Наконец, осознав всю ситуацию.

— Ну что? Поплыли на корабль? А то опоздаем! — наигранно весело и бодро произнесли Эллида. — Она даже весло взяла.

— А как же стража? — тихо хватался за соломку Рей.

— Их слишком мало. Эти пираты здесь уже второй день. И особо не прячутся. Но никто ничего не делает. Боятся!

Эллида пару раз гребанула веслом и лодка слегка развернулась.

— Надо что-то сделать! — твёрдо сказал Рей, не думая грести дальше.

Недавно он не знал, что делать с тремя оставшимися на борту разбойниками. А тут решил справиться со всем отрядом из двадцати человек.

— А как же турнир?

— Успеем! — и в глазах такая уверенность! Что девушка аж всплакнула…Мужчина растёт!

Пока эти двое догребали до берега они прокляли всё и всех! Руки дрожали от усталости и мышцы на них, а заодно и на ногах ощутимо поддёргивало. Эллида не знала, как у Рея, но у неё точно.

Тёмная комната.

— Это хрень полная! Нам конец! — всё причитал пацан. Причитал он с тех пор, как только Эллиде тюкнул в голову этот план и она озвучила его во всеуслышание. А так как другие идеи в такой короткий срок не приходили – возражающих не было! А если и были, то холодное море их остудило и им пришло озарение, что план в общем-то не так-то и плох! Поэтому Рея потряхивало и от усталости, и от холода. Элли в отместку скидывать побоялся. Ещё утопит ненароком с неё станется. Лучше потом расквитаться…

— От куда у тебя сонный порошок? — удивился Рей, пытаясь нащупать в полутьме застёжки. Он успел высохнуть, поесть и даже чутка смериться с участью.

— В лесу нашла. А благодаря твоему усилителю, пара щепоток и наши малыши будут спать, как младенцы. — Улаживая свои волосы в прилизанную залысину ответила Эллида.

— Ох, чувствую прогорим! — приуныл Рей, справившись, наконец, с застёжками.

— Главное смейся больше, как я тебя учила. И голос выше делай. Дальше по обстоятельствам! — девушка вышла наконец на белый свет с полутёмной коморки, единственной свободной кстати из дальних трактиров.

— Да это не план даже вовсе! — возмущался вышедший вслед… ещё одна девушка.

Рей был просто лапочка! Сворованная, во благо, одежда смотрелась на его фигуре, дай боже каждой девушке. А нахимиченые ещё у Лорендай прототипы косметики дала ошеломляющий эффект. Эллида, как знала, что эта муйня пригодится и аж присвистнула, рассмотрев его с более дальнего расстояния, точнее её.

— Рида! Да на тебе любой мужчина женится! — радостно всплеснула она руками.

— Иди ты! — от возмущения голос Рея дрогнул и слегка сорвался.

— Вот! Хорошо! Только ещё чуток выше и мягче. Ничего, — махнула она рукой — ещё немного тренировки и от опытной женщины тебя не отличить.

— Придушу! — пробасило это дивное недоразумение. Так, что двое юнцов, которые уже подошли почти в плотную, с намерением познакомиться, резко ретировались от испуга в кусты. Тока зайцы их и видали!

— Простудилась она! — неизвестно кому выкрикнула Эллида. — Лучше молчи! Мужчины же любят молчуний?

На этот раз Рей не ответил. Задрав подол юбки почти до самых ушей, слишком широко расставив волосатые колени, направился в ближайший публичный дом. Ведя, перед собой неудовольствие, а за собой обиду на весь мир. И на провокации типа: женщина должна быть домохозяйкой, побольше молчать и хороша во всех остальных смыслах, и что Рей с этими всеми задачами хорошо справляется – не вёлся, козёл!

Хотите знать, что такое анархия? Идите в средневековый публичный дом! Эллиде же потребовалось время, чтобы свыкнуться с обстановкой. Она в клубах то, почти не была. А тут сразу в бордель! Зависнешь тут…

— Эй, красотка, садись ко мне на колени! — со всего маху шлепнули Рея по мягкому месту. В глаза Эллида прочла молитву: «Не дай господи прибить их сейчас!»

Но паренёк вдохнул и вместо: «резко вилкой в глаз» – медленно моргнув, он немного повыпендривался, как барышня кисельная и слинял за выпивкой.

Но в глазах кровожадно читалось: «Руки вырву и засуну в причинное место, колобком назову!» – и ловко выудив порошок из искусственной груди и с размаху засыпал его в бочку. Налив с неё же эля отдал какому-то пьянчужке. Вот только в слух не сказал: «На жри скотина» – а по виду так хотел!

В этом заведении осталось немного не оприходованных порошком, штуки три, бочек. Эллида только хотела насыпать в одну из них «добавку», как со спины до неё дотронулись.

— Капитан, хочет пригласить вас за столик. — Шепеляво передал беззубый посланец.

«Ух, какая честь то обломилась, а какие манеры!»

Мило улыбнувшись, Эллида прошествовала за стол, к жующему солому мужчине и рассматривающего её с ног до головы.

Единственное, что роилось сейчас в мыслях у девушки, увидел её дело или же нет?

— Красотка. — Выдохнул он, наконец, перегаром. Так, что Эллида чуть сознание не потеряла.

— Для вас старалась. — Задержав дыхание, проговорила она. И гася в зародыше желание, помахать перед своим носом рукой, разгоняя это умопомрачительное амбре.

Он довольно похлопал по колену.

–– Но вот боюсь, что у вас не хватит средств.

Все сначала застыли, а потом самые весёлые заржали, расплёскивая эль.

— И сколько же ты стоишь? — ради интереса спросил наш капитан.

— Как минимум остров с замком и всей прислугой. — Гулять так гулять! А вдруг и в правду обломиться?

У кого-то нашлись силы, что б присвистнуть.

— А не многовато ли требуешь? — изучающе посмотрел на Эллиду грозный капитан, пытаясь сфокусировать на ней зрение и прикинуть, как бы лучше её проучить.

— Охотники находятся. Не можете заплатить, дальнейшего разговора не будет!

Капитан резко встал, даже смог слегка напугать, такой резкой сменой дислокации. Выпил со всего маху эля и упал. Эллиде даже немного обидно стало.

— О, мой мужчина! — пропела она, доставая из-под корсета верёвки.

Остальная банда, тоже пыталась шевелиться, но не долго и замерла в сонном параличе.

— Ну чего медлишь? Пошли! — пробасила органом подошедшая симпатичная девушка. И в растопырку, когда Эллида довязала узлы, направился к выходу. Сонное и спокойное царство вокруг грело душу. — Я на верху со всеми разобрался. Нам ещё два заведения обходить.

То ли Рею понравилось, то ли он свыкся. Но во втором «доме» мужчина умудрялся даже заигрывать. И с возгласом басистым: «Эх!» – пошёл в третий. Там даже плясанул на сцене. Вот это Эллида понимала! Разгулялась молодая, в азарт вошла! По сравнению с ним Элл даже, как-то закомплексованной выглядела что ль.

«Психолога поискать? – подумывала Элл. – У меня есть друг-парень, он это, моих парней уводит!» – будет таким начало сеанса.

Не взирая на всё остальное, эта ночь стала самой тихой в гавани. Все пропойцы и хулиганы спали. А пираты раздетые, сидели спинами друг к другу, кружком, хорошенько связанные канатами, возле дозорной с запиской: «Спасибо за службу! С Новым годом! Ваш любимый Санта!»

Корабль таки отправился в свой путь, уверенно разрезая носовой частью лёгкие волны. Правда с рассветом. Но как говорил Рей: «Ничего! Успеем!». А пока сам высказатель, мудрых слов вертел лифчиком на носовой части и орал: «Эге-гей! Я снова мужик!» – и с энтузиазмом начал выкидывать весь женский туалет за борт.

В это время к берегу пришвартовалось мелкое судёнышко. Со спящими пиратами на дне. Их даже сонным порошком не надо было поить. Они не просыпались не только когда их связывали, но и тогда, когда две хрупкие девушки скинули их в лодке на воду. А одна из них ещё и плюнула, пробасив: «Козлы!» – развернувшись, исчезла в рассвете.

— Молодец! — почесала Эллида небольшую крыску за ухом. Этот зверёк поработал больше всех, выискивая бандитов по барам и остальным заведениям. И подсыпая ещё индивидуально порошка. Так что, пираты и весь суд продрыхнут не просыпаясь. Зато выспятся!

— Ещё хоть раз я надену этот корсет! Ещё хоть раз! — ворчал Рей прохаживаясь по палубе, с голым торсом на радостях.

— Не зарекайся! Да? — тихонько спросила девушка зверька.

Негромкий писк был ей ответом. А Эльбадор, носящий имя теперь не просто так, сам ловил парусами ветер, и сам на нюх искал направление. Ведь у любого нормального живого корабля, должен быть нюх на земли…

Возле Колизея. Особняк Маркейна.

— Господин. — Постучались в дверь.

— Входи! — ответил мужчина, вяло натягивая халат, скрывая своё тело под чёрной скользящей тканью. Рельеф мышц, ткань скрыть не могла и стройным силуэтом он прошёл к графину с водой.

— Надежда отказывается пить свой чай.

— Ясно! Принесите кружку к её комнате. — Чётко произнёс он. Не показывая на фарфоровом лице ни грамма эмоций.

Он подошёл к своему ложу.

— Уходи. — Холодно прочеканил он. И небрежно направился в другую комнату.

Под тонкой простынёй молча зашевелилось тело и не удосуживаясь одеться, девушка просто вышла из покоев. Мужчина проигнорировав свой гардероб, взял камен, впитывающий архан и направился к своему любимому источнику.

Возле комнаты Нади стояла несколько стражей и дворецкий с подносом.

— Мисс никого не пускает. — Отчитался слуга.

Но мужчина ничего не сказал, просто взял кружку и вошёл. У него было хорошее настроение. Новый день ещё не начался, а у него было почти всё готово: место, амулеты. Почти всё, кроме неё.

— Нет! — кричала девушка, кидая всё, что попадается под руку. Разбивая стёкла, до которых могла дотянуться.

В комнате, на момент прибытие Маркейна, царил полный кавардак. Но он и глазом не повёл на всё это.

— Надя. — Тихо позвал он, но девушка услышала.

— Марк?! — она нашла его взбудораженным взором. И глаза сразу же наполнились слезами.

Она кинулась к нему.

— Я не хочу! — всхлипывала она. — Я не понимаю, что происходит! Я не хочу этого! Я хочу, как всё было раньше. Давай вернёмся?

— Не волнуйся. — Он говорил убаюкивающее. Успокаивающе, поглаживая её скулу. — Всё хорошо! Ещё немного и всё закончится. Выпей свой чай, твой любимый с ромашкой.

— Мне страшно! — волнительные складки на лбу разгладились, и она прильнула губами к кружке. — Всё не так, как было и тебя нет рядом!

— Я с тобой. — Он заправил самую непослушную прядь и подтолкнул кружку, что бы она выпила всё до последней капли. И Надежда послушно допила. Ведь с ней был её Марк. Здесь с ней самый дорогой человек. И только ему она может доверять в этом враждебном мире. Да и не только здесь! С первых дней ещё там на Земле! В том затлевающем от смога мире…Она доверяла только ему… только ему, и что-то на Земле было ещё… Тина! Да! Точно! Надя хотела их познакомить! Она подняла на него вспыхнувшей искрой глаза. Как это бывает в крайней стадии агонии – проблески ясности. А после, как увидела его взгляд. Уверенные и спокойно смотревший так пристально, словно мог прочитать её душу. А ведь точно! Только ему она и могла доверять…

И рассудок девушки снова закрылся пеленой, не давая воспринимать ничего кроме мужчины. Только он! Всё остальное лишнее!

Мужчина повёл её к постели. Уж на этот раз Маркейн сам позаботиться, чтоб она употребляла зелье. Он слишком многое отдал что б переправить сосуд, и потерять его, он не намеривался. Ещё неделя. Небольшая неделя и всё придёт в исполнение… А пока, Надежда должна быть послушной.

Берег.

Эллида усердно вглядывалась вдаль. То поднимаясь, то опускаясь создаваемой эффектом качели.

— Прекратите уже. Идём! — прошёл мимо резвившихся Рей. Девушка встала на гнущийся ствол, а Шуга маленьким медвежонком подпрыгивал на другой части. И девушка с серьёзным выражением лица пыталась рассмотреть край поляны и леса. Но выше деревьев всё равно допрыгнуть у них не получалось!

Рея догнала уже одна девушка. Зверёк снова превратился во что-то мелкое и спрятался в текстурах одежды. Каким образом он это делал парнишка так застать и не мог, а девушка только пожимала плечами. Мол сама не знает. Ага!

— Почему нам надо пилить своим ходом? Фиг знает от куда, по хрен знает какой чаще, когда у нас есть афикенный корабль? Да ему же пристань искать не надо! Эта умничка сам задрифтует туда, куда ему надо. — Возмущалась Элл, идя насупленная.

— А потому. — Сдержанно ответил Рей. — Что твой умничка, правил этикета не знает!

— Ой! Те лодочки сами нарывались! — оправдывалась Эллида за двоих. — Да и материал ему нужен для починки.

— То есть? И из-за этого можно сжирать другие корабли? — Рея до окончания дней будет сниться этот кошмар. Как носовая часть корабля полностью оживает в виде пасти и проглатывает другой с себя величиной корабль. Люди внизу сначала кричали, звали на помощь. А это ожившее судно лишь гремело и скрипело. — Так?!

— Так, ни так. Люди же все целы! — спокойно ответила девушка. Да и чего он так разошёлся? В борту пробоина с человека была, им ещё повезло, что судёнышко мимо проплывало. А то, что других ловить начал. Так это азартик проснулся. Он же молодой- игривый….

— Что странно. Мог бы с их кожи паруса понаделать. — Распалялся Рей.

— Слушай, Рей, да ты живодёр прям какой-то! Мне немного страшно за тебя. Откуда в твоей голове такие мысли? Детство тяжёлое?

— Да на монстров на твоих насмотрелся! Одну беду мы вывели. А на место неё создали ещё большую!

— Эльбадор не бедствие, а лапочка!

— Ага, детей пугать этой лапочкой буду! Уверен, он ещё ноги себе отрастит.

— Надо отрастит…

— Слухов теперь о морском монстре, который корабли пожирает разрастётся. Тебя надо саму властям сдать!

— Попробуй! — угрожающе произнесла она. На плече встал сиреневый хорёк и изучающе осмотрел Рея. Мальчишка мог отдать на расчёт все мериады звёзд, что этот хорёк прикидывал, какой глубины яму вскопать. И решив, явно неглубокую, высунул змеиный язык.

— Темнеет быстро. — Волнительно перевёл разговор паренёк. «Оклемалась крыса! – сам думал Рей. – Предлагал же закопать, пока не шевелился!» — Нужно искать место для… — продолжил он в слух.

— Ночлег отменяется! — перебила она его. — Что бы нашего Эльбадора не видели. Пришлось швартоваться слишком далеко.

— Знаю. — Серьёзно ответил мальчишка. — Но продолжать путь ночью, да ещё и в лесу – это самоубийство. Каждому нормальному путнику это известно. — А сам сверлил дальнейший лес взглядом в решимости.

— Нормальному, возможно. Но другого выбора у нас нет! Мы уж слишком зажаты в графике!

Они пересекли поляну и добрались до первых деревьев. Солнце начало давать повод на отброс теней. А те, в свою очередь, с удовольствием росли.

— Самый быстрый путь – через лес! — продолжала Эллида. — И если нам повезёт, то успеем на награждение.

— Тогда, что стоим? — до противного зуда, бодро спросил Рей. Ему уж тем более нельзя опаздывать на такое веселье. — Нас ждать никто не будет! — и сорвался на такой же бодрый бег. Эллиду бесят бодрые люди! Вот всю бодрость им так переломать и хочется!

— Это точно. — Девушка нехотя сорвалась с места за пареньком.

Пробежав немного, Эллида поняла, что это в общем то был провальный план. Рей не стал ждать. Типо: «сама добежишь, этот отрезок каждый сам за себя.» А бежать Элл больше не могла.

— Шу! — проблеяла она зверьку, пытаясь сохранить свой улиточный бег. Вот пешеход из Элл нормальный. Ходить далеко может. Но только не бегать! И пусть вес мир рушится! Девушка сможет только дойти до него! — Знаешь? — пытаясь отдышаться промямлила она, показавшемуся зверку после того, как он услышал своё имя. Пот лил градом, а вся вселенная ходила ходуном. — Что бы пробиться, нужно переть на пролом. А то нас числом возьмут.

Конечно же девушка говорила про себя, а не про Рея. Этот неженка ещё тот притвора! Его след уже давно простыл и в кустах не волялся. И Эллида бы даже не удивилась, окажись он уже у края леса. Ну вот ни капли удивления. Зверёк утвердительно пискнул, обращая внимание на появившиеся первые фантомы, смотрящие на них голодным взором. Вот действительно, прям как подснежники! Ток чёрные.

Шуга цапнул за палец девушку и, лизнув крови, начал свою трансформацию. С мелким превращением энергии в крови, которую слизывал зверёк вполне хватало. И чувствовал себя он после, весьма достойно. Так они по дороге и баловались, развлекая себя новыми шкурками, в прямом смысле. Рей, конечно, любопытствовал. Но ему показали кукиш и успокоились. Кукишь показывали не просто так, а для сохранности его же психики. Ведь сама трансформация выглядит, ну прямо ск