Лодка с цветами

Прочитали 25








Содержание

В те далекие времена, когда реальность была наполнена событиями столь волнующими и страшными, а мир воображаемого был таким же реальным, как и все, окружающее человека, бок о бок с людьми жили существа фантастические и пугающие. Никто не знал, откуда они взялись, но люди верили, что они остались с тех давних времен, когда по земле ходили боги.

Туманные северные леса, их непроходимые топи болот и валежник, густые чащи и дикие звери, были наполнены многими страшными существами. Это было их царство, их последний оплот под натиском все крепнущего человека. И если и были они враждебны людям, то потому, что для них это был вооруженный противник, уничтожающий все на своем пути. Многочисленные ранее ряды обитателей леса редели, встречая конницу и лучников. Те, кто выживал, уходил все дальше и дальше в леса и создавал все более изощренные укрытия, не желая видеть людей.

Но число рода человеческого росло стремительно и не хватало уже всем имеющихся территорий и стали люди занимать склоны северных лесов. Сначала они строили у подножия леса, заходили в него аккуратно, боясь потревожить древнее зло, но потом голод заставил идти все глубже и глубже, пока не вышли люди на укрытую со всех сторон обширную равнину. Один ее полукруг был закрыт лесом, второй упирался в горную реку. Люди построили там укрепленную крепость, сокрыв внутри нее город и поселенцев.

Когда строили, уже понимали, что не одни они в этом лесу. Ночами слышно было, как не естественно хрустят ветки, как перескакивают тени с дерева на дерево, как в реке кто-то ныряет и плавает. Да только как не светили факелами, никого там не видели. Как только была возведена стена, укрылся спешно гарнизон за ее пределами и вел свой караул с укрепленных стен, не опасаясь уже, что враг может появиться за спиной.

Каждую ночь в тревоге проводили бессонные часы воины, а утром, когда солнце поднималось, приходили строители и женщины, что готовили обед и возделывали землю, казалось воинам, что ночью им все привиделось. Воины были в смятении, даже друг с другом не говорили о том, что тревожит их.

Когда были подняты стены княжьего дома и стали виднеться окончательные очертания города, приехал и сам молодой князь Артур, сын могущественного северного рода. С ним был его летописец из местного племени, имя ему было Златомир. Выросли они бок о бок, отец Артура усыновил Златомира, которого нашли воины единственным выжившим в одном лесном селении. Как братья были они друг другу, да только очень отличались. Артур был настоящим воином, статный и сильный, лучник и всадник. Златомир же был кроток и робок, словно пережитое в детстве оставило вечный след в его душе.

И вот вошли они в новый град и осмотрели его. Артур обошел свой новый дом, поговорил с людьми и задумался. Когда обедали, спросил он своего названного брата:

— Не приметил ли ты, брат мой, что люди вокруг молчаливы и напуганы?

— Заметил, княже. – С сильной тревогой в голосе сказал летописец. – Говорил я с воинами, что несут дозор на стене. Сильно вымотаны они бессонными ночами. Командир их говорить не желает, но вижу я и в нем сильную тревогу.

Молодой князь задумался и приказал позвать к нему начальника гарнизона. Он пришел, огромный как медведь, и такой же бурый, с блестящими черными глазами. На нем были латы железные и меч был под рукой. Он поклонился князю и присел к столу, где ему тут же было подано жаркое и налито вина.

— Откажусь я пить вино, княже, ночью мне нести дежурство. – Сурово сказал он.

— Как звать тебя, воин? – Спросил Артур.

— Я Ратибор, сын Велимира. Отец мой владеет землями к западу от этих проклятых болот.

— Что тревожит тебя, Ратибор? Нападал ли кто на вас в этих землях?

— Никто не нападал, княже, да только мы как под осадой. Всю ночь мы слышим их, да не видим. Уже извелись все мои воины, притихли и мужики, и бабы, боятся из-за стены выходить.

— А что говорят те, кто живет уже не первое лето у подножия леса? – Спросил Златомир, раскатывая свой пергамент и скрипя пером.

— Они в немом страхе уже второе лето. Боятся леса этого и ждут, когда за стену перебраться смогут они. В лесу у них сгинули люди. Две девушки в реке утонули. Отец их пошел на поиски, да тоже исчез. А на третий день, как исчез он, в реке тела девиц всплыли. Отца тело так и не нашли, но нашли его меч, возле реки в землю воткнутым. Показать могу, где он. – Ратибор встал и пошел на крышу, откуда в смотровое окно видно было всю округу.

Артур и Златомир пошли за ним. Дух захватывало от всего, что их окружало. Лес был изумрудным и прекрасным, вода блестела жемчугом в реке. Возле стены были еще обширные равнины, которые можно было возделывать и где мог пастись скот. Да не велись там никакие работы, люди все внутри стены были.

— Вон он, меч его. – Ратибор указал в сторону реки, где у самой кромки воды из камня возвышался меч, блестевший на солнце.

— А почему не вытащили меч? – Озадаченно спросил Артур.

— Не можем, княже. Уже и я и воины мои, все за рукоять тянули, да словно его испод земли какая сила держит. Стоит меч как влитой там. Немым памятником усопшим стоит.

Переглянулись названные братья, да ничего сказать не успели, увидели, что стало еще более мрачным лицо Ратибора.

— К воротам идет кто-то. Пойду я, княже.

Могучий воин стал спешно спускаться, а Артур повернулся к воротам и увидел, как по тропе идет мальчик и за ним на осле едет кто-то, укрытый в мантию с капюшоном. Воины на башне все засуетились, но врата не открывают, а мальчик стоит на отдалении, расставил руки.

— Что он делает? – Спросил князь.

— Демонстрирует, что он человек. – Ответил хмурый летописец. – Обычаи народов леса приписывают, что чужак должен доказать, что не лесное существо он, а человек.

— А как же всадник?

— Не знаю, княже, думаю нам стоит пойти туда.

Спустились они и пошли спешно в сторону ворот. Ратибор уже был там, стоял на верху и смотрел, как его лучший воин идет опасливо к мальчику. Мальчик поклонился и говорит ему что-то, а воин указывает на всадника, говорит, что надобно увидеть, кто с ним пришел. Всадник словно оживает и кладет руку на плечо мальчику и приподнимает капюшон, да только отсюда не видно, кто же там сокрыт в его тени. Воин возвращается и видит князь, поклонившись начинает:

— Княже, мальчик этот, Ингвар, сын народа северных гор. С ним старуха, Ранхильда, она ведунья. Они пришли из деревни, что у того края реки. Мальчик говорит, что одни в живых они остались.

— Что погубило его народ? – Князь мрачно смотрел на мальчика, словно за ним на осле ехала сама смерть.

— Неведомая сила, говорит. В лес ходили люди, и никто не вернулся.

— Пусти их и ко мне, говорить с ними буду.

В покоях князя было людно. Пришли и воины, кто не нес службу, и Ратибор там был, пришли и горожане, и священник, прибывший с князем. Молодой священник был, вчерашний послушник. Многобожие царило в этих землях, у каждого племени свои боги, и вот молодой князь Артур привел с собой представителя новой церкви, не укорененной еще нигде, кроме владений отца его.

Вошел Ингвар, ведя за собой старуху Ранхильду. Была она столько стара, что, казалось, видела сотворение мира. Усадили ее напротив князя, мальчик остался стоять рядом.

— Поведай о себе, ведунья. – Сказал громко Артур.

Ингвар прошептал ей что-то на ухо, и та стала тихо говорить на языке, который никто из собравшихся даже не слышал. Мальчик слушал и стал переводить:

— Она говорит, что звать ее Ранхильдой, она дочь вершин гор и лесных рек, та, что слышит духов и говорит с ними. Знает она язык лесных существ и слышит шепот их, окружающий ваш город. – По залу прошел тревожный возглас.

— Что случилось в вашем селении? – Артур не поддался общей тревоге, голос его был спокойным.

— Люди не вернулись из лесу. Каждый день кто-то пропадал, шли за ним и тоже не возвращались. Моя сестра пропала, мать пошла за ней и не вернулась, тогда отец и другие мужчины вооружившись пошли, и тоже не стало их. Ночью слышали мы ужасы страшной бойни в лесу и их крики, да не отважились идти искать. Таял наш город с каждым днем. Я совсем один остался в доме моем, страшно мне было. Я взял амулет, что мне дала когда-то бабушка Ранхильда и пошел искать ее.

— Ты жила не в городе? – Не очень удивившись спросил Артур. Он знал, что ведуньи часто живут одни в лесах.

— Да, я жила в тех краях еще до того, как появился город. – Перевел Ингвар слова старухи. – Там моя мать жила, а до нее ее мать. И моя дочь должна была жить, да только встретила в лесу она мужчину и тот забрал ее в город, родила она ему детей. Внук мой Ингвар от того союза. Он был добрым человеком и воином, не мешал он мне видеть детей и дочь. А я как могла защищала их от тех, кто сокрыт в лесу. Говорила я им, что земли эти людям не принадлежат, что уйти им надо. Но не ушли они и дорого за это заплатили. – Старуха замолчала. Вечерело, тени ложились в зал. – И вам надо бы уйти, но вижу я, что князь Артур будет тут править долго, вот и пришла я, чтобы мой внук нашел защиту в ваших стенах.

— Кто живет в лесу? – Спросил князь.

— О, не говорят о них. – Сказал мальчик испуганно, но вопрос старухе перевел. Она сухо рассмеялась и продолжила бормотать. – Те, кто живут в лесу, не показывают свой облик никому из живых. А кто видел их, тот уже мертв. Древние существа, дети богов, вот кто живет тут.

— Их можно убить? – Голос князя приобретал стальные нотки. По залу шел шепот, воины настороженно вслушивались в каждое слово.

— Меч и огонь, вот чего страшатся они. Но подобраться близко к ним не так и просто, молодой князь.

На этом старуху отпустили отдыхать. Ратибор, Артур и Златомир долго совещались. Лучшие воины города стояли за ними молчаливой стеной, пока тьма опускалась на них. Взошли первые звезды, гулко закрывались ставни в домах, ярко горели факелы на улочках. Патрули ходили в тревоге, словно ждали, как стену начнет брать невидимый враг.

Решено было пойти в башню княжьего дома, откуда днем так хорошо было видно округу. Артур и Златомир были там, а с ними один из воинов, который в случае чего сообщит остальным. Они сидели в полной тишине, только скрипело перо, которым Златомир писал освещаемый яркий лунным светом. Было около полуночи, когда всех одолела тревога. Внизу воины, стоявшие на стене, как-то стали прятаться в тени выступов, стараясь лишний раз не выглядывать за стену.

Лес вокруг оживал. Его привычные звуки менялись, становились похожими на шаги и вот Артур увидел, как между деревьев промелькнула тень, потом еще одна и еще.

— Они тут. – Сказал он. – Я вижу их, они смотрят на нас.

— А почему не нападают? – Спросил Златомир.

— Ты же слышал, что сказала старая ведьма. Им удобнее нас по одному в лесу порешить.

— Тогда почему не атакуют, когда мы идем тропой? Там же два дня пути. Мы ночевали на поляне, они могли нас перебить.

— Идолы вас охраняли. – Вдруг раздался голос снизу. Это был молодой священник с меловым от страха лицом. – Камень, которым вымощена тропа, он со священных пещер принесен, они бояться его. Поляна та, где мы спали, окружена таким же камнем, а на нем вырезаны разные знаки. Там в траве было четыре крошечных идола, как вы не заметили.

— Скорей, как ты все заметил? – Артур даже улыбнулся.

— Вы там заснули мгновенно оба, а мне было так не по себе, и я сидел, отпустил воина спать, что нес бдение. Сидел и смотрел, пока не увидел нечто, что ходило кругами вокруг опушки. Сперва я подумал, что это олень, копыта были видны, но понял, что копыта только два, нет таких оленей. Потом увидел, что рост его не менее четырех локтей[1]. А потом и глаза увидел, желтые, пристально смотрящие на нас. Он бы кинулся, да камни не давали. Боялся он тех камней.

— А стена у нас из того же камня? – Спросил Артур у воина.

— Да, княже, все из одного камня сделано. – Подтвердил воин.

— Так значит вот чего, они к нам не могут сунуться, камень мешает. – Златомир записал это в свой свиток.

— Смотрите. – Священник указал на реку.

По ней, мерно покачиваясь на воде, плыла лодка. У нее были белые бока, а внутри нее были цветы. Такого обилия цветов они еще никогда не видели. Лодка шла легко, словно ноша не доставляла ей никакой тяжести. И вот она замерла, аккурат возле того места, где торчал меч из камня.

— Что это? – Прошептал священник.

— Это враг. – Ответил князь и взялся за свой меч.

Он заспешил вниз и почти налетел на Ратибора, который бежал навстречу:

— Княже, видел ты, что вода принесла?

— Видел, да не вода это принесла. Это приманка.

— Но кого приманивают? Кто пойдет туда среди ночи?

— Я пойду. – Сказал Артур. – Мы должны им показать, что это наша земля.

— Да ты, что, княже! Разум твой помутился? Не могу тебя отпустить я.  – Ратибор положил могучую ладонь на плечо Артура.

— Не отпускай, я сам пойду. Но мне нужна помощь. Пусть лучший твой лучник готовится. Есть у меня план.

Они пошли вдоль стены, шепчась. Златомир почти бежал сзади, жадно запоминая каждое слово. Дальнейшее можно узнать уже из его летописи:

«И вышел наш князь, Артур, сын Владимира, и пошел он к реке. И стих лес, наблюдая за каждым шагом его. И вода не журчала, все было в безмолвии. Подошел к воде он и из лодки показалась дева прекрасная. Волосы были ее белы и длинны, а тело покрывала тончайшая ткань. Цветы вились вокруг нее. И замерли мы все, только лучник один исполнял наказ княжий.

Взмыл ввысь огонь на конце стрелы его и угадил в лодку. Взвыла вдруг дева голосом нечеловеческим и облик стал меняться ее. Стала она черной и чешуйчатой, хвост ее, как у змеи огромной, стал бить по воде, баламутить ее. Вокруг головы из воды показались. Многий сонм водяных тварей обнажился, готовый к бою.

Да не испугался наш князь и вынул меч он, что был в камне замурован и снес голову чудовищу. И стихло все, и головы под воду скрылись. И окрикнул он: «Я Артур, сын Владимира, князь сих мест снесу голову каждой твари, что попробует люд мой тревожить». И ушли твари речные, а за ними и лесные ушли. В испуге отпрянули они от нас. Поставили мы заграждения из камня священного и в лесу и на реке, и не могли они достать нас, доколе священные символы на камнях не сотрутся и не исчезнут

Если ты читаешь это, наш беспечный потомок – запомни, что значат камни, по лесу разложенные. Увидишь их – сторонись ночи. Увидишь их – проверь, не стерты ли старинные надписи на них и если нет символов священных, беги, покуда лес не поглотил тебя».


[1] 4 локтя = 2 метрам

06.06.2024
Татьяна Чёрная

С детства мечтала писать и писала, но не имела возможности публиковать. Потом выросла, рутина, работа и вот, наконец стало возможным публиковаться без связей в издательстве или больших денег. Для меня писать - дело длиной в жизнь. Надеюсь вам понравятся мои работы.


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть