Цветок мёртвой сакуры Глава 1

Глава первая

Освобождение

Полумрак. Тусклый свет лампы. Холодный бетонный пол и стены с пятнами свежей крови… Уже на протяжении 20 лет такое зрелище стало для меня обыденным делом. Это явно не то, за что стоит любить мою работу. Ее вообще не стоит любить. Убивать за деньги, убивать тех, кто возможно даже ни в чем не виноват, просто кому-то не угодил – бесчестно. Но у меня не остается выбора. Я достаю белый платок с автографом заказчика и провожу им по обе стороны блестящего на свету клинка, после чего бросаю его на кучу из трех бездыханных тел в черных костюмах. Вокруг кучи лежат, будто лепестки розы, игральные карты и фишки, краплёные красными каплями.

Я выхожу из подвального помещения, небрежно толкая дверь. Стук. Видимо задела голову того жмура, которого я убил на входе. Прохожу вдоль кассы, взяв с одной из полок батончик «Сникерса» и двигаюсь к двери магазина, предварительно оглядев все еще раз. Магазин, как магазин, ничего необычного. Те же витрины с товарами, что стоят в таких же забегаловках, тот же пол из треснутых керамических плит, та же плохо работающая лампа, мерцающая белым светом и сводящая с ума, если долго на нее смотреть. Ничего примечательного, хотя если учесть что с большинством забегаловок в этом городе ситуация обстоит куда хуже, то этот магазин еще даже можно назвать приличным.

Дожевав батончик и выйдя на улицу, я метко попадаю скомканным фантиком в ближайшую урну. Трехочковый. Поворачиваю налево, чтобы выйти за угол здания на парковку. Кроме моего мотоцикла там стоит еще пара неприметных машин, одну из которых ржавчина проела почти до основания. Она наверняка стоит здесь уже не первый год. О том, что случилось с ее владельцем, остается только догадываться. И вот в дальнем краю парковки стоит мой матово-черный Suzuki GSX-R 2006 года выпуска. Благодаря моим усилиям он всегда находится практически в «новом» состоянии. Будь я поехавшим коллекционером таких «коней», я бы дал ему имя и каждый день бы тщательно и кропотливо полировал его. Но это просто средство передвижения по темным сырым улочкам и широким, забитым машинами, как крупнейшая в мире свалка, шоссе в этом городишке. Я сажусь на байк, достаю точно такой же черный матовый шлем из рюкзака, завожу двигатель поворотом ключа и отправляюсь домой.

На полпути ко мне приходит желание заскочить к старому другу, что живет недалеко от моего дома. Я поворачиваю с главной улицы в сторону заброшенного автозавода. Краем глаза смотрю на проносящуюся главную площадь, напоминающую место склада всевозможного мусора. А ведь раньше здесь можно было разглядеть клумбы, на которых росли небольшие цветы. В детстве я сорвал одну фиалку, когда мы с мамой здесь гуляли. И с сестрой…

Задумавшись о своем, я не замечаю, что уже приехал на место. Улица Камышникова или как называют ее местные – «болото». Здесь собираются все «сливки» общества: от обычных бомжей до всевозможных фриков. Куда ни взгляни, увидишь либо толпу пьяных панков и скинов, запинывающих шипастым берцами очередного бедолагу, либо вход в один из наркопритонов, из которых дерьмом и гнилью несет за милю. Отличное место, если вдруг захочешь снять документалку про маньяков или снафф-видео.

Спокойно пройдя через темную арку, я направлюсь к подъезду, что находится в другом конце двора, в панельной коммуналке. Во дворе, конечно, остались живые деревья, но они изуродованы различным прибитым к ним хламом до неузнаваемости, а детская площадка стала похожа на инсталляцию средневековый комнаты пыток. Выглядит очень даже реалистично, надо отдать должное местным «инквизиторам»… О, а вот и знакомое окно с висящим изнутри флагом Ямайки. Я захожу в подъезд и поднимаюсь на третий этаж по заблеванным ступенькам, осматривая множественные «художества» на стенах. Слышу сверху звук открывающегося железного засова – он ждал меня. Он знал, что я приду. Сколько я здесь не был, ему каждый раз удается меня этим удивить.

Я переступаю порог и закрываю за собой дверь. Подняв глаза, я увидел его улыбающееся бородатое лицо. Макс. Он, как собственно и всегда, был одет в тапочки, синие джинсовые бермуды, покрытые «модными» дырами, мексиканское «пончо», раскрашенное в цвета растафарианского флага и натянутые на глаза темные солнцезащитные очки. Его длинные заплетенные в «конский» хвост дреды стали похожи на торчащую из стены проводку.

— Привет, чува-а-а-к! – вскликнул он немного хрипящим голосом. — Я знал, что ты придешь. Сколько мы уже не виделись? Год? Два?
— Неделю.
— Надо же, как время летит… Ну, не стой столбом, проходи! Я как раз подготовил для тебя охрененный подарок!

Его комната была похожа на подвал какого-нибудь зажиточного черного старика, что только и делал, что слушал регги и курил траву. Повсюду висели разные постеры с изображениями Боба Марли, листьев конопли, блестящие бусовые занавески. Сверху висел огромный флаг «хиппи» со знаком мира. На тумбочках и столе расположились ароматные свечи и благовония, которыми эта квартирка пропахла насквозь. Я прошел к дивану, приставленному к стене с висящим на ней старым советским ковром, и, усевшись на него, взял в руки бумажный журнальчик с кофейного столика. «Мечта гровера». На нем был изображен белый «хипарь» зачем-то нюхавший куст каннабиса. «Чем и как удобрять свои посадки?», «Сорта, которые не вставляют.», «Последние новости от Травника»… Наверняка хорошее чтиво, которым после прочтения можно и задницу протереть, и в качестве папироски для «косяка» использовать.

— Та-а-ак, ну куда же я спрятал сверток…

Он стоял, наклонившись ко мне задницей и что-то оживленно искал в тумбочке, звеня своими стеклянными ожерельями и побрякивая деревянными браслетами на руках. За резинкой «бермудов» у него напоказ торчал огромный сверкающий «Дигл», который чаще использовался как игрушка, нежели по прямому его назначению.

— Вот! – вскликнул он и повернулся ко мне лицом, держа в левой руке маленький пакетик с порошком темно-желтого цвета. – Высший класс! Было тяжело достать… Барыга все никак не соглашался продать подешевле. Но, как ты знаешь, моя харизма покорит любого! – сказал он, ухмыльнувшись и блеснув золотыми зубами.
— Ты это уже пробовал? – подозрительно спросил я.
— Да, было дело… Зависли с клиентом на его хате ну и он предложил мне эту шаманскую «дурь». Я думал, что это что-то типа грибов, но нет, ни хера подобного! Эта штука совсем другой уровень. Ты только представь: трип — это типа рождение, смерть, а потом снова рождение! Это как вторая жизнь, сечешь, чувак? Ладно, не стоит попусту болтать, на-ка, держи…

Он достал из кармана бермуд стеклянную «дудку», совсем чистую, будто только что взятую с полки в магазине, и засыпал немного порошка из пакетика.

— Ага, этого должно хватить. Запомни: я скажу «Стоп!» и ты перестаешь вдыхать. Держишь в себе чуток, выдыхаешь, а затем можешь делать следующий затяг. Все ясно?

Я молча кивнул, взглянув на трубку еще раз.

— Заебись! Тогда приступим…

Я взял стеклянную прибор для курения из его рук. Макс поднял зажигалку, лежавшую на тумбочке рядом с пепельницей, и поднёс ее к концу «дудки».

— Давай, вдо-о-ох! – я хорошенько затянулся из трубки и почувствовал горький неестественный вкус. Пару секунд погодя, я выдохнул. По рукам пошла дрожь.
— Следующий пошел! Давай, вдыхай. – я вновь затянулся и почувствовал, будто меня начало отрывать от тела. Перед глазами стали появляться блики света. Рука Макса расплылась. Выдох.
— Ну вот, финальная прямая! – сказал он и поднес трубку к моему рту в 3ий раз. Последний вдох.

Я откинулся на спинку дивана, уставился в потолок и выдохнул. Всё. Это конец. Разноцветный потолок превратился в кашу, стекающую по стенам и капающую на мой лоб. Я закрыл глаза и попал в комнату из ярких геометрических фигур всех форм и размеров. Калейдоскоп цветов. Но вот пол подо мной проваливается и начинаю падать в бездну. В конце видно яркий белый свет, из которого достаются знакомые голоса. Мама… Папа… Сестра… Я падаю к ним, пролетая сквозь радужные призмы, сливающиеся меж собой и превращающиеся в коридор. Сквозь стены психоделического туннеля ко мне начинают тянуться огромные белые руки. Это все люди, которых я убил. Они пришли забрать меня с собой в Ад. Но они не знают, что я там уже побывал. Поэтому я спокойно пролетаю сквозь контуры замерших прозрачных кистей все приближаясь к яркой двери в никуда. Голоса моей семьи становятся все громче и… Я здесь. Я здесь с моими родными. Мы гуляем в зеленом парке, что находится по центру города. Мне 12 лет.  Мы не спеша двигались вдоль зеленого газона, держась за руки и улыбаясь. С одной моей стороны шла мама, а с другой отец с сестрой на шее. Она сидела и смеялась, ведь я поворачивался к ней и корчил всякие рожицы…

И тут меня отпустило. Все мгновенно потемнело, распалось на осколки и ушло в небытие, резко вернув меня в реальность. Порошок вернул мне ценные воспоминания, утраченные мной когда-то. Это определенно то, за чем я охотился последнее время. Когда я приближался к истине, она все время выскальзывала у меня из рук и надолго пропадала. И теперь наконец я нашел то, что искал. Теперь все изменится…

Продолжение следует…

0
28.04.2020
avataravatar
286

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть