Глава 1

«Мир жалок лишь для жалкого человека, мир пуст лишь для пустого человека» — именно такой мысли придерживался философ Людвиг Фейербах. Собственно этой фразой я и описываю все свое прошлое. Эта книга повествует о давней истории некой девочки по имени Вивьен, которая на сегодняшний день является мною.

То, что раньше я считала совершенным и идеальным, для меня теперь глупости. В моей жизни было очень много отвратных событий, которые повлияли на меня и сделали такого человека, каким я являюсь сейчас: с другими ценностями, жизнью и мировоззрением. Моя история — это борьба в преодолении всемирных рамок, которые я сама когда-то критиковала. Но я не сама вышла из границ привычного и ограниченного мышления, в этом мне помог самый важный для меня человек, память о нём я до сих пор храню в своем сердце.

Пожалуй, я начну свою же историю с самой себя: я была низкорослой, 16-летней девчушкой с ярко-красными волосами, худощавое маленькое существо, но упорно убежденное в своих больших принципах.

 

Детские годы проходили в небольшом пригороде Шарвальце. В нём я родилась и 5 лет училась в местной Академии гуманитарных наук. Детство было не таким жизнерадостным, как у других детей. Больше скажу, я жила безотрадно, лишённая всякой надежды на ребячьи радости.

Была ли я виновата в последующих действиях в созрелом возрасте, несмотря на мое травмирующее прошлое? Был ли у меня иной выбор? Могла ли я быть светлым человеком, не видя светлой жизни? Во всяком случае, прочитав мою историю, каждый ответит на эти вопросы так, как посчитает нужным.

 

Глава 2

Все люди казались мне такими легкомысленными, неинтересными, помешанными на стереотипном мире. Вечные беготни за стандартами, построенными таким же

стадным обществом, столь бедные мечты и цели на жизнь, ограничивающие умы. Иногда я даже завидовала им, несмотря на то что люди настолько жалки и глупы, но они все же были счастливы, живя в таком гнусном обществе низшего слоя. Мне даже стыдно бывало, за всех них, а сама я особо ничем не стыдилась, ибо у меня слабостей то не было никаких. Если и были, то я не любила их проявлять, попросту окружение недостойно даже капельки моей слезинки!

 

«Мой отец умер, когда мне было от силы 6 лет, по несчастному случаю – утонул в море, в его же отпуск. После того меня настиг сущий ад. Моя мать неоднократно лежала в психбольнице, а когда ее выписывали, бредила дома и снова отправляли в психушку. Перед отъездом её последнее слово было о том, что я ребенок дьявола и обречу себя и своих дорогих людей на вечные муки. После, я переехала к соседке – тете Берг, но и там весь этот ужас не закончился. Миссис Берг была алкоголичкой и мать-одиночкой, бабушек и дедушек я никогда не знала в лицо, не знала живы ли они, поэтому я жила с ней и с ее дочкой Мартой. С её дитя мы были одногодками и быстро стали подружками.

Когда нам стукнуло по 11 мы начали сбегать из дому и в целом вели разгулочный образ жизни, прогуливали уроки (кроме вечерних занятий в художественной мастерской, это

было место, где нам были рады)»

Вивьен всегда помогала Марте, ухаживала за ней и заботилась так, как никогда бы не смогла мать моей подруги, да и она даже не пыталась проявить хоть какую-то долю заботы к своему ребенку. В один момент на Марту что-то нашло, и она стала меньше кушать и двигаться, а позже вообще не желала вставать с кровати.

«У неё не было никаких знакомых мне признаков болезни, когда я сказала тете Берч о ежедневном ухудшении состояния Марты, она лишь сказала, что денег на лекарство нет и ничего не поделаешь. Я никого так сильно ненавидела, как Берг, одно её имя вызывает кучу ненависти и как хорошо, что она умерла через 2 года в аварии. Пока я целыми днями и ночами не отходила от кровати Марты, каждый раз боясь, что эта ночь будет последняя и больная не проснется на следующий день, миссис Берг уходила в поздние вечера куда-то, возвращаясь только утром и то, чтобы выспаться и дальше гулять всю ночь.

В один момент меня все это надоело, и я одела Марту и…О! Свершилось чудо, Марта наконец самостоятельно встала на ноги и ее прежнее бледное и тусклое лицо залилось розовым румянцем, а в глазах снова отражался блик.

— Вивьен, пожалуйста давай сходим на наше любимое место,

проведем там всю ночь, а потом встретим летний рассвет. – еле слышным хриплым голоском попросила меня Марта.

— Конечно, Марта, для тебя все угодно, хочу, чтобы ты была счастлива – наконец с радостью и с таким долгожданным облегчением промолвила я.»

 

Вивьен и Марта отправились на холм, находившиеся неподалеку от трассы.

«Это и было нашим самым любимым местом, потому что, находясь на вершине холмика, открывался прекраснейший лесной вид. Стоя уже здесь, я запечатлела самую искреннюю улыбку Марты из всех тех, которые я видела. Потом она схватила меня за рукав моей кофты и потащила через трассу, сказав, что мы должны пойти в лес находившиеся напротив. Она хромала от усталости, но старательно (хоть и медленно) переходила эту чёртову широчайшую дорогу.

И вроде вот моя Марта, моё счастье, моя милая душенька, в итоге обрела радость, что наконец тело освободило себя от цепей неизвестной болезни. Но… эта мимолётная жизнерадостность обернулась огромной раной в грудь. Я до сих пор не могу вырвать из себя осколки разбитого сердца. Машина, с левого поворота мчалась в глубине темноты. Увидев приближающий свет, я крикнула Марте, чтобы она

бежала ко мне (так как пока я наслаждалась её, она уже прошла почти середину трассы). Беги, беги же ко мне! Ну же! Марта, старалась из-за всех сил бороться с той несправедливостью. Это была борьба за место в этом мире. Машина, несущая в себе смерть мгновенно раздавила тело, моего дорогого цветка! Темно-красные брызги крови, словно лепестки красной розы, нежно поцеловали асфальт. Мое лицо в тот час же залилось потоками горьких слёз. Но как же та улыбка и весёлая мордочка, смотревшая на меня буквально пару минут назад, превратилось в это красное месиво. Я не помню точной картины, навсегда висевшей в моей галерее воспоминаний. И только позже, придя в себя, я услышала тихие вспыхивания водителя. А дальше приехали полицейские, допрашивали меня, и этот водитель в конечном итоге был наказан, сидя за решеткой. Это так не честно, она же хотела жить, она же только-только обрела вновь смысл жизни, а тот человек, с лёгкостью взял и отобрал Марту у меня…!»

3 глава

Сейчас я живу в Академии, на втором этаже, в комнате номер 2. Впрочем, дело не в том, где я живу, а как я живу. После смерти Марты, в моей жизни ничего кардинального не изменилось, дни каждый раз всё тоскливее и тоскливее…Я не ем, не сплю и не учусь толком. И вроде бы когда отреклась от двух отвратительных женщин (но взамен отдала для своего высвобождения жизнь единственного правильного и значимого человека в моей и так гнусной жизни), я должна была бы стать вольной птицей и взмахнув крыльями, отбросить подальше ужасных людей от себя, но даже здесь, в маленьком пригороде, в небольшой стране, полностью на всей Землянской планете, такие же мерзкие люди, они везде и всюду! Куда мне бежать? Даже если я улечу на Марс, то и там будут, колонизированные человечеством, следы прогрессивных роботов, в ближайшем будущем отнюдь и сами люди. Смысл? Где же он мой смысл, за которым я в погоне длиною в жизнь. Когда будет конец этой вечной беготни от кого-то и за кем-то…

Единственное место, где я бы не видела человека — это смерть. Я не хочу умирать, но все меня только и подталкивают со спины к обрыву вечной пропасти. Только из-за моего упрямства, что я умру от целей общества

загробить меня, я всё же нахожусь рядом с людьми

 

 

— Вивьен, ты собралась? – неожиданно ворвалась моя соседка из комнаты номер 1 – Лили.

— Что ты кричишь-то и стучись в следующий раз! – раздраженная я нагрубила самой главной сплетнице. А как иначе обращаться с Лили? Постоянно ей нужно разузнать что, да и как у всех. Лезет своим уж слишком заострённым носом в самые узкие щели моих личных дел.

Лили, увидев, что я еле встаю со своей уютненькой кроватки из-за неохотности идти куда-либо, схватила меня за руку и неотступно повела на улицу. У входа в Академию собрался весь наш класс. Учащиеся собрались на урок миссис Беннет – нашей преподавательницы природоведения. Я стояла в стороне, пока Лили что-то бормотала себе под нос. Да, она очень-очень болтливая, это меня и раздражает, но все же Лили относится ко мне с честью и достоинством, поэтому я стараюсь проявлять к ней малую долю своего взаимного уважения, запас которого и так уже не хватает даже для самой себя.

Лили старается в любое время выглядит хорошо, ей всегда важно мнение о ней, она очень зациклена на людях, иногда

боится их до панической трясучки, а иногда восхищается и пытается стать похожими на них. Я не понимаю её, ведь она очень миловидная девушка на вид, всегда опрятная и от неё вкусно пахнет душистой сиренью или экзотически-сладкими фруктами и ягодками. Её волосы имеют янтарно-коричневый земляничный блонд, жёлтые глаза с маленькими каплями голубизны, милые веснушки на щеках, которые она так яро ненавидит.

 

 

— Перед тем как мы отправимся в Ботанический сад, хочу объявить о том, что в нашем классе будет учиться новый ученик – Раян. Прошу с доброжелательностью принять его в свой коллектив, —сообщила нам миссис Беннет.

Этому заявлению мало кто обрадовался, но я же была рада, возможно этот человек покажется мне достойной личностью.

— Ребята, убедительная просьба, разделитесь на команды из трёх людей. Мы будем исследовать наши растения на территории сада и писать довольно непростые работы.

 

— Лили, милая, видишь того мальчика?

— Новенький-то? Раян же его зовут.

— Ах,да, Раян… Так вот, спроси будет ли он нашим напарником.

— А что сама не можешь, Вивьен? Хм…

— Не медли пожалуйста, Лили, он довольно с умным взглядом и может сделать все за нас, если он и вправду таков, каким кажется.

Лили выполнила мою просьбу, но по её выражению я поняла, что она почувствовала сомнительность моих слов. Раян вместе с Лили подошли ко мне, он выглядел немного смутившимся. Внешний вид его вблизи выглядел не таким уж и привлекательным. Блондин с пустыми серыми глазками, чуть выше меня, внешностью особо не выделяется. Зато у него эстетно выраженная челюсть и нос идеально прямо, а ещё тело цвета извести, но как говорится, в душу он мне не запал. Никаких надежд на него, но согласитесь, было бы грубо прогнать его с нашей команды, Беннет просила отнестись к нему доброжелательно.

 

Находясь уже в саду, нам дали задание провести опыт с ориентированием растений в пространстве. Мы проходили эту тему на прошлых уроках, но честно я не люблю биологию и не особо внимательна на уроках мисс Беннет. А Лили уж тем более нет дела до такой ерунды. 

  — Раян, вы проходили это в твоей прошлой Академии? 

  — Конечно проходили, ещё месяца два назад. Это довольно лёгкая тема, мы справимся. А вы разве не проходили? 

  — Была такая тема, но на деле плохо разбираемся в этих ваших опытах – вмешалась Лили в наш разговор.  

 — Тогда слушайте моих указаний. Принесите три цветочных горшка с растениями и поставьте их ближе к свету, а я буду записывать показатели в тетрадь.  

Раян показал свою решительность в ходе нашей усугубляемой ситуации. Он ловко решает командные проблемы.  

 — Вивьен, принеси бумагу, она понадобится для затемнения. А ты, Лили, принеси мне ручку, моя перестаёт писать. 

 И так мы бегали взад-вперед, пока Раян сидел на стуле перед растениями и давал нам команды. Сейчас я не против, чтобы он возглавлял нашу команду на природоведенье, но обещаю в следующий раз я стану лидером нашего состава.  

 

 

— Внимание команды, у вас осталось пять минут в кармане, после подходим ко мне с итогами ваших совместных работ. – где-то в далеко кричала наша преподавательница. 

 

— Я пошёл отдавать полученный результат, спасибо за помощь, девочки. 

 

— Правда он хорошенький? Всё за нас сделал и поблагодарил даже. – с глубоким восхищением выложила Лили о нашем первом знакомстве с новеньким. 

 — Он неплох в биологии, но, по-моему, Раян просто строит из себя командира.  Если ты Лили променяешь его на меня, я уйду от тебя навсегда и подальше. 

 — Ну что ты опять занудничаешь, Вивьен! Он же такой смышлёный, тебе же такие нравятся. 

 — Выпендривается-же. 

 — Да ну тебе. 

 — Милая, не надумывай, Раяну просто повезло, что нам попалась лёгкая для него тема, в следующий раз он не потянет. 

 — А что у нас следующим? 

 — Социология. 

   4 глава 

Мистер Тарнет в какой уже раз опаздывает на урок социологии. Я с Раяном села рядом, вернее это он позже подсел ко мне, хотя это место было для Лили, но Лили сегодня плохо себя чувствовала и не явилась сюда. Во всяком случае, я сегодня должна показать Раяну, что я могу тоже похвастаться знаниями на уроках социологии.  Учитель не постыдившись, начал урок:  

— Сегодня мы поговорим о такой теме, как «лидерство». Когда я произношу слово лидер, с чем он у вас ассоциируется? Предполагаю, это понятие у вас связано с авторитетным, возглавляющим статусом в том или ином объединение. Лидер — это образец человека, обладающего покорностью и подчинением над определённым союзом. В любой группировке есть человек, который наиболее приблизителен к должности руководителя. Главный является тот, кто может привести команду к разрешению проблем и конфликтов. Я хочу донести до вас, что лидерство это власть и доминирование. 

— На самом деле именно лидер имеет  сильную зависимость от коллектива, ежели его подчинители. – вмешался Раян. 

— Но лидер, это же и есть человек, от которого всё зависит. – добавила я.  

— Лидер, даже противостоя своим интересам, разделяет ценности с подчинёнными и старается перенести себе схожие, для того чтобы не было разногласий между командой, а также заполучить доверие — самая главная ценность для руководителя. – упрямо утверждал Раян.  

— Остановите эту дискуссию, оба! Новенький, хочешь сказать я совершенно не прав? Тогда поведай мне о твоих иных взглядах! Ну на даже, лидер — это зависящий человек?! Полная противоположность истине. 

— Я не утверждаю обратное, я лишь корректирую ваши суждения о лидерстве.  Лидер — это всегда глава, вождь, правитель, трактуйте, как хотите, но он зависит от единогласного мнения группы, ибо решения принимаются не одним человеком, а всем составом. Из этого следует, что лидер зависит от членов команды, а не наоборот. 

— Любая группа невозможна без лидера, иначе мы теряем смысл слова лидер. – снова вмешалась я. 

— Верно, точно также как и любой лидер невозможен без команды. – без единого сомнения и даже очень уверенно отвечал Раян.  

— Довольно, вы срываете мне урок, можете выйти за дверь и дальше продолжать свой конфликт на пустом месте. 

 

 

 

 

— Ты все испортил! – от обиды, что я никак не проявила себя и даже потерпела поражение, завопила Раяну. 

 — Как же хорошо, что я испортил этот урок, жаль конечно, что он его другим ученикам, но зато спас тебя от этих местами неправильных суждениях, хотя кажется он уже влил в твой ещё неокрепший разум эти глупости. – с какой- то нервной улыбкой произнес он. 

 — Ладно, ты и вправду лучше меня разбираешься в социологии. Прости меня, Раян. – спокойно ответила я. 

  На самом деле, никакой вины перед этим человеком я не испытываю. И всё же мне приятно в какой-то степени ранить его натуру. Он меня простил, глупый, я даже не знаю за что.  

 После длительных минут молчания, я собралась уйти. 

  — Мне нужно поведать мою больную Лили. 

Я хотела сделать шаг, но Раян схватил мою руку. 

 — Можно я схожу с тобой? 

 — Думаю, Лили будет рада видеть нас обоих, ведь ты тоже являешься ей другом. – как-то разочарованно ответила я. 

 Честно говоря, я не хотела идти с ним, но кажется Раян не спешил отпускать мою руку. Видимо я покорила его чем-то, раз он, как мне показалось, начал проявлять особенные чувства ко мне. Если это так, то я наконец поставила его на место. Теперь же он не превосходнее меня. 

  5 глава 

По пути мы закупились мёда, которого Лили так обожает, а в случае болезни это пойдет ей в пользу для быстрого выздоровления. Когда мы вошли в комнату, на кровати лежала Лили. Она подбежала к нам. 

 

 — Мёд? Мне? Спасибо большое за заботу! – улыбаясь, Лили потянулась обеими руками к нашим с Раяном шеям и крепко-крепко обняла. В такие моменты я забываю, что Лили неугомонная болтушка, обсуждающая всех и всё. Зато с ней моя скучная жизнь разбавляется большим спектром ярких эмоций.  

 

 Мы сидели втроём в Лилиной мягкой кроватке и обсуждали темы насчёт планов на осень, попивая мятный чай с мёдом. Лили явно полегчало в такой уютной обстановке вместе с нами. 

  Как же я люблю этих двоих, вернее второй пока ещё для меня огромная, не отгаданная загадка. Всё же я не могу обижаться на него, мистер Тарнет действительно глупый человек.  

 

  Лили обнимала меня и говорила, что мы делаем ее жизнь счастливее, а Раян лежал на моих коленях и трогал мои пряди волос. Мне не нравится, когда трогают мои волосы, но мне не пришлось сдерживать себя, ведь я чувствовала сейчас себя слишком расслаблено, чтобы снова бранить его. Лили встала с кровати и включила музыку на радио. Раян пристально смотрел на меня, что-то изучал, а потом слегка краснел и поворачивал лицо к окну. Такая комфортная, теплая атмосфера укутывала наши тела и соединяла в одно целое. 

 И всю эту спокойную обстановку нарушил звонок моего телефона, издававшегося в моей комнате напротив. Я так не хотела вставать, но телефон звенел и звенел и мне пришлось покинуть комнату и приятные минуты с друзьями.  

  Когда я взяла телефон, было показано, что мне звонит врач из психбольницы, где лежала моя мать. Это поразило меня, последний раз он звонил мне полгода назад: 

 — Здравствуй, Вивьен. Ты сейчас находишься в Академии? 

 — Да, сейчас я нахожусь здесь.  

— Ты хорошо себя чувствуешь в данный момент?  

— Все замечательно. Не стоит переживать, я счастлива. 

— Надеюсь ты справишься со своими эмоциями… Как я помню, ты всегда была сильной духом, несмотря на ситуацию с твоей мамой. Мне очень жаль, но … 

— Что-то случилось? 

— Это по поводу твоей матери. 

— Что с ней такое… опять бредит? 

— Произошёл несчастный случай…Вивьен, приезжай в больницу, если это возможно.  

— Какой несчастный случай? Скажите прямо уже! 

— Твоя мать умерла… 

Я бросила телефон об стенку и упала на колени. Моё сердце сильно зажалось, и я не могла дышать, корчась от невыносимой боли в душе и сердце. У меня была то ли истерика, то ли паника, я не осознавала происходящее. Моё тело застыло, но слёзы не переставая капали на пол, каждая капля вслед за другой. Кап… кап…Мертвая тишина. 

 Я ненавидела мать, но смириться с тем, что теперь у меня нет ни папы, ни мамы, ни тёти, никого из родных, я не могла…  

 Мне было невыносимо тяжело, ком в горле будто перекрывал доступ к кислороду и заставлял меня задыхаться. Немного погодя, я стала медленно приходить в себя и пыталась восстановить очень прерывное дыхание. Трясясь, я встала и ели шагая, пошла к Лили и Раяну. Я нервно шаталась, но дошла до их двери. Когда я открыла эту дверь, я была шокирована. Лили и Раян крепко обнимали друг друга.  

 Я была в дикой ярости. Сломя голову, резко бросилась вперёд к этим двоим.  

 — Убери руки от неё! – зарычала я Раяну. 

 Я шла к ним, я хотела просто убить Раяна, перецарапать ему лицо! 

 — Вивьен, что с тобой? 

 — Убери я сказала руки! 

Раян убрал руки, но мои зубы не переставали стучаться из-за дикой злости. 

 — Ты в своем уме? Засунь свою агрессию себе обратно! – начала огрызаться Лили. 

 Я остановилась. Я не видела ничего, демон будто вселился в меня. 

 — Просто возьми себя в руки и успокойся. – стал утешать меня Раян. 

  Я медленно поднимала свою, уже не от горя, а от гнева трясущую, руку.  

 — Только посмей его ударить. – бросила на меня свой зверский взгляд Лили.  

И я со всей своей мощи, которую я накопила за все эти кошмарные минуты, ударила по щеке Лили своей тяжёлой рукой. Всё её лицо залилось краснотой.  

 Раян схватил меня и отвёл за дверь. Я опомнилась. Лили хныкала в комнате, а Раян растерянно пытался подобрать слова, но так и не выдал ни единого звука. Я прислонилась к стене, а затем просто присела посреди коридора. Раян ушел куда-то, а затем пришел с кубиками льда и отнёс в комнату Лили.  Я никак не понимала, что тогда мною завладело: дьявол или настоящая я? Позже Раян подошёл ко мне со словами: 

 — Вижу ты в полном отчаянии. Глубоко пала конечно… ну ничего. Хочешь я обниму тебя? Вижу тебе совсем плохо. 

Я не ответила, и он просто взял и обнял меня сам, да так крепко ещё. Эту храбрость я не оценила и резко оттолкнула его. Я не была зла на Лили, причина почему я сейчас разозлилась был именно он. 

 — Не подходи ко мне и не трогай Лили. Заберёшь её – обречешь меня на одиночество, тогда я просто уничтожу тебя!  

 — Вивьен, да чего с тобой сегодня? Мне не важна Лили. 

Видимо Раян не понимал, что он натворил. Я так его ненавижу! 

 

— Зачем ты обнял Лили? 

— Зачем? Она мой друг, как и твой. Я делаю всё для того, чтобы ей было лучше. Ты сама этого просила. 

— Ты издеваешься? Ты оправдываешь приставания, тем чтобы вылечить Лили? Ты идиот! 

— Идиот значит… 

— Как же я всех вас ненавижу! Ты забрал последнее, что у меня осталось. Все из-за тебя! 

— Теперь будешь винить меня в своих проблемах? 

— Да. Я объявляю тебя своим врагом. 

— Вивьен, я не согласен на это. 

— И всё же на первый взгляд ты казался очень умным, но при ближайшем знакомстве, я наконец узнала, кого ты из себя представляешь. Теперь я знаю всю твою натуру, всего тебя насквозь! 

— Ты держишь меня за дурака? 

— Верно. Ты такой противный человек, как и все остальные из этого скучного общества. Все такие сначала стараетесь показаться до чего ж смышлёными, но узнав вас поближе, вы являетесь настоящими, откровенными отродьями! 

— Ты ничего не знаешь обо мне, Вивьен. Ничего. 

Раян встал и просто ушел, не дослушав мою речь. Действительно выродок. 

       6 глава 

Как же все удобно расположились. – раздумывала я в своей комнате. Бросили в самый подходящий момент, в самый больной эпизод! Теперь, когда вы знаете мою персону, я не кажусь вам удобной. Раз все кинули меня здесь разрушаться и страдать в муках, раз всем наплевать на меня, я готова отомстить вам! Сделаю в тысячу раз больнее! Ах вы мерзкие людишки с чёрствой душой. Животные. 

 Ты поймёшь, Раян, кого мне! Решил поиграть надо мною? Тогда, я начинаю игру и в ней ты будешь моей пешкой. Зря ты недооценил меня… Ты обязательно пожалеешь о своих поступках, Раян! 

 Тут внезапно донеся стук в мою дверь. В комнату зашла мисс Беннет.  

— Вивьен, мне сегодня позвонили из психбольницы, мне жаль… Я знаю как тебе тяжело, поэтому приходи на уроки, когда тебе полегчает. Это такой удар судьбы… 

— … 

— Прости, что беспокою. Хочу, чтобы ты приняла мои соболезнования. 

— Выйдите. 

Мисс Беннет сделала до чего же печальную мину и молча ушла. 

 Она никогда ко мне так заботливо не относилась и это очень лицемерно! Чтобы получить внимание, нужно обладать горем и жалостью. Какие же вы лицемерные! 

 Мое горло пересохло от эмотивной болтовни самой собой. Я вышла в коридор, выпить воды, чтобы избавиться от непрерывного кашля.  

 По пути мне встретилась Лили. Она сильно нахмурила брови и старалась, не замечая, пройти мимо меня. Я знаю, она меня никого не простит. И всё же Лили получила по заслугам. Она была в тот момент слишком высокого мнения о себе, куда же пропала её ненависть к самой себе? Я всегда относилась к ней так, как и она ко мне. И сейчас я тоже следую этому принципу. Да, я уверена, что она злорадствует про себя, когда увидела, как я кашляю, задыхаясь. 

 Попив воды, меня отпустил кашель.  Я решила всё же пойти к Раяну и вылить ему весь свой накопившиеся гнев. Ну а чего это он там, наверное, веселиться, радуется тому, что я дала слабину, пусть тоже страдает. Он не заслуживает всего хорошего, он ничего не заслуживает.  

 Стоя у двери Раяна – у комнаты номер 5, меня охватило волнение. Мне нужно придумать речь, как можно пугающую и устрашающую! Обдумав это и постучав, мне никто не открыл. Видать боится меня! Тогда я зашла, перед мною стола кровать, на которой сладко спал Раян. Не стану будить его, ибо в сонном состояние он наверняка не поймёт и не воспримет всерьёз. Слева от кровати стоял письменный стол. На нем лежала черная гелиевая ручка и его личный дневник. Пока он странствует во сне, я решила мигом заглянуть в него. Небось написал про меня всякие гадости, а про Лили сочинил целые поэмы. Перелистнув на последние страницы, я была поражена до паники.  

  Здесь было написано обо мне: 

«22 августа. Дорогой дневник, спешу сообщить тебе свои тягостные перемены. Кажется я обречён на какую-либо надежду. Моя Вивьен…она изменилась, совсем. Неопределенные чувства борются во мне, я не знаю, как дальше быть. Вивьен меня совсем не любит, скорее всего ненавидит. Я просто не понимаю её! Видимо из-за того, что я обнял Лили, но это вся причина? Я обнял её, потому что Вивьен приказывала мне заботиться о ней, но ей это не объяснить.   

 Я чувствую, как я связан с Вивьен. Будто наши мысли проведены невидимыми для нас нитями… Я уверен, что Вивьен для меня целый мир, мой мир. Она тот человек, кто изменит мою судьбу. Я люблю её.» 

   

   — Что? Мне просто противно с этого! Сначала Лили, потом я, кто ещё? Какая мерзость! – очень громко закричала я, что аж Раян проснулся. Я снова рассердилась и просто вырвала ту страницу и разорвала её на мелкие кусочки. Раян был в шоке. А мне и не было жаль его. 

  — Что ты творишь? Ты прочитала это? Зачем! Вивьен, за что ты так со мной? – душераздирающе кричал Раян. 

 — Раян ты мне отвратителен! Слышишь? Я тебя не люблю, более – я тебя ненавижу. Я не отдам тебе победу, никогда! 

 — О какой победе идёт речь…? – умолял Раян, стараясь через огромную силу сдерживать слёзы. 

 — Ты уже моя пешка, ты уже готов броситься к моим ногам, я выиграла! Я снова доказала, что я превосходнее тебя. 

 — Я требую разъяснения! Ты соперничаешь со мной?  Я тебе не соперник. 

 — Верно, ты мне не годишься в соперники, ты ниже этого. А теперь ступай, ты мне не нужен. Моя цель достигнута. 

 — Вивьен… что же ты делаешь… 

Его взгляд становился тусклым, ежели печальным, когда я постепенно отдалялась от него. Кажется, он терялся в себе. Зато забавно то, что не успела я объявить ему игру, как тут же выиграла. Жаль немного, что это было слишком быстро и не особо интересно. Теперь он кажется таким мало ограниченным, смешно просто. И тут меня охватил кроткий психованный смех, а потом он становился все громче и громче, и я не могла остановиться от этого безумия. 

 

 

 

    7 глава   

 Сегодня мой день рождение — 30 августа. Прошла неделя после тех дней разрыва с моими якобы друзьями. После всего этого я выходила из комнаты лишь по веским причинам. Видимо Раян с Лили тоже сидят у себя, я не видела их в коридоре за все эти дни. Я пытаюсь забыть это и жить дальше сама по себе.  Никто даже и не вспомнит мой день рождение сегодня… Отвратительные.  И все же моя жизнь не испортилась, она была испорчена давным-давно, зато вот у них скорее всего все плохо, особенно у Раяна. Туда им дорога. А я лишь укрепила свою личность, снова доказав себе, что лучше меня никого не будет. Пускай сколько пытаются меня сломать, им это не с руку!  

 Сидя на стуле и болтая, сама собой, я услышала шорох за дверью. Кажется, кто-то следит за мной.  

 — Открой дверь я знаю кто это. — приказала я, но на самом деле не имела никакого понятия кто это подслушивает мой разговор. 

 — Это я … Раян. — очень тихо проговорил он за дверью. 

 — Зайди. 

 — С днем рождения Вивьен. – зашел в мою комнату Раян и шагнув ко мне, вручил цветы, явно сорванные с поля. 

 Я откинула их на пол. 

 — Мне это надоело. Ты так и не понял, что мне совершенно плевать на тебя и на твои цветы.  

 — Вивьен я не держу на тебя зла… 

 — Снова берешься за старое. Это мило что ты единственный поздравил меня с моим днем рождения. Но…Ах,Раян, ты откуда узнал что у меня день рождение? 

 — Лили сказала. Слушай Вивьен я забочусь о тебе именно сейчас не потому, что я влюблен в тебя, а потому что мне просто жаль тебя. Я знаю, что ты плохой человек ,говорю, как есть. Но я просто родился для того, чтобы изменить этого самого плохого человека. Я покажу тебе свет, Вивьен. Ты осознаешь это с течением времени.   

  • Раян… 
  • Моя цель преобразить тебя. Я пожертвую собой, чтобы спасти тебя от тьмы. Я совершено убежден, что мы похожи на друг друга, будто мы одно целое. Сделав тебя лучше, я сделаю лучше и себя. Понимаешь? 
  •  Ты не похож на меня вовсе. Мы разные, даже не сравнивай меня с собой. Это как разница между океаном и каплей. 

   — Точно, я согласен с твоими мыслями, между нами, разница как океан и капля, но я должен изменить это превратив это в одно целое.  Эта капля должна вернуться к своему исходному источнику.  

 — Всё, перестань, хватит морочить мне голову этим бредом. Пойдем лучше в столовую чай с тортиком попьем.  

 — Ты не хочешь слушать меня, что ж, значит впоследствии я объясню это по лучше на себе. 

 Мы пили чай беседовали на разные темы и не торопясь попивали сладкий чай. Кажется, я снова чувствую дружескую связь между Раяном и мною. Будто наши мысли проведены невидимыми для нас нитями… Кажется где-то я слышала это. 

 

 — Можно к вам за компанию? — спросила Лили, которая только что пришла в столовую. — С днем рождения Вивьен. Я была на лекциях и не могла прийти раньше. 

 — Так, так, наша трусливая мышка наконец вышла из своей норки спустя неделю — ответила я. Ее присутствие раздражало меня.  

 — Да брось Вивьен. Вспоминаешь прошлые обиды? Если так-то я готова извиниться. 

  • Все давным-давно покончено с нашими узами, ты мне никто. 
  • Значит Раян тебе кто-то? Кто? 
  • Ты портишь мне праздник. Проваливай.  

Раян наблюдал за нашим выяснением отношений и умалчивал, доедая свой кусочек торта. 

 — Почему ты выгоняешь меня отсюда? Ладно успокойся Вивьен. Я действительно хочу попросить прощения. Извини меня. 

  • Я не принимаю твои извинения, но даже если так то, что дальше? Я не поменяю свое отношение к тебе. Ты попросту не достойна этого.  
  •  Вивьен, а вот это было намного больнее чем удар по щеке…. 

Лили ушла, нарушив нашу романтичную атмосферу рядом с Раяном, ушла,но кажется на него это не повлияло, он даже не изменил за все это время выражение. 

  Как-никак, но Раян мною прощен… 

В столовой появился еще один человек. Эта была директриса нашей Академии. Она направлялась к нам неся собою какую-то бумажку. 

 — Здравствуй, твои родители отправили письмо тебе, ты уезжаешь домой — обращалась директриса к Раяну, а потом бесследно ушла по своим делам. 

 — Что это значит? Тебя исключают? 

—  Нет-нет, я уезжаю на осенние каникулы, как и некоторые другие учащиеся. А тебе не отправили письмо родители?  

 — У меня их нет… 

— Ох, Вивьен, прости, что я по больному… Просто хотел сказать, что тем, кому не отправили письмо остаются здесь в каникулы. 

— Получается мы расстаемся? 

— Только не говори, что привязалась ко мне или это так? 

— Нет, больно ты мне нужен. Но если так подумать, то я буду скучать. 

— Я буду слать тебе письма, а сейчас мне нужно собирать чемоданы. — улыбаясь ушел Раян. 

Я сидела еще долго за столом. Никого не было в столовой. Я заплакала. Я не могу объяснить причину своих слез. Просто все меня бросили, все отвергли, никому я не нужна была до того, как не появился Раян…Никто ко мне так не относился как он. Кажется, он мне нравится, черт, именно тогда, когда он уезжает! Да я определенно люблю его! И тогда я зарыдала еще пуще прежнего… Это были не обычные эмоции, это было чувство облегчения и горести. Я нашла свой смысл жизни, я снова живу, я снова чувствую! Я встала, вытерла слезы и побежала к Раяну. Комната номер 5… Я вошла в нее и набросилась на складывающего одежду Раяна, подарив ему горячий поцелуй в губы. Я рыдала и обнимала его. Он никогда не казался мне настолько красивым, настолько любимым мною.  

 — Мне нужно идти, машина ждет… Очень жаль, что ты поздно… 

 

8 глава 

шено, иду сейчас.  

 Я собралась, вернее просто напялила на себя свое пальто, обулась и открыв окно в своей комнате, полезла через него 

На улице никого не было, так как сейчас было время обеда и все учащиеся, предполагаю, в столовой. Я как можно скорей покинула территорию Академии и направилась к адресу, указанному в письме. Мне потребовался час, чтобы дойти до конца Шарвальца. Но я не остановилась и дальше продолжила поиски. Кажется, я была на месте, здесь, на таблице с улицей Стричеров, находился красный дом, на котором был указан номер два. Пробравшись через забор, я решила пролезть через его окно. Мне повезло, ведь оно было открыто. В доме никого не было. Царствовала тишина.  Я услышала скрип сверху.  

— Раян это ты?  

— Ты не вовремя, Вивьен.  

 Включив свет, я увидела, что у Раяна в одной руке был пистолет, а в другой письмо. 

 — Ты хочешь убить меня! Это была ловушка. 

 — Нет, Вивьен. Я думал, что это грабители. Так почему ты пришла раньше? 

 — Просто я… Моё любопытство было задето, поэтому я пришла сюда. А разве это законно держать пистолет дома в 16 лет? 

 — Значит ты мне не доверяешь? 

 — Это всё странно и мне стоит быть настороже, но если бы ты хотел прикончить меня, ты бы выстрелил сейчас… 

 — Что ты такое говоришь? Я не хочу убить тебя, ты не заслуживаешь смерти. 

 — Хорошо, тогда я могу не напрягаться и теперь ты можешь рассказать то, что хотел вечером. 

 — Я хотел провести нашу встречу в другой обстановке, но эта, по-моему, ещё лучше. Я написал тебе письмо, которое хотел отдать после нашей встречи, но теперь вручу тебе сейчас. Прочитай вслух, пожалуйста. 

 Раян подал мне письмо: 

«Вивьен… Какое нежное и прекрасное имя. Оно ассоциируется у меня с сиренью и лилиями, ч весенним полем, с летним дождём, с морской пенкой, с пушистыми облаками, умерено плывущими по воздушному океану. Но соответствует ли эти ассоциации имени с его носителем? Нет. Этот человек, кому принадлежит это имя вовсе не таков нежен и прекрасен, как мне казалось. Скорее всего его овладатель презирает все нравственное и доблестное, тайком он смеётся над таким глупым и посредственным окружением, презирает всех, но себя возвышает, он полон гнусности и подлости. Но если бы не было глупых людей, считался ли он бы умным, среди таких же умных и умнее людей?»  

 — Вот как значит ты представляешь меня! 

 — Я не вижу в этом ничего, но прошу читай дальше.  

«И как только два этих противоречия совместились в одно целое? Дело в том, что внешняя оболочка, представляющая чем-то миловидным, не всегда соответствует внутренней. Мы тоже с тобой не похожи на друг -друга, но все равно что-то объединяет нас.  В любом случае, мы все равны перед этим миром. Я хотел предупредить, что все, что я сделаю последующее, это то, что я обращу твою цель против тебя. Ты хочешь уничтожать то, что по праву е принадлежит тебе. Уничтожив меня, ты уничтожишь себя. Теперь ты это осознаешь? Ты должна это понять, ведь ты лучше нас, не так ли? А впрочем, вот мой совет, прежде чем господствовать над обществом, сначала дней власть над собой.» 

— Раян, прости…я…жаль, что такие люди как ты должна страдать! 

— Нет, нет, я обрету вечность, а ты будешь страдать всю жизнь. Это ещё не конец письма, переверни. 

«Я доказательство того, что ты точно такая же точка среди космоса, как и сотни миллиард других, в независимости лучше ты их или хуже. И даже моя смерть — это завершенная пустота среди Вселенной.» 

— Погоди, о какой смерти идёт речь? Раян, ты… 

Приложив пистолет к виску, Раян произнес свои последние слова: 

— И помни, лидер всегда зависит от своих подчинённых. 

А затем выстрелил в голову.   

 

    9 глава 

Я не хотела довести его до такого состояния. Я просто хотела поиграть и отпустить. Хотя, становясь старше, иногда мне казалось, что все это время это он играл мною … 

 Зато я познала себя благодаря ему, но взамен я что-то забрала, а что-то отдала. Мир не казался мне жалким, а общество не казалось мне скучным. Моя жизнь поимела смысл, после его смерти. Он часто говорил, что мы одно целое. А что если он сделал это ради меня… А что, если он до сих пор живёт в моих мыслях и ведь действительно так. Я слишком часто о нём размышляю, даже спустя несколько лет.  

 А что насчёт Лили? Сколько бы я не просила прощения, она меня ненавидит и по сей день… 

 

 

21.06.2022


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть