Курьер

Прочитали 8
12+








Оглавление
Содержание серии

— Знаешь, я никогда не верил в мистику. Любые байки, страшилки и другие небылицы я всегда считал обычной брехнëй, способной напугать разве что ребёнка. И это неудивительно, ведь те, кто их придумывает, вероятно никогда не видели реальных ужасов. А вот я видел. Видел, как выплюнутый пулемётом свинец превращает тела в решето. Видел, как моих боевых товарищей разрывает на куски неизвестно откуда прилетевший артиллерийский снаряд. Видел, как в беспамятности носятся вокруг взорванной машины горящие заживо люди, как детей обвешивают бомбами и заставляют бежать на врага, как командиры бросают на мясные штурмы совсем ещë зелëных пацанов и многое другое. Но что-то я отвлёкся. Так вот, теперь всë иначе. А началось всë после одной череды мелких и не очень неприятностей.

***

Итак, родился я в небольшом закрытом военном городке, затерявшемся где-то в густых лесах западной Сибири в семье потомственных военных. Распинаться про своë детство не буду, было оно самым обычным. Окончил школу, отслужил строчку и после неë решил пойти по проторенной предками дорожке. Пройдя боевое крещение в конце Афганской и увидев настоящий ад на земле в первой Чеченской, я получил билет в театр боевых действий на полях сражений второй Афганской войны.

В одном из городских боëв я, на свою голову, не удостоверившись в безопасности прихода, толкнул рукой заднюю дверь небольшого магазина, который хотел использовать в качестве укрытия, но быстро пожалел о своём решении, услышав звонкий щелчок. Сработала растяжка, раздался взрыв. Откинуло меня тогда метров на десять назад. Всë тело болело, лицо кровью залило, ну и контузило конечно. Спустя пару минут отключился. Очнулся уже в больнице. Благо товарищи не бросили и дотащили меня, чудом выжившего после взрыва сначала в полевой госпиталь, а оттуда уже меня на вертолёте отправили в больницу в моëм родном городке. Взрывом мне оторвало правую руку до локтя и испещрило лицо множеством мелких шрамов. Как сам, наверное, понимаешь, на этом моя военная служба и закончилась.

Спустя полгода я восстановился, купил дорогой протез, и на скопленные за время службы деньги переехал в город побольше, дабы начать новую жизнь. Уже там я сдал на права, купил машину, начал таксовать. Затем нашëл девушку, женился, в браке родился сын, затем развёлся и вот мы в начале моей истории.  Квартиру оставил бывшей жене, а сам съехал в обшарпанную однушку на окраине, так как доход снять жильë получше не позволял, а сбережения кончались. Нужно было искать работу попрестижней, ибо перспектива провести пенсию в нищете меня не радовала. Но, как не удивительно, сорокалетний калека с протезом вместо руки никому не был нужен. И именно на этом тяжёлом этапе моей жизни мне подвернулось под руку прилепленное к двери моего подъезда объявление о поиске курьера.

***

Я, конечно, поначалу насторожился. Двадцать тысяч рублей за одну ночную смену – слишком уж выгодное предложение, чтоб его можно было считать реальным. Но жадность и страх остаться нищим взяли своë и я отправился на собеседование по указанному в объявлении адресу. Проходило оно в полузаброшенном здании на окраине города, в бывшем промышленном районе, что ещё больше насторожило меня. Потупив взгляд на заброшку, я всë же решился войти, уже готовясь к тому, что мне предложат должность наркокурьера или что-то похуже. Встретил меня длинный обшарпанный коридор, ещё сильнее убедивший меня в верности моей догадки. Ни одна нормальная фирма не стала бы размещать своих в подобном месте.

Пройдя через коридор, я наткнулся на массивную железную дверь. Справа от неë висел совсем крохотный домофон с одной единственной кнопкой. Нажав на неë я услышал три громким звонка после чего кто-то снял трубку.

— Здравствуйте, я по объявлению. Пришёл на собеседовании на должность курьера, — сообщил я в динамик.

Тут же замок двери звонко щёлкнул и я шагнул вперёд. Внутреннее убранство офиса поразило меня. Чистый офис с хорошим ремонтом выглядел невероятно на фоне остального здания. Белоснежные потолок и стены, бежевая плитка на полу. В центре комнаты стояли пара белых диванов, между которых расположился кофейный столик, а в углах комнаты заняли своё место напольные горшки с аккуратно подрезанными карликовыми деревьями. «Склад» – гласила надпись на двери слева. «Кухня», «уборная» – сообщали надписи на дверях справа. На двери по центру красовалась табличка «Директор». К ней я и направился. Постучав, я услышал завораживающий бархатный баритон:

— Входите!

— Здравствуйте, я пришёл на… — начал было я, зайдя в кабинет, но меня тут же прервали.

— Можете не продолжать, Игорь Анатольевич. Рад, что вы всë же откликнулись на объявление. Пожалуйста, присаживайтесь, — произнëс солидной мужчина в чëрном фраке, сидящий за большим деревянным столом, указывая ладонью на стул, стоящий напротив.

— «Какого?! Они что, следили за мной?» — быстро пронеслась у меня в голове неприятная мысль.

Скрыв одновременно и удивление и страх, я подчинился. Садясь, я бегло осмотрелся. Кабинет директора был крохотным: комнатушка два на два метра, стены которой были плотно заставлены полками со множеством книг и папок, в центре комнаты стоял, вероятнее всего, дубовый стол, со множеством орнаментов, изображающих различных мифических существ.

— Так-с, Игорь Валерьевич… — начал свою речь мужчина, не сводя пепельно-серых глаз с меня, — …я буду краток. Зовут меня Эдуард и я руководитель этого отделения службы доставки. Я знаю, что вы нуждаетесь в деньгах и однозначно согласитесь на мой предложение, поэтому сразу перейду к сути вашей работы. Каждую ночь вы приходите ближе к полуночи в офис, забираете посылку, относите еë по нужному адресу, забираете оплату и быстро возвращаетесь сюда, после чего и получаете свою долю с заказа, то бишь двадцать тысяч рублей. Предвижу ряд ваших вопросов, а потому отвечу на них заранее. Нет, я не наркоторговец, так что волноваться вам не о чем. Криминала в этом тоже нет. Хотя полицейские, вероятно, будут другого мнения. То, что находится в посылках, тайна и знать их содержимое вам не положено. Узнал же я про вас по своим источникам, о которых вам знать пока что тоже не положено. И нет, наличие протеза вам никак не помешает. Наоборот, в купе с вашим боевым опытом он вам однозначно пригодится.  Добро пожаловать в компанию! Приходите завтра к десяти вечера за первым заказом.

Закончив, он протянул мне руку. Я был, мягко скажем, удивлëн услышанным. Он не только ответил мне на все мои вопросы, но и знал о моей биографии. Неуверенно я пожал ему руку и покинул офис. Вплоть до вечера следующего дня я не мог отойти от шока, но необходимость отправляется на мою новую работу заставила меня взять себя в руки.

***

Я не был уверен, что поступаю правильно. Слишком уж мутной была эта работёнка. Тем не менее я всё равно приехал в офис ровно в десять вечера. Подойдя к двери я маленько помялся и, предварительно нажав на кнопку домофона и дождавшись щелчка, вошëл внутрь. Эдуард сидел на диване и пил кофе. Заметив меня, он поставил чашку на стол, подскочил ко  мне и отвёл меня на склад. Посещение было довольно большим, но из-за множества полок, забитых чëрными пакетами, плотно обтянутыми синей изолентой казалось лишь немногим больше кабинета Эдуарда.

— Походу это всë же наркота, — снова проскочила у меня в голове неприятная мысль, но я еë быстро откинул.

Эдуард подошёл к маленькому столику, стоящему справа от двери, достал из неë тонкую зелëную тетрадку, пролистал и тыкнув пальцем в одну из строк, поспешил вглубь склада. Через пару минут он вернулся к столику, на ходу запихивая один из пакетов в тёмно-зелёный вещевой мешок.

— Итак, Игорь Валерьевич, ваша задача – доставить это вещмешок вот сюда, — сказал он, протягивая мне листок с адресом, — Постарайтесь всë сделать как можно быстрее. Пришли, отдали товар, забрали плату и ушли. В ваших же интересах не задерживаться у заказчика. И помните, посылки вскрывать запрещено. У вас есть вопросы?

— Нет.

— Прекрасно, — улыбнулся он и отдал мне вещмешок.

Накинув его на спину, я направился в сторону выхода.

— Оу, и ещë один момент, — крикнул он мне вслед, — Если клиент всë же нарушит правила, бросьте товар в него и эвакуируйтесь в безопасное место. Жизни сотрудников для нас в приоритете.

Выйдя на улицу, я закинул сумку на заднее сидение авто, уселся за руль и двинулся в путь. Голова разрывалась от вопросов. Почему нужно всë делать быстро? Что за правила? Что такого может выкинуть клиент, из-ща этого необходимо будет эвакуироваться? Вздохнув, я отбросил вопросы и сосредоточился на дороге.

Нужный мне дом находился в почти полностью заброшенном квартале города. Состоял он целиком и полностью из простых деревянных двухэтажных многоквартирных домишек, большинство из которых находились в аварийном состоянии. Жили здесь в основном зеки и пенсионеры, а также бомжи, которые ютились на первых этажах, поближе к дверям и окнам, чтоб успеть свинтить, когда очередной барак сложиться как карточный домик. Схватив сумку я заскочил в нужный мне подъезд, поднялся на второй этаж и постучался в правую от лестницы дверь. Спустя несколько мгновений из-за двери раздался мягкий старческий голос и приглушенные шаркающие шаги:

— Кто?

— Здравствуйте, я из доставки, привëз ваш заказ.

Дверь тут же отворилась и из неë показалась сгорбленная старушка в розовом халата с белыми цветочками.

— Здравствуйте, ну наконец-то вы приехали! Как же долго я вас ждала! — чуть ли не пропела бабушка, забирая у меня пакет, — подождите здесь, я сейчас принесу деньги.

Бабушка быстро ускакала вглубь квартиры, оставив меня, удивлённого её прытью, ожидать в подъезде. Минут пять я рассматривал гниющие деревянные рамы окон, голые стены, почти полностью покрытые трещины и орды тараканов, копошившихся на осколках окна, разбросанных по полу. В конце концов моё терпение кончилось и я вошëл в квартиру вознамерившись поторопить старушку.

И, блин, лучше бы я туда не заходил. Как бы тебе помягче описать? Видел когда-нибудь пентаграммы? А кровь? А черепа животины всякой? Лосей там, козлов, котов, собак и много кого ещë? А теперь представь, что стены небольшой комнаты полностью покрыты пентаграммами, написанными кровью и обвешаны черепами животных? Так вот, в квартире той двинутой старухи не только стены, а вообще всё поверхности были покрыты этой хренью. Стены, мебель, техника, одежда и вообще все вещи старухи. Про то, насколько сильно там воняло гнилью, я и говорить не хочу. Я с трудом сдерживал рвотные позывы.

Возможно, тогда мне стоило плюнуть на всë и бежать куда глаза, но служба бесследно не прошла. В голове намертво застыла фраза командира моего взвода, земля ему пухом, – «приказ должен быть выполнен».

Услышав громкое чавканье из спальни, я на цырлах подошёл к ней и резко распахнул её. У самого входа валялся разорванный  вещмешок и остатки пакета и изоленты. В углу сидела бабка, копошившаяся во внутренностях моего груза – тушки маленького козлëнка. Закончив жевать печень, старуха достала из тельца сердце, положила его на квадратный камень, исписанный странными символами и запела не своим голосом какую-то странную хрень. Охренев, я сделал не осторожный шаг назад. Предательски скрипнула половица. Бабка тут же обернулась, уставившись на меня полностью чëрными глазами. Встав, она зашагала в мою сторону и зарычала:

— Что ты здесь забыл?!

— Простите, но вы не заплатили за доставку, — почему то выпалил я, вместо того, чтобы просто закричать.

Старуха тут же изменилась в лице. Пошлёпав по карманам, она достала пачку купюр и протянула их мне:

— Прости, милок, совсем забыла. Эх, память совсем ни к чëрту стала.

Взяв деньги, я молча  покинул квартиру, закрыв за собой все двери, медленно вышел из подъезда, сел в машину и поехал обратно в офис. В холле офиса меня уже ожидал Эдуард. Даже не посмотрев в мою сторону, он указал на диван и чашку с чаем, над которым клубился пар. Бросив купюры на стол, я сел и сделал глоток обжигающе горячего напитка. По телу расползлось приятно тепло.

— Теперь ты понял, почему я так много плачу курьерам, — взглянув на меня, сказал Эдуард.

— Да, — холодно ответил ему я, — и много таких тварей по земле шастает?

— Достаточно. Но не подумай, большинство из них не опасны и очень даже доброжелательны. Тут как с людьми – среди относительно нормального большинства обязательно найдëтся несколько десятков тварей. И у некоторых сверхъестественных существ имеются свои, весьма специфические потребности…

— Это какие? Трупы животных? А может и не только животных? — вопросительно уставился я на него.

— Не без этого, — отрешëнно ответил он, — Но кому-то же надо этим заниматься. Без нас многим из них придётся вновь начать охотиться. И поверь, лучше нам этого не допускать. Правительство выделяет на товар пожизненно осуждённых маньяков, убийц и насильников, даëт доступ к засекреченным объектам, а также покрывают курьеров, если что-то случается. В общем делает всё, чтобы обычные люди не пострадали

Взяв со стола пачку купюр, он отсчитал двадцать тысяч и протянул их мне:

— Если захочешь уйти, я пойму, но помни, что всë, что ты узнал является государственной тайной. Так что и не думай говорить об этом с кем-то, иначе сам можешь превратиться в чей-то заказ. Если же решишь продолжить работу, жду завтра в то же время.

Я быстро допил чай и подошёл к входной двери.

— Не глупо ли искать людей на подобную работу через уличные объявления? — напоследок поинтересовался я.

— Будь уверен, если бы мы не были уверены в тебе, то ты это объявление не увидел бы.

***

Как  ты понял, следующей ночью я вновь стоял на складе офиса, дожидаясь, пока Эдуард найдëт нужный мне пакет и запихает его в вещевой мешок. В этот раз я подготовился основательно, ведь теперь понимал, что меня ждёт. За место уже привычных мне рубашки с джинсами я натянул рыбацкий комбинезон. Мало ли в какую погоду и каких условиях придётся работать. На лицо натянул армейский респиратор, чтоб больше не бороться с рвотным рефлексом из-за неприятных запахов. К поясу прицепил небольшой пожарный топорик. Таким можно себе и дорогу прорубить и нечисть всякую погонять. Помимо этого на поясе также разместилась фляжка с водкой для того, чтобы расслабиться после выполнения заказа, мешочек с освящённой солью для отвлечения нечисти, а также туристический навигатор, чтоб точно нигде не заплутать. Голову же украсил мощный налобный фонарик.

Спустя несколько минут Эдуард наконец-то вышел из глубины склада с вещмешком.

— Итак, правила всë те же. Привëз товар, забрал плату и уехал. Пакет с товаром вскрывать категорически запрещается. В общем ничего нового, — проговорил Эдуард, протягивая мне довольно тяжëлый вещмешок и записку с адресом, — Какие-то вопросы есть?

— С какой тварью я буду иметь дело в этот раз?

— Не имею ни малейшего понятия. Я обычный разводящий. Мне присылают только адрес и номер груза, которые доставляют на склад раз в неделю. Так что действовать тебе придётся вслепую.

Рассиживатся в офисе я не стал и поспешил к машине. Нужный мне адрес находился в небольшом посëлке, километрах в двадцати от города. Час пути и вот моя машина стоит на обочине сельской дороги. Мог бы проехать и дальше, но побоялся застрять в какой-нибудь яме, которыми была изрыта вся дорога. Взяв в руки навигатор я выдвинулся в сторону посëлка, наслаждаясь чистым лесным воздухом. Дул прохладный лёгкий ветерок, слегка колыхая ветви и травы, неподалёку журчала речушка. Единственно, что напрягало, так это подвывающие вдалеке волки.

Минут через пять я вышел к поселению. Вой стал уже значительно ближе, но я всë также нерасторопно брёл по дороге, рассматривая окружающие меня строения. Старые деревянные хибарки расположились по обеим сторонам единственной улицы, в отделении друг от друга. Домишки выглядели довольно запущено, как и всë село в целом, но мой взгляд зацепился за них. Каждый дом был покрыт меловыми рисунками. На стенах можно было разглядеть зарисовки леса, по которому бродила волчья стая. Рамы окон и дверей были исписаны какими-то рунами. На дверях красовалась голова странной помеси добермана и волка, вписанная в пентаграмму.

На свою дурость я остановился поглядеть на рисунки. Ох, зря же я это сделал. Вскоре я услышал позади себя тихие шаги и злобный рык. Повернув голову, я увидел стаю из тринадцати псин, бошки которых были нарисованы на дверях. И всë бы ничего, но их глаза горели. Я не шучу, из их кроваво-красных глаз вырывалось яркое пламя. Угольно-чëрная шерсть вздыбилась, на лапах в свете фонаря заблестели серебром десятисантиметровые когти.

Вспомнив совет деда, который был заядлым охотником, я уставился на стаю. Дед говорил, что пока ты поддерживаешь зрительных контакт с хищником – он не нападëт. Правда эти псины были другого мнения. Подняв морду, самая крупная тварь помотала ею из стороны в стороны, скаля пасть в подобии улыбки, чётко давая понять, что совет деда меня не спасёт.

Тут же я бросился бежать. Стая в стороне не осталась и кинулась следом. Говорить о том, что далеко человеку убежать от зверя не получиться нужно? Метров через семьсот одна из тварей вцепилась мне в ногу и повалила на землю. Схватившись за топорик я со всё дури ударил по псине, но та будто бы не почувствовав удара продолжила грызть мне ногу.

Через несколько мгновений уже вся стая кружила вокруг меня. Пока одна половина стаи пыталась меня обездвижить, цепляясь за конечности, другая безостановочно запрыгивала на меня и пыталась перегрызть мне глотку, но из раза в раза у них в пасти за место моей шеи оказывался протез, после чего в ответ на укусы, в их бока впивалось лезвие топора. Я барахтался, бил топором подскакивающих тварей, откидывая их на пару метров в сторону и медленно, но верно выбивался из сил. В конце концов бродящему рядом вожаку это надоело и он самолично запрыгнул на меня. Дважды получив по роже топором, он оскалил пасть и устремился к моему горлу. Препятствием к нему стала рукоять топора, которую я засунул ему в пасть. Но хищника это не остановило и он продолжил напирать пытаясь добраться до меня.

Громко прозвучавший выстрел оборвал наше противостояние. Вожак отлетел на добрые десять метров, заскулил и начал тереться раненым боком о землю. Остальная стая тут же отступила.

— Сюда, —раздался крик.

Перекатившись, я увидел в дверях одного из домишек мужика лет пятидесяти, с двустволкой наперевес. Не теряя времени, я в три прыжка влетел в дом. Мужик моментально захлопнул дверь. Снаружи раздался недовольный вой и злобное рычание, но вскоре оно затихло. Упустившие добычу охотники удалились зализывать раны.

— Бл***, я же говорил, чтоб курьера отправили днём, — восклицал мужик, осматривая мои раны, — Михаил, — протянул он мне руку.

— Игорь, — ответил я, пожимая ему руку.

Ненадолго удалившись, Михаил вернулся наперевес С аптечкой и занялся моим лечением.

— Что это за херь была, — спросил я.

— Адские гончие, — сухо ответил он, — лет пятнадцать назад один парень решил бывшей своей отомстить и призвал этих тварей. Но подчиняется они не стали и попросту задрали его. А лес наш им понравился и они тут остались. Так что ночью по нашим краям лучше не ходить. Куча народу уже в сгинула, в основном приезжие, —закончив меня латать, Михаил забрал вещмешок и достал из него пакет, — Говорил же при заказе, чтоб отправили курьера днëм, но эти идиоты на мою просьбу х** забили, уроды! — процедил он сквозь зубы, вытаскивая из чёрного пакета упаковки с белыми мелками и мешочки с солью.

— А извести не пробовали? — поинтересовался я, приложившись к фляге с водкой.

— Пробовали. Но эти твари умные и спокойно скрывались от правительственных шавок. Каждые полгода пытаются с ними разделать, но толку ноль. Единственное что спасает — руны и пентаграммы, нарисованные освящённым мелом, — тяжело вздохнув, ответил Михаил.

Я протянул ему флягу. Сделав глоток, он вернул еë мне:

— А ты в следующий раз лучше наливай во флягу не алкашку, а святую воду. Она тебе всяко полезней будет в твоей работе.

На ночь я остался у него. И уже в шесть утра я топал по лесной дороге к машине в заштопанном костюме, с пачкой купюр за товар в кармане и пакетом домашних оладий в руках.

***

Да уж, но поверь опасна наша работа не только из-за монстров. Есть способ сдохнуть и пострашнее – заплутать в каком-нибудь мистическом месте. Такой случай у меня был.

Отправил меня в ту грëбанную ночь Эдуард в типичную такую девятиэтажку. Грязная, облезлая, с побитыми окнами в подъездах и покосившимися балконами. Складывалось ощущение что она вот-вот развалится прямо на глазах. Но делать было нечего.

Стоило мне войти, как сквозь респиратор тут же просочилась адская вонь. Будто где-то рядом уже много лет гнили десятки, если не сотни трупов. В целом меня это не удивляло. За полгода работы я уже привык к подобному. А потому спокойно поднялся по лестнице на 9 этаж, вручил посылку тонкой красной руке, чуть высунувшейся из приоткрытой двери, забрал деньги и насвистывая начал спускаться вниз. Прошёл восьмой этаж, седьмой, шестой, пяты, одиннадцатый, сорок седьмой, минус двадцатый, девяностой шестой… Да, я долго не хотел признавать, что опять влип, продолжая идти вниз по несуществующим этажам. В конце концов я всё-таки сдался и, остановившись на двести восемьдесят пятом решил осмотреться. Подъезд почти ничем не отличался от того, в который я зашёл ранее. Такие же старые деревянные двери квартир, обитые кожей, потрескавшаяся синяя краска наполовину покрывающая стены, сыплющаяся побелка, покрытая жёлтыми пятнами и небольшое старенькое окошко на лестничной площадке, заляпанное жирными разводами.

Единственным отличием была чёртова бесконечная лестница. Самые верхние её площадки, которые я мог увидеть, скрывались в ярком белом свете, в то время как самые нижние укрывала тьма. Ещё немного побродив то вверх, то вниз я ещё раз убедился, что из раза в раз оказываюсь на случайном этаже. Промелькнула мысль сигануть в окно, но я быстро отмёл её, увидев, что весь мир за стеклом поглотил плотный туман. В какой-то  момент я без сил опустился на ступеньки и тупо уставился на стену. Идей, как выбраться в голову не было. Просить помощи у местных я не решался. Хрен его знает, какие твари живут здесь. Продолжать идти вверх или вниз тоже было глупо. Шанс, что мне повезёт был невероятно мал. Да и даже если повезёт, никто не гарантирует, что при попытке покинуть подъезд я снова не окажусь на каком-нибудь десятитысячном этаже. Прыгать в окно, прямо в объятья тумана тоже не хотелось.

Ход моих мыслей прервал звонкий щелчок замка. Одна из дверей отворилась. Из неё, пригибаясь, вышла суховатая, трёхметровая фигура в полосатой майке алкоголичке и синих шортах, и неспешно зашагала вниз. Обойдя меня, существо открыло окошко, достало из кармана сигарету и, недовольно захлопало по шортам.

— Блин, — пробасил он, повернувшись ко мне, — Мужик, огонька не найдётся?

Достав из кармана коробок спичек, я протянул его существу.

— О, спасибо! Ты, кстати, чего тут сидишь? — чиркнув спичкой поинтересовался он.

— Да так, посылочку доставил, а теперь выбраться из подъезда вашего не могу.

— Чё, первый раз здесь? — расплылась в улыбке морда существа, — Смотри, сейчас спустишься на четыре этажа, потом поднимешься на тринадцать, и дальше опять вниз, пока не выйдешь на нужный тебе этаж, — протараторило существо, быстро скуривая сигарету, — Всё понял?

Я неуверенно качнул головой, после чего подорвался с места и бросив слова благодарности  напоследок, помчался вниз. После чего быстро взлетел по лестнице вверх. Когда пришло время снова спускаться, я уже не бежал, а спокойно шёл, переводя дыхание и всматриваясь в номера этажей. И о чудо! Через пять минут я уже вышел на второй этаж. Моей радости не было предела.

Не желая больше рисковать, я сиганул в закрытое окно, разбил своей тушей стекло, выпал прямо на козырёк подъезда и под недовольные возгласы и злобные проклятия местных бабок, умчал на машине подальше от этого места.

***

Был у меня ещё такой случай. Под конец весны позапрошлого года я приехал в офис. Деть тот явно не задался. С утра в квартире трубу прорвало, днём в поликлинике потеряли мою карточку, а вечером Эдуард опять отправил меня в очередную задницу. В этот раз вместо адреса он всучил мне координаты. Когда же я спросил, что это за фигня, он ответил:

— Заказчик живёт где-то в лесу. Навигатор у тебя есть, так что вбивай данные и вперёд и с песней.

Кинув на него полный недовольства взгляд, я выдвинулся к окраине нашего города. Машину оставил в кустах у обочины дороги, а сам же начал пробираться сквозь заросли. К этому моменту я уже поуспокоился и относительно довольный двигался по ночному лесу, иногда поглядывая на усеянное звёздами небо.

— «Эх, давненько я на природу не выбирался. Надо будет как-нибудь на рыбалочку  съездить. Хоть отдохну по человечески», — думал я, наслаждаясь свежим воздухом и обводя взглядом стоящих плотными рядами столетних гигантов.

Но окончательно я успокоился и нехило обрадовался, когда по дороге начал находить сморчки. Насобирав целый карман грибов, я решил сделать привал и перекусить. Высмотрел более-менее ровную полянку окружённую редкими деревьями и плотными зарослями кустов, насобирал хвороста, нашел длинную палку из которой решил сделать шампур и пошёл за дровами. Благо рядом росли несколько молодых берёзок. Но стоило мне начать их рубить, как тут же вокруг меня заухали совы и зашуршали кусты. К своей глупости я не стал обращать на это внимания и срубил берёзки.

Наскоро разожгя костёр, я принялся затачивать свой шампур. И тут мне в затылок прилетела шишка. Я резко обернулся, но никого не увидел, сколько бы не всматривался в освещённый светом фонарика участок леса. Вскоре уже откуда-то слева в мне в плечо прилетела палка. А затем уже справа камушек больно ударил по руке. Лопнуло моё терпение, когда мне прямо в лицо прилетел приличных размеров сук.

Вскочив, я сначала закидал всю округу солью, облил кусты святой, а затем и вовсе схватился за топор и пошёл разбираться с хулиганом. Несколько раз обойдя поляну и никого не найдя, я уже хотел вернуться к костру, но прилетевший в лопатку булыжник меня остановил. Вспылив, я в ярости бросился рубить кусты, надеясь найти неприятеля. Остановился я лишь тогда, когда заметил, что вокруг стало как-то чересчур темно. Бросив взгляд на то место, где всего пару минут назад ярко горел мой костёр, я увидел, что от него осталось лишь пепелище, да несколько прогоревших на половину брёвен. В тот же момент в том месте, метрах в трёх над землёй злобно сверкнули два зелёных глаза.

Я бросился наутёк. То, что затушило костёр бросилось следом. То и дело в меня прилетали палки и камни, хлёстко били ветви деревьев и кустов. Часто я падал в мелкие овражки и спотыкался об кочки, но тут же вскакивал и продолжал бежать. Так и кружил по лесу несколько часов, растеряв по пути все грибы и посеяв коробок спичек.

В конце концов я наткнулся на охотничью сторожку, из окон которой лился тёплый желтоватый свет. Подскочив к двери, я что есть мочи забарабанил по ней. Открыл дверь старик лет семидесяти с пышной белой бородой и одетый в какие-то бежево-зелёные обноски.

— Эх, мужик, зачем ты лешего обидел? — спросил дед, хмуро глядя на меня.

— Чего?! – офигел я от неожиданного вопроса.

— Говорю, зачем ты лешего обидел? Зачем деревца молодые срубил? Зачем костёр разжёг? Зачем кусты порубил? — продолжил корить меня старик, — Здесь же места священные, а ты, дурень их оскверняешь, да лешего тем самым обижаешь.

— И что теперь делать?

— Что, что, извинится бы надобно. Повернись к лесу, поклонись и попроси прощения за грешки свои. Долго он обиды на людей не держит, если те, конечно, действительно раскаиваются.

Надеюсь мне не надо пояснять почему я не стал с ним спорить и сделал, в точности то, что он сказал? Как только он закончил, я сразу же развернулся к лесу, впечатал лоб в землю и закричал, что было сил:

— Простите меня, леший, я больше не буду рубить деревья и жечь костры в вашем лесу!!!

Подняв голову, я недоумённо посмотрел на улыбнувшегося старика. Тот быстро выхватил у меня вещмешок, всучил пачку купюр и отправил восвояси, даже не удосужившись объяснить кто он такой и что это была за фигня. Путь обратно к машине был на удивление тихим и спокойным. Добравшись до дороги я обнаружил на капоте кучку сморчков, которые потерял при бегстве и коробок со спичками, выпавший вместе с ними. На моё счастье, леший всё-таки простил меня.

***

Ну и напоследок, наверное, поведаю ещё одну историю, произошедшую со мной буквально позавчера.

Как обычно вечером я заявился в офис за очередной посылкой. Вновь Эдуард всучил мне груз и листок с координатами. Я сразу же выдвинулся в путь, но по прибытии на место был весьма озадачен. Передо мной расстилался приличных размеров пустырь, заросший бурьяном. Делать было нечего и я двинул вглубь зарослей. Подойдя к указанной точке, я ничего не нашёл. Единственной мыслью было подождать заказчика на метке, что я и сделал, присев во влажной после дождя траве. Спустя несколько часов конечности начали затекать и я понял, что ждать бессмысленно. Стало очевидно, что что-то я упустил.

Пришлось маленько побродить по пустырю в поисках клиента. Спустя десяток минут скитаний под ногами раздался глухой металлический звон. Опустив голову, я увидел под собой ржавую крышку канализационного люка.

«Твою то мать!» — только и пронеслось в моей голове, когда я осознал, что клиента мне нужно искать не на поверхности, а под землёй, в старых канализационных коллекторах.

С трудом сдвинув чугунную крышку люка, я начал аккуратно спускаться по ржавой лестнице. Пока сползал внищ, молил всех известных мне богов, чтоб ни одна ступенька под моим весом не обломалась. К моему счастью спустился я вполне благополучно и врубив фонарик, двинул навстречу метке на навигаторе. Под ногами противно хлюпала превратившаяся в кашу после недавнего дождя  грязь,  в нос сквозь респиратор бил затхлый воздух с привкусом тины и гнили.

 Точно не знаю, сколько я бродил по тёмным, постепенно разрушающимся катакомбами, но в какой-то момент я заметил, что хожу кругами. Отметка на навигаторе за всё то время, что я проторчал здесь ни разу не сдвинулась с места. Я попробовал было выйти обратно к лестнице, но все попытки были тщетны. Из раза в раз я пробирался сквозь однотипные туннели, но снова и снова оказывался в одном и том же месте. Постоянно я чувствовал чей-то холодный недобрый взгляд на своей спине, но я был абсолютно уверен, что в этих коллекторах кроме меня никого нет. Иногда я резко оборачивался и на долю секунды замечал позади себя множество сияющих жёлтым светом глаз.

Страх начал потихоньку охватывал меня. Пытаясь сориентироваться я, как юла, крутился вокруг собственной оси, изредка поглядывая на навигатор. И тут до меня резко допёрло.

— Доставка, — крикнул я в темноту и она тут же пропала. Я стоял посреди небольшого туннеля. Справа от меня была лестница, по которой я спустился, а спереди и сзади, были видны заваленные коллекторы. На одном из завалов лежал приличный кусок бетонной плиты, в центре которого лежала пачка купюр. Положив вещмешок на плиту, я забрал деньги, в три прыжка вылетел из коллекторов и вернув люк на место, вернулся в офис.

***

Сделав ещё глоток свежезаваренного кофе, Игорь посмотрел на сидящего напротив парня.

— «Ну хоть дрожать перестал, уже прогресс».

Маленько помявшись, одетый в мотокостюм парень поднял взгляд на Игоря и недовольно спросил:

 Как вы можете рассказывать об этом так, будто это совершенно нормально?!

— Потому что всё, что ты сегодня видел – совершенно нормально, — ответил Эдуард, вышедший из кухни с полной тарелкой бутербродов, — Если люди чего-то не понимают или что-то отторгают, это ещё не значит, что это что-то ненормальное. Ну, или почти.

Поставив тарелку на стол, Эдуард сел рядом со мной и внимательно посмотрел на парня:

— Поверь, всё не настолько плохо, как тебе кажется. Вон, Игорь тебе целый ворох историй рассказал и только в одной из них его жизни угрожала реальная опасность. К тому же без нас всем этим тварям приходилось бы самим охотиться, а так мы существенно сокращаем шансы невинного человека оказаться в пасти какого-либо монстра.

Но парень никак не отреагировал на слова Эдуарда. Схватив полученные чуть ранее двадцать тысяч, он чуть ли не бегом покинул офис, на ходу надевая на голову шлем.

— Как думаешь, он вернётся? — спросил Игорь, проглотив кусок бутерброда.

— Они всегда возвращаются, — спокойно ответил Эдуард, приступая к трапезе.

Конец.

Данил Комаров

Приветствую! Я начинающий писатель, пишущий в основном в четырёх жанрах: ужасы, мистика, фэнтези и научная фантастика.
Внешняя ссылк на социальную сеть Мои работы на Author Today Litres


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть