Кто не спрятался, я не виноват

Прочитали 89
12+

Дверь кладовки резко открылась. Маленький мальчик зажмурился. Но не от яркого света, разрезавшего темноту. От страха. Он опять не дотерпел и обмочился прямо в кладовке. Коля терпел сколько мог, до болезненных судорог внизу живота. Он забыл о непрекращающемся чувстве голода, забыл о свежих царапинах, которые жгли нежную кожу, за «лужу» он будет наказан особенно сильно и поэтому он терпел. Терпел, пока не стало так больно, что казалось ещё секунду и внутри разорвется всё. Коля был бы рад, если разорвалось и он превратился в маленький трупик, что бы всё это наконец закончилось. Но организм предательски поступил по своему.
Видимо, отчим почувствовал резкий запах мочи, потому что по ощущениям мальчика время каждодневного наказания ещё не закончилось, и решил ускорить неизбежное. Сильная мужская рука схватила мальчика за волосы, он почувствовал, как нестриженые ногти царапают кожу на голове. Коля зажмурился ещё сильнее и до крови прикусил губу, что бы не закричать. Он вылетел из кладовки, как пластмассовая пробка из бутылки шампанского. Пролетел несколько метров по воздуху и спиной врезался в стену, как ненужная плюшевая игрушка.
— Какая же ты мразь! — Проорал отчим. — Паскуда!
Коля свернулся калачиком на полу, он слышал приближающиеся шаги отчима и старался стать как можно меньше, меньше самой маленькой пылинки. Он старался провалиться сквозь пол, туда к соседям снизу, что иногда угощали его обычными для них, но такими редки для него вкусняшками. Он представил, как раздвигаются доски, как исчезает бетонная перегородка между этажами. Он летит вниз, и в последний момент успевает извернуться и приземлиться на ноги. Соседи смотрят на него, спокойно, без удивления, как будто это происходит регулярно. Потолок над ним становится целым, создавая преграду для разъяренного отчима.
Мальчик никогда не был в гостях у соседей снизу и возможно их квартира сильно отличалась от его представлений, но ему нравилось именно так. Большая светлая кухня, освещённая мягким солнечным светом, какой бывает на закате, который не заставляет щуриться и можно смотреть во все глаза. Семья из четырёх человек собралась за большим круглым столом. Аромат свежеприготовленного ужина перебивает запах мочи и недельной немытости Коли. Отец семейства смотрит на неожиданно появившегося гостя.
— Привет, Николай. — Он приветливо улыбается. — Присаживайся к столу.
Дядя Миша всегда называл его полным именем и звучало это совсем не так, когда мать орала на него. Глубокий мягкий голос дяди Миши успокаивал. Коле нравилось это ощущение, он чувствовал себя, едва ли не равным этому взрослому человеку, который так не похож на отчима. Добро и зло. Коля замер в нерешительности.
— Очнись, паскуда!
Сильный удар по голове. Колю, словно пылесосом засосало обратно, где он лежит, свернувшись калачиком, а отчим заносит руку для очередного удара…

**************

Он проснулся. Сильно болел живот. Похоже это опять случилось, сделал «лужу». Однако, Николай не торопился вставать, несмотря на неприятный холод в области спины. Сейчас за это уже никто не накажет. Отчима нет в живых уже очень давно, два года назад умерла мать. Одеяло и простынь сбились в бесформенную массу. Николай закрыл глаза и сжал кулаки, стараясь очистить голову от остатков сна. В последнее время сны о детстве приходили всё чаще и с каждой ночью становились всё более реалистичными. Он чувствовал на коже грубые руки отчима, затхлый запах кладовки. И сейчас, спустя тридцать лет, возвращался страх, заставляющий сворачиваться калачиком и проваливаться сквозь пол к добрым соседям.
Николай посмотрел на электронные часы на прикроватной тумбочке. Середина ночи. Он не будет пытаться сегодня заснуть, всё равно не сможет. Существует только один способ спокойно спать дальше. Пусть временно, но это помогает, он знает, он уже делал это несколько раз. И он готов вновь. Главное, что бы погода наконец встала на его сторону. Несколько дней подряд шёл сильный дождь и трое ребят, которых он наметил, не появлялись во дворе несколько дней. Два мальчика и девочка. В этот раз он решил попробовать, что называется взять числом. Быть может большая жертва, на дольше отложит прошлое. Вот и проверим. Только бы погода не подвела, потому что ждать становится совсем невыносимо.
Совсем не много времени потребовалось чтобы узнать их имена, более менее понять распорядок дня. Дима, Света и Артем. На первый взгляд они одного возраста, не старше двенадцати лет. У Светы русые волосы, раскосые глаза, смуглая кожа. Чаще всего на ней одеты спортивные штаны. Иногда он видел её в юбке ниже колен. Признаться в день, когда всё случится он хотел, что бы она была именно в юбке. Не принципиально, но всё же. Дима почти на голову выше Светы, он казался самым старшим. Из под копны угольно черных волос смотрели ярко голубые глаза. Почти всегда он был в коротких шортах и в одной и той же футболке желтого цвета, на которой едва угадывался профиль Гомера Симпсона. Николай подозревал, что Дима из не совсем благополучной семьи, не такой конечно, как была у него самого — синяков на руках и ногах мальчика он не замечал. Артем самый тихий и спокойный из троих. Если Света и Дима находятся в постоянном движении, Артем может спокойно сидеть на лавочке возле песочницы и наблюдать за своими друзьями, как Света делает трюки на турнике, а Дима носится по всему двору то за маленькими детьми, то наоборот убегат от старших. На голове он носил большую, совсем не по размеру бейсболку, которая регулярно слетала с головы и ему приходилось гоняться за ней.
Времени на улице они проводили много, это играло ему на руку. Но самое главное — большую часть времени они проводили в подвале дома. Под много подъездной высоткой, в одном из помещений, они оборудовали себе местечко, которое сами незатейливого окрестили — штаб. Николай наведывался туда, глубокой ночью. Он, конечно, боялся наткнуться на агрессивного бомжа или обнюханную молодежь, истории о которой в количестве стремящемся к бесконечности передавались от подъезда к подъезду местными пенсионерками наседками. К счастью, единственное живое существо, которое он встретил в запятнанных коридорах под домом, оказалось трехцветной кошкой. Она проигнорировала его появление, лишь слегка поведя ушами в его сторону, когда услышала хрустящий под ботинками гравий, которым был засыпан пол в подвале. Ночью, среди бетонных стен все звуки становились много громче и фантазия рисовала довольно неприятные картинки. Где то в отдалении громко капала вода. Николаю казалось, что он буквально слышит как капли воды, разбивались о гравий на множество более маленьких капель, которые разлетались в стороны и создавали немыслимо громкий шум. Кроме звука воды, ему постоянно казалось, что он слышит чьи-то шаги, он подолгу вслушивался в темноту, особенно, когда проходил мимо темных проходов, за которыми скорее всего были технологические помещения, проверять это он не собирался. А вот от чувства, что оттуда на него кто-то вот-вот выпрыгнет, начнет избивать… Николай несколько раз едва сдержался, что бы не обмочить штаны от страха. На поиск Штаба Николай потратил не меньше получаса.

В какой-то момент он был готов сдаться, как и батареи в фонаре — плотный луч время от времени становился тусклым, но яркость возвращалась довольно быстро. Луч света выхватил из густой темноты подвала занавешенный желтой шторой проход. Это был Штаб, никаких сомнений не было. Желтая штора в сером подвале смотрелась настолько неестественно, как хороший подарок от отчима на день рождения маленького Коли. Он остановился и медленно осветил проход, который прикрывала штора — импровизированная дверь в Штаб, где скоро всё случится и Николай сможет ещё какое-то время спать спокойно, не меняя каждое утро простынь. Несколько осторожных шагов, ему показалось, что они стали намного громче. Он медленно отодвинул штору и проскользнул внутрь.
Николай осветил небольшое помещение. Сразу по правую руку стоял старый потертый диван, возле него относительно новая на первый взгляд тумбочка, с настольной лампой. Николай не стал включать её, фонаря вполне хватало, да и не хотел он, оставлять следов пребывания. Бетонный пол тщательно выметен от гравия, посреди помещения лежит небольшой резиновый коврик, какой обычно используют в ванной комнате. Напротив дивана на кухонном столе взгромоздился старенький пузатый телевизор, проводов Николай не заметил, так что вполне возможно он был просто декорацией. Ребята создавали своё видение взрослого быта. Николай усмехнулся, на несколько секунд он почувствовал себя хозяином положения, совсем не гостем в этом детском доме. Он даже хотел присесть на несколько секунд на диванчик, но вовремя взял себя в руки. И быстро закончил осмотр помещения. Ничего интересного он не увидел. Вдоль стены шли две большие трубы, скорее всего отопление и холодная вода. Значит здесь и зимой не холодно. На трубах разместились какие банки, коробочки, что было внутри мало интересовало Николая. Он уже продумывал финальную часть плана.

**********************

Остаток ночи он провел без сна, прокручивал в голове план на следующую ночь. Будильник пронзительной трелью вырвал его из мечтаний. Николай сладко потянулся, одно только предвкушение придавало ему сил. Он чувствовал себя, как будто выспался на несколько дней вперед. После того, что случится сегодня будет ещё больше сил.
Николай подошел к окну. Он не рассчитывал увидеть их на улице, ещё слишком рано. Он посмотрел на утреннее небо, чистое, ни единого облачка. Всё складывается просто замечательно. Он приоткрыл деревянную раму и пустил свежий воздух. Уже давно у него не было такого хорошего настроения. Напевая вполголоса, он принялся готовить завтрак. Пусть сегодня это будет нечто особенное. А оно таким и будет. И главный ингредиент — это брусничный морс. И это не просто приятный бонус с утра в его скудном рационе. Это один из главных элементов его плана. Даже не сам морс, а одна небольшая добавка, приготовленная им лично из нескольких препаратов, купленных в аптеке на другом конце города. Мера предосторожности, как могло показаться излишняя, учитывая, что составляющие, каждая по отдельности не могли вызвать подозрения у фармацевта. А вот их смесь, давала определённый эффект, схожий с параличом. Они будут все видеть и чувствовать, а сделать ничего не смогут. Он проверил это на попрошайке, что поселился возле вокзала.
Ранее он не использовал подобное — жертва всегда была одна. Всего одна сложность — заставить их выпить. Всех троих. Одновременно. Это решаемо, именно благодаря штабу в подвале. Несколько дней назад в магазине спецодежды он купил синий рабочий комбинезон. Именно в таком виде он и предстанет перед ребятами, как работник сантехнической службы. Он не сомневался, что ему хватит уболтать их выпить брусничный морс. В такие моменты у него включалось красноречие, которое обычно отсутствовало полностью. Хотя, если быть честным, не только красноречие. Он чувствовал небывалый приток энергии, ощущал себя способным на всё. Казалось нет ничего невозможного. Власть над жизнью возбуждала его. Возбуждала не в сексуальном плане, а скорее в духовном. Страх быть пойманным появлялся спустя долгое время, не меньше нескольких месяцев после очередной вылазки. Сначала легкое волнение, потом, как правило, по вечерам непрекращающийся поток мыслей. Он начинал пугаться каждого шороха, постоянно подходил к входной двери, смотрел в глазок, не собирались ли у его двери полицейские или разгневанные родители, чтобы устроить суд Линча. Постепенно к страху быть пойманным добавлялись сны, которые с каждой ночью становились всё реальнее. Он даже иногда осматривал себя по утрам, потому что удары, что наносил отчим маленькому мальчик казались реальнее многого, происходящего с ним в течение дня. Вот и сейчас он погрузился в ощущения позапрошлой ночи и ему стоило больших усилий, что бы вернуться к реальности и продолжить приготовление к предстоящему действу.
Время до обеда пролетело быстро. К полудню у него всё было готово. Каждые минут десять, никак не меньше, он выглядывал в окно на кухне, что бы не пропустить, когда ребята появятся на улице. Погода не предвещала никаких катаклизмов. Изредка яркое солнце скрывалось а облаками, а потом опять освещало двор. Николай слегка отодвигал желтую занавеску и выглядывал, словно из-а угла во двор. Но ребята пока не показывались. Только две молодые мамы с колясками прогуливались вдоль детской площадки. Народу во дворе не было — будний день, большинство на работе, подъездные бабушки выползали обычно к вечеру. Скамейка которую облюбовали для своих посиделок пожилые наседки находилась как раз воле детской площадки, так что Николай вполне мог остаться незамеченным, когда направится в подвал. Мало того, в подвал дома было несколько входов. Чаще всего использовался выходящий на проезжую часть, через него проходили работники коммунальных служб. Ребята часто использовали не забитое окно возле одного из подъездов, кроме редких случаев, когда тащили что-то крупногабаритное в штаб. Николай планировал зайти через вход, которым не пользовался никто уже очень давно. С торца дома, спрятанный от посторонних глаз густым кустарником, это было идеальным решением — никто не увидит как он выходит и заходит. Вот уже несколько дней, как на обитой жестью тяжелой деревянной двери висел замок, купленный Николаем.
Он выглянул ещё раз во двор. И Мурашки пронеслись по спине, словно толпа голодных муравьев к кусочку сахара. Все трое во дворе. Он на несколько секунд потерялся в прострации, наблюдая за Светой, она интересовала его больше, чем мальчики. И если Диму и Артема он заставит пережить многое и того с чем сам столкнулся в детстве, а это многие и многие варианты причинения боли и не более. Препарат, изготовленный им обездвижит, чувствительность он не притупит, они будут чувствовать каждое его прикосновение. А вот на Свету у него были отдельные планы. Он постарается, что бы ей не было больно. Опыта у него немного, но он сделает всё возможное. Она была в юбке, как он и хотел. Николай закрыл глаза и постарался вернуться в реальность. Сейчас нельзя терять концентрацию, он должен быть предельно собран. Он должен помнить, что любая мелочь может испортить весь план.
Необходимо все проверить ещё раз. Ключи от подвала, перчатки, сумка с инструментами и рабочий костюм, термос с морсом, солнцезащитные очки прячущие чуть ли не половину лица, кепка. Он готов.

Николай одетый в синий комбинезон, в кепке надвинутой на глаза стоял в коридоре перед закрытой дверью. В руке он держал сумку с инструментами. Он стоял так уже несколько минут, никак не решаясь открыть дверь и сделать шаг. Ему не было страшно, немного тревожно. Он закрыл глаза и положил руку на дверную ручку. Сталь приятно охладила горячую ладонь, он нажал на неё и вышел в подъезд.
Далее все прошло по плану. Как ему показалось, во дворе никто не обратил внимания на мужчину в рабочем комбинезоне. Да и не сказать, что было кому обращать — двор практически пустовал. Несколько минут ему потребовалось, чтобы закрыть за собой дверь между теплым ясным днем и сырым, пахнущим плесенью подвалом. Николай достал фонарь, днем тут не намного светлее, и стал продвигаться в сторону штаба. Он часто останавливался и прислушивался. Наконец в далеке показался мутный свет и послышались приглушенные голоса. Николай глубоко вздохнул, не обращая внимание на резкий запах, которым был буквально пропитан воздух в том месте, где он остановился. Он сделал ещё несколько шагов в сторону штаба. Ребята были там и о чем-то оживленно спорили. Слов он не мог разобрать, но его и особо не интересовало о чем они говорят. Он чувствовал как в него пучками входит знакомая энергия, он был почти готов. Температура тела повысилась, сердце практически вскакивало из груди. Он дышал всё чаще и глубже. И вот в один момент мир вокруг замер на несколько секунд. Сердце вернулось к обычному ритму, напряженные мышцы расслабились. Волшебная легкость подхватила его пол руки и он сам не заметил, как оказался возле шторы, закрывающей вход в штаб.
— А неплохо вы здесь устроились! — Николай отодвинул шторку и вошел внутрь. — Родители знают, что вы здесь?
Он немного зажмурился. Свет хоть и не был яркий, но после сумрака подвала немного резал глаза. Дима и Артем сидели на диване, Света напротив их в видавшим виды мягком кресле. Они не выглядели испуганными, даже удивленными. На секунду Николаю показалось, что они ждали его, но эта мысль быстро ушла, не оставив заметного следа. И правильно, чего бояться сантехника, спустившегося в подвал по рабочим моментам. Наверняка он не первый работник ЖЭК, кто вот так вламывается к ним. В руках у ребят он заметил початые упаковки чипсов, это ему на руку. У него есть чем запить соленное.
— А что здороваться со старшими вас не научили? — наигранно строго спросил Николай.
Первой на его слова отреагировала Света.
— Здрасте…
Мальчики продолжали молчать. Он не обратил внимания на их молчание. Он впервые услышал её голос так близко и обращенный к нему непосредственно. По ногам пробежала легкая судорога. Скоро, уже скоро. Нельзя терять концентрацию.
— Так что, родители не против, что вы в подвале играете. — Голос предательски дрожал, но вряд ли дети могли это заметить.
— Мы тут уже давно. Нам разрешают. — Негромко сказал Дима. — Можете спросить у них.
Николай даже не повернулся в его сторону.
— Да, ладно вам, расслабьтесь. Я шучу. Всё понимаю, сам в детстве любил с друзьями по подвалам прятаться. — Он почти что не соврал, только стоило заменить подвал кладовкой, а друзей единственной игрушкой, что он помнил — обезьянка мама из известного мультика.
Николай сделал ещё один шаг в глубь помещения, его тень появилась на стене позади Светы.
— Меня тетя Зина из двадцатой квартиры вызвала, казалась бы просто смеситель поменять на кухне. А пришлось весь стояк на подъезд отключать. Так что воды несколько часов не будет. Я уже вылазить собрался, а смотрю свет, голоса. Думал, может хулиганы какие-то или бомжи.
— Здесь нет хулиганов и бомжей. — Сказала Света. — Что вы от нас хотите?
— Устал, пока стояк искал, думаю не будете против, если я немного с вами посижу, передохну немного. К тому же, я ведь не с пустыми руками, как говорится. — Он посмотрел на мальчиков и подмигнул им.
— Мы не пьём алкоголь. — На этот раз громко сказал Дима
— Это похвально, конечно, молодой человек. Только я Вам и не собирался предлагать ничего такого. Я разве похож на человека, который может предложить алкоголь детям?
— Не стоит судить о человеке по внешнему виду. — Сказала Света. — Но и доверять каждому тоже не стоит, так моя мама всегда говорит.
— Твоя мама умная женщина. Так, что я немного посижу с вами? Недолго, а то тетя Зина будет нервничать, а там и до жалоб начальству недалеко.
Николай посмотрел по очереди на каждого. Артем пожал плечами.
— Пусть сидит, всё равно родители знают, где мы и если нас долго не будет в первую очередь они пойдут сюда.
Николай тоже это прекрасно понимал, а потому и не собирался задерживаться. Но в любом случае у него несколько часов было. Он ни разу не видел, как родители ищут их, а значит и сейчас время у него определенно есть.
— Чипсов хотите? — Артем неожиданно подошел к нему вплотную и протянул упаковку. Николай успел заметить, что чипсы были с крабовым вкусом.
— Было бы неплохо. — Николай улыбнулся и протянул руку ладошкой вверх. — А запить есть чем?
Артем покачал головой.
— Сегодня только на чипсы денег хватило. Скажем спасибо нашему щедрому другу. — Артем посмотрел на Диму, но тот только махнул рукой.
Какая удача. Николай чуть не подпрыгнул от радости. Он и представить не мог, что всё будет так просто.
— Ну а кружки то есть? Просто у меня есть что пить. — он посмотрел на ребят и поспешил их упокоить. — Не алкоголь. Гораздо лучше. У меня матушка делает великолепный брусничный морс. Только вот, если пить его по несколько раз на дню всё великолепие исчезает, даже такой великолепный вкус приедается. Она делает его постоянно, утверждает, что очень полезно для здоровья. Но как же он мне надоел. Я очень трепетно отношусь к матушке, но уже вынужден выливать то, что она дает мне с собой на работу. Мне немного стыдно, конечно, но честно уже оскомина. Ну, что вы как?
Он достал из сумки термос и поставил на журнальный столик, от чего тот предательски закачался.
— У стола ножки нет. Кружек тоже нет. — ответил Артем. — На термосе есть крышка, можем из неё пить, только мы первыми, что бы ничем не заразиться от вас.
Николай нисколько не обиделся, наоборот он внутри ликовал. Ведь именно такую фразу он заготовил на тот случай, если придется уговаривать их пить из одной кружки. Сегодня точно все известные звезды на его стороне. Даже неизвестно откуда взявшийся мерзкий запах не мог испортить момента. Тот самый запах, что он почувствовал, когда шел к штабу.
— Что за вонь… — поморщился Николай, пока откручивал крышку с термоса. — И часто здесь так пахнет? Такое ощущение, что кто-то сдох
Он заметил, как ребята переглянулись. Но ответа на свой вопрос он не получил.
— Кто первый?
Николай налил теплую жидкость в пластиковую крышку термоса и, повернувшись спиной ко входу, посмотрел на ребят. Они молчали и не двигались с места. Артем стоял в паре метров от него, Дима сидел на диванчике, а Света в кресле. И как ему показалось смотрели они не на него. У него по спине пробежал холодок. И где в области желудка появилась ощутимая пустота.
Запах быстро становился сильнее, Николаю казалось, что воздух вокруг него превращается в бесцветное желе с отвратительным вкусом, он попробовал дышать ртом, но ему показалось, что он откусил кусок чего-то мерзкого, словно смесь прогнивших фруктов. дерьма и тухлой рыбы. И это самое мягкое сравнение.
— Что же здесь так воняет…
— Это им пахнет. — Света смотрела на него исподлобья. — Так пахнет настоящий страх.
— Я не понимаю… Кем им? Что за страх?
— Его зовут Кролль.
Николай обернулся, сзади стояло существо отдаленно напоминающее человека. Очень отдаленно. На него смотрело два больших мутных глаза, размером с куриное яйцо, носа практически не было видно, рот разорван практически от уха до уха, одно из которых отсутствовало. На кровоточащих деснах осколки зубов, длинный блестящий язык, свешивающийся чуть ниже подбородка. Кожа покрыта наростом, через трещины на котором выделяется бесцветная слизь, на секунду ему подумалось, что именно эта слизь и источает запах. Обрывки одежды пропитавшиеся слизью. Длинные руки существа свисали почти до колен и везде была слизь. Существо хрипло дышало и не отрывало глаз от Николая.
Кружка с морсом выпала из руки и ударившись о пол покатилась в сторону. Но он этого не заметил. Он не мог оторвать глаз от существа. Теперь уже и отчим не казался ему таким страшным. Но это… Оно было живым, оно дышало и смотрело на него, не моргая, не отрывая взгляд ни на секунду. Он не знал сколько продолжалось это безмолвное переглядывание, но тут его в спину сильно толкнули и он полетел прямо на существо. Которое с ловкостью, на которую вряд ли было способно, учитывая свой внешний вил, отступило в сторону и Николай упал на бетонный пол сильно ударившись головой и ободрав руку. Существо издало новый звук, что-то похожее на булькание. Он почувствовал, как кто-то переворачивает его на спину. Он открыл глаза и увидел Свету, а позади неё мальчиков. Она посмотрела на него, немного наклонив голову и проговорила:
— Неужели ты думаешь, что мы не замечали, как ты следишь за нами. Каждый день смотришь из окна. С того самого дня как переехал в наш дом. Как ты думаешь, почему в нашем подвале нет бомжей и хулиганов. Да, именно потому что здесь есть Кролль. Теперь здесь не будет и таких как ты.
Николай попытался что-то ответить. Но Света продолжила:
— Ты даже не представляешь, как много значит для такого существа как Кролль простое человеческое отношение. Достаточно просто подкармливать. Всего-то ничего…. Ты кажется хотел чтобы мы выпили твой замечательный морс… Теперь ты сам его выпьешь. Иначе Кролль сделает тебе так больно… Так как умеет
Существо как будто ответило ей, но может Николаю показалось. Он закрыл глаза и представил кладовку, которую так ненавидел, но теперь искал в ней спасение.
А в следующую секунду почувствовал, как что-то придавило его руки к полу, он понимал, что это Кролль, дети не могли обладать такой силой, словно несколько тонн. И тут же маленькие прохладные пальцы зажали ему нос. Черт, они хотели, что бы он пил этот проклятый морс. Он попробовал дернуть головой, но в туже секунду руки пронзила адская боль и он закричал. И сразу же теплая жидкость заполнила рот. Николай подавился, закашлялся. Давление на руки немного ослабло. Чуть ниже живота стало тепло.
— Он обоссался. — констатировал Артем.
Эти слова окончательно сломали Николая и он сдался. Сделал несколько глотков.
— Интересно что там было? Он собирался нас усыпить?
— Скорее всего. Только теперь это не имеет значение. Ты же знаешь, что будет дальше. — Ответила Света. — Кролль не даст ему умереть просто так. Он любит свежее, он умеет делать так, что бы добыча долго оставалась свежей.
Николай понимал, что они слова обращены скорее к нему, но особо не обратил на них внимание. Он пытался спрятаться. Закрыть дверь кладовки как можно плотнее, остаться одному в темноте, не видеть ни существо, ни детей. Оградиться от этого запаха.
Но дверь не закрывалась, у неё не было ручки с внутренней стороны.
Никогда не было.
Последние слова, что он услышал перед тем как существо потащило его по гальке куда-то вглубь подвала были сказаны Светой
— Знаешь… К запаху быстро привыкаешь.

Конец

04.07.2022
Антон Чигуров

Я родился в психбольнице маленького закрытого города (ничего такого, просто единственный роддом был на ремонте), пережившего страшную аварию сравнимую с Чернобыльской. Скорее всего, эти два фактора породили любовь к жанру ужасов и тяжелой музыке. Юридическое образование не вызвало отклика в душе, пропитанной стронцием и цезием, а атмосфера химкомбината помогла родиться первым рассказам, где мрачный завод часто выступал в главных ролях. Читайте осторожно, есть вероятность облучиться страхом. Stay Horror!
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть