Красный

Почти всегда от них пахло чем-то терпким, и почти всегда присутствовал запах пота, хоть и градация его явности была максимально широка. Почти у каждого на подбородке была щетина, которую заботливо растили неделю или чуть меньше, и почти у каждого волосы были темные.

Когда люди говорят, что мужчины живут, подчиняясь инстинктам, они не врут. Мужчины любят называть себя львами, волками, медведями — кем угодно, но только не людьми. Оно и правильно, ведь человек — существо эмпатичное, сознательное, разумное. 

Главное в моем деле — выглядеть привлекательно. Не вульгарно, но доступно. Поэтому надеваю красное платье, вечерние туфли, беру пиджак и выхожу из комнаты, не закрывая за собой дверь. Я знаю, что за мной тянется шлейф парфюма и сигаретный дым, ведь это часть слепленного мною образа. Ровно как и  боль от впивающихся в тело косточек лифчика.

 

Холодный ветер бьет по лицу, а улица встречает темнотой и растворенными в лужах фонарями, когда я выхожу из подъезда. Иду знакомой дорогой, слышу привычные запахи: моча и стухшие помои. Я вновь прикуриваю сигарету, хоть и не особо хочу курить.

 

— Эй, где твой папик? Сколько за час просишь?

 

Я усмехнулась пьяному голосу и продолжила путь, мысленно делая расчеты. Сегодня пятница, а это значит, что в помещении я проведу от силы час. Если все пройдет хорошо, то, может, смогу зайти еще в парочку мест. Если нет, придется идти домой — это негативный сценарий развития событий.

 

 В баре, как обычно, накурено, темно и играет джаз. Я сажусь за стойку, уже зная, что буду заказывать. Кидаю взгляд на бармена: сегодня смена Джима. Он поджимает губы, когда видит меня, но ставит стакан кровавой Мэри: «побольше Мэри и поменьше крови». В этом баре предпочтения у всех разные, но цель, как правило, одна: выпить, отдохнуть, перепихнуться. С последним они помогали мне. Или я им.

 

Закуриваю уже третью за вечер сигарету, поворачиваюсь в пол-оборота к залу и рассматриваю посетителей. Многие лица знакомые. Дерек, Айзек, Даниэль, Раф, Майк, Фрэнк… Некоторые узнают меня, кидая недвусмысленные взгляды в мою сторону и ухмыляясь, а некоторые сидят за столом одни, явно не настроенные на то, что нужно мне.

 

В темном углу — мужчина средних лет. На столике стакан со льдом и с еще не допитым напитком, пальцы впутаны в волосы, вид крайне удрученный и печальный. Захочет ли? Все равно. Цель на сегодня есть.

 

В одной руке стакан с Мэри, в другой – сумочка. Делаю шаг в сторону темного угла, но внезапно понимаю, что что-то меня останавливает. Сначала кидаю взгляд на Джима за стойкой, затем – на само «препятствие». Чьи-то жесткие шершавые пальцы обхватили запястье до побеления кожи. Сердце застучало быстрее, но лицо этого не показало. Перед собой я увидела мужчину, лицо которого смутно кого-то напоминало. На нем были грязные джинсы, темная жилетка и заляпанная чем-то некогда белая майка. Он улыбался мне.

 

— Куда собралась? – спросил он, и голос его прозвучал старше, чем он выглядел. Улыбка стала шире, обнажила зубы с серо-зеленым налетом, который в свете ламп стал зеленее.

 

— А куда поведешь?

 

Бедолага из темного угла на сегодня отменяется.

 

Из мусорных ящиков несет все той же тухлятиной, от асфальта – блевотиной и бензином, а на стену, о которую в настоящий момент трется ткань пиджака, наверняка кто-то помочился. Платье задрано настолько, что футболки бывают длиннее. Чувствую, как начинаю замерзать, пока мужчина пытается сделать вид, что умеет трахаться. Сложно притворяться умельцем, когда вокруг тебя атмосфера и условия, максимально располагающие разве что к провалу. Дело привычное.

 

Не у многих «спутников» были машины, а в те, что были, я не садилась. Всегда нужно иметь шаги к отступлению, когда тебя имеют. Не сказать, что стена с кирпичной кладкой отлично сгодится, в случае чего, для запасного плана, но, по крайней мере, я на улице. Место более-менее людное и громкое, в отличие от герметичного салона автомобиля.

 

Через минуту он застегивает ширинку, а еще через две и вовсе исчезает из поля зрения, вновь заходя в бар. Я же иду в сторону дома, не будучи в силах сходить этой ночью куда-то еще. Ноги еле держат меня (каблуки были созданы не для того, чтобы стоять в них на одной ноге у черного выхода бара), а боль в заднице мешает идти.

 

* * *

Наутро проснулась с тяжелой головой и ломотой в суставах. Симптомы указывали то ли на похмелье, то ли на повышенную температуру, и лучше бы это было похмелье. На дисплее телефона было три уведомления из мессенджера. Опять Рон.

 

10:22. 11:02. 11:47.

 

Он мой коллега. Работаем в одном отделе, и с того самого дня, когда он впервые вошел в офис, он не оставлял попыток позвать меня на свидание под различными предлогами, включая предложение составить компанию в визите к ветеринару, потому что «Я слишком волнуюсь за своего кота».

 

Я ненавижу кошек настолько же, насколько ненавижу корейскую (восточную в целом) кухню и Рона. Поэтому иди ты нахуй, Рон.

 

В планах было как следует помыться, посмотреть с десяток серий какого-нибудь тупого телевизионного шоу, а вечером снова выйти. С первым я справилась с трудом, потому что от горячей воды слабости в теле только прибавилось, а к моменту, когда с мытьем было покончено, я и вовсе была на грани обморока. Голову будто стянуло обручем, в глазах потемнело, а в груди непрерывно билось чувство тошноты. Воздуха не хватало катастрофически. Не воспользовавшись полотенцем, я легла на смятую простыню, которая тут же впитала всю воду с тела, и глубоко задышала, чтобы унять тошноту.

 

В черных вспышках появился красный свет. Вечеринка у однокурсницы. Народу достаточно много, чтобы не запомнить всех, но один образ врезался в память навсегда.

 

Голова шла кругом, хоть и было выпито всего два стакана «Мэри». Меня разморило, я хотела поехать домой на такси, но в последний момент передумала и решила пройтись, чтобы немного взбодриться. Не успела отойти от бара, как некто схватил за руку и предложил проводить до дома. Следующее воспоминание – боль от того, что чужие руки прижали меня лицом к холодной влажной стене, задрали юбку….

 

Я не кричала, не вырывалась. Просто замерла и ждала, когда все закончится.

 

Открыв глаза, я вновь увидела студию. Озноб пробирал все тело, а в какой-то момент и вовсе стал настолько сильным, что было холодно даже под одеялом. Пришлось выпить жаропонижающее и выйти в тот же бар под действием таблеток. Образ сегодня играл не на руку, потому что в коротком платье ходить было совсем уж холодно, тем более с повышенной температурой. Больше всего, конечно, расстраивало то, что придется идти туда же.

 

Я еле дошла до бара, без сил села за барную стойку на то же место и только хотела сделать заказ, как пьяное тело, поднявшееся из-за ближайшего ко мне столика рухнуло прямо передо мной. Знакомые блондинистые волосы, чуть расслабленный галстук…

 

— Ааа, так вот как т-ты ссебя плыохо чувствуешь, Джесс? – Рон локтем оперся о стойку и пьяным злым взглядом смотрел на меня. Одна его рука была на моем колене, больно впиваясь в кожу.

 

— Ты что тут делаешь?

 

— А мне ведь гов-говорили, что ты шлюха! А я еще защищал тебя, мразь. Сколько просишь за отсос? А если в жопу? – он тянул меня на себя, пытался стянуть со стула.  Мне стало жутко стыдно и некомфортно. Хотелось поскорее уйти отсюда, спрятаться в тесной квартирке и больше никогда оттуда не выходить. Неужели со стороны я действительно выгляжу, как шлюха?

 

— Все в порядке? – Джим (храни тебя боже) вышел из комнаты для персонала и вмешался.

 

— Не лезь, куда не просят, — рявкнул на него Рон и дернул меня за руку сильнее. Я встала и попыталась вырваться. Джим обогнул стойку, подошел к Рону со спины и каким-то образом оттащил его от меня, выводя на улицу. Я же осталась сидеть на месте, не зная, что делать дальше. В баре было тихо настолько, что казалось, будто даже музыка перестала играть. Все смотрели на меня. Это сковывало. 

 

Через минуту или две Джим вновь вошел в бар, сказал что-то другому бармену и подошел ко мне.

 

— Выглядишь неважно. Тебе нужна помощь. Давай я отведу тебя домой, — я не стала сопротивляться или лгать о том, что все со мной в порядке. Чувствовала я себя, и правда, паршиво. И мне нужна была помощь.

 

Поэтому я здесь, доктор Ларсен.

 

— Вы хотите сказать, что вы пришли ко мне на консультацию потому, что переохладились и поссорились со своим коллегой?

 

— Нет. Я пришла к вам, потому что меня изнасиловали. 

0
25.12.2020
avatar
Elvin L.

Только начинаю свой путь.
Внешняя ссылка на социальную сеть
88

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть