Комната

Прочитали 46
18+

Большинство из вас просыпаясь поздно ночью в объятиях теплого одеяла, на мягкой столь приятной вам кровати, в полностью изученной, осмотренной комнате, которая даже в потемках кажется вам безопасной, родной что-ли, никогда не смогут понять меня и мои чувства. Это началось давно, я наверно за некоторыми исключениями был таким же вы, вовремя ложился, а скорее даже падал в объятия кровати и погружался в дивный мир снов и грез. Спал я некрепко, и от малейшего шороха меня выкидывало в реальный мир, в котором у меня есть учеба, семья и друзья. Так бы и продолжалось до конца моих дней, но судьба распорядилась немного иначе. Прошел очередной день, я уставший возращался домой с поздних пар своего университета, дома никого не было и , зайдя в свою комнату, обессиленный завалился на свою тахту. Я думал, что буду спать как минимум вечность, но по непонятным причинам  проснулся поздно ночью. Меня, на тот момент, это  не удивило, потому что как я говорил, сон мой не был крепким. Однако что-то внутри меня екнуло, нарастало чувство паники, при чем необычной, а какой-то первобытной, я бы даже сказал животной. Пересилив это странное чувство, я рванул к выключателю, чтобы комнату мою заполнил свет люминесцентных ламп, который бы рассеял тьму кишащую в дальних уголках моего жилища. Но нажав на кнопку  понял, что электричества нет, я понял что стою окруженный всепожирающей темнотой, которая меня размолет, съест и не оставит ни единого кусочка. Пытаясь сохранить самообладание, я вылетел в коридор, мои ноги засеменили по кафельным плиткам и вдруг… Я проснулся, снова в своей кровати, как-будто ничего и не было. Но страх и паника уходить не собирались, скорее даже наоборот все чувства обострились еще сильнее, меня обдавало холодным потоком непонятно откуда взявшегося воздуха, но при этом мое дыхание сбилось настолько, что я не мог ни вдохнуть ни выдохнуть. Тьма стала больще, плотнее и явно опаснее, мой  взгляд снова упал на яркую зеленую точку, тому самому выключателю, который в моем сновидении отказался работать, но если я вижу его свет – значит электричество есть в панике подумал я и рванул что есть мочи, как мне казалось, к своему спасению. Моя рука победоносно стукнула по кнопке , однако свет не включился, напротив стало как-будто только темнее, мои глаза потеряли из вида малахитового цвета точку, и я стал медленно пятиться назад.Буквально всего через пару шагов я наступил на что-то теплое, большое и живое. Развернувшись мой взгляд упал на силуэт человека валявшегося на полу моей комнаты, он застонал, начал корчиться как-будто у него предсмертная агония или он изображает огромного питона, который может целиком поглотить не только человека, но даже тигра. Ноги подкосились, я начал падать, но заметил нечто странное, то что падаю невероятно медленно, как-будто погружаюсь в озеро состоящее из одной лишь ваты. Приземление было невероятно мягким, почему-то теплым и очень приятным, только спустя некоторое количество времени пришло осознание, что я лежу на своей тахте укутанный в одеяло. Тогда до меня уже начала доходить ужасающая правда , которая перевернет мой мир с ног на голову. Мой разум заперт внутри собственнного тела, находящегося в состоянии сна. Комната стала темницей,но ещё страшнее это то, что я чувствовал всенарастающую тревогу, а скорее даже панику, при одной мысли о покидании своего укрытия. С каждой минутой я становился все более и более раздражительным, тревожным, а самое главное беспомощным. Меня начали мучить  мысли, которые я на протяжение многих лет старался загнать в самые дальние уголки своего разума, сейчас я максимально четко видел одну картину: Мое спящее тело, такое неподвижное и спокойное, за окнами быстро меняются дни, недели и даже месяца, а я так и остался внутри ловушки, созданной моим больным мозгом. Я всегда безумно боялся застрять в тесном пространстве, картинки людей попавших в узкие пещерные проходы повергали меня в ужас, вызывали ощущение настоящего первородного страха. Но мысль о том, что я могу застрять в собственном разуме повергала меня в первородный, настоящий ужас и теперь – это самое страшное проявление клаустрофобии, которое мне доводилось испытывать.Осознанные сновидения, могут быть не такими, какими вы их себе представляете. Вы думаете о возможности попасть на Эверест, начать встречаться со своей второй половиной, но часто бывает и такое, что ты попадаешь в контролируемый сон, но изменить кардинально ничего не можешь. Моя ситуация попадает под второй вариант, однако никто и никогда не застревал в собственном доме. Ты все понимаешь и все чувствуешь…… Я раскрыл слипшиеся веки глаз, солнечный свет просачивающийся чрез щели бархатных занавесок освещал мою обитель. Срах постепенно начал отступать, каждой фиброй своего никчемного тела я ощущал, как он клокочуще уходит в глубины, в темные уголки моего разума, прячась за стеной забытых воспоминаний. Ещё около десяти минут я лежал на кровати без возможности даже поднять голову, мысли вьющиеся в моей голове, все навязчивые идеи, которые мучали мой больной разум вышли из своих укрытий и теперь терзали меня своим присутствием и напоминанием. Бесполезность – вот моя особенность, моя изюминка и мое проклятие, никчемность моего тела, навыков и знаний меня не пугает в силу того, что я уже стал заложником такого мира восприятия, мой мозг уже привык к нескончаемым мыслям о своей слабости, трусости и жалости и смирился, теперь я навсегда маленький человек застрявший в круговороте большого мегаполиса, который состоит из заурядности и однообразия, каждый винтик этого механизма обезличен, ненужен другим подобным ему винтикам, ненужен даже самому себе. Я и есть, тот самый винтик, в механизме, — биомусор в худшем его представлении,мешок сочащегося гноя и жира, облепленный блестками и набрызганный дорогим одеколоном, чтобы не чувствовалось то, как гниёт моя коль вам так угодно душа. Размышляя о смысле череды бессмысленных случайностей именуемых жизнью, я медленно встал с кровати и двинулся в уборную, она наверно так и называется из-за того, что мы ежедневно убираем тонны своих испражнений и отходов собственной потребительской жизнедеятельности. По трубам они попадают в канализационную систему…. Иногда появляется мысль, что люди не рождаются, а выбираются из сточной канавы, и наверняка  я так и появился на свет — слепленный из испражнений, туалетной бумаги и различных городских стоков. Мой разум, сегодня все чаще проецируют навязчивые мысли, он также слаб как и мое тело, не может справиться с наплывом больных идей. Сделав утренние дела в уборной, мое тело направилось в ванную, не знаю почему я умываюсь каждое утро, скорее всего это навязанный обществом винтиков ритуал, вода — это клеймо, которое мы наносим, чтобы все винтики видели и знали кем мы являемся. И вот я смотрю на это непропорциональное жалкое лицо, представляю как я ложкой выковыриваю глазные яблоки, оставляя лишь темные зияющие отверстия. Зеркало – это мой главный враг, в нем я могу увидеть всю никчемность своей натуры, каждый изъян. Я поспешил скорее выбраться из винтикового стойла, которое называл домом, быстро накинув пальто и натянув запачканные уличной грязью ботинки, выскочил на лестничную клетку, в данном случае более свободную, чем четырехкомнатная квартира. Это иллюзия свободы, все равно куда бы ты не пошел, твое место это винтиковый паз, в котором ты движешься по кругу, вверх и вниз, но не можешь пойти дальше, проявить какую-либо свободу, оставаясь на том же месте в каком был всю свою жизнь. Я бы назвал это иллюзией прогресса, одним словом замаскированная стангнация современного общества, которому не суждено двигаться дальше так и оставаясь миром винтиков, созданном болтиками и управляющими такими никчемными существами как я.Погруженный в эти размышления , я уже шел по ночной улице и смотрел на проходящих напротив людей идущих домой с работы. Был летний жаркий день, и я сильно потел в пальто, у меня снова разыгрывалась клаустрофобия от осознания того, что я заперт в ловушке шерстяных и хлопчатых кандалов. Мимо меня по дороге задним ходом проезжали десятки, если не сотни машин, машин и ещё раз машин. Засмотревшись на одну из них, я не заметил и подскользнулся на ледяной луже. Упав на запрошенный снежным покров асфальт, я прижался своей толстой щекой к шершавой его поверхности. Надо было думать перед тем, как двигаться с такой скоростью в ранее январское утро. Меня больше ничего не волновало, я нашел свое место – смерть от холода и голода на грязном асфальте будет лучшим завершением винтиковой жизни. Напоследок надо взглянуть на часы, я хочу высчитать в который час найдут мое бездыханное тело. Рука изгибается в локте, ее кисть приближается к моему лицу…. Стоп…. Мои пальцы… С ними что-то не так, с ними явно что-то не так… Их… Десять? … На одной руке?

Я раскрыл пелену слипшихся век, я снова в ловушке своей комнаты. Только после просыпания начинаешь понимать, что во сне происходили очень странные вещи. Проснулся от солнечных лучей, а вышел поздно ночью, потом меня бесила летняя жара, но тут же я иду  зимним январским утром поскальзываясь на ледовой луже, машины едущие задом наперед и конечно люди идущие с работы ранним утром…. Только после просыпания мы замечаем несостыковки в сотворенном нашим больным сознанием мире, иллюзии винтикового общества. На этот раз я не собирался поднимать свое никчемное тело с тахты, чтобы не произошло останусь лежать, как винтик в своем пазу,который другие пазы и не видел, а самое страшное и не хочет их видеть. Я закрыл глаза и начал преставлять самое лучшее место и время, где бы я хотел оказаться… Выбор пал на девятое сентября две тысячи первого года, башни всемирного торгового центра. Я слышу шум двигателей самолёта, скоро все закончится и от башен, как икон капиталистического мира не останется ни кусочка. Но ничего не происходит, я все также заперт в своей темнице под названием комната. Я винтик на заброшенном ржавом самолёте запертый внутри своего паза, самый бесполезный из всех бесполезных винтиков в этом мире. Каждая моя попытка движения лишена смысла, она обречена на неизбежный провал,который уже стал скорее заурядным, чем неожиданным событием. Я буду продолжать лежать, надолго меня не хватит 4 дня и наступит уже ожидаемая смерть от недостатка жидкости в организме. Меня по началу не смущал дикий визг, треск шин и гудение двигателя, но буквально через секунду меня выкинуло из собственной комнаты, резкий качок головы и я увидел сидение автобуса впереди себя. Я не мог вспомнить как я попал в автобус, куда я еду и зачем я направляюсь в это место, единственное, что меня не удивило – это были заурядные люди, ничем не выделяющиеся. Создавалось такое ощущение,что на бесформенную кучу отходов, мусора и откровенного дерьма натянули человеческую кожу. Одним словом те самые винтики, порок стагнации человеческого общества, неспособные к элементарной между видовой борьбе. Один винтик – зараза для общества, два уже эпидемия, а если говорить об обществе целиком состоящем из заурядных, неинтересных, а самое главное бесполезных для всего социума людей, то можно сказать что апокалипсис прошел настолько давно, что мы уже и не помним, у нас забрали свободу взамен на потребление благ, и мы покорно приняли это став не индивидуальными личностями, которые обладают большим коэффициентом полезности, а ненужной кучкой отходов культуры потребления. И я еду в окружении своих единомышленников, не знаю куда, но это не важно – винтику не нужно думать о пункте назначения, он все равно не выберется из своего паза и ему остаётся просто двигаться по течению состоящему из бессмысленных житейских проблем, которые меркнут на фоне общечеловеческого горя, как я уже сказал замаскированной стагнации человеческого общества. Остановка… Мой Университет… Я выхожу из автобуса и семеню своими бесформенными ножками по брусчаткой дороге, которая ведёт меня в сосредоточение самых заурядных людей во всем, как мне кажется, мегаполисе. Монотонно читающие лекции преподаватели, студенты, которые не услышат ни слова произнесенных лектором, толпы снующих юношей и девушек, которые напоминают движение стаи крыс в канализации, иронично, что мои мысли меня ведут к тому, что место нашего рождения – это не роддом, а скорее канализационная система. По крайней мере себя я сделал из отходов культуры потребления, собственных комплексов и воспитания жить по правилам винтикового мира. Самое главное, что отличает тебя – это твоя борьба, необязательно физическая, а скорее даже умственная – бой серого вещества. Именно, благодаря ей ты перестаешь быть винтиком. Поможет ли саморазвитие в решении проблемы винтикового мира? Все это полная херня, потому что оно само по себе является лишь попыткой изменения своей личности, на самом же деле ты просто как-будто наносишь дезодорант, чтобы скрыть запах гниющих души и разума, но ведь на самом деле он никуда не делся, ты так и остался никчемным винтиком. Саморазвитие само по себе уже является отходом культурой потребления созданной винтиковым миром. Только борьба ….

— Только борьба может помочь познать самого себя — возник голос с боку

Я повернулся, не помню как я попал в аудиторию, но человек справа меня удивил, он не был заурядным, и говорил те мысли о которых я только задумывался, неосмеливаясь произносить их вслух.

— Вот скажи, у тебя никогда не было такого ощущения, как будто все вокруг нереально, будто все люди всего лишь ксерокопии созданные безумной нейросетью, которая строит беззаботное общество, но взамен забирает самое ценное– нашу свободу? — продолжил мой сосед по парте, оставляя меня в недоумении

— Иногда, у меня появляются , немного безумные мысли, только не сочти меня сумасшедшим, но… — я начал отвечать на поставленный вопрос, но меня перебили

— Продолжай, тебя никто не осудит. Уж лучше быть психом, чем заурядным куском дерьма, ты уже будешь индивидуальней большей части сидящих здесь людей — закончил он и понимающе посмотрел на меня

— Вообщем, у меня появляются мысли, что все мы бесполезные винтики в крупных жвалах огромного мегаполиса, что мы созданные культурой потребления стагнирующие животные — я закончил свою речь

— А ты хочешь быть подобным винтиком? Ты хочешь быть заурядным и однообразным отходом культуры потребления или же ты хочешь быть нужным, быть болтиком — резко закончил он, и я со страхом посмотрел на него

— От..Откуда …Откуда ты это зна…— я не успел закончить фразу, как меня уже перебил мой собеседник

— Это неважно, главное ты хочешь, чтобы все поменялось? Хочешь , чтобы твой коэффициент полезности вырос? — он продолжал свой монолог

— Да… Но это невозможно, винтик находится в своем пазе, он может двигаться вверх и вниз, по часовой и против часовой, но двигаться прямо к прогрессу для него непостижимая задача — я прервал на минуту монолог своего собеседника, но это его скорее раззадорило

— Через борьбу ты можешь познать самого себя, запомни это. Междувидовая борьба это то, что делает нас особенными. Спустя века полем битвы стало серое вещество, используй свой мозг и ты в прямом смысле сломаешь твой этот паз— закончил мой сосед по парте.

— Спасибо, я обязательно прислушаюсь к своему совету — я отвечал с интересом за столь долгое время

— Посмотри вокруг, что ты видишь? Может шкаф в углу или стол кажется тебе знакомым? — с ухмылкой спросил мой новый знакомый

— Да.. да.. такие же у меня дома стоят, я как никак кучка отходов потребления и должен следовать культуре, в которой с головой погряз — я говорил, но тут мой знакомый произнес то, что повергло меня в шок

— А теперь посмотри на свою руку — ответил он и уставился на меня

Я робко посмотрел вниз и поднял свою кисть на уровень своих глаз, пальцы перивались всеми цветами радуги, растягивались чуть-ли не до потолка и их количество возросло до двадцати. Убрав руку, я осознал, что стою посреди комнаты совершенно один, а в горле застыл только один вопрос: Кто ты?

 Я определенно начал страдать дереализацией, потерял способность понимать что реально, а что нет. По ощущениям я не спал несколько дней, хотя это лишино логики, в силу того, что я все это время безпрерывно сплю и погружаюсь в свои деструктивные мысли. Почему этот парень знал мои больные навязчивые идеи и мысли, создавалось ощущение как-будто он знал меня намного дольше чем я себе мог представить. Но вот как он говорил, без смирения, без отчаяния и без всепоглощающей апатии, скорее наоборот каждый его вздох буквально кричал я борец и выберусь из дерьма потреблядства, в которое я себя загнал. Наши мировоззрения во многом схожи, но я давно потерял всякую надежду и привык к жизни беспомощного и бесполезного винтика в огромном механизме гигантского мегаполиса. Мой новый знакомый же напротив, хотел бороться чего бы ему это ни постоило. Но почему мы так похожи, и почему мы встретились именно в этом калейдоскопе нескончаемого абсурда, называемого моими осознанными сновидениями. Я даже в иллюзии винтикового мира остаюсь жалким кожанным мешком с требухой, бесформенным и от того незаметным в нескончаемом потоке одинаковых и заурядных ксерокопий людей, от людского у которых лишь жир, да вонючий сочащейся гной. Мне даже кажется, что здесь я чувствую себя ещё более беспомощным, я устал и не знаю, как следовать советам моего нового наставника. Мне хочется вернуться на ту улицу, к той самой луже и подскальзнуашись упасть, пробив череп. Холодный, припорошенный снегом асфальт, заливается алой густой жидкостью, вместе с ней вытекает мозговое вещество,ошмётки мозговой ткани и красные от крови куски черепа. Картина достойная Сальвадора Дали, я лежу в куче испражнений, весь в ошметках собственного мозга и залитый кровью, а другим винтикам до меня нет никакого дела, как собственно и мне до них. Мы лучшее предупреждение опасности чрезмерного и бездумного потребления, от нас остались лишь оболочки без цели и смысла жизни. И теперь я не понимаю в каком мире могу находиться, в своих сновидениях или в ужасающей реальности, которая перемалывает личность в кровавую кашу в прямом и переносном смысле. Как я уже говорил только борьба поможет тебе справиться с тяжестью винтиковой судьбы, а возможно даже и стать индивидуальной личностью, коэффициент полезного действия которой будет не стагнировать, а постоянно стабильно прогрессировать. Но а я все ещё находился в заточении своей обители, комнаты окна которой выходят на пустыри спальных районов, гаражи с проломленными крышами, прямо как мой череп в навязчивой мысли на той самой дороге. Их заливает водой во время непрекращающихся ливней — это тоже можно считать метафора моей жизни, жидкость попадающая через трещины кровли является аналогией социального очищения, природного начала по своей сути. Мир возвращается к своему исходному первородному состоянию, все постройки лишь временные укрытия перед грядущей бурей, которая сметёт все на своем пути. Так и человеческая личность, все надстройки, весь этот хлам, которым нас пичкают с экранов телевидения — это временное, не твое настоящее начало. Захлебываясь собственной кровью, мотая головой по мокрому странно, но приятно пахнущему асфальту, я буду думать о единственном на самом деле важном — о каплях дождя, смывающих все мои пороки, полное социальное очищение равно пересмотр самых важных  ценностей, а в идеале их полное уничтожение как таковых. Дождь – это непреодолимая сила природы, а где как не в буре неважно метеорологической или эмоциональной искать энергию для борьбы, уничтожения своих принципов, чтобы отказаться идти со стадом аморфных мешков с гноем на самый обыкновенный убой. Сколько бы у тебя не было выборов ты в результате окажешься на перепутье: Дорога, снег, кровь и очищение от всех пороков человеческой личности, либо ты останешься частью бездумной машины потребления,  винтиком в э агрегате, порождающем те самые пороки. И вот вопрос чтобы выбрал лично  ты? Быть свободным или быть рабом навязынных мнений,быть безымянной амебой или быть личностью. Не многие могут решиться и сделать этот выбор, но это необходимо, иначе как ты узнаешь винтик ты или болтик? Все мы в основном винтики в мире созданном для болтиков, для полноценно развитых и независимых от навязынных норм личностей, которые способны бороться за свое, даже извалявшись в дерьме и гное. Неважно своем или толпы других амеб, это в данном случае не играет роли, т.к если ты решишься на это, то будешь уже другим человеком. Остальные же так и останутся заурядными ксерокопиями себя прошлых, повторяющими действия прописанными на подкорке их незначительного мозга. У них нет достаточного количество серого вещества для борьбы с мировым порядком аморфного общества потребления. А может и я лишь ксерокопия,которая  делает вид, что осознает происходящие с ней события, а на самом деле следует строгому регламенту, продукт воспитания по четко установленным правилам диктуемым транснациональными корпорациями, которые уже представляют собой государство внутри другого государства. Мое тело не делает никаких движений, оно не прогрессирует к свободе от навязынных установок, наблюдается лишь ужасающая своими размерами гигантская пропасть — стагнация. Даже регресс не так страшен для общества, как описанное мной выше, ведь он заметен невооружённым глазом и его последствия можно просчитать наперед, но в случае с остановкой прогресса в мертвой точке человеческого бессилия… Я уже давно лечу в эту пропасть, оставаясь лишь ксерокопией себя прошлого, у меня нет цели, а самое главное нет надежды, так же как не ее и у всего общества пропитанного культурой потребления собственных испражнений. Мы не избранные, а всего лишь статистическая ошибка огромного количества генетических мутаций…

Я продолжал стоять в комнате сотрясая молекулы одним лишь своим присутствием, природное начало вырывается на свободу, единственное его цель вернуть все в изначальное состояние, в то время когда планета не страдала и мучалась от эпидемии называемой превосходством культуры потребления над рациональностью и здравым смыслом. Тут всего два варианта либо общества аморфных мешков гноя, именуемых винтиками, само изничтожит каждый кусочек многовекового мира, пережившего сотни климатических и техногенных катастроф, либо же само природное начало вырежет эту раковую опухоль. Люди не имеют права больше называть себя людьми, они лишь стагнирующая стая животных охотящаяся за скидками в новомодных бутиках и престижных популярных среди сливок винтикового общества ресторанах. Деструктив – это продукт нашего общества, пора привыкнуть к этому , мы сами создали потребность нескончаемого потока самобичевания и ненависти ко всему, что хоть как-то похоже на человека. Мир – это лишь набор ксерокопий блуждающих в потёмках бессмысленного существования, лишь средство для бесконечного потребления общечеловеческих благ. Каждое мое действие порождает ещё большее бездействие, мой финал наверно и будет таким же как у большинства – смерть внутри винтикового паза, который невозможно сломать без борьбы, без борьбы в первую очередь с самим собой. Мои потуги движения вперед обречены на неизбежный провал исходя из того, что в этом направлении находится невороятная по своим размерам стена . Я подхожу и начинаю просто идти вперёд, прямо  в нее не обращая внимания, что по сути не сдвинулся ни на метр. Мое никчемное тело просто движется на месте имитируя какой бы то ни было прогресс – это и есть та самая замаскированная стагнация, о которой я уже не раз говорил, все приводит нас именно к ней, как последствию одержимости культурой потребления, которая атрофировала нас, сделала беспомощными потребителями испражнений производства. Это замкнутый круг- люди создают дерьмо, которое бездумно покупают или крадут другие, чтобы после переработать его в новое дерьмо, которое лучше просто потому, что оно сделано более экологично, более чисто или просто потому что оно новое. Но дерьмо от этого дерьмом быть не перестало, и что мы отдали взамен на кучи испражнений производства, правильно нашу свободу и свободу своих потомков. Единственное, что может помочь нам пройти через стену – это борьба, мы должны разнести ее по кусочкам гигантской кувалдой, и да у нас есть орудие для этого – наш собственный, пусть и атрофированный ,но все же мозг. Борьба в нынешнем понимании – это бой серего вещества, мы существа наделённые даром разума – это и есть основное наше природное начало, наша индивидуальность следствие невероятной силы наших психики и разума. Но культура потребления отняла у нас это, сделав рабами, а скорее даже ксерокопиями себя прошлых, чертовым винтиками в механизме порождающем сплошную заурядность и однообразие.Мы стали испражнениями мирового порядка власти транснациональных корпораций над собственным разумом, родившись в канализационной системе общечеловеческих пороков и комплексов, перестали бороться за будущее себя и потомков. Каждый из нас одержим самобичеванием на фоне своей никчемности и откровенной бесполезности, полной аморфности по своей сути, но почти никто не борется с первопричиной такого мирового порядка – уничтожение своего природного начала, своей свободы и индивидуальности , за бесконтрольное потребление всесоздающегося дерьма. Мы отказались от истинных потребностей человеческой сущности, заменив их на бесконечный и беспрерывный поток фальшивых ценностей и потребностей.Именно тогда мы перестали быть людьми, а стали никчемными бесформенными мешками гноя, испражнений и жира, на который натянули человеческий облик, тогда общество и перешло черту от движения и прогресса к потреблению и стагнации. Возможно, даже хорошо, что я застрял в темнице своей комнаты, мир даже не заметит отсутствие мелкого винтика, паз которого резко опустел. Она была все такой же, такой же как и у других винтиков, это и есть мой винтиковый паз из которого мнение выбраться, воссозданный мой больным разумом в бесконечном осознанном сновидении, и я думаю….

— Ты так и будешь стоять и своим деструктивом сотрясать воздух? Это непростительное трата огромного количества человеческой энергии природного начала —возник голос у меня за спиной, который выдернул меня в “реальность”

Я повернулся и мой взгляд остановился на человеке стоящем в дальнем углу моей обители, даже не видя его лица было уже понятно кто стоит передо мной. Это был тот необычайно интересный сосед по парте, который по странному мне пока стечению обстоятельств говорил те же самые вещи, которые я обдумываю буквально каждый и каждый день.

— Привет… — ответил я и начал ждать следущего ответа своего собеседника.

— Виделись уже, нет времени на навязанные нормы поведения и этики, нам давно следовало серьезно поговорить — резко обрубил мое приветствие собеседник

— Давно? Я понимаю, что ты собирательный образ болтика в этом потоке нескончаемых сновидений,  но ты же все навсего винтик в выдуманной мной иллюзии настоящего мира, но даже по таким законам мы познакомились буквально час назад и …

— Мне нравится, что ты пытаешься думать логически даже в такой ситуации, это значит, что возможно ещё не всё потеряно и ты можешь стать другим настоящим человеком, а не ксерокопией себя прошлого — он говорил растягивая слоги,более структурировано озвучивая мои собственные деструктивные мысли — но все же в своих умозаключениях ты совершил одну большую ошибку, я не собирательный образ и не винтик в этой иллюзии, я и есть тот, кто создал ее по образу и подобию реального мира, чтобы ты всегда видел несовершенство общества порожденного культурой потребления, я твое бессознательное

— Мое бессознательное? — опешил я от новой информации озвученной моим собеседником, но собравшись с силами продолжил — Погоди, стоп, получается, что ты это я, но нас же не может быть двое или ты мое альтер эго… Можешь ли ты забрать мою свободу, как это сделали корпорации, заперев навеки в этой комнате и…

— Ты опять уходишь в прострацию свойственную тебе, во – первых, нас не двое мы один слаженный механизм, одно без другого работать не сможет – КПД будет равным нулю — ответило бессознательное на мой странный вопрос, и выдержав небольшую паузу, чтобы переварил услышанную информацию продолжило — во-вторых, исходя из сказанного мною ранее я не смогу выжить в реальном мире, я лишь проводник идей, которые помогают перейти от потребления к борьбе

— Погоди, ты сказал идей, получается что… — я уже начал понимать к чему клонит владыка мира грез, но все же для уверенности спросил

— Да, да, да и ещё раз да, весь этот деструктив рождающийся внутри твоей черепной коробки – это мои идеи и мысли, которые я благополучно транслирую тебе, чтобы вдохновить тебя на борьбу с системой — бессознательное сказало то, что я уже был готов услышать, а после продолжило — это и есть человеческий симбиоз, который выражается в грамотном взаимодействии человека и его бессознательного

— Погоди, погоди… Если ты управляешь этой симуляцией, получается я заперт внутри своего тела, заперт в своей комнате в этом чертовом винтиковой пазе из-за тебя? — резко ответил я и начал ждать объяснений бессознательного на резонно поставленный вопрос

— Разумеется. Мне нужно было место для диалога, а так как в реальной жизни я лишь транслятор деструктивных идей, то этим местом смогло стать сновидение, кстати ты довольно быстро осознал себя я рад — ответил бессознательное — не знаю к сожалению или счастью раздвоением личности ты не страдаешь, поэтому только во сне мы могли поговорить

— Когда это закончится? Когда закончится эта безумная игра? — я спрашивал скорее умоляя, а не требуя

— Скоро, я тебя покину на некоторое время для того, чтобы ты обдумал свои или же мои деструктивные мысли и идеи, ты должен понять, деструктив – это издержка культуры потребления, продукт твоего серего вещества, своего рода главное оружие междувидовой борьбы — отвечало мое бессознательное, как будто дразня меня, но через мгновение продолжило — ты должен понять как его правильно использовать, вот главный мой совет прекрати тратить его в пустую сотрясая воздух, он дан тебе для борьбы, а не для самобичевания.

— Ты получается уходишь и оставляешь меня еще хрен знает насколько в этой иллюзии? — спросил с недоумением я и надеялся, что слова моего собеседника были просто злой шуткой

— Извини, я действительно должен уйти , но совсем ненадолго поверь мне — с некой нефальшивой грустью говорил собеседник — дело в том, что мне необходимо контролировать работу всего сновидения, и я не могу находиться с тобой во время твоих попыток осознания природы деструктива. Но когда я приду в следущий раз все точно закончится, это я тебе обещаю

— Ладно, только сделай одну вещь пожалуйста, поменяй время суток, я просто хочу думать днём и уже задолбался стоять в темноте, после этого можешь уходить — попросил я

— Хорошо, как тебе угодно — в одно мгновение комнату озарил солнечный свет и я даже защурился настолько это было неожиданно — тогда до скорой всречи — попрощалось бессознательное и растворилось в воздухе комнаты

— До скорого — в воздух пустой комнаты выкрикнул я, мой возглас эхом разлетелся по всему пространству винтикового паза.

Борьба – это средство против фальшивых навязанных обществом порожденным культурой потребления устоев, норм и правил, а деструктив главное оружие, предназначенное для полного уничтожения всех надстроек, которые породило капиталистическое общество путем беспрерывного вещания с экранов телевизоров, смартфонов, радио и интернета. Я раньше осознавал, что по своей сути деструктив продукт культуры потребления, но я никогда не задумывался, что он может быть ее издержкой. Слова бессознательного о том, что использование деструктива для реализации нескончаемого потока самобичевания является бесцельной тратой энергии природного начала человека, привели меня некоторым умозаключениям, которые могут объяснить природу нашего с бессознательным взаимодействия. В реальном мире он ретранслятор деструктивных идей, котороые помогли понять мне устройство современного мира,увидеть опасности чрезмерного потребления. Среди этих мыслей и навязчивых идей также была и трактовка самого деструктива по своей сути, в которой я назвал его продуктом общества потребления, а самое главное считал инструментом для бесконечного и беспрерывного самобичевания. Так на мысль, которую транслировало бессознательное, наложилась уже моя трактовка, и только уже  сейчас я понимаю, что на самом деле такое искажение понятия деструктива – это прямое влияние из вне, воспитание в обществе винтиков,порожденном культурой потребления. Мои идеи и мысли, да и в целом атрофированный мозг подвержены манипуляциям, на них можно воздействовать с целью подмены понятий, постулатов и ценностей, самое главное из которых это наша свобода. И только борьба может помочь снести все надстройки, которые возвышаются над твоим телом и являются, как будто маяками для корпораций, как основных элементов культуры потребления,порождающих этот бесконечный поток продукции, состоящий из сплошных испражнений и отходов современной жизни. Бессознательное правильно переобъяснило мне концепцию деструктива, который является невероятно сильным оружием войне с культурой винтикового общества. Он создает новую личность, которая будет умнее, сильнее и целеустремленние всех прочих, а главное она станет индивидуальной. Винтиковое общество неприемлет создание чего-то поистине нового, поистине ценного – это опасный пример для свиней растущих на убой в жерновах огромного мегаполиса, так как основой является обезличивание человеческого я, создание заурядности и однообразия по образу и подобию другой заурядности. Грубо говоря как в компьютере копировать-вставить , копировать-вставить, копировать-вставить и так до бесконечности, до смертельной агонии человеческого общества, которая проявляется в отсутствии индивидуальности свойственной настоящим людям, а не биомассе ксерокопий, заполнивших, уже по-своему мертвые мегаполисы. У городов теперь нет души, которую веками создавали интересные и незаурядные личности, со своими ненавязанными характерами и самое главное со своими мыслями. Культура потребления буквально уничтожила все к чему человек шел не то что годами, а целыми десятилетиями, забрала свободу взамен дав нам купон на десяти процентную скидку в местную пиццерию. Стоит ли говорить, что в таких условиях города стали просто фоном для новых их обитателей, а именно ксерокопий тонущих в бессмысленности своего существования. Само по себе потребление не является чем-то плохим или чужеродным для общества и человека, даже скорее оно в какой-то мере необходимо для поддержания необходимого эмоционального состояния, но когда что-то возводится в культ, возводится в абсолют, то тогда из доброкачественной опухоли оно трансформируется в злокачественную, пожирающую здоровые клетки одну за другой. И наш случай исключением не стал, навеянные культурой потребления мысли стали все чаще затмевать рациональные и логичные умозаключения, в конце мы получаем идеальное существо для убоя – ксерокопию представлявшую собой человека в прошлом, которая не может осознать себя, не может понять, что она ксерокопия. Опасность всегда представляет именно чрезмерное потребление, которое забирает нашу личность порождая ей взамен заурядный биомусор, который ничего не может предложить миру, а следовательно его существование бессмысленно в общечеловеческом масштабе. Так появился он – винтик огромного механизма запертый в своем пазе, который можно сломать только борясь с корнем проблемы – порожденной культурой потребления замаскированной стагнации, представляющей из себя пропасть, дно которой это и есть уже упоминаемая мертвая точка человеческого бессилия, остановка прогресса по своей сути. Как я уже говорил регресс менее вреден чем стагнация, но что если я вам скажу что он может быть даже полезен для человеческого общества, ведь регресс – это тоже движение, но в отличие от прогресса, назад, и исходя из этой информации можно сделать вывод, что в некоторых случаях он представляет собой работу над ошибками, чтобы последующие попытки движения в направлении прогресса не были бы обречены на провал. Но стагнация – это именно, что невероятно глубокая пропасть, ведь общество находящееся в период застоя не видит проблем, а следовательно не решает их, убивая возможный прогресс, а самое главное шанс на свое будущее.Тогда и появляется надобность в деструктиве, как порождении индивидуальности человеческой личности перед лицом заурядной системы, которая не обладает ни чем свойственным настоящему человеку. Нам необходимо бороться с системой, которая долгое время эксплуатировала нашу свободу,отдавая взамен лишь продукты, которые мы могли беспрерывно поглощать, до тех пор пока она полностью не пропала за , казалось бы, неразрушимой стеной культуры потребления. Это и есть истинное предназначение деструктива и порождаемых им мыслей и идей в современном человеческом обществе, которое заполнили винтики бесполезных механизмов и агрегатов. Борьба с системой может проявляться в каждой сфере нашей с вами жизнедеятельности, ведь не поменяв свой быт ты не сможешь изменить огромное и многогранное общество. Сначала необходимо перестроить свое мировоззрение, понять что много не всегда значит лучше, ведь человеку не всегда нужно огромное количество всякого хлама и мусора, которые мы привыкли называть продуктами и предметами быта. Человек должен осознать, что большинство идей и мыслей вещаемых путем телевидения, слышимых от прохожих, друзей и даже семьи, диктуемых учебными, политическими и религиозными организациями являются навязанной картиной мира, которая и обеспечивает ваше бездействие, превращая людей в аморфных мешков с требухой. Даже сама мысль о никчемности своего тела и духа, рождаемая в голове каждого жителя мегаполиса, является навязанной обществом потребления идеей. И даже я при всех своих деструктивных мыслях не смог справиться с силой этой манипуляции, на самом деле любой человек по-своему уникален, но эта индивидуальность скрыта за стеной различного мусора, превращая самого человека в биомусор. Мы не никчемные, нас заставляют так думать, именно ради осознания этого я оказался здесь, в этом бесконечном сне. Поняв такую, казалось бы, лёгкую мысль, я   стал намного более индивидуальней людей меня окружающих, теперь необходимо покинуть зону комфорта, перейти от потребления к созиданию.

— Вот теперь ты можешь назвать себя болтиком, по-настоящему заработал наш симбиоз и мои мысли нашли отклик внутри твоей черепной коробки — раздался голос впереди, и я подняв глаза увидел своего собеседника

— И теперь сон закончится? Я просто проснусь на своей тахте в заливаемой светом комнате? — спросил я и с нетерпением ждал ответа

— Разумеется, но сперва я хотел бы спросить у тебя один последний вопрос: Каков для тебя смысл жизни? — ответило бессознательное и посмотрело на меня

— Ну не знаю — начал отвечать я, но тут же ответ пришел ко мне в голову — возможно, облегчить жизнь себе и потомкам, двигаться в сторону прогресса и развития

— Ответ настоящего болтика, а теперь с добрым утром — сказал мой собеседник и щёлкнул пальцами

Я раскрыл слипшиеся веки глаз, и медленно потянулся, приведя в движение свое тело, которое служило неким экзоскелетом для человеческого мозга. Мой разум ещё не мог принять факт того, что данное пробуждение не являлось ложным, но мое зачествервшее за долгий срок жизни в винтиковом обществе сердце буквально кричало о том, что это не ксерокопия мира созданная бессознательным, а тот самый мир винтикового общества, настоящий и истинный, уродливый, но в то же время такой родной, тот мир, который нельзя бросить на произвол судьбы, а спасти его и вместе с ним свою душу и разум. Я поднял руку и посмотрев на ладонь окончательно убедился в том, что я действительно проснулся – пальцев было пять, столько сколько и должно быть у обычного человека. И вот, что я скажу тебе странник, который имел возможность прочитать сей труд, да я проснулся в том же прогнившим мире, в котором и засыпал, но уже совершенно другим человеком. Человеком, который готов бороться за свое будущее и будущее последующих поколений, а самое главное за судьбу этого мира, который не умрет от стагнации в мертвой точке человеческого бессилия, по крайней мере пока буду жить я и подобные мне

16.03.2024
Прочитали 47


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть