Коллекция литературных потуг.

1.0. Море волнуется…

Когда-то очень давно один мальчик каждый день приходил на скалистый утёс и подолгу смотрел в бескрайнее море. Он проводил за этим занятием так много времени, что сам не заметил как глаза его стали цвета морской пучины, голос стал звуком разбивающихся о скалы волн, а душа его спустилась на самое дно моря и превратилась в жемчужину.

Один день.

Сегодня я была свидетелем двух трогательных событий, которыми хочется поделиться. Конечно, они как всегда происходили во мне.
Один парень с первого курса искусно играл на фортепиано. Правда, безумно красиво. Талант! Я слушала, как он играл, и думала о музыке. О современной русской и зарубежной музыке, о классике старой как мир и приходила к определённым выводам касательно своих предпочтений. В общем дискуссии внутри меня продолжались, и я не сразу заметила, что тот парень вдобавок начал петь на английском. Как это было красиво, складно, мелодично. И всё вокруг наполнилось каким-то чудодейственным светом…
Вокруг было много других студентов. Все слышали его, но слушала, похоже, только я…
Ещё сегодня кое у кого был день рождения. Мы с ребятами решили устроить сюрприз. Купили подарок, собрались.
Мы так волновались, так хотели причинить радость и поэтому все отнеслись крайне трепетно.
Настал момент. Трижды крикнули знакомую фразу в полумраке праздничной свечи, потом поздравили и вручили подарок. Виновник торжества дважды посмотрел каждому в глаза и столько же раз сказал «спасибо».
А трогательность тут в том, что где-то между поздравлениями и подарком его зрачки за долю секунды стали большими, словно космос с мириадами звезд и комет. В этих глазах отражалось большое спасибо и смущение за оказанный знак внимания. В эту долю секунды я увидела умилительный переход. Как будто взрослый человек на мгновение стал ребенком и как в детстве порадовался своему дню. А может именно тогда глаза просто среагировали на темноту? В такие моменты, мне кажется, что мы живем для того, чтобы в нас преломлялись лучи. Кто-то однажды сказал мне, что каждый человек это кайф и я не устаю убеждаться в этих словах от момента к моменту.

Оба этих события были очаровательны. Так хотелось их остановить и пожить ещё хоть несколько минут.

2.0. Эй, малыш… Осторожно! Ты слишком близок к краю, ты можешь упасть! Мальчик с гладкими светлыми волосами, тонкими ногами и взволнованным взглядом обернулся на голос проходящих мимо путников.

— Ты что здесь делаешь? Сегодня ветрено…

Парнишка ничего не ответил, лишь опустил голову, потупил взгляд и нервно спрятал что-то за спиной.

-Что это?! Виноград?! – воскликнула женщина, заметившая грозди укрытые тканью.

— Зачем тебе столько винограда? – спросила она его.

— Это не для меня… — задумчиво ответил им мальчик.

Путники на мгновение замерли и переглянулись.

— Да он слабоумный, выкидывает еду в море, — его родителям следовало бы задать ему хорошую трёпку.

Последних колких фраз мальчик на вид, которому не дашь больше одиннадцати уже не слышал. Он сидел на коленях и скидывал в море сочные спелые грозди белых ягод.

— Извини, сегодня только виноград. Завтра я найду клубники для тебя. — прошептал он нежной морской пене.

Доброе утро.

Утро сегодня не задалось у всех пассажиров. Даже водитель всем своим видом выражал недовольство. Салон маршрутки был заполнен лишь наполовину. Всё ехали молча и смотрели в окна, о чем-то задумавшись. Даже радио в этот день не произносило своих привычных заезженных песен. Лишь изредка кто-то отрезал короткую фразу «на следующей «, будя ей от туманной задумчивости всех остальных. На Площади водитель выпустил одну полную даму грузно переваливавшеюся с ноги на ногу и впустил молодого юркого паренька с кожаной брендовой сумкой и в начищенных туфлях, который обжог нас своей веселостью. Молодой человек задорно протянул водителю рубль и уселся в кресло.
— Ещё двадцать копеек. — сердито и уныло оборвал водитель.
Парень в искреннем недоумении привстал и повернулся к водителю.
— Я же дал Вам рубль. — удивлённо сказал он.
— С сегодняшнего дня проезд подорожал, — сказал водитель и указал пальцем на объявление, — на двадцать копеек.
Молодой человек глянул туда, куда указал водитель и молча полез в карман. Достал двадцать копеек, отдал, получил чек и уселся на прежнее место. И маршрутка поехала дальше, вновь погрузившись в тихое нагнетающее недовольное молчание.

3.0. Круглый белый диск луны освещал водяную гладь. Свет от неё укрыл палубу плавно входящего в залив корабля, словно шаль из серебристого газа. Волны еле слышно бились о корму. Теплый ветерок похожий на руку матери ласкал лицо и трепал гладкие волосы молодого, стоящего у штурвала капитана. Команда мирно спала в трюме. Капитан знал, что эти места зловещи и тишина может оказаться опасней бури. Юноша был начеку и слышал каждый шорох, каждый треск издаваемый кораблём. Ветер стал усиливаться, маленькие капли пота образовались на его лбу и застыли. Прислушиваться ему мешал слишком громкий стук собственного сердца, влажные ладони уверенно сжали штурвал. Он стоял неподвижно, глядя в море и слушая, ожидая чего-то.

Письма безразличия.

Здравствуй Дорогой Друг.

Я пишу Вам уже четвертое письмо с тех пор как переехала в Джексонвилл штат Флорида и так не получила от Вас ни одного ответа…

Вы были правы, теплый климат пошёл мне на пользу. Приятные солнечные лучи и бриз после серого Берлина кажутся мне настоящим раем. Небо каждый день разное, как и люди на пляже. Не знаю, смогу ли я когда-нибудь до конца понять американцев с их устоями и менталитетом. Я не теряю надежды обзавестись приятелями. Как-то раз я испекла шарлотку и сама приготовила персиковое мороженное. Просто нужно заморозить сливки с кусочками персика. Это было самое натуральное мороженое в моей жизни. Хотела поближе познакомиться с соседями, с Мистером и Миссис Болтридж. У них есть лабрадор по кличке Джек и дочка Сью, малышке лет шесть от роду. У нее прекрасные белые кудри и самые голубые на свете глаза. Когда она играет с Джеком на заднем дворе, то забывает обо всём на свете и Миссис Болтридж приходится выходить на улицу, что бы позвать её к ужину. Их малышка просто чудесная. Ещё она ловит в коробочку жуков и гусениц и даёт им имена. Однажды она так заигралась поисками новых маленьких друзей, что не заметила, как попала на мой участок. Я предложила ей лимонад, но она испугалась и побежала обратно. Ну что за ангел? Стоя у соседской двери с пирогом в руке я постучала о входную дверь, свет в кухне горел, было уже около восьми вечера. Мне не открыли, тогда я постучалась в окно и окликнула Миссис Болтридж. Потоптавшись у их дома минуты три, я пошла домой. Через шесть минут приехал шериф. Он сказал, что на меня поступила жалоба, якобы я вторглась в частную собственность. Я объяснила, что в моих действиях не предполагался злой умысел. Шериф недоверчиво смотрел в мои глаза. Подозрительно пробежался взглядом по дому, посмотрел мои документы и задал несколько вопросов, после чего уехал. На следующее утро Мистер Болтридж как обычно приветливо поздоровался со мной и уехал вместе малышкой. Как будто ничего не стряслось прошлым вечером. Только пирог так предательски напоминал о моём беспросветном одиночестве. Я жду Вас в гости, дорогой друг. В любой день, в любое время. Адрес Вы найдёте на конверте. В пятнадцати минутах ходьбы от дома есть пляж, я бываю там каждый день. Если вы не застанете меня дома, вероятнее всего я буду там. Тогда смело влезайте в окно и чувствуйте себя как дома.

С Любовью Мэри Лу

4.0. Ветер выл диким зверем. Это было нечто грозное и стремительное, как внезапно разбившийся сосуд гнева. Казалось, все взрывалось вокруг судна, потрясая его до основания, заливая волнами, словно на воздух взлетела гигантская дамба. В одну секунду люди потеряли друг друга.
Он не ужасался — теперь его уже ничто не могло ужаснуть. Третья волна, самая огромная из всех, швырнула корабль, задрав его нос и оставив жалкий ошмёток от кливера. Словно карающая рука провидения медленно, но уверенно потащила сопротивляющийся корабль дну.
Если то, через что они прошли, можно было назвать чистилищем, то теперь перед ними разверзся сущий ад.

Как стать жестоким.

Лулу девять лет и она ученица третьего класса. Домашних заданий ейещё не задают, поэтому она постоянно сетует на скуку дома после школы и ждёт скорее следующий год, чтобы делать задания дома. Из довольно скромных домашних развлечений мы можем выделить всего одно и это настоящий клад для маленькой девочки. Большая персидская кошка по кличке Джессика её преданный друг. Лулу обожает показывать ей красивые картинки из книжек и свои яркие раскраски, гладя её мягкую шерсть, а Джес покорно и спокойно, совсем как человек, казалось, внимает каждому слову малышки и совершенно точно разглядывает каждую картинку.

Выдался солнечный день последней в учебном году четверти. Приближались каникулы, и атмосфера лета витала над каждой партой в школе, где училась Лулу. Даже её сварливая учительница, разомлевшая от теплых лучей, стала делала уроки всё легче и проще, чему все дети, окутанные некой леностью были крайне рады.
В одиннадцать часов дня Лулу вышла из школы, и направилась к дому, думая о том, чем бы ей заняться остаток дня.
Дома её отец разделывал в кухне цыплёнка. «Хмм — подумала она про себя, — а где Джес? Кыс-кыс-кыс. Позвала она питомца.» На её зов никто не прибежал. Тогда она вошла в кухню к отцу и спросила:
— Пап, а где кошка?
-Не знаю, поищи под кроватью – безразлично отрезал отец.
Обыскав все места, где мог прятаться её пушистый друг, Лулу с тревогой снова зашла на кухню.
— Её нигде нет пап…
— Гм… Мы отдали её другой девочке… – сухо произнёс он с некой усмешкой, даже не взглянув на Лулу.
В этот момент дыхание маленькой девочки практически остановилось. Она почувствовала, как в горле её образовался горький ком, который рос с каждой секундой и вот-вот готов был вырваться наружу.
Но это моя кошка! – воскликнула Лулу с таким возмущением, на которое только был способен девятилетний ребёнок.
— Ты не ухаживала за ней так как следует и мы отдали её девочке, которая будет лучше за ней смотреть. – с предательской простотой сказал её папа.
Слезы уже накатывались в маленьких серых глазах Лулу, и чтобы никто не заметил её слабости, она побежала в маленькую туалетную комнатку и закрылась там. Сидя в полной темноте на унитазе обняв руками колени, она начала раскачиваться вперёд-назад и твердить «где моя кошка»? В этой угнетающей густой пустоте разразился настоящий детский бунт, вызванный такой вопиющей несправедливостью и жестокостью. Отец спокойно спросил, чего она там закрылась без света, и весело позвал малышку к обеду. Лулу приняла решение, что она не будет есть и вообще не выйдет, пока ей не вернут её друга. А тем временем запах жареного цыпленка развеялся по всей квартире. Сквозь щёлки в туалете Лулу почуяла его запах и её маленький животик предательски стал урчать. Именно такой была первая трагедия в её жизни. Лулу тогда ещё и представить не могла, сколько раз ей придётся пережить потерю, испытать гнев, отчаяние, досаду, столкнуться лицом к лицу с несправедливость, не понимать других людей и быть самой не понятой ими. Ей ещё только предстоит понять, как устроен этот мир и для чего происходят те или иные вещи. Маленькие слёзки не переставая текли по щекам. И чем дольше она там сидела, тем больше ей хотелось есть. Отец сказал, что еда готова и тарелка с ней ждёт её на столе. Лулу молчала. Она думала, что если выйдет и поест, то предаст этим самым своего лучшего друга. Спустя ещё немного времени голод всё же взял своё и Лулу в полном отчаянии, наконец, вышла из туалета. Дневной свет ослепил её заплаканные глазки уже привыкшие к темноте. Она молча взяла тарелку с обедом и ушла в другую комнату, решив, что не станет разговаривать с отцом, пока он не принесёт Джессику обратно. Лулу всё еще горько плакала и слёзы капали прямо в тарелку… Это был самый горький обед в её тогда ещё совсем короткой жизни…

5.0. В разгар бури отплыв на шлюпке с самым ценным грузом, капитан единственный знавший его значение поднялся во весь свой двухметровый рост, едва удерживаясь на волнах и взвыл богине всех морей.

— Сирена!.. Вглядываясь в чёрную воду сквозь залитые потом глаза, он пытался разглядеть знакомый с детства облик прекрасной русалки. Казалось, прошла целая вечность, пока он молил её явиться. Воздух вдруг стал густым и вязким как сироп. Наконец, его измученный слух уловил тонкое, изящное сочетание похожее на песнопение. Дышать стало легче. Он мягко опустился на колени и склонился над водой. Теперь уже почти с благоговением прошептал её имя.

— Сирена…. Волны начали стихать… Мягкий лунный свет падал на шлюпку и освещал измученное юное лицо едва живого юноши. Из воды появилась головка очаровательной морской принцессы. Не переставая петь, она ласково дотронулась до его волос. Очарованный её столь близким присутствием, впервые за всё время их знакомства юноша обомлел, и не был в силах что-то говорить. Он ощутил себя во власти ангела, богоподобного существа, он ощутил себя во власти её несравненной красоты, от которой невозможно оторвать глаз.

— Ты звал меня мой капитан? – спокойно прошептала она.

-Да… — Несколько неуверенно произнёс юноша пытаясь её рассмотреть и запомнить каждую черту лица. — Сирена! – сказал он ринувшись к её лицу. В это мгновение он словил себя на мысли, что в её объятьях есть конец всех его страданий, но тут же опомнился и отпрянул. – Я привез клубники для тебя… Капитан откинул грубую ткань в глубине шлюпки и взору русалки предстал целый ящик спелых любимых ею ягод. Поднеся к губам одну из них, русалка вдохнула её аромат…

— Чего ты хочешь в замен? – нежно улыбнувшись, сказала она.

— Сирена…Спаси мой корабль и команду! Это в твоих силах… – сказал он обернувшись на терпевшее крушение судёнышко.

— Ах, это твоё судно, мой милый? – Конечно, но этого мало.- сказала она посмотрев на ягоды.

Раздосадованный он робко проронил – Но… это всё, что у меня есть!

— Нет! У тебя есть то, что ты можешь дать мне в замен. На что ты готов ради них?

-На всё. — Отрезал капитан.

Немного помолчав и многозначительно взглянув ему в глаза, она сказала: — Всего один поцелуй, мой капитан. – и пылко приблизилась к его лицу.

В свете луны он наконец сумел разглядеть цвет её глаз — изумрудно-лазурный. На шее поблескивала нить жемчуга. Её дыхание было нежным и порывистым, как юношество. Сирена запела песню и взяла за руку своего Капитана. Он почувствовал легкую прохладу её ладоней.

Голос мой услышав в ответ
Ты поймёшь — выбора нет
В паутине песни моей
Заплутав забудешь друзей

Музыка моя, тебя закружит
Разум нежно твой задушит
Скажу «прыгай», спросишь «как»
Руки к небу двигай в такт

Спасем планету от пластика.

Город уже весь утонул в весенней зелени. Я пришла на берег на пол часа позже остальных. Работа уже кипела и била ключом. Все работали слаженно. Потрясающее зрелище: больше дюжины человек разбрелись по берегу, собирают огромные пакеты бесконечного мусора, достают его из травы, из кустов, из реки и носят к общей куче, из которой уже начало образовываться мёртвое море. Они похожи на один складно работающий живой механизм, где каждая шестерёнка знает, что ей делать и как помочь другому. Настоящие супер герои. Борцы с природой социума. « Зачем они здесь на самом деле, чего они хотят»? — спросила я себя, находясь рядом с ними.
Меня тепло поприветствовали, спросили, есть ли у меня перчатки, пакеты.
Быстро влилась в командную работу, ощущала духовный подъем, единение с природой, причастность к благому делу. Безмятежный ход моих мыслей нарушил чей-то тонкий голос… «Материалистам здесь не место! Хи-хи-хи…» Я подняла глаза и посмотрела по сторонам. Все работали не обращая на меня никакого внимания. Я подумала, что это обрывок чей-то фразы долетел до моих ушей или же мне попросту послышалось.
«Врунишка! Врунишка! Зачем Ты пришла? Хи-хи-хи» — теперь уже совершенно точно слышалось прямо над ухом. Что за чёрт?!- подумала я поднявшись на ноги с огромным пакетом пластиковых бутылок. Толстая противная муха приземлилась мне на руку. Я поднесла её поближе к лицу что бы разглядеть.

— Врунишка… Хи-хи… Они всё знают про тебя!- пропищало гадкое насекомое.

— Замолчи! — сказала я оглядываясь по сторонам, — Никто не должен знать об этом!
— Они уже всё знают про тебя. Они обладают врождённой идеей, совершенным образом! А ты?
— Заткнись! Ты не имеешь на это права…
— Они все всё знают… Врунишшшка… Плоское, твёрдое существо…

6.0. Отдавшись обаянию прекрасной русалки, капитан вдобавок ощущавший великую ответственность за жизни членов своей команды принял мгновенное решение. Окинув взглядом терпевшее крушение судно, вслушиваясь в тягостный треск и крики людей, он словил себя на мысли, что это возможно станет его последним воспоминанием и будет служить ему утешением, ежели его погибель спасет хоть несколько других жизней. Нить его раздумий оборвал голос Сирены.

— Они будут живы, мой капитан…

Едва ли он успел коснуться её розовых прохладных губ и прочувствовать весь спектр одолеваемых им чувств, как ощутил, что шлюпка перевернулась, и он оказался с головой в воде. Сирена вцепилась в его тело мертвой хваткой и потащила ко дну. Он начал вырывался, попытался отпихнуть ее, что бы всплыть, но попытки были тщетны, они опускались со стремительной скоростью всё глубже и глубже в морскую пучину.

— Там, на дне моем коралловые замки – сказала Сирена, — я в них совсем одна. Но с тобой мне не будет так одиноко…

Юноша почувствовал нестерпимую боль в висках от давления воды и страх. В голове мелькнула мысль, что он может спастись. Нащупав на ремне небольшой корабельный нож он с лёгкостью его достал … И вонзил в самое сердце Сирены. Кровь хлынула из раны, она обмякла, изо рта вылетели пузырьки воздуха, глаза её стали обычными зелёными. Увидев это юноша обхватил ее левой рукой поплыл вверх. Рывок, ещё рывок. Воздух в лёгких почти кончился, но он изо всех сил пытался продолжать двигаться. Через несколько секунд пришло осознание, что им не всплыть. Он взглянул на Сирену, её потухшие безжизненные глаза смотрели рассеянно. Всё было кончено. Прекратив свои бесполезные потуги, капитан взглянул вверх. Еле-еле просвечивался сквозь воду набросок неба. Сделав решительный вдох, он прижал Сирену к своей груди и коснулся губами её лба. И его сознание кончилось.

16.07.2021


2 Комментариев

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть