18+
12+

Когда все хорошо. Глава I

Небо над портом было цвета экрана, настроенного на пустой канал.

Нейромант

Уильям Гибсон

Утро, как всегда, его раздражало. Особенно если ночью было употреблено немало спиртного. Анер смотрел на раздражающее солнце, на фоне окна стояла Ине и курила. – Ты проснулся или еще будешь лежать. Она хлебнула кофе и затянулась. Анер начал сползать с кровати к шкафчику с таблетками. – Я думал, что выпил аспирин перед сном. А вот и забыл. Голова как барабан. Ине улыбнулась и указала на стакан с водой, стоящий на шкафчике. Ее улыбка была притягивающей. Девушка в футболке утром и без нижнего белья это конечно философия отличного утра. Интересно подумал Анер, как и где они познакомились. Где он мог встретить такую красоту? Он неявно искал презервативы на полу своим взглядом. Он увидел кусочек упаковки рядом с кроватью. Все хорошо подумал он. Ине не затушив сигарету пошла на кухню осматривать холодильник. Анер выпил аспирин. Из кухни раздался ее голос. – На завтрак ты что ешь, Бокс у тебя пустой. Держа демонстративно в руке упаковку от пива, заметила она. — Ясно все. Она положила пиво на место. Я открою окно и мусор иногда все-таки надо выносить. Утренняя прохлада смешалась с запахом сигаретного дыма и пива. Анер еще был в состоянии невесомости – Закажи что ты хочешь. Анер массировал глаза руками. Я понятное дело не смогу есть. – Мы где познакомились? Наслаждаясь вкусом воды, сказал Анер. Ине повернулась и немного наклонила голову. Она улыбалась. Так улыбаются только страстные девушки. Взгляд исподлобья. Улыбка. -Ты меня заказал ночью. Дройд прошла мысль у Анера. Видимо на вечеринке мою наглость никто не оценил. Вот я и решил заказать ее. Анер взял сигарету и закурил. Ине выполняла основное заложенное в нее. – Порадовать тебя и твоего друга? Ине флиртующе улыбалась. Анер отреагировал сразу. – Лучше пойдём в душ. После такой ночи у меня стояк. Он или писать хочет, или тебя. Анер приобнял ее. — Смою свою вчерашнюю наглость. Другим, когда выпью я быть не умею. Ине потянула его трусы и увидев готового друга, она взяла его рукой и тянула в сторону душа Анера за него. Он был не против такого приема. Ине немного сжимая его друга сказала – Ну ты вчера проявил интеллектуальную наглость дорогой Данте. Анер приехал на работу с опозданием и понятное дело написал объяснительную. Это была уже третья объяснительная за месяц. Анер был отличным редактором для различной продукции. Но вот дисциплина это был не его принцип. За год он мог поменять несколько компаний часто даже его брали обратно в компанию, где он уже работал. Его талант программиста оправдывал его поведение и равнодушие к работодателю. Сегодня ему надо протестировать новую модель дройда. Дройд был предназначен для пилотирования спутников и Анер легко проделывал всю работу. Его напарник Сарат был обучен Анером за несколько недель конечно учитывая богатый опыт Сарата, они легко сработались. Мало сказать сработались у них даже оказались общие друзья. Вернее подруги. Конфликты у них возникали только когда утром Сарат не мог дозвониться до Анера и был вынужден придумывать отговорки. Анер понимал, что есть поставленное время выполнения заказа и это главное. По выполнению заказа у Анера не было проблем. Половина дня учитывая опоздание Анера прошла быстро и оба были рады перерыву. Арат принес кофе и отключил настенные гаджеты с информацией алгоритмов, которые они устанавливали. За окном голограммы с разными услугами даже при дневном свете явно выделялись. Дроны летали с аббревиатурами разных компаний внушая ассоциации с вкусной едой и нейронными наркотиками. Гор не было видно. Гигантские небоскребы закрывали горизонт. Обедали напарники всегда вместе. Но сейчас Сарат был явно раздражен и разговор начал немного в повышенном тоне. — Ты, конечно, гений Анер в плане работы. Но как человек ты лицемер и моральный урод. Ты понимаешь о чем я ? Анер удивленно посмотрел на напарника. —  Ты зачем встречался с Лили и Мирой. Сарат сдвинул назойливую голограмму с информацией о пропущенных звонках. Анер жевал бутерброд и удивленно смотрел исподлобья. Пауза затягивалась. Жуя бутер, он ответил. — Ты поэтому раздраженный с утра? Тебе какая разница? Я их не обманывал. Я говорил каждой как есть. Кроме тебя у меня есть другие девушки. Я всем моим соскам так говорю. Вытирая руки салфеткой, закончил свой монолог Анер. Сарат знал, что Анер прямой в плане выражения своих мыслей и логика в рассуждениях не нарушается. Однажды Анер из-за свое прямоты. Уволился со скандалом, но стоял на своем. Сарат продолжал. — Да, но трахать друзей. Мы ведь были друзьями с ними. Сарат отодвинул тарелку с бутербродом. Он продолжал давить словами. — Мы друзья понимаешь не первый год, и ты взял и все послал. Анер приподнял брови. Его лицо выражало вопрос. — Они девушки мы мужчины. Да долгое время мы просто пили пиво вместе и пришел логический конец. Вернее, они нашли мой конец. В чем проблема? Им что стыдно теперь? Сарат раздраженно открыл свой бутерброд. Давая понять ответ его раздражает. Сарат посмотрел на Анера, но не отвечал. Анер решил использовать догадку «откуда возмущение» — А понял, кто из них тебе нравился? Включаем логику. Так кому ты носил кофе постоянно и помогал? При ком твое лицо сияет? Когда ты немного растерян? Логика. Лили тебе нравится, а отсосала она мне. Да это трагедия друг. Ну ты бы хоть сказал. Сарат медленно жевал кусок бутерброда и уже не смотрел на Анера. Он уперся взглядом на плакат с надписью «Не смешивай мысль с чувством, чувство — это огонь для слабых».Анер продолжал  -Да ладно тебе друг. Я могу извиниться, но извиняться не за что. Я ведь не знал, что у тебя на Лили виды. Но сиськи у нее классные и ротик рабочий. Сарат смотрел на Анера уже со злостью. Но сказать ничего не мог или ничего не приходило в голову. — Ты Сарат мой друг. Но надо знать, делать из женщины близкое тебе и родное нельзя. Она будет нежна пока не высосет все из тебя. Они все одинаковы мой друг. Сарат уже прервал его. — Я Дюма в детстве читал и другие нормальные книги. Женщина священна. Любимая женщина священна вдвойне. У меня, конечно, нет такой харизмы как у тебя. Но ценности у меня другие. Лили да нравилась. Теперь понятно, что после тебя мне там делать нечего. Анер дожевал бутер и скомкав бумагу от бутера бросил в ведро для мусора. Как всегда промахнулся. — Ты Сарат романтик. Время сейчас жестких людей. Да все времена жестких людей. Бабы они для наслаждения. Сам же видишь, как институт семья просто выродился практически. Ладно давай заканчивай с едой и пойдем добивать установку. А Лили все-таки трахни. Она классная. Ну это так если откровенно.

II

Слепой от ярости, он нёсся над бесконечным морем информации.

Нейромант

Уильям Гибсон

Анер после работы направлялся по набережной в центр города ATY. Это самый высокий уровень города изобиловал растительностью и всеми благами природы. Одним словом, цивилизация в чистом виде. От чистой воды до шлюшек дройдов. Все это место в центре называли Meet и жить здесь могли только те, кто мог работать на корпорацию и был согласен со всеми условиями. Тут всегда красиво и объекты вокруг это лучшие дизайнерские решения. Изобилие ночных клубов, стрип баров, ресторанов, агентств по виртуальному путешествию или установкой новой памяти были на каждом углу. Надо учесть отличные отели от комнат до капсул на сутки. Реклама обволакивала город ATY от готовых вам объяснить преимущества их продукций голограмм девушек и мужчин, до билбордов голограмм банков. Автономные роботы предлагали кофе в красивых картонных чашках с буквой «К». Но был еще ATY2 он находился ниже от центра более чем на сто километров. Там жизнь только для добытчиков и караларгов. Эти люди никогда не смогут работать на корпорацию по разным причинам. Основное это свобода или анархия. Кара как их называли в народе, жили по своим законам городских джунглей с разделением на кланы и банды. Для корпорации «Город» это было отличным решением. Лучшие могут получить договор и работать в лучших условиях. Остальные могут жить как хотят. Философы, наверное, сказали бы адская смесь технологии отменившая смерть и неравенство в жизни людей. Вернее, человечество получило абсолютную возможность избежать смерти и жить в мире наслаждений. Но жители ATY были равнодушны к караларгам. Главное, чтоб они не лезли в их владения. Городом официально были заключены договора со всеми влиятельными бандами и кланами нижнего города. Они снабжали их полезным производством в ответ ATY снабжало необходимыми психоделиками и технологиями. Избранные кара могли, конечно, нелегально попадать в ATY для замены частей тела, органов или модернизаций любых из шести чувств своего тела. Анер уже сидел в ресторане и ждал своего клиента. Потенциального клиента. В личном мессенджере они писали о покупке нового жилья, капсулы, если все пойдет по плану они договорились отметить покупку. Все технологий легко контролировались корпорацией и маскировать личные цели — это дело обыденное во все времена. Анер заказал коньяк и закурил сигарету. Голограмма в середине стола предлагала девушек на выбор. — Скоротать ожидание в компании девушки? Тем более он пришел раньше на пол часа. До того, как он зашел в ресторан, он понаблюдал за местом встречи. Стоянка. Номера машин. Люди вокруг. Дроны ид. Это была его вынужденная привычка, чтоб оставаться при деньгах всегда, и ни в чем себе не отказывать. Возможности — это всегда зависимость и это был его наркотик. Именно возможности привели его к зависимости от города и его черных предложений, он имел четкие планы купить участок в горах и обустроиться там уже навсегда. Поэтому он ценил возможности, которые приходят в любому. Если он не идиот, конечно. Но для этого нужны несколько миллионов долларов. Основное, что периодически он толкал, были коды проникновения в главный виртуальный город или другие коды. Все по специфике. Именно в этом ресторане его знали в этом образе старого художника Путо. Плащ его не подводил. Он обычно там бывал только ночью на нелегальных встречах с заказчиками кодов управления дройдами, им это нужно было для отправки их в нижний город, для работы проститутками. Но перед этим их крали, а коды и алгоритмы мог вскрывать только Анер, вернее он давал коды, которые, мог использовать любой опытный пользователь. Анер был одним самых эффективных из всех «открывашек». Часто ему приходилось на недели отменять встречи т. к. некоторых шестерок его клиентов ловили легавые корпорации Город. Ему понятно приходилось менять и плащ импланты для лица и уходить на дно. Изменять лицо с помощью наклеивающихся имплантов он начал еще пять лет назад. Как только узнал, что плащ можно достать. Импланты быстро срастались и все выглядело абсолютно реально. Так же легко они и снимались. Плащ был разработан только для специальных служб. Но все знают если нужно, продажные легавые или военные и вертолет продадут. Деньги — это слабость любого человека пока их не будет много, когда денег много — это сила. Часть программы для имплантов он сам создал как оказалось, когда он вскрыл алгоритмы, другую часть хакнул. Это гарантировало безопасность. Потягивая коньяк, он заказал брюнетку и продолжал курить. Брюнетка пришла в прозрачном платье. Она совершенство все говорило в ней. Все девушки дройды совершенство. Короткая юбка особенно подчеркивала красоту ножек. Красивая девушка или дройд все же продукт для моего Эго и инстинктов говорил себе Анер. Дальше и жажда власти включается это нормально. У него были знакомые которые снимали девушек дройдов и издевались над ними. Нет реализации как мужчины в жизни. Бей дройда. Ее починят. Брюнетка немного поклонилась и присела — Добрый вечер! Мое имя Ире Вы после работы решили пропустить стаканчик? Она долила коньку и вытащила сигару. — Это вам комплимент от заведения. Анер взял сигару морщинистой рукой и поднес к носу. – Настоящие. «Por Larranaga» только для элиты общества. До сих пор только четыре вида производят. Но я не так богат. Ире поцеловала руку Анеру — Это комплимент от заведения. Инстинкт проснулся в Анере. — Может почистишь мой жесткий диск? Ире включила рекламу и их столик накрыла голограмма с рекламой заведения. Анер любил перепихнуться с девушкой дройдом. Секс с ними был неописуем по-своему. Их киски были оборудованы специально чтоб член погружался в гипнотический транс от входа в рай. Как-то одна из таких девушек показала, как она языком может связать узел из обыкновенной жвачки. Он был впечатлен. Настоящие мастера все-таки создатели удовольствия. Сарат после работы направился в парк. Это его предпочитаемые места — парки города. Свежий воздух и имитация близости природы. Он часто проводил вечера в разных парках города, добивая недоделанную работу или просто читал. Сейчас он пытался прописать новые алгоритмы для программы. Но мысли о Лили не отпускали его. Даже голограмма над парком рекламировала духи, которые нравились Лили. — Ну вот все понятно же тебе. Объяснял он себе. — Твой друг ее трахнул. Она была не против. Это что тебе говорит? Он нравится ей. Плохие парни еще со школы нравятся девушкам. Это аксиома. Ну по крайней мере до первого замужества или до тридцати. Сказало ему его мышление. Вернее, подобранная информация из книг, которые загружены в его имплант в основании затылка. Сарат доверял работам психологов и часто читал разную литературу не только по нейронному программированию, но и по классике психологии. Если он не мог понять информацию он ее искал в сети. Но самые важные книги он, конечно, сразу скачивал в имплант и допускал программе анализ информации и подбор согласно семантике. Влияние программы в импланте «Уаэрфу» на мораль и нравственность человека на данный момент учеными не доказаны. Поэтому кто мог себе позволить данную программу с удовольствием устанавливал ее вместе с имплантом. Сарат лег на траву и смотрел на девушку из голограммы над парком. — Давно я неба не видел. Только реклама постоянно. Надо в горы как-нибудь съездить. Сказал он себе. Вечером надо в баре подцепить девушку. Заместить мысли о Лили и все. У меня с ней ничего не было значит и забыть получится быстро. Вот если бы мы были близки определенное время тогда да было бы сложно. К мыслям прилепились бы и все чувства, и опыт. Он закрыл глаза и открыл с помощью «уа» папку вечерней тренировки в борцовском зале. — Вечером пропотею хорошо. Не успел он начать просмотр и подключить мышечную память для стимуляции рефлексов. Как сильные удары в живот и горло обрушились на него, и лишили его возможности говорить. Только глухой крик. Настолько сильные удары были. Пять или семь секунд и Сарат видел только черные женские туфли перед ним. – Ну все в машину его и больше никакой силы! Сказал женский голос. — Не забудьте снять все импланты и завтра с утра ко мне в кабинет на допрос его. Сообщите в его офис и отправьте извещение, что он подозреваемый и пусть его не ждут до конца расследования. Она сняла туфли и пошла к своей машине босиком. Сарат видел, как красивая женская фигура в деловом костюме удалялась. Он почувствовал, как теряет сознание.

Глава II

Стоило мне появиться, и опа – ты уже вмонтировал меня в свою картину мира.

«Нейромант»

Уильям Гибсон

Анер, как всегда, после вечерних посиделок с заказчиками уснул с двумя очаровательными созданиями. Он спал в гостинице «SP» у Костодиана. Это его старый заказчик и надежный клиент уже в течение многих лет. Полиция уже была в гостинице и разыскивала Анера Камова. Он же еще спал и чувствовал, что его твердый друг дает понять, что пора отлить или просунуть его в одну из двух дро. В комнате пахло жареным мясом и курительными травами. Монитор на стене у входа уже сообщал о том, что необходимо приготовить свое айди и допустить сотрудников полиции для проверки. Периодически появлялось фото Анера на мониторах гостиницы. Анер не снимал импланты и был все еще в образе пожилого старика. Он знал, что импланты будут держаться более пяти суток. После будет необходима их подзарядка. Шум вокруг обычно не беспокоит если ты всю ночь ублажал свои желания. Костодиан пытался дозвониться до Анера, но его лучший специалист спал и ничего не слышал. Дверь в его комнату вскрыли аккуратно и вошел полицейский в сопровождении двух роботов в черной окраске со знаками штурмовой группы.Командир группы вошел в гостиную и не нашел никого. В спальне он обнаружил старика и двух дро. Обнажённые девушки Дро встали и были готовы к идентификации и после сканирования их отпустили. Анер лежал не понимая, что происходит вокруг него. Травы, которые он вчера курил, усиливали сон и сейчас он летал в своих мирах бессознательного. Командир группы взял руку Анера и про сканировал. На лаптопе у полицейского появились данные Пута Орета пятидесяти восьми лет. Художник. Работает в галерее Ular. Также появились данные о его здоровье и месте жительстве. – Пусто. Не наш клиент. Сказал командир группы. Несколько десятков секунд и в комнате остался только Анер. Шум от присутствия полиции все еще слышался в комнате. Костодиан вошел в номер после того, как увидел, что полицейские покинули номер Анера. Он присел перед кроватью, на которой продолжал спать Анер и осмотрел столик рядом с кроватью. На столике стояла бутылка воды и остатки стейка. Несколько бутылок вина и пива лежали на полу. Костодиан открыл бутылку с водой и плеснул на Анера. — Просыпайся артист! Тебе пора сваливать. Анер удивленно открыл глаза и ощупал лицо. Импланты были на месте все в порядке. – А это ты Кост. Мне нужно что-нибудь от головы. Кост бросил полотенце со стула. — Тебе надо что-нибудь для мозгов. Ты знаешь, что из-за тебя всю мою гостиницу разнесли мусора. Относительно возмущения клиентов я вообще молчу. Анер присев и ища сигареты на столике отвечал медленно.- Да. А что я сделал? Кост включил монитор в комнате. Анер увидел свою фотографию и слова ведущей новостей: внимание разыскивается Анер Камов. Данный кибер преступник долгие годы по данным полиции передавал данные по перепрограммированию дройдов, данные он передавал бандам нижнего или как у нас говорят черного города за большое вознаграждение. Долгие годы господин Камов работал в ведущей компании по обеспечению программным обеспечением космические аппараты. В результате его преступной деятельности банды смогли создать отряды боевых дройдов и использовать их в приграничной зоне Города, в ходе нападения на пограничные посты были убиты шестеро полицейских, так же есть информация что теперь черный город сможет использовать дройдов и программы полученные от Камова, в терактах в нашем городе. После ведущая перешла к новостям о выращенных новых сердцах в мини лаборатории одного учёного. Анер смотрел и не мог понять, что случилось. Вернее, он не понимал весь масштаб катастрофы. Кост курил и решил проверить свои подозрения. За все время знакомства с Пута он замечал в его поведении определённые неестественные для пожилого человека выражения. – Ну и все? Куда ты теперь? Анер начал одеваться. — Ты о чем. Ищут кого-то и пусть ищут. Меня не трогают и ладно. Косту было больше ста лет и уж что, но блефовать он умел. Главное в блефе — это то, чего абсолютно боится жертва и этот его страх должен быть под рукой. – Ну тогда я звоню в полицию. Выдаю тебя и получаю вознаграждение. Он взял телефон. — Сам наберешь? Сказал Кост. Анер секунд пять смотрел в глаза Косту. Этот сто раз прооперированный человек не потерял стального взгляда за свои годы.-Хорошо. Твоя взяла! Это я по ящику. Увлекся я, подумал Анер. Увлекся всем. Говорил ему отец еще в детстве: — Хочешь узнать человека позволь ему все в поведении и поймешь кто он. Это же и сделал Кост. Кост был удовлетворен. Сдержанная улыбка говорила, что теперь Анер в его руках. – Ты знаешь, как ты выдал себя? Кост выпустил дым и смотрел как он создает замысловатые крючки и кружки. – Я увлекся желаниями. Несмотря на Коста ответил Анер. Он практически оделся и закурил. Кост так же со сдержанной улыбкой продолжил. — У тебя яйца непогодам и член. Слишком молодой член. Это сказали девушки. Следов от операции нет. Выносливость не по годам. Следов пересадки нервной системы нет.. Как точка в моих выводах — это твое поведение. Видео анализ выдал что тебе явно не полтинник, над движениями ты не поработал. Но ты отличный спец в своем деле и нам есть над чем вместе поработать.

II

Мари сидела у себя в кабинете и готовилась к допросу Сарата. Монитор на стене показывал новости. Стены были облеплены голог заметками и изображениями. На небольшом столике отдельно от рабочего стояла расставленная шахматная партия Ботвинник-Бронштейн их легендарная двадцать вторая партия за звание чемпиона мира. Мира любила в свободное время погрузиться в мировые разборки шахматного мира. Но только ретро разборки были интересны. Те времена, когда кремень еще не играл с людьми. Сейчас все решают технологии и его начальство. Ещё год назад Мари получила задание от руководства выявить кто именно сливает черному городу коды для управления дройдами и доступом в сеть. В ходе расследования она отстояла цель выявить всю сеть террористов, а не только поимка хакера, который торгует кодами. Мари работала чуть больше пяти лет в отделе расследования киберпреступлений и еще не устала от работы. Годы в «Академии следователей» предложили ей отличные знания, от которых она не отказалась, а жадно впитала в себя все что имело практическое значение. Дело «водяного» как называли на начальном этапе Анера она получила после успешного завершения расследования о шпионаже в управлении «Город». Это дело создало ей авторитет, и она имеет все предпосылки к отличной карьере если не будет серьёзных ошибок. Сейчас Мари используя голограмму рисовала семантику возможных событий, если все пойдет согласно планам. Программа обработки событий выдавала свои варианты для рассмотрения. Мари имеет план использовать Сарата как информатора, он отвечал всем требованиям ситуации. Действия, которые она ранее организовала, должны были сделать из Сарата жертву произвола, которая теряет все и явный виновник в этом Анер. Именно он использовал коды, которые создал Сарат для своих дел. Сам Анер по тем данным, которые есть у нее довольно независимый человек, но такую ценность как ответственность в мужских отношениях он никогда не игнорировал. Из биографии Анера она знала, что, если Анер ошибался, работая в команде, он это всегда признавал и исправлял свои ошибки. До всех мероприятии с арестом Сарата, Мари пыталась внедрить к Анеру девушку дройда. Но Анер как оказалось никогда не заказывал одних и тех же дройдов и вообще никак не поддерживал отношения с дро девушками после одной ночи. Попытки использовать красотку из «Академии следователей» так же провалилась. Она знала, что слабость Анера это женщины и деньги, но против принципов он не пойдет. Осторожность и ответственность в отношениях для него превыше всего. Именно это качество и делало его востребованным. Мари откинулась в кресле и перебирала мысли. – Слабости у каждого есть слабости.Это сработает. Мужчины предсказуемы, а мужчины программисты предсказуемы абсолютно. Их всегда подведет то, что они высокомерны. То, что его не схватили в гостинице, даст ему иллюзию что его методы работают. Значит нам нечего переживать о его новом образе или новой маскировке. По крайней мере пока. Теперь главное, что он дальше будет делать и просто идти по его маршруту. Мари посмотрела на свою левую руку. Искусственную руку. Она ничем не отличалась от настоящей кроме того, что перед сном ее надо было снимать и ставить на зарядку. Рука была напоминанием, что доверие в работе или в жизни это ужасная боль. В дверь постучались и вкатили инвалидную коляску, с различными приборами. На ней была только голова и небольшие сосуды с жидкостью. Все выглядело компактно и ужасно. У Сарата были широко открыты глаза и отеки на лице довольно сильно видоизменили его. Шок еще не прошел. Мари встала перед своим столом с чашкой кофе. — Как вы себя чувствуете Сарат? Она хлебнула кофе и поблагодарила сопровождающего, когда тот выходил. — Ваш вопрос — это издевательство. Почему вы меня просто не убьете? Я не знаю, что я такое. Я просто хочу умереть. Мари привыкла к такому поведению их учили что допрашиваемый должен быть в самой ужасной позиции из возможных. Только в этом случае из него можно вытащить всю информацию. – Я, конечно, не могу понять ваши чувства. Но ведь сами виноваты. Ваши коды используют банды черного города и из-за них погибли полицейские. Вы писали им программы теперь они могут устраивать теракты и проникать в нашу сеть. Ваши импланты подтвердили маршруты ваших работ в сети. Цифровые подписи все ваши. Сарат закрыл глаза и буквально хотел кричать. Но не мог и от злости говорил только хрипом. — Что такое вы говорите? Покажите доказательства! Где мои личный адвокат. Мари улыбнулась. — Какой адвокат? Если гражданин проходит по статье терроризм. Он лишен любых прав и в интересах следствия нам разрешено использовать все методы для предотвращения возможного теракта. Мари говорила спокойно и безразлично. Сарат начинал эмоционально взрываться. – Ничего не понимаю. Блядь убейте уже меня чем делать из меня тумбу. Сарат был на пределе. Какой терроризм? Что за блядь глупости! Кричало у него в голове. Слезы стекали по щекам, и безысходность убивала психику Сарата. Говорить он просто не мог из-за переизбытка эмоций. – Вы курить хотите? Не дождавшись ответа Мари прикурила сигарету и присела рядом с головой Сарата. – Главное это возимо понимание. Она дала затянуться Сарату, и датчики начали возбужденно издавать явно сигналы о чем-то нехорошем. – Еще затяжку и еще. Вот отлично. Если вы согласитесь на все наши условия. Вам вернут все и тело, и вашу прежнюю жизнь. Главное для нас сотрудничество ….

17.11.2022
Прочитали 47
Atir2020 Tamerov

— Для Атоса это слишком много... А для графа Де ла Фер — слишком мало...


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть