«Иногда человек тебе такнравится, что ты решительно на можешь смириться с тем, что возможно на следующей остановкеон навсегда уйдет из твоей жизни,ведьты так привязалсяк нему всегозанесколько остановок. И тогда твой удел фантазия. Надежда накакое-тобезумное, неожиданное решение вопроса. Например — брошенная записка. Или вы выходите на одной станции и долгое время идете в одном направлении. В метро как-то не принято так себя вести, здесьне выходитзнакомиться,слишком мало времени и ты просто не успеваешь придумать план. Человек выходитна станции,бросая на тебявзгляд, полный сожалений. Типа будь мы в другой ситуации, все могло бы случиться, но извини — мы в метро»

Подземка встретила меня запахом сырости и влажной штукатурки.Ядаже замедлился и сделал несколько вдохов. Теперь, когда метрополитен перестал быть диковинкой для «туристов» изокрестныхгородкови пригорода, запах влажных стен исчез из метро, словно не смог пережить, что люди теперь не замечают его. Люди перестали видеть метро.Они ездят из конца в конец,стройнойтолпойвыходяна нужных станциях и совершенно не замечают его. Красивые станции, куда вложеностолькотруда, стремительный поезд скользящий, страшно сказать, в тоннеле под землей, движущиеся лестницыэскалатора, что поднимают вас наверх. Все это перестало быть диковинкой и дух метро исчез, а с ним исчез и запах влажных стан. Но сегодня он здесь.

Конечно я понимаю, что мнителен, никакого духа метро нетвпомине. Просто вот уже несколько дней подряд льет проливной дождь. Погода при этом очень теплая и влагапроникаетв тоннели,насыщая все вокруг,думаю в этом весь секрет запаха. Он никуда не исчезал, просто затаился, спрятался в тумане из запахов людских тел, машинного масла и моющих средств, которыми полируют стены и пол станций.

В ожидании поезда я слонялся по станции туда-обратно, вдыхая любимый аромат, пытаясь надышаться впрок. Люди лениво подтягивались на станцию. Некоторые, особо торопливые, заглядывали в тоннель, словно соревнуясь кто первый разглядит огни выезжающего изтемнотыпоезда. С какимудовольствиемони отступали назад, когдаяркие точки вспыхивали во мраке, а затемразгоралисьвсе ярче по мереприближенияпоезда кстанции.

Поезд недовольно лязгнул колесами,сетуяна тормоза, заставившие его замедлиться. Мне в голову пришла забавная мысль — как бы нибыли совершенны механизмы, построенные человеком, все же в них нет души, нетсвязующего материала, что заставляет отдельные, такие разные части, быть единым целым и работать сообща. Поезд не останавливается покорный воле нервной системы, здесь один механизм борется против другого механизма. И пусть они находятся внутри единого тела, все же они лишь самостоятельные, отдельные механизмы кое-как уживающиеся внутри одного большого. И их вечное противостояние и противоборство лишь еще быстрее разрушает механизм. Воистину человек в состоянии создавать лишь монстров.

Двери вагона открылись и я вошел внутрь. Люди торопливо вбегали за мной, обтекая ручьем. Каждый из них норовил занять отдельную скамью и сесть на ее краю, лишь бы хоть с одной стороны быть отгороженными металлическим поручнем от других людей. Я прошел в середину вагона и сел насвободное место. Движение успокоилось.Всесидели в ожидании когда вагон тронется. Обычно минуту. Назойливоеерзаниена месте, крутящиеся головы разглядывающие соседей, все этораздражаломеня.Почему?Толпа. Онивсеудивительным образом похожидруг на друга. Усталые, угрюмые, скучные лица. Тщательно подогнанные маски и образы. Кто-то изображает крутого мачоили интеллектуала,кто-то гламурную даму, принцессу-недотрогуилиотбитую развязную хабалку.Сборищеярких «индивидуальностей», неотличимых друг от друга. Как вывыбираетена кого смотреть? Вы ловили себя на мысли?Что есливысознательно посмотрите накаждого,без исключения,соседа по вагону, а затем позволите взгляду лениво блуждать?Вы обнаружите,чтонабольшинство пассажиров вы ине взглянете. Они удивительным образом сливаются для вас в единую массу ипропадаютиз видимости. Ваш взгляд будет скакать междудвух-трех,реже пяти пассажиров почему-то запавших вамв душу. Почему вы выбрали их? Они не всегда красивы и уж точно вы не выбрали ихпо одежде.Вас вообще не тревожат этиподробности.Что заставляет вас смотреть на них? Может онинесут в себечто-тоблизкоевам? Может вы внутренне похожи? Может потому, что за «фасадом» вы видите что-то еще, кроме принятогоимиобраза. Может как раз отсутствие образа влечет вас и вы можетерассмотретьживого человека, такой кристально чистый, редкийтеперь вид.Вам интересна его мимика, вы способны читать малейшиеэмоциина его лице, живом лице. Вы чувствуете его настроение.Вокруг такихлюдейне было ия чувствовал, что с удовольствиембыоказался подальше отсюда.

Яуставился наобъявления, расклеенныена стенах вагонов. Интересно, они приносятхотькакую-то пользу? Я так ни разу и не позвонил ни по одному из сотен телефонов написанных на стенах. Сколько таких-же как я? Думаю много.Авообще,ялюблю разглядывать эти рекламные листки. Они яркие, такие жизнерадостные. Тот кто придумал размещать рекламу здесь, безусловно страдал так же как и я.Он решил извлечь из своих страданий пользу. Люди впереполненном вагонев течении получасанаходятсяподпристальнымивзглядамипосторонних, не всегда доброжелательных, частенько совершенно безумных пассажиров. Люди любят заглянуть к соседу, проверить как там у него. И все они смотрят,разбираюттебяпо косточкам, ты вдруг привлекаешь их внимание. Раньше я страдал от этого, каждая поездка в метро была испытанием сотнямиоценивающих взглядов которые ты должен выдержать за правои возможностьбыстро доехать до нужной станции. Позже я пересталборотьсяс этим, перестал отвечать взглядом каждому самцу который метит территорию так, словноне замечаетвокруг десятки таких же самцов занятыхтем же. Страшно представить, что было бы,рухнив один миг стена из моральных запретов, законов и традиций. Сначала я устал бороться, потом нашел свою борьбу глупой, потом стал глазеть на пестрые листки на стенах. Да, отличная мысль — реклама не стенах вагона. Отличная мысль, чтоб не видеть людей вокруг тебя, чтоб на время забыться…Впрочем все же не уверен отличная ли она, чтоб продать товар…

Поезд вздрогнул и тронулся, медленно через силу набралскорость, как старый мул. Народу в вагоне было не много, были даже свободные места. Через несколько станций все изменится и вагонзаполнится до отказа. Это кстати второй хороший способ не смотреть на людей. Если перед тобой частокол из пестрых куртокипальто, с заплатками в виде портфелей,изящныхи не очень дамских сумок, накинутых на плечо рюкзаков, то тебе просто некуда смотреть, и ты всю дорогу можешь пялиться на чью-то обувь или интересную пуговицу на куртке. Кто-то сказал, что о человекеможно составить впечатление по его обуви.Воистину. Обувь то, что не просто говорит о вас, оно вопиет. Начищенные, но тусклые, идеально чистыеистаромодные ботинки — человек консервативен,он застрял в прошлом и ему там тепло и комфортно. Кажется эти же ботинки он носил в золотые годы его молодости. А сейчас что? Все эти пестрые кроссовки, безумных цветов и фасонов. Ну уж нет. Гораздо приятней такие старые, такие знакомые ботинки. Ты ничем не рискуешь, они одинаковобезликоподошли бы к любому старомодному костюму илисвитеру, к рубашке заправленной в брюки.

Или вот туфельки. Девушка, вся такая роскошная, строгие манеры, неприступна, безупречный макияж. Ни одной лишней детали, законченный образ, ты не можешь отвести взгляд, но ибоишьсязадержать его надолго, разглядываешь ее осторожно,исподтишка.Но только пока ее нескроетстройный людской ряд. И вот ты видишь только ее туфли. Они модные, стильные, ночто это? Одно неловкое движение икаблук, такая важная, буквально создающая весь образдеталь,всегона пару миллиметров отстает отподошвы. Или, внимательно приглядевшись,замечаешьпредательскую трещинкукожзаменителяили облупившуюся краску.Тогдавсе впечатление испаряется и перед тобой очередная самонадеянная особа, все средства которой уходят на поддержание безупречного макияжа.

Иеще много примеров: все эти босоножки не по погоде, илинеряшливо-грязные белые подошвыв сочетании сбезупречно чистым верхом ботинок. Мой вам совет, собираясь в переполненное метро — оденьте лучшую свою обувь,или наплюйте на все, перестаньте нести в себе какой-то образ.

Поглощенныйсвоими мыслями, я не заметил как мы доехали доследующейстанции.Открывшиеся дверипрервали мои раздумья.Ввагон вошлонесколькочеловек. Я не нашел в себе сил, чтоб их разглядеть. Двери закрылись,аявернулсяк своим мыслям. Взгляд мой лениво блуждал по стенам, лишь время от времени,вскользь, как бы невзначай, останавливаясь на лицах других пассажиров. И вот, в который раз пройдя по верхнему ряду объявлений, я опустил взгляд и увидел девушку.Язамер.Зажатая между другими пассажирами, она при этом, кажется, совсем не страдала от этого,будто ее и вовсе здесь не было.Она ушла глубоко в себя,аее задумчивый взглядбыл обращенскореевовнутрь, что позволило мне бессовестно разглядывать ее. Надеюсь в моем взгляде не было ничего животного, а впрочемпосторонниевсегда видят то, что хотят. Я наглолюбовался ей, вопрекисвоемуобыкновению не задерживать взгляд надругом человекебольше одной секундыили даже вообще смотреть сквозь.Девушка была красива. Я не большой специалист по пропорциям и всему таком,но у меня есть свое,особое,внутренне ощущение красоты,котороеразделят не все. Явовсене из тех, кто назовет непривлекательную девушку красивой за ее редкой красоты душу и богатый внутренний мир,ивообще главное доброта.И в то же время я, за редкими исключениями, соглашусь с общепризнанными эталонами женской красоты.Но эта девушка была действительно хороша.Одета не броско, но со вкусом.Я посмотрел на обувь. Оригинальные, самобытные, те самые идеальные ботиночки, зорким взглядом замеченные из тысяч похожих,ипропущенныхдругимипокупателями. Сделанные словно на заказ, такой оригинальной модели я еще не встречал в вагонах метро. Эта мысль насмешила меня. Девушка все больше меня интриговала. Любопытно, чем она занимается. Может студентка, выглядит молодо. Хотя это не показатель.

Девушка почувствовалавзгляд и повернулась в мою сторону.Она смотрела осторожно, немного неловко, словно не до конца уверенная в том, что почувствовала и так же как я не желалавстречаться взглядом в другими пассажирами. Я резко отвернулся и сделал вид, что читаюкакое-то объявление. Подумал, что нарушилсвои жеправила для метро и увлекся.Непозволительная роскошь.Теперь не нахожу себе места. Взгляд упорно тянетв ее сторону. Я силюсь иудерживаюего на стене вагона. Пытаюсь найти картинку поярче. Не выходит. Украдкой, словно невзначай, бросаю взгляд на нее. Какое же милое личико. Легкий румянец теперь наее щеках. Не показалось ли? Отвожу взгляд чтоб не быть пойманным с поличным. Делаю дежурный осмотрдругих пассажиров, чтоб отвернуть голову в другую сторону. Осматриваю пару лиц, на которые обычно и не взглянул бы. Они небось не представляют как им сегодня повезло. Они стали частью моей игры — не попадись. Удивительно скучные лица, удерживаю на них взгляд и понимаю — так только хуже. Как глоток свежего воздуха мне теперь нужен взгляд на ту девушку. Снова смотрю на рекламные листкина стенах. Немного полегче. Так, снова пора. Словномимоходом, бросаю взгляд нанееи о чудо, онабыстро отводит свой. Попалась.Похожеонатоже наблюдает за мной. Теперь ее румянец заметен, мне не показалось. Я снова осматриваюнезнакомых мне людей. Удивительнои смешно,ноя не хочураскрыть, чтомне интересен один-единственныйчеловека во всемвагоне. Кажется мне неудобно перед всеми этими людьми, что они все мнесовершенно, до тошноты, не интересны. Не хочу им прямо об этом заявлять.

Немного отступаю, делаю вид, что сосредоточено смотрю что-то в телефоне. Кстати тоже хороший способ не замечать людей, нослишком сильный.Еслизлоупотребить им, то можно вообще перестать замечать абсолютно все. Лишь изредка приходя в себя от телефонного дурмана. Что-то листаю в телефоне, но совершено не отражаю, что открываю все приложения подряд. Все мои мысли о том, как быулучить момент, чтоб наши взгляды встретились.

Кажетсяейнравитсямое внимание, онавыглядит польщенной. Какое неудачное слово, такоевульгарное, оно совершенноне передаетнирадость, ниощущение. Стерильное какое-то. Больше подошлобы —свечение. Девушка словно светитсяизнутри. Легкая,смущеннаяулыбка не сходит сее лица,авзгляд кажется ищет встречи с моим,но скромность противится.Мы как дваподростка,неспособные признаться себе,чтоискравспыхнула.Не способныенайти собственный язык чувств. Наощупь подбирающие знаки, тончайшие намеки,способныевызватьотклик.Мы жаждем взглядадруг друга, но не можем свести их.То она опускает глаза и ялюбуюсьее лицом, то я отвожу взгляд и чувствую, чтоонасмотритна меня.Решаюсь.Будусмотреть пока не дождусь ответного взгляда.Так и делаю. Терпеливо жду. Оначувствует мойвзгляд, ностарательноне смотрит в мою сторону. Наконецне сдерживаетсяибросает короткий ответный взгляд. Какие прекрасные глаза, чистыеиживые.Ей немного неуютно, ноглаз онане опускает.Доли секундкажутся вечностью. Кажется через наши взгляды проходит невероятная энергияимы не в силахсовладать с ней.Обессиленные, мыразводимвзгляды.Какое-то время,мы, погруженныев свои мысли, наслаждаемсяи переживаемновые для себя чувства, и ощущения.

Пока она не смотрит в мою сторону, я пытаюсь рассмотреть ее как можно лучше. Она чувствует мой взгляд, но терпеливопозволяет мне продолжить.Лишьнеловко поправляет непослушную прядь, заправляя ее за ухо. Она разглядывает вагон,очаровательно и немного картинно вытягиваюшею. Отраженный свет блестит на ее скулах.Я глупо любуюсьей. Кажется она флиртует со мной,подставляя свету самые выгодные свои черты. Отвожувзгляд,глазею на рекламные буклеты. Теперь ее очередь. Какой же я самодовольный болван. Я позволяю разглядывать себя, как будто кому-то может быть интересно разглядывать мою физиономию. И все же, в тайне я надеюсь, что она украдкой смотрит на меня.

Поезд подходит к очереднойстанции и открывает двери. Вереница людей заполняет вагон. Между намивоздвигается неприступнаядля взгляда стена. Холодная паника охватывает меня. А что если на следующей станции она сойдет?Что если это ее станция и ейпридется выйти, пусть даже через силу. Но чего ради ей оставаться, ехать из глазеть друг на друга всю дорогу?Что если я больше никогда ее не увижу? Я смотрю сквозь людей,раздраженно морщась.Пуговицы, сумки, руки в карманах, часы назапястьяхи тела, тела, тела. Онимерно покачиваются, переступая с ноги на ногу,и в эти моменты между них возникаютпрорехи.Я смотрю сквозь эти щели, яищу такой милый мне взгляд. И вот я вижу ее. Долю секунды. Затем вагонпереваливаетсяи проход закрывается.Монотоннаякачкавагонатеперь становится моим ритмом. Яжду пока откроется проход, чтоб снова устремить туда свой взгляд. Поезд приходит на следующею станцию.Большая компания студентоввыходит из вагона, слышу их оживленную болтовню,по ней их всегда легко отличить.Теперьпара приятелей, разделенныетолпой в вагоне, могутснова сойтись, а я снова могу ее увидеть,наши взгляды встречаются. Я вижу в ее глазах облегчение и радость. Она снова отводит взгляд — игра продолжается. Не забывая смотреть на других пассажиров ирекламу,яснова и снова бросаю осторожные взглядына нее. Она отвечаетвзаимностью.В темоменты,когда я не смотрю, я чувствую,чтоона смотрит на меня.

Что-то примешивается, пытаюсьпонять,что? Кажется здесь есть другие внимательные пассажиры. Просто ястребы. Вижу как одна женщинанахально глазеет на нас. Она все понимает, это видно по ее бесцеремонному взгляду и плотоядной ухмылке. Волна недовольства охватывает меня. Я раздраженно отвожу взгляд. Долго не смотрю на девушку.Оказывается в переполненном вагоне метро, тоже можно нарушить интимность момента.

Проезжаем еще пару станций. Я немного оттаиваю и прихожу в себя.Вконце концов, кому какое дело до того, кто мне нравится и что я делаю. Плевать я хотел. Надва долгих перегона между станциямилишил себя удовольствия обмениваться взглядами с привлекательной девушкой. Снова смотрюна нее,но видимо мой взгляд еще отравлен досадой идевушка встревожена. Резко перевожу недовольныйвзглядна ту тетку и несколько секунд злобно и надменно сверлю ее.Затем смягчаю взгляд и снова смотрю на девушку. Она тоже смотрит натутетку и кажется все понимает.

Люди заходили и выходили из вагонов,а мы продолжали переглядываться. Подспудно я гнал от себя мысль, что скоро моя станция. Может мне стоит подсесть к ней?Не вариант, место около нее занято.Можновстать перед ней. И что дальше?Да инависать над ней, разглядывая, будет неловко и мне, и ей. Вся мояуверенностьулетучилась на этом шаге. Что я ей скажу? Стоит ли вообще заводить разговор? Может имеет смысл поехать с ней и выйти на той же станции? Возможно, следуя за ней, я найду возможность как-то обратиться к ней, завязать знакомство. Следуя — это уже преследование какое-то. Время нынче странное. Может она неверно истолкует мои намерения. И вообще, с чего это вдруг я заделался в ловеласы. Сегодня я совершенно не готов знакомиться с незнакомками. И кроме того, вообще-то у меня дела, я еду на работу. На это у меня совершенно нет времени. Я отвел взгляд в сторону. На душе было паршиво. Зачем я вообще полез в это, сидел бы себе и глазел на рекламные наклейки. А может девушка ждала, что я сейчас сделаю вот так… как так? Эх, знать бы чего она ждет. Вообще, говорятэтопросто, нужно быть собой и чем способ проще, тем ондейственней. Так кажется теперь принято считать? Но девушка выглядит такой изысканной, такой очаровательной. Что если я не произведу на нее должного впечатления. А впрочем, чем я рискую? Черт, рискую тем, что не узнаю ее, из-за одной неловкой фразы, жеста, глупой оплошности. Но если не рискну, не узнаю еенаверняка. Может все же рискнуть? Ну уж нет, хватит. Не стоит морочит ей голову.Отвернусь, сделаюлицо как у других пассажиров и больше не взгляну на нее ниразу. Да, очень хочется, но зачем разжигать в себе и в ней какой-то надежды. В конце концов, это так не работает. Есть бары, есть клубы.Чтоб знакомитьсялюди ходят туда. Ну парки и скверы наконец, а здесь, в метро, какая пошлость. И вообще, с чего я взял, что она хочет познакомиться? Может она едет на экзамен, или на важное собеседование, или проведать больную бабушку. Может ей вообще сейчас не до всего этого. А тут я, со своими гормонами и амбициями. Тоже мне герой. А может у нее кто-то есть? Об этом я не подумал.Определеннокто-то есть. Такая красавица. Их «расхватывают» самыми первыми. Нет, определенно не стоит знакомиться, с самого начала эта идея мне не нравилась. Но ее взгляд, он до сих пор не лезет из головы. Зачем она на меня так смотрела? Кажется мы были на одной волне, мои взгляды находили отклик… А может я просто мнителен? Напридумывал себевсякого. А девушка просто была вежлива и отвечала улыбкой на улыбку. Я запутался…

Резкое, неприятноезамедлениевагонавырвало меня из раздумий. Поезд нервно тормозил, словно подливая масла, в огонь закипающего во мне раздражения. Я поднял глаза и увиделтудевушку. Она стояла надо мной и слюбопытствомнаблюдала. Что-то уютное было в ее взгляде, что-то теплое и игривое. Я не отвелглаза, я словно в последний раз пытался насладиться волнующим меняобразом.Наверно в этот момент я выглядел глупо и беззащитно, но пожалуй самого искреннего и восхищенного взгляда у меня в жизни не было. Кажется,она судовлетворениемподняла подбородок и перевела взгляд на дверь.Створкис шумом разъехались и она шагнула на станцию. Острые иглы сожаления пронзили мои внутренности. Ошарашенный, я сидел не в силах шелохнуться и тут до меня дошло — почему я до сих пор сижу? Я соскочил с кресла и рванул к двери. Только лишь для того, чтоб со всего размаху хлопнуться об сомкнувшиеся двери. Я искал ее взглядом в толпе, чтоб хоть раз,еще хоть раз увидетьее ускользающую тень. Поезд, резко дернувшись, тронулся. Я, едвадвигаяна ватныминогами, прошел к своему месту и сел.

— Молодой человек — я даже ухом не повел. Кому может быть какое дело до меня. Это точно не ко мне.

Молодой человек —прозвучал настойчивый голос. Я посмотрел в сторону откуда звучал голос. Та тетка, которая так нагло изучала меня, теперь снова обращалась ко мне. Я ответил ейустало-вопросительнымвзглядом.

— Молодой человек. Вы что-то обронили — продолжила она невинным и вполне доброжелательным тоном.

— Это не мое — устало ответил я. Шум в вагоне нарастал со скоростью и мне не хотелось продолжать этот спор повышая голос.

— Да, ваше, ваше. Я уверена — улыбнулась тетка.

Что за чушь. Я осмотрелся вокруг. Ничего. Тетка указала мне под ноги. Я наклонился и увиделпод ногамисмятый клочок бумаги. Я,внедоумении,уставился натетку. Она кивнула в ответ. Я развернулего. Моесердце бешенозаколотилось. Навырванной из блокнотастраницебылнаписан телефон. Волна жара обдала меня, кровь прилила к голове. Я поднял глазана тетку, онадовольная уставиласьна меня. Вот же внимательная… Я подавил резкое словцо. В ответ же, ясдержано и немного виноватокивнул, а она, расплывшись в улыбке, состроила язвительнуюгримасу.Видимо на лице у меня и правда все написано. Не в силах дождаться своей станции я ерзал как на иголках и как только поезд остановился, я пулей вылетел из него, и рванул вверх, к выходу в город.

Вылетев из метро, я достал телефон и вдруг, вновь парализованный внезапной мыслью, замер. А что если сейчас не подходящий момент? Может лучше собраться с мыслями и все обдумать? Кажется вечер более подходящее время для таких звонков… Неожиданно для себя, я резко шлепнул ладонью по щеке. И слегка обескураженный, и немного возмущенный собственной дерзостью, набрал номер с клочка бумаги.

— Привет — услышал я, когда пауза между гудками стала мучительной.

Внезапно я почувствовал себя очень хорошо, я вновь стал собой.

Привет — ответил я в трубку.

0
20.05.2020
62

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть