Мы вошли во двор с обычным стареньким деревенским домишком из посеревших от времени брёвен, с, сколько то ни было, резными зелёными рамами. 

Навстречу нам вышла красивая девушка с длинными шатеновыми волосами в серой футболке, одетая в джинсовые шорты, нейлоновые чулки. Это была Аня. Я по ней с ума сходил. Прямо как Бо по своей подружке детства, надеюсь, я стану таким же крутым, как он.  

— Опять привезли? — расстроено проговорила она. 

— Да. А что? — спросил Лёха. 

Я только сейчас обратил внимание на то, что он был в джинсах и простой фланелевой рубашке, под которой была его видавшая жизнь доставщиков самогона, бежевая футболка 

— Как этот пиздец напьётся, так всё. Извините, но надоело. И как ты только пьёшь это, Лёш? — довольно злобно проговорила она. — Ладно, ставьте сюда, раз привезли. Вот деньги. 

Она протянула нам потрепанные купюры и горсть мелочи.  

— Деньги, это всё, что вами движет? — спросила она. 

— Им. Для него, понимаешь, преступление быть девственником больше недели. — сказал я, указав пальцем, как маленький ребёнок, на Лёху. 

Она слегка покраснела. Мысленно я кричал «ммм» и пинал себя под зад, за то, что знаю, почему она смущается. И желание пристрелить Лёху Геннадичевской двустволкой, вновь начинало набирать позиции. 

— Много хоть берёте за один рейс? 

— Ну, когда как. Тут мы всего две поллитровых банки за сотню. А этих банок у нас обычно, блин, Вась… 

— Мне пофиг, развожу, а барыжишь ты. Ты же считал 

— Да не помню… 

— А тебе сколько платят? — спросила Аня. 

— Двадцать пять процентов.  

— Это получается… 

— Да. За пару дней, скрипя зубами, могу три-четыре шутки наскрести. 

— Ого. А можно с вами покататься, а то, надоел мне этот дед. Щас припрётся в хламину, и на радостях, увидя ещё, закидается настаёт лютый… Поэтому, и бабушка ушла к подружкам. 

— Хмм… Ну, не думаю, что… 

— Поехали. — перебив Лёху, сказал я. 

— Вась. 

— Твоя машина?- усмехнулся я. 

— Ладно.  

Аня предупредила бабушку по телефону, и про деда не забыла: позвонила. Потом, когда мы вышли, она закрыла калитку и мы все уселись в машине. Не знаю почему, но я очень сильно привязался к этой тачке. 

Я снова включил Spyderbait и сорвался с места. После этого Аня сразу пристегнулась, а вот Лёха, спокойный, как дохлый лев, расслабленно положил руку на дверь так, что локоть немного выпирал. Потом я, ради Ани, сбавил скорость, потому что хоть и на предстоящем участке ям разной глубокости, лужи и подобной мелочи хотелось потрясти Лёху, но решил, что не стоит. Мы спокойно и медленно, аки черепахи, проплелись через это место, потом выехали на асфальтированный участок и подъехали к следующему дому. Лёха просто отдал банки мужику с довольно видным пузом, слегка заплывшем лицом, и забрал у него наши деньги. Лёха и их спрятал в свою коробочку, гладкую снаружи. а изнутри которая была отделанная дешёвой тканью, что бы деньги не испортились: не запачкались там или ещё что-то. Обычно, он носил большую сумку, куда складывал выручку, но иногда забывал, где она, а коробка всегда почему-то лежала у меня в бардачке. 

Деревенские дороги до скукоты пустые, по крайней мере те, которые не связывают одну деревню с другой, или городом. И как правило, основная масса людей ездит мимо магазинов. Да и всё. 

Аня был молчалива, даже подозрительно. Я посмотрел в зеркало: она тихонечко устроилась на сидении и уснула. Нет, не легла, хотя была такая возможность, она просто сидела и спала. 

По дорогам обычно колесили всякие «девятки», «восьмёрки», «семёрки», «буханки», старые тойоты, несколько внедорожников, и чуть больше кроссоверов, и классика : тарахтящие-пердящие заниженные «приоры». И ещё довольно много «грант». Много для деревни. И обязательно «красненькие машинки», как я их ещё называю. Изредка, бывает, проедет «патриот». 

Потом мы снова съехали с асфальта на обычную грунтовую дорогу. Потому что лёгкое — доставка в этой деревни — закончилось. Остаётся только окрестные деревни. Но до них доберись. Вот, сейчас мы едем по таким ухабам, что Аня проснулась. 

— А где мы? 

— В соседнее царство потребителей. — сказал я. — Но не долго. Пару заказов отвезём. Там мужики нас не любят. У нас осталось-то. Снова до Лёхи перется не охота, заедем сначала на пляж? 

— Можно. 

— Э-э-э… 

— Раздолбаи голоса не имеют. Надоело мне колесить из места на место. Просто минут пятнадцать свежим ветерком насладимся, камни пошвыряем в воду, а то спина заболела от этой тряски. 

— Ну да. — согласился он. 

— А почему вас там не любят? — спросила Аня. 

— Ну… — я посмотрел на Лёху. — Понимаешь, нам лучше бы там не появляться. 

— Лёша? — спросила она.  

— Ну чего Лёша сразу. Там люди настолько закостенелые. 

— Не поняла. 

— Он любит на редкость окольными путями намекать. — сказал я. — Лёха, сковородку приготовил? — хмыкнув, спросил я.

0
20.08.2020
avatar

Пишу для себя.
Внешняя ссылка на социальную сеть
56

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть