Как девятиклассник Костя познакомился с одним петербургским котом

Прочитали 49
12+

— Как, скажи мне, как ты собираешься сдавать ОГЭ? Ты даже не стараешься! — Людмила Александровна, учительница по русскому языку и по совместительству классная руководительница Кости, снова была очень недовольна его результатами пробного экзамена и снова выражала это в крайней форме перед всем классом.

Женщина она была хорошая, но слишком уж боготворила свой предмет, думая, что знание русского и чтение стихов по памяти — два единственных навыка, которые понадобятся человеку в жизни. Процитируй Чацкого — и должность мечты (учёный и лауреат Нобелевской премии в области физики, может быть) у тебя в кармане!

— А чтобы сдать ОГЭ, надо сначала устный экзамен сдать, — с насмешкой прокомментировал один из одноклассников Кости. Костя встретил его взгляд, но тут уже уставился в клеточки тетради, поджимая губы. Сзади кто-то тихо рассмеялся. Откуда вообще было Людмиле Александровне знать, старается он или нет? Как будто это она проводит с ним три дополнительных часа в неделю, занимаясь чтением и написанием сочинений по шаблону!

На самом деле, Костя всей душой ненавидел русский язык и литературу, но не то что бы у него был выбор. Родители сказали: «Надо», — и он просто смирился. У него не было таланта разговаривать, как Ленин, и писать сочинения, как Толстой. Иногда ему (и его маме) казалось, что у него какой-то врождённый синдром косноязычности, потому что не может нормальный человек говорить такие глупости с таким серьезным лицом!

Прозвенел звонок, и Костя, бросив учебники и тетради в рюкзак, поплелся к выходу из класса, ловко лавируя между одноклассниками. Его мучили досада и зависть по отношению к большинству учеников, ведь они после шести уроков шли домой и отдыхали, посвящали свое время хобби или питомцам, а он… У него даже кота не было! И он был вынужден, быстренько перекусив, ехать к репетитору на другой конец города, чтобы в очередной раз разобрать кейсы, написать ещё одно сочинение и, самое ужасное, обсудить успехи, а точнее — их отсутствие. Однако одно обстоятельство грело его душу: он заменил примитивный сюжет и систему заданий модификации «Тень Припяти» для «S.T.R.A.N.G.E.R», и эти улучшения снискали признание на форуме других поклонников их общей музы. Да, его правки баланса для модификации «Pain» тоже были приняты достаточно тепло, но то была работа совершенно другого масштаба! Костя решил обязательно отблагодарить Витю – единственного одноклассника, который не присоединился к всеобщему бойкоту и написал ему весь текст.

***

Конечно же, первое, о чем спросила Костю мама, когда он вернулся на обед домой, — это результаты пробного экзамена.

— Как-как, — недовольно вздохнул Костя, снимая с себя верхнюю одежду, — порог не прошел. С тестами нормально, но сочинение оценщикам не понравилось. — Голос его звучал немного глухо из-за открывшегося крана. Намыливая руки, он слышал, как мама грустно вздохнула, а папа, наверняка сидевший на привычном месте у окна, звякнул по столу ложкой.

— И за что мы только платим Антонине Эдуардовне, — послышался его низкий голос с нотками недовольства.

— Толь, ну ты же знаешь, что без её услуг он бы и таких баллов не набирал, — попыталась успокоить его жена, наливая в чашку чай и тоже садясь за стол. — Ешь пряники.

— Да сдам я все, — буркнул вышедший из ванной Костя и, опустив глаза в тарелку, принялся обедать.

— Сдашь, а как же. Сегодня посидишь без компьютера, ладно? Тебе надо лучше подготовиться.

***

Антонина Эдуардовна жила в историческом центре города. Дома, улицы, прохожие — все здесь отличалось от остальной части города. На выходе из метро не чувствовалось этой суеты остальных районов, не было ощущения, что ты муравей в огромном муравейнике, где каждый занят своим делом, и лишь ты ходишь какой-то неприкаянный. Здесь было спокойно, гуляло много котов — и два этих обстоятельства хоть как-то скрашивали бесконечный водоворот букв, запятых и книжных героев.

Конечно же, Антонина Эдуардовна, как и мама с папой, как и учительница очень огорчилась результатам пробного экзамена и мучила Костю, как ему показалось, в десять раз сильнее разными вопросами, темами, а потом ещё и тренировкой устного русского, от которого он устал особенно сильно. После шести уроков и грустного дня последнее, что хотелось, — сидеть и читать вслух отрывки из рассказов, пересказывать их, рассуждать и вести диалоги. Почему никто не хочет оставить его в покое? Он так устал…

— Константин, а теперь давайте рассуждение о сущности долга. Какой бывает долг, у кого, какой долг лично у тебя.

— Ну… — тяжело вздохнул Костя.

Честно говоря, у него не было вообще никаких идей на этот счёт, потому что он искренне верил в то, что социальными долгами обременен только он. Все вокруг ему твердили, что он должен хорошо учиться, должен усерднее заниматься, должен читать «настоящую литературу, а не эти современные байки», должен ложиться спать до одиннадцати вечера и ещё много-много всего. Да, такие рассуждения репетитора точно не порадуют.

— Антонина Эдуардовна, а давайте лучше я вам картину распишу, — предложил Костя, устало опираясь головой на руки. Описания всегда казались ему более простой задачей, да и картина выглядела не то что бы сложной…

— Ты хотел сказать «опишу»? Описание картины… — промычала Антонина Эдуардовна, поправляя очки на переносице. — Тебе все равно надо отработать все варианты, чтобы быть уверенным в силах, ты же знаешь это, — она посмотрела из-под вновь съехавших на кончик носа очков добрым взглядом, а после опустила глаза в сборник. — Давай вот эту.

«Здесь мы можем увидеть двоих мужчин в поле. Рядом с ними на поводке стоят собаки, а на плечах у них висит по ружью. Вдалеке видно убегающего зайца или кролика. Скорее всего, они охотятся на кроликов ради шкур», — рассуждал про себя Костя. Сюжет охоты, ничего сложного.

— Ну, давай, — подбодрила Антонина Эдуардовна.

— Здесь двое мужичков задумчиво смотрят вдаль с пистолет… Ой, с ружьём наперевес. Рядом с ними — собаки на поводке, а вдалеке бежит какая-то дичь. Ну то есть не дичь, а будущая добыча. Ну короче они пришли подстреливать шкуриков. Ой, уф… Охотиться на… кроликов.

***

Город встретил расплывшимися ореолами фонарей и прохладным ветром. Костя надел наушники и убрал с паузы аудиокнигу, которую слушал по пути к Антонине Эдуардовне. Низкий мужской голос продолжил рассказ на том месте, где остановился в прошлый раз. На секунду Костю бросило в дрожь, и он подумал, что включил что-то не то, потому как в звучащих строках он узнал сотни раз «препарированного» и исследованного до каждой запятой Достоевского с его давящим стилем. Желание скорее остановить воспроизведение исчезло, когда он осознал, что всего лишь дошел до части с описанием произведения клона писателя. Да, он ненавидел литературу в школе, потому что каждый раз наслаждение произведением превращали в бесконечный анализ причин и копание в переживаниях автора, которого никто никогда знать не знал. Но всю остальную литературу он любил, а особенно любил слушать аудиокниги по пути домой. Это был его личный ритуал, помогавший отвлечься, расслабиться после не самого удачного дня и избавлявший от тревожных мыслей о предстоящих экзаменах и неясном будущем.

Этот вечер был исключительным: тревожность его не покидала, и от нее подростка даже начинало потряхивать. К счастью, подъезжал трамвай (вторая любимая вещь Кости), так что он, немедля, вошёл в него. Сквозь наушники послышался стук железных колес по рельсам и потрескивание электричества. На удивление в салоне практически никого не было: кондуктор, сложив руки на груди, крепко спала у печки, а у окна сладко дремал дедушка с тростью. Одна его рука свисала над полом, на ней было много царапин и укусов, а прямо под ней, растянувшись во всю длину, лежал кот, игриво перекидывая в передних лапах морщинистые пальцы дедушки и оставляя ещё больше красных отметин. Завидев подростка, кот резко передумал кусать деда за палец, подорвался и уселся на одно из сидений позади, будто смущённый. Он был большим и пушистым настолько, что это заставило Костю восхищённо распахнуть глаза и начать мечтать о том, чтобы хотя бы погладить его. Каждый раз, когда в его поле зрения появлялось животное, он ничего не мог с собой поделать и начинал вести себя, как ребенок, что сильно злило его маму.

Вообще-то она учила, что бездомных животных лучше не трогать руками: они могут чем-нибудь болеть или привяжутся, что ещё хуже, ведь ты даришь им ложную надежду. Но, по мнению Кости, гораздо более бесчеловечным было бы бросить этого кота здесь и даже не попытаться отыскать его хозяина. Конечно, если он на данный момент не спал на сиденье трамвая.

«Это была долгая дорога, и путниками было принято решение сделать перевал, чтобы напоить лошадей и подкрепиться самим. Димитрий отправился на охоту, пока Яков занимался костром. Он сложил хворост, поджёг его и стал вычерчивать посохом символы на высохшей траве. Места с рисунками засветились и на миг озарили оранжевым темноту ночи, даруя путникам безопасность на время привала…».

Трамвай со свистом притормозил на остановке, и Костя воспользовался моментом, чтобы подойти к дедушке с тростью, перед этим ещё раз взглянув на кота.

— Эй, — окликнул старичка Костя, тряся за плечо, — это ваш кот на задних стульях?

Поскольку ответа подросток так и не получил, было решено просто пойти и воплотить уже свою мечту. Если он домашний, то это сразу будет видно, а если нет, то…

Кот лежал на прежнем месте, свернувшись в огромный черный клубок. Занимал он всю площадь сиденья и даже немного свисал с него. Костя протянул руку к коту, чтобы аккуратно погладить, но у того на это были свои планы: он поднял голову, открыл пронзительно-голубые глаза, напрягся всем телом и… укусил Костю за палец.

— Ай, — вскрикнул удивлённо Костя, — глупый кот! Я тебя погладить хотел! Совсем одичал в своем вагоне, — он резко развернулся, держась за поручень, и направился обратно к своему месту, обиженно смотря на тёмный пейзаж за окном.

«Много-много лет назад в деревне под названием Териберка жил особый род людей, который внешне почти ничем не отличался от всех остальных. Но коли ты с ними подружишься, войдешь к ним в доверие, то узнаешь тайну, скрываемую народом этим веками, тайну, которая тебе не понравится, тайну, которая заставила род этот скрыться от земных людей в пучинах вод морских…».

Минуты через две совершенно неожиданно на колени подростка умостилось что-то очень тяжёлое, пушистое и теплое, замурчало, потопталось на месте и свернулось в клубок. Костя сначала вскрикнул от испуга, потом замер и неуверенно положил ладонь коту на спину, поглаживая.

— А-а-а, совестно стало? – подтрунил Костя, ликуя. – Ладно, почему ты катаешься на этом трамвае? Раньше я тебя нигде не видел… Наверное, ты чего-то испугался и сбежал от своего раннего хозяина? Наверное, он тебя ищет, переживает, — вслух рассуждал Костя. — Как же тебя зовут?

— Ты можешь звать меня Бай, — послышался ответ. Костя в удивлении распахнул глаза и стал озираться по сторонам, высматривая кого-то, кто мог бы так над ним подшутить. Однако два единственных путейца все так же сладко спали на своих сидениях.

«Наверное, показалось», — подумал Костя и достал из кармана куртки телефон, чтобы проверить время. Взгляд его случайно зацепился за кнопку «воспроизвести» в приложении аудиокниги. Он нахмурился и стал припоминать, когда это он поставил книгу на паузу, ведь, совершенно очевидно, еще несколько минут назад он слушал рассказ о путниках на привале и о… Териберке? Какая Териберка в «Голубом сале»?

— Знаешь, сам себе истории начал транслировать, — посмеиваясь, вновь заговорил Костя с котом на коленях, убирая наушники во внутренний карман куртки.

— Очень самонадеянно, — вновь послышался знакомый голос. — Куда тебе сказки сочинять, если ты и двух слов связать не можешь? Ха-ха-ха, — кот на коленях у Кости выпустил коготки и стал то сжимать, то разжимать пальцы, немного сминая ткань брюк.

Костя даже не успел обидеться на произнесенные в его адрес слова: осознание того, что с ним говорил кот, врезалось в голову, как птица врезается в окно, — резко и неожиданно. Но почему-то все это казалось самой правильной и обыденной вещью на свете. Костя не чувствовал себя сумасшедшим, не задавал миллионы вопросов, не выбежал с криками на следующей остановке, а просто молча доехал до своей и вышел из транспорта. А кот, виляя хвостом, побежал за ним, продолжая историю о путниках на перевале.

В глазах мамы Костя выглядел тем самым дядей Фёдором. Когда она увидела этого огромного котяру (иначе она его и назвать не могла), то просто не поверила своим глазам: ещё никогда она не видела настолько больших кошек. Когда Бай мяукнул, ей показалось, что он поздоровался с ней по-человечески.

-Ни за что, — мотала головой она, стоя в прихожей, скрестив руки на груди. – Ты же знаешь, что у папы аллергия на кошек! Да и в друг он заразный? Ну уж нет, отведи его в парадную.

Бай еще раз звонко мяукнул, широкими шагами преодолел расстояние, отделявшее его от мамы Кости, и стал еле слышно мурчать, оплетая хвостом ее щиколотки. Костя даже не успел открыть дверь в парадную, уже смирившись с постановлением семейного судьи, как вдруг:

— Бог с ним, пускай живёт, — мама махнула рукой и пошла на кухню готовить ужин. — Но вымой его, прежде чем пускать в комнату!

— Даже не вздумай, — прошипел Бай и побежал в комнату Кости, распушив огромный хвост.

— Да я не то что бы и планировал, — неуверенно проговорил подросток, глядя, как Бай ложится у батареи и вытягивается всем телом. В длину от кончика носа до кончика хвоста он был, наверное, метра два.

Пока кот грелся у батареи, Костя обдумывал волновавшие его вопросы. Зачем Бай его укусил? Кем был тот дедушка? Почему кот пошел за ним? Откуда он знает все эти сказки? Только Костя может его слышать или остальные тоже? Вопросов было так много, и чем дольше Костя думал о них, тем больше их становилось. И решив не терять время, подросток задал первый из них.

— Природа у меня такая, — промурлыкал Бай, переворачиваясь на спину пузом вверх. — Ты показался мне невкусным и крайне несчастным, так что тебя я решил пожалеть. Но ты меня все равно чем-нибудь покорми, иначе я баять не смогу.

— Ага, — задумчиво кивнул Костя, начав выгружать из рюкзака на стол тетради. — Только я тебя ушами воспринимаю или мама тоже? – спросил он чуть позже. Кот рассмеялся:

— Ты думал, что тот старичок с тросточкой сам уснул? — кот зыркнул на подростка, надеясь встретить понимание, но на лице у того была лишь странная гримаса, которую Бай так и не смог описать одним словом. Он тяжело вздохнул и сел на пол, оборачивая хвост вокруг лап. — Эх, вы, современность! Раньше дети знали, кто есть кот-баюн, узнавали меня, а сейчас все объяснять приходится…

— Стой! Не освещай меня! — спешно прервал Бая Костя, заметив, что кот помрачнел и как будто разочаровался в нем. — Я сам все найду!

Вся нужная информация нашлась на «Википедии», и не вся она обрадовала Костю. Некоторые… факты биографии Бая смущали подростка, но расспросить о них он не решался. Вместо этого он решил сосредоточиться на чем-то более позитивном. Например, в статье было написано, что кот ещё иногда лечит своими рассказами от самых разнообразных болезней.

«Интересно, может, он и мою косноязычность исправит?» — подумал Костя, но прежде, чем он озвучил свой вопрос, получил ответ:

— Нет у тебя никакого косноязычия, — злобно зашипел кот. — Вы, люди, отчего-то решили, что можете все на свете: стоит только захотеть. Но никто и никогда ещё не превосходил меня в мастерстве баяния, — кот самодовольно сверкнул глазами и запрыгнул на письменный стол. — У каждого свои таланты. Так зачем пытаться достичь недостижимое, если можно развиваться в том, в чём ты лучший? – когтистая лапа подтолкнула тетрадь с сочинениями к краю стола и сбросила ее на пол. Костя хмыкнул и отвернулся к монитору, заслуженного им благодарю сегодняшнему посещению репетитора. Его ждал его opus magnum – собственное продолжение «S.T.R.A.N.G.E.R», так ожидаемое им и такое далёкое. Начинать надо было с малого, так что парень открыл файл «General.script» и начал печатать.

***

В июне вся школа гудела о Косте Мельникове, который еле проскочил минимальный порог на экзамене только за счет тестовой части. Больше всех была ошарашена Людмила Александровна, которая еще осенью думала, что худший ученик школы не занимается, что хуже быть не может. Очевидно, она ошибалась. Никто не знал, что так повлияло на подростка, но внезапно он стал иначе реагировать на привычное для учительницы выражение недовольства: больше он не сидел стыдливо, опустив взгляд в тетрадь, а сидел спокойно и смотрел ей прямо в глаза. Из него сочилась какая-то невиданная ранее внутренняя энергия, придававшая ему силы и уверенность в себе. Так что после пары-тройки безуспешных попыток Людмилы Александровны вызвать ученика хоть на какие-то эмоции, она от него отстала.

И пока кипели школьные обсуждения, венец переполоха спокойно гулял по городу, подставляя лицо лучам столь редкого солнца. Мимо проезжали машины; в Черной речке, звонко крякая, плавали утки. И вопреки всем скандалам и обрушившимся надеждам родителей на высшее образование сына, Костя себя чувствовал так, будто выиграл в лотерею. Отчасти, так и было.

— Я жду тебя, мой запоздалый друг — приди; огнем волшебного рассказа сердечные преданья оживи… — Бай спрыгнул со скамейки, которая на самом деле не была предназначена для того, чтобы на ней сидели, и подбежал к Косте, оплетая хвостом его ногу.

— Читаешь мне Пушкина? – рассмеялся Костя, почесал Бая за ухом и повернул в сторону набережной.

— Дружеские узы и местность обязывают! – мяукнул Бай, забираясь на парапет. – Какие новости? Не сдал?

— Можно сказать и так, — утвердительно кивнул Костя, — заскочил в последний состав.

— Вагон, — поправил подростка кот.

— Ну… да. Набрал на один балл больше, чем требовалось. Но есть и хорошие новости! Я прислушался к твоим речам и решил заняться тем, что у меня получалось лучше всего!

— Похвально, — промурлыкал Бай. – И что получил?

— Разработчики из студии «FRB», которую создал Файнович Роман Борисович, заметили мои работы на форуме и предложили поучаствовать в одном их проекте, но в каком – пока не скажу. Это загадка! Ну… то есть тайна! Конечно, пока ничего конкретного да и заняты они, в основном, мобильными играми… Но зато теперь я, вроде как, сдал свой экзамен!

Бай обнажил острые белые клыки и, ласково и одобряюще мяукнув Косте, спрыгнул с парапета на берег реки, тут же вытягиваясь на траве под согревающими лучами солнца. А Костя продолжил свой путь по набережной.

«История эта началась в не столь далеком две тысячи пятом году, когда у Ларисы и Толи из Петербурга родился совершенно не способный к словесному мастерству, можно сказать, хронически косноязычный, сын Костя. Где-то убыло, где-то прибыло — они не знали, что мальчик был способен на куда более значительные подвиги, чем угождение учительнице по русскому языку. Если вы продолжите наблюдать за жизнью его, то поймете, о чем говорит старый кот…».

08.07.2021
Elvin L.

Только начинаю свой путь.
Внешняя ссылка на социальную сеть


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть