Изморось глава 1 ~ Страдания первой любви. Вкус воспоминаний.

Это утро понедельника отличалось от прочих, наверное, своей простотой и спокойствием. На часах, уже, было начало одиннадцатого. Ики лениво потянулся в кровати, искоса глянул в открытое, настежь, окно. Оттуда доносился запах липы с дуновением легкого и теплого июньского ветра. Вся комната блестала в лучах утреннего солнца, и от этой уютной атмосферы у Ики невольно появилась улыбка. Тепло дома, которое ему так давно хотелось ощутить, сейчас оказалось так близко, стоило лишь открыть глаза, увидеть ту комнату, которую пришлось когда-то покинуть, прочувствовать всем телом и душой, что ты, наконец, дома.

Он слышал поднимающиеся, по лестнице, шаги, он чувствовал знакомый терпкий запах духов. И вот, в проходе перед ним, появилась Марта, которая по-прежнему улыбалась, как двадцать лет назад. Лицо ее вовсе не изменилось, лишь глаза поникли из-за потраченных, от горького страдания, слез.  Марта так и осталась той самой восемнадцатилетней девчонкой, которая лишь увидев Ики, бежала к нему со всех ног. Смотря на нее, он все-таки замечал ее нежный стан, повзрослевшее лицо, иные манеры и движения.

Марта была высокой и стройной, всегда улыбалась, а темные волосы подкалывала с такой изящностью, что это завораживало. Яркие глаза, как две смороды, всегда горели, малиновые губы придавали ее белой коже нежный блеск. Аккуратные кисти рук с длинными пальцами, которые так грамотно, словно стрекозы, прыгали по клавишам фортепиано, заставляли Ики восхищаться ей с теплым чувством. Сейчас же Марта выглядела ничуть не хуже, лишь тонкие морщинки выделялись возле ее глаз, но это так ей шло, что Ики сразу понял, теперь  перед ним уже не девчонка, а взрослая прекрасная женщина.

Марта нежно обвивала своими длинными, изящными руками тело Ики, от этого его сердце загоралось.  Вот то тепло, которое ему так было нужно.

— Пора спускаться, — нежно прошептала на ухо  Марта, — я приготовила завтрак, тебе надо окрепнуть.

С первого этажа доносился запах пирога с ягодами, именно от такого запаха хочется побыстрее встать с кровати, забыв про сон. Марта поспешно стала заправлять постель, а Ики искоса за ней наблюдал, ему до сих пор было нелегко поверить, что он, наконец, счастлив.

Кухня совсем не изменилась, даже столик и тот стул, с которого Ики упал в юности, остались на месте, и это ностальгическое чувство просто завораживало.

                                                                               ***

Ики Хольдсман родился в семье учителя и обувщика; его отец  был строгим и всегда приучал его к мужественности, он хотел, чтобы тот продолжил его дело, что сыну вовсе не нравилось. Ики был больше похож на свою мать. Она была особой высокого полета, мечтала о красивой жизни, так как была очень образованна, но ее образованность довела Хелену лишь до работы учительницей средних, а порой из-за нехватки опытных педагогов, старших классов по предметам: история, литература, философия.

Хелена Осфорд была редкой красавицей: маленькая, утонченная с рыжими, немного вьющимися волосами и светло голубыми глазами. Фамилия Осфорд всегда звучала в их городе. Влиятельная семья известного писателя Даниэля Осфорда. Матери у Хелены не было, она умерла при родах, а отец был почти всегда занят, так что все свое детство мать Ики провела с нянями, которых не очень-то любила. Она изучала все сама и мечтала стать такой же, как отец – писательницей, поэтессой. Время шло, Хелена становилась все более начитанной, писав романы и стихи, она стремилась покорить отца, чтобы тот, наконец, обратил на нее хоть немного своего внимания и начал гордиться своей дочерью, но это было нелегко. Даниэль Осфорд был очень красив. Высокий блондин, который имел успех у каждой женщины. Хелена привыкла видеть отца, чуть ли не каждый день с новой дамой, скорее, она чувствовала, что ему вовсе не до нее.  Но все-таки ей удалось заставить отца прочитать один из ее рассказов, который ему очень понравился. После этого, в возрасте пятнадцати лет, он отдал ее в литературную академию, в которой она проучилась пять лет. Восхваленная своей фамилией и божьим даром писания, как утверждали ее педагоги, Хелене вскружило голову, она поняла, что должна стремиться к известной и богатой жизни, как ее отец. Но на одном мероприятии друзья Хелены познакомили ее с Артуром Хольдсманом, юношей не то чтобы красивым, скорее более мужественным и брутальным. Он происходил из небогатой семьи обувщиков. После долгих дружеских отношений, она влюбилась в Артура без памяти, как и он в нее. Даниэль был шокирован и озлоблен, никогда ему не хотелось, чтобы его дочь вышла замуж за простого обувщика, но угрозы отца, а после и мольба оставить Артура, оказались тщетны и влюбленные все-таки поженились. Отец Хелены предупредил ее, что с ним она не достигнет никакого успеха, но в те годы юности, когда в глазах сияет лишь любовь, о будущем думать невозможно. После свадьбы Хелена получила фамилию Хольдсман. Ее отец прекратил с ней какие-либо отношения и стал жить своей жизнью, показывая, что ему вовсе безразлична дочь, которая пренебрегла высокие ценности их семьи ради жизни с бедным обувщиком. У семьи Хольдсман, в то время, родился сын, ну и про него знаменитый дедушка знать не хотел.

Поначалу все так и было — сплошь любовь да счастье. Артур содержал семью, Хелена растила сына.  Но, в итоге, ей показалось это рутиной, да и от той любви остались лишь следы. Она не перестала испытывать к мужу нежные чувства, просто они ей наскучили, а любовь приобрела обычную привязанность. Когда Ики исполнилось пять лет, она взялась за работу, опубликовав несколько романов и сборников новелл, но успех к ней не пришел, тогда она начала задумываться о том, что с фамилией Осфорд было бы куда проще получить славу. Но отец на связь с дочерью так и не желал выходить. После, ей стало известно, что отец женился, и у него появилась дочь, когда же Хелена приехала к Даниэлю, он даже не захотел ее видеть, а мачеха приняла ее не дружелюбно. Так Хелена просидела дома еще два года, работая над своим новым романом. После опубликования, роман имел небольшой, но все же успех, это дало ей надежду. Но дома оставаться ей не хотелось, наоборот, она желала всем показать себя, Хелена испытывала некую манию величия, что передалась ей от отца. Она устроилась на работу в школу, с ее образованием это было очень просто. В то время ей хотелось применить свои знания в деле, она хотела передать свои навыки другим, научить кого-то тому, что знает сама и школа была для нее идеальным местом. Проработав год, она уже была в почете, как у учеников, так и у учителей. Хелена безумно этим гордилась, а после и Ики, который учился в этой же школе. В тридцать пять лет Хелена была прекрасна, цвела и имела успех у многих мужчин. Насмотревшись на своего отца в детстве, она взяла от него не только образованность и талант.

Уже после восьми лет брака, в первый год ее работы в школе, Хелена познакомилась с влиятельным архитектором, который приехал для реконструкции этой школы. Без каких либо колебаний она закрутила с ним роман и тайно изменяла мужу. Этот роман был у нее не единственным, конечно Артур этого вовсе не замечал и даже не догадывался. С годами он становился все строже, углубляясь в свою работу, а Ики с возрастом начал это понимать. С детства он сторонился отца, который с годами лишь охладевал к нему и заставлял, чуть ли не насильно, заниматься тем же, чем и он, от этого Ики все время крутился только возле матери, ходил к ней на работу, просил рассказать что-нибудь интересное, научить чему-то новому. Этим Хелена и отличалась от своего отца, она наоборот стремилась полностью отдать себя Ики, хоть и была такой занятой, как работой, так и своими тайными романами, она безумно любила своего сына.

Когда Ики исполнилось пятнадцать, он уже учился в школе, где преподавала его мама, и безумно ей гордился до тех пор, пока по школе не пошел грязный слух, что Хелена Хольдсман крутит романы со многими мужчинами, и, даже, своими учениками — старшеклассниками. Это грозило ей страшным скандалом. Но в это ее сын поверить не мог, для него мать была так чиста и прекрасна, так умна и скромна, он знал своего отца, как он порой может быть строг, но поверить, что такая женщина, как его мама ему изменяет, никак не мог.

В один из тех дней, когда Артур уехал навестить свою больную мать в соседний город, Ики застал Хелену в постели с другим мужчиной, моложе ее. Тогда Ики было шестнадцать. Эмоции, которые он испытывал, убили часть его. И за все годы он, наконец, почувствовал, как ему хочется сейчас быть с отцом, как ему его жаль, и как он ненавидит эту женщину. Хелена чуть ли не молила сына простить ее, понять, что она ошиблась. В одно мгновения Ики осознал, как он заблуждался на счет чистоты своей матери. Он не сказал отцу, лишь из-за уважения, Артур был счастлив, зная, что у него прекрасная жена и хороший сын. Жить, плывя в сладкой лжи по течению, намного лучше, думал тогда Ики. Взять на себя такую ответственность, как рассказать отцу про непотребство матери, он был не в силах и, как думал, не в праве.

После этого случая, отношение Ики к матери изменилось. Он стал часто с ней ругаться, порой игнорировал, угрожал, что если она не будет честна с отцом, то он сам все ему расскажет, но это всегда были лишь пустые ссоры. Ики потянулся к отцу, и все свое время проводил с ним, когда-то он хотел стать историком и, как мать, обучать детей, но все это испарилось. Однажды, он сказал Артуру, что хочет продолжить его дело, чем очень его удивил. Он привык говорить сыну, что тот будет, как и отец, обувщиком, но сам с трудом в это верил, так как знал к чему лежит душа Ики.

Через несколько месяцев стало известно, что отец Хелены умер, в то время в семье Хольдсман произошел перелом, появились проблемы с деньгами. Хелена получала прилично, но основной доход держался на Артуре. Множество обувных мастерских в их городе закрыли, и он остался без работы. Выход был один: либо уезжать в другой город, либо ехать на похороны Даниэля, который должен был внести Хелену в завещание.

Романы Хелены прекратились после того, как об этом узнал ее сын, она немного сбавила обороты и пыталась доказать Ики, что это была ошибка, которая больше никогда не повторится. Когда Хелена узнала о смерти отца, она попыталась показать, как страдает от горя, чтобы вызвать сожаления в сыне, но все было тщетно. На самом деле, ей было все равно на отца, когда-то он от нее отказался, а детские воспоминания о нем были вовсе размыты.

Хелена пришла на похороны, чтобы, наконец, показать себя известным писателям, критикам и прочей элите. Она предстала перед ними в черном изысканном платье, которое подчеркивало ее талию; с черной прозрачной вуалью, через которую виднелись ее светлые, как топазы, голубые глаза; с маленькой черной шляпкой, которая так элегантно выглядела на ее кудрявых рыжих волосах, что, почти, все мужчины влюбились в эту незнакомку. Хелена всегда знала, как надо себя преподнести. За ее спиной все шушукались, говоря о ее стане и красоте, а когда и вовсе узнали, что это первая дочь покойного, просто влюбились в бедняжку и начали высказывать самые добрые слова сожаления. Мачеху Хелены Луизу это вовсе не радовало, ей было нужно, чтобы все внимания было приковано лишь к ней и ее дочери, но про малышку Китти вовсе все забыли, она была не так красива, как Хелена, да притом, имела лишний вес. Но Луиза знала, что надо просто переждать, когда этот ад кончится и Хелена уедет отсюда.

Когда Хелена увидела в гробу своего отца, она не смогла себя контролировать, слезы градом полились из ее глаз, она не могла остановиться, забыв про всех. Увидев мать в таком состоянии, Ики тоже не смог сдержаться, он не был знаком со своим дедушкой, но смотря, как мать горько плачет, понял, что она его всегда любила, несмотря ни на что. Сама же Хелена осознала, что теперь в этом мире у нее больше нет родных, она осталась одна, лишь Ики был для нее счастьем и Артур, который ее любит.  Своими же слезами, она вызвала еще больший интерес  у присутствующих.

За время пребывания она так и не подружилась с Луизой, когда же пришло время оглашения завещания, имя Хелены даже не было упомянуто.  Для нее это оказалось большим потрясением, а вот Луиза приняла это, как должное. За время жизни с Даниэлем она всеми силами пыталась настроить его против дочери, тем самым избавится от ее имени в завещании. В итоге, она этого добилась, и все имущество перешло к Луизе Осфорд. Хелена была растеряна и унижена, ей казалось, что весь ее лоск, с которым она так эффектно появилось, исчез и теперь за ее спиной лишь все смеются. Ей было стыдно перед мужем и сыном, но, а им, наоборот, Артур гордился, что его жена тогда осталась с ним и не послушала своего отца, а Ики стал чувствовать вновь к ней тепло. С похорон они ушли ни с чем. Первые вышли Артур и Ики, дав ей проститься напоследок с покойным, они ждали Хелену в машине, было решено, что семья переезжает в другой город и начнет новую жизнь.

Для Хелены это был трудный шаг, ей нравилась ее работа, этот город. При этом, здесь был человек, к которому она испытывала симпатию. Не успев выйти за порог дома, где она провела всю свою юность, ее остановил мужчина чуть моложе. Это был Килиам Фрамдэ, богатый французский предприниматель и наследник известной торговой корпорации в Париже. Хелена вспомнила, что в детстве отец знакомил ее со своим хорошим другом с такой же фамилией. Но сейчас, перед ней, стоял его сын. По своей натуре она не смогла устоять, чтобы не показать себя во всей красе перед таким статным господином, на что Килиам, к ее удивлению, ответил взаимностью. На самом деле раньше, когда она делала подобное, мужчины смущались от ее решительности. Но сейчас от такой неожиданной взаимности Хелена сама смутилась, что Килиаму не меньше понравилось. Он пригласил ее вечером в ресторан, вспомнить их детство, ведь когда-то они даже пару раз встречались в Париже. Хелена не потеряла рассудок и твердо ответила, что она замужняя женщина и у нее нет на это времени. Красота и игривость, как понял Килиам, пробудили еще больший к ней интерес. Он оставил ей телефон, в надежде, что она решится позвонить, пусть даже не сегодня, а в любое другое время.

Сев в машину к своей семье Хелена растерялась, она знала себе цену и такое, для нее, было не ново, возможно раньше она и согласилась бы, но сейчас она боялась, что если разочарует Ики, то потеряет его навсегда. Ей хотелось, чтобы ее ребенок жил в любящей семье.

Двадцатого июня семья Хольдсман заселилась в небольшой дом на окраине Х… . Это место было прекрасным, как не посмотри. Их дом стоял окруженный с одной стороны — густым и светлым лесом, а с другой — побережьем моря. Этот маленький городок был больше похож на деревушку, но работа для Артура здесь нашлась. Неподалеку от их дома была главная обувная мастерская, в которую он успешно устроился. Даже Хелене понравилась эта обстановка, она понемногу стала забывать про свою школу и уже подумывала устроиться в здешнюю. Что касается Ики, то он принял это, как должное. Не то, чтобы ему здесь не нравилось, просто это новое место немного на него давило, ему нужно было поступать в новую школу, а ладить с новыми людьми он с возрастом, малость, разучился.  Первые дни в новом доме дались всем хорошо, Артур работал, Хелена возобновила свой роман, а Ики понемногу готовился к предстоящему учебному году.

Дом семьи Хольдсман был такой красочный — цвета моря, с большим садом на заднем дворе. В нем росли большие деревья вишни и персика, с маленькими кустами смородины и крыжовника.
По-соседству жила семья Мэинтон, молодая пара с девятилетней  дочкой. И вот, после недели пребывания на новом месте, к семье Хольдсман пришли знакомиться Мэинтоны.

Жаклин Мэинтон было двадцать семь, невысокая молодая светловолосая девушка с зелеными, как изумруды, глазами. А муж Жаклин Гюстав, был по-настоящему привлекателен и красив, высокий, хорошо сложенный брюнет с небольшой бородкой и яркими карими глазами, он был старше своей жены на три года. Гюстав выглядел, как настоящий добряк, хоть и со строгими чертами лица, но свои нежными чувства показывал лишь маленькой дочке – Марте. Малышка Марта была просто чудо, резвая девчонка с непослушными кудрявыми волосами, которые вечно падали ей на румяные щечки.

Как только пара зашла в дом, Марта тут же побежала осматривать каждый уголок, на что Хольдсманы лишь засмеялись, они уже позабыли, какого это, когда в доме ребенок, ведь Ики шел семнадцатый год и, казалось, что с каждым днем он становится старше.

Бегая по второму этажу, малышка Марта наткнулась на предпоследнюю дверь, она без спроса распахнула ее со всей своей силой и влетела туда, словно майский ветер. Эта была комната Ики, в это время он сидел на большом подоконники и читал книгу про древний Египет, затея стать историком его так и не отпустила. Грохот, который создала Марта, его напугал, от внезапного вторжения на его территорию, как он любил говорить, когда Хелена без стука входила в его комнату, книга выпала из рук, а сам Ики чуть было не упал на пол вместе с ней. Сначала Марта растерялась, но это было не в ее духе и спустя несколько секунд, засмеялась.

— Вот это да! А ты еще кто?! – тонким голоском, не переставая улыбаться, спросила Марта

— Я… я… хозяин этой комнаты, ты… чего… ворвалась сюда? – От волнения Ики стал заикаться, но увидев, как на него глядит Марта со всей своей любознательностью и своими горящими от любопытства глазами, сам засмеялся.

— Ты чего смеешься? – сама же улыбаясь и потягивая маленькими ручками край голубого платья вниз, спросила Марта.

— Да ничего, просто ты такая забавная. Я, кстати, Ики, а ты-то кто?

Марта выпрямилась, сделала серьезное выражение лица, подошла немного поближе и громко сказала:

— Марта Мэинтон, девять лет, класс второй, будет в сентябре.

От этого Ики еще сильней засмеялся, уж очень Марта вела себя необычно, по ней было видно, что она беззаботный ребенок, каким бы вновь хотел стать Ики, не вспоминая того, что было в старом доме.

Увидев, что Ики смеется Марта тоже начала, продолжая тянуть края своего платья, ей нравилось, что этого мальчика ей удалось рассмешить.

 — А что ты здесь делаешь?

— Мама, папа и я пришли навестить новых соседей, так они сказали, мы живем в соседнем доме, у нас есть кошка, если ты придешь ко мне, то я тебе ее покажу, хочешь?

— Ну… думаю хочу, у меня никогда не было животных.

Марта выпучила глаза и так громко ахнула, что Ики вздрогнул.

— Как это? Ты что не любишь кошек? Я тогда не буду с тобой играть! – Марта надула губы и уже попятилась назад, чтобы развернуться и уйти.

— Да нет, стой! Просто у моей мамы аллергия на шерсть! – Ики соскочил с подоконника. За несколько недель он так ни с кем и не подружился, да и от прошлых друзей след остыл, ему хотелось еще больше пообщаться с этой маленькой девочкой.

— А, вот как, ну тогда ладно, бедная твоя мама, — Марта подошла к Ики и погладила его по плечу, к которому смогла чуть дотянуться.

Вся его грусть, пока он общался с Мартой испарилась, в ней присутствовало столько позитивных эмоций, что сама того не ведая, она часть отдавала Ики, из-за чего он от души с ней смеялся. Хоть между ними и была разница в семь лет, ни Марта, ни Ики этого не чувствовали, ему нужен был такой человечек, посмотрев на которого, он сможет забыть все проблемы.

— Хочешь в окно посмотреть? Из него очень красивый вид.

— Хочу, хочу, — Марта потянула к нему маленькие ручки, сжимая кисти в кулачки, как это делают дети, когда хотят на руки к родителям.  Ики взял ее за талию и поставил на подоконник. К его удивлению, Марта оказалась весьма легкой, невзирая на ее вид.

— Ого, смотри Ики там же море, вот это да, с высоты такой я его еще не видела! – Марта запрыгала. Вид из большого окна Ики был потрясающим, внизу виднелись яблоньки и черемуха, а не так далеко — море и прекрасный закат, который он так любил.

— С какой высоты, мы же на втором этаже всего лишь!?

— Ну, я из окна его не видела, наши окна только на сады и дорогу выходят. Знаешь, я буду к тебе приходить и на море смотреть, можно ведь?

— Можно, ну если ты будешь приходить не только на море смотреть!

— Ладно, так и быть буду играть с тобой! – Марта засмеялась, как и Ики, — будем друзьями, хорошо?

Она вытянула свою маленькую, но сильную руку вперед, желая, чтобы Ики ее пожал в знак их дружбы. Ики заулыбался:

— Забавная ты! — Вытянув руку вперед, Марта со всей силой ее сжала. С этих пор маленькая Марта почти каждый день с утра прибегала навещать Ики, а по вечерам любила смотреть с ним на закаты.

В то время в гостиной сидела семья Мэинтон и пила липовый чай. Им очень понравился дом Ходьдсманов, хоть он и не был громадным, как многие дома на их улице, но зато очень уютным и светлым, благодаря Хелене.

Сначала все присутствующие не знали о чем говорить, когда темы про дом и семейства иссякли.

Отчего-то Хелене было неловко, она не привыкла принимать у себя дома чужие семьи, а сейчас оба этих, вполне влиятельных человека смотрят на нее и ее мужа. В одно мгновение, ее переклинило и все мысли заполнились лишь тем, что же ее так смущает.

— Вы работаете флористом, я прав? — Заметя, как лицо Хелены покрывается нежным румянцем, Артур без замедлений решил разрядить обстановку, — думаю это весьма интересная профессия.

— О, что вы, мистер Хольдсман! Я не думаю, что это так и востребованная профессия, но просто я люблю цветы, да и без сада моя жизнь была бы, наверное, серой и скучной! – растерявшись, поспешно объяснила Жаклин Мэинтон.

— А вы кем работаете миссис Хольдсман? — Нежным баритоном произнес Гюстав Мэинтон.
Сначала Хелена его даже не услышала, мысли о том, когда же эта семья уйдет, затмили слух. Артур поспешно толкнул ее локтем, от чего она немного вздрогнула.
   — Что, простите?

Гюстав, не отрывая глаз от Хелены, повторил свой вопрос.

— Ах, — Хелена будто выдохнула и приняла свою естественную форму общения с мужчинами, хотя и немного сдержанную, ведь рядом с ней сидел ее муж. Привычка, заискивающе разговаривать с противоположным полом, перебивало в ней самоконтроль, — я педагог, специализируюсь на гуманитарных науках: философия, литература, история.

— Так вы работаете в школе?

— Да, ну то есть работала, сейчас, когда мы только переехали, я занимаюсь написанием своего очередного романа, я еще писатель.

Гюстав немного удивился, но продолжал смотреть на Хелену, не отрываясь, от чего ей было все более неловко. Она не могла понять, что же такое с ней происходит, внутри груди так сильно горит, и она все сильнее чувствует себя не уютно, будто дичь под взглядом ястреба.

— Это весьма любопытно, а не могли бы вы мне показать свои романы? Вышло уж так, что я работаю в издательстве. Я литературный критик.

Хелена была не столько шокирована, сколько напугана, ей вовсе не хотелось дружить с этой семьей, тем более с этим человеком, он смотрел на нее пожирающим взглядом. Делиться с ним своим романом… ведь она знала, что он обязательно попытается ее унизить. По мнению Хелены —  все критики любят пафосно и предвзято говорить о произведениях писателя. Пришлось отказаться, ссылаясь на то, что она не любит показывать недоделанные работы, а, уже, опубликованные сочинения, можно почитать, но только не в ее присутствии.

— Что же вы такая застенчивая, не бойтесь… я не так жесток, как вы думаете. Хоть я и критик, ну не имею привычки убивать произведение попросту. Я скорей, даже больше хвалил авторов, чем унижал.

— Да-да, Хелена не волнуйтесь, Гюстав очень добрый  и радушный, может он у меня иногда и выглядит строго, но на самом деле он настоящий добряк.

Смотря искоса на Гюстава, Хелена вновь почувствовала это жжение в груди, во рту все пересохло, ей хотелось провалиться сквозь землю, только бы не сидеть под его пылающем взглядом карих глаз.

— Хелена, что с тобой, ты так покраснела? Ты не заболела? – Артур подскочил и приставил свою грубоватую ладонь ко лбу Хелены.

— Нет, нет, что ты! Все хорошо, просто сегодня такая душная погода, да и дома уже воздуха маловато…

— Да, вы правы. Наверное, сегодня ночью будет дождь, — Гюстав встал с дивана. Взяв за руку Жаклин он продолжил, — думаю нам, уже, пора, спасибо за гостеприимство, мы с супругой рады, что познакомились с вашей семьей!

— Ох, и мы рады, заходите еще, — Артур подошел поближе к Гюставу, чтобы пожать ему руку, в знак соседской дружбы.

— Спасибо, мистер Хольдсман! – Жаклин подошла к лестнице, которая вела на второй этаж и громко позвала Марту. Малышку Марту пришлось звать несколько раз. Спустя, минут пять, девочка бежала по лестнице в объятия матери, а за ней не торопясь шел Ики.

— О, так это ваш сын?

Артур подошел к Ики и положил свою руку на его плечо, — да, наш Ики, умен и силен, как говорится, от меня и Хелены взял самое лучшее!

— Да. Хелена он очень похож на вас, — подойдя поближе к ней, произнес Гюстав.

Хелене стало не по себе, она чувствовала его взгляд так рядом. Долго борясь с собой, она подняла глаза и увидела самый нежный взгляд в своей жизни — прядь черных кудрявых волос падала на его глаза, которые так желанно блистали, густые черные брови подчеркивали его правильные черты лица. Гюстав был по-настоящему прекрасен.

— Что ж, Жаклин, Марта идемте.

Проходя мимо Хелены, Гюстав коснулся ее руки своей, Хелена жутко покраснела. Она поняла, от чего у нее жгло в груди, не из-за ненависти к Гюставу, а наоборот. Весь вечер, она чувствовала себя неуютно в их компании, а особенно под его огненным взглядом, но это было лишь отрицание ее симпатии к нему. Ее пугало, что такие страстные чувства вспыхнули к чужому мужчине.

0
Из серии:
03.07.2020
avatar
Каролина Роз

Лирический герой...
Внешняя ссылка на социальную сеть Проза
96

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Рекомендуем почитать

Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть