12+








Содержание

Глава 1

Это история моей тяжёлой жизни и скорой смерти. Очень страшной и мучительной смерти в логове злейшего врага, который не знает пощады и имя ему…скука! Самая убивающая вещь на Земле, от которой не возможно избавиться, а на уроке теоретической алхимии её действие усиливается в разы. Среди серых стен исправительной школы ордена Лучезарной Алании уже второй час мисс Мэйзикин терзает разум обречённых учеников своим нудным рассказом о теоретических экспериментах в области анималогии. Бред! Просто бесполезная трата времени! Я попала сюда почти год назад, но несмотря на все усилия здешних надзирателей, никоим образом не прониклась любовью к простоте, покою и прочему занудству.

Как и всегда я полулёжа сидела на скамейке, уперевшись в стену локтями и без всякого энтузиазма смотрела обучающий ролик о правилах безопасности при проведении магических трансформаций. Моя соседка по парте работала с большим рвением, всё время записывая что-то в блокнот. Так же вели себя и другие ученики. Все как один и это напрягало. Чтобы было понятнее в это место отправляли только отпетых хулиганов и нарушителей законов использования магии. Все эти дети были не угодны своим родителям, преподавателям или же властям. Не обязательно их действия приводили к чему-то катастрофическому, просто их непохожесть на других пугала окружающих. По этой причине счастливые взрослые думали, что смогут изменить их, исправить в этом заведении. Но всё не так просто. Здесь их не просто исправляли, а убивали в них индивидуальность и желание к исследованию чего-то нового. Сломить – вот главная задача исправительной школы. И основа этого процесса – запрет на использование практической магии.

Видео наконец закончилось. Мисс Мэйзикин написала задание на доске и поблагодарила всех за «упорную» работу. Ха! Это забавно. Затем прозвенел долгожданный звонок. Но учебный день ещё не окончен, к сожалению. Я лениво поднялась со своего места и прошлась по классу. Между уроками нам запрещалось покидать кабинет, если только в этом не было необходимости. Добравшись до противоположной стены, я остановилась, глядя на доску. Мне в голову пришла идея. Небольшая, но всё же эффектная шалость. Мои глаза закрылись и мысли стали ровным разноцветным потоком, пронизывающим всё пространство вокруг. Через мгновение стеклянные колбы, стоящие на партах, поднялись в воздух и стали описывать круги по классной комнате. Эффект неожиданности сыграл свою роль. Мисс Мэйзикин пыталась ловить колбы на лету, но у неё это не очень хорошо получалось. Некоторые девчонки прятались под столами, а мальчишки только и успевали уворачиваться от стеклянных снарядов. Мисс Мэйзикин обернулась и прокричала:

— Эссен, немедленно прекрати это!

— Как скажете, мисс – ответила я, и все колбы тут же приземлились на столы, а последняя упала прямо в руки растрёпанной препадши. Она приказала мне вернуться на место, что я и сделала, бесцеремонно грохнувшись головой на колени паренька, что пересел на место моей соседки.

-Надеюсь ты не будешь против – произнесла я, наблюдая за ошарашенным взглядом одноклассника.

Скажу на чистоту, это была не самая худшая моя выходка и далеко не единственная. Может вы догадались почему я здесь, но скажу, вы не правы. Но об этом позже. Я знала, что кураторам, да и директору уже порядком поднадоели мои шуточки. Но не пользоваться магией для меня всё равно, что сидеть перед книгой, в которой скрыты все тайны мира, но не иметь возможности её открыть. Магия – это дар. А дар нужно использовать. И никто не заставит меня думать иначе.

Надо сказать, что я с детства была необычным ребёнком. Моя сила велика, и я это осознаю. В семь лет я уже использовала заклинания, которые и не всем взрослым-то магам были под силу. И это меня погубило. Одно происшествие в прошлой жизни заперло меня здесь, но я не жалею о прошлом. Может совсем немного.

Следующий день не отличался от сотен предыдущих, но знала бы я, что он мне готовит. Мисс Мэйзикин вошла в кабинет, как и всегда поздоровалась и села за стол. Сегодня она выглядела как-то иначе и ощущение у меня возникло очень странное. Будто какое-то предчувствие не давало покоя. Тема урока: «Мысленный эксперимент». Мысленный! Эксперимент в моём понимании подразумевает действие, а не просто предположения и гипотезы, которые не возможно доказать. Я не утверждаю, что теория не нужна, но без практического применения она бесполезна.

Учитель что-то говорила про виды снадобий и зелий из сонной травы, но слушать её было тяжким бременем. Это длилось минут 15-20, а потом мисс Мэйзикин подошла к стеллажу с учебными материалами и вынула из нижнего ящика глиняную ступку вместе с небольшой стеклянной баночкой для трав. Неспеша она растёрла ингредиенты, залила пчелиным воском и перелила смесь в медную чашу, которую поставила над горелкой с огненной солью. И тут БАХ! Содержимое чашки буквально взорвалось, выдав яркий фейерверк голубоватых брызг и цветного дыма. Да, незадача. Естественно, это не могло быть случайностью… И думаю не нужно объяснять кто «автор этого безобразия», как спросила у класса мисс Мэйзикин.

-Я жду ответа. Кто посмел это сделать?! – сказала она громогласным тоном. Видно было, что терпение её на пределе. В следующую минуту взгляд преподавателя упал на меня и всё решилось. Подозревать было больше некого.

Через 10 минут я уже сидела в кабинете директора с невинным лицом. Хозяином этой обители страха всех учеников был Говард Лоэль – мужчина представительный и строгий во всех отношениях. Он угрюмо заполнял документы, в то время как мисс Мэйзикин в цветах и красках описывала все мои прегрешения.

-Моё терпение на пределе! Такое поведение абсолютно неприемлемо и думаю стоит уже принять меры.

-Что же вы предлагаете, мисс? – ровным и чётким голосом спросил директор. -Тех мер, что мы уже приняли я думаю будет достаточно.

-Что вы имеете в виду? – спросила учительница, пристально посмотрев на мистера Лоэля.

— Совместно с членами совета школы мы вынесли решение, что мисс Дармут будет переведена в другое заведение.

Эти слова директора как молнией меня ударили. В каком смысле переведена. Куда? Я ожидала всего чего угодно вплоть до отчисления, но не перевода. Сразу скажу, что это заведение чуть ли не последняя исправительная инстанция для учеников магических школ. Я напряглась. Ощущения беспокойства стало нарастать.

-Мисс Дармут – обратился Лоэль ко мне тем же бесстрастным тоном – раз уж вы здесь я вынужден сообщить, что ваше поведение действительно скверное. На вас очень много жалоб. Мы решили, что более вы не будете нашей заботой и передаём вас в руки представителей Гильдии. За вами уже прислали одного из членов этой организации.

-Но ведь…

— Это решение не обсуждается – грубо оборвал он.

Что за Гильдия?! Хотят упечь меня ещё дальше? Пусть не надеются, что я так легко сдамся. Без моего согласия никто не сможет меня от сюда увести. Эти мысли прервало странное чувство. Я чётко осознавала, что кто-то стоит за дверью и этот кто-то в следующую минуту тихо постучал. Дверь открылась и всё моё напряжение вырвалось наружу. Я рванула в проём задев плечом стоящего там человека. Судя по всему, это был мужчина, что стало бы проблемой, попытайся я сбежать из кабинета чуть позже.

Гул в голове заглушал звуки, но отчётливые шаги на лестнице всё равно были слышны с первого этажа. Моим шансом был чёрный ход, у которого мной ещё год назад был подправлен замок так, что при правильных манипуляциях его можно легко открыть без ключа. Если в школе гость это значит, что ворота будут на время открыты. Путь к свободе был близок. Но к нему вёл длинный коридор с кучей народа и контрольным пунктом. Вперёд! Бежала я так быстро как только могла, маневрируя между учениками и перепадами и, когда до выхода оставалось метров десять, меня схватила за предплечье чья-то рука. Хватка была мёртвой! В последнем порыве я резко обернулась, и хватка ослабла. Нужно было защититься. Мои руки описали окружность, пока я произносила заклинание, и сложились крестом на груди после чего холл осветил яркий свет и… всё. Пустота.

Очнулась в тёмном и тесном помещении без окон. Стены были абсолютно пустыми, а на сером ровном потолке тускло светилась незамысловатая люстра. Её света еле хватало чтобы осветить кушетку, на которой я лежала и около метра вокруг. Возможно, по этой причине, а может из-за небольшого сотрясения сидящий в углу человек не был замечен мной сразу. Он молча сидел в кресле с книгой в руках и даже не поднимал глаз в мою сторону. Когда мои глаза привыкли к полумраку я смогла немного лучше разглядеть таинственную фигуру. Это определённо был мужчина: высокий, атлетического телосложения, одетый в тёмно-серый жилет, белую рубашку со свободными рукавами и чёрные брюки. Плечи его были покрыты тёмным плащом с бордового цвета подбоем, а на руках красовались элегантные перчатки с каким-то не известным мне символом. Что касается лица, то его я не видела. Только волосы были слегка волнистыми, длиной где-то до плеч, тёмного оттенка. В целом образ его можно описать как типично-фантазийный с обложек подростковых романов про магию, чародеев и древние проклятия. (Каюсь, что сама их читала лет до двенадцати, пока не пришла к мысли, что такое чтиво не по мне в силу своего антинаучного представления о магии). Взгляд таинственный незнакомец поднял лишь тогда, когда я прокашлялась и села на кушетке.

-Рад, что вы уже очнулись, мисс Дармут – произнёс он мягким и низким голосом. И это звучало даже как-то искренне. Но сейчас это не важно. Нужно осторожно задать все необходимые вопросы не проявляя эмоций. Начнём с простого:

-Где я нахожусь? —  вопрос получился достаточно бесстрастным, отлично.

-Мы в преподавательском крыле школы. Здесь будет спокойнее, и мы сможем всё неспеша обсудить – голос звучал также мягко, а ответ был быстрым и непринуждённым. Я этой комнаты не видела и в другом крыле школы не бывала за ненадобностью. Может он и не врёт, а может просто пытается вызвать к себе доверие.

— Что случилось в холе?

— Думал это вы мне скажите. Никогда ещё не видел учеников исправительной академии с такими навыками. Но вам, похоже, не хватило контроля. Моё контрзаклинание конечно сыграло свою роль, но бессознательное состояние скорее побочный эффект именно от ваших собственных действий – он прервался и задумчиво посмотрел на меня. Взгляд был внимательным и глубоким, цвет глаз рассмотреть не смогла, но лицо было красивым и в то же время брутальным. Судя по всему, мужчине было около тридцати.

-Вы ведь не просто так пришли сюда. Кто вы такой? – прервала я молчание и с подозрением посмотрела на собеседника.

— Я представляю особое общество для людей с необычным, скажем так, даром. Директор школы ордена Лучезарной Алании был обеспокоен сложившейся ситуацией и попросил совет старейшин нашей общины рассмотреть вашу кандидатуру для перевода. Если вы, конечно, согласитесь.

— Если соглашусь? То есть, вы даёте мне выбор? – спросила я с напускным безразличием.

— Так и есть. Но подумайте над ответом как следует. Вариантов не так уж и много, но в случаи согласия я гарантирую, что вам откроется масса возможностей.

— И я больше не вернусь в дисциплинарную школу?

-Нет. Это не произойдёт и в случаи отказа. Но вы уже почти достигли совершеннолетия насколько я знаю. В таком случаи взыскание за ваше преступление уже может быть уголовным – после этих слов мужчина замолчал и откинулся на спинку кресла, ожидая моего решения. Пути было два: либо я возвращаюсь в школу, и жизнь моя будет известной, но фактически оконченной, либо соглашаюсь пойти с этим типом и шагнуть в неизвестность, где всё может быть ещё хуже…Хотя куда хуже. Ведь я реально могу оказаться в тюрьме, как только мне исполниться восемнадцать.

— Допустим я согласна. Но что будет дальше? Насколько вы вообще уверены в решении своего совета? Думаю, вы в курсе за что я здесь оказалась, не так ли? – эти слова я произносила уже более импульсивно. В памяти вплыли мрачные образы.

-Я знаю лишь то, что написано в вашем резюме. Всё, что мне известно это то, что вас поместили в исправительное учреждение из-за нечастного случая в вашей старой школе. Подробности мне не изложили – сказал незнакомец и взял со столика у кресла красную папку для документов. – Всё же любопытно, почему нет полной версии прошлых событий. Может вы сами поведаете мне о случившемся? Если, разумеется, это уместно.

Чёрт, то есть он ничего толком не знал. А меж тем, говорил, что меня ожидает уголовная ответственность. Возможно, директор не стал вдаваться в подробности, а лишь в общих чертах описал ситуацию. Ну нет, от меня так просто он ничего не добьётся. Неведение сейчас лучше для него.

-Не буду вдаваться в подробности. Скажу лишь, что в ходе проводимой мной не вполне законной работы пострадал человек. Это всё.

-Что ж, этого вполне достаточно – он закрыл папку и положил обратно.-Так вы согласны на моё предложение? -спросил мужчина, вставая с кресла и подходя ближе к кушетке.

-Один вопрос: почему именно я? – спросила я с вызовом.

-Вы, мисс Дармут – человек с весьма выдающимися способностями. В мире, который вам откроется, вы сможете в полной мере развить их, не ограничиваясь правилами и запретами. Нашему обществу нужны такие личности. Прошу вас, мисс, не отказывайтесь от такой возможности – произнёс он мягко и тихо и протянул мне руку в замшевой перчатке. Терять нечего и оставлять некого. Я всё решила для себя.

— Я согласна пойти с вами – твёрдо и бесстрастно произнесла я и подала незнакомцу свою ладонь. Тот приветливо улыбнулся и произнёс в ответ:

-Тогда мы отправляемся прямо сейчас. Кстати, прошу прощения за то, что так и не представился. Моё имя Гилеон Алансис – после этих слов он достал из кармана нечто на подобие магической печати, которая поднялась над его ладонью и стала быстро вращаться вокруг своей оси. В следующее мгновение в стене образовалось сияющее пространство портала, и мы вошли в него. 

Глава 2

Проход через магический портал для неподготовленного человека обычно оборачивается головокружением и тошнотой в течение недели или и вовсе потерей сознания дня на два. В жизни использованием подобных примочек баловались лишь магистры, нелегалы или же новички, жаждущие острых ощущений и экспериментов. Я же никогда не любила подобные трюки ни со своей стороны ни со стороны окружающих. Довольно некомфортно стать жертвой неожиданного появления из-за спины какого-нибудь дебила с хлопушкой или ручкой-обманкой из магазина «Всё для розыгрышей». Но основная причина, почему я сама никогда ими не пользовалась состоит в том, что для создания дыры в пространстве нужно либо мощное заклинание, отнимающее кучу сил, либо печать, на которую выдают лицензию в Магическом ведомстве. Да и ощущения от этого не из приятных. Проще пролететь или пробежать с ускорением с помощью сжатия реальности.

После головокружительного круговорота цветных искр ноги коснулись каменного холодного пола огромного помещения со сводчатыми потолками и множеством дверей в одинаковом полу готическом стиле. Помимо нашей парочки в помещении находилось ещё с полсотни человек в причудливых костюмах с плащами различных оттенков. Но несмотря на толпу шумно не было. Все тихо и мирно бродили по зданию, переговаривались спокойными фразами, похожими на громкий шёпот. По среди круга гранитного пола располагалось семь колон, у каждой из которых на постаменте из какого-то бело-серого камня стояли металлические подсвечники. К одному из таких каменных изваяний мы и направились, молча и без разъяснений. В близи я сумела разглядеть колоны получше. На каждой из них был барельеф с индивидуальным символом. Что они означали понять было сложно, но больше меня заинтересовали не знаки, а женщина в плаще, подлетевшая к моему сопровождающему словно из не откуда.

— Так это и есть твой новобранец, Гилеон. Довольно нетипичный выбор для тебя – саркастично высказала незнакомка. В отличии от остального контингента она говорила очень бойко, из-за чего её речь казалось звучала громче, чем на самом деле. Одета она была, как и все, в длинный серый плащ, из-под которого проглядывали сребристые доспехи. Сама женщина имела телосложение достаточно внушительное, что в сочетании с огненно-рыжими волосами придавало ей вид охотницы на драконов из детских сказок.

— Пусть тебя не обманывает вид этой девушки. Я на себе испытал её силу – сказал мужчина и с болезненной ухмылкой повёл левым плечом.

— У меня нет привычки предвзято судить о людях в отличии от тебя. И пунктуальностью ты, кстати, тоже не отличаешься – опоздал на 15 минут – девушка театрально вытянула губы в трубочку и сложила руки на груди. Само недовольство во всей красе.

— Переговоры – штука не лёгкая! Это вы рыцари привыкли решать дела сразу и без разговоров. Дипломатия для вас пустая трата времени, меч же есть.

— Зато эффективно – аргументировала рыжеволосая с довольной улыбкой. Последнее слово явно было за ней.

Посреди этой перепалки я просто стояла и молча оглядывала этих двоих. Судя по всему, знакомы они давно. В конце концов быть невидимкой мне надоело, и я спросила:

— Может всё-таки мне кто-нибудь соблаговолит объяснить, что тут происходит?!

Оба собеседника обернулись словно внезапно вспомнив о моём существовании.

— Ох да, где же мои манеры. Моё имя Имаи, я являюсь рыцарем ордена Алого пера. Очень рада познакомится с новым членом нашей общины – с этими словами Имаи протянула мне руку.

— Имаи боевой маг-феникс. Проще говоря, она владеет силой огня – пояснил Гилеон. Маг огня, в самом деле? В мире, котором я жила до этого момента магия хоть и является частью быта, тем не менее не может быть однобокой. Я читала о магах стихий, но понятия не имела, что они ещё вообще существуют.

— Приятно познакомиться с вами, Имаи, но, что со мной будет дальше?

— О, теперь для тебя начнётся совсем другая жизнь в абсолютно новом мире – с этими словами моя новая знакомая жестом пригласила нас войти за ней во одну из дверей.

***

Мы шли по длинному узкому коридору, который освещали факела на каменных стенах. Здесь не было ни окон, ни ответвлений. Казалось коридор бесконечен. Несмотря на то, что я не была против происходящего, по телу всё равно проходила мелкая дрожь, но не от страха, а скорее от ожидания неизвестности.

-Похоже тебе немного не уютно – обратилась кок мне девушка с приветливой ухмылкой. -Ничего. Здесь много всего странного и загадочного, но ты скоро привыкнешь.

Да уж привыкну. Говорит так будто до этого момента я жила как комнатное растение. Странности для того, кто занимается магией с детства не новость. Когда видишь всякую нечисть в каждом углу, а из серванта по утрам вываливаются чайные духи по неволе привыкаешь к странностям и всякого рода абсурду. Дяде никогда это не нравилось – разговоры о призраках. «Маленькая шизофреничка» так он меня называл, когда особо доставала.

Меж тем наш бравый отряд приблизился к следующей двери. Не ужели этот бесконечный коридор закончился! Имаи достала из кармана связку ключей и долго в них ковырялась, ища нужный.

— Вот он, нашла – воскликнула она и отперла замок.

Зрелище, представшее моим глазам, было весьма впечатляющим: огромные лестницы перемещались верх и в низ по вертикальному коридору, поря в воздухе, меняя плоскости, будто были сделаны из бумаги. Этажи башни перемещались по кругу меняясь местами, а самые разнообразные по виду двери размещались почти повсеместно. Всё это напоминало огромный нестандартный кубик Рубика, грани которого беспрерывно крутили в разных измерениях и направлениях. 

— Впечатляет правда – голос Гилеона вывел меня из ступора – это место называется Цитадель. Здесь на протяжении уже многих веков живут и учатся маги и волшебники из всех миров. Теперь и ты станешь их частью – он протянул мне руку, чтобы помочь спуститься на движущуюся лестницу. Боже, как вообще здесь можно спокойно передвигаться без страха сломать шею! Но меж тем и мой проводник и Имаи достаточно ловко передвигались по хаотично летающим объектам.

Спустившись где-то на три этажа (точнее сказать не могу, потому что они, чёрт возьми, всё время перескакивают!) я и мои провожатые вошли в большой мраморный зал с высокими, от пола до потолка, окнами. В центре находилась круглая платформа, к центральной части которой сходились семь лучей от семи колонн с медными чашами. На каждой были символы, похожие на те, что я видела в первой комнате, куда мы перенеслись из школы. Стены были украшены барельефами с изображением мифических животных и фресками с сюжетами как будто из легенд о древних магах. Но более всего привлекла меня стена, на которой была изображена высокая фигура в чёрном плаще, окружённая голубыми всполохами искрящегося пламени. В одной руке фигура держала книгу в кожаной обложке со змеёй, пожирающей саму себя, а в другой меч с сияющим бело лунным лезвием. Рукоять украшал сине-чёрный камень, а на клинке была высечена надпись: «Vins ter arsum het a Nura».

 — «Всё возвращается во тьму» – произнёс низкий голос за моей спиной. – Давольно любопытное изречение, не находишь?

Я обернулась и увидела старика, что, склонившись ко мне, смотрел на фреску. Он имел вид средневекового мудреца, облачённого в длинную поношенную мантию, с длинными белыми как снег волосами и таким добрым, глубоким взглядом. Не могу точно сказать сколько ему было лет, но наверняка не меньше девяноста.

На заданный мужчиной вопрос я промолчала, не найдя что ответить. Он же улыбнулся и негромко произнёс:

— Рад приветствовать нового члена нашей гильдии – старик отошёл на несколько шагов и обратился уже к моим спутникам.

— Что ж Гилеон, думаю ты сделал хороший выбор в отношении этой юной леди. Её магическая аура впечатляет.

 — Так и есть. Я бы хотел, чтобы церемонию для неё провели отдельно от прочих новичков, если вы позволите.

— А что это за церемония – с неподдельным интересом спросила я. Только Гилеон хотел что-то сказать его тут же перебила Имаи и начала с воодушевлением объяснять:

— Церемония посвящения. Это очень важное событие для каждого, кто входит в стены Цитадели. Её проходят и рыцари, и маги. С помощью особого ритуала для новичка определяется его дальнейшая роль и то какой силой он будет обладать.

— Силой?

— Имеется в виду вид магии – пояснил Гилеон. – Церемония выявит твои способности и тебя определят в один из классов.

— Но разве магия может быть разной? В мире людей магия просто существует как энергия без какого-либо деления.

-Так и есть, но это лишь по той причине, что в ваш мир магия попала случайно и её там очень мало. В других мирах она ведёт себя иначе.

Он повернулся к старику и тот, подумав, кивнул.

-Думаю исключение вполне возможно. Можем приступить прямо сейчас – и он направился к центру зала, где стояли алтари.

Гилеон рукой подал мне знак идти за ним. Оказавшись в центре, я смогла лучше рассмотреть символы на колоннах. На одной был изображён огонь, на второй – волнистые линии, видимо означающие воду, на третьей – змея, такая же как на фреске. Смысл остальных символов я не смогла понять. Старец остановился за пределами круга и стал медленно обходить колонны одну за одной.

— Каждая чаша и каждый знак — это олицетворение одной силы.  От того какая из этих чаш наполнится будет зависеть твоё будущее. Всего существует семь видов магии. Четыре из них относятся к природным стихиям – воде, огню, земле и воздуху. Пятая сила – магия природы или анимагия. Она даёт способности к перевоплощению и чувства схожие с животными. Шестая сила – магия разума, мощная и редкая. Волшебники, что обладают ею способны властвовать над чужими мыслями, видеть пошлое и будущее. Такая сила требует большого контроля и ответственности от своего владельца. И наконец седьмая – он подошёл к колонне со змеёй – магия Тени.

Он прервался и его лицо несколько потемнело. Затем он поднял на меня глаза и продолжил:

— Эта самая таинственная и древняя сила. Последние представители магов Тени исчезли ещё два столетия назад и больше никому не суждено было стать одним из них. К сожалению, я мало, что могу рассказать об этой магии, но может это и к лучшему.

— И что же мне теперь нужно делать?

— Просто сосредоточиться и позволить твоей магической энергии сделать выбор. Остальное само собой произойдёт.

После этих слов человек в мантии отошёл на несколько шагов от круга колонн, развёл руки и начал бормотать заклинание. Сначала тихо, а затем всё громче и громче. С каждым его словом символы на алтарях начинали светиться, а чаши наполнялись дымом. На кульминационном слове мага дым сформировался в сияющие цветные сферы, каждая из которых олицетворяла одну из сил.

 — Теперь просто подумай о своей внутренней энергии и позволь ей течь через тебя свободно.

Я закрыла глаза и сосредоточилась на своей силе. Представила, как она течёт через мои пальцы и заполняет собой комнату. Сферы загорелись сильнее и лучи света сформировали вокруг меня вихрь цветных искр, каждая из которых несла в себе частицу мощнейшей энергии. В какой-то момент мне даже стало немного больно от того излучения, что меня окружало, но я просто сжала кулаки. Потом я увидела яркую вспышку света и всё стихло. Над одной из чаш завис изумрудный энергетический сгусток, а на колонне сиял знак природы.

 — Выбор сделан. Теперь ты станешь анимагом. Поздравляю!

Я подошла к алтарю и коснулась сферы кончиком пальца. Она тут же погасла и в комнате стало темно, будто бы никаких витражных окон и вовсе не было. Впрочем, не было не только света. Я осмотрелась и поняла, что в комнате нахожусь одна. Все трое магов пропали.

— Эй, есть тут… — договорить я не успела. Из темноты донёсся еле слышный шёпот и повеяло холодным воздухом. У стены что-то зашевелилось и с шипящими звуками начало передвигаться по периметру. Шёпот нарастал, но я так и не смогла его разобрать. Казалось, я попала в чей-то ночной кошмар или вроде того. И тут всё затихло. Из темноты на меня кто-то смотрел. Мне даже показалось, что я видела два жёлтых глаза. Рассмотреть было сложно, но до меня вдруг дошло. Передо мной была огромная змея с чёрной чешуёй. Она медленно подбиралась ко мне издавая тихое шипение. Мне стало по-настоящему страшно, и я попятилась назад, но змея остановилась и почти человеческим голосом произнесла всего одно слово:

Brolmoanur – затем она исчезла, как и всё вокруг.

— Эссен – моё имя меня словно оглушило. Я начала приходить в себя от того, что меня трясли за плечи и упорно произносили моё имя.

— Что случилось?

— Я хотел спросить о том же – с волнением в голосе сказал Гилеон. Это он пытался привести меня в чувства. Лица старика и Имаи также выражали тревогу. – Ты как будто в транс впала. Всё нормально?

— Да вроде – ответила я неуверенно и потёрла внезапно разболевшийся затылок.

— В таком случаи думаю Имаи может проводить вас, мисс Дармут, до общежития и показать комнату. Новичкам бывает сложно сразу сжиться со своей новой силой, так что вам следует отдохнуть. Всё что нужно вам сообщат наставники. А что до вашего куратора, думаю Гилеон будет отличной кандидатурой.

— Куратор?

— Да. Он есть каждого ученика. Не смею больше вас задерживать.

Имаи уже подталкивала меня в спину, не давая больше не о чём спросить, а мой теперь уже куратор остался в церемониальном зале, провожая нас взглядом. Сознание моё всё ещё немного путалось, и поэтому бесконечная череда вопросов никак не могла сформироваться, но с этим позже. Похоже мне действительно стоит немного отдохнуть.

***

 Экскурсия по общежитию не заняла много времени или просто Имаи решила меня пока не мучить долгими хождениями. Но тем не менее она кратко рассказала, что и где находится, когда начинаются занятия и прочие бытовые подробности. Как я поняла теперь я стала ученицей своеобразной школы магии. Теперь мне предстояла посещать уроки и практикумы в течение нескольких ближайших лет чтобы в полной мере овладеть магическим искусством. И пусть я не большой поклонник системного обучения, но любая школа будет лучше, чем то паршивое заведение, из которого меня вытащили. Поживём — увидим.

В конце концов мы добрались до моего нового обиталища. Комната была на удивление просторной с добротной деревянной мебелью и витражными окнами, как в средневековых замках. Ничего вычурного, но удобно и практично. Мне досталась кровать в дальнем углу у окна.

— Пока, что у тебя будет только одна соседка. Может позже подселят кого-нибудь ещё из новеньких. Мужское и женское крыло здесь раздельные так, что не шастай, где не надо. План занятий и прочие бумажки тебе потом наставники отдадут. В общем-то и всё. Надеюсь, со скуки не помрёшь.

-Спасибо, Имаи – сказала я с добродушной улыбкой.

— Удачи – бойко ответила девушка и унеслась по коридору на выход.

— Ну что ж. Довольно многообещающее начало моей новой жизни – кровать была такой манящей, что я сразу ухнулась в её мягкие объятия. – Может это всё и правда к лучшему – я упала головой на подушку и на меня накатила тяжёлая пелена глубокого сна.

Все образы, что я видела были отрывочными и размытыми. Вот страницы книги, мел в моей руке, добродушная улыбка мальчишки. А вот контур печати на полу лаборатории и лицо мальчика уже забрызгано кровью. Его зелёные глаза совершенно пустые и всё, что я чувствую это страх и гнев, которые не передать. Крики, вой сирены, чьи-то голоса…

Сквозь сон я почувствовала на себе чей-то внимательный взгляд и открыла глаза. Первое, что я увидела это яркие, как апельсины вьющиеся волосы и добродушное лицо девушки. Она сидела на корточках перед моей кроватью подперев подбородок руками и улыбалась.

— Приветик. Проснулась? – спросила она, улыбнувшись ещё шире.

— Не совсем – ответила я сонно и села на кровати чтобы получше рассмотреть незнакомку. Первое, что мне бросилось в глаза, были её торчащие длинные уши и разные по цвету огромные глаза. Один был ярко-зелёный, а другой голубой и в ансамбле с солнечными локонами это смотрелось по-настоящему сказочно.

— Стало быть ты моя новая соседка? Я Хель, а как твоё имя? – она протянула изящную руку.

— Моё… Я Эссен – промямлила я и протянула руку в ответ.

— Эссен? Надо же какое необычное имя. Откуда ты?

— Из мира людей. А ты?

— Хах, похоже в твоём мире живут большие оригиналы – девушка весело рассмеялась. Смех этот был схож со звоном горного ручейка. – Что до меня, я из Эписфара. Это одно из магических измерений. Я там училась в столице, но на науку меня не очень хватало. Слишком уж занудными были эти академические занятия, поэтому я часто прогуливала. В один из дней мы с друзьями во время занятий решили «прогуляться» в районы верхнего города и нарвались на стражу, когда пытались перелезть через забор знатного альтрона. Ну мы и решили, что просто так не зададимся, даже если нам суждено оказаться взаперти, и вступили в неравный бой. Кстати, я завалила тогда двоих! В общем после этого происшествия и пары дней в изоляторе при дворце я попала на глаза к своему куратору. Вот такая история.

— Да уж увлекательно – ответила я со вздохом и ироничной усмешкой. Почему-то в подобных историях победителями выходят в основном попаданцы и бунтари. Может это карма, а может просто беспримерное везение, кто знает.

— А как ты здесь оказалась?

— Ну, практически аналогичным способом если исключить тюремное заключение.

— Да? Забавно. Надеюсь, мы станем хорошими пусть и не подругами, но партнёрами точно, как думаешь? – её волосы качнулись и рассыпались по плечам, когда она наклонилась к моему лицу.

— Думаю это неплохая идея. Кстати, а ты ведь имеешь отношение к эльфам, так? – спросила я с неподдельным интересом.

— Не совсем. Я Сильф на половину.

— Сильф?

— Ну да. Сильфы — это духи ветра. Разве в мире людей не знают о них?

— Ах да. Теперь я вспомнила, что читала про это в одной из книг по мифологии – я встала и подошла к зеркалу, чтобы привести себя в порядок.

— У тебя красивые глаза – сказала Хель смотря мне через плечо. – Такого необычного цвета, прямо как сапфиры. Даже смотреть тяжело.

— Правда? Не думала об этом – уложив насколько возможно короткие непослушные волосы я обернулась к девушке:

— Знаешь я здесь совсем недавно и пока, что мне ничего толком не рассказали. Не могла бы ты ввести меня в курс и кое-что пояснить.

— Само собой. Ты как раз обратилась по адресу. Я в Цитадели уже две недели и смогла много интересного узнать. Даже завела пару знакомых. Пойдём, устрою экскурсию – она подхватила меня под локоть, и мы вышли в коридор.

Хель шла впереди, одновременно рассказывая обо всём, что могло мне понадобиться в ходе обучения.

— Итак, здесь у нас общий зал – она обвела рукой обширное помещение, заставленное лавочками и плетёнными диванчиками. – Здесь мы обычно собираемся во время мероприятий и просто дружеских посиделок. Дальше на другой стороне находится мужское крыло общежития. В зависимости от курса учеников расселяют от третьего этажа до первого. Эту информацию тебе следует запомнить, чтобы не сунутся куда не надо по незнанию – она заливисто рассмеялась и направились в один из портиков, ведущих, по всей видимости в учебный корпус.

Через некоторое время мы с новой соседкой оказались в Башне. За это время Хель поздоровалась и обменилась любезностями чуть ли не с дюжиной учащихся и новичков. Она была такая приветливая. Не удивительно, что всего за две недели ей удалось завести столько знакомств.

— Полезные связи никогда не помешают – объяснила она, увидев моё недоумевающее лицо. – Тебе тоже стоит завести друзей или хотя бы хороших знакомых.

За массивной дверью меня вновь ждала череда бесконечно изменяющихся лестниц. Интересно я вообще к этому привыкну?!

— А куда мы сейчас направляемся?

— Я покажу тебе учебные аудитории и магический зал. Там у нас должны практикумы проходить. Ты, кстати, ещё не получила учебный план и карту?

— Нет. А, что за карта?

-Специально для новичков выдаётся карта Цитадели, чтобы не заблудились. Ты же видишь, как тут всё непросто. Я в первые три дня блуждала тут, бывало, до ночи – она изобразила страдальческую мину и стряхнула с лица непослушные кудряшки. Она двигалась по летающим конструкциям почти также ловко, как и мои недавние спутники, чего обо мне не скажешь. Я всё время запиналась за ступеньки, цеплялась за перила и в целом тихо проклинала эти чёртовы лестницы.

— Это только по началу сложно, потом привыкнешь – сказала Хель увидев мои мучения.

— Надеюсь – злобно произнесла я, в очередной раз запнувшись о внезапно появившейся порог. Девушка подала мне руку, помогая подняться, а после мы быстро вошли в одну из тысячи дверей башни, пока она не перескочила на другой этаж.

— В передвижении лестниц и дверей есть определённая система и со временем ты её запомнишь. Будет проще находить нужную дверь. Главное за временем следи. Не зря же эту башню называют часовой.

— То есть у неё есть расписание? Как у автобусов? — спросила я. Хель немного помедлила с ответом:

— Эм, я не знаю, что такое автобусы, но да – мысль верная.

Мы прошлись по учебному корпусу. Хель рассказала мне о расположении классов и примерном расписании занятий. Показала внутренний двор и Сад забвения.

— Это особенное место. Я там сама не была, но слышала от старших рассказы о нём. Это вроде духовной обители. Там занимаются магистры и адепты. Попасть туда без приглашения нельзя, но вид потрясающий даже от сюда.

С высоты были видны высокие деревья и причудливые строения. От того места так веяло спокойствием и умиротворённостью. Может и мне удастся попасть туда когда-нибудь. А уж каким путём – другой вопрос. Тем более мне не привыкать.

Эльфийка ещё около часа водила меня по всем причудливым залам и аудиториям школы. Я многое узнало от неё и напоследок, мы заглянули в магический зал. Это была огромная комната с каменными стенами и купольным потолком. Там тренировались маги различных классов, используя зачарованные тренировочные печати и артефакты. В центре зала возвышался огромный парящий кристалл лилового цвета. Он освещал всё пространство вокруг, подобно гигантской люстре. Зрелище впечатляющее!

— Здесь адепты тренируются с кураторами. Как только мы освоим теорию тоже будем здесь заниматься. Ну всё пойдём, не будем мешать.

Краем глаза, уходя, я заметила у стены высокого парня с белыми волосами в изумрудного цвета накидке. Над его ладонью парил светящийся шар, а на пюпитре лежала книга. Он читал и постепенно сфера начала искриться и превратилась в поток ярких нитей, которые сплелись перед магом в причудливый узор энергетического щита. Я видела такое заклинание лишь однажды и очень хорошо запомнила, как оно выгладит. Полезный навык, но требующий долгого изучения и хорошего контроля.

— Хель скажи – обратилась я к девушке, когда мы возвращались в общежитие – чем наставники отличаются от кураторов? Как вообще определяют кто будет помогать в обучении тому или другому ученику?

— Ну, если вкратце, наставники это те, кто обучает нас теории и отвечают за нас в пределах школы. А кураторы – куда важнее. Такого человека назначают каждому новичку индивидуально в зависимости от способностей и совместимости. Чаще всего это те же маги, что нас сюда приводят. Куратор обязан не только обучать своего подопечного практической магии, но и помогать и направлять во всём прочем. Считай, что куратор – твой родитель.

Мысль о родителях кольнула мне сердце. Хотя я и не знала их, но почему-то всегда чувствовала вину за их гибель. Это необъяснимое чувство преследовало меня с самого детства, но я всегда пыталась не воспринимать его в серьёз. И пусть эта тема не вызывала во мне какой-то неимоверной душевной боли, всё равно нечто глубоко в моём сознании откликалось при каждом упоминании родителей. Может мне на хватало их, но это вряд ли. Ведь я всю сознательную жизнь провела со своими дядей и тётей. Пусть и не лучшую её часть.

— О чём задумалась? – голос Хель прервал поток моих мыслей.

— Да так, не о чём.

— Кстати, я хотела спросить, какой куратор тебе достался?

— Его зовут Гилеон.

— Гилеон Алансис – девушка вплеснула руками. – Ничего себе повезло! Говорят, он один из самых талантливых магов Цитадели. Ещё и красавчик ко всему прочему. Поздравляю!

— Спасибо. Ты встречала его?

— Да однажды. А у меня куратора зовут Миёри Кайро. Она строгая, но является лучшим мастером зелий. А это как раз моя тема – гордо сказала эльфийка и продемонстрировала маленький пузырёк с зеленоватой жидкостью. – Это очень полезная вещь – отвар болотного хмеля. Если распылить, то дезориентирует противника и блокирует магические способности на некоторое время. Хватит чтобы быстренько удрать или внезапно напасть из-за спины.

— Ого неплохо. Видимо раньше ты этим нередко пользовалась – сказала я с усмешкой.

Хель задиристо улыбнулась и спрятала бутылёк обратно под плащ. Остаток дня я провела в нашей комнате изучая расписание и самую запутанную карту на свете. По-моему, разобраться в ней вряд ли проще, чем в системе Часовой башни непосредственно! Зачем вообще строить подобное?!

Глава 3

Следующий день начался вполне безобидно, если не считать того факта, что мы проспали. В первый учебный день! И всё лишь из-за того, что кто-то забыл поменять маховик в будильнике!

— Тролль разбери этот будильник! Откуда я могла знать, что он разрядится в самый неподходящий момент!

— Да успокойся ты. Нет смысла так спешить если уже опоздал. Всё равно оправдываться.

— Да как так-то?! Опаздывать в первый учебный день даже я себе не позволю! Так всё, бежи-и-и-м! – Хель схватила сумку и заодно меня под руку, и мы бешенным вихрем унеслись в сторону учебного корпуса.

 Нужная аудитория находилась в глубине коридора, поэтому наша скорость возрастала пропорционально приближению стрелок на хронометре к девяти часам. Что не говори, а сильфы движутся очень быстро, при этом умудряясь никого не сбить по дороге.

И вот она цель нашего забега – аудитория 246.

— Хух, успели – Хель отдышалась и поправила растрёпанную причёску. Она даже не запыхалась! – Чего стоишь, давай заходим, подруга, бегом.

Классная комната была не совсем такой как я представляла. Исходя из общего готического стиля школы в моём воображении вырисовывались типичные картинки из фэнтэзи про волшебников, вроде Гарри Поттера. Парты, перья, чернильницы, школьная доска и полочки со снадобьями. Но здесь всё было иначе. Никаких столов не было и в помине. Это была практически пустая округлая комната с деревянной отделкой стен и красивым узорчатым полом. По периметру располагались несколько ниш с замысловатыми устройствами на подобие торшеров, только вместо абажура их венчали металлические «корзинки» с кристаллами. Окон не было, а свет давала люстра под потолком. Справа от входа стоял один единственный предмет мебели, напоминающий бюро без крышки и стоящее на опоре из переплетённых корней дерева.

Через некоторое время дверь в противоположном конце от входа распахнулась и в комнату впорхнула высокая стройная женщина средних лет с широкой улыбкой на лице. Одета она была в просторное светлое одеяние, вобравшее в себя что-то от платьев в сите 18 века и нарядов эпохи хиппи. Запястья женщины были увешены фенечками с крупными бусинами и чем-то на подобие амулетов. В целом она создавала впечатление доброй феи из старых сказок.

— Доброе утро, мои дорогие – пропела она и прошла к замысловатому предмету интерьера. Пару движений и на деревянной поверхности появился светящийся узор из кругов и символов. В этот же момент кристаллы в торшерах начали по очереди загораться. «Фея» спустилась со ступеньки постамента и обратилась ко всем присутствующим:

— Приветствую всех вас в стенах этого замечательного места. Моё имя Альфирия Кроули. Я являюсь преподавателем истории магии, и буду помогать вам познавать свою силу и учиться ею управлять. На моих курсах вы узнаете на что способен каждый из вас согласно своей магической фракции. А сейчас я попрошу вас встать на подсвеченные области на полу.

Все послушно выполнили просьбу и замерли в ожидании. Кроули вернулась за стойку, которая, по-видимому, являлась пультом управления и начала перемещать символы по световому узору. Из кристаллов начал литься голубоватый свет и произошло нечто странное. В кабинете становилось всё темнее, стены будто исчезали в чёрной дымке. В конце концов не осталось ничего кроме парящего в пустоте круга пола и платформы с пультом. Потом пространство вспыхнуло и вокруг нас стали появляться изображения и надписи на неизвестном языке. Разворачивались незнакомые пейзажи и события. Мне показалось, что я попала в видеоигру с дополненной реальностью. Среди толпы учеников прошлись восхищённые возгласы и вопросительные интонации.

Я оглянулась на Хель и увидела в её лице просто дикий восторг. Она вертелась из стороны в сторону рассматривая всё, что происходило на изображениях. До меня вдруг дошло, что всё это похоже на голограмму. Тут Кроули привлекла наше внимание парой лёгких хлопков:

— Прошу внимания, дорогие. Думаю, вы очень удивлены увиденным. В стенах Цитадели подомное не редкость. Мы пытаемся сделать обучение как можно более эффективным и увлекательным, поэтому используем нестандартные методы. Многолетнее изучение других миров помогло нам совместить технологии с магией, создав идеальное голографическое пространство – она прошла по краю платформы пола и за её спиной появилось изображение семи магических сил. Области под нашими ногами погасли, а на их месте появились рабочие места, представляющие индивидуальный стол с удобным креслом из полупрозрачного материала. – Вы можете занять свои места, и мы начнём.

Хель потянула меня на место рядом со своим и прошептала:

— Правда же круто! Я знала, что здесь много необычного, но чтоб настолько!

— Да уж, такого я точно не ожидала – ответила я.

Столы были установлены полумесяцем в два ряда так, чтобы всем студентам был виден экран и никого не загораживали. Удобно и практично. Надо признать здесь действительно пеклись о благополучии учащихся. Ни как в обычных школах, где занять хорошую парту было невообразимой удачей. И потом каждый год отвоёвывать её у наглых одноклассников, так и стремящихся покуситься на твою собственность.

— И так, сегодня у нас будет вводное занятие, которое мы посвятим семи волшебным энергиям. Через пару дней вы пройдёте церемонию распределения и узнаете к какой группе относится ваша сила. Начнём по порядку – женщина движением руки приблизила первый четыре символа, рядом с каждым из которых появились описания.

— Основной силой в магическом измерении считается стихийная магия. Она подразделяется согласно силам природы: вода, земля, огонь и воздух. Маги с такими силами встречаются чаще всего, а сила их заклинаний зависит от связи со своей стихией. Чем крепче эта связь, тем могущественней будет чародей.

Кто-то из класса поднял руку и спросил:

— А в чём заключаются проявления такой силы? Есть какие-то особенности?

— Очень хороший вопрос – мисс Кроули коснулась небольшой рунической надписи под стихийными символами и на экране появилось схематичное изображение человеческого тела со светящийся сферой в центре. – Магия закладывается в человека с рождения, но её мощь и назначение не фиксированы. По мере взросления внутренняя энергия начинает приобретать определённый окрас, согласно виду способностей. Обычно их проявление наблюдается ближе к совершеннолетию и проявляется по-разному. Отвечая на ваш вопрос – она кивнула в сторону собеседника – хочу отметить такие особенности как изменения цвета глаз или волос, непроизвольное телекинетическое воздействие на тела различной природы, к примеру управление водой или случайные возгорания, возможность общения с растениями и животными и так далее. Но чаще на начальном этапе всё ограничивается внешними преобразованиями.

На экране загорелся следующий символ. Это было изображение лисицы с зелёным контуром. Знак анимагов, который был мне уже знаком.  

— Анимагия – очень своеобразная способность. Она позволяет обрести облик любого животного, которого вы представите. Также анимаги способны понимать язык любого существа будь оно магическим или обычным. Но есть одно важное условие. При превращении вы должны чётко представлять конкретное существо, иначе у вас просто ничего не получится.

— А что на счёт оборотней – спросила я неожиданно даже для себя.

— Оборотней?

— Да. В нашей человеческой культуре есть множество упоминаний о них. Вервольфы, кумихо, тенгу – можно ли их считать анимагами, если они допустим ранее были людьми?

— Люди в большинстве склонны преувеличивать значимость своих легенд. Но могу сказать, что некоторые анимаги могут быть подвержены проклятию оборотня если соприкоснуться с тёмной магией или не смогут совладать со своей силой. В целом же всё, что вы перечислили можно назвать скорее магическими существами. Продолжим.

Так наше занятие плавно перетекало от одной способности к другой. Выяснилось, что во время становления способностей анимаги могут морфологически меняться. Появляются признаки животных такие как, хвосты, крылья, кошачий разрез глаз, может изменяться слух и обоняние.

Что касается магов разума, то здесь всё было куда интереснее. Основная их способность управлять волей и мыслями других. Их магия очень мощная и её сложно управлять. Иногда им могут сниться вещие сны или возникать ведения о будущем. Распознать магов разума крайне не просто и порой их способности в начале весьма посредственные. А потом как бахнет по полной программе и вот уже управляешь людьми как марионетками. Ограничения есть конечно, так как эта магическая сила требует очень много энергии.

— Седьмая сила – одна из самых таинственных. О ней известно столько же мало, сколько и о драконах. Когда-то давно маги Тени подняли восстание, решив захватить власть в магическом измерении. Их главной чертой считалась способность управлять тенями и жизненной силой своих врагов. Они были очень близки к тёмной магии и внушали страх другим чародеям. Восстание удалось подавить и с тех пор о них никто не слышал. Да и магия Тени уже давно никого не выбирала. На этом, думаю, мы и закончим на сегодня – Кроули хлопнула в ладоши и голографический экран погас. Затем она вернулась к пульту управления и нехитрыми жестами превратила окружающую пустоту снова в просторную классную комнату. Все поднялись со своих мест и столы исчезли, как и не появлялись. Наставница пожелала нам хорошего дня и с лёгкой грацией покинула помещение. Интересно, почему я не разу не услышала её шагов?

Всю дорогу до следующей аудитории, в которой у нас должно было проходить занятие по алхимии, Хель не прекращала возбуждённо обсуждать первое занятие:

-Это было просто невообразимо! Я в первый раз столкнулась с подобными технологиями. Да эта Альфирия Кроули чудесный преподаватель, как по мне! Полтора часа пролетели совсем незаметно.

— Вижу ты очень впечатлилась – с улыбкой ответила я. – В твоём мире нет ничего подобного?

— Есть, но это совсем другое. Кстати, это ведь технология из человеческого мира. Видимо поэтому ты не так уж и удивилась. У вас то, наверное, на каждом шагу подобные чудеса творятся.

Какая она всё-таки забавная и наивная. Совсем как ребёнок, который впервые попал в парк развлечений и попробовал сладкую вату. Наверное, круто быть таким непосредственным.

— Знаешь, мой мир всё-таки не такой совершенный каким ты его представляешь. То, что я отреагировала менее эмоционально не значит отсутствие удивления. У меня дома голограммы не сверхъестественная технология, но всё же не распространённая. Так что впечатлений у меня от такого занятия не меньшее.

— Пускай и так. Я восхищаюсь земными технологиями – после она ещё долго не успокаивалась и расспрашивала меня есть ли у нас ещё что-нибудь такое же крутое. Я же в свою очередь пообещала ей провести краткий экскурс в мир научных достижений людей.

Остаток дня прошёл насыщенно и довольно легко. В расписании было ещё четыре занятия помимо истории: алхимия, астрономия, основы магии и зачарование. Последний претендует на статус моего любимого. Профессор Дарен Сиф весьма талантлив в преподавании и не прочь поделится забавной историей из жизни. Некоторые ученики со старших курсов говорят, что он полукровка-инари и может общаться с духами. Правда кто такие инари я спросить не успела, так как моя рыжеволосая соседка утащила меня на ужин, заверив в неподражаемости местного десерта из туманных одуванчиков.

Глава 4

 Ночь была спокойной и тихой. Не было ни единого звука кроме пения сверчков и мирного сопения Хель на соседней кровати. Несмотря на всё обилие дневных событий мне почему-то не спалось. Мысли в голове толпились, пытаясь выстроиться в направленный поток. Вопросов было много, а в ответах дефицит. Не думала, что столкнусь за свою жизнь с подобными приключениями. Это место по-настоящему неповторимо в своём безумной волшебности и таинственности.

От размышлений меня отвлёк лёгкий шорох где-то в комнате. Я взглянула на Хель, но та продолжала тихо спать и не шевелилась. «Может показалось» — подумала я, но шорох повторился. В темноте явно что-то двигалось, перемещаясь из угла в угол. Я встала с постели, стараясь не шуметь, взяла маленький фонарик с тумбы и направилась к источнику звука. Он к тому времени ускользнул под стул и к шороху прибавился стрёкот. Свет фонарика освятил пространство у стены, и я успела заметить, как в темноту ускользнуло маленькое, не больше морской свинки существо похожее на ящерицу. Я тут же направила луч света в след убегающему зверьку, что ему явно не понравилась и он начал бегать по комнате сбивая вещи. Шуму от этого было прилично, но моя соседка проснулась только тогда, когда с её прикроватной тумбы навернулся стеклянный колпак с карликовой орхидеей и разбился об пол.

— Какого крампа тут происходит – сонно возмутилась она, включив свет. – Что ты тво…-Хель наткнулась на разбитый колпак и гневно посмотрела на меня. – Эссен, ты что наделала! Это же мой любимый цветочек!

— Это не я! Тут какой-то зверь носится – с этими словами я стала обыскивать комнату, но странного ночного посетителя не обнаружила. Хель пыталась реанимировать своё растение и переложила его на подоконник, чтобы убрать осколки. Но похоже пережить несчастной орхидее эту ночь было не суждено. Когда Хель направилась к двери, чтобы сходить за водой из подкроватного пространства вылетело маленькое серебристое создание, схватило цветок и с шипением улизнуло через окно в темноту улицы.

До самого утра мы не смыкали глаз. Я из-за неясности происходящего и полуночных догонялок, а Хель из-за пережитого шока от потери питомца. Несмотря на то, что виновата в инциденте была не я эльфийка всё равно смотрела с призрением в мою сторону. Мол это ведь я напугала зверюшку, и она начала крушить всё во круг. Да ситуация так себе.

— Откуда он вообще взялся? Такой наглости я ещё не видела. Украсть мою маленькую прелесть! Знаешь, как долго я её растила, как ухаживала и всё коту под хвост – она причитала всё то время, что мы шли по коридору на утреннюю лекцию. Неужели можно так расстроиться из-за какого-то растения?!

— Слушай, да не раскисай ты так. Можно же и другой цветок вырастить. Тут наверняка местная оранжерея есть.

— Ты ничего не понимаешь! Я не могу просто взять и заменить живое существо. Это же как семья! Вот ты можешь взять члена своей семьи и заменить его на другого?!

Да утешение получилось не очень удачным. Хотя если честно говорить о моей семье, я готова заменить её на что угодно. И отчасти уже это делаю.

До аудитории мы дошли молча. Похоже моя подруга (мне уже сейчас приятно назвать её таковой) была несколько обижена, но думаю она со временем остынет. Занятия по зачарованию проходили в оружейном зале, где было полно всякой экипировки. Сегодняшнее было посвящено простому зачарованию лёгкой брони и одежды. Профессор Сиф вызывал нас парами и предлагал наложить стандартное заклятие на одну из личных вещей.

— Простые чары частно применяются не только в бою, но и в обычной жизни. Ведь магия предназначена не только для сражений. Для путешественников или жрецов-хранителей важна сохранность одежды и личных вещей. Ведь они могут долгое время не встречать поселений на пути. Поэтому они накладывают заклятия на прочность материалов и защиту от загрязнений – с этими словами он взял походный плащ и начертил на нём несколько символов. Они загорелись и исчезли. После Сиф взял нож и попытался распороть ткань, но ничего не вышло. Затем он предложил проделать то же самое ученикам, выбирая пары имён из списка.

Кстати говоря, состав класса сегодня был несколько иной. Среди первокурсников виднелось пару человек в цветных мантиях. Они не участвовали в обсуждениях, а просто наблюдали со стороны. В толпе я заметила того самого беловолосого парня из тренировочного зала. Он стоял у стены, прислонившись к каменному выступу, совсем без эмоций глядя на колдующих студентов. Меня вызвали в паре с рыжим пареньком в очках. Он первым решил выполнить зачарование и начал выводить символы на кожаном переплёте блокнота (видимо тот был ему очень дорог). Получилось у него неловко, но завершить заклинание всё же удалось. Теперь была моя очередь, но была одна проблема – какой предмет мне зачаровать. И тут я тронула кулон на совей шее. Он был совсем небольшим и представлял два серебряных кольца, одно в другом. Он был со мной ещё со младшей школы. Что ж почему бы и нет?

Я расстегнула цепочку и положила украшение на стол.

— А могу ли я использовать простое защитное заклинание? – спросила я препадователя. – Чтобы получился оберег.

Сиф помолчал, а затем подошёл ко мне и склонился над столом опёршись на руки.

— Если хочешь можно наложить предупреждающие чары. Кулон будет посылать сигналы если рядом будет опасность. Для защитных заклинаний нужны более сложные письмена.

Я кивнула, и профессор показал мне как начертить нужное заклинание. Оно было совсем простым всего из двух знаков «воды» и «защиты». Но когда я коснулась пальцем кулона, что-то пошло не так. Знаки засветились необычно ярко, но не потухли, как должно, а стали видоизменяться. Линии закручивались и сплетались, образуя один символ. Затем он исчез. Мистер Сиф взволновано обратился ко мне:

— Эссен, что ты сделала?

— Ничего. Я чертила всё как вы показали.

По его лицу было понятно, что произошло нечто не обычное, но вот что именно. Он положил руку мне на плечо и тихо сказал направляться обратно в зал, пообещав позже поговорить. Так я и сделала. Вернувшись на место, я снова обратила внимание на того парня у стены. Он смотрел прямо на меня, не отрываясь пару секунд, а потом отвернулся. Странный какой-то.

На последнем занятии по истории магических измерений мисс Кроули отвела нас на верхний этаж Башни, где находился вход в библиотеку Цитадели. На этом уровне дверей было не много, и они медленно вращались по часовой стрелке, не перепрыгивая с этажа на этаж. Кроули объяснила, что здесь находятся самые важные помещения Цитадели, в том числе и вход в Сад забвения. Вход же в библиотеку преграждала резная массивная дверь с изображением двух дубов с переплетёнными ветвями. Между ними красовался дракон обвивающий свиток. Очень символично. Ручки у двери не было, а вместо неё в лапах дракона был зажат диск с рунами. Профессор набрала нужную комбинацию и диск разделился на две половины, а линии рун образовали витиеватый узор в центре.

— Вам нужно запомнить эту комбинацию. Все двери на этом уровне открываются с помощью магического ключа – рунической печати. Позже вы начнёте изучать их и вам будет проще ориентироваться в замках. Комбинация библиотеки — это сочетание рун «могущества», «мудрости», «земли» и «истока». Вместе они формируют «алихе», то есть истину.

К архиву библиотеки вёл длинный коридор, освещённый светильниками с флюоресцирующими растениями внутри, которые загорались при приближении посетителей. Их свет был тусклым и его едва ли хватало чтобы разглядеть впереди идущего человека. Поэтому, когда мы достигли конца коридора и оказались в главном зале яркий свет магической сферы под высоким потолком просто нас ослепил. Библиотека была огромна. Просто невообразимо огромна!  Стеллажи, достигающие в высоту не менее двадцати метров, формировали полукруглое пространство, в центре которого возвышалась мраморная статуя существа, напоминающего древнегреческого сфинкса только с чертами дракона. Подойдя ближе, я поняла, что это что-то вроде источника – статуя стояла в каменной чаше заполненной кристально чистой водой, излучающей лёгкое свечение. Ближе к стеллажам были установлены деревянные массивные столы с резными ножками и несколько удобных кресел. Некоторые книги перемещались с полки на полку или вовсе исчезали, а на их месте появлялись новые. Многие из них просто парили в воздухе двигаясь по кругу. Особого внимания также заслуживал мозаичный пол, разделённый на сектора с изображением семи магических сил в виде животных и дополненный флористическими узорами и рунами.

Из глубины хранилища к нам направлялась высокая фигура в тёмном балахоне. Она была не вполне человеческой – сильно вытянутой, худой и узловатой, как ствол ивы. В толпе учеников пополз шёпот. Некоторые отступили назад, но мисс Кроули радушно нас успокоила:

— Не волнуйтесь, всё в порядке. Это всего лишь хранитель библиотеки – с этими словами поманила нас за собой к странному существу. Когда то показалось на свет, я в полной мере смогла оценить его внешность. Кожа существа была сероватого цвета. Рост превышал человеческий в два раза, а черты лица были очень плавными и сглаженными. Нос практически отсутствовал, а миндалевидные глаза без белков имели глубокий зелёный цвет. Волос у существа не было, а череп венчало каплевидное переплетение ветвей. Тело же скрывала чёрно-зелёная мантия без узоров и украшений. Если вы когда-нибудь слышали о дриадах, то это было идеальным их воплощением. Образ настоящего лесного духа-хранителя.

— Хранители библиотеки – дендриты. Они очень дорожат этими книгами и являются одними из мудрейших существ волшебного мира. С любыми вопросами вы можете обращаться к ним – с этими словами она приветственно кивнула хранителю и тот сделал то же в ответ. Движения существа были плавными и медленными. Оно практически не издавало никаких звуков, кроме еле слышного шелеста и звуков похожих на пение китов, только в десятки раз тише. От дендрита так веяло магией и чем-то неземным, что хотелось просто замереть и любоваться этим величественным созданием.

— Хранитель проведёт нас по нескольким залам, в которые имеется свободный доступ для учеников. Здесь собраны самые разнообразные книги из всех миров, и найти можно всё что угодно! Но будьте осторожны и не сворачивайте в другие коридоры. Библиотека — это настоящий лабиринт, наполненный магической энергией, поэтому не отставайте иначе можете заблудиться.

Дендрит развернулся и бесшумно заскользил среди стеллажей, а за ним последовали и все остальные. От освещённого коридора в стороны расходились тёмные тоннели книжных полок. Кое-где в них виднелись силуэты низких существ в остроконечных шляпах снующих под ногами дендритов. Всё это выглядело одновременно зловеще и захватывающе. Что интересно нигде не было видно стен. Библиотека словно была бесконечной, но как такое возможно было не ясно. Мы шли за хранителем около пятнадцати минут или больше, в то время как мисс Кроули рассказывала нам о фонде библиотеки. Здесь действительно было практически всё, что угодно от книг по истории до магических альманахов и редчайших изданий со всех миров.  Самым крупный из разделов был посвящён Цитадели и существам волшебного измерения. В него мы и направлялись.

Через некоторое время мы вновь оказались в просторной овальной комнате. В противоположном её конце находилось высокое зеркало, излучающее яркий золотой свет. В нём не было видно отражения, только мерцающие блики. Рама была совсем простой, что даже не привычно для общего вычурного интерьера. Прямо перед зеркалом расположился странный механизм с множеством шестерёнок и лампочек, которые находились в непрерывной работе. Вы когда-нибудь видели, как устроено внутри пианино? А теперь представьте, что помимо прочего в него поместили большой часовой механизм и теперь клавиши выполняют функцию печатной машинки, которая сама набирает текст. Примерно так можно описать этот прибор.

— Это сердце библиотеки – зал странников. Здесь собраны наиболее важные труды, посвящённые устройству магического измерения, самой Цитадели и истории магии в целом. Может кто-то из вас уже знает, что это за прибор? – спросила она говорливую толпу учеников. Тут из общей массы людей вышла маленькая хрупкая девчушка в мятного цвета тунике и шапочке, похожей на берет. На носу у неё красовались огромные круглые очки, а в руках малышка сжимала книгу. У неё были короткие волосы под каре каштанового цвета, но форма у причёски была своеобразной. Мне пришлось присмотреться чтобы заметить, что из-под краёв берета выглядывают…ушки? Да так и есть. Они были прижаты к волосам, как у провинившегося щенка, но всё же заметны.

— Я Хариатти из Мельхейма – Лесного королевства – сказала она несмело. – Дома я изучала историю Цитадели и в том числе величайшее собрание книг всех миров. Этот прибор – формуляр. Он записывает данные о всех книгах, артефактах и свитках, что хранятся в этих стенах. Также формуляр отвечает за записи о том, кто, когда и какой книгой воспользовался. Это позволяет вести картотеку в идеальном порядке.

— Это идеальный ответ – с улыбкой ответила Кроули. Видно было, что она гордиться такими осведомлёнными студентами. – Формуляр – это своеобразная система поиска. Если ввести на приборной панели день, месяц и год, то механизм покажет вам точный список всех людей, которые посещали библиотеку в этот период. Точно также можно задать и определённую книгу, просто произнеся её название.

Профессор подошла к формуляру и произнесла несколько слов. Одна из лампочек загорелась и из глубины бокового коридора послышался скрежет и звуки движения механизмов. В книжном шкафу по левую руку от меня на полке появилась книга с подсвеченным корешком. На нём была надпись «Энциклопедия фамильяров». Женщина взяла книгу с полки и начала говорить:

— Таким образом работает этот объект. Помимо прочего я хочу немного вам рассказать на сегодняшнем занятии ещё об одном чуде нашего измерения. Совсем скоро состоится церемония распределения, и вы станете полноценными магами. А для всякого мага важно хорошо владеть своей силой. В этом нам как раз и могут помочь фамильяры – она открыла первую страницу и зачитала. – Фамильяры – магические существа способные сохранять энергию своего хозяина, усиливать её и даровать способности присущие их виду. Чем более могущественный фамильяр, тем больше он может дать своему владельцу. Фамильяром может стать практически любое существо, обладающее чувствительностью к магии.

Она ещё немного посвятила нас в разновидности фамильяров и особенности связи между ними и магами. Такая связь очень прочная и заключается путём договора. В этом случаи фамильяр и его хозяин обмениваются воспоминаниями, энергиями и становятся одним целым. Жизнь такого существа целиком зависит от его хозяина, но при этом владелец получает, во-первых, сосуд для совей силы, а во-вторых, чудесного компаньона и защитника.

После окончания лекции все студенты направились к выходу, но я немного задержалась, рассматривая формуляр. Надо же как технологии могут тесно сплестись с магией. Было бы очень полезно использовать подобное и в человеческом мире. Может тогда там было бы куда больше порядка и стабильности. От мыслей меня отвлёк шелест за спиной. Я обернулась и увидела дендрита, склонившегося надо мной. Он вынул из складок одежды свёрнутый листик пожелтевшей бумаги и протянул мне, что-то пропев при этом. Его глаза будто в душу заглядывали, словно он пытался что-то сказать. Я стояла завороженная и затем приняла записку не разворачивая. Дендрит удовлетворённо кивнул и скрылся в темноте библиотечного лабиринта.

После занятий я направилась в холл общежития. Хель сказала, что ей нужно задержаться и осталась в учебном крыле, так что мне предстояло провести вечер одной. Можно было немного прогуляться во внутреннем дворе, изучить местность. Дойдя до общего зала, я заприметила сидящую за колонной Хариатти. Она была поглощена чтением и иногда прерывалась что-то выписывая в свой блокнот. Не знаю почему, но меня она заинтересовала.

— Здравствуй – обратилась я к ней присев напротив. – Впервые вижу, чтобы кто-то так усердно занимался.

Она подняла на меня взгляд и ответила не тихо, но твёрдо:

 — Обучение – это важнейшая часть нашей жизни. Без знаний мы никто, ведь самая большая власть у того, кто владеет информацией.

— Довольно зрелые суждения для простого новичка. Но как я видела ты самый обычный ученик не так ли?

Она потупила взор. Было видно, что ей либо не удобно общаться, либо не привычно. Будто загнанный лисёнок Хариатти сидела здесь в самом дальнем углу и укрывалась в книгах. Знакомая картина.

— Знаешь, я не слишком люблю общение и буду признательна если ты не будешь мне мешать готовиться к семинару.

Ого такого я не ожидала. Достойный ответ. Может мои суждения не совсем точны. Но всё же люди себя обычно так ведут. Замкнутость – черта жертв непонимания. Ну или ей действительно просто не нравиться, когда посторонние отвлекают от важных занятий.

— Ладно как знаешь – я встала и направилась в сторону комнат. Хариатти ничего не сказала и продолжила усердно читать.

Погода была что надо и переодевшись я вышла во внутренний двор. Каменная тропинка вела в полудикий парк. Прогуливаясь по живописному лесочку и слушая пение птиц, я почувствовала себя по-настоящему свободной и живой. Я мало помню из детства, но есть несколько ярких моментов, которые очень чётко отпечатались в моей голове. В частности, наши прогулки с отцом по лесу. Я помню, как каталась у него спине, смеялась и лазала по деревьям. Помню, как он рассказывал мне истории о феях и духах, которые обитали там. Хоть я их не разу не видела, но верила всей душой. Ещё помню первый наш совместный пикник и как мы с мамой играли в догонялки на склоне холма. Так много всего, но их лиц в моей памяти нет. Они как будто стёрты, размыты и от этого бывает тоскливо на душе.

В этих мыслях я прошла лес на сквозь и моему взору открылось большое озеро, по берегам которого росли раскидистые ивы и клёны. По левую сторону виднелась каменная полуразрушенная стена, а всё прочее пространство было окружено густым лесом. Вода была спокойна и тиха, как поверхность зеркала. В ней отражались плывущие облака и закатное солнце и создавалось ощущение, что смотришь на небо другого параллельного мира. Присев на берегу я почувствовала нечто в кармане. Это была записка, которую дал мне хранитель. Чёрт, я совсем о ней забыла. Развернув листок, я не обнаружила ничего. Пустой листок лежал в моих руках, но стоило как же так? Может это просто шутка такая? Я разочарованно свернула бумажку и отправилась обратно в общежитие.

Уже совсем стемнело, но Хель ещё не вернулась. Видимо совсем засиделась. Ладно придётся ложиться спать без неё. Может всё же нашла замену своему цветочку? Кто знает. Глаза уже слипались, а голова выдавала только не ясные мысли. Хотя бы сегодня нормально высплюсь. Дурацкую записку я кинула на тумбочку рядом со светильником и пошла готовиться ко сну. Вернувшись из ванны, я мельком взглянула на листок и удивлению моему не было придела. На жёлтой бумаге просвечивала надпись. Я схватила листок, но надпись тут же исчезла. Поводив немного запиской возле светильника, я поняла, что записанное проявляется при свете от него. Здесь настольные лампы работают не от электричества и представляют собой колбы, заполненные фосфоресцирующей жидкостью. Подпитываясь ультрафиолетом, она светиться если по колбе провести рукой. Я села на кровать и подвинула светильник поближе. В записке было всего одно короткое предложение, от которого мне стало жутко: «Они следят за тобой».

Глава 5

Всю ночь я ворочалась в постели от кошмаров, в которых я снова и снова видела тот же образ, что и на церемонии распределения. Из тягучего сна меня выдернул брошенный прямо в бок тапок.

— Эй вставай. Сегодня у нас большие планы! Нельзя проспать весь выходной перед церемонией – Хель рылась в своих вещах собирая необходимое в свою любимую плетённую сумку. Некоторые вещи она откладывала, примеряла друг к другу, к себе, затем комкала и бросала обратно.

— К чему весь этот хаос и шум. Куда ты собралась в такую рань – настроение было надо сказать не походное. Я совсем не выспалась и её сумасбродные идеи мало радовали.

— А я тебе говорю, собирайся. Мы идём в одно из самых культовых мест магического мира. Там есть всё чего душе угодно. Через пятнадцать минут жду в холле. И возьми с собой что-нибудь ценное из вещей.

Эльфийка натянула бриджи и тунику с узором, схватила сумку и вышла в коридор. Делать было нечего. Не послушаться такого настойчивого приказа было бы преступлением. Тем более, если у Хель есть идея, значит она точно превосходная. Сборы не заняли много времени. Как только я оказалась в общем зале, Хель подхватила меня под локоть и потащила ко входу в Башню. Преодолев пару этажей, мы оказались на пустом этаже. Здесь не было дверей, только кирпичная кладка.

— И что мы здесь забыли – в недоумении спросила я.

— Сейчас погоди – она стала рыться в сумке и в конце концов достала мел. Самый обычный белый мел. – Вот!

— Ты серьёзно? И зачем это тебе?

— Ты думаешь я зря вчера задержалась. Этот мел откроет нам проход на рынок междустенья – восторженно провозгласила она, а затем начала чертить на стене прямоугольник. Как не странно перед нами возникла дверь с деревянной ручкой.

— Как ты это провернула?

— Потом расскажу, а сейчас добро пожаловать. Только надо сказать пароль – она откашлялась. – За белым кроликом в ночи, ты в дверь три раза постучи. Клянусь хранить чужой секрет, за дверью той найду ответ.

После этих слов дверь отворилась, впустив нас в темноту узкого коридора. Как только мы вошли, она закрылась. Я засомневалась в целесообразности мероприятия, но Хель меня успокоила, достала фонарь, и мы пошли по каменному тоннелю на звук голосов. Яркий солнечный свет ударил в глаза. Мы стояли по среди оживлённой торговой площади, где продавцы со всех концов вселенной наперебой расхваливали свои товары. Чего тут только не было: магические лавки с заклинаниями, амулеты, оружие, разнообразные настойки и зелья, ткани, одежда и многое другое. Конечно же первым делом Хель решила посетить местные флористические лавки. Надо же как-то восстанавливать потерю. Но вот в чём была загвоздка: на всех товарах были указаны цены с помощью какой-то символьной системы, напоминающий иероглифы. Посетителей рынка было предостаточно, и я заметила, что они расплачивались вовсе не монетами или купюрами. Каждый покупатель имел при себе нить с определённым количеством узлов на ней. Если клиент что-то выбирал продавец срезал определённое количество узлов.

— В каком смысле вы не принимаете золото – пока я отвлеклась моя спутница уже успела повздорить с местной травницей. – А как насчёт камней?

— Нет, только фириты – упорно отвечала торговка. В целом она выглядела как обычная женщина, только с головой ящерицы. При разговоре она часто издавала шипящие звуки как змея. – На рынке принимается только одна валюта. А если у вас нет с-средств, то не задерживайте других клиентов. – Ящерица сложила руки на груди и выжидающе посмотрела на Хель, которая просто кипела от гнева.

— Ха-ха, смотрю у вас проблемы? – прозвучал голос из-за спины. Мы обернулись. Позади у прилавка с фруктами стоял высокий худощавый парень и жевал яблоко. – Вы чего, в первый что ли на рынке?

— Тебе какое дело? – раздражённо ответила подруга.

— Оу, остынь, красотка. Мне то никакого, но вот вы, кажется, совсем не знаете правил рынка – он бросил продавцу пару узелков и забрал с прилавка сетку с фруктами.

— Хель, успокойся. Ты хоть раз бывала здесь раньше?

— Нуу – виновато протянула она – вообще-то нет. Но я понятия не имела, что здесь какая-то особая валюта.

Я вздохнула. Парень всё ещё выжидающе стоял, глядя на нас с вопросительным взглядом.

— Похоже нам всё-таки понадобится твоя помощь.

— Вот и чудно. Сперва вам нужно зайти в обменник. У меня там знакомый работает – он развернулся на пятках и дал нам знак идти следом. Через некоторое время мы оказались у внушительных размеров палатки с табличкой над входом: «Обмен и возврат». Наш провожатый зашёл первым:

— Эй Бэк, к тебе посетители.

Из тёмных глубин за стойкой поднялся грузный мужчина с бородой и в помятом жилете. Он стряхнул пыль со стойки и обратился к нам:

— Чем могу быть полезен, юные леди?

— Они обмен хотят произвести на местную валюту.

— Это можно. – мужчина подошёл к весам накрытым стеклянными колбами. Что-то покрутил повертел и на табло весов появилась цифра нуль.

— Прошу вас. – сказал он с пригласительным жестом.

— Эм, а что вы принимаете для обмена? Может драгоценности? – Хель покопалась в сумке и выложила на стойку несколько камней.

Хозяин обменника и парень с рынка усмехнулись.

— Похоже вы даже не удосужились ознакомиться со здешними порядками перед посещением – парень взял в руку камень. – Это – обратился он к Хель – ничего не стоит. Если, конечно, ты не хранила его много лет как память об дорогом человеке.

— Что это всё значит? – недоумевающе спросила я.

— Ладно, сейчас всё объясню вам, недотёпам – это он конечно зря, ибо Хель похоже начинала его люто ненавидеть. – В междустенье расплачиваются не материальными ценностями, а особой валютой – фиритами. Её можно получить за обмен вещей с большой потенциальной энергией. Чем больше вещь заряжалась вашей энергетикой, тем более она ценная. Ну, а если вещичка вам дорога, то и вовсе богачами заделаетесь местными.

— Значит мы можем отдать, что угодно? Главное, чтобы вещь провела с нами в тесном контакте долгое время?

Так точно, моя леди! – он отвесил мне шуточный поклон. Мы с Хель переглянулись.

— А можно ли вернуть потом эти вещи, или выкупить?

— Да можно, можно. Просто принесёте Бэку товар, какой скажет и ваши дорогие побрякушки у вас в кармане.

Ну, делать нечего. Или так, или наш поход будет бесполезной тратой времени. Мы немного перебрали взятые с собой украшения и нашли пару другую ценных. Хель передала Бэку браслет-амулет и свои серьги, а я ограничилась любимой заколкой из детства и заполненным блокнотом с рисунками. Всё было взвешено и оценено. Оказалось, что старые почеркушки очень даже весомы в фиритах. Хозяин лавки выдал нам по пучку разноцветных нитей с узелками, и наша троица наконец-то отправилась за покупками. Тот парнишка тоже пошёл с нами чтобы, по его словам, оградить нас от нападков корыстолюбивых лавочников.

— Вас они в раз облапошить могут. Вы же наверняка даже в ценах разобраться не сможете, а со мной хоть фириты целы останутся.

— Ты поаккуратней в выражениях, а то неизвестно кто за твоей спиной окажется – зловеще сказала эльфийка. – Хоть бы имя нам своё сказал для приличия. А то, кто тебя знает, может ты преступник какой или воришка мелкий.

— Имя мне Кама, что означает желанный, золотко. Так, что украсть я могу только твоё сердце. Ведь если и быть вором, то по-крупному – он расплылся в довольной насмешливой улыбке.

— Назовёшь меня ещё раз так получишь заклинанием по лбу. – почему-то мне казалось, что она не шутила. Парень здоровьем рисковать не намеревался и замолчал. Следующий час мы закупались по полной программе, попутно слушая вводную лекцию нашего нового знакомого о том, как определить по цвету вывесок откуда привезён товар, где лучше всего совершать покупки и, что означает цвет нитей фиритов. Пока мы бродили среди торговых рядов я рассмотрела Каму получше. У него была не слишком примечательная внешность за исключением копны мелких тёмных кудрей. Нельзя было назвать его красавцем, но тем не менее лицо его было приятным. Смуглый оттенок кожи и кофейные глаза выдавали в нём жителя южных регионов Евразии. Возможно, он был индийцем. Да, как оказалось Кама, как и я был из мира людей и учился в Цитадели на третьем курсе. Он был большим любителем науки, в частности изучения техники плетения магических печатей и создания заклинаний.

Пока Хель радостно выбирала для себя обновки я прошлась по противоположному ряду прилавков и наткнулась на палатку с лечебными настойками. Хозяйкой здесь была очень симпатичная девушка. Из-под рыжих волос виднелись маленькие рожки, а лицо и руки были украшены татуировками в виде геометрических узоров. Возможно этнические. Взгляд у неё был очень приветливый, что сразу же располагало покупателя.

— Ищите что-то конкретное? – спросила она ненавязчиво.

— Не знаю. Пока не определилась.

— Знаете, в зависимости от ауры человека ему помогут разные травы. Настой розы с полынью подходит для ранимых и романтичных людей. Они склонны к депрессивным состояниям и поэтому их аура очень лёгкая и хрупкая. А вот имбирь с лимоном и мятой более подходит волевым и решительным личностям.

— Довольно интересная система распределения. А как вы понимаете, что кому подходит? – спросила я с интересом.

— У моего народа есть особый дар – мы можем распознавать цвет ауры других существ – она стала вглядываться в моё лицо, но будто смотрела насквозь. – У вас очень интересный цвет, словно глубокая морская бездна. Такое едко встречается – она стала усердно что-то искать среди многочисленных склянок и выставила передо мной пузатенький пузырёк из цветного камня. – Это элексир на основе отвара шалфея и остролиста, с добавлением корня туманных одуванчиков. Он вам идеально подойдёт. Всего пару капель могут вылечить любые раны, будь они физическими, магическими или душевными.

— Спасибо!

Девушка срезала у меня с нити пять узелков и поблагодарила за покупку. Возвращались домой мы уже под вечер с полными сумками покупок, основная часть которых принадлежала моей очаровательной подруге. Хотя и у меня было несколько полезных приобретений. Помимо элексира на рынке я купила несколько амулетов для зачарования на уроках профессора Сифа, новый блокнот и, по настоянию Камы, немного фруктов. В целом прогулка вышла весёлой и познавательной. Всего за день я узнала кучу информации о различным измерениях и их обитателях (не без помощи нашего продвинутого товарища).

— Знаешь, а ты не такой уж придурок, каким показался на первый взгляд – съязвила Хель, рассматривая узоры на своём новом пончо.

— Оу, благодарю за комплимент, миледи. Ты тоже на такая уж злюка и зануда! – он засмеялся и получил знатный удар в плечо. Что ж заслужил.

— Стойте-ка. Мы забыли посетить ещё одно известное на рынке место. – Кама резко развернулся так, что я чуть в него не врезалась.

— Может не стоит. Мы уже и так еле сумки тащим.

— Никаких возражений. Такого вы ещё точно не видели.

— Ну ладно, веди – если уж отрываться, то по полной.

Пройти нам пришлось немного. Петляя по узким улочкам, мы остановились около неприметного магазинчика с лаконичной вывеской: «Магические существа и амулеты».

— Я так понимаю заведение ещё одного хорошего знакомого – судя по рассказам он был знаком чуть ли не с половиной рынка.

— Так точно. Но Рахим скорее не знакомый, а друг. Мы с ним познакомились, когда я ещё совсем мальчишкой был.

Дверь медленно открылась и послышался звон колокольчиков. Внутри горели яркие лампы, освещая завалы различного рода книг, коробочек, баночек и просто не вообразимое количество клеток и аквариумов с разнообразными животными. Большинство из них я никогда не видела. Прямо настоящий рай для зоолога.

— Рахим, ты ещё не совсем утонул в своей книжной пыли!? – громко произнёс Кама и дунул на одну из полок, с которой мгновенно поднялось сероватое облачко.

— Приличные люди, молодой человек, сначала здороваются – послышался скрипучий старческий голос из-за стены. – Но, насколько я знаю, ты не относишься к их числу. – из соседней комнаты вышел низенький пожилой человек в узких очках. Он оглядел нашу компанию и обратился к парню:

 – Снова привёл своих знакомцев.

— Как видишь. И они не просто знакомцы, а потенциальные клиенты. Я же тебе говорил будь поприветливее. А то и так с продажами беда.

Старик прошёл за длинный стол, разгрёб стопки пыльных рукописей и обратился к нам с Хель:

— Чем могу быть полезен?

— Смотря, что вы продаёте – ответила я рассматривая причудливых существ в клетках.

— Многое, но моя основная работа – продажа магических существ для магов и чародеев в качестве компаньонов. Вы ведь учились в школе?

— Учимся – сказала Хель и с интересом стала разглядывать пушистых зверьков. Похожих на хомячков.

— Тогда вам известно кто такие фамильяры. Чародеи со всего света приходят в мою лавку, чтобы подобрать себе помощника.

— Да ладно заливать, старик! – перебил его Кама. – за всё то время, что я тебя знаю, у тебя всегда было туго с клиентурой. Не помню толп у твоего магазина.

 — Это потому, что фамильяры находятся не для каждого, глупый мальчишка – Рахим отвесил Каме подзатыльник. Вообще эти двое вели себя больше как родственники, а ни как друзья. Обращение их друг к другу хоть и было немного грубоватым, но без неприязни.

— А что на счёт фамильяров?

— Любое магическое существо имеет свою волю и разум. Оно может выбирать себе хозяина, но принудить к такой связи невозможно. Фамильяр должен счесть вас достойным владеть его силой.

— И как же распознать насколько ты достоин?

— Просто чувствуйте. Постарайтесь войти в контакт.

Я стала ходить мимо клеток и террариумов, пытаясь определить, что чувствует каждое животное. Они все были разными, со своим характером. Но вдруг меня привлекло движение под стулом у стены. Я приблизилась и нечто с огромной скоростью вылетело из од мебели, разметав свитки о полу. Рахим приказал нам не двигаться и мы послушно замерли. Метущийся белый сгусток замедлился и за плечом стрика появилось маленькое существо. Оно было покрыто белой жемчужной чешуёй, имело сплющенную мордочку и длинный хвост, на конце которого распушились бело-голубые перья. На голове было несколько странных отростков, похожих на лепестки. Н знаю, чем они ему служили, но вид придавали сказочный. Мне вспомнился один пещерный зверёк Земли – аксолотль. Это земноводный обитатель пещер. Примечателен он своим необычным внешним видом. Его жабры напоминают кораллы и располагаются по бокам головы.

Маленькое создание с интересом разглядывало гостей, плавая по воздуху вокруг Рахима. Молчание прервал возмущённый возглас Хель:

— Эй, да это же та зверюга, которая утащила мою любимую орхидею!

— Ах да. Квиллеры очень любят эти цветы.

— Да он его нагло своровал!

— Хель успокойся – я положила руку ей на плечо. – Разве он виноват в том, что это просто часть его рациона. Цветок уже всё равно не вернуть, так стоит ли поднимать шум?

Подруга фыркнула и показала злоумышленнику кулак. Тот же не обратил на это никакого внимания. Квиллер уставился в мою сторону. Я чувствовал ка он меня оценивает, видя то, что нам не видно. Существо подлетело поближе и начало кружить вокруг меня. Не зная, что ещё сделать просто вытянула руку и он, как не удивительно, с удовольствием под неё подлез, издавая мурлыкающе звуки.

— Надо же, впервые вижу, чтобы квиллер так себя вёл. Они обычно очень недоверчивы к незнакомцам.

— Хм, похоже тебе улыбнулась удача, Эссен – сказал Кама с не менее удивлённым лицом.

— Если вы уж так друг другу понравились, бери его и пошли уже. У меня руки отваливаются – простонала Хель.

— А не надо было столько набирать, красотка.

— Тише вы – я побоялась, что их споры вспугнут зверька. – Шума много, толку мало – ребята замолчали. – Рахим, скажите, сколько он стоит?

— Вообще-то существа подобные квиллерам очень редки и дороги.

Я немного расстроилась, но хозяин магазина продолжил:

— Но, вижу, что ты ему приглянулась. И так и быть отдам этого зверька тебе за треть стоимости. Только хорошо о нём заботься, и тогда он станет прекрасным фамильяром.

— Обещаю!

Наконец-то мы идём домой. Рахим взял за квиллера тридцать фиритов, что совсем немного. Скорее плата была чисто символической. Он нас проводил немного, и мы направились к входу в Цитадель хоть и уставшие, но по-настоящему счастливые.

Глава 6

 У дверей комнаты утром меня ждал мой куратор. Сегодня должна была пройти церемония, но она была назначена на десять часов, а, когда в дверь постучали, не было ещё и восьми. Несмотря на это мы уже давно не спали, так как Хель посетила утренняя гиперактивность. Гилеон был одет непривычно просто и повседневно: рубашка с закатанными рукавами, тёмные лёгкие брюки и, как не странно, кеды. Такой образ не вязался с его первоначальной загадочностью.

— Доброе утро. Мы можем поговорить? Это не займёт много времени – спокойным и глубоким голосов произнёс он. Я же в ответ кивнула и попросила подождать пару минут, пока я соберусь. Натянув джинсы, чёрную футболку и пригладив непослушные волосы я вышла в коридор.

— В чём дело? О чём вы хотели поговорить? – просила я как только мы оказались в боковом коридоре общего зала. Куратор остановился и повернувшись ко мне начал говорить:

— Речь пойдёт о церемонии посвящения. Тебе придётся ещё раз пройти распределение, чтобы не вызывать лишних вопросов.

— А они могут возникнуть?

— Вполне. Я настоял на преждевременном распределении лишь из-за твоей силы. Убедиться, что ты не тень.

— А, что, если бы я ей была? – с тревогой и любопытством спросила я.

— Тогда, возможно, мы бы сейчас не разговаривали – это было неожиданно. Звучало как угроза или вроде того. Что он хочет сказать этими словами? – Только будь осторожна. В прошлый раз ты впала в транс. Может это было связанно с концентрацией, не могу сказать.

— С концентрацией у меня всё в порядке – твёрдо ответила я. – Иначе я бы не смогла выполнять такие сложные заклинания, не так ли?

— Да, верно. И всё же аккуратнее. Делай всё как в прошлый раз. Я тоже буду там с остальными кураторами. На этом всё – Гилеон развернулся и скрылся за поворотом. Я осталась в коридоре одна. К чему был этот разговор? Что такого в теневой магии, чего здесь все так опасаются? На эти вопросы ответов у меня не было. Надо бы найти что-нибудь в библиотеке.

В комнате в это время царил настоящий хаос: всюду валялись вещи моей соседки, а сама она сидела на кровати, перебирая украшения.

— Что ты здесь устроила? А если проверка нагрянет!

— У меня тут беда мирового масштаба, а ты мне про проверки какие-то говоришь – она бессильно грохнулась в ворох вещей. – Я совершенно не представляю, что надеть на церемонию посвящения.

— Тебе не всё равно? На нас будут мантии и твоего наряда никто не увидит – я отгребла часть рубашек со своей кровати и села с блокнотом, чтобы немного порисовать. Мой маленький друг квиллер летал рядом, с любопытством заглядывая в мои наброски. Я так и не дала ему имя.

— Впервые вижу столь равнодушную к своему виду личность. Ты понимаешь, что там будет вся Цитадель? Слышала выражение, что первое впечатление – самое важное? – Хель сложила комплект одежды на полу и отошла к окну, со взглядом заядлого ценителя моды глядя на получившуюся композицию. – Кстати. О чём вы говорили?

— Ни о чём особенном. Он просто пожелал мне удачи и дал немного ценных рекомендаций – последние слова я выделила саркастичным тоном.

— Ясно – Хель явно заметила моё недовольство и не рискнула дальше продолжать разговор. Терпеть не могу замечаний о самоконтроле! Мой магический дар проявился, когда мне было девять и с тех пор я всегда стремилась к безупречной концентрации. Маг должен владеть силой настолько, чтобы в любой ситуации её поведение было предсказуемым. А потеря контроля очень дорого обходиться…

— Эй, вызываю Эссен Дармут! Приём – голос подруги вырвал меня из размышлений. Она была уже полностью готова и, видимо, ждала пока я тоже соберусь. – Ты куда провалилась? Собирайся, церемония через полчаса.

Я посмотрела на часы:

— Да, ты права. Нужно идти.

Распределение, как и прежде, проходило в зале Равновесия (я выяснила, что он называется именно так). Когда мы пришли, там уже толпились студенты со своими кураторами. Присутствовали все курсы, в том числе и группа Камы, который замахал нам рукой лишь завидев. Правда пробиться к нему мы не смогли и встали недалеко от входа, чтобы никому не мешать. Среди бурлящего моря бело-синих я заметила знакомый беретик с небрежной причёской под ним, прикрывающей уши. Хариатти стояла почти у самого центра, опустив голову и сосредоточенно что-то бормоча. Тут все замолчали, из боковой двери появился магистр Йонгхарт и профессора нашего курса. Йонгхарт был тем самым магом, который провёл для меня церемонию в первый день в Цитадели. Здесь он был очень значительной фигурой и входил в состав совета Цитадели, как один из самых могущественных и опытных чародеев. Он поднялся на каменный постамент к кругу колонн магических даров и обратился к собравшимся:

— Дорогие новобранцы! Сегодня мы собрались ради знаменательного для каждого мага события, после которого он встанет на один из семи путей колдовства. Каждый из вас уникален в своих способностях и ценен в равной мере. Цитадель была создана, как надёжное пристанище для чародеев, где они смогли бы совершенствовать свои навыки. Но это место также создано и для защиты всех магических измерений. Так что вы не просто ученики, а хранители и защитники равновесия во всех мирах! Да прибудет с вами магия и пусть каждый найдёт свой путь! – после этого мисс Кроули начала вызывать учеников по очереди в центр зала и инструктировать для дальнейших действий. Магические сферы загорались то на одном, то на другом магическом символе. Все по-разному реагировали на распределение: одни радовались, другие разочаровывались, а третьи стояли в растерянности. Хель сильно переживала и постоянно сжимала край мантии. Когда наконец произнесли её имя она помчалась к кругу распределения, нетерпеливо расталкивая всех вокруг. Мне пришлось забраться на основание одной из колонн у стены, чтобы лучше видеть происходящее.

— Мисс Хельмина Бариналь, прошу вас – эльфийка немного помедлила и поднялась по ступенькам. Несколько минут напряжённого ожидания и над изображением головы медведя зажглась яркая жёлтая вспышка. От ныне Хель стала магом земли. Я видела по её лицу, как она счастлива. Неудивительно, что её выбрала эта стихия, учитывая фанатическую привязанность к растениям. Лучшего исхода для неё и быть не могло.

— Я всегда мечтала об этом! Теперь можно будет с головой погрузиться в природную магию. Представляешь, какая удача! – она обнимала меня, возбуждённо перечисляла все прелести подобного пути. Приятно, когда твой друг так счастлив. Но пока мы разговаривали, вызвали ещё несколько новичков, в том числе и мою недавнюю знакомую Хариатти. Её выбрала сила разума, что спровоцировала бурные эмоции у толпы и массу аплодисментов. Она даже не улыбнулась. Просто робко спустилась обратно в зал, не обращая ни на кого внимания.

Неожиданно прозвучало и моё имя. Даже несмотря на известный результат я волновалась. А, что, если меня снова посетит ведение? Нет, нужно держать ситуацию под контролем. Всё пройдёт гладко. Я подошла к Кроули, и та пожелала мне удачи. Уже стоя в центре круга, я заметила Гелиона и Имаи. Рыцари ордена тоже посещают подобные мероприятия? Хотя, почему бы и нет, ведь они тоже часть Цитадели.

Сейчас все взгляды были направлены на меня. Я сделала глубокий вдох и сконцентрировалась на потоке энергии. Всё, как и в прошлый раз: вспышка, поток зелёных искр и сфера, зависшая над знаком лисы. Когда я уже немного расслабилась, начало происходить что-то не нормальное. Я почувствовала, как из меня будто выкачали все силы, даже колени подкосились. А потом всё тело начало заполнять нечто холодное и тягучее как расплавленный пластик. К моим ногам сползала непонятная тень, а освещение зала стало блекнуть. В ушах зазвенело, а изображение поплыло и вдруг я почувствовала, как меня подхватили чьи-то сильные руки. Сознание я не потеряла, но и ясно мыслить не могла. Всё что я слышала это взволнованные разговоры учеников и невнятные вопросы преподавателей. Перед тем как меня вывели из зала я заметила чёрную с синими всполохами сферу, которая появилась лишь на мгновение, и неясную фигуру в капюшоне, которая наблюдала за мной из дальнего конца помещения.

Не помню, как я оказалась в лазарете. Вокруг суетились люди в белых халатах, а один поднёс к моему лицу пузырёк резко пахнущим содержимым. Запах быстро привёл меня в чувства, и я медленно села на кровати, пытаясь разобраться в происходящем. Мысли всё ещё путались, а голова болела. Мне задавали вопросы по типу не тошнит ли меня, ни болит ли что-то, на что я только отрицательно мотала головой. Когда медсёстры перестали кружить вокруг, ко мне приблизилась фигура в плаще. Это был мой куратор. Он сел на край кровати и заговорил:

— Как ты себя чувствуешь? – его голос звучал мягко и по-отечески.

— Нормально. Только голова болит немного.

— Ты можешь сказать, что произошло?

— Я думала это вы мне скажите – напряжение в моём голосе росло. Откуда я могла знать, что случилось? Всё просто пошло не по плану и это меня угнетало.

— Может ты почувствовала что-то необычное во время церемонии? Расскажи мне, иначе я не смогу помочь.

— Помочь? А в чём, интересно мне знать? С первого дня как я тут появилась, вокруг твориться всё больше странностей. Сначала видение, потом кошмары, а сейчас надо мной решила поиздеваться собственная магия! – я кипела изнутри. За те несколько дней, что я здесь провела произошло слишком много из ряда вон выходящих событий.

— Успокойся, Эссен! То, что ты нервничаешь всё только усложняет. Я предупреждал, что этот мир куда более необычен, чем человеческий. Ты столкнулась с трудностями понимания происходящего и это нормально. Просто расскажи всё по порядку – он слегка коснулся моей руки, и я стала успокаиваться. Контроль над эмоциями не менее важен, чем контроль над силой.

— Хорошо. Если это так необходимо, я расскажу – ответ вышел спокойным и холодным. Я рассказала Гилеону о событиях последних нескольких суток, но не упомянула о записке и о фигуре, что видела в зале Равновесия. Он внимательно выслушал и задумался на какое-то время.

— Это точно всё? – с недоверием спросил куратор.

— Да – твёрдо и уверенно ответила я. Не хочу посвящать малознакомого человека во все подробности. Сначала я сама должна разобраться во всём насколько возможно.

Когда Гилеон уже собирался уходить я спросила:

— Вы расскажите мне о Тенях?

— Зачем тебе это? – удивился мой собеседник. – Произошедшее на церемонии, скорее всего, просто совпадение. Ты анимаг и на этом всё.

— Совпадение? Знаете, в моём мире есть такое выражение: «Бог не играет в кости». Оно отражает тот факт, что любые случайности не случайны.

— Что ж, мудрые слова – с эти он и покинул лазарет, оставив меня со всё нарастающей массой вопросов и недомолвок. Если мне не дают ключи от загадок, то я сама их найду.

Глава 7

Ещё сутки мне пришлось проваляться в лазарете. Утром ко мне пришла Хель вместе с Камой. Они сказали, что не смогли попасть ко мне раньше, так как их просто не пускали в палату. Интересно, почему? Может это мой куратор распорядился, не знаю. Но сейчас это было не так важно.

— Ну и навела ты шороху – сказал Кама, когда мы возвращались в общежитие. – Там половина учителей до сих пор в шоке от твоих проделок – он изобразил театрально драматичное лицо, за что получил от моей подруги подзатыльник.

— Хватит бред нести, только человека напрягаешь.

— Поверь, большего напряжения, чем есть, я уже вряд ли смогу ощутить – я усмехнулась. – Кстати говоря, вы не могли бы меня посвятить в то, что произошло на церемонии? Если честно, я почти ничего не помню. А хотелось бы ясности.

— Поверь – это не по нашей части – по привычке Кама закинул руки за голову и затем продолжил – Всё что мы видели это твоё падение и светомузыку, которая ему предшествовала. Когда загорелась сфера анимага, начало происходить что-то странное. Мне сначала показалось, что свет как-то задёргался в светильниках и будто темнее стало, что ли. А потом на стены глянул мельком, а там марево какое-то тёмное и тени стали направления менять.

— Ага, они прямо к тебе тянулись – перебила его Хель. – Потом волна какая-то поднялась, мне даже уши заложило. Знаешь, как бывает, если резко встать с кровати – вот такое чувство. Собственно, это всё что мы видели.

— Хах, а сфера?! Ты далеко стояла, а я видел, как над знаком змеи прямо вспыхнуло чёрно-синее облако. Правда всего на пару секунд, но я точно его заметил.

— Да уж, похоже я немного испортила церемонию, но зато её точно запомнят – задумчиво и даже с некоторой виной в голосе ответила я. И дураку было понятно, что произошедшее было весьма необычным явлением. Если, где и искать информацию, то в библиотеке. Как там говорила Альфирия – книги со всех миров? Что же, вот и проверим, насколько обширны знания измерений.

После обеда я взяла блокнот и направилась прямо на верхний этаж Часовой башни. За мной увязался и малютка-квиллер. Подумываю назвать его Альбедо. А почему нет, ведь он такой жемчужно-белый. На лестницах, как и всегда, было людно и многие бросали на меня встревоженные взгляды. Надо было полагать, что так будет. Теперь не известно, какие слухи поползут по Цитадели. Хотя мне не привыкать. В школе меня недолюбливали и даже немного боялись, но разве это должно кого-то волновать?

В библиотеке было практически пусто, лишь несколько учеников бродили по Залу странников. Сейчас моей задачей было найти всё, что возможно о истории Цитадели и магических силах Теней. Нужно наконец-то разобраться со всеми местными заморочками на счёт них. Я подошла к формуляру и ввела запрос. Бесконечная бумажная лента начала быстро заполняться символами, но ожидаемого света корешка нужной книги я не обнаружила. Вместо этого на небольшой металлической пластине проявилась надпись: 7С12Р. И что это может значить? Но ответ не заставил себя ждать. Один из боковых, обычно тёмных коридоров осветился, будто приглашая пройти по нему. Записав в блокнот код из формуляра я направилась в лабиринт книжных стеллажей. Каждый поворот в нужный мне раздел освещался, едва я подходила к нему. Похоже библиотека в большинстве автономная и не требует вмешательства со стороны, кроме присмотра хранителей. Удобная система, ничего не скажешь.

Через пару поворотов я оказалась в ещё одном круглом помещении, но по размерам намного меньше главного зала. Здесь стояло несколько столиков и пустая кафедра. Я стала рассматривать полки в поисках светящихся корешков, но вместо этого поверхность деревянной кафедры разъехалась в стороны и из глубины появилась книга в тёмном кожаном переплёте с большим овальным нефритом по середине. Надписей, говорящих о содержании, я не увидела, значит придётся ознакомиться с текстом сразу. Фолиант был очень толстым и выглядел старинным. Все страницы пожелтели от времени, а чернила кое-где сильно выцвели. Мой маленький друг с любопытством выглядывал из-за плеча.

— Ну что, посмотрим, удастся ли нам что-нибудь выяснить – я стала листать страницы.

Похоже эта книга описывала самые начала истории магического мира. Здесь много говорилось о древних разрушительных войнах, великих волшебниках и правителях, о значимых событиях и, конечно, о создании Цитадели. Когда волшебные миры ещё не были сопряжены с человеческим, а связь между ними существовала только через порталы, которые появлялись произвольно и в любом месте в завесе между измерениями, существовала проблема угрозы от миров, наполненных чёрной магией. Чудовища, призраки, демоны и другие могущественные сущности губили мирное население и сеяли по всюду хаос и запустение. Не всех из них можно было уничтожить обычным оружием, и тогда помощи просили у магов. Многие из них становились охотниками на чудовищ, но этого было мало. Монстры прятались в лесах и болотах, найти их было трудно. Многие охотники погибали в битвах, а угроза не становилась меньше. Тогда совет чародеев измерения Нурум, которое было одним из самых влиятельных и могущественных, стал искать решение проблемы порталов. Но лишь только их знаний оказалось не достаточным, чтобы контролировать их все. Возникла потребность объединения с другими измерениями и один из магов по имени Ингвальд Мудрый создал карманное измерение, чтобы одновременно открыть двери во все миры. Следующие несколько лет он собирал в нём самых талантливых чародеев со всех измерений. Именно так был создан первый совет Цитадели, главой которого стал сам Ингвальд. 

Меж тем ситуация начинала ухудшаться. Хрупкий мир между Нурумом и соседним измерением Ангардой начал рушиться. Назревала война, которая неизбежно повлекла бы за собой ослабление завесы миров, которая и без того страдала от разрозненности магических государств, и появление новых порталов. Тогда в священных книгах Лесного королевства маги нашли возможность защитить мирное население от чудовищ и последствий войны. С помощью рунических заклинаний и магического кристалла парфирита чародеи создали Башню с тысячами дверей, которая собрала на себя энергию, разрывающую завесу и проблема порталов была решена. Карманное же измерение, созданное Ингвальдом, стало началом для строительства Цитадели – оплота чародеев всех миров, где они смогли беспрепятственно обучаться колдовству.

Такой была история в кратком изложении. Я ещё пролистала несколько глав и наткнулась на нечто интересное. Здесь говорилось о восстании магов Тени сто лет назад против власти других магических фракций. Изначально все чародеи сосуществовали в мире, но несколько адептов стали сеять смуту среди теневых магов, убеждая их в том, что они превосходят другие фракции по силе и должны управлять Цитаделью. Это вызвало общественные волнения и тени объединились под руководством магистра Абделя. Их целью было свержение глав Верховного совета. Чтобы ослабить силы Цитадели, маги напали на адептов и вырезали большую часть учеников. Тогда ещё молодой Йонгхарт взял на себя предводительство армией Цитадели. Он заманил теней в ловушку и собственноручно сразил главаря восстания. В результате бунт был подавлен, а большая часть теней уничтожена. Но некоторым удалось избежать суда, и они укрылись в одном из отдалённых миров. С тех пор среди учеников Цитадели не появлялось ни одного мага Тени.

Если это правда, то всё встаёт на свои места. Понятен страх всех магов перед загадочной силой теней. Но неужели за сто лет я действительно, возможно, первый маг с такими способностями? Почему не было других? Что-то в этой истории не складывалось. Слишком уж мрачные образы рисует эта книга. Если маги Тени действительно были так могущественны и жестоки, то было ли всё так просто с восстанием?

От размышлений меня отвлёк шуршащий звук, доносившейся откуда-то сбоку. Альбедо издал обеспокоенное фырканье и стал всматриваться в темноту коридора. Я захлопнула книгу и тихо подошла к шкафу. Разглядеть ничего не удавалось, но что-то явно передвигалась мелкими шажками и шуршало страницами книг. Тут квиллер ринулся на встречу звуку и попытался укусить незваного гостя. Я даже не успела ничего предпринять. Кто-то стал смешно ойкать и отгонять разбушевавшегося зверя. Я прикрикнула на Альбедо, и он с виноватым видом вернулся, поднялся над моей головой и… стал светиться. От его головы к хвосту прошла яркая линия белого света и превратила зверька в настоящий фонарь. Темнота развеялась и среди кучи упавших с полок свитков я увидела забавное большеглазое существо не больше метра в высоту. Он смотрел на нас с испугом и недоверием, а затем, немного придя в себя, стал гневно что-то лепетать на странном языке и активно жестикулировать.

— Эм, прошу прощения! Похоже произошло недоразумение – попыталась оправдаться я, когда человечек стал подбирать с пола разбросанные свитки, всё ещё недовольно ворча и бросая злобные взгляды в сторону квиллера. Он же в это время просто висел над моим плечом с абсолютно невинным видом. Будто он тут вообще не причём! Кстати горка из бумаг оказалась не такой уж и большой, как мне показалось. Большая часть являлась частью костюма существа. Оно было в остроконечной шляпе и накидке, и всё это представляло собой книжные страницы с текстами и знаками. Вот такой книжный гномик.

— Похоже нам с тобой здесь не очень рады – обратилась к Альби. – И какого чёрта ты такой агрессивный! Нужно будет заняться как следует твоим воспитанием.

Зверёк только радостно вертелся в воздухе и лез под руку за порцией поглаживаний. Видимо считал, что честно выполнил свой долг и достоин похвалы. Гномик же в это время куда-то исчез. Я ведь отвернулась всего на пару секунд, куда он мог деться?! Ладно уж, ведь я сюда не за этим пришла.

Ещё около часа я провела в библиотеке листая книги по магии, алхимии и истории, но ничего особенного я не нашла. Ничего о том, кто такие Тени и в чём суть их силы. Неужели в таком огромном хранилище нет ничего полезного?! Я прошла в Зал странников и остановилась возле формуляра, рассматривая причудливый механизм. Может попробовать сделать запрос как-то иначе. В такой огромной библиотеке наверняка есть секретные секции с особо ценными или опасными книгами. Возможно, в связи с такой не доброй славой теней то, что мне нужно спрятано именно там.

Стоя в размышлениях, я обратила внимание на сияющее зеркало, то самое, которое мы видели на первой экскурсии. Я подошла к нему, разглядывая его пульсирующую поверхность. Это было не стекло, а нечто на подобие жидкого металла. Мне вдруг захотелось коснуться его, но появившейся сзади дендрит не позволил мне это сделать, легко обхватив запястье узловатыми пальцами. Я повернулась с вопросительным взглядом. Хранитель же в ответ протянул мне листок пожелтевшей бумаги, такой же, как и в тот раз, когда я получила записку. Надпись правда проявилась сама собой, едва я коснулась края бумаги.

— «Ты ещё не готова для Истины» — гласила чёрная аккуратная надпись.

— К истине? Что это значит? – я посмотрела на зеркало, а затем снова на хранителя. Он указал мне на записку, в которой поменялась фраза.

— «Зеркало Истин облекает душу каждого, кто его коснётся в материю, открывая самые потаённые страхи. Твоё время узнать свои пока ещё не пришло».

Я стояла в недоумении, но послушала совета дендрита. Мне пришло в голову задать ему один вопрос, когда мы уже были у выхода:

— Не знаю можете ли вы мне помочь, но я ищу кое-что. Возможно, не вполне законное и секретное. Но я прошу, если это возможно, найти информацию о магах Тени – я с надеждой посмотрела на хранителя. Тот некоторое время не двигался, а затем вновь кивнул на бумажку в моей руке.

— «Ты задаёшь много вопросов и ищешь знаний о том, о чём не следует. Но если тебе нужны ответы, ты их найдёшь. Нужно только подобрать ключ и выбрать правильный путь. Но правильный путь лежит глубоко, а ключи не всегда отлиты из металла» — на этом наш нестандартный диалог был окончен. Больше надписи не появлялись и хранитель, кивнув мне на прощание и исчез в глубине лабиринта. Я же направилась в общежитие, чтобы остаток дня порисовать и поразмышлять. Завтра ещё и должны были начаться занятия с кураторами, а значит стоит подготовиться. Надо спросить Хель, может она захочет вместе позаниматься.

В холле общежития было людно и оживлённо. В толпе я заметила знакомый силуэт с прижатыми ушками и беретом. Хариатти стояла с компанией девушек, которые с недовольством и пренебрежением ей что-то говорили, сопровождая диалог смешками и переглядываниями. Ох, слишком уж мне знакомы такие компании. Не похоже это на диалог подруг, скорее на травлю. Подойдя ближе, я услышала обрывки их беседы:

— С чего мы должны тебе подчиняться, жалкая полукровка! Раз назначили старостой возомнила себя важной? Ты, как и прежде просто посмешище! – девчонки мерзко захихикали.

— В Цитадели строгая иерархия и вы обязаны подчиняться моим указаниям – пыталась вразумить своих собеседников девушка.

— Неужели? Твой папочка видимо не подумал об этом, когда женился на этой человеческой девке. Видимо был весьма неразборчив в связях, иначе как объяснить это убожество! – она обвела рукой Хариатти. — Ты просто позор орфского рода!

Ну всё довольно! Это уже не в какие рамки.

— Эй! – обратилась я к компании, вывернув из-за колонны. – Вижу вы здесь не плохо веселитесь.

— Тебе какое дело?! – огрызнулась девушка, которая видимо была в троице учениц главной.

— А тебе? – с нескрываемым призрением в голосе спросила я. — Какое тебе дело до её происхождения, семьи и крови? Считаешь себя в чём-то лучше? Ты всего лишь жалкое существо, стремящееся самоутвердится за счёт оскорблений и унижений.

— Да как ты смеешь?! – она выставила руки, произнося заклинание. Всё могло бы закончиться плачевно, но я оказалась быстрее. Девушка стояла в оцепенении со своей свитой, в то время как сгусток энергии застыл в паре сантиметров от её лица. Мне хватило тех нескольких секунд её промедления, чтобы нанести ответный удар. Поэтому-то я считаю читку заклинаний бесполезной.

— Думаю мой аргумент понятен – произнесла я, не опуская руку. – Не стоит вам зазнаваться. В правилах чётко сказано, что вы обязаны подчиняться тем, кто выше вас по статусу. Надеюсь, проблем больше не возникнет? – шар энергии растворился в воздухе, дав возможность девушкам пошевелиться. Они, не сказав не слова, ушли, настороженно оглядываясь. Что ж, по-моему, не плохое вышло шоу. Многие из тех, кто находился в холле, пялились на меня и Хариатти, молчаливо стоящую рядом. Но вскоре видимо потеряли интерес к происходящему или просто решили не вмешиваться не в своё дело.

— Быть жертвой всегда тяжело. Терпеть не могу подобных им – обратилась я к Хариатти. – Скорее всего больше они тебя не потревожат.

— Я не просила тебя о помощи – процедила она сквозь зубы, не поднимая на меня глаз. – Займись лучше собой.

После этого девушка развернулась и, прижав к груди книги, направилась в жилое крыло. Ничего себе благодарность! Если такая независимая, сама бы ответила им. Не будь она мне симпатична я бы и пальцем не пошевелила, но теперь это значения не имеет. Пусть живёт под вечным гнётом, если желает.

Добравшись до спальни, я застала соседку за чтением справочника по лекарственным травам. Она сидела на кровати скрестив ноги и энергично что-то выписывала.

— В первые вижу тебя столь увлечённой чтением – сказала я потягиваясь.

— Я тут была в алхимической лаборатории и мне подсказали пару рецептов зелий, которые могут быть полезны в бою. Правда технология их приготовления не проста, а ингредиенты не всегда легко достать, так что решила получше разобраться в этой области.

— Ясно. Готовишься к занятиям с куратором?

— И это тоже. Но я всегда испытывала особую страсть к элексирам. Сама же знаешь – она продолжила читать. Я же решила не мешать ей и позаниматься самостоятельно. Думаю, что лучше это сделать в безлюдном месте. Кто знает, что выкинет моя сила после церемонии.

Озеро за лесом показалось мне идеальным тренировочным полигоном. Я направилась к нему, прихватив с собой Альбедо. Как и в прошлый раз, поляна вокруг водоёма была абсолютно безлюдной. Шумели деревья, тихо плескались небольшие волны у берега, пели птицы. Идеальное место чтобы никого не потревожить. Я решила начать с базовых заклинаний, чтобы немного разогреться. Всё проходило хорошо пока я не решила создать магический барьер. Для таких заклинаний нужно хорошо сосредоточиться и полностью контролировать процесс. Я закрыла глаза и начала водить руками по воздуху создавая причудливый узор. Сила струилась сквозь пальцы, как и прежде, ровным потоком. Открыв глаза, я сделал заключительный элемент рукой и передо мной возникла энергетическая завеса с лёгким зеленоватым мерцанием. Я решила немного усилить поле и в этот момент вместо световых сфер из-под моих ладоней начала выходить сероватая мгла. Она поднималась и нарастала, пока не превратилась в облако чёрного тумана. Всё вокруг начало меняться: ветер усилился, облака закрыли солнце, а спокойные воды озера начали волноваться и шуметь. Тени деревьев стали удлиняться и стягиваться к моим ногам. А я… я стояла как в трансе, наблюдая за медленным танцем тьмы в воздухе. Я почувствовала то же самое, что и тогда, на церемонии распределения. Изнутри меня наполняло нечто тёмное, тягучее. Из забвения меня вырвал громкий стрёкот Альбедо, носившегося из стороны в сторону. В голове тут же прояснилось и я отдёрнула руки. Сердце бешено колотилось, а ладони жгло, как от крапивы. Я испугалась того, что сделала. Испугалась собственной силы и невозможности её контролировать. Неужели я действительно как-то связана с этими Тенями? Если это так, то дальше будет только хуже.

Вдруг меня кто-то окликнул:

— Эй, что ты здесь забыла? – голос был раздражённым и жёстким. Я начала оглядываться и увидела приближающегося со стороны леса беловолосого парня.

— А тебе какое дело? – столь же жёстко ответила я. Он нахмурился, но затем выражение его лица стало более снисходительным. Из-за моего плеча вылетел Альби и с подозрением стал рассматривать нашего нового знакомого.

— Надо же, никогда не видел квиллера так близко – он протянул руку к зверьку, но тот не спешил знакомиться.

— Он не любит чужих – сказала я, скрестив руки на груди. – И что это за претензии, будто ты здесь хозяин?

Парень покосился на меня и произнёс:

— Сюда редко кто-то приходит. Это место для меня как убежище, и я, как и твой питомец, не в восторге от чужаков – он щёлкнул пальцами и над его ладонью появился маленький язычок розоватого пламени. Альбедо по началу зашипел, но потом приблизился к огоньку и проглотил его. Довольно урча, он приблизился к руке парня и потёрся об неё, как котёнок.

— Это не повод грубить. И что ты сделал с Альбедо?

— Альбедо… интересное имя – задумчиво произнёс мой собеседник. – Ничего особенного, просто пыльца огнецвета. Квиллеры питаются ей в зимнее время, чтобы не впасть в спячку. Ты разве этого не знаешь?

Решил меня задеть. Отличное знакомство. Да, я не знаю таких подробностей, но я его хозяйка всего пару дней.

— Строишь из себя умника?

— Нет. Просто считаю, что раз уж взялась заводить фамильяра, так хоть книжки про них почитай. Нет худшего хозяина, чем тот, который не знает ничего о своём питомце – парень развернулся и пошёл к берегу, намекая на то, что разговор окончен. Ну уж нет, так просто не отделаешься. Советы давать никто не запрещал, но не в такой форме!

— Ты вместо того, чтобы умничать, лучше бы имя своё сказал! – гневно бросила я ему в спину.

— Какой тебе толк от этой информации?

— Буду знать, кого искать в случае, если кулаки зачешутся – я подошла к самому краю воды и пнула ногой камушек. Он врезался в гладкую поверхность озеро, разбив её, как зеркало.

— Тебе здесь лучше не появляться. И искать меня тоже не стоит – его слова прозвучали как настояние. Он меня раздражал, но в то же время было в этом долговязом принце драмы что-то особенное.

— Хм, ты слишком наивен, если думаешь, что эти слова меня остановят. Подчиняться правилам не совсем в моём вкусе. Тем более не стоит строить из себя господина-загадочность.

— Дерзкая значит? – он в упор посмотрел на меня. Взгляд у него был холодный и немного уставший. Что-то гложет этого парня. – Я тебя хорошо запомнил. Ты с первого дня всех на уши ставишь. Дам тебе один совет: будь осторожна со своими амбициями. – на этом он замолчал и просто ушёл. Я тоже не стала задерживаться, ведь солнце уже садилось. Нужно было возвращаться в общежитие.

Глава 8

За окном ещё только забрезжил рассвет, а мы уже во всю подготавливались к первому занятию с кураторами. Коридоры были наполнены гомоном учеников-первокурсников. Хель волновалась, как и многие новички, кусала губы и бормотала под нос заученные заклинания всю дорогу до учебного полигона. Когда я только оказалась в Цитадели, то уже видела этот зал, но не думала, что он окажется настолько огромным. Каменный сводчатый потолок нависал над головой угрожающей громадой. Все стены были украшены барельефами с изображением магов и рыцарей, сражающихся с чудовищами. Среди прямых колонн на причудливых устройствах в виде цветка лотоса размещались излучающие зеленоватый свет сферы. В центре зала у металлического медальона с изображением могучего дерева нас поджидали кураторы месте с несколькими учениками в изумрудных и голубых мантиях. Из толпы вышел высокий худощавый мужчина средних лет, облачённый в кожаные доспехи. Выражение его лица было серьёзным, в походке прослеживалась сила и резкость. Длинный шрам на правой щеке дополнял образ бывшего военного, явно побывавшего не в одном сражении. Но не смотря на внешнюю непробиваемую холодность, голос его прозвучал неожиданно тепло, без намёка на пренебрежение:

— Я рад поприветствовать вас в Зале семи стихий, где вы будете обучаться всем видам магического искусства следующие семь лет. Меня зовут Левий. Я являюсь магистром Цитадели. Буду краток. С этого дня каждый из вас будет заниматься с куратором, совершенствуя свои навыки и способности. На территории учебного полигона вы можете использовать любые заклинания без страха нанести какой-либо ущерб. Зал семи стихий может восстанавливать сам себя, за счёт рун регенерации материи. Но самодеятельность здесь не приветствуется. Любое магическое действие должно быть согласовано с куратором. Другие правила вы узнаете позже. А теперь каждый из вас пройдёт начальное испытание, чтобы определить достоинства и недостатки вашей силы. Кураторы объяснят вам, что делать. Есть вопросы?

В зале была тишина. Несколько учеников шептались, но никаких вопросов так и не последовало. Магистр выждал ещё минуту и произнёс:

— Что ж, в таком случае вы можете приступать, желаю удачи – он заложил руки за спину и отошёл в сторону, продолжая наблюдать за происходящим. После один из кураторов стал зачитывать имена учеников и соответствующее имя наставника. Я подошла к Гилеону, а он лишь кивнул и молча подвёл меня к одной из сфер.

— В чём же заключается испытание? – спросила я, сложив руки на груди.

— Всё довольно просто. Тебе нужно направить свою энергию на сферу так, чтобы её погасить, но при этом не разрушить. Справишься? – он насмешливо улыбнулся.

— Не сомневайся – я выставила руку и сконцентрировалась на энергии сферы. Для того, чтобы погасить какой-либо магический эффект, нужно использовать противоположно заряженную энергию. Происходит реакция похожая на нейтрализацию кислоты щёлочью. Но для точного попадания и чистого действия необходимо почувствовать силу и окраску магии сферы. Удар должен быть не слишком сильным иначе она разобьётся. По руке разлилось тепло, над ладонью завис яркий шар. В следующее мгновение сфера погасла, как будто выключили лампочку. Куратор довольно посмотрел на меня, но тут же изменился в лице, когда стеклянный шар затрещал и разлетелся на куски. Какого чёрта? Неужели я ошиблась?

— Тебе не хватило контроля. Нужно вести энергетический заряд до самого конца, иначе он может повести себя не предсказуемо.

— Что?! Я занимаюсь магией с детства и прекрасно контролирую свои силы.

— Не стоит так бурно реагировать на простую ошибку. Мастерство не приходит сразу. Для этого нужна подготовка.

— Такие ошибки могут слишком дорого стоить. Я не могла провалиться на таком простом задании! – я сжала кулаки, но не слишком сильно, чтобы куратор не заметил моего напряжения.

— Это испытание не такое простое, каким кажется. Скоро ты это поймёшь и научишься лучше концентрироваться – Гилеон поправил перчатки и обратился к кому-то за моей спиной. – Ей нужна практика.

— Да, пожалуй. Но даже сейчас это уже неплохо. Ты хорошо чувствуешь энергию.

Магистр говорил это без каких-либо эмоций, словно отмечая для себя это как факт. Они ещё о чём-то говорили с Гилеоном, пока я смотрела как справляются другие ученики. Мало кто хорошо справился с заданием, но были и счастливчики. В частности Хариатти, у которой сфера осталась абсолютно целой без намёка не трещины. Похоже она действительно талантливый маг. Вдруг она обернулась и прямо на меня. В её глазах угадывалось раздражение и что-то ещё… похоже вина. Хариатти быстро отвернулась, когда к ней подошёл куратор и больше не обращала на меня внимание. Гилеон, закончив общаться с магистром обратился ко мне:

— Мы можем продолжить. Тебе придётся выполнить несколько базовых заклинаний, в том числе магическую атаку. Я покажу их выполнение, а тебе останется лишь повторить.

— Зачем мне это делать? Я ведь не новичок.

— Через простые базовые приёмы легче всего оценить твою силу. Я уже видел её проявление, но этого недостаточно для полной картины. Тем более в последние дня с тобой происходило не мало странностей. Хочу увидеть, повлияло ли это как-то на твою магию – после мой куратор исполнил несколько заклинаний, в том числе и энергетический заслон. Это не то же самое, что щит. Энергии тратится меньше и действенен он лишь в отражении единичной атаки. Надеюсь, это сыграет мне на руку и не случится того же, что было на озере. Пока я сама мало разбиралась в ситуации, учитывая слова Гилеона перед церемонией, не стоило ему или кому-то ещё знать о проявлениях иной способности, помимо анимагии.

Когда мой куратор закончил демонстрацию, постоянно уточняя всё ли мне понятно в его действиях, я начала выполнять упражнения одно за другим. Первые шесть заклинаний шли как по маслу, всё как обычно. Никаких посторонних ощущений не возникало. Что меня очень порадовало. Перед тем как использовать заслон, я помедлила, чем вызвала обеспокоенный взгляд куратора, но тут же собралась и начала выводить узоры руками в воздухе. К моему облегчению передо мной возникла чистая и устойчивая магическая преграда. На этом занятие было окончено.

— Ты хорошо постаралась. Твои навыки в колдовстве действительно впечатляют – говорил Гилеон, пока провожал меня до входа в Башню.

— Спасибо за комплемент – с равнодушной улыбкой ответила я. Чувство некой вины от собственной несдержанности противно поднывало внутри. Я редко извиняюсь, но сейчас посчитала это если не необходимым, то хотя бы уместным. – Я хочу попросить прощения за свою выходку. Из-за событий прошлого я очень тщательно подхожу к выполнению любого задания и неудачи меня раздражают.

— Я понимаю, что ты чувствуешь. Многие новички нервничают, пытаются доказать своё превосходство. Но вы должны помнить о том, что вы уже здесь, а значит являетесь избранными среди многих за свои достоинства – в знак поддержки Гилеон положил руку мне на плечо. Его слова подействовали успокаивающе. После, обсудив завтрашний день, мы разошлись.

Переходя от этажа к этажу по бесконечным лестницам, я задумалась о том, как я всё-таки мало знаю об этом мире. Почти каждый день оборачивался открытием и переосмыслением того, что нам преподносят с детства как непреложные истины. Людей так тяжело переубеждать. Правда после сопряжения магического измерения с нашим миром, мышление общество перестало быть таким однородным и стабильным, как раньше. Катастрофы часто действуют отрезвляюще.

В общежитие было не так оживлённо, как обычно, ведь здесь остались в основном лишь первокурсники. До занятия по алхимии оставалось ещё немного времени, которого как раз хватит чтобы привести себя в порядок и немного отдохнуть. Альбедо встретил меня радостной трелью. С Хель мы разминулись после тренировки и скорее всего она явится сразу в учебное крыло. Буду надеется, что не опоздает иначе опять получит нагоняй от профессора Милна. Порывшись в вещах, я не придумала ничего лучше, как одеть свою любимую белую рубашку со шнуровкой и клетчатую карминовую юбку. По-моему, классическое школьное сочетание. Только белых гольфов не хватает. Несмотря на достаточно напряжённое утро настроение было довольно бодрым. Я покидала в сумку тетради и учебные руководства и собиралась было уходить, но мой маленький друг ни под какими предлогами не желал снова оставаться в одиночестве, поэтому пришлось взять с собой, спрятав под клапан сумки.

Занятие проходило в башне Ворона, за окнами которой никогда не было видно ничего кроме белоснежных облаков. Призрачные лучи солнца скользили по гладкой поверхности лакированных столов, уставленных многочисленными склянками с порошками и настойками, матерчатыми пакетиками с сушенными травами и многими другими атрибутами искусства алхимии. Профессор Милн по привычке мерил шагами пространства учебной лаборатории пока его подопечные сосредоточенно всматривались в затейливый рецепт, смешивая ингредиенты.

— Троль побери этот учебник. И как я должна, по их мнению, растолочь семя метельчатого ясеня, если оно даже не раскалывается?! Я уже все пальцы себе исколола его скорлупой – Хель со злостью швырнула надоевшее семечко о стол, из-за чего затряслись стеклянные колбы.

— Попробуй использовать иглу. Если найти в скорлупе трещинку, то её будет проще разломить.

— Спасибо за совет, только вот этот вонючий орех абсолютно цел! Если бы только можно было заклинание использовать…

— Это запрещено – отрезала я, смешивая растёртый плод с настоем полыни. Смотреть на мучение подруги дальше было уже невозможно, поэтому я протянула руку: — Давай я попробую.

Хель мотнула рыжей копной, но всё же отдала семя. Ей было сложно принимать помощь от других в деле, которое она считала для себя заветной мечтой. Мало того от ученика, который точно не превосходит её в знаниях по приготовлению зелий. Я немного повертела в руках колючий плод, но оболочка действительно оказалась совершенно не нарушенной. И тут в голову пришла идей: что, если попытаться размочить её в соке болотного плюща? Он должен подействовать на пористую кожуру также, как кислота действует на мел. Стоило испытать метод в действие. После пары минут скорлупа раскололась, и я торжественно вручила семя уже малость поутихшей подруге.

— Спасибо – тихо пробурчала она. В конце занятия пару десятков керамических чашек с дымящимся варевом выстроилось в ряд перед профессором. Каждую он придирчиво оглядел, проверяя консистенцию, цвет и свойства. Но лишь на зелье Хель он задержал своё особое внимание. Было видно, что он доволен её работой, хотя по его лицу сказать этого было нельзя. Но одобрительный кивок в сторону рыжеволосой эльфийки значил куда больше.

Из кабинета я вышла первой, ожидая пока моя соседка приберётся на столе. Альбедо тихонько высунулся из сумки, заискивающе глядя мне в лицо.

— Что, притомился в сумке сидеть? – я легонько потеребила его ушко. Из толпы ко мне вышел мой однокурсник Сэм и протянул свёрнутый листок бумаги, защипнутый скрепкой:

— Ты не могла бы ты передать это Хель – спросил он неуверенно с мимолётным намёком на стеснение.

— Это нечто важное, полагаю — с лёгкой ухмылкой я приняла письмо и начала разглядывать его.

— Более чем – прозвучал исчерпывающий ответ. Получив моё согласие, парень скрылся среди других студентов.

На сегодня занятий больше не намечалось, поэтому мы с Хель решили зайти в столовую, чтобы немного перекусить. Во время обеда я вынула из кармана записку и торжественно вручила её эльфийке.

— Вот, возьми, просили передать лично в руки – довольная улыбка расплылась на моём лице. Хель, жуя арахисовую булочку, ловко развернула лист с посланием и, быстро пробежав по тексту глазами, грубо смяла бумагу.

— Эй, ты чего? – непонимающе взглянула я на подругу.

— Как меня уже достали эти записки! Сэм только и знает, что маяться ерундой. Не понимаю, с каких пор я приобрела такую популярность среди представителей противоположного пола.

— Да ладно тебе, это ведь совсем неплохо. Хель нахмурила брови и залпом допила оставшийся в стакане сок.

— Ты понятия не имеешь как это бесит. Эта записка уже четвёртая. Они же все как под копирку – приторные, как дешёвый шоколад. Тем более, в мои планы пока, что не входят свидания.

— Да ты прямо непреступная крепость – я усмехнулась. – Неужели никто не может растопить твоего морозного сердца?

— Пока что такой человек мне не повстречался – на этом наш разговор и завершился.

Я предложила Хель немного прогуляться, но её вечер уже был занят пересадкой любимых цветущих питомцев в оранжереи. Правда Альбедо не отказался составить мне компанию, и мы отправились в одну из боковых галерей студенческого общежития. Во время заката здесь был особенно завораживающий свет, что создавало неповторимую атмосферу покоя и уюта. В самый раз для того, чтобы расслабиться и порисовать. Я села на одну из витиеватых чугунных лавочек напротив окна, а Альби прыгнул на подоконник, ловя пролетающих мимо бабочек. Грифель карандаша покрывал лист бумаги чередой затейливых линий, издавая характерный шуршащий звук. Я особо не задумывалась о том, что хочу изобразить, просто выводила контуры деревьев и цветов, животных и человеческих лиц. Это бесценное состояние души и разума, один из кратких моментов абсолютного равновесия между твоим внутренним я и окружающим миром.

Я чувствовала себя полностью отрезанной от реальности, будто на дне глубокого озера, пока тишину не разрезал звук падения чего-то металлического на каменный пол. Альбедо тут же насторожился и вернулся ко мне на скамейку, вслушиваясь в окружающие шорохи. В полутёмном коридоре мне не удалось разглядеть ничего подозрительного. Но противное ощущение, что кто-то за мной наблюдает не хотело отступать. Снова раздались звуки, но уже другие, похожие на дыхание. Я решила выяснить, кого скрывает темнота коридора, но едва мне удалось сделать пару шагов по полу зашумели чьи-то ботинки. И этот кто-то явно начал активно улепётывать. Первым порывом было последовать за источником шума, но я передумала. Вряд ли в этом был хоть какой-то смысл. Во всяком случаи, момент моего безмятежного отдыха был прерван, и всё что оставалось – вернуться в комнату, дабы подготовиться к завтрашней лекции.

Глава 9

С момента первого занятия с кураторами прошло уже три дня. Постепенно Гилеон пытался найти ко мне подход, знакомил с различного рода приёмами, которые облегчали использование заклинаний или делали их более эффективными. Что сказать он безусловно был хорошим преподавателем. За это время сила себя почти никак не проявляла за исключением беспокойных сновидений. Это меня радовало, и я даже начала сомневаться в том, что все прошлые случаи были каким-то образом связаны с таинственной теневой магией.

— Сегодня я хочу показать тебе, насколько сильно маг может влиять на материю – куратор достал из напоясной сумки из красной кожи небольшой свёрток. Развернув грубую ткань, он выложил на круглый каменный столик мутный зеленоватый кристалл. Свет почти не отражался от его граней, делая нутро камня практически чёрным.

— Что это за минерал?

— Это особая форма биотита. Её сложно добыть и ещё сложнее сохранить, так как минерал имеет свойство разлагаться под воздействием солнечного света – Гилеон взвесил кристалл в руке и передал мне. – Вот возьми. Ощути его структуру, форму, рассмотри, как следует. Если сумеешь, попробуй определить цвет его энергии, словом запомни о кристалле как можно больше.

Я сосредоточенно стала крутить биотит в руках, ощупывая поверхность сантиметр за сантиметром. Каждая грань коснулась моих пальцев. Он был холодным и гладким как стекло, кое-где виднелись вкрапления серебристого минерала. Что до энергии, то почувствовать её оказалось действительно непросто. Пришлось закрыть глаза, и лишь тогда я ощутила еле уловимое тепло, исходящее из самой сердцевины камня. В какой-то момент даже показалось, что камень дёрнулся у меня в руках. После я вернула его снова на стол.

— Многие недооценивают всю роль магии в мироздании. Чаще из-за того, что считают её не основой материи, а лишь её частью. Но любая материя эфемерна и подобно воде может изменять свою форму и суть, если оказать соответствующее воздействие – куратор раскрыл ладонь и кристалл под воздействием силы стал похож на текучую смолу. Уже через мгновение эта субстанция стала приобретать очертания прекрасного цветка лотоса. Он выглядел совсем как живой, с гладкими изящными лепестками, сквозь которые пробивался свет от магических свечей.

— Это бесподобно – завороженно произнесла я, оглядывая цветок. Но стоило коснуться этого чуда, бутон тут же начал увядать и вновь обрёл прежнюю форму камня.

— К сожалению такая магия не постоянна и существует пока находится под контролем создавшей её энергии. В этом метаморфоза сродни иллюзии – реальна для всех, кроме создателя. Коснётся её другая энергия и иллюзия разрушиться.

— В каком смысле только для создателя?

— Хотя, я так же как и ты наблюдаю превращение камня в цветок, в качестве энергии для меня он остался камнем. Твоё касание разрушило этот образ лишь потому, что я перестал его поддерживать.

— Хочешь сказать, что это лишь иллюзия жизни, а не сама жизнь?

— Так и есть – он одобрительно кивнул и отошёл в сторону. – Теперь попробуй сама. Представь в голове биотит таким, каким ты его запомнила и обрати его в нечто иное. Залог качества любой метаморфозы – чёткое представление конечного образа.

Я стала перебирать в голове варианты различных предметов и существ, в которые могла бы обратить камень. Но внезапно в памяти возник образ ярко красных маков, которые держит в руках милая темноволосая девушка в лёгком ситцевом платье. Я не знала кем она была: эфемерным образом, сотканным моим воображением или воспоминанием из прошлого, но теперь я знала, что хочу создать. Лёгким движением рук я начала формировать из кристалла нежные алые лепестки, окружающие тёмную сердцевину, тонкий стебель и опушённые листья на нём. Сначала цветок был спрятан в изумрудных околоцветниках, а затем бутон раскрылся, обнажая прелестный цветок с ярким ароматом. Всё происходила интуитивно, как если бы я выводила хаотичные линии на бумаге, и они сложились в живой эскиз.

Куратор, судя по выражению лица, был впечатлён и немного озадачен. Он приблизился к столу и легко коснулся цветка. Один из лепестков сорвался и приземлился на гладкую каменную поверхность, но сам мак не исчез. Биотит сохранил свою преобразованную форму, хотя я уже не поддерживала её.

— Как тебе это удалось? – недоумевающе спросил Гилеон.

— Что именно?

— Этот цветок он…настоящий.

— Но это же невозможно – тут я поняла одну вещь. Цветок лотоса не испускал никакого аромата, поскольку не был живым. Сладкий маковый запах же я улавливала, даже находясь на некотором расстоянии от стола. Получается мне удалось вдохнуть в кристалл жизнь?!

— Удивительно, что ты смогла сотворить такое с первого раза, Эссен. Возможно, твоя магия даже сильнее, чем я предполагал изначально – Гилеон подошёл ближе и немного склонился к моему лицу. – Почему ты выбрала именно мак?

— Не знаю точно, но возможно этот образ как-то связан с моим прошлым. Думаю, что эти цветы любила моя мать.

— Понятно – куратор стал задумчиво прохаживаться вокруг меня. – Возможно это сыграло свою роль. Такая форма биотита отличается от прочих тем, что имеет частично органическое происхождение. Так, что сильное воспоминание могло повлиять на степень преобразования материи. В любом случаи это превосходный результат – на этом занятие было окончено и Гилеон проводил меня до выхода из тренировочного зала.

Хель вылетела из восточной оранжереи как ошпаренная, едва я оказалась у стеклянных ворот флорариума. Это место представляло собой впечатляющий своими размерами купол из алмазного стекла, переливающийся словно мыльный пузырь. Всё пространство, которое можно было окинуть взглядом, изобиловало разнообразной растительностью: цветы, лианы, деревья, травы – всё, что только можно найти во множестве миров. Флорариум разделён на несколько зон в зависимости от предпочтений растений. Оранжереи, помимо прочего, являлись и тренировочными полигонами для магов земли, которые здесь обучались не только уходу за природными сообществами, но и управлению жизненной силой природы.

— Ты даже не представляешь, что мне пришлось пережить – глаза подруги были широко раскрыты, а лицо и одежда выглядели так, будто она сражалась с грязевым монстром. Волнистые рыжие волосы были все в земле, а на макушке красовалась веточка с несколькими бардовыми листочками.

— Если честно, мне даже страшно представить – я подошла к Хель и убрала надоедливую ветку. – Надеюсь все остались живы?

— Я бы не была так уверена. По крайней мери моё пончо похоже сделало свой последний вдох ещё минут десять назад – она грустно сжала разорванный край накидки и отряхнула спутанную капну на сколько смогла. – По началу всё шло неплохо, но потом мой куратор решила отправиться в зону хищных пещерных растений, дабы потренировать навыки приручения и общения. Для меня разговаривать с растениями в пределах нормы и у нас обычно хорошие отношения. Миёри спокойно рассказала мне как обращаться с этими своенравными цветками, будь они не ладны, и мне удалось наладить контакт.

— И в какой момент всё пошло не по плану?

— В тот самый, когда я решила, что наколдовать парящие лозы в узком каменном пространстве — это хорошая идея – Хель вскинула руки вверх и тут же безвольно уронила их, согнувшись как увядшая ромашка, которую уже неделю никто не поливал. – Я всего лишь хотела добраться до верха пещеры, чтобы собрать пару соляных кристаллов и покормить этих хлорофильных проглотов. Соль помогает им удерживать воду и лучше развиваться. Но что-то мне подсказывает, что мне при рождении забыли подсыпать удачи и одна из лиан задела весящий прямо над цветником сталактит… Бум! Эта глыба сваливается на корень пещерного змеевика. Ты бы слышала какой жуткий рёв он издал, даже камни со стен пещеры посыпались. А ведь у этих растений коллективный разум и они до жути не любят, когда им причиняют ущерб. В общем бойня с их ядовитыми корнями была просто не на жизнь, а на смерть. Я ещё никогда в жизни так быстро не улепётывала!

В этот момент я рассмеялась в голос, представляя всю эту картину. Правда подруга этого не оценила. Он обиженно смотрела как я хохотала, прислонившись к стене.

— Смейся сколько влезет, а вот мне влепили дисциплинарное наказание. Теперь неделю буду дежурить в учебном корпусе после занятий. Хорошо хоть магистры успокоить смогли этих монстров!

— Забавно слышать от тебя подобные высказывания. Похоже ты станешь знаменитостью в Цитадели – Хель только что-то неразборчиво проворчала в ответ, и мы направились в общежитие, дабы привести её причёску и одежду в надлежащий вид.

В комнате я рылась в вещах, пытаясь отыскать иголку с ниткой, чтобы подруга хотя бы временно смогла залатать дыры на многострадальной накидке. Хель плескалась в душе, что-то напевая на незнакомом языке. У неё был очень красивый и мелодичный голос, чьё звучание напоминало пение ветра. Даже завидно. В тумбочке мне всё-таки удалось отыскать швейный набор. Край лежащей рядом футболки зацепился за крепления крышки коробка и из-под складок ткани на пол брякнулся медальон – тот самый, который я зачаровала на первом занятии. Альбедо подобрал украшение и принёс мне. Я вспомнила наш разговор с профессором Сифом и его намерение обсудить произошедшее.

— Что ж, видимо настало время ему напомнить об этом – вслух произнесла я, обращаясь к Альби. Он только неразборчиво мяукнул в ответ.

Занятие по зачарованию проходило сегодня в нестандартной обстановке. Преподаватель привёл нас в свою лабораторию, где на стенах повсюду висело оружие на любой вкус, а полки многочисленных шкафов были заставлены бутылками и флаконами с различными пометками в виде сокращений — «Плав. мас.» ; «ОУ раствор» и т. д. У стены красовалась закопчённая плавильная печь, а в углу возле ящика с рудой в деревянной бочке лежали заготовки для мечей.

— Изготовление зачарованного оружия – одно из наиболее распространённых направлений в магии рун. Существуют знаки, которые накладываются уже на готовое оружие, например именная печать, исключающее использование другими воинами кроме хозяина, или руна прочности, дающая возможность повреждать любые материалы. Но руны используют и в процессе ковки, что уже куда более сложная наука – Сиф обошёл наковальню и вытащил пару заготовок кинжалов. – Сейчас я продемонстрирую как превратить этот не слишком привлекательный кусок металла в изящный клинок. Качество зависит от точности начертания рун. Может кто-то скажет какие знаки необходимо использовать для закалки стали, если вы, конечно, изучали заданную главу учебника? – на лице учителя появилась ехидная ухмылка.

Пусть и не смело, но несколько человек всё-таки подняли руки. Профессор по очереди спросил каждого, дополняя занятие всё большей информацией.

— А какая руна отвечает за цвет и тонкость лезвия. Мисс Дармут, может вы нам скажите?

Я не ожидала обращения Сифа к себе. Мои мысли были заняты медальоном, который я нервно теребила в руках.

— Мне кажется это руна «солярис» — негромко произнесла я, судорожно вспоминая абзацы учебника.

— Совершенно верно – профессор удовлетворённо покачал головой. – Теперь рассмотрим их практическое применение – он взял с полки красно синий бутылёк с плавильным маслом и протёр им клинок. Тот тут же начал излучать красноватый свет и нагреваться. По кузне разошёлся запах горящей хвои и тлеющего костра. Видимо так пахло масло. Потом лёгкими движениями Сиф начертил в воздухе пару сияющих знаков, и они плавно легли на разогретую сталь. Клинок стал графитовым, и профессор окунул его в ёмкость с ледяной водой возле наковальни. Получившееся оружие отличалось изяществом и простотой. Лезвие кинжала цвета утренних звёзд отражало свет пламени плавильни, что создавало восхитительные переливы. Тонкий и точный, как игла.

— Отличный образец – профессор Сиф положил клинок на деревянный стол и пригласительным жестом руки предложил студентам попробовать выполнить зачарование самостоятельно. У кого-то вышло сразу. А кто-то ещё долго плевался, обвиняя закорючки знаков в их излишней сложности.

— В конце первого года обучения каждый из вас изготовит собственное оружие и научится им пользоваться, так что смотрите внимательно и запоминайте.

После занятия я подошла к профессору в надежде на давно обещанный разговор.

— Что-то ещё, мисс Дармут? Вы сегодня выглядели несколько отстранённой. Надеюсь, ничего серьёзного не случилось?

— Нет, сэр. Но насколько я помню несколько дней назад вы хотели со мной поговорить на счёт того случая с защитным заклинанием.

— Да, я помню. Что ж, думаю сейчас самое время. Идёмте в мой кабинет – он развернулся и вышел из кузни, поманив меня за собой.

Кабинет у Сифа был вполне обычным: письменный стол, несколько шкафов со стеклянными дверцами, бюро и пара стульев. Единственным выделяющимся из общего интерьера предметом была витрина с причудливого вида резной шкатулкой. Её форма напоминала инжир с множеством колец, усеянных символами, цифрами и изображениями различных предметов.

— Что это такое – спросила я, засмотревшись на причудливую вещицу.

— О, это очень редкая и ценная вещь – талирийский сундучок. Его, пожалуй, можно назвать самым надёжным сейфом на свете. В такие запирали самые могущественные артефакты и ценные книги. Он сделан из ствола лауры – прочнейшего дерева, которое отчасти живое, а отчасти нет. Его корни произрастают прямо из рудных жил, поэтому древесина пронизана тонкими нитями металла. Разбить его невозможно, а открыть возможно лишь с помощью специальной фразы, которая набирается кодом из символов и цифр.

— Самый настоящий банковский сейф! А что здесь хранится?

— «Трактат Байрона» — первая книга о рунической магии и самая полная. Жаль, что я так и не смог в неё заглянуть – профессор вздохнул и сел за стол, приглашая и меня занять место напротив. Я протянула ему медальон и спросила:

— Как так вышло?

— Не знаю, но ты смогла создать печать и теперь этот медальон можно использовать как щит против магических атак или телепатического воздействия. Трудно создать из базовых рун подобное.

— Ранее я не имела дела с такой магией.

— Это не имеет значения. Раз мы заговорили о рунической магии, я тебе кое-что расскажу – он сложил ладони домиком и внимательно посмотрел мне в глаза. – Когда-то руническая магия была одной из самых могущественных практик. Ей было сложно управлять, поэтому часто неподготовленные волшебники гибли, применяя её. По этой причине техника Таурет, как иначе называли магию рун, была запрещена, а все книги оказались либо уничтожены, либо утеряны.

— А это? – я указала на шкатулку.

— Последняя, возможно. У тебя энергия ведёт себя по-особенному. Не так как должна или скорее, не так как нам привычно. Для многих магов руны – всего лишь чёткий алгоритм, задаваемый конкретному объекту, не имеющий больше вариаций, чем принято считать. Но на самом деле это та же магия, непрерывный поток, который постоянно изменяется. Ты как раз тот человек, для которого Таурет существует в первозданном виде.

— Пусть я не до конца понимаю, но получается, что я бы смогла овладеть рунической магией, если бы была возможность?

— Думаю да – профессор наклонился вперёд и произнёс таинственно – Будь осторожна. Того, чего люди не понимают, пугает их более всего.

На этом мы разошлись. И пусть мне и приоткрыли завесу некой тайны, пока что за ней та же непроглядная тьма, что и раньше. Как говорят в детективных сериалах: «Расследование продолжается!».

Глава 10

 Солнце уже почти село, когда мне взбрело в голову прогуляться по пустым коридорам западного крыла. Полюбившееся мне лавочка так и стояла пустой. Любопытно всё же, почему здесь нет народу. Может это часть общежития заброшена или какими неприглядными слухами обросла, кто знает. Во всяком случаи для меня это место было идеальным по своей атмосфере. Квиллер не оставил меня своей компанией. Кажется он готов летать со мной по всюду, но иногда он проявляет агрессию или излишнюю любопытность, так что на занятия брать его, пока что не лучшая идея. Помня о настоятельной просьбе «прекрасного незнакомца» с озера, я взяла пару трактатов и пособий о волшебных существах и фамильярах. Ох уж этот зануда. Хотя, он в целом прав. Даже странно, что, получив в компаньоны такое необычное существо, я никак не озаботилась поиском информации. А как оказалось, существует не мало важных фактов о квиллерах, как о фамильярах. Во-первых, магический компаньон не требует кормёжки в материальном плане. Фамильяры живут за счёт энергии своих хозяев и чем она больше, тем сильнее такое существо. Во-вторых, квиллеры способны даровать своему владельцу некие дополнительные способности, которые определяются подвидом и возрастом. И, в-третьих, фамильяр тем послушнее, чем сильнее связь между ним и магом. И это лишь малая доля всего, что мне удалось выгрести из целой груды информации. Кстати, те самые искры огнецвета – своеобразный допинг для квиллера. Помогает восстановиться и восполнить собственную энергию зверька, если он продолжительное время находится в дали от хозяина.

Любоваться закатом – лучшее занятие в конце трудового дня. Погода тихая, пахнет жасмином и свежестью. Альбедо, пригревшись в лучах солнца, мирно посапывал на стопке книг. Но это умиротворение нарушил шорох. Такой же, как и в прошлый раз. Мне вроде не сообщали о местных приведениях. Шёл звук правда уже из другой части коридора, где я ещё не бывала. Звук удаляющихся шагов чётко отозвался на каменном полу и вот, я уже бегу за чье-то тенью. Необходимость выяснить, кто так пристально за мной наблюдает, стала весьма острой.

Не знаю сколько длилось преследование, но в конце пути мы с Альби оказались одни в пустом тёмном помещении с небольшим каменным бассейном и несколькими лавочками из белого камня. На стенах висело несколько разбитых зеркал, а по потолку растянулись пыльные сплетения паутины. Напоминал весь этот интерьер бывшие купальни, на подобие турецких бань. Долго томиться в одиночестве не пришлось. Из-за угла вывернула троица девушек с наглыми ухмылками. Лицо одной из них я узнала сразу – та самая выскочка, что пыталась унизить Хариатти.

— Похоже птичка попалась в клетку – она противно рассмеялась. Квиллер на моём плече угрожающе зашипел, что немного поумерило её пыл. – Думала больше не увидимся, заступница убогих?

Я попыталась было что-то возразить, но не смогла и слова произнести. Тело будто цепями сковало. Ноги просто приросли к полу.

— Магические путы, не слышала о таком? Не думай, что я тебя недооценила. Ты слишком дерзкая и проучить тебя является необходимостью – она щёлкнула пальцами и двое её подруг подхватили меня под руки, уводя к одной из лавок. Альбедо к этому моменту куда-то скрылся. Неужели бросил меня? Вот же фамильяр «от бога!» Глава «банды» не посчитала обременительным меня этим задеть:

— Похоже твой зверь сбежал. Как жаль. Ну без этой невоспитанной скотины будет проще – она нависла над моим лицом, когда её свита уложила меня на холодный пол. Вырываться было бесполезно. Даже наколдовать пустяшную искру не получится. Ситуация очень сильно начинала пахнуть керосином. Намерения этой сумасшедшей для меня были не вполне ясны, но то, что они не добрые – очевидно.

— Ты посмела поднять руку не на того человека и теперь придётся расплатиться за это. Думаю, небольшое увечье будет достойной мерой наказания, как считаешь? – она стала водить пальцами по моему лицу. – С чего бы начать… может ухо или щека? У тебя довольно симпатичная мордашка и для меня будет удовольствием это исправить.

Я бы соврала, если бы сказала, что мне не было страшно в этот момент. Больше скажу – во мне нарастала паника и стойкое чувство безысходности. Как-то мельком в голове пронеслась мысль о чудодейственной настойки, что была куплена на рынке Междустенья. Да пусть она мне хоть всё лицо исполосует, только бы от пут избавиться. Конечно, даром для этих троих всё не пройдёт!

— Похоже я знаю, эти глаза. Прямо как осеннее небо. Жаль, что больше не придётся на них любоваться. – Она поднесла к моему лицу раскрытую ладонь с ярко пылающим заклинанием. Ну это уже не в какие ворота! Девушки придавили меня к полу ещё сильнее, почувствовав, что путы слабнут. Всего мгновение и я навсегда могу лишиться зрения. А исправительная школа уже не кажется таким уж адом.

Тут рука моей мучительницы застыла. На лице девушки возникло недоумение, а затем злость.

— Что за…Почему я не могу пошевелиться?! – заклинание дрогнуло и внезапно полетело прямо в одну из её подруг. Благо промахнулась, но и этого хватило для моего освобождения. Я тут же вскочила на ноги и хотела было нанести удар обидчикам, но заметила, что те лишь беспомощно барахтаются в нескольких сантиметрах над землёй, дёргая конечностями как куклы в руках неумелого актёра. Тут то я и заметила по чьей инициативе происходил этот спектакль. У входа с невозмутимым лицом стояла Хариатти, сосредоточено водящая руками в воздухе. Рядом был и Альбедо (всё-таки не сбежал значит), который весело подлетел ко мне, уткнувшись в тёплую ладонь.

— Эссен, скорее сюда! – настойчиво произнесла Хариатти, не отводя взгляда от сыплющих проклятиями девушек. Повторять дважды мне было не обязательно. Я стремительно пересекла комнату и встала рядом со своей спасительницей. Её маленькие ушки мило подрагивали под беретом, пока она колдовала. Убедившись в нашей безопасности, Хариатти опустила троицу на землю. Правда лучше будет сказать швырнула, окинув их презрительным взглядом.

— Больше не смейте приближаться ни ко мне, ни к ней, если жизнь дорога!

— Возомнила себя всесильной, полукровка?! – главарь банды мерзко оскалилась, держась за ушибленные рёбра.  

— Закрой свой рот, Рейна! Не считаю нужным тратить своё внимание на подобных тебе. Ты настолько низко пала, что способна возвыситься лишь за счёт притеснения других. Ты всего лишь высокомерная, заносчивая, избалованная пустышка. Даже твой отец ни во что тебя не ставит. Надеюсь, больше ты не доставишь проблем.

Мы развернулись и вышли в коридор. Краем глаза я заметила, как потемнело лицо Рейны, но она промолчала и просто стояла, опустив глаза. Что ж, может это будет последняя наша встреча.

В тишине мрачного коридора эхом отдавались наши шаги. За окном было темно и по небу уже рассыпались звёзды, а в траве у стен общежития стрекотали сверчки.

— Спасибо тебе за помощь, Хариатти – обратилась я к спутнице, когда мы уже подошли к дверям комнаты. – Они застали меня врасплох, и кто знает, что успели бы сделать, если бы ты не подоспела.

— Можешь благодарить своего фамильяра. Это он меня нашёл и привёл к тебе – она сцепила пальцы в замок, плечи были напряжены. Во всём внешнем виде прослеживалась какая-то нерешительность. Затем она прижала ладони к груди и выпалила:

— Прости меня, пожалуйста за то, что я тогда нагрубила. Я очень благодарна за ту поддержку и защиту, которую ты мне оказала. Просто я совсем не привыкла, что за меня заступаются. Прими мои извинения, прошу! – она опустила голову и слегка наклонилась, ожидая моего решения. Это было неожиданно, и я не сразу нашлась, что ответить. Но собрав свои мысли в кучу всё же выдала более-менее достойный ответ:

— Я принимаю твои извинения, но тебе не стоит так уж себя корить. Я была на твоём месте и понимаю, что ты можешь чувствовать и как реагировать. Так, что не переживай, никаких обид – я положила руку Хариатти на плечо, улыбнувшись самой очаровательной улыбкой из имеющихся. Девушка успокоилась и расслабилась. Вечер ещё только начинался, так что мне пришла в голову мысль немного укрепить наши отношения и разрядить обстановку до конца.

— Послушай, а ты случайно не знаешь есть ли в Цитадели место, где можно посидеть и может съесть чего-нибудь вкусненького?

— Есть такое место. В него студенты часто ходят. Называется таверна «Кроличья нора» кажется.

— Отлично! Не против небольших дружеских посиделок напоследок?

Девушка с энтузиазмом согласилась составить мне компанию, и мы направились к Часовой башне, откуда в вышеобозначенное заведение вела совсем неприметная, грубо выполненная потемневшая овальная дверца с ручкой в виде заячьих ушей. Зайдя внутрь, мы оказались в абсолютной темноте и тишине.

— И что теперь? – я оглянулась, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь вокруг, но ничего кроме темноты и нечёткого силуэта Хариатти меня не ждало.

— Погоди немного. Сейчас зажгу свет – она нашептала что-то и в руках у неё появился яркий сгусток лилового света. Он понялся в воздух осветив пространство вокруг нас и перед моим взором возник небольшой провал в земле, путь к которому был проложен пурпурной плиткой причудливых форм. – Иди за мной.

Я послушна побрела в след за девушкой. У самого края ямы я поняла, что она безумно глубока, так как свет в неё практически не проникал. Не решаясь ничего предпринять, мы с Хариатти так застыли у края.

— И что теперь делать?

— Точно не знаю, но… — она наклонилась к чему-то мерцающему на земле. – «Шагни на встречу чудесам, что ждёт в конце узнаешь сам».

Подойдя ближе, я заметила небольшую таблицу с выгравированной надписью. Осознание того, что нам скорее всего предстоит сделать пришло довольно медленно и Хариатти смогла озвучить эту мысль раньше, чем я успела проявить хоть какую-то реакцию.

— Тебе это не понравится, но похоже надо прыгать.

Поворот был неожиданно крутым, хотя на фоне всего, что происходило в этом месте, переполненном различными странностями, удивление и зарождающаяся паника были даже как-то не уместны.

— Знаешь я только сейчас поняла одну вещь – ты ведь здесь впервые, так? – я взглянула на спутницу. Та, переминаясь с ноги на ногу, ответила:

— Ну вообще я только слышала об этом месте от других студентов. Да брось только не говори, что ты испугалась! – она беззаботно махнула рукой и отправила в глубь провала шарик света. Всё что он освещал в ближайшие секунд тридцать были просто голые стены.

— Ладно. – я подошла поближе к девушке – Была не была, прыгаем?

Хариатти коротко кивнула. Мы разбежались и… задержав дыхание провалились в неизвестность.

Не знаю точно сколько мы летели, но довольно скоро догнали тот самый светящийся шарик. Но как оказалось его свет нам уже не понадобится. Стены ямы начали приобретать странные очертания и вскоре ярко засияли флюоресцирующие растения, открыв нам причудливую картину: мы были окружены кухонной утварью и мебелью, на подобие комодов и сервантов. Тут и там из тёмной земли выглядывали столики, накрытые для чаепития, резные шкафчики со стеклянными дверцами и множество портретов в витиеватых рамах.

Путешествие наше закончилось также неожиданно, как и началось. У самого дна наше падение замедлилось, и мы спланировали на деревянную площадку, как сухие осенние листья, мягко приземлившись у точной копии той двери, в которую вошли. Правда эта была несколько меньше и круглее, а ручка в виде заячьих ушей теперь представляла собой дверной молоток. Я взялась за него и постучала. «Тук, тук, тук» — стены отразили эхо и отправили его далеко вверх. Пару мгновений и дверь распахнулась. Тишину наполнили шумные возгласы веселящийся толпы студентов. Нас затянул бурлящий поток людей и вот мы уже очутились около высокой стойки, где к нам любезно обратилась маленькая фея с ярко розовым бутоном вместо волос.

— Добро пожаловать на дно «Кроличьей норы», уважаемые гости! Позвольте я провожу вас к столику. Сегодня у нас коронное блюдо- клиновое желе с майскими цветами.

Легко протискиваясь сквозь толпу, официантка провела нас в угол комнаты к скромному деревянному столу с тремя стульями и светильником. Ловкими движениями фея разложила меню и приборы, застелила узорчатые салфетки и наколдовала два стакана с прозрачной жидкостью.

— Мятная роса пробуждает аппетит и хорошо утоляет жажду. Поскольку вы у нас впервые, любой напиток за счёт заведения. – фея лучезарно улыбнулась и оставив на столе маленький серебряный колокольчик стремительно упорхнула к другим посетителям.

— Да уж, я много слышала об этом месте, но не представляла себе такого – удивлённо вскинув брови произнесла Хариатти. Да и правда, здесь была необычная шумная и в то же время уютная атмосфера. Тёплый свет ламп со светлячками, живая музыка, разливавшаяся по всему помещению, ароматы размарина и корицы, и множество украшений из разноцветных кусочков стекла, которые создавали на полу и стенах яркие отблески. Если у нас стулья были вполне обычными, то в центре зала вместо них у столов устроились небольшие бочонки. Это место полностью соответствовало антуражу старой таврены.

Названия блюд были необычными и порой сложно было понять из чего они состоят, и вообще, что из себя представляют. Единственным ориентиром были названия разделов: закуски, горячие блюда, десерты и т. д. Посовещавшись мы с Хариатти уговорились заказать пару порций рагу из облачных барашков, два десерта «Фетр и шёлк» и молочный коктейль «Червонный король».

— Хариатти, у нас знакомство не сразу задалось, но мне бы хотелось узнать тебя немного ближе. Ты ведь из Лесного королевства и, судя по всему, не была слишком популярна среди своих соотечественников. Но ты умна и явно любишь получать новые знания. Так кто же ты?

Хариатти вздохнула, сцепила руки в замок и начала свой рассказ:

— В детстве мы с родителями жили в небольшой усадьбе на окраине леса. Там были красивые места. Целые поля дикого льна и полыни, высокие холмы и прохладные озёра. Знаешь, если посмотреть в них, то будто смотришь на другой мир сквозь большое окно. Вода прозрачная и спокойная, отражения облаков плывут, красота! Потом дела отца стали неважными и нам пришлось переехать в столицу. Тогда-то и начались все мои проблемы. В школе я была одной из лучших, но дело в том, что я не чистокровный орф – она неловко поправила берет. – В отличии от своих собратьев я не могу полностью обратиться в животное. Я и не человек, и не орф, и не лесовик. А это – она указала на пушистые уши – моё наследство.

— А те девчонки, что к тебе приставали, кто они такие?

— Рэйна и её прихвостни- дети глав пяти княжеских родов Лесного королевства. Они основа власти, терпеть не могут полукровок. Она унижает меня с тех пор, как мы познакомились на празднике урожая, когда мне было десять. Тот факт, что наша семья почти разорилась, тогда только подливало масло в огонь. Мой отец хороший человек, но после смерти мамы он замкнулся в себе и его мало заботили мои дела в школе. Я находила утешение в книгах и свитках, учила заклинания, увлекалась историей других измерений. А потом за мной пришли из Цитадели и теперь я здесь.

Официантка принесла напитки и горячее, и мы принялись за ароматное блюдо. Вкус был бархатным и, в то же время терпким. Обилие пряностей смягчалось сливочным вкусом масла и соуса. Такого мяса я точно ещё не пробовала за свою жизнь. Что до десерта, пусть я не большой любитель сладостей, он во всём был идеальным. В меру сладкий, с лёгкой кислинкой воздушный крем таял на языке, раскрывая вкус шоколада с острым перцем.

Пока мы с удовольствием уминали все эти вкусности к нашему столику подлетело рыжее облако, из-под которого в мгновение ока возникло веснушчатое лицо с зелёными горящими глазами и такое же по цвету залатанное пончо.

— Ну привет подруга! Не ожидала тебя здесь увидеть. – Хель обменялась со мной и Хариатти приветствиями и бухнулась на стул. – Ух, умаялась за сегодня! Совсем без сил. Кстати, как вы узнали про это место?

— От знакомых – ответила Хариатти. – Про него многие знают.

— Ну да, место-то популярное. Да, цены здесь что надо и обслуживание.

Мы сидели и болтали, как старые друзья. Давно уже я не находила себе подобной компании. Наверное, так я себя ощущала только в кругу семьи или со своим единственным школьным другом, которого я считала слегка сумасшедшим. Слишком уж легко он соглашался на все мои эксперименты.

Прошло около часа или больше, мы решили уходить. Хель не была в восторге от этой идеи и уговаривала посидеть ещё немного.

— Эссен – послышалось мне из толпы. Я обернулась, пытаясь разглядеть источник звука, но в толпе это было сложновато проделать.

— Эй, мы здесь!

Тут из бурлящего котла студенческого веселья высунулась машущая рука, а среди голов возникла кудрявая шевелюра Камы. Он, расталкивая всех подряд, целеустремлённо двигался в нашу сторону. С собой за руку он тащил знакомого беловолосого паренька.

— Вас зову, зову, а вы даже носом не ведёте! Развлекаетесь как вижу, новобранцы! Оу, а это у нас что за сахарок такой? – он бросил пристальный взгляд на Хариатти и изобразил изящный поклон. – Миледи, позвольте представиться, Кама бин Синдхи к вашим услугам.

— Я не сахарок, моё имя Хариатти и не скажу, что очень рада знакомству, но всё же – она недовольно надула губки, но всё же пожала протянутую парнем руку.

— Просто милашка! Ещё ушки такие славные! Всё-таки прозвище оставлю для тебя, сахарок.

— Лучше не нарывайся. – хитро улыбнулась я. – Она на многое способна и простым пинком ты не отделаешься.

— Ха-ха, верю на слова. Но меня беспокоит одна вещь, леди – неужели вы уже собрались нас покинуть.

Хель бойко ответила:

— Да, и это решение крепчает с каждой секундой! – она стала толкать нас к выходу.

— Нет, нет, так не пойдёт! Уходить, когда вечеринка в самом разгаре – высшая форма невежества! Я и мой товарищ будем очень рады если вы соизволите провести с нами этот вечер – просьба звучала убедительно и через пару весомых доводов даже мы вернулись снова к столу. Кама вытащил откуда-то пару бочонков, все уютно расположились, заказывая напитки.

— Кстати, я вас не представил. Это мой однокурсник Эйнор. Лучший на потоке, между прочим. Светлая голова, но холодное сердце, что весьма прискорбно, да дружище?

— Между чувствами и разумом я предпочитаю второе. Приятно познакомиться.

Оставшийся вечер прошёл как нельзя лучше. В жизни я столько не смеялась! Несмотря на то, что вокруг всё шумело и бурлило, душа ощутила тёплое спокойствие, какое бывает лишь рядом с близкими по духу людьми. Сегодня, кажется, я обрела то, что уже и не надеялась найти снова – друзей.

Глава 11

 — Нет, нет. Эссен, ты торопишься! – куратор уже шестой раз прерывал меня за урок. Сегодня я была сама не своя, а всё началось ещё ночью. Жуткие ведения мучили меня едва стоило прикрыть глаза. Тёмные, абсолютно безлюдные коридоры, сплетающиеся в бесконечный лабиринт. По каменной кладке ползёт чернильного цвета колючий плющ. Я блуждаю в этой противно липкой темноте, ощупывая руками стены. Из далека начинает доноситься какой-то шорох, плавно перерастающий в приглушённые крики и стоны, а затем оглушительный гвалт голосов, молящих о помощи, вырывается из самой глубины лабиринта. Я зажмуриваюсь, а открыв глаза наблюдаю ужасающую картину: множество людей бегут от чёрных теней в латах и с мечами, обагрёнными кровью. Вокруг всё пылает, а из дыма на той стороне зала растёт смутный, вытянутый силуэт змеи, который затем рассыпается в пепел и превращается в человека в жёлто-чёрной мантии. Я не вижу его лица, но слышу, как он шепчет и этот шёпот сводит с ума.

Проснулась в холодном поту от того, что меня трясла за плечо Хель. Она была обеспокоена и напугана. Лишь на мгновение я заметила, как по всей спальне растеклось что-то тёмное, похожее на густой туман. Альбедо, обычно спящий рядом на подушке, забился в угол около тумбы, несколько ящиков которой были выдвинуты, а хронометр разбитый лежал на полу у двери.

— Что случилось? – ошарашенно спросила я у подруги. Голова была тяжёлой, но ещё хуже себя чувствовала спина. Мышцы нестерпимо болели в области лопаток.

— Вообще-то это я должна спрашивать! Я проснулась от твоего крика и увидела, как вся комната ходуном ходит. Вокруг темень непроглядная и среди всего этого огромный чёрный сгусток.  Я чуть с кровати не упала!

Больше я толком и не спала. Утром сил не было от слова совсем и вот теперь и магия вела себя как-то странно. Гилеон подошёл ко мне и немного нервно начал объяснять всё заново:

— Все твои движения должны быть плавными. Мышцы – расслабленными. Голова – свободной от сторонних мыслей. – отчеканил он. – В первый раз я вижу тебя в таком состоянии. Если что-то произошло, так и скажи. Нет смысла продолжать занятие если ты не в состоянии сосредоточиться!

Каждое слово впивалось в разум как осколок стекла. Я уже кипела внутри от злости на себя и на куратора, который только подливал масла в огонь. Хотя, в сущности, в чём он виноват, если исход заклинания зависит целиком от моих собственных действий.

— Я не могу! – лицо горело, а руки дрожали. – Я просто не могу это сделать! Сколько бы попыток ни было всё будет только хуже! Сил уже нет! – резко повернувшись я рухнула на скамью рядом с колонной и обхватила голову руками. Как же было хорошо без этой дурацкой теневой магии. Я почти забыла обо всём произошедшем за эти несколько недель и надеялась, что всё было просто ошибкой. Боль в спине усиливалась тем больше, чем сильнее я злилась и нервничала.

Гилеон глубоко вздохнул и медленно направился в мою сторону. Его рука легко коснулась моего плеча, и куратор спокойно произнёс:

— Идём со мной.

Мы направились к Часовой башне и поднялись на самую её вершину. Куратор подошёл к белой, будто вырезанной и кости, двери, сплошь покрытой витиеватыми узорами. Между завитками кое-где теснились кусочки цветного полупрозрачного стекла, сквозь которые сочился яркий свет, создавая на полу причудливый рисунок из радужных пятен. В центри двери красовался голубой опал. Стоило Гилеону поднести к нему руку, как цвета в нём начали меняться, переползая с одного на другой, будто что-то живое зашевелилось в самом сердце камня.

За высокой аркой дверного проёма скрывался мраморная галерея, плотно завитая, с одной стороны, зелёным плющом. Я молча шла за куратором, оглядывая неприступную стену из растений. Шаги по каменному полу практически не были слышны, что меня очень удивило. Но вот то, что ждало меня за поворотом было куда более шокирующим. Листва наконец начала радеть и вскоре открыла взору по истине завораживающую картину. От самого подножия галереи до горизонта простиралась прекрасная цветущая долина, окружённая высокими холмами. Земля волновалась зелёным морем полевых трав, распространяя повсюду бархатное облако цветочных ароматов. Там, где склоны спускались к череде прозрачных тихих озёр, возвышался густой лес, в котором тонули руины когда-то величественного древнего замка. Иногда над кронами взмывали невиданные мной раннее птицы, они пели так, что даже сердце замирало. Всё здесь было пропитано таким покоем и умиротворением, такой неповторимой красотой первозданной природы, что даже мысли затихли, лишь бы только не вспугнуть это чувство.

— Это место называется Садом забвения. Оно имеет особое значение для магов Цитадели, являясь своеобразным местом силы. Сад – не просто красивый природный объект. Это источник жизненной энергии. Бездонный и очень мощный. – куратор взял меня за руку и помог спуститься по ступеням на мягкую траву. На одном из холмиков паслись странные, похожие на гигантских пчёл существа, собирающие нектар с ярких цветков. Всё тело покрывала белая шерсть, схожая с овечьей, на голове шевелились усики-пёрышки, а маленькие шмелиные крылья переносили существ с одной части поляны на другую.

— Что это за существа? – обратилась я к своему провожатому.

— Полынные жуки. В некоторых измерениях их разводят в качестве домашнего скота и используют их шерсть для изготовления дорогой, очень лёгкой и тёплой ткани.

Интересно, какие они на ощупь? Может как вата или пуховое одеяло. Я хотела приблизиться к одному из жуков, но Гилеон предостерёг, что они довольно пугливы и не любят, когда их беспокоят. Пришлось подавить порыв зарыться в их мягкие шкурки с головой, хотя сейчас это было бы очень кстати. Мы шли пока не оказались у полуразрушенной стены из белого камня, обвитой цветущей виноградной лозой и местами покрытую мхом. Гилеон по-мальчишески взобрался на кладку, снял плащ и, аккуратно свернув его, положил рядом. Я же решила устроиться у подножия на тёплом камне, оперившись спиной о стену. Некоторое время мы просто сидели, молча любуясь пейзажами окружающего цветущего мира. Я почти физически ощущала как от земли, трав и деревьев исходит магическая аура, наполняющая уставшее сознание покоем, словно пустую чашу.

— Я часто сюда приходил, когда обучался рыцарскому искусству – произнёс куратор, задумчиво разглядывая лепестки голубого цветка, который он вертел в руках. – Отличное место, чтобы подумать или, напротив, отпустить все свои мысли. Иногда нам для гармонии с собой требуется гармония вокруг нас. Если окружающий мир спокоен и тих, то разум начинает искать такой же баланс.

— К чему ты это говоришь?

— Ты обеспокоена чем-то, и я это хороши вижу. Но, если ты будешь молчать, помочь не смогу. Задача кураторов состоит не только в обучении, но и в духовном наставлении.

Я чувствовала его выжидающий взгляд на себе. Знала, что тайны не способствуют взаимопониманию. Но, чёрт побери, насколько бы я не уважала Гилеона, доверить свои секреты человеку, который, хоть и не на прямую, угрожал моей жизни было невозможно.

— Извини, но это касается лишь меня. Пока я не готова делиться с кем-либо ни своим прошлым, ни настоящим.

— Что ж, в таком случаи я мог бы поделиться с тобой чем-то. – Я посмотрела на него с любопытством. – Наверняка у тебя масса вопросов об этом мире, о твоей роли здесь. Можешь спрашивать о чём угодно, а я, если возможно, дам ответ.

Вот это неплохая идея. Я раньше задавала вопросы Гилеону, но разговоры куда лучше идут в непринуждённой обстановке, а в этом чудесном Саду всё располагало к откровению.

— Раз такое дело, расскажи мне о Часовой Башне – я устроилась поудобнее, внимательно глядя на собеседника.

— Думал ты знаешь историю Цитадели.

— Знаю, но как всё работает? Я читала, что Башня была создана, как концентратор магии порталов.

— Это так, но Башня не существует как изолированное измерение. Несмотря на то, что она живёт своей жизнью, в своём собственном пространстве и времени, влияние остальных миров на неё нельзя недооценивать. Всё взаимосвязано общей энергией и все колебания заметны в большей или в меньшей степени повсеместно.

— Каким образом это проявляется?

— У Башни есть источник, удерживающий энергию порталов в равновесии, и позволяющий ей существовать. Он на прямую связан с завесой между мирами. Любой военный конфликт или сильный магический всплеск может повредить эту тонкую материю и тогда Башня начнёт разрушаться.

— И в этом случаи всё вернётся к тому, с чего началось, верно? – лицо моего собеседника стало более серьёзным.

— Нет. Часовая Башня – колоссальный источник магии. Если она исчезнет, то последствия будут ещё более катастрофическими, чем в вашем мире. Завеса разрушиться, многие королевства будут обращены в пепел или же вовсе исчезнут. Это будет подобно взрыву сверхновой. Умирая, она уничтожит всё на своём пути, оставив лишь руины.

Мне не давилось видеть катастрофу собственными глазами. Так называемый «всплеск» произошёл за четыре года до моего рождения. Именно тогда на Землю попала магия. Треть детей начала рождаться со сверхспособностями, что привело к ещё большему смятению и без того напуганных людей. К счастью, объединение государств перед общей проблемой помогло стабилизировать ситуацию и для магов начали появляться специальные школы. За двадцать лет жизнь почти устоялась, но огромный «шрам», рассекающий небо до сих пор служит напоминанием о том чудовищном дне, источая призрачный свет другого, незнакомого мира.

Поразмыслив, я задала ещё один волнующий меня вопрос:

 — Тебе не кажется странным, что за всё время у меня так и не проявились способности анимага? – я опустила глаза и теребила сухую травинку, не зная хочу ли услышать ответ.

— Ни сколько. По крайней мере пока что.

Это меня удивило.

— Почему же?

— Ты родилась на Земле, Эссен. Люди изначально были лишены магии и вскоре заменили её наукой. Вы совсем не долго взаимодействуете с этой силой и поэтому её проявление может отличаться. Согласно моему опыту у жителей Земли способности проявляются позднее или менее явно. Так что не беспокойся об этом.

Камень с души полетел вниз, но вот только он был, к сожалению, не единственным. Колодец с моими страхами, сомнениями и тайнами был уже слишком глубок. Куратор порылся в напоясной сумке и достал небольшой мешочек. Это оказались орехи. Он высыпал горсть мне на ладонь. На вкус они были похожи на сахарное печенье с шоколадом и лишь послевкусие было таким же травянистым, как у фундука.

— Ты что всегда их с собой носишь? – спросила я с ухмылкой.

— Они растут в местах, где я родился. Рыцари редко возвращаются в родные места, а вкус этих орехов является напоминанием о доме.

Закончив маленькую трапезу, Гилеон спустился на землю и жестом пригласил меня пойти с ним. Выйдя на открытую местность, он остановился и обратился ко мне:

— Думаю, ты чувствуешь себя намного лучше? – спросил он, на что я согласно кивнула. – В таком случаи попробуем выполнить сегодняшнее упражнение ещё раз.

— Уверен?

— Уверенность нужна не мне. Я помогу, а ты просто сосредоточься. – с этими словами куратор обошёл меня и, нашёптывая на ухо инструкции, начал выводить моими руками в воздухе плавные линии. По началу собраться было тяжело, но вскоре вокруг меня затанцевали яркие огоньки, складываясь в узор магической печати. Размеренный голос Гилеона успокаивал. Странное ощущение, но довольно приятное. Когда я открыла глаза, руки куратора меня уже не держали, а всю поляну накрыло мерцающим куполом золотистого света.

— Видишь, когда душа и разум находятся в покое, контроль над потоком силы не такая уж и сложная задача. Теперь заверши заклинание.

Я подняла руки вверх и скрестила их над головой. Затем, выполнив изящный разворот, сделал плавное движение от груди и магический купол рассеялся кольцом тонких лучей. Гилеон похвалил меня, похлопал по плечу, и мы направились обратно к мраморной галерее. Уже у выхода их Сада забвения я ощутила снова острую боль в спине. По рукам прокатилась противная волна мелких иголочек, как бывает если удариться локтем. Может стоит зайти в лазарет? Раньше меня никогда не беспокоили подобные симптомы.

Ночью всё стало только хуже. Спать я, само собой, не смогла, а приготовленный врачом отвар почти не помогал. Дабы не ворочаться в пустую в постели, я решила прогуляться, немного подышать воздухом. Альбедо тоже подскочил, стоило мне оторвать голову от подушки, и недовольно зафыркал.

— Чего ты злишься?! – с раздражением прошипела я. – Можешь остаться и дальше смотреть свои квиллерские сны. Только не шуми!

Но мой верный спутник не позволил себе отпустить хозяйку одну в темноту ночи и, потянувшись по-кошачьи, уютно устроился в капюшоне моей куртки. Путь наш лежал через уже привычный парк к Чёрному озеру. При свете луны оно казалось ещё более зловещим и загадочным, но мы с ним сроднились за время, проведённое в Цитадели. От воды веяло холодом и, чтобы не сидеть на земле, мы с Альби залезли на ветку раскидистого дуба, возвышавшегося у берега.  Ноющая боль немного стихла, но всё равно мучала. Прохладный воздух приятно обволакивал кожу, а где-то в траве трещали сверчки.

— Красиво, правда? – спросила я зверька, глядя на бесчисленные звёзды. Он же пропел в ответ что-то одобрительное и широко зевнул. Сунув руку в карман, я наткнулась на нечто маленькое и твёрдое. Это оказался кулон. Я уже и забыла, что положила его в эту куртку. Эта безделушка не была слишком красивой или стильной, но для меня в двух маленьких металлических колечках заключались лучшие моменты прошлого. И почему подарки от близких имеют такую ценность? Сколь бы малы и несуразны они не были, ты всё равно хранишь их, прячешь в самые надёжные тайники или не расстаёшься в любой ситуации.

Боль резко кольнула позвоночник, начиная нарастать. В еле освещаемом луной ночном мраке я заметила, как по моим ладоням начинают расползаться чернильные узоры. Можно было списать это на игру света, но с появлением мрачных узоров усиливалось и чувство дискомфорта. Голова начала кружиться и, в какой-то момент, цепочка с кулоном выскользнула у меня из рук и полетела в густую траву. Я было потянулась вслед за блеснувшем в лунном свете кулоном, но рука, которой я держалась за ветку, соскользнула. Равновесие было потеряно, ухватиться было не за что. Дуб был довольно высоким, для того чтобы падение закончилась не только пресловутыми переломами. Мозг судорожно искал варианты, как исправить ситуацию, но ничего толком не могло пробиться через захватившую меня панику. До земли совсем немного. И в одно мгновение резкая разрывающая боль, звук мощного хлопка и… удар!

— Кажется земля – выдохнула я в пустоту. Всё, кажется, обошлось. Кости были целы, конечности двигались исправно. Но как?!

Находясь в шоке, я совсем не обратила внимание, что боль в спине пропала, как, собственно, и чёрные узоры. Правда что-то всё-таки ощущалось в области лопаток. Что-то большое, но совсем будто не весомое. Альбедо появился откуда-то сверху и с заметным беспокойством стал меня разглядывать. Краем глаза я заметила странный туман вокруг себя. Он шевелился и вздымался как живой. В темноте было сложно разглядеть хоть что-то и поэтому я попросила квиллера добавить немного света. Зверёк с большим удовольствием превратился в живой фонарик и вот теперь я поняла, что это вовсе не туман. По обе стороны от меня громоздились два внушительных размера пепельно-чёрных крыла, сотканные из клубящихся теней. Они были как дым или призрак, только более материальные.

Подойдя к озеру, я рассмотрела себя в отражении. Похоже это часть моей магии, только, что-то мне подсказывает, что вовсе не анимагического дара. Перед тем как встретиться коленями с холодной землёй я подумала: «А не взлететь ли?». Теперь понятна и боль, и плохой сон. Хотя крылья – приятный бонус. Только вот как управлять ими? Как часть тела они не ощущались. Одежда, судя по всему, была целой. Я попробовала мысленно их расправить и теневые перья послушно разошлись в стороны.

— Так, с этим похоже ясно. Вот бы ещё знать, как их убрать. – Стоило мне произнести эти слова, и крылья растворились в воздухе, как мираж. Похоже, на сегодня, приключений вполне достаточно. Вспомнив про упавший кулон, я направилась к дереву. Много времени на его поиск не потребовалось и через пару минут мы с Альби отправились к общежитию, в надежде в тепле и покое доспать остатки ночи.

***

О случившемся я никому не рассказала, а крепкий сон Хель лишь сыграл мне на руку. Частые визиты в библиотеку немногим помогали. Информацию из общедоступных источников приходилось собирать по крупицам, а добраться до чего-то более стоящего не было возможности. Постепенно, наводящими вопросами и тонкими намёками я постаралась вызнать как можно больше у преподавателей, Гилеона и некоторых других кураторов, с которыми была знакома благодаря длительным тренировкам в Зале стихий. Общая картина получилась неполноценной, местами детали состыковывались друг с другом будто бы насильно, но вот что вышло.

Согласно историческим справкам Тени сосуществовали с другими магами, как самая обычная фракция. Затем произошёл переломный момент. Сложно сказать, что послужило причиной этого события, но маги Тени оказались по другую сторону баррикад. Своей волей или чужой – другой вопрос. Видимо Тени подняли восстание в какой-то момент, усомнившись во власти действующего совета Гильдии, за что и поплатились. И пусть события давно ушедших дней уже очень туманны и противоречивы, над ними реет гордая фигура одного человека – Йонгхарда Ренгхе. Он стал для этого места настоящим героем и похоже одним из немногих оставшихся в живых очевидцев. Рыцарь, ставший символом Гильдии магов и важной частью Верховного совета.

Что было после сказать куда труднее. Некоторые утверждают, что все эти Тени были повержены, а если и были те, кто выжил, то они подвергались преследованиям. Во всяком случаи спустя сто лет всех, кто хоть что-то помнит или знает объединяет лишь одно – страх перед таинственной мощью древней силы. Но вот в чём она заключается?

С тем фактом, что я имею к этой силе отношение, я уже почти полностью смирилась. Сложно отрицать очевидное, учитывая имеющиеся факты. И уж если я пока не в состоянии применить данные мне способности, то хотя бы научусь их сдерживать и контролировать. Как оказалось фамильяры в этом здорово помогают. Рядом с Альбедо было проще привести мысли в порядок. Маленький зверёк был словно спокойной рекой, в которой я просто плыла по течению, ни на что не отвлекаясь. Благо во время очередной встречи с Эйнором у озера он не оставил возможности высказать мне пару колких замечаний, и, само собой, пару бесценных советов. В частности, практиковать медитацию. Сад забвения оказался для этого идеальным местом.

Первый учебный год близился к своему завершению и занятия становились всё более интенсивными, сложными и специально направленными. Дисциплины разделялись для каждой из магических фракций, поэтому мы с друзьями, включая контрастную парочку Камы и Эйнора, стали видеться реже. Но, благодаря настойчивости моей бравой соседки-сильфа, посиделки в «Кроличьей норе» стали нашей доброй традицией. Одной из последних общих дисциплин, которые нам должны были начать преподавать в этом семестре, стало, как не странно, боевое искусство и владение оружием.

— Ну что, салаги, поздравляю! Сегодня вы научитесь держать кое-что потяжелее кухонного ножа, и может, даже научитесь достойно этим пользоваться. — громогласно провозгласила Имаи, раскинув руки в широком приглашающем жесте. Первые занятия проходила, мягко говоря, не очень. Хоть как-то обращаться с оружием умели не многие, а на всякого рода провалы следовали колкие замечания наставницы. «По крайней мере ты погибнешь быстро» или «меч – не волшебная палка, не размахивай им в разные стороны». Постепенно мы осваивали боевую стойку (не думала, что это будет настолько сложно!), учились правильно двигать корпусом и руками. На вопросы, когда нам дадут настоящее оружие, Имаи обычно отвечала: «Судя по твоей стойке, годам к семидесяти».

Хель, несмотря на свой начальный энтузиазм, быстро потеряла интерес к однообразным выпадам и разворотам. Через семь занятий я уже с трудом могла отодрать её от подушки, чтобы пойти на утреннюю тренировку.

— Я вообще-то сюда магом пришла стать, а не на военную подготовку! Всё пробежки, стойки, упражнения… Если тебе так надо, иди сама! Я спать! – Хель отвернулась к стене и накрылась с головой одеялом.

— Слушай, я тоже не в восторге. Но может стоит просто потерпеть. Да и за прогулы сама знаешь, что нам светит. Охота на раздаче в оружейной постоять?!

Ответом мне было молчание и недовольное фырканье. Когда количество недовольных уже перерастало за половину группы наставница постановила:

— Так, сегодня выдам вам небольшое практическое задание. Справитесь – сразу к оружию пущу. Провалитесь – будете выполнять всё молча и безукоризненно. Добро?

Немного помявшись, студенты воодушевлённо закивали. Мне эта идея не внушала доверия. Всех повели к часовой башне. Хель уже к этому времени (видимо не приняв перспективу отбывать наказание в свои законные выходные) с унылым видом добралась до Зала Стихий. Никто не знал, куда мы направляемся. Имаи вела на нижние этажи. Затем по длинному коридору без окон, пока мы не достигли высокой деревянной двери, местами поросшей мхом. 

— Итак, детки, расклад такой: берёте мечи и за дверь. Ваша задача – продержаться там час. Надеюсь, вопросов не имеете. – сказала Имаи и хлопнула пару раз в ладоши. На поясах учеников появились ножны с простыми стальными короткими мечами. Затем дверь сама собой распахнулась и воздух вокруг наполнился зеленоватым густым туманом, пахнущим тиной и гилью. Я закрыла нос и рот рукой и упала на колени, почувствовав нечто холодное и мокрое. Понемногу туман рассеялся, и стали проступать очертания окружающей обстановки. Повсюду виднелись кривые стволы деревьев и пни, ютящиеся на небольших грязно-зелёных островках из ила и водорослей. Ноги вязли в топкой массе, а одежда частично вымокла в застоявшейся воде.

— Похоже это болото – произнёс кто-то из учеников.

— Отличный выбор! «Более грязного и мерзкого места придумать просто невозможно!» —произнесла Хель, выжимая край своей любимой накидки. Все постепенно начали сходиться к центральному островку, который казался самым надёжным. Кого-то пришлось вытаскивать из вязкого ила, кто-то судорожно искал оружие в мутной воде. Когда вся группа оказалась в сборе, пошли обсуждения по поводу того, как быть дальше. Предводителем высокочтимого собрания выступил Брант – один из лучших учеников нашего курса. Это был высокий худощавый парень с короткой смешной стрижкой и большими очками. Он не любил много говорить, но свои мысли излагал всегда точно и понятно. Не плохой выбор, учитывая и не малые знания, и умения.

— Нам нужно продержаться час живыми и невредимыми. Учитывая местность, в которой мы находимся, советую никому не покидать остров без надобности. Магию огня лучше не использовать, так как это может привлечь местных обитателей. К тому же болото может источать взрывоопасный газ, так что будьте осторожны. Если нужно высушить одежду или согреться, делайте это с помощью рун. – после Брант выдал ещё несколько инструкций, в которые входил и совет не расходиться далеко друг от друга, так что все расположились кругом, беспокойно поглядывая на часы.

М ы с Хель сидели, плотно прижавшись и просто молчали. Зачарованная мантия не промокала и в целом было комфортно, насколько это может позволить тёмное, дурно пахнущее болото. В какой-то момент моей подруге видимо надоело тупо пялиться в пустоту, и она сказала:

— Я где-то читала, что на болотах водится чуть ли не половина всей нечисти, описанной в бестиариях. 

— Правда?

— Да. Всякие русалки, болотники, опивцы, шишиги, мавки да и другой нечисти помельче не мало. Интересно, может и тут кто-нибудь есть.

— А что, хочешь познакомиться? – с улыбкой спросила я, а эльфийка ткнула меня локтем в бок.

— Поверь, я ещё не настолько отчаялась. Хотя есть у меня на родине поверье про духов бонджи. В книгах их рисуют довольно симпатичными. И с девушками, говорят, обходительны, пока в болоте не утопят.

Так и тёк непринуждённый разговор. Становилось холоднее. Время тянулась мучительно медленно. Я даже начала проваливаться в сон, когда увидела в тумане слабое свечение, колыхающееся как пламя факела. Потерев уставшие глаза, я вновь стала вглядываться во мглу, но ничего уже не увидела. Зато заметила другую странность: вода у самого берега покрылась тонким слоем льда.

— Хель, смотри – я тронула подругу за плечо. Она обернулась и с любопытством уставилась туда куда я указывала.

— С чего вдруг вода замёрзла? – спросила она, потыкав лёд палочкой. Я лишь пожала плечами. Воздух действительно стал будто морозным, из рта повалил пар. Руны уже мало согревали и тут с другой стороны островка мы услышали крик: «Смотрите!». Все резко обернулись. Над самой поверхностью воды парил голубой огонёк, издавая тонкий свист. Он перемещался из стороны в сторону, заставляя воду замерзать, а затем возвращался на прежнее место.

— Что это? – спросила я.

— Призрачный огонёк. Не к добру это.  – ответил Брант. — Отойдите все от воды! Живо! – скомандовал он и в тот же миг по болоту разнёсся низкий утробный гул, переходящий в рёв. Со всех сторон послышались шорохи, шлепки и приглушённое рычание. Все сбились в кучу в центре единственного безопасного места. Несколько человек попытались сплести защитные чары, но ничего не вышло. Магия не слушалась. Паника нарастала. Вода вокруг острова начала бурлить, а туман сгустился и обволок нас неприступной белой стеной.

Всё началось внезапно. Туманной пелены появилось нечто и один за другим ученики начали исчезать. Их утаскивало что-то в воду и всё, что мы слышали — это крики и лязг металла. Начался настоящий хаос. Кто-то пытался бежать, застревая в трясине, кто-то размахивал мечом, в надежде отбиться от монстров болота. Оказавшись в воде, мы были куда в большей опасности, но найти хоть клочок суши в этой мгле было практически невозможно.

В какой-то момент я поняла, что не знаю где нахожусь. Я слышала голоса других ребят, но не видела их и даже затруднялась примерно определить их место положение. Тут меня схватила за ногу когтистая огромная лапа, по которой я машинально рубанула и, кажется, попала в цель. Существо взвыло и бросилась за мной следом. Бежать пришлось недолго. Ноги стали проваливаться в ил и двигаться было очень трудно. Чтобы не утонуть я схватилась за трухлявою бревно, плавающее неподалёку, и стала просто ждать. Если нельзя убежать, значит придётся сражаться. Чавкающие шлепки были всё ближе. Из темноты, подгребая уродливыми конечностями вползло существо в два человеческих роста. Всё его тело покрывала тина, местами отсутствовали куски кожи, а на безглазой непропорционально большой голове красовалась хищная пасть, истекающая слюной. Такое зрелище разве, что в кошмаре возможно увидеть. Я почувствовала, как руки немеют от пронизывающего страха за собственную жизнь. Существо принюхалось и быстро приблизилось. Когда его огромная пасть нависла надо мной, я попыталась задеть его клинком, но он лишь прошёлся по воздуху. Моё тело уже на половину было в воде и расстояние для выпада оказалось слишком большим. Сил еле хватало, чтобы просто держаться на воде, не то, что сражаться с монстром. Я уже почти смирилась с тем, что меня сейчас сожрут, когда кто-то с силой дёрнул меня из воды. Это был Брант. Ему удалось добраться до твёрдой земли, и он вытащил меня на берег. Монстр от неожиданности ненадолго замешкался, но потом снова бросился в нашу сторону. Брант отбивался как мог, и в последнем ударе похоже значительно навредил существу, и оно скрылось под водой.

— Похоже у нас появилось немного времени на отдых – произнёс запыхавшийся парень, тяжело опустившись рядом со мной на траву. Несмотря на то, что мы все по уши были в грязи и тине и только что избежали смертельной опасности, я засмеялась. Брант посмотрел на меня как на сумасшедшую, но мне было всё равно. Впервые я поняла, насколько хочу жить. Помню кто-то говорил: «Только перед лицом смерти ощущаешь полноту жизни». А ещё я поняла, что умирать очень страшно. Но ещё страшнее смотреть как умирает кто-то другой.

— Эй, ты как, умом не тронулась от счастья?

— Извини, просто прилив адреналина. Сейчас всё пройдёт.

— Ладно – Брант встал и осмотрелся. – Пойдём, надо найти оста…

Всё произошло в одно мгновение. Из тины со скоростью пули метнулся гигантский шипастый отросток и тело Бранта отлетело в сторону. На лицо и руки мне брызнула тёплая кровь. Шок не позволил и пальцем пошевелить, когда из пучины поднялось нечто, напоминающее жирную личинку со щупальцами по всему телу. Челюсти, схожие по строению с ротовым аппаратом насекомого, щёлкнули и туша монстра стала опускаться на меня. Несколько секунд, мрак, затянувший сознание, гнев, переходящий в яростную силу, и голова монстра с мерзким звуком приземлилась у моих ног. Туша качнулась и свалилась на бок, разбрасывая вонючую воду по сторонам. Я молча встала и подошла к чудовищу. Руку с мечом жгло, а лезвие опутывали завитки чёрного марева. Повинуясь не понятному, но такому сильному порыву, я начала наносить по отрубленной голове удар за ударом, пока не кончились силы. Внезапно воздух заполнился оглушительной тишиной, такой, что в ушах зазвенело. Зелёный туман быстро сгущался и вот очертания болота начали размываться, светлеть, пока не сложились в ровную кладку каменного коридора, в котором с исполненными ужаса лицами сидели мои одногруппники.

Все были живы и невредимы. Я посмотрела на руки. На них не оказалось ни крови, ни грязи. Брант сидел неподалёку абсолютно целый, без каких-либо повреждений. Меня коснулась чья-то рука.

-Эй, ты как? – спросила Хель, всматриваясь в моё лицо.

— Нор…нормально – еле выговорила я. – Ты… в порядке?

— Если это слово вообще можно применить к сложившейся ситуации.

Из-за угла вывернула Имаи с сияющей улыбкой:

— Ну что, надеюсь всем понравилось? Идём-ка теперь в зал, отойдёте немного.

Ученики послушно поднялись и побрели за наставницей, не произнося ни слова. В Зале Стихий нас уже ждал тёплый приём. Несколько человек в синей форме рассадили нас по скамьям, дали выпить какую-то настойку и бегло осмотрели. Удовлетворившись результатом, они покинули помещение и тут в дело вступила Имаи:

— Думаю, вы все прибываете в лёгком шоке.  – саркастично, но как-то мягко заметила она. – Теперь я разъясню, что это было. Так скажем, это воспитательный процесс. Многие из вас возмущались по поводу наших тренировок и с этим я сталкиваюсь уже не первый год. Для новичка нормально форсировать события, пытаться получить всё и сразу. То, что вы испытали было всего лишь симуляцией. Представите же теперь, что было бы с вами в настоящем бою. Вы не продержались и часа среди простой нежити, а это ещё не самое страшное с чем вы столкнётесь. Не владея знаниями, вы станете просто пушечным мясом. Надеюсь, урок усвоен сполна. Теперь отправляйтесь в свои комнаты, до завтра все свободны.

Когда зал опустел, я подошла к Имаи задала вопрос:

— Вы следили за нами?

— Само собой. – бросила она, протирая лезвие кинжала. Я замялась и не решалась расспрашивать дальше. Заметив это, наставница произнесла: — Я видела, что сделала. И я умолчу об этом. Пока что.

Я облегчённо вздохнула и хотела было уйти, но Имаи остановила меня:

— Ты сильная, Эссен… и странная. Я не знаю, что на самом деле увидела, но запомни кое-что: страх и гнев – самая мощное оружие, которое способно как помочь тебе, так и погубить. Поняла?

 Я кивнула и, забрав вещи, отправилась в комнату.

В этот день было не так уж много занятий и было ещё достаточно времени, чтобы просто полежать в обнимку с подушкой. Мы обе были в обессиленном состоянии ни столько от беготни по болотам, сколько от пережитого шока и ощущения, что обрушился какой-то невидимый купол хрупкой безопасности. Это как, если бы в один день тебя выпихнули из тёплого и уютного гнезда в большой мир, где, как выяснилось, даже деревья кусаются, а инструкция, которую тебе выдали, оказалась неполной и, в целом, бесполезной. По крайней мере я ещё раз убедилась, что комфортно нам лишь в ситуациях, которые мы полностью контролируем. И отнюдь не каждый способен жить мгновением и отдаваться во власть обстоятельств. Я так точно не могу.

Тонкий звон солнечных часов напомнил о том, что перерыв окончен. Почесав велюровое пузико Альбедо, я стала собираться. Сегодня было занятие по травничеству, входящее в число общих дисциплин, так что народу в кабинете собралось не мало. Как такого учебника по данному предмету вы даже при всём желании не найдёте, так как данное искусство передаётся в основном через целый сборник свитков, рецептов, заклинаний и книг о лекарственных и ядовитых растениях. Но наиболее достоверным источником в нашем распоряжении были престарелая ведунья и огромных размеров замшелая книга, набитая записями за многие века существования ведьм.

Кстати говоря, наша наставница в «истинно магическом» искусстве была женщиной довольно неординарной (как и многие в Гильдии). С виду мадам Глициния, как к ней обращалось большинство учеников и преподавателей, выглядела как обычная старушка низкого роста, чьё лицо было испещрено глубокими морщинами. А вот её одежда – совсем другой разговор. Помимо многослойного «цыганского» наряда, мадам Глициния всегда носила длинную потрёпанную мантию, с закатанными до локтя рукавами и меховые ботинки, которые характерно шаркали по каменному полу её кабинета. На поясе вечно звенела целая связка разносортных амулетов, висели пучки трав и пузырьки с порошками, а ещё маленькая расшитая сумочка, в которой, по словам самой хозяйки, хранились «самые необходимые мелочи». Ну и венчали весь этот образ здоровенная чалма из серого шерстяного платка, из-под которой выбивались седые пряди и круглые очки с толстенными стёклами.

Иногда, если явиться в её кабинет в неурочное время, можно было застать старушку за курением деревянной резной трубки, из которой всегда шёл зеленоватый дымок с запахом ромашки розмарина и ещё чего-то смоленного. Вот и сейчас тёплый ненавязчивый аромат расходился по всему помещению, а ведунья бродила вокруг столов, где мучали очередное противоядие студенты, качая головой и бормоча себе под нос неразборчивые замечания.

— Всё имеет своё место и порядок. Травничество – наука тонкая и спешки не терпит. Да помельче три, помельче! И сок болотной лилии не до надо заливать, а после. Видела бы ваше криворучество моя прабабка, сама бы добровольно на костёр от стыда ринулась. – ворчала мадам Глициния. Единственной, кого она редко поправляла, была Хель.

— В любимицах ходишь! – подначивала её я. Эльфийка же краснела и надувала губки, усердно перетирая травы. Мне от строгой наставницы тоже редко доставалось, но перепадало иногда пара подзатыльников, когда я начинала экспериментировать со смесями.

— Не переводи ингредиенты! Природа излишества не любит.

— А как же тяга к познанию, новшества?

— Новшества хороши, когда в деле сведущий. А от такой вот «мешанины» в неумелых руках одни беды да растраты! Вот когда элексир молодости хотя бы сварить сможешь, тогда и поговорим.

В общем, несмотря на ворчливость, мы её обожали.

После, мы с Хель направились в башню, где и должны были разойтись по разным этажам: она на занятие по фитофилологии, а я на обращение.

— Знаешь Эсс, буду рада если окажешь мне небольшую услугу.

— Смотря какого рода. – улыбнулась я ехидно.

— Ничего непристойного, не надейся. Я сегодня снова задержусь, а завтра мне нужно подготовить несколько конспектов по ядовитым плотоядным растениям. Не могла бы ты в библиотеку зайти и поискать на эту тему что-нибудь? Если не сложно, конечно.

— Несложно – как же я могла отказать. – Всё будет в лучшем виде – я сложила колечко из указательного и большого пальцев, как обычно делают на Земле.

— Знала, что не откажешь. Кто бы ещё мне книжки таскал, не будь тебя? – ухмыльнулась Хель и приобняла меня за плечи.

— Видимо другой библиотечный раб – мы рассмеялись.

Памятуя о своём назначении в этом мире, я изо всех сил старалась на занятиях по перевоплощению, но толком ничего не выходило. Максимальные изменения – хвост или уши. Иногда удавалось получить что-то отдалённо напоминающее животное, но не более. Не знаю было ли дело в отсутствии потенциала или попытках сдержать проявление разрывающей грудь силы Тени. Благо на это шоу разрешалось брать фамильяра. Альбедо мне сильно помогал и забирал часть магии на себя. Временами даже удавалось с его помощью перенаправить поток этой энергии в нужное русло. Благодаря медитации и таким совместным занятиям, мы стали куда лучше понимать друг друга. Мне удавалось использовать его обоняние и слух для выполнения заданий без риска и подозрений.

После довольно утомительного занятия я решила немного перекусить перед тем, как закопаться в литературных приисках с головой. Добираться до «Кроличьей норы» не очень-то хотелось, поэтому я обошлась скромной кухней студенческой столовой. И хотя готовили здесь однозначно лучше, чем в любой школьной столовой на Земле, ассортимент был довольно скромным и без изысков. Выглядело помещение, как вместительный зал с высоким деревянным потолком и длинными столами, за которыми и рассаживались посетители. В самом конце зала располагался внушительных размеров камин, украшенный изразцами с изображениями животных и растений. Несмотря на обширное пространство, столовая была довольно уютным местом.

Подойдя к стойке с прибитой к ней доской с меню, я ткнула пальцем в несколько наименований и на серебристом подносе тут же возникли тарелки с ароматной едой. Не могу сказать, готовит ли кто-то эти яства или они просто появляются по средствам магического приказа. В любом случаи, для оголодавшего студента это не имеет большого значения. Так же, как и для любого квиллера. В умных книжках пишут, что фамильяры не нуждаются в обычной пище, но вот мой уплетал за обе щёки.

Проходя по залу в поисках места для нашей трапезы, я замечаю знакомое лицо, а точнее знакомые ушки под беретом. Хариатти, по своему обыкновению, сидит в полутёмном углу со стаканом чая и сосредоточенно строчит что-то в блокноте. Мешать ей не хочется, но поздороваться стоит.

— Хариатти! – негромко окликаю её. Девушка вздрогнула и захлопнула блокнот, но увидев меня легко улыбнулась, давая понять, что не против компании. – Надеюсь, я тебя не сильно отвлекаю.

— Нисколько. Я уже давно здесь сижу, так что неплохо будет очистить голову от всей этой бумажной волокиты – она потягивается и зевает.

— С головой ушла в обязанности старосты? Не увлекайся слишком. За пределами чернильных строк жизнь куда более интересна.

— Наверное. – Хариатти берёт кружку и отпивает глоток. – Совсем остыл.

— А почему ты сидишь именно здесь – ненавязчиво спросила я. – Ты редко здесь появляешься, да и место не самое удобное для работы.

— Я..-она осеклась и её щёки слегка подёрнулись румянцем. – Просто тут тихо. Да и удобств мне немного надо. Ничего особенного.

Меня удивила её реакция. Совсем нетипичная. Что это? Застенчивость? Она скорее закрытая, чем стеснительная. Любопытно. Дальше я правда разговор продолжать не стала. Дела не ждут.

— Ладно. Благодарю за компанию, но мне ещё надо кое-куда заглянуть сегодня.

— А… Да, хорошо. До встречи! – она помахала мне рукой на прощание.

Я уже собиралась выходить из столовой, когда наткнулась на ещё одного знакомого индивида. Кама налетел на меня, вывернув из-за угла. Он был запыхавшийся, а кудряшки растрепались.

— Ох, ты ж! Не ожидал тебя здесь увидеть! – глуповатая улыбка озарила его лицо.

— Куда так летишь? Не уж то за столовской стряпнёй?

— Конечно! Эта же лучшая кухня всех миров! Практически аналог французской, mona mi – он изобразил французский акцент и покрутил невидимый ус. Позёрство вполне в его стиле, но даже для Камы такое поведение ну уж слишком театральное. Особенно если учитывать тот факт, что он любитель быстрых перекусов или посиделок в «норе».

— Не знала. Пожалуй, я пойду.

— Хорошего вечера, мадмуазель! – крикнул Кама и скрылся за дверью. Что-то не так, это точно. Если два человека ведут себя странно и появляются в одном месте, где раньше и следа их не наблюдалось какой напрашивается вывод? Может это и совпадение, но чёрт возьми, почему у меня ощущение, что они оба чего-то не договаривают.

Библиотечный формуляр привычно загудел, когда я ввела запрос. Шестерёнки задвигались быстрее и через пару мгновений у меня в руках была карточка с кодом, где был зашифрован номер отдела, стеллажа и нужной книги. Освещённый коридор вёл достаточно далеко в глубь книжного лабиринта. Время среди этих бумажных стен, казалось, шло в разы медленнее, чем в остальной части Цитадели. Где-то за полками зашумел механизм и корешки книг пришли в движение, освобождая место нужным мне изданиям. Одну за одной я просматривала труды по ботанике волшебного измерения, откладывая наиболее подходящие. Альбедо в это время мирно дремал у меня на плече. Перелистывание страниц его явно утомило. Набрав уже приличную стопку, я потянулась к последней сияющей надписи. Но стоило мне коснуться корешка как книга провалилась сквозь полку и исчезла. Впервые наблюдаю подобные фокусы. Я уже собралась выплеснуть своё негодование на коварный стеллаж, когда заметила свечение чуть дальше по коридору лабиринта.

— С чего вдруг ты начала чудить – обратилась я к библиотеке. Она промолчала, заманивая меня мерцающей книгой в темноту. Альбедо на моём плече активизировался и отёр лапками чёрные глазки-пуговки. Я послушно подошла к следующему шкафу, но книга вновь от меня ускользнула. Теперь её огонёк не стоял не месте, а перемещался всё дальше по коридору. Я уже думала бросить эту затею, но тут квиллер сорвался с места, окончательно оклемавшись, и начал преследовать блуждающий свет. С этого момента начался настоящий марафон. Свет стал двигаться с поразительной быстротой, как и мой фамильяр. Не задумываясь о дороге, я преследовала обоих. Не знаю сколько бы это могло длиться, но внезапно беглецы исчезли из поля моего зрения, нырнув в неприметный проём между полками.

Лёгкие уже начали гореть. Пришлось остановиться и оглядеться. Заблудиться среди бесконечного лабиринта книг не худший вариант, но и далеко не лучший. Особенно в темноте. Я начертила в воздухе простой знак и на этом месте образовалась яркая сфера света, осветив узкий лаз в стене стеллажей. В почти полной тишине, нарушаемой лишь звуками работающих механизмов, до меня донеслось знакомое ворчание. Пробравшись через прореху, я увидела того самого гномика, что копался в куче свитков в прошлый раз. Он меня не замечал, отгоняя Альбедо от составленных на полу стопок книг. В руках у него был мой сбежавший учебник. Квиллер шипел и недовольно дёргал хвостом, пытаясь укусить неведомое существо.

Оба создания обернулись, когда я случайно задела ногой лежащий на полу свиток. Альбедо радостно замурлыкал, а вот таинственный «библиотекарь» со всех ног стал удирать. Ну нет, на этот раз так просто он не скроется! Я набрала воздуха в грудь и отправилась следом. Забег был утомительным. Гномик петлял и передвигался с завидной скоростью. Были все шансы на то, что нам просто не удастся за ним угнаться, но судьба распорядилась иначе, когда он споткнулся, запутавшись в полах серого балахона.

— Попался! – радостно воскликнула я, приближаясь к испуганному существу. Он вскочил и, подбежав к одному из шкафов, дёрнул за какой-то рычаг. Остановиться вовремя мне не удалось. Пол под ногами провалился, и я покатилась по сколькому наклонному желобу.

Сначала было темно, как в бочке. Альбедо крепко вцепился в мою блузку. Так мы ехали несколько минут, пока не оказались на твёрдой… нет не земле. Под ладонями я почувствовала холод металла. Темнота понемногу рассеивалась тусклым светом растительных наростов на стенах огромной пещеры, по которой во всех возможных направлениях с грохотом и лязгом по металлическим рельсам перемещались поддоны с книгами. Они то появлялись, то исчезали в бесконечном числе туннелей, которыми были испещрены каменные стены, переворачивались, соединялись и снова расходились в разных направлениях. Зрелище было просто удивительное. Так вот как выглядит нутро Библиотеки странников! Когда мы заехали в узкую рытвину и замедлились, я стала прикидывать, что делать дальше. Выбраться от сюда видимо будет ещё той задачей, тем более что я не знаю, как далеко ведут эти туннели. Или скорее как глубоко. Вопрос решился сам собой, когда стены пещеры расширились и открыли взору просторный зал, освещённый тёплым светом множества стеклянных колб.

Я спустилась на землю с удивлением смотря на всё, что меня окружало. Это было похоже на горный храм в Тибете: высокие каменные изваяния украшали неровные рыжеватые стены, пол был выложен тяжёлыми шершавыми плитами. В центре пещеры расположился правильной формы водоём, который обрамлял хвост огромной каменной змеи, нависшей над ним, словно охраняя от посягательств нежданных посетителей. Впечатлённая всем этим зрелищем я вздрогнула от неоткуда вдруг раздавшегося голоса:

— Приветствую тебя, brol-mo-a-nur. Добро пожаловать в обитель Теней.

Глава 12

 Осмотревшись по сторонам, я заметила тёмную фигуру в тёмном плаще, отделившуюся от стены. Мужчина (судя по голосу) приближался неторопливо, не поднимая головы. Несмотря на ярко горящие стеклянные светильники, свет почти не касался его плаща. Ткань будто поглощала его, и человек представлялся слегка размытым силуэтом, как если бы стоял в тумане. Я немного попятилась и на всякий случай приготовилась сплести заклинание, но никакой угрозы от мужчины не исходило. Даже Альбедо на моё удивление вёл себя до странности спокойно.

 — Тебе не стоит боятся. – произнёс незнакомец мягко, примирительно вскинув ладонь. – Я долго ждал твоего появления. Мы все долго ждали.

— А мы это…

— Орден Йор – последние из Теней. – мужчина приблизился практически в плотную и лишь тогда скинул капюшон. Он не был красив, но лицо было необычайно приятным. Неровные волнистые пряди каштановых волос упали на лоб, когда он слегка наклонился, чтобы нам было удобней говорить, так как роста в нём было, наверное, немногим меньше двух метров. Смуглая кожа, грубоватые черты лица и горбатый нос делали его похожим на античные портреты. Он улыбнулся и протянул мне руку:

— Моё имя Матиас. Я являюсь главой ордена.

— Эссен. – коротко ответила я и мы пожали руки.

— Да, мне известно твоё имя, как твои необычные способности. Орден наблюдает за тобой с тех пор, как ты оказалась в Цитадели. И должен сказать я весьма впечатлён тем, насколько быстро тебе удалось освоить контроль.

Почему-то этот комментарий меня смутил. Причём в не лучшем смысле.

—  Не могу сказать, что это только моя заслуга. Без фамильяра было бы куда сложнее.

— Твой маленький – редкий экземпляр среди духовных помощников. Но во всяком случаи именно в помощи своему хозяину и состоит их основная задача. То, что фамильяр демонстрирует такие успехи, лишь доказывает тесноту вашей связи, а значит и твою силу. А теперь идём. Нам нужно многое обсудить и встретиться с другими членами ордена.

Матиас повёл меня за собой через одно из боковых ответвлений. Только сейчас я заметила, что из-под полы его плаща по каменному полу строиться призрачная тёмная мгла. Она струилась по всей ткани теневым узором, из-за чего и размывались очертания мужчины. Интересно, это тоже часть его магии или просто зачарование?

Каменный коридор был довольно узким и извилистым. Кое-где среди камней пробивались фосфоресцирующие растения, тускло освещая пространство. Альбедо тоже в стороне стоять не стал и летел между мной и нашим проводником, чтобы я не налетела на стену или выступ под ногами. Матиаса, правда, темнота нисколько не смущала. Он искусно лавировал среди неровных стен, не оступаясь и останавливаясь только лишь за тем, чтобы проверить иду ли я следом. Конечно, если он здесь довольно давно, то данный факт не удивителен. Но пещеры – штука изменчивая.

Постепенно стены начали расширяться, открывая невообразимых размеров воронку из чёрной породы, напоминающей базальт. Здесь света было куда больше и можно было разглядеть устройство пещеры. Воронка уходила вниз несколькими этажами и каждый её виток был усеян причудливыми формами растительной жизни. Словно я оказалась в цветущем подземном саду, где деревья и цветы сотканы из кристаллов и самоцветов, обвитых сияющими нитями из стекла. Только вот всё это было настоящее, живое: трава колыхалась от лёгкого сквозняка, гуляющего по многочисленным пещерным ходам, листья на деревьях опадали, а сквозь полупрозрачные корни струилась пурпурная жидкость.

— Как такое возможно?! – изумлённо спросила я, прикоснувшись к прохладному стволу.

— Помнишь то заклинание с биотитом? Маг не создаёт новой материи, но способен изменить её свойства. Магия Теней несколько иного толка, но в основе лежит похожий принцип. Мы создали новую форму существующий материи, но с одним существенным отличием. Теневое колдовство создаёт жизнь из того, что её питает.

— То есть, маг тени может оживить не биологический объект?

— Да.

— За счёт своей же магии?

— Верно.

— Но это невозможно чисто технически. У магии есть источник, и мы не можем брать его энергию в неограниченном количестве. А ведь переход материи из неорганической в биологическую с постоянным эффектом требует непрерывного потока магии. Даже если предположить, что у мага есть неограниченный доступ к источнику, ему всё равно не удастся постоянно пропускать через себя поток силы такой мощности.

— Всё это верно, но, если только мыслить о магии, как об обособленной части энергии. Жизнь объяснить с этой точки зрения будет крайне сложно или не получиться вовсе. Позже, при использовании способностей, ты сама это поймёшь. – подытожил Матиас, когда мы уже спустились на несколько уровней вниз. Пейзаж стал меняться и среди деревьев возникли небольшие строения, из которых вышли люди. Они не подходили близко, а просто молча рассматривали нас. Вскоре мы приблизились к странной конструкции из стекла и камня, представляющей собой круглую площадку из нескольких клиновидных составляющих, которые сходились к центру, образуя колодец. По периметру возвышались двенадцать алмазных обелисков с высеченными на их поверхности рунами. Некоторые были мне известны, но большую часть я нигде не встречала. Вскоре люди, что раньше просто стояли у своих домов и смотрели нам вслед, собрались вокруг колодца. Из толпы вышло шесть фигур в таких же плащах, как и у Матиаса. Воздев руки, они в унисон нашёптывали что-то на неизвестном языке. Плавные синхронные движения их пальцев создавали в центре колодца нечто на подобие барьера, состоящего из колец, покрытых руническими символами. Когда ритуал был окончен, фигуры повернулись ко мне и стали молча ждать.

— Подойди к центру и коснись потока. – прошептал мне на ухо Матиас и легонько подтолкнул в спину. Я послушно подалась вперёд. Сердце колотилось как бешенное, но не от страха, а от предвкушения неизведанного и таинственного. Мне эти люди не казались зловещими, как и место, в котором они жили. Всё было смутно знакомым и в какой-то мере «своим». Это ощущалось в воздухе, пронизывало всё и всех вокруг, как нити и связывало воедино. Когда мои пальцы коснулись мерцающих знаков, поток пришёл в движение. Кольца вращались, пересекались, становясь всё ярче. Земля под ногами затряслась, но никто даже не сдвинулся с места. Неистовый магический вихрь уплотнялся и набрал силу, пока не разорвался в яркой, выжигающей глаза вспышке…затем всё погрузилось в непроглядную тьму. Исчезли звуки, запахи, ощущения, очертания предметов. Даже воздуха будто не стало, но он и не был нужен. Я обнаружила, что не дышу. Сначала в голове искрами разгоралась паника, но неожиданная волна умиротворения затушила её, не оставив даже углей. Время, казалось, тянулось бесконечно долго или его и вовсе не стало, как если бы мне пришлось умереть. И в этом ничто, абсолютно пустом и в то же время наполненном, раздалось знакомое шипение. Тело огромной змеи обвивало всё пространство блестящими чёрными кольцами. Её голова появилась из темноты и склонилась надо мной, внимательно изучая и пробуя на вкус мою магию иссиня-чёрным раздвоенным языком. Всё это я не могла видеть, так как не было источника света, но разум чётко рисовал образы и звуки, как если бы можно было транслировать мысли друг другу. Потом змея раскрыла пасть и низким голосом, который сложно описать, произнесла:

— Vins hun durcum neff nur.

— Vins ter arsum het a Nura. – произнесла я в ответ. Хотя я не знала этого языка, но, подсознательно, понимала, что означают эти слова: «Всё приходит из тьмы. Всё возвращается во тьму».

Змеиная голова опустилась ещё ниже. Я вытянула к ней руку, и гладкая чешуя скользнула по моей ладони. По коже тут же прошёл короткий импульс и на мгновение мне показалось, что я будто вернулась домой. Потом глаза рептилии засветились жёлтым и от руки по всему телу начали расползаться тёмные узоры, расцветая на ключицах и шее черными бутонами невиданных цветов. Глухое и бесцветное ничто рассеивалось, уступая место нечётким очертаниям и сумбурным слабым звукам и чувствам. Я возвращалась в реальность. Тело по-прежнему покрывали чёрные лозы, но теперь их цепкие ветви тянулись к алмазным обелискам, впитываясь в них, словно вода в весенний снег, и руны становились золотыми. Люди, окружавшие меня, стояли уже без плащей, и я могла увидеть их лица. Кто-то из них был старым, кто-то молодым, но всех объединяла одна черта – янтарно-жёлтые глаза, которые в полумраке, казалось, светились.

После окончания ритуала Матиас проводил меня в просторную комнату, скромно обставленную, но уютную и предложил передохнуть. Идея была здравая, так как по телу разливалась просто чудовищная слабость. Но меня всё же волновал один вопрос:

— Мне будет позволено вернуться назад, в Цитадель?

— Да. Как только ты наберёшься достаточно сил, чтобы совершить этот путь. Он будет не близким.

Я кивнула, а Матиас вновь улыбнулся и ушёл, оставив меня наедине с мыслями. Мне вдруг представилось, что именно так улыбался мой отец, когда мы играли с ним в лесу и с этой мыслью я быстро провалилась в глубокий сон.

Проснулась я неожиданно, словно кто-то ударил меня по щеке, и села на кровати. Первой мыслью было: «Где я нахожусь?», но после пары секунд размышлений картина происходящего вновь стала чёткой. Альбедо, сначала обеспокоенно глазевший на меня, приземлился рядом и лениво зевнул, убедившись, что душевное равновесие хозяйки пришло в норму. В дверь постучали, и в комнату вошла хрупкая девочка, лет двенадцати. В руках у неё был поднос с исходящей паром кружкой и несколькими печеньками. Девочка молча поставила поднос на столик у кровати, но не спешила уходить.

— Спасибо! – несколько растеряно произнесла я, поднося к лицу ароматный горячий напиток.

— Не за что. Надеюсь, вам понравится. – пролепетала незнакомка. – Чуть позже за вами придут и вы сможете отправиться домой. – с этими словами и с моего немого разрешения в виде кивка, девочка удалилась.

К тому времени, когда я покончила с нехитрым перекусом, ко мн, вошёл Матиас и мы отправились на верх, обратно в библиотеку. Путь был не близким, во всяком случаи длиннее, чем в первый раз.

— В обитель ведёт несколько ходов и не все из них находятся в библиотеке. Этот наиболее близко расположен к Башне. – Матиас шёл впереди, освещая узкую тропу, с одной стороны которой зияла глубокая пропасть, факелом.

— А что теперь со мной будет? – спросила я и мужчина озадаченно посмотрел в мою сторону. – Я имею в виду, что меня ждёт, учитывая нашу встречу и особый статус.

— Теперь ты часть нашего ордена, и я начну обучать тебя. Теневая магия, как я уже и говорил, действует по-особенному. Тебе откроется множество скрытых возможностей и тайных знаний.

— В том числе владение рунами?

 Матиас усмехнулся.

— Ты внимательно изучала историю. Да, мы одни из немногих магов, которые сохранили руническое колдовство в его изначальном виде.

Почти всю дорогу мы разговаривали. Я закидывала Матиаса вопросами, а он терпеливо отвечал, но не на все. Что ж, не всё сразу. Когда мы остановились у каменной двери, маг произнёс:

— Будь осторожна, Эссен. Храни секрет о своей силе, как только возможно. Людям сложно воспринимать должным образом то, что они не понимают. А что касается проходов в пещеры, то можешь использовать это. – он протянул клочок бумаги со значком в верхнем углу в виде ока. – Открой незримое во тьме веков и разума. – Матиас коснулся листа и по нему расплылись чернильные линии и пятна, складываясь в замысловатый узор комнат, коридоров и лестниц.

— А что, если кто-то другой найдёт карту?

— Не беспокойся об этом. Даже заклинание не откроет её чужому взгляду, если на то не будет твоей воли. А теперь иди, иначе хватятся.

Каменная заслонка отодвинулась в сторону, когда Матиас нажал на скрытый среди мха рычаг и я оказалась среди стеллажей центрального зала библиотеки. На выходе на меня бешенным вихрем налетела изумлённая Хель. Мы обе растянулись на полу, а когда подруга собрала рассыпанные вещи из сумки, то тут же возмущённо воскликнула:

— Ты где была?! Я уже тебя целую вечность жду! Думала тебя книгами завалило и ещё чего похуже.

— Прости, счёт времени потеряла. – я виновато улыбнулась.

— Так… и где они?

— Кто?

— Книги, само собой. Эссен, ты чем там занималась?! – Хель уткнула руки в бока и сдвинула брови. До меня дошло, что я стою с совершенно пустыми руками. Как можно было так облажаться?! Нужна убедительная версия.

— А, даа… Понимаешь, я нашла несколько экземпляров для тебя, но Альбедо вдруг сорвался с места и мне пришлось его догонять. Не заметила даже, как заблудилась в этих книжных лабиринтах. Пришлось ждать хранителей, чтобы на волю отвели. Про книги и забыла совсем от волнения. – пусть и не совсем убедительно, но по крайней мере правдоподобно. Голос, по счастью, никоим образом не выдал того, что история придумана на ходу и это сработало.

— Ладно. – протянула подруга, устало опустив плечи. – Завтра сама зайду. Что у меня за друзья такие бедовые? Ни в чём положиться нельзя.

Я в шутку стукнула её по спине, на что Хель лишь рассмеялась и повисла у меня на плече.

— Пойдём-ка в общежитие. Сил уже никаких не осталось. Этот гремлин-зельевед меня совсем загонял. А как известно, самое лучшее средство от тяжёлого дня — это здоровый и крепкий сон в тёплых объятиях любимого одеяла.

— Отличный план, на мой взгляд! – подытожила я и мы поковыляли на законный отдых.

Глава 13

 Так и повелось: занятия в Цитадели пополам с совершенствованием своих способностей в ордене. Тренировки давали результат и вскоре я открыла для себя ряд полезных навыков Теней. Как оказалось, многие навыки, характерные для анимага, существуют и в теневом колдовстве. В частности, это способность видеть в темноте, обострённые слух и интуиция, создание морока и различного рода иллюзий. Матиас даже помог мне решить вопрос с перевоплощением, которое для меня было настоящим камнем преткновения. Не без помощи фамильяра, конечно. По сути, я просто внушала другим изменение собственного облика, но изменения отражались и на моём сознании. Получалось некое подобие кривого зеркала: вроде бы ты видишь себя иначе, но, по сути, просто убеждаешь в этом свой мозг. Теневая магия весьма пригодилась и в конспирации. Строгая секретность моих перемещений обеспечивалась способностью растворяться в тени других людей и предметов, перемещаясь подобно туману. Пару раз я даже применяла эту способность на особо сложных тестах, но кто не грешит этим в студенчестве.

Что касается занятий с моим куратором, здесь всё было тоже довольно гладко. Освоение различных техник позволило экспериментировать с заклинаниями и печатями и к окончанию года у меня уже сформировался солидный запас приёмов «собственного производства». Руническую магию пришлось осваивать осторожно и не столько из-за самих заклинаний, сколько за счёт запрета на её использование вне поля зрения строгих наставников. Как оказалось, орден Йор- те многие, что сохранили её и могли применять. Приходилось проводить в библиотеке каждый свободный час, но мне это нравилось. Буд-то окунаешься в неизведанный океан, и с каждым новым погружением видишь всё больше и больше деталей, становишься ближе к его необъятным глубинам. Я стала вести записи и разрабатывать формулы для зачарований. Всё было также, как когда-то в школе: рысканье среди завалов старинных книг, обрывки случайно оброненных кем-то примечаний, изучение нюансов, тихие нашёптывания в темноте под одеялом.

Как-то раз прогуливаясь по лесу, я обратила внимание на крошечное окошко в боковой башне общежития. Эта часть здания студентами и преподавателями уже давно не использовалась, став складом для различного рода хлама. Я представила как в этой башенке сидит древний старик-маг в покоцанной временем мантии и варит в большом котле зелье, наговаривая тарабарщину на древнем языке. Прямо как в книжках про волшебников и рыцарей. И тут в голову закралась шальная мысль: «А не сделать ли из этого забытого богом местечка свой секретный уголок для экспериментов. Сейчас все мои записи, книги и свитки хранились в тайнике под кроватью, вдали от любопытных глаз. Но такое хранилище не очень-то надёжно. Во-первых, комнаты время от времени проверяются старостами факультетов, причём довольно тщательно. А во-вторых, прятать фолианты в небольшом углублении в полу не слишком удобно. Можно было бы и обосноваться в библиотеке, но там велик риск наткнуться на преподавателей и кураторов. Так что ночью я совершила свою первую вылазку по поиску входа в башню. К моему разочарованию дверь была надёжно заперта, а через окошко проникнуть не представлялось возможности. По крайней мере физической. Зато в образе теневого тумана – пожалуйста! Так и повелось: днём учёба, а ночью изучение рун. Хель правда узнала о моих полуночных похождениях. Как-то раз она застукала меня вылезающей в окно спальни и настоятельно потребовала объяснений. Мне удалось, не вдаваясь в потребности убедить её держать рот на замке и прикрывать меня в непредвиденных ситуациях. Фыркая, как злой хомячок и ворча себе под нос, она всё же согласилась на такие условия, правда за вознаграждение: зачарование на повышенную прочность на все её любимые вещи и одно на невидимость для «особых» случаев.

В среду, когда с утра по расписанию я должна была заниматься с Гилеоном, посиделки под луной в обнимку с книгами дали о себе знать. Из сна меня выдернул резкий удар в бок чего-то мягкого, но достаточно тяжёлого.

— Эссен, ты чего! Вставай быстро, ты же опоздаешь! – возмущённо проговорила Хель, собирая по всем углам разбросанные вещи в сумку.

— Ты о чём? Куда… — не успела договорить я, как осознание резко стукнуло в голову. А точнее время на солнечных часах. – Ты чего меня не разбудила?!

— Вообще-то, обычно, это твоя обязанность. – она откинула копну рыжих кудрей. – Уж не думала, что придётся тебя распихивать.

Я вскочила с кровати, запнувшись об несчастную подушку, которая видимо и была причиной моего пробуждения, и стала поспешно собираться. Удивительно с какой скоростью может двигаться человек, если его подгоняют обстоятельства! Через пять минут я уже стрелой летела в Зал стихий, стараясь не сломать ноги на ступеньках в башне. Но меня ждал неожиданный сюрприз – зал был абсолютно пуст. Единственным человеком здесь был магистр Левий.

— Зачем ты здесь? – спросил он, не отрываясь от развёрнутой на столе карты. – Сегодня все адепты были освобождены от занятий. Если нет вопросов ко мне лично, можешь возвращаться к себе.

— До меня не доходило такое сообщение – спокойно ответила я, на всякий случай перебирая события вчерашнего дня.

— В любом случаи, теперь ты в курсе. Ближайшую неделю кураторов на будет в Цитадели.

— Но почему? Что-то произошло?

— Эту информацию я не в праве разглашать. Тем более адептам. Хорошего дня – он замолчал и склонился над картой ещё больше. Похоже, ответов не последует. Что ж, небольшой отдых тоже не помешает. Да и время для самостоятельных занятий освободится. Но покоя мне не давала эта секретность. Понятно, что Гилеон всё же рыцарь и в его обязанности входит не только обучение молодых волшебников. Надеюсь, всё прояснится, когда они вернуться.

Прошло три дня, но никаких новостей не поступало. Среди студентов поползли слухи и довольно тревожные. Большую их часть до нас доносил Кама, вечно скитающийся там, где надо и не надо. Он даже предположил, что за пределами Цитадели может уже давно идти война, а студентам просто не положено об этом знать. Учитывая изученные мной исторические сведения — это вполне вероятно, но всё же скрыть такой факт от учеников из магического измерения вряд ли удалось бы. Родственники и друзья порассказали бы. Нет, здесь было нечто другое.

Спустя неделю напряжённость распространилась и на наставников, пусть они и пытались это скрыть. В среду утром к нам в комнату пришла Хариатти и объявила, что занятия на сегодня отменяются.

— Как так? Что-то стряслось? – удивлённо спросила моя соседка.

— Я не знаю, но всем старостам приказали доложить об этом. И ещё, из общежития сегодня выходить после десяти вечера запрещено. – Хариатти села на край моей кровати и сложила маленькие ладошки на коленях. – Меня беспокоит всё это. Рыцарей с высоким рангом не отправляют в плановые патрули, а именно так мне обрисовали ситуацию.

— Хочешь сказать это для отвода глаз? – спросила я.

— Разве не очевидно?! – Хель всплеснула руками. – Что, если их отправили на секретную операцию и всё пошло не по плану.

— Вероятно.

— Ладно, мне нельзя долго задерживаться – Хариатти решительно встала и направилась к двери. – Не болтайте об этом слишком. Увидимся.

Ночью мне не спалось. Альбедо мирно сопел на подушке рядом, но я всё вертелась, мучаясь от странного чувства тревоги. В конце концов лучшим решением мне показалось просто прогуляться. Свежий воздух успокоит нервы и очистит голову от лишних мыслей. Потихоньку подобрав ботинки и открыв окно, я выскользнула наружу, тенью спустившись по отвесной стене. У выхода в сад стояла охрана с фонарями и осматривала территорию. Проскользнуть мимо не составило бы большого труда, но я сочла более безопасным просто обойти их по едва заметной тропинке у самой стены, которая тянулась вплоть до озера. Мне не пришлось пройти и пары десятков метров, когда охранники засуетились, а в коридорах началось движение. Звуки были приглушены деревянными воротами, но я смогла разобрать несколько слов: «Вернулись… Сообщите магистру… Лазарет». Я прокралась в след за удаляющимися взволнованными голосами до самого Зала стихий. Там толпились люди: медсёстры, учителя, даже сам магистр Йонгхарт.

— Никто не должен знать об этом до тех пор, пока всё не разрешится. Позаботьтесь о конвое и всём, что касается показаний. – тихо произнёс магистр, обращаясь к какому-то рыцарю.

— Будет исполнено, сэр! – отчеканил тот и скрылся за дверью, ведущей в Часовую башню. Постепенно толпа исчезла, получив необходимые инструкции. Мне лишь краем глаза удалось увидеть одного из рыцарей, кто вернулся с задания, но этого было достаточно. Он был практически в бессознательном состоянии, лицо рассекал шрам, но более всего меня поразили массивные разрывы на броне в области груди из которых сочилась чёрная жидкость в пересмешку с тёмной кровью.

Дальше наблюдать было не безопасно, да и бессмысленно, так что я ретировалась в свою комнату, в надежде что утром смогу узнать больше информации и возможно даже увижусь с куратором.

***

-В каком смысле запрещено входить?! – я в недоумении уставилась на стражника, который преградил мне дорогу в лазарет.

— Прошу простить, но магистр Йонгхарт распорядился никого не впускать, пока на сей счёт не поступит других указаний.

— Я всего лишь хочу увидеться с одним человеком. Просто убедиться в его благополучии.

— Ничем не могу помочь, мисс. Приказ есть приказ. – солдат снова застыл как истукан, не намереваясь продолжать этот разговор дальше.

Положение безвыходное. Я не смогу пробраться иными путями, а обойти стражу получиться только спрятавшись в тени того, кто войдёт сюда. Но кто знает сколько придётся дожидаться такого момента. Не шпионить же из-за угла целый день, да и охране я уже примелькалась. Чёрт, я ведь даже не знаю жив ли вообще Гилеон! Можно попытать удачу и спросить напрямую у магистра или его приближённых, но вряд ли хоть кто-то заговорит.

Так я и бродила в задумчивости под окнами лазарета, силясь придумать хоть сколько-нибудь стоящий план, но всё без толку. Тут мне пришла в голову мысль о тайных проходах Теней. Карту я всегда носила с собой, правда решила её слегка модернизировать. Пришлось обратиться за помощью к Каме, так как он, оказалось, славился различного рода модификациями в сфере магических артефактов. Тогда мне впервые пришлось лицезреть его «мастерскую» в лавке дедушки Рахима. Я думала Хель наводит бардак, но тут творился просто чудовищный хаос: стопки книг, листков бумаги, ящики с деталями повсюду, заваленный всяким хламом стол и неприлично много пыли. «Гений господствует над хаосом» — оправдался парень с поразительной ловкостью лавируя среди завалов. В конце концов мы с ним соорудили нечто похожее на мини-проектор. Теперь голографическое изображение караты Цитадели хранилось в небольших карманных часах, но своих магических свойств по-прежнему не утратило.

С помощью нехитрой комбинации стрелок я вызвала схему и начала её пристально изучать. Но, увы. Не один ход не вёл прямиком в здание лазарета, а все входы, в купе с главным, тщательно охранялись. Что ж, если моего разумения не хватает для решения задачи, можно воспользоваться помощью друга с более продвинутым интеллектом.

И десяти минут не прошло как я стояла на пороге комнаты Хариатти.

— Мне нужна твоя помощь в одном не вполне законном предприятии. – тихо произнесла я, пока Хариатти запирала дверь.

— Что? И в каком же? – она села на стул напротив и стала внимательно слушать. Я вкратце изложила ей суть вопроса, на что она только покачала головой. – Нельзя так просто взять и пойти куда хочется. Ты же понимаешь, чем это может обернуться?! Что если тебя поймают или ты столкнёшься с чем-то уже внутри? Я кое-что слышала от наставников. Говорят, отряд вернулся с задания почти в половину меньше, чем был. У многих серьёзные ранения.

— Но ведь это же не повод запирать их на семь замков! Они рыцари, а значит воины. С ними что угодно может случиться на поле боя. Заметь, никто толком не в курсе, что с ними сейчас. Тут всего два варианта: либо их охраняют, как информаторов, либо они встретились с чем-то, о чём не стоит знать остальным.

— Что имеешь в виду? – девушка придвинулась ближе и понизила голос до еле слышного шёпота. – Ты так выглядишь, будто знаешь что-то. Расскажи!

— Мне ночью не спалось, и я случайно заметила движение в коридорах. Решила посмотреть, в чём дело. Мне не удалось много услышать, но зато я увидела одного из воинов.

— И что же?

— У него была жуткая рванная рана, только вот вместе с кровью она сочилась мерзкой чёрной жидкостью. Она выглядела даже живой в какой-то мере. Теперь ты понимаешь, что здесь дело немного серьёзнее, чем просто перебитый отряд?

Хариатти молча кивнула и задумалась. Я не стала торопить её с ответом, так как если даже план будет безупречным, пойти не так может всё что угодно. Через некоторое время, кивнув своим собственным мыслям, Хариатти серьёзно посмотрела на меня и сказала:

— Судя по всему, для тебя это действительно важно. Я помогу, но лишь при том условии, что ты будешь беспрекословно следовать моим указаниям. Никакой самодеятельности, слышишь?

— Так точно, мой генерал! – воодушевлённо ответила я, отдав подруге честь. Я была безумно рада её согласию. Было решено проникнуть в лазарет на следующий день.

Проснувшись утром, я начала выполнять свою часть плана. Во-первых, нужно было обеспечить путь отхода в случае неудачи. Для этого, во время занятия, когда в коридорах наименьшее число свидетелей, я покинула класс и направилась к одному из секретных ходов. Там на стене я начертила руну-ловушку, которая будет действовать на всех в радиусе десяти метров. Такие ловушки – иллюзии, убеждающие людей в том, что им по какой-то причине нельзя или некомфортно здесь находится. Ещё одну я установила в северном коридоре. Это позволило оставить путь к лазарету пустым на ближайшие четыре часа. Стража сменялась раз в шесть часов, и нам нужно было успеть провернуть всё до этой смены.

Ближе к вечеру мы оказались в южном коридоре и начали действовать. Хариатти должна была отвлечь охранников и задержать их с помощью воздействия на уже изрядно уставший разум. Как не удивительно, но у неё всё получилось великолепно. Как только путь освободился, я тенью юркнула к двери и еле слышно приоткрыла её. Внутри оказалось достаточно темно. Дальше по коридору подрагивал свет не то факела, не то навесного фонаря. Единственной проблемой было то, что я понятия не имела в какой части лазарета, держат рыцарей, так что пришлось идти наугад. Рыская по отделениям, я не сразу заметила звук приближающихся шагов. Только этого мне и не хватало! Из-за гулкого эха, в пустых коридорах сложно было определить источник звука и, положившись на удачу, я ринулась вперёд, стараясь создавать как можно меньше шума. Неужели охране как-то удалось меня отследить?!

В то время как передо мной из-за угла выросла фигура человека, я еле успела затормозить, дабы с ним не столкнуться. В голове нарастала паника.

— Мисс Дармут? – услышала я знакомый старческий голос. Подняв глаза от полы расшитой мантии, я увидела перед собой того, кого меньше всего хотела встретить.

— Магистр?!

— Как вы здесь оказались, мисс? Я велел охране никого не впускать лазарет без моего ведома.

— Да, я в курсе. И это довольно несправедливо! – пришлось принять более убедительный вид, чтобы не слишком выдавать волнение.

— Дело не в справедливости, а в безопасности. – твёрдо произнёс магистр. За его спиной стояли ещё двое, одним из которых был наш преподаватель по зельям. – Надеюсь понятно, что вы проникли сюда незаконно?

— Другого пути я не нашла. – раз уж меня застукали, стоило хотя бы попытаться продвинуться к своей цели. – Это необходимость. Мне не нужно много. Я просто хочу увидеть одного человека. И пусть это покажется вам дерзостью, но я прошу мне в этом посодействовать.

Повисла неловкая пауза. Магистр испытывающее смотрел на меня, от чего по телу пробежали мурашки, но я не собиралась так просто сдаться. В конце концов он кивнул и положив руку мне на плечо произнёс:

— Я понимаю ваше беспокойство. Вы, видимо, далеко готовы зайти ради этого человека. – на лице магистра промелькнула лёгкая улыбка. – Я готов помочь при условии, что вы поклянётесь держать в тайне то, что увидите в этих стенах.

Я немного помедлила, расценивая вес такой клятвы. С одной стороны это логично, а с другой- может повлечь за собой много проблем и недомолвок.

— Хорошо, я клянусь. – магистр лишь спокойно кивнул, будто не ожидая другого ответа. Мы направились к самому крайнему коридору, за которым располагалось несколько больших палат. Вход в одну из них был перекрыт мутной перегородкой, на первый взгляд выполненной из стекла. Рядом на стене располагалась панель кодового замка с символами из греческого и латинского алфавитов.

— Эссен, возьми это. – обратился ко мне профессор Сиф, протянув браслет с металлическим ромбом. – Надень на руку и проведи по капсуле ладонью.

— Что это?

— Всего лишь меры безопасности – ответил магистр, вводя код. – Пока что случаев заражения не наблюдалось, но мы не можем предугадать развития событий наверняка.

Я послушно надела браслет и активировала металлический ромб. Вокруг меня сформировалась тонкая оболочка, точно повторяющая контуры тела. Она выглядела как мыльный пузырь, но совсем не мешала не дышать не передвигаться. После этого дверь бесшумно сдвинулась в сторону, и мы оказались в просторном белом помещении, поделённым на сектора ширмами из материала, похожего на смолу с вкраплениями розового кварцита. Такие панели использовали для блокирования потока энергии при строительстве курганов, подвалов, замков и хранилищ магических артефактов ещё в эпоху Древнего Царства, как нам рассказывали на занятиях по истории магического мира. Из-за слабого освещения различить фигуры людей, лежащих на кроватях, было нелегко, но, судя по всему, большинство из них были без сознания.

Магистр провёл меня к средним секциям и в одной из них абсолютно неподвижно лежал Гилеон. Левое плечо и торс были перевязаны. Бинты немного пропитались кровью, которая смешивалась с чем-то чёрным. Вид у куратора был не лучшим, но самое пугающее ждало впереди.

— Посмотри сюда – произнёс магистр Ёнгхард и поднёс слабо мерцающую лампу к лицу Гилеона. От забинтованной руки по шее и груди расползался узор чёрных прожилок, которые прямо на глазах медленно разрастались, словно грибница.

Я даже толком не смогла ничего спросить, лишь беспомощно протянула руку, пытаясь коснуться его пальцев, но профессор Сиф перехватил моё запястье:

— Не стоит, Эссен. Это проклятье, и мы пока точно не знаем, как оно передаётся. Лучше избегать прямого контакта.

Исчерпывающий аргумент. Приведя мысли в порядок и взяв себя в руки, я наконец обратилась к своим сопровождающим:

— Что всё это значит? Проклятье?! Какого рода, если вы так его остерегаетесь?

— Всё довольно сложно. Заражение быстро прогрессирует. Таких как Гилеон не много, хвала великой Силе, но задачи это не облегчает.

— И это всё?! Есть хоть какие-нибудь подвижки? Раз это проклятье, значит можно его снять. -я испытывающее посмотрела на профессора, а тот, в свою очередь, вопросительно взглянул на магистра. Тот кивнул, разрешая продолжить разговор.

— Давай для начала присядем. – мы вышли в коридор и разместились на нескольких стульях, одиноко стоящих у дальней стены. – По мере возможностей ы пытаемся обеспечить замедления процесса распространения заражения по организму. Все пострадавшие погружены в искусственную кому и находятся почти в полной темноте. Свет, особенно солнечный, провоцирует рост узоров, а это доставляет невыносимую боль.

— И что их ждёт?

— Думаю, ты и сама догадываешься. Результат любого проклятья всегда один. – профессор потупил взгляд и замолчал, давая мне обдумать услышанное.

Да, я понимала, что будет в конце, но верить в это совершенно не хотелось. Даже допустить подобную мысль ощущалось чудовищной кощунственностью. Но, если откинуть эмоции и необоснованный оптимизм, всё становиться до безысходности ясным.

— Сколько… Сколько времени ему осталось? – тихо, но отчётливо спросила я.

— Учитывая повреждения и общее истощение… Думаю, что не более двух или трёх суток.

По телу прошла дрожь, а все мыли разом растворились в гулкой тишине сознания. Даже время в этот момент словно остановилось, ожидая того, что последует за этим ступором. Я сжала край стула до боли в пальцах и глубоко вдохнула.

— Ясно. -единственное слово, которое сипло сорвалось с губ.

— Мне жаль, Эссен. Если даже нам удастся в ближайшее время создать противоядие…

— Ему вы уже не поможете, верно?

Профессор кивнул. Больше мне никто ничего не сказал. Магистр просто отвёл меня к выходу из лазарета и посоветовал, как следует, выспаться. До общежития я брела как в тумане. Оказавшись в комнате, я мысленно поблагодарила Всевышнего за то, что Хель на месте не было, а значит не придётся ничего объяснять. Альбедо, как всегда, радостно вылетел мне на встречу, но единственное на что хватило сил — это доползти до кровати и рухнуть на одеяло. В мягкой густой тьме, разбиваемой лишь мерцанием настольного будильника, я просто беспомощно лежала, уткнувшись в подушку. В какой-то момент я почувствовала, как по щекам бегут слёзы. Всё произошедшее не было моей виной, но я её чувствовала. Этот тяжёлый груз давил на сердце так сильно, что сложно было дышать. Прямо как в тот злосчастный день из моего далёкого уже прошлого. Рядом со мной умирало не так много людей. Но и этих смертей достаточно для одной жизни. Неужели всё так и закончится? Ещё одна жизнь на моей совести? Нет. Это не моя вина. Они всегда так говорили: «Это не твоя вина. Всего лишь случай». Но я видела их взгляды. Никогда смерть не оправдывается случаем.

Глава 14

Яркий свет солнца разбудил меня следующим утром. Голова болела, а в теле ощущалась слабость. Вставать не хотелось вовсе. В ванной комнате журчала вода, что выдавало присутствие моей соседки. В горле совсем пересохло, так что встать всё равно пришлось. Пока я медленно ползла до кувшина с водой, в голове густым киселём текли не связные мысли. Главной из них была та, что нашёптывала упасть обратно в постель и не вставать по крайней мере до конца дня. Для Хель придётся придумать отговорку про плохое самочувствие или лихорадку. Врать подруге не хорошо, но будет хуже, если она начнёт расспрашивать. Лучше напасть первым, как говорится. На обратном пути я остановилась у окна. Снаружи веяло свежей прохладой, напоминающей о приближении дождливой осени. В углу у тумбы я заметила свою небрежно брошенную сумку. Подняла её, чтобы спрятать под кровать, но тут скрипнула задвижка ванной, и я в спешке вернулась под одеяло вместе с поклажей.

— Не планируешь вставать, спящая красавица? – задорно спросила Хель, вытирая махровым полотенцем свои рыжие кудряшки. – Ванная как раз свободна.

— Нет, извини. – голос звучал хриплым и, как и следовало ожидать, достаточно больным. – Я не очень хорошо себя чувствую. Не знаю, может простудилась слегка.

— Серьёзно? Ночные вылазки видимо не проходят для тебя даром. – она села на кровать и начала разбирать одежду, примеряя и раскладывая вещи по комплектам. – Ну раз так, пей побольше воды и отдыхай. Лекции перепишешь, а с преподавателями я договорюсь.

Хель собралась необычно быстро для неё, подхватила плетённую сумку и уже направилась к двери, когда остановилась, прошла к сундучку у кровати и, покопавшись там выставила мне на тумбочку два пузырька с разноцветной жидкостью.

— Запоминай: зелёный с шалфеем и душицей 3 раза в день до еды, лиловый с лавандой и мятой 2 раза после еды. Всё, я побежала.

Дверь хлопнула, и я оказалась в тишине пустой комнаты. Настои в пузырьках переливались на солнце. Альбедо, до этого мирно сопящий у меня в ногах, забрался на тумбу и начал исследовать склянки. Погрыз пробки, поскрёб по мутной стеклянной поверхности. Сумка так и лежала прижатая моим коленом к стене. Чтобы как-то отвлечься,  решила её разобрать. Пока я шарила руками среди школьных принадлежностей, Альбедо, играя с пузырьками, случайно опрокинул один из них , от чего тот покатился к краю тумбы. Квеллер испугано метнулся в мою сторону.

Мне едва удалось подхватить пузырёк, когда тот уже был в нескольких сантиметрах от земли. Правда в это время на пол рухнула сумка и всё содержимое рассыпалось по комнате.

— Почему бы тебе не постараться быть аккуратным? – проворчала я в сторону невинно разглядывающего меня зверька.

Пришлось собирать всё, ползая на коленях и выуживая из-под мебели закатившееся ручки и карандаши. Когда я решила поднять сумку из-под клапана мне на ногу грохнулось что-то твёрдое и довольно увесистое. Я зашипела от боли и проследила за катившемся к противоположной стене предметом. Это оказалась стеклянная бутылка в кожаном чехле. Тот самый элексир, что я купила на Рынке междустенья ещё в начале учёбы. «Излечивает любые раны» — пронеслось в памяти. Любые… раны!

Волна мурашек прокатилась по всему телу. Я практически молниеносно собралась и выбежала из комнаты в кишащий студентами коридор. Решение было близким, только руку протяни! Жаль я об этом сразу не задумалась. Пару крутых поворотов, и я уже у комнаты Хариатти. Запыхавшись, я практически прижала её к стенке и тихо натянуто произнесла:

— Нам нужно поговорить, и как можно скорее!

Бедняжка стояла и беспомощно глядела на меня, прижимая к груди блокнот. Когда ступор прошёл она также тихо спросила:

— Что стряслось? Ты в порядке?

— В полном. Похоже я нашла решение нашей проблемы. Это поможет не только Гилеону, но и всем остальным, понимаешь?!

— Давай сделаем так. – она огляделась и коротко произнесла. – Жду в столовой после пары в дальнем углу. – с этими словами Хариатти развернулась и ушла, уносимая потоком людей. Я несколько раз глубоко вздохнула. Чтобы не побежать за ней следом. Нужно успокоиться, продумать всё. Каждый час имеет значение, но учитывая секретность и сложность сложившейся ситуации, спешка может только всё усугубить. Всё будет хорошо.

Через час мы уже сидели в столовой, обсуждая то, что мне удалось узнать после визита в лазарет.

— Итак, что же ты хочешь предложить? – спросила Хариатти.

— Идея проста, но требует некоторых пояснений. Эти элексиры способны излечить любые ранения, даже магические. Мы могли бы помочь не только Гилеону, но и всем остальным рыцарям. Вопрос лишь в том, как нам выбрать нужный элексир и доставить их в лазарет?

— Постой, постой. Ты слишком торопишь события, Эссен. Во-первых, насколько мне известно, элексиры регенерации не сертифицированы, а значит тебе не удастся договориться об их применении с Советом Гильдии. Во-вторых, происходящее строго секретно, а твоя инициатива приведёт к огласке. В-третьих, нужен человек, который разбирается в зельях. И, в-четвёртых, надёжный соратник, который доставит элексиры до рыцарей без подозрений. План куда сложнее, чем тебе кажется.

Она была безусловно права. Этапов в этой операции было куда больше, чем показалось на первый взгляд, но я всё равно не вижу другого выхода. Конечно, члены Гильдии ищут противоядие и может даже найдут. Но к тому времени, для некоторых, будет уже слишком поздно.

— Другого варианта нет. – твёрдо ответила я. – Ты права, и я, вероятно, не справлюсь одна. Но я готова пойти не риск, так как цена бездействия высока.

Несколько минут мы просто молчали, обдумывая решение. В конце концов подруга взяла мою ладонь в свою и произнесла:

— Ладно, я в деле. Не в моих правилах отворачиваться от близких людей.

Я была ей безмерно благодарна. Для начала следовало разобраться в действии всей этой магии ауры. А наилучшим из знакомых мне экспертов в данной области была мадам Глициния. В её кабинет мы заявились сразу после полудня. В стенах уютного кабинета, в привычной расслабленной позе, в своём кресле древняя колдунья сидела и курила трубку, предаваясь лёгкой дрёме.

— А, я знала, что вы придёте. – протянула она скрипучим старческим голосом. – Как видно надобен совет старухи-чародейки?

— Да, всё так, мадам. – я даже слегка наклонилась, словно перед знатной особой, хотя ведунья не чем не выказывала этого. – У меня есть вопрос на счёт одного элексира.

— Так посмотри, посмотрим. – женщина проворно соскочила на дощатый пол и в несколько быстрых движений достигла на с Хариатти. Она выхватила у меня из рук бутылёк и покрутила его на свету.

— Весьма недурно. Знакома с такой ворожбой, много навидалась. Качество за частую отвратное, но здесь рука мастера видна. Никак ксантрийка продала, а? Они этим делом славятся.

— Вы не могли бы кое-что рассказать нам про эти зелья? Можно ли определить нужное, если травник не видел клиента?

— Только ксантрийцы обладают такими навыками. Они умеют видеть, так скажем, суть человека. Заглядывают ему в самое нутро. – колдунья возвратила мне бутылёк и вернулась к своему креслу. – А выбрать элексир без присутствия владельца можно, конечно. Правда точность не абсолютная, но всё от вещи зависит.

— От какой вещи, мадам Глициния.

— От любой личной вещи, которую хозяин при себе держал не меньше года. Чем дороже для него эта вещица, тем больше в ней энергии его ауры.

— Благодарю вас, мадам! Вы очень помогли нам!

Та улыбнулась и вновь вставила трубку в зубы. У самого выхода она окликнула меня, когда Хариатти уже вышла в коридор:

— Послушай, девочка. Будь поосторожней. Не то чем кажется, всё, что ты видишь и чувствуешь. Грядут большие перемены. Послушай совета старой женщины: не бросайся в омут с головой, там ведь и потонуть можно.

— Я учту. Спасибо.

Следящей вехой в нашем плане стал поиск единомышленника, который имел доступ к личным вещам рыцарей и смог бы передать затем элексиры пострадавшим. Вариантов было не много и, поразмыслив как следует, мы явилась в кабинет профессора Сифа. Пусть это был отчаянный шаг, но, если он не согласится на содействие, это будет началом конца. Во-первых, он один из немногих, у кого есть доступ в лазарет, и кто занимается вопросом противоядия. Во-вторых, его будет проще убедить, чем магистра или кого-либо ещё.

Начать разговор оказалось не так просто. Нужно было точно подобрать слова, ведь от моей убедительности сейчас зависит успех всей операции. Немного помявшись возле двери, я наконец-то взяла себя в руки и произнесла:

— Профессор, мне нужно кое-что с вами обсудить. И желательно чтобы этот разговор, в независимости от его исхода, остался в стенах этой комнаты.

Довольно умиротворённое лицо профессора вдруг приобрело сосредоточенное выражение и он пригласил меня присесть.

— Не думал, что услышу подобное в столь поздний час, но, если дело того стоит, я готов выслушать тебя, Эссен. – он подпёр подбородок сложенными в замок ладонями и пристально посмотрел мне в глаза.

— Я надеюсь на ваше понимание. Дело в том, что мне известен способ избавления от проклятия. – профессор кивнул, позволяя продолжить. – Не знаю известно ли вам о существовании подобных элексиров, но похоже они могут оказаться единственным выходом. – я достала из сумки пузырёк и придвинула его профессору. Тот взял его и задумчиво покрутил в руке. – Такие элексиры способны излечить любые…

— Да, я знаю, Эссен. – резко прервал он. – Я понимаю, что ты пытаешься донести, но вынужден ответить отказом.

— Что?! Но почему? Это наш шанс!

— Возможно, но это ещё больший риск. Тебе известно, что подобные магические панацеи запрещены к применению? Они не сертифицированы, часто не легальны, а значит не безопасны.

— При всём моём уважении, вы не способны предложить пока ничего лучшего, не так ли? Неизвестно сколько времени вам понадобиться для изобретения противоядия.

— Мы над этим активно работаем. Гильдия бросает все возможные ресурсы на спасение заражённых, но с проклятием такого вида крайне редко можно столкнуться. Его действие не предсказуемо, а применение «народных средств» может всё только усугубить!

Я понимаю, что всё начинает идти крахом. Сиф уже сильно раскачал мою теорию и вот-вот развалит её до основания, а дальше пробиться уже не выйдет.

— Профессор – мой голос был тихим, но настойчивым – я понимаю ваши опасения. Но и вы поймите меня. Для нас время сейчас – самый важный ресурс. И для некоторых оно несётся с неимоверной скоростью. Я лишь прошу вас позволить помочь им. Наступил момент, когда на формальности и правила уже нет времени, понимаете? Даже если вы останетесь непреклонны в своём решении оно не изменит моего. Если мы способны что-то сделать, то это наша обязанность!

Сиф встал и подошёл к окну, заложив руки за спину. Его пальцы то сжимались в кулаки, то снова расслаблялись, что выдавало напряжение и размышления о нелёгком выборе, от которого будет зависть дальнейшее развитие событий. Через несколько мучительных минут, которые тянулись, казалось, целую вечность, профессор Сиф тяжело выдохнул и вернулся обратно на своё место. Решение было принято. Но какое именно, пока было загадкой.

— Эссен, послушай меня. Если сейчас сделать шаг, обратно дороги уже не будет. Жизнь – самая большая ценность. И её спасение – благороднейшее дело. Я готов посодействовать тебе, но ответь мне на один вопрос: готова ли ты принять последствия своего выбора?

— Да – уверенно ответила я. – Целиком и полностью!

Лицо профессора просветлело. Это была удача. По всему телу прокатилась волна облегчения и воодушевления, а Сиф в это время продолжал:

— Всё должно быть в условиях строгой секретности. Об этом не обязательно знать кому-то из вышестоящих. Если решение будет представлено магистру Йонгхарду, то он обязательно направит его на рассмотрение в совет, а это всё отнимет много времени. Можешь привлечь к делу тех, кого необходимо, в этом я тебе доверюсь. Но учти, что в случаи провала всех этих людей ты потянешь за собой в пропасть.

— Я понимаю.

— Когда ты планируешь отправится за элексирами?

— Как только добуду личные вещи солдат.

— С этим не так просто. Дело в том, что доступ к ним сейчас есть лишь у начальника стражи и магистра Левия. С обоими договорится – задача не из лёгких, но я попробую. Что касается бюрократических вопросо,в их я тоже улажу. Тебе и твоим соратникам следует беспокоится лишь о доставке зелий. Как только всё разрешится, я сообщу тебе. Тебе ведь удалось приручить фамильяра?

— Да, Альбедо довольно послушный.

— Хорошо. Тогда сообщение передам через него. Пусть ожидает завтра утром в моём кабинете. Окно я оставлю открытым.

— Хорошо. Большое спасибо вам, профессор Сиф! Вы даже не представляете, сколько это значит для меня!

Профессор согласно кивнул, и мы распрощались. Теперь механизм был запущен и шестерёнки потихоньку начали вращаться, приводя план в исполнение. Перевозбуждённый разум натужно переваривал информацию и идеи, меняя местами кусочки и пытаясь объединить их в полноценную картину. Я не знала, получится ли уснуть, но вид мягкой тёплой постели развеял все сомнения, и я обессиленно рухнула, не раздеваясь на подушку, поглощаемая глубоким вязким сном.

Через несколько часов я уже ожидала послания от профессора. Альбедо был отослан ещё на рассвете, а солнечный свет уже заполнил почти всю комнату. Надеюсь, всё сложится удачно и коварный случай не подкинет мне ещё больше проблем. Вот из-за угла здания показалась расплывчатая фигурка квиллера. Он на скорости влетел в открытое окно и сел мне на колени, бренча завязанным на шее металлическим шариком с узорами.

-Довольно необычное послание – я сняла кулон со зверька и почесала его за ухом. -Умница, Альби. Знала, что справишься.

Тот только довольно замурлыкал и облизнулся. Надо полагать за такое требовалась награда, так что небольшая порция пыльцы огнецвета сразу же отправилась ему в рот. Что до послания открыть его оказалась не так уж и сложно. Шарик распался, едва я повернула его половинки, и из бледно-жёлтого снопа искр материализовалась записка с парой строк: «Вопрос с представителями медицинского корпуса улажен. Возникли некоторые трудности. Жду в моём кабинете в полдень. Р. С.». Так и думала, что гладко всё не пройдёт. Надеюсь хотя бы, что эти «некоторые трудности» не критичны.

В назначенный час мы с Альби появились у двери кабинета Сифа, за которой тот явно с кем-то разговаривал. Я попыталась прислушаться, но разобрать что-либо кроме невнятных фраз самого профессора не получалось. Собеседник говорил тихо и без особой смены интонаций. Понять мне удалось лишь то, что голос был мужским. Когда до моего слуха донёсся звук отодвигаемого стула и шагов в сторону двери, я постучала.

— Здравствуй, Эссе. Проходи, ты как раз вовремя. – профессор жестом пригласил меня войти в комнату. Яркий дневной свет из полуоткрытого окна разгонял мрак кабинета, но в углах и у стеллажей с книгами всё ещё сгущалась тень. По этой причине я не сразу заметила высокую фигуру, притулившуюся в нише между шкафов.

— В силу обстоятельств я внёс некоторые корректировки в наш план. В частности, теперь у тебя есть напарник.

Фигура из темноты не спеша двинулась к окну, и, к моему удивлению, я увидела лицо Эйнора.

— Почему вы решили привлечь его?! Ведь вы понимаете, что чем меньше людей знают об этом, тем лучше, не так ли?

— Это не было моей инициативой. К тому же, именно учитывая всю секретность операции, тебе не помешает человек, который чуть ли не так же, как и я близок к делам Цитадели.

Что он имеет в виду я понимала не в полной мере. В любом случаи менять что-либо сейчас уже не имеет смысла, если Эйнор в курсе плана. Лучше будет держать его поближе.

— И чем же он может помочь кроме надзора и моральной поддержки? – с некоторым сарказмом спросила я.

— Не стоит недооценивать его способностей. Эйнор куда более опытен в магии и сможет в случаи чего тебя прикрыть. К тому же существует одно обстоятельство, которое требует его участия.

— И что же это?

— Я смог достать вещи некоторых из рыцарей, но это лишь то, что было при них в момент госпитализации. Другие же личные вещи хранятся в казармах и доступ к ним имеет сейчас лишь магистр Левий.

— Разве вы не можете с ним договориться?

На мой вопрос ответил Эйнор, до этого времени смирно рассматривающий пейзажи за окном без единого звука:

— Магистр не пойдёт на контакт с тем, кто не представляет веса в военной коалиции. К тому же он может расценить это, как нарушение устава и передать информацию в Верховный совет. У профессора Сифа нет полномочий или достаточного статуса ля изъятия личных вещей солдат. Слишком велик риск.

— Но если таких путей давления нет у профессора, неужели они есть у тебя? Чем ты можешь оперировать в разговоре с магистром?

— Скажем так – Эйнор приблизился к нам, заложив руки ха спину – у меня есть некоторые привилегии в гильдии, и я имею уже довольно давнее знакомство с магистром Левием. В нашем случаи, за не имением прочих вариантов, важнее не статусность, а простое расположение. Уверяю, мы сможем договориться.

Самоуверенное заявление. За этим парнем слишком много тайн и недомолвок. Так сложно понять, что творится у него в голове, а уж про душу я и заикнуться боюсь. Но не смотря не сомнения и противящееся подсознание, я всё больше понимала, что выходов становится всё меньше, как, собственно, и времени.  Можно сколь угодно сопротивляться этой шаткости обстоятельств, но это нас только затормозит.

— Хорошо – отрезала я. – У нас мало времени, поэтому я не стану переубеждать вас или отказываться от помощи. Главное сделать всё точно и без лишних условностей.

— Я рад, что ты не стала упрямиться – с облегчением произнёс профессор. – Вам следует поторопиться. И вот ещё что – он открыл верхний ящик стола и достал оттуда небольшой стеклянный куб. – Это накопитель. С ним будет проще расплачиваться на рынке. Просто подадите его в обменнике. В нём ещё осталось немного заряда. Небольшая финансовая помощь будет кстати.

Забрав накопитель вместе с сумкой, в которой лежали личные вещи солдат, мы с Эйнором отправились в Зал стихий, чтобы поговорить с магистром. Пока мы ещё шли по малолюдным коридорам преподавательского крыла я решила расставить некоторые точки над «и»:

— Можешь кое-что объяснить? – спросила я у Эйнора, поравнявшись с ним в шаге – Зачем тебе понадобилось помогать мне? И каким образом ты вообще узнал о наших с профессором планах?!

— Стоит плотнее прикрывать окна, если замышляете вселенский заговор. – ехидно произнёс парень, слегка улыбнувшись уголком губ. – А что до помощи тебе, то у меня есть свои причины. Да и учитывая твою беспечность в отношении некоторых вещей, присмотр не помешает.

— Мне вот интересно, ты можешь сказать в мою сторону что-то кроме упрёков, или это уже карма?! – прошипела я в ответ. Каждый раз, когда мы случайно пересекались с этим высокомерным всезнайкой, он либо вовсе не разговаривал со мной, либо пытался устыдить за любой недостаток. Н-да, такое тёплыми отношениями не назовёшь. Но тем не менее сейчас мы вместе идём спасать людей от верной смерти, и при этом наш «холодный принц» даже причин своего поведения объяснить не удосужился! Прекрасно!

— Давай оставим выяснение отношений на потом. У нас есть сейчас более насущные проблемы.

Я открыла было рот, чтобы высказать какую-нибудь колкость, но передумала. Последнее слово всё равно останется за ним. К чёрту! Пусть держит рот на замке и не путается под ногами, когда выполнит свою часть плана.

Зал стихий был пуст, так как сегодня был выходной. А поскольку он был единственным на неделе, обучающиеся всегда находили куда более интересные занятия, чем оттачивание боевых навыков. Да и во избежание несчастных случаев без присмотра кураторов или наставников здесь всё равно никто не занимался. Единственной живой душой здесь был магистр Левий, изучающий документы, разложенные на большом дубовом столе в координационной комнате. Там обычно собирались представители военной коалиции для совещаний. Такие собрания были закрытыми и проводились за запертой дверью с магической печатью, не позволяющей услышать что-либо снаружи. Но сейчас вход был свободен. Эйнор остановил меня посреди зала и указал на скамейки у стен.

— Побудь здесь. Твоё присутствие на потребуется.

Я немного опешила, но осознавала его правоту. Лучше мне остаться и не вмешиваться. Отношения этих двоих только их и касаются, а моё присутствие может не сыграть нам на руку. Коротко кивнув, я направилась к своему временному посту ожидания. Эйнор же, испытавший, по-видимому, облегчение от того, что я не вознамерилась ему перечить, направился к поглощённому изучением карт магистру.

С того места, на котором я сидела, видно было не многое. Учитывая то, что дверь притворили, слышимость тоже оставляла желать лучшего. Не знаю сколько времени прошло. Развлекал меня только шебуршащийся в сумке квиллер, который с радостью играл завязками на моём рукаве совсем как маленький котёнок. Когда моё терпение было на пределе, а любопытство так и подмывало прислонится ухом к двери, я пошла на маленькую хитрость. Теневые способности не должны же ведь пропадать даром. Сосредоточившись как следует на окружающих звуках и прислонив ладонь к холодной стене зала, я мысленно двинулась в сторону кабинета, отбрасывая посторонние шорохи и выискивая лишь одну единственную вибрацию. Пара секунд и перед мои сознанием возникает размытое изображение внутреннего убранства комнаты и двух фигур, ведущих беседу, состоящее целиком из звуковых волн. Для анимагов способность к обострённому животному слуху естественна, но навыки теней развиты куда больше. Они комбинируют сенсорику и колебания звука для создания мысленного образа. Прекрасный навык для шпиона!

Первыми сквозь белый шум прорезались слова магистра Левия:

— Это нарушение всех протоколов! Я не в праве распоряжаться имуществом своих подчинённых помимо хранения. Да и затея ваша весьма сомнительна.

Затем прозвучал спокойный твёрдый голос Эйнора:

— Мне понятны ваши сомнения магистр. Но это не сторонняя просьба. От вашего содействия зависит жизнь людей.

— Они солдаты, Эйнор! Каждый из них знает, на что идёт, вступая в ряды рыцарей. Они приносят присягу, осознают ответственность и свято чтят устав. Я понимаю твою мотивацию и сочувствую, поверь. Но и ты меня пойми: идти против Цитадели – глупая и безрассудная идея!

Эйнор протяжно выдохнул. Между собеседниками потянулась напряжённая тревожная пауза. В какой-то момент Эйнор подошёл к столу, опёрся об него руками и, склонив голову начал медленно говорить. Голос его еле заметно ослаб и поник:

— Скажите магистр, если бы вас не связывали правила и устав, воинская дисциплина и влияние Совета, вы бы приняли мою просьбу? Ведь там живые пока ещё люди. Солдаты, с которыми вы прошли уже не одну битву. Неужели вам не дороги ваши подчинённые? Это всего лишь незначительный шаг, который вы способны и должны сделать. Не только как человек, но и как воин. Ведь вы тоже клялись защищать тех, кто в этом нуждается. Почему же сейчас, когда в помощи нуждаются ваши рыцари, многих из которых вы воспитали со студенчества, вы прикрываетесь чёртовым уставом?! – последние слова парень произнёс почти с надрывом. Сквозь его, казалось бы, спокойный монолог, сочилось призрение и гнев.

— Не забывайся, мальчишка! – прорычал, сдерживаясь от выкрика, магистр. Эйнор ходил по грани и меня уже посетили сомнения по поводу целесообразности его привлечения к операции. Я была уверена, что магистр сейчас его просто вышвырнет, но тот просто прошёлся к дальней стене комнаты, сжал и разжал кулаки, и вернулся к столу.

— Я знаю о твоём отношении ко всему, что качается призвания. Ты никогда не испытывал особого уважения ни ко мне, ни к Гилеону, ни к армии в целом. Хотя и хочешь показать обратное. Но тебе не занимать смелости, настойчивости и чувства справедливости. За это я уважаю тебя. И готов оказать содействие.

Душу омывало блаженной волной облегчения. А этот парень не прост. Не думала, что он способен на риск или геройство. Надо будет его отблагодарить потом.

Когда магистр Левий и Эйнор направились к выходу я расслабила сознание и образ растворился в пустоте. Голова немного побаливала, но это того стоило. Никто из них не обернулся в мою сторону и, я решила просто дождаться пока оба вернуться из казарм. Когда Эйнор появился в зале с вещевым мешком, я пошла к выходу. Магистр на некоторое время задержал его, произнеся несколько коротких, плохо слышных мне фраз, а затем парень направился ко мне. С чувством исполненного долга наша компания покинула Зал стихий. Теперь предстояла самая важная часть плана: добыча элексиров и доставка их в лазарет.

Для начала правда пришлось зайти в общежитие. Стоило переодеться во более неприметную одежду на всякий случай и захватить тику – походную сумку, которую часто используют путешественники, чтобы не таскать с собой объёмной поклажи. Зачарование позволяло создать пространственный карман, который превращал небольшое пространство напоясной сумки в целую комнату, а то и больше. Всё зависит от талантов зачаровтеля.

Едва я открыла дверь меня буквально прожгло взглядом моей соседки. Она с серьёзным и осуждающим видом сидела на кровати, скрестив руки на груди. Я сразу судорожно начала вспоминать, что сделал не так. Хотя, какие огрехи я могла совершить за те пять минут, что мы виделись утром. Ответ между тем долго ждать не заставил. Как только я медленно закрыла дверь, прижавшись к ней спиной и старясь не делать лишних движений, Хель взорвалась:

— Ну и как прикажешь это понимать?! Неужели я вовсе не заслуживаю твоего доверия, а?

— Эээ, ну во-первых привет, а во-вторых, о чём ты?

— О чём я? – её голос сочился праведным гневом. – Да о том, что ты посмела мне так нагло лгать!

— Объясни толком, Хель! Я уже все возможные грехи припоминаю. Укажи поконкретнее, как и когда я теб обманула?

Подруга подскочила и со скоростью пули приблизилась ко мне, схватив за плечи. Внезапно выражение её лицо изменилось, отражая сожаление и боль:

— Скажи, почему ты бросаешься спасть мир, даже не предупредив об этом? Мы ведь вроде подруги. Ты думала я не смогу секрет сохранить или помешаю твоим планам?

Тут до меня начало доходить.

— Ты знаешь о том, что произошло с рыцарями?

— Не узнала бы, если бы не прижала Хари к стенке. Я видела вас, шепчущихся в столовой. Когда я решила ненавязчиво расспросить её об этом, Хари начала уходить от ответа. Пришлось немного надавить. Мне одно не понятно, зачем ты соврала про болезнь?

— Я просто не хотела тебя во всё это втягивать. Прости если это тебя задело, но я правда старалась позаботиться о тебе.

 Хель отпустила меня и улыбнулась.

— В следующий раз, когда решишь позаботиться о ком-то, не забудь спросить его, нужна ли эта забота в принципе. – она усмехнулась. – Ты можешь делиться со мной чем угодно, даже самыми страшными секретами. И раз уж сама заботишься о других, то и во ответ позволяй это желать. Поддержка всем нужна в равной мере. Я не буду лезть с помощью, если ты этого не хочешь, но позволь хотя бы знать, когда ты решишь вляпаться в какое-нибудь приключение. Чтобы знать из какой дыры тебя вытаскивать в случаи чего, хорошо?

Такие слова я уже давно не слышала. Меня тронула эта тирада, и к горлу подкатил комок, но я сдержала порыв просто разрыдаться у Хель на плече. Вместо этого я обняла её так сильно, как только могла.

— Ладно, ладно. Задушишь ещё! – её звенящий смех разлетелся по комнате лёгким ветерком. – Итак, времени у тебя в обрез, так что все нежности оставим на потом.

— Да, ты права. Нужно как можно быстрее отправляться на рынок.

— Думаю, ты не будешь против, если мы пойдём туда вместе. Тем более мел есть только у меня, не забыла? – она достала белый кусочек из кармана и помахала им перед моим лицом. Я на это только рассмеялась. Упустила такую, казалось бы, мелочь из виду. Зато теперь не придётся его красть у этой рыжеволосой бестии.

Для того чтобы не привлекать лишнего внимания мы с Хель решили использовать заклинание невидимости в Часовой башне. Эйнор остался в Цитадели, как и договаривались и вместе с профессором следил за обстановкой. Хариатти же предстояло быть нашим связным на случай, если нас начнут искать или возникнут подозрения, из которых необходимо будет срочно вернуться. Чтобы не потерять нас в толпе посетителей рынка, Хари выдала нам по амулету из лазурита, который особым образом резонировал при воздействии телепатической энергии.

Пара лестничных пролётов и вот Хель уже выводит ловким движением контур двери на пустой каменной стене. На рыночной площади, как всегда, было многолюдно и шумно. Нужная нам палатка находилась неподалёку, как выяснилось после пары ложных кругов среди торговых рядов. Но для начала необходимо было зайти в обменник. Судя по всему, покупка элексиров влетит в копеечку, так что побрякушек с собой мы взяли не мало.

— Ох, давненько не виделись, девицы. – обратился к нам хозяин обменника. – Не сразу вас признал в такой одежде. Вижу с богатствами пришли.

— Да, нам не помешает кругленькая сумма. – ответила я. – И вот это ещё возьмите. – я вытащила накопитель и положила на прилавок.

— Дорогая штучка. Не припомню я, чтобы вы у меня такой покупали. Не скрали надеюсь?

Хель обиженно фыркнула, играя на публику:

— За кого вы нас принимаете! Нам его дали лишь на время.

— Да шутка это. Не горячись, юная эльфийка. Ну, показывайте, с чем явились

На неровную деревянную поверхность высыпалось десятка три различных вещиц. Бэк даже присвистнул, но без лишних слов начал взвешивать каждую на весах. Процедура оказалась не быстрой. Но это оказалось малой из наших проблем. Проклятый стеклянный куб был заполнен лишь на половину. Этого нам бы вряд ли хватило.

— Не густо. – констатировала сей печальный факт моя напарница.

— Что имеете, то и получаете. А что, не хватит для ваших покупок? Такой накопитель на тысячу узелков тянет. Пол рынка скупить собрались?

— Да нет, всего лишь несколько элексиров. Учитывая цену в прошлый раз, можем и не потянуть. – я задумалась, прикидывая варианты. Тут Бэк перегнулся через прилавок и указал толстым пальцем на мою шею.

— А это у тебя что за безделушка. По мне так на четыреста узелков потянет, как минимум.

Я поднесла руку к вырезу кофты и нащупала прохладный металл кулона. Ну уж нет! Уж с ним я точно не расстанусь так просто.

— Он слишком ценен для меня. Это подарок друга.

— Ну я не настаиваю, конечно. Выбор за вами, уважаемые.

На самом деле выбора особо и нет. Либо я сейчас обмениваю кулон, либо кому-то из тех несчастных, что корчатся от боли в лазарете, придётся смириться со своей судьбой. Не бывает вы жизни лёгких решений. Мы часто цепляемся за вещи, которые напоминают нам о близких. Но если ты можешь что-то сделать, то должен, так ведь? Я сжала кулон в ладони, но всё же через некоторое время решилась и расстегнула цепочку, кладя украшение на весы.

— Возьмите. Теперь точно должно хватить.

Пару манипуляций и накопитель наполнился яркой цветной энергией почти до краёв.

По рынку мы передвигались как метеоры, только бы не терять ни минуты. Благо у палатки не было очереди, и приветливая торговка принялась за наши заказы. С каждым упавшим в тику флаконом воодушевление росло. Ещё совсем немного и лекарство от страшного проклятья окажется у нас в руках. Пара шагов и мы у цели. В голове мелькали образы растёкшихся по плечу Гилеона чернильных узоров и его бледного безжизненного лица. Если только проклятье доберётся до сердца всё будет кончено. От размышлений меня отвлёк удивлённый возглас торговки, когда она взяла кольцо с топазом из мешка:

— Я редко вижу подобную ауру. Такого элексира, к сожалению, у меня нет.

— Как нет? – опешила я. Мне было знакомо это кольцо и принадлежало оно моему куратору. Как подло судьба решила подшутить надо мной. Ещё н енаигралась?

— Я могла изготовить его, но дело в том, что не все ингредиенты есть в наличии.

— Может мы купим их и принесём – предложила Хель.

— Боюсь не получится. Для такого снадобья нужны смена морозного одуванчика, а они растут в одном двух местах от силы.

— Но неужели ничего нельзя сделать? Где их можно достать? Скажите прошу, это важно! – взмолилась я.

Девушка огляделась, придвинулась ко мне и заговорщицким голосом произнесла:

— Это довольно рискованно, но если вам действительно так нужно, можете попытать удачу на местном чёрном рынке. Там можно найти практически всё, что угодно.

— Но как нам туда попасть?

— Этого я не знаю. Но возможно ваш друг в курсе?

— Какой ещё друг? – спросили мы хором.

— Ну тот парень с кудряшками, который тут всегда фрукты скупает. Он одно время был там частым гостем.

— Та и знала, что за ним грешок какой-то водится постыдный. Ух уж этот окаянный подлиза!

— Он, кстати, на рынке только час назад был. Может до сих пор где-то ошивается.

Сказано- сделано. Дорога до лавки Рахима хорошо мне запомнилась в первый раз и примерно через четверть часа Кама уже был прижат к столу твердой рукой моей подруги, сопротивляясь уговорам всеми известными методами.

— Нет, нет и ещё раз нет!!! Вы совсем сбрендили, я покляжу! Уж куда, а на чёрный рынок междустенья я не вернусь, даже под страхом смертной казни. Вы вообще представляете о чём просите?

— По-моему мы всё уже три раза популярно объяснили. И поверь моему слову, если ты, увалень поганый, посмеешь брыкаться дальше, то ни одной печати сотворить больше не сможешь. Травмы не совместимые с жизнью, знаешь ли, этому не способствуют.

— Ты думаешь я туда просто так лезть не хочу, что ли? Я же не законченный кретин, чтобы отказывать в помощи, особенно такого рода. Но дело в том, что…

— В чём же? – Хель немного остыла и у бедного парня хотя бы появился шанс выжить. Я же в разговор особо не вмешивалась, лишь иногда сбивая пыл подруги и подкрепляя рассказ необходимыми деталями. Она в любом случаи справлялась куда лучше.

— Раньше я работал на местного босса. И, как водится, занимался поставками груза для «особо важных» клиентов временами. Ну вот одна такая партия, не будем углубляться в подробности, до босса не дошла. Естественно, всех собак повесили на меня и теперь за мной должок на весьма кругленькую сумму, которую даже не стоит озвучивать. Как-то так.

— Кама, от тебя не требуется сводить нас с главой рынка. Просто проведи нас туда.

Парень замялся и начал мерить шагами комнату.

— Ладно, уговорили. Но имейте в виду – только покажу вход и на этом всё!

***

Рынок гудел тысячам различных звуков и голосов, которые сливались в единый торжественный хор торговой жизни, заполняя собой всё вокруг. И вот среди всего этого пёстрого многообразия покупателей, торговцев и зазывал вдоль жёлтых глиняных стен домов стройной колонной кралась наша неприметная компашка. Когда мы дошли до одного из узких переулков, оканчивающегося забросанным мусором и рухлядью тупиком, Кама махнул нам с Хель рукой и нырнул в прореху между зданиями. Мы последовали его примеру. здесь не было окон или дверей, только заложенный кирпичом проём. Наш проводник подошёл к стене слева от этого проёма и присел на корточки, разглядывая что-то у самой земли. Я подошла поближе и с любопытством стала следить за действиями Камы. Тот ещё недолго повозился в сухой траве и наконец удовлетворённо произнёс:

— Вот ты где — его рука коснулась замысловатого знака, нацарапанного на стене. Спящий глаз, заключённый в перевёрнутый треугольник, вписанный в круг. Когда Хель решила посмотреть на находку вместе с нами, Кама махнул ей рукой в сторону оживлённой площади. – Постой на стрёме.

Подруга состроила обиженное выражение лица, но просьбу всё исполнила и притулилась к у угла здания как ни в чём не бывало. Кама же в это время пошарил по карманам и выудил медную монету размером со старинную крону. На ней не имелось почти никаких рельефов кроме похожего на таинственный знак рисунка на аверсе, но с открытым оком. Парень приложил монету к знаку, и она вошла в глину, как в масло, затем перевернулась и кирпичи заложенного прохода с тихим треском расползлись в стороны, открывая тёмную лестницу.

— Держите, без этого в подполье лучше не разгуливать. – Кама протянул нам с Хель два чёрных платка. – на лицо повяжите, чтобы только глаза видно было. И капюшоны накиньте.

Выполнив все вышеуказанные действия, мы втроём начали спускаться по узким ступеням, круто уходящим в низ. Как только последний из нас переступил порог кирпичная стена тут же сложилась снова за нашими спинами, погружая всё вокруг в полную темноту.

— У тебя хоть фонарь есть, гений? – ехидно спросила Хель, пытаясь не оступиться.

— Не шуми, красотка. Сейчас всё будет – парень достал из-под одежды пару слабо мерцающих в темноте колб и потряс их. Жидкость внутри начала ярко светиться. – Передай рыженькой, Эссен. Может хоть это успокоит её нервную систему.

— Хэй, моё обещание на счёт твоего линчевания всё ещё в силе. Так, что не нарывайся лучше.

Кама только глубоко вздохнул и начал медленно спускаться. Чем ниже мы оказывались, тем отчётливее мой обострённый слух воспринимал нарастающий шум и гудение. Через некоторое время в конце узкого тоннеля забрезжил рассеянный свет и перед нашими взорами предстал чёрный рынок междустенья во всей красе. Галдежа тут было значительно меньше, чем на верху. И продавцы, и покупатели разговаривали спокойно, без лишних возгласов. Рыночное пространство представляло собой огромную пещеру с низким потолком, сплошь усеянную прилавками с самым разнообразным товаром. Но была и ещё одна интересная деталь: у всех присутствующих были закрыты лица. У торговцев и охраны в лёгкой кожаной броне, которая с воинственным видом оглядывала рынок, распределившись по периметру, на лица были маски в виде животных. Лица покупателей же наполовину скрывали повязки, схожие с теми, что были на нас.

— Так, расклад такой – обратился к нам Кама, как только мы добрались до небольшой ниши в стене, где прилавки и толпа перекрывали обзор страже. – Я с вами по рынку разгуливать не собираюсь, так что одуванчики свои найдёте сами. Травами и прочим растительным сырьём тут занимается вон тот сектор. – он указал на несколько столов у дальней стены. – Тихо подойдёте, спросите быстро и чётко и, если товар есть, берёте и сматывайтесь. Если товара нет, торговец укажет вам на того, кто его продаёт, понятно?

— А платить мы чем ему должны? – спросила я шёпотом. – У нас из валюты рынка осталось, может быть, треть из всех запасов.

  За это не переживайте – произнёс парень и передал мне ту самую монету, что открыла проход. – Покажешь её продавцу, и он сбросит половину стоимости. Торговаться кстати не советую и спорить тоже. Ждать вас буду там же где вошли.

Продираясь сквозь разномастную толпу, вскоре мы с подругой оказались в нужном секторе. Там царило оживление. Травники народ довольно популярный как погляжу. У одного из прилавков клиентов не наблюдалось, и мы решили попытать удачу. Торговец в лисьей маске, довольно тучного телосложения, осмотрел нас сверху в низ и хриплым голосом произнёс:

  Чего желаете многоуважаемые?

— Я ищу редкий цветок – ответила я опёршись рукой о край стола.

— У нас других и не бывает, миледи. – в его голосе прозвучала лёгкая противная насмешка. – Что конкретно вы ищете?

— Морозный одуванчик.

— Неужели? — ещё один мерзкий смешок. – Вынужден вас огорчить, но сейчас не сезон на такой товар. Здесь вы ни у кого их не найдёте.

— Это необходимо! Заплачу столько сколько попросите.

— Говорю же, нету – раздражённо проскрипел тучный торговец. – В Морозных землях сейчас метели бушуют, бураны. А в горы при такой погоде только дурак сунется. А я, само собой, не дурак и подчинённых своих ради пары девчушек гонять туда не собираюсь! – он стукнул кулаком по столу. Не сильно, но достаточно увесисто, чтобы дать понять, что разговор окончен. – Не задерживайте очередь, дамы! – торговец помахал рукой, отгоняя нас от прилавка.

Дело принимало самый нежелательный оборот. Но не может же быть такого, что на всём чёрном рынке не найдётся ни одного несчастного цветка! Правда испытывать удачу самостоятельно я не решилась, учитывая незаконность всего предприятия. Не стоит привлекать к себе излишнее внимание. Совместным советом было решено вернуться к нашему провожатому и расспросить его.

— Если местные утверждают, что товара нет, то на иное надеяться практически бессмысленно. Им не выгодно вас за нос водить.

— Ты ведь понимаешь, что если мы сейчас эти одуванчики не найдём, то для Гилеона всё будет кончено. Сиф сказал, что ему от силы несколько суток осталось. Подумай ещё, пожалуйста! Может есть пути тайные, лазейки – взмолилась я, чувствуя, как к горлу подступают слёзы.

— Прости, Эссен. Если бы был хоть один способ совершить чудо, я бы им воспользовался. Даже если ты обратишься к главе рынка, он ответить скорее всего так же, как тот торговец.

 Но почему, почему именно так? Почему снова по моей вине кто-то умирает? Где я так сильно нагрешила в этой жизни, чтобы переживать эти чувства вновь? Среди всех людей, что существовали в моей жизни близких, было до невозможности мало. Для большинства я была просто странной или даже пугающей. Дети не утруждаются пониманием чужих проблем. Погрузившись в одиночество на несколько лет, без надежды на изменения, умирая с каждым днём всё больше, я вновь внезапно обрела окружение, которому не безразлична. И всё это было бы невозможным без него. Без моего куратора, который может и не заменил мне отца, но стал другом.

Хель, увидев мой поникший вид, приобняла меня за плечи в попытке утешить. От её рук шло тепло, в то время как мои стали холодными от стресса. Смириться с этим я не в состоянии, по крайней мере пока. Но там ведь есть и другие, что ждёт спасения. Если я не в состоянии помочь Гилеону, то хотя бы обязана помочь остальным рыцарям.

— Ладно – хриплым голосом произнесла я. – Идёмте наверх. Пора с эти покончить.  

Едва мы двинулись в сторону лестницы, дорогу к ней перегородил здоровенный парень в кожаных доспехах и маске волка, искажённой зловещим оскалом. Кама при виде здоровяка вжал голову в плечи и попятился, наступив мне на ногу.

— Так, так. Похоже у нас тут весьма любопытные гости. – с притворным радушием протянул стражник.

— Есть проблемы, уважаемый? – робко произнёс Кама, всё силнее пятясь.

— Проблемы будут – послышался менее дружелюбный отклик сзади. – И довольно серьёзные. Но, если не станете дёргаться, их может стать немного меньше.

Обернувшись, я увидела почти столь же внушительную фигуру другого стражника. Похоже намерения у этих двоих самые серьёзные. Нашему везению на неудачи за дни сутки можно позавидовать!

— Похоже вы нас с кем-то путаете – Кама примирительно поднял руки и стал затравленно озираться.

В этот момент один из стражников дёрнулся к его лицу и сдёрнул прикрывающую его ткань.

— Похоже нам сегодня везёт, Райт. – он кивнул своему товарищу и тот поджал нашу компанию так, что сбежать было почти невозможно. -Цверг будет не против пообщаться с тобой и… твоими спутниками. – обратился страж уже к Каме. После этого тот, что стоял позади подтолкнул Хель и меня в спину, направляя вслед за поникшим парнем. Я было попыталась сплести пальцами «глушилку» как называли студенты классический силовой магический удар, дезориентирующий противника, но злобный шёпот из-под капюшона Камы заставил меня оставить эту идею.

— Не дёргайтесь! Только хуже будет.

Миновав прилавки и толпы покупателей наша компания под конвоем скрылась в практически незаметной со стороны входа нише, уходящей за стены рынка узким освещённым факелами коридором. Двигались мы молча, сопровождаемые лишь гулко отдающимися среди каменных стен звуками шагов и звоном оружия на поясе стражи. В какой-то момент коридор начал расширяться, перетекая в просторное помещение с куполообразным потолком. В центре зела располагался колодец, в который из длинной вертикальной шахты в потолке иногда капала вода. Оттуда же пробивался слабый солнечный свет и был слышен приглушённый гвалт сотни голосов. За колодцем на противоположной стороне зала в стене зиял низкий проём, в который нас и направили конвоиры, подгоняя увесистыми толчками в спины. Помещение было обставлено скромно: небольшое количество простой деревянной мебели, среди которой пару столов, несколько стульев и комод; койка, накрытая довольно потрёпанной временем шкурой и большой количество сундуков и ящиков, громоздившихся у стен. По среди комнаты стояли, что-то бурно обсуждая два человека. Лица одного из них было скрыто повязкой, другой же стоял к нам спиной, скрестив руки на груди. Он был одет несколько иначе, чем те двое, что притащили нас сюда или его собеседник. Одеяние было не столько дорогим или помпезным, сколько изысканным: брюки из плотной тёмной ткани, расшитый узорами жилет, отороченный мехом, белая свободная рубашка и невысокие кожаные сапоги с металлическими набойками в носовой части.

— Шеф, у нас для вас тут небольшой сюрприз. – обратился к незнакомцу встретивший нас у лестницы амбал.

Мужчина слегка обернулся, ровно на столько, чтобы увидеть лица присутствующих, а затем махнул рукой своему собеседнику и тот, поклонившись, вышел прочь. По комнате внезапно раскатился тихий бархатный смех:

— Рад тебя вновь увидеть, Кама. Вижу, ты решил нас почтить своим присутствием. – теперь незнакомец обернулся полностью, представая во всей красе. Это был довольно молодой с виду мужчина, с немного загорелым лицом, которое окаймляла аккуратная чёрная борода. Проницательный взгляд серых глаз прошёлся по каждому из нас вскользь, задержавшись на опустившем голову Каме. Тот практически не шевелился, лишь нервно теребил край своей куртки.

— Я ведь, кажется, предупреждал тебя не соваться в подполье. Но ты, видимо, либо глупый, либо безрассудный, либо и то и другое. Ещё и компанию с собой захватил. Не представишь?

— Сэр, мы видели, как они на рынке ошивались.  С торговцем травами разговаривали. Так тот их погнал. Может вынюхивали что?

— Любопытно. – незнакомец подошёл к одному из стульев и вальяжно по-хозяйски расположился на нём. – Мало тебе одного провала, решил ещё и чужаков сюда привести. Не слишком благородно. И что же ученикам гильдии понадобилось на подпольном рынке?

Я осторожно подняла взгляд на мужчину и произнесла:

— Морозные одуванчики.

Цверг рассмеялся и снисходительно глянул на нашу компанию.

— Не достать вам этого добра. Растение редкое, да растёт в местах недружелюбных к людям. Интересно узнать, за кого ты так радеешь, девочка, раз на чёрный рынок пробралась?

— Да кто вы вообще такой, чтобы нас допрашивать! – внезапно вмешалась в неприветливый монолог Хель. Я попыталась дёрнуть её за рукав, но она ускользнула. – Может хоть представитесь для начала?!

— Прошу прощения, леди. Совсем позабыл о манерах. Раз вы не знаете моего имени, явились вы сюда впервые и возможно в последней надежде найти необходимое. Что до имени, зовут меня Иероним Смит, по прозвищу Цверг. Я, как вы может уже догадались, хозяин чёрного рынка. В этих стенах течёт жизнь отдельного государства, в котором ничто не останется не замеченным. И ваше появление в том числе. Ну что, малыш, может поговорим о твоём долге?

Молчавший до этого времени рыбой Кама неуверенно произнёс, не поднимая глаз:

— Нет никакого долга. Не я виноват в том, что в ваших рядах оказались не чистые на руку. Это видимо от вашего вездесущего присмотра ускользнуло.

— А ну-ка не дерзи, щенок! – прошипел страж выхватив из-за пояса блестящий кинжал.

— Не стоит так горячиться. – отозвался Цверг, нисколько не потеряв самообладания. Он махнул рукой и страж нехотя опустил оружие. – Не имеет значения, кто конкретно упустил товар. Ответственность лежит на тебе, значит с тебя и спрос. Справедливость здесь меньшее, что меня интересует, когда на кону большие деньги.

— И что собираешься делать? В темницу бросишь, лишишь головы?

— О нет! – усмехнутся мужчина. – Твоя смерть не принесёт прибыли, а вот твой честный труд – вполне. Поработаешь «крысёнышем», выполнишь десяток другой заказов для меня и может лет через двадцать, если повезёт, выхлопочешь себе вольную.

— Вы не можете так поступить! Отпустите нас немедленно! – воскликнула Хель, яростно пытаясь вырваться из цепкой хватки стражника.

— Ещё как могу, юная леди. Закончим на этом. У меня ещё пара важных встреч. Приятно было пообщаться, дамы. – Цверг поднялся со стула и обратился к нашим конвоирам. – Мальчишку уведите в камеру, а этих двоих выпроводите наверх.

Каму подхватили под локти и потащили прочь. Ситуация была патовой. Нужно было срочно что-то предпринять, иначе этого несчастного любителя яблок ждёт не самый радужный финал. Мысли судорожно метались из стороны в сторону. Когда нас с Хель уже начали уводить из комнаты, я обратилась к хозяину чёрного рынка:

— Мы можем выплатить его долг! – почти прокричала я через плечо вслед уплывающей фигуре.

Все затихли. Цверг заинтересованно уставился на меня и спросил:

— И каким же образом? Или у нас тут маленькая богачка? Не думаю, что у тебя есть такие средства, раз по чёрному рынку ходишь, прикрываясь обычным платком.

— Мы могли бы оказать вам услугу. Любую посильную, само собой. – я пыталась придать себе более убедительный и деловой вид, не выдавая эмоций и смятения. Хозяин рынка внимательно осмотрел меня. В его глазах блеснул недобрый огонёк, а губы подёрнула подозрительная ухмылка.

— Насколько сильно тебе нужны те сорняки, дорогая? – спросил он, стоя в пол оборота у выхода. – Готова ли ты рискнуть жизнью ради того, чтобы найти их?

Я некоторое время помолчала, обдумывая ответ. Обманывать себя бесполезно. Если появится хоть одна возможность спасти тех, кто мне дорог я на то пойду. Тем более, что теперь на кону оказалась ещё и свобода Камы.

— Да. – решительно произнесла я. – Готова.

Цверг будто только и ждал этого ответа.

— Так и быть. – он вернулся обратно на стул и подозвал меня поближе. – Я пойду на сделку и расскажу, где достать морозные одуванчики. Но за это ты должна будешь достать одну вещь, которая хранится в призрачной деревне в горах Морозных земель.

— И что же это?

— Ничего особенного. Всего лишь простенький кинжал с костяной рукоятью. Один из моих давних клиентов жаждет его заполучить. Хранится эта вещица в доме кузнеца, что стоит в центре деревни. Сможешь достать и мы с твоим дружком в расчёте.

— И в чём подвох?

— Подвоха нет, сплошная выгода. И цветочки получишь и долг выплатишь. Честная сделка.

Долго раздумывать я не стала, и мы пожали друг другу руки. Амбалы-стражники проводили нас к выходу на поверхность.

***

— Ты с ума сошла?! Хочешь отправиться туда в одиночку? – возмущённо восклицала Хель, попутно отбирая у меня вещи, которые я собирала в походную сумку. – Ты понимаешь, что у тебя в перспективе никогда не вернуться?!

— Я всё решила и впутывать никого не желаю! Эта сделка только на моей совести и таковой и останется.

Хель резко поднялась и отчаянно махнула рукой в сторону притулившихся у стены Эйнора и Хариатти.

— Скажите ей что-нибудь! У меня уже сил нет доказывать очевидное!!! – подруга всхлипнула и со злостью утопала в ванную.

— Это неразумное решение, Эссен. Ты понятия не имеешь о том, что тебя ждёт в Морозных землях. – спокойно произнёс Эйнор, скрестив руки на груди.

— А что ты предлагаешь, а? Если я отправлюсь в одиночку- будет проще. Даже при худшем раскладе пострадаю только я. – сумка с пола перекачивала ко мне на плечо. – Просто пожелайте мне удачи и забудем об этом.

Хариатти напряжённо молчала, кусая губу. Она не сказала почти не единого слова с тех пор, как услышала о плане. В отличии от Хель, её эмоции всегда были глубоко запрятаны.

Разговор был окончен, и я вышла в коридор, прихватив с собой Альбедо. Зверёк беспокоился и елозил в сумке. Но не успела я преодолеть коридор как меня схватили за локоть. Обернувшись, я встретилась взглядом с Эйнором, который затащив меня за угол, тихо произнёс:

— Я пойду с тобой. В одиночку тебе не справиться, да и печать нужна для того, чтобы открыть портал незаметно.

— Если нужно, я её украду. Не лезь куда не просят! – я выдернула руку, но парень снова меня остановил.

— Подожди. Не стоит быть такой импульсивной. Я помог тебе один раз, помогу и сейчас. Просто доверься и не делай глупостей! Идём.

Через некоторое время мы оказались у входа в казармы. Эйнор оставил меня за дверью, а сам отправился узнать у охраны о магистре Левии. Мне не удалось расслышать ни слова, но вскоре Эйнор махнул мне рукой, призывая пойти следом. 

Разговор был долгим и мучительным, но всё же магистр согласился оказать нам помощь. Время не ждёт и уже через час мы с Эйнором были готовы к отправке. Магистр Левий передал нам печать вместе со снаряжением и тёплой одеждой.

— Ты готова?

— Да.

— Только квиллера оставь здесь. Они не переносят холода, а в горах магия работает очень слабо.

Расставаться с питомцем было не легко, но ради его блага пришлось передать Альбедо магистру.

— Будьте осторожны. – магистр протянул нам мешочек с чем-то тяжёлым. – Это апатит. Он скроет вашу энергию на некоторое время, и никто из Совета не узнает о вашем отсутствии. Об алиби я позабочусь, но у вас есть всего семь часов. Удачи и да хранят вас высшие силы.

Печать закрутилась над ладонью Эйнора, воздух зарябил и пространство рассёк яркий свет портала. Теперь дороги назад уже нет.

Глава 15

В лицо ударил ледяной пронизывающий до костей втер, едва мы ступили за пределы портала. Яркая воронка исчезла, отрезав путь к единственному безопасному месту. Теперь мы сами по себе. Горы – не самое приветливое место, особенно зимой в Морозных землях. Здесь часто бушуют метели и ураганы. Ноги скользили по обледеневшим камням, а порывы ветра заглушали любые другие звуки. Эйнор шёл впереди, жестами указывая мне на неровности узкой тропы и повороты. Для надёжности мы обвязались прочной верёвкой, а с помощью стальных когтевидных ножей цеплялись за ледяные уступы скалы.

— Нам нужно найти укрытие! – прокричал парень сквозь бушующую мглу. – Искать деревню в такую метель бесполезно!

Я лишь согласно кивнула. Толку не будет, если мы окажемся на дне ущелья. Только вот никаких ответвлений с тропинки не находилось. Отвесная каменная стена тянулась, казалось бы, бесконечно. Тёплая одежда уже не сильно спасала от холода, а поиски на ощупь могли затянуться ни на один час. В голову пришла идея. Я поплотнее прижалась к холодной скале, коснувшись её оголённым запястьем, и попыталась сосредоточиться. Шум мыслей и свист ветра слились во один оглушающий вой, а затем перед мысленным взором из разрозненных частиц, как из снега, стали провялятся образы окружающего мира. Всё как в компьютерной игре понеслось по горному массиву и вот, наконец, я увидела то, что хотела. Небольшая пещера была лишь в нескольких десятков метров от нас. Верёвка натянулась, и я открыла глаза.

  Нам нужно пройти чуть дальше. Там вроде как пещера видна. – голос утопал в лавине снежинок.

— Я не могу разглядеть. Ты точно уверена?

— Да.

Эйнор не стал спорить и направился дальше. Здесь дорога была особенно узкой и скользкой. Я была готова просто слиться с камнями от страха оказаться в свободном полёте над пропастью. Ноги не слушались, руки то и дело соскальзывали. Я почт не видела собственных ботинок и поэтому по большей части ступала наугад и тут послышался скрежет. Камни подо мной начали осыпаться! Пытаясь хоть как-то сохранить равновесие я перепрыгнула образовавшуюся выбоину, но это оказалось ошибкой. Ноги не встретили опоры и сердце пронзило ледяной иглой. В последнюю секунду мне удалось зацепиться одной рукой за край тропы. Верёвка потянула моего спутника следом и тот едва успел затормозить у края обрыва. Сил на то, чтобы висеть на одной руке оставалось мало, а уж подтянуться и вовсе стало не выполнимой задачей.

— Руку давай – прохрипел Эйнор.  – Попытайся по канату залезть.

Он крепко схватил меня за правое запястье, предварительно закрепив нож среди камней и льда. Расстояние казалось совсем небольшим. Всего одно усилие и я на верху. Но руки уже окоченели. Я пыталась как могла и вот уже край тропы в паре сантиметров. Хруст льда разорвал реальность, перебив даже вой метели. Последняя опора была утеряна. Эйнора дёрнуло к краю. Ещё чуть-чуть и  он или выпустит мою руку или соскользнёт сам.

— Карабкайся!

— Не мог!. Скала слишком далеко!

Выбора особо не осталось, но последняя надежда возникла неожиданно.

— Послушай. отпусти мою руку. Обрежь верёвку!

— Тебе что, жить надоело! Держись крепче, я тебя вытащу!

— Не выйдет! Просто доверься мне, Эйнор! – последние слова я прокричала настолько громко, насколько могла. От стен ущелья отразилось эхо. Мне было важно, чтобы он понял, что это не тупое самопожертвование. Несколько мучительных мгновений он не двигался, но в конце концов хватка на затёкшей руке ослабла. Мгновение, резкий порыв ветра, светящий шум и ощущение свободного падения. Звук разрываемой ткани и моё тело накрыло огромной чёрной пеленой из исходящих чернильным туманом перьев. Поток воздуха больно ударил в крылья, поднимая меня на восходящем потоке. Управлять полётом было трудно, несколько раз я ударялась об острые камни. Мышцы спины нестерпимо ныли, отзываясь новой волной боли на каждый взмах. Когда я разглядела за белой пеленой размытую фигуру, по телу прокатилась волна облегчения в смеси с тревогой и волнением.

Приземление вышло не слишком изящным. Холодные пальцы вцепились в отвесную каменную стену. Я старалась отдышаться, прежде предпринимать какие-либо попытки продвигаться дальше. Прижимаясь всем телом к скале, я краем глаза увидела чернеющую прореху пещеры. До неё было всего шагов двадцать, насколько позволяла оценить расстояние бушующая метель. Внезапно окоченевшей руки коснулось что-то мягкое. Эйнор за время, что я висела над обрывом приблизился к пещере и теперь тоже видел вход.

— Давай туда! – прокричал он у меня над ухом, и я медленно, пытаясь не нарушать равновесия, двинулась к цели.

 Гул ветра среди каменных сводов слышался как жуткий вой. Пещера оказалась достаточно глубокой, чтобы укрыть нас от снега. Мы сняли наплечные мешки и, уставшие, и замёрзшие, опустились на камни.

— Что теперь? – обратилась я к спутнику, когда дрожь в мышцах постепенно начала сходить.

— Нечего. Будем ждать. – коротко ответил Эйнор, развязывая мешок.

— Что значит ждать? У нас всего несколько часов, а мы даже понятия не имеем, где находится деревня!

— Имеем. У нас есть карта этих гор. К тому же, разве у тебя есть другое предложение?

Я помедлила с ответом. Мы только что чуть оба не погибли. Идти в метель по горной тропе без ориентиров, конечно, самоубийство.

— Прости, ты прав. – я подобрала ноги к груди, когда парень начал выкладывать в центре пещеры круг из странно- правильной овальной формы камнией.

— Что ты делаешь?

— Всего лишь пытаюсь нас согреть. Магия здесь не работает из-за специфических пород в этих горах. Приходится использовать классический походный вариант.

— У меня таких камней в снаряжении нет. Тебе их магистр выдал?

— Нет. Сам из хранилища в казармах взял. Это огневики – особая разновидность талькохлорида, если знаешь, что это.

— Знаю. У нас этот минерал применяют как аккумулятора тепла.

— Тут то же самое. – Эйнор завершил круг и выложил ещё три камня в центр очага. – Выкладываешь, нагреваешь, поджигаешь.

— И как ты собираешься нагреть их? Спичками?

Вместо ответа Эйнор раскрыл ладонь над камнями и негромко произнёс:

— Инферналис.

Каменный круг начал шевелиться. Камни краснели, нагреваясь и дымясь. В конце концов их оболочка треснула и из разрывов заструилось жёлтое призрачное пламя. Они не превратились в костёр, но температура окружающего воздуха стремительно повышалась, пока не стало совсем тепло.

— Как ты смог это сделать? – удивлённо спросила я. – Ты же сказал, что магия здесь не работает. Да и твоя специализация, как я понимаю, вовсе не огонь.

— Магия слов и рун разительно отличаются от обычного колдовства. У них куда более древние корни.

— Не знала, что руны так эффективны. Про магию слов я читала, правда мельком.

— Советую изучить этот вопрос подробнее. Может жизнь тебе спасёт.

В воздухе повисла тишина, нарушаемая лишь потрескиванием камня в очаге. Мы не много перекусили припасёнными овощами и мясом. Эйнор выглядел задумчивым, и я решила немного покопаться в его жизни, хотя бы неглубоко.

— Послушай, зачем ты со мной возишься? Сначала рынок, теперь в горы сиганул не глядя. Наши отношения вряд ли можно назвать идеальными или даже приятельскими.

— Считаешь? 

— Разве я не права?

Эйнор глубоко вздохнул, намереваясь закончить разговор. Тем не менее начало уже было положено, и я аккуратно спросила:

— Тебя что-то связывает с Гилеоном?

Вопрос, судя по удивлённому выражению моего спутника, оказался неожиданным.

— Тебе этого знать не обязательно. Я помогаю тебе, а ради чего- дело моё!

Ответ резкий и от того- подозрительный. Но несмотря на любопытство, я не стала давить на него. Всё равно не расскажет. Да и с какой стати?

— Если уж ты такой замкнутый и нелюдимый, то объясни одну вещь – как ты вообще сошёлся с Камой?

Эйнор коротко усмехнулся и поворочал огневики.

— Если бы он меня спрашивал, нужна мне его дружба или нет. Я с ним ещё на первом курсе познакомился. Точнее спас его жалкую тушку, когда этот гений приступного мира наворовал яблок у торговца на рынке междустенья. Погнали его тогда не слабо!

— Весьма на него похоже! – мы оба рассмеялись.

Эйнор оказался не таким уж холодным и безразличным, как хотел себя всем показать. Во всяком случаи, когда он говорил о друге, пусть и не в самом лестном ключе, его слова звучали мягко и тепло. Хоть и ненадолго, но я смогла разглядеть малую часть его настоящего. Мы ещё долго говорили на различные темы, но личных вопросов почти не касались. За стенами пещеры по-прежнему выла вьюга.

— Ложись и поспи немного. – предложил Эйнор. – Я посторожу и разбужу, когда непогода стихнет.

— Уверен, что сам не заснёшь? Да и как-то неправильно тебя наедине с самим собой оставлять. Тем более я не устала. – соврала я, подавляя очередной зевок. Конечно, я устала, и даже очень. Но если мы вдруг оба уснём, то можем потерять драгоценное время.

— Учитывая, что со скалы рухнул не я, тебе это нужнее. Ложись давай, без разговоров!

Я послушалась и расположилась на войлочном одеяле, подложив под голову свёрнутый вещевой мешок. Тихий треск очага и мерное завывание снаружи действовали убаюкивающе и потребовалось несколько мгновений, чтобы мой уставший разум провалился в густой тёплый сон.

Лёгкий толчок в плечо прервал поток бессвязных ведений. Открыв глаза, я увидела лицо Эйнора, пытавшегося меня разбудить. Ноги ощущались ледяной глыбой, а шея в неудобном положении затекла.

— Вставай, нам пора выдвигаться – произнёс парень, собирая остатки вещей. Кое-как расправив спину, я поднялась и размяла застывшие конечности. Со стороны выхода из пещеры лился мягкий холодный свет зимнего солнца. Буря совсем утихла и в воздухе искрились мелкие снежинки. Без тепла очага мороз ударил по телу и лицу с не дюжей силой. Теперь каньон предстал перед нашим взором во всём своём великолепии и вопрос о том, как мы найдём деревню, отпал сам собой. В дали виднелась группа остроконечных скал, образующих полумесяц. Это был ориентир, что указывался на карте как преддверие горной долины.

— Нужно поторопиться. К полудню мы должны оказаться в Цитадели.

— Сколько времени у нас осталось?

— Около пяти часов. Этого в притык для того, чтобы добраться до места, найти необходимое и вернуться.

Больше времени на разъяснения и разговоры мы тратить не стали. Предстоял не простой спуск в долину по ледяным скалам. Учитывая отсутствие у меня какого-либо опыта в скалолазании данное мероприятие оказалось довольно проблематичным, но оперативная поддержка Эйнора и отдохнувший организм сыграли свою роль. Через час ноги коснулись твёрдой земли и теперь наш дальнейшей путь лежал через безжизненную каменную пустыню к расщелине прямо за пределы неприступных гор. Погода была тихой, но в тени глыб льда и камней становилось ещё холоднее, чем на верху. Чем ближе мы подходили к расщелине, тем более явным становилось нарастающее чувство беспокойства. Будто что-то странное и неправильное таилось за непреступной горной грядой.

Узкий проход между скал не добавил ни уюта, ни уверенности. Иногда на голову сыпались мелкие осколки льда и слежавшегося снега. Путь к заветной деревне оказался весьма извилистым, так что я не могла увидеть выхода из ущелья, но странности начались за долго до этого. Когда мы преодолели около километра пути Эйнор заметил, что с нашим продвижением небо становилось всё темнее, как перед надвигающейся метелью. Это заставило ускорить шаг. Через некоторое время мой спутник сообщил, что видит впереди выход, что воодушевило нас обоих.

Вырваться из горного плена безумно приятно! По телу прошла волна облегчения от осознания ширины окружающего пространства. Ясная погода, встретившая нас утром, исчезла как сон, уступив место до отвращения серому и пронизывающему до костей своей тревожностью миру. Призрачная деревня предстала перед нами во всей красе, окутанная белёсой дымкой, что делала очертания домов ещё зловещее. Небо окутывали плотные тучи без какого-либо намёка хотя бы на крошечный лучик солнца.

— Похоже это не самое приветливое место на Земле – отметила я, вглядываясь в облака. В какой-то момент мне показалось, что в серой мгле проскользнула огромная тень. Даже думать не хотелось, что или кто это может быть.

— Подмечено верно, поэтому действуем быстро и без лишнего шума. Скорее всего, мы здесь ни одни. – парень осторожно двинулся к деревянным постройкам.

— Ты что-нибудь знаешь об этом месте?

— Не больше, чем многие. Раньше здесь было обычное поселение. Точнее, обычное с точки зрения аномалий. По своему назначению деревня представляла собой аванпост для всех, кто по тем или иным причинам оказался не угодным власти.

— То есть, здесь жили беглые преступники? – уточнила я, шаря руками в снегу и среди обломков в поисках одуванчиков. Эйнор занимался тем же самым, иногда посматривая в сторону пустынных улиц.

— Не все из них приступили закон. Говорят, здесь жил кузнец, славившийся мастерством в изготовлении оружия с особыми свойствами. Вроде даже кровавые ритуалы практиковал.

Упоминание о кузнице напомнила об услуге, обещанной Цвергу. Его дом находился в самом центре деревни, но никакого желания идти туда не было. Туман медленно, но, верно, сгущался, будто самой долине было не угодно наше присутствие.

— Странный какой-то снег – я растёрла крупные хлопья между пальцев. Он был абсолютно сухим и рассыпался от малейшего прикосновения на мелкие частицы, оставляя следы на руках.

— Потому что это не снег… Это пепел.

Где-то в глубине улиц между домов что-то щёлкнуло. Бросив взгляд на чёрные, теперь я была почти уверена, обугленные стены ближайшей хижины и заметила промелькнувший в окне белый силуэт.

— У тебя нет ощущения, что за нами следят – спросила я Эйнора, пытаясь теперь держаться к нему поближе. Так было немного спокойнее.

— Не обращай на внимание. В подобных местах часто обитают призраки или сама земля может быть проклята. Не вздумай никуда идти одна и просто делай то, за чем явилась. Не позволяй этому месту себя запутывать, хорошо?

Я послушно кивнула, продолжая высматривать цветы среди пепельных сугробов. Вскоре мои пальцы наткнулись на нечто острое. Я зашипела от боли от пореза, а по пострадавшей руке вместо жгучего потока мурашек прокатилась волна жуткого холода. Ощущение было таким, будто руку окунули в жидкий азот.

— Что такое?

— Всё нормально, просто порезалась. Сможешь перевязать?

Эйнор молча распаковал походную аптечку, достал пару настоек и льняной бинт. Я не чувствовала, как течёт кровь, но видела, что её довольно много. Дорожка из капель пропитала пепел, под которым проступили очертания листьев растения. Очистив находку свободной рукой, я обнаружила нежно-голубые тонкие листочки, под тряпьём, в котором я копалась, оказался того же цвета цветок. Его лепестки, полностью прозрачные, окаймляли пушистую шапочку семян, образовавших форму снежинки. На одном из лепестков густела капля моей крови.

— Похоже, мы нашли – облегчённо выдохнула я. Коснувшись цветка ещё раз, я поняла, что шапочка одуванчика лишь с виду мягкая. Прилистники были твёрдыми и острыми, как лезвие бритвы.

— Надо быть с ними поаккуратнее – отметил Эйнор, закончив с перевязкой. – Не знаю на сколько они хрупкие, но думаю лучше не класть их в мешок. Используем аптечку.

— Я не знаю в каком количестве могут понадобиться одуванчики. Здесь их совсем немного. Стоит ещё поискать.

— Только не суй руки больше куда попало.

Я легонько шлёпнула его по плечу.

Следующий час поисков не принёс особых результатов. Нам удалось найти ещё всего лишь один скромный кустик. Меж тем мурашки по затылку пробегали всё чаще, как и неясные образы в окнах домов и среди улиц. Воодушевление от первой находки уже сходило на нет, но я всё равно немного расслабилась. В любом случаи не с пустыми руками вернёмся.

Порыв ветра бросил мне в лицо горсть пепла и глаза защипало. Сколько здесь бродим, а погода не меняется от слова совсем и вот на тебе. Протерев лицо, я вдруг заметила знакомые очертания одуванчиков на углу одного из домов. Они росли в метрах пяти не больше. Оглянувшись на спутника, который усердно разбирал ветхую древесину, я, ещё раз взвесив риски, встала и направилась к заветному кусту.

За этот не долгий путь я раз десять обернулась, наблюдая за поведением тумана и изменением окружающих пейзажей. Всё казалось спокойным. Присев перед находкой, я с особой аккуратностью начала собирать острые соцветия. В какой-то момент снова повеяло холодом и к этом примешался ещё слабый запах гари. Прерванный рассказ Эйнора о деревне и пепельный снег рождали в душе смутное чувство тревоги. Осознание медленно просачивалось сквозь кисель из обрывочных мыслей и образов. В глазах внезапно помутнело, а запах дыма перешёл в отвратительную вонь горелого волоса. Где-то вдали раздался отголосок криков и плача. Такие знакомые ощущения… словно я уже была здесь.

Когда морок спал мне удалось подняться на ноги, но они почти тут же подкосись. Передо мной из тумана материализовалась фигура в белом одеянии. По началу черты лица сложно было разглядеть, но чем плотнее становился образ, тем отчётливей проявлялись заострённые скулы, серая кожа и впалые, будто у черепа, глаза. Призрак молча стоял на месте, ожидая, видимо, моей реакции. Странное чувство… Бежать не то, что не получается, а просто не хочется. Словно под гипнозом.

Призрак поднял тощую бледную руку и поманил за собой. Тело безропотно подчинилось, мысли выровнялись в спокойный поток, прямой и безукоризненный. Как же странно спокойно на душе и в то же время где-то глубоко инстинкт самосохранения просто вопит: «Беги, дура! В фильмах ужасов так всё и начинается!». Всё же мне хватило силы воли, чтобы оглянуться и осознать, что потная молочного цвета мгла заволокла всю дорогу и ни голоса Эйнора ни каких-либо движений видно не было. Дома призрачной деревни приобрели ещё более зловещий вид, пялясь на меня пустыми тёмными глазами-окнами.

Пока я в полной тишине шла за парящей фигурой в белом, в голову пришла фраза о бесславном конце. Быть завороженной призраком и помереть от голода в заброшенном селении. Как это не ново! Путь оказался не долгим. Дрога кончалась у массивного здания, менее всего пострадавшего от времени. Соломенную крышу покрывал слой пепла, ставни на большинстве окон были плотно закрыты, но в одном из окошек проглядывал крохотный мерцающий огонёк.

— Что это за место? – спросила я у бесплотной фигуры, удивившись густоте и ровности собственного голоса. Как будто в пустой комнате разговариваешь.

Призрак не ответил, но еле слышный шёпот, отдававшийся в висках, произнёс:

— Забудь о том, за чем явилась. Скверна этого места не должна быть в руках живых.

— О чём вы?

В голове возник образ кузницы, жаркий горн и наковальня, на которой в кожаных ножнах лежал изящный кинжал.

— Ты пришла за тем, что тебя погубит. Не делай ошибок и возвращайся назад! Те, кто навсегда остался здесь, не позволят его забрать, но и вас они не отпустят.

— Зачем вы меня сюда привели, если не хотели отдавать кинжал?

— Мне нужна твоя сила. Сила, что рождает и жизнь, и смерть. Если ты отдашь немного этой земле, то призраки деревни станут свободными. Но торопись, твой друг тоже в опасности. Я помогу вам уйти от сюда. Но торопись, дама следят за тобой. Они уже идут.

— Что нужно сделать? – голова начала светлеть, а тело ощущаться, как и прежде.

— Войди в дом кузнеца и прикоснись к камню, что в рукояти кинжала. Будет больно, но тебе ничего не угрожает. Только не бери кинжал. Оставь скверну небес здесь.

Меня будто выпихнули из транса. Я как в первый раз осмотрела окружающую местность, подмечая движение искорёженных фигур, вопящих и стонущих в тумане. Они идут за мной и действовать надо незамедлительно! Окружающий мир ускорился вместе с биением сердца. Я за пару шагов оказалась дом и дёрнула на себя массивную дверь. Та со скрипом и неохотой поддалась, впуская меня в освещённое пламенем горна пространство кузни. С неимоверной скоростью я захлопнула дверь и закрыла её на надёжный железный засов. Внутри голоса и вой были слышны как глухое эхо. Комнату наполняло тепло, в средине располагался стол и несколько ящиков и бочек с заготовками для оружия. Языки пламени плясали на металле наковальни. Пыль покрывала стены и пол сплошным слоем, не нарушенным даже следами крыс, которые вполне могли здесь водиться.

Как и сказал призрак на наковальне в чёрных ножнах лежал кинжал. Я в нерешительности подошла ближе, чтобы рассмотреть его. Рукоять из чёрного дерева с инкрустацией серебряных флористических узоров украшал набалдашник в виде закрытого бутона лотоса, в оправе из тончайших серебряных листьев красовался гладкий камень. Его поверхность, в зависимости от освещения переливалась как бархат, переходя из глубокого чёрного в изумрудно-зелёный. Изящное и лёгкое оружие – единственный шанс для освобождения не только местных духов, но и Камы. Что будет, если нам не удастся доставить его Цвергу? Бедному парнишке придётся до конца дней своих на него вкалывать. Нет, так не пойдёт! Сложно будет обмануть человека, который сам специализируется на обмане и подлоге. Я должна просто забрать его и уйти.

Резкий удар в ставни. Вопли призраков звучат прями за дверью, обдавая сердце загробным хладом. Вряд ли они в силу своей бесплотности могут проникнуть внутрь, но что я знаю об этом месте. Камень вдруг словно ожил. Цвета его глубине задвигались и заиграли, что вряд ли можно было списать на игру света. И чем сильнее и настойчивее становились удары, тем ярче разгорался минерал. «Поторопись, времени мало. Коснись камня» — прозвучал в голове шелестящий голос женщины в белом. Треск древесины. На сомнения не осталось времени…

Моя рука хватает гладкую рукоять и в этот момент голоса и крики тех, кто снаружи становиться просто невыносимыми. Они заполняют всё вокруг и разбивают стены ома как бесплотную иллюзию. Я оказалась в центре бешенного водоворота из обезображенных болю и страхом тысячи лиц. Затем перед глазами заплясали ведения, подобно киноплёнке отражая события прошлого. Пылающая деревня, повсюду рушатся стены домов, лёгкие жжёт от запаха дыма и опалённой плоти. Люди бегут, крича, дети рыдают у мёртвых тел своих родителей. Ужасающее зрелище, затягивающее меня всё глубже в страдания этих людей. Вихрь же всё кружился, сжимая свои тески. Пальцы призраков, касаясь одежды, разрывали её и на оголённой коже оставался ряд тонких порезов. Я закрыла лицо руками, пытаясь отогнать духов от себя. В глубине сознания нарастала густая тёмная мгла, грудь начало жечь. Я сконцентрировалась на сколько смогла, и волна тёмной энергии отбросила призрачный вихрь в стороны. Всё замерло, но лишь на несколько секунд, которых меж тем хватило, чтобы прилив адреналина ударил в голову и придал моему телу такое ускорение, что даже пепел заклубился!

Прежде край деревни терялся в тумане, но теперь сквозь завесу проглядывала безжизненная пустошь горной долины. Оборачиваться не хотелось, да и не нужно было. Я затылком ощущала холод, исходящий от моих преследователей. Надо только добежать до прорехи, пересечь границу селения и наконец это всё закончится. Сил осталось мало, в любой момент может попасться камень или доска под ноги и всё, поминай как звали! Шаг, глубокий вдох, ещё шаг и тяжёлый выдох. За звуками колотящегося сердца не слышно ничего. Я здесь не помру, чёрт возьми!!!

***

Пролетев сквозь влажную пелену тумана со скоростью пули, я грохнулась на землю, больно ударившись коленом. Первый порыв был обернуться, но прежде я отползла на безопасное расстояние и поднялась на ноги, чтобы принять более подходящую позу для обороны. Но всё, что предстало перед моими глазами, это пустая, припорошённая пеплом улица и такие же ветхие дома, как и раньше.

— Ты чего такая взъерошенная, будто призрака увидела? – внезапно раздался где-то сбоку голос Эйнора. Он спешно подошёл ко мне и оглядел с низу вверх. – Что с коленом то? Я же говорил, аккуратней будь!

— Тихо! – я схватила его за запястье и потянула в прочь от границы деревни. Мне всё ещё казалось, что призраки дышат в затылок. Но когда мы достигли входа в долину, противное чувство отпустило и по телу прошла волна облегчения и усталости от устроенного забега.

— Может объяснишь толком, что ты там такого увидела или, я не знаю, почувствовала? Почему мы неслись сюда голопом? – не получив ответа сразу, он нетерпеливо заглянул в моё лицо. – Что молчишь?

Бросив быстрый взгляд на тёмные силуэты покосившихся построек ещё раз, я, слегка заикаясь, произнесла:

— Да, п-просто показалось… Наверное.

— Чего?! – воскликнул парень в негодовании. Но, осмотрев ещё раз меня с ног до головы, поумерил пыл и спокойно сказал: — Ладно, не суть. Расскажешь потом. Надо отсюда убираться и двигать к каменной дуге.

— Почему именно туда?

— Там меньше всего ощутим антимагический фон этих гор. Не заметила разве, когда мимо проходили?

Может и заметила, только общая гнетущая атмосфера не дала толком разобраться в колебаниях магии. Назад мы шли будто дольше, чем в долину. Может, конечно, свою роль играла боль в мышцах и абсолютно измученный мозг, который отказывался адекватно воспринимать расстояние. Одно приятно грело душу: объёмистый вещевой мешок на спине у моего спутника. Хотя, учитывая удивительно тёплый металл лезвия за пазухой, приятности было уже две.

Солнце скрылось за высоким горным хребтом и холод стал подбираться к ногам, постепенно обволакивая всё тело. Пара амулетов на наших шеях поддерживала температуру, чтобы не допустить переохлаждения, но они вовсе не вызывали ощущения, будто ты сидишь у жаркого костра. Тишина накрывала это удивительно безжизненное место, оставляя за собой лишь шепчущий в расщелинах ветер.

— Готова? – Эйнор встал на против меня, сжимая в руке портальную печать. – Перенос назад может оказаться слегка неприятным из-за разницы межпространтсвенных энергий.

— Переживу надеюсь – ответила я, прижимая к груди вещевой мешок. – Запускай!

Печать поднялась в воздух, раскручиваясь всё быстрее и быстрее, пока поток цветных искр не слился в портальную воронку.

Глава 16

Сначала на каменный пол вывалилась я, а затем изящно вышел мой спутник. Магистр Левий уже ждал нас. Профессор Сиф на удивление тоже оказался в Зале стихий и лицо его выглядело очень обеспокоенным.

— Скорее, времени мало! – воскликнул он, забирая мешок с одуванчиками.

— Что случилось? Стало хуже?! – сердце будто в пятки упало, прокатившись по всем внутренним органам.

— Стало. Он умирает. Доктора поддерживают Гилеона как могут, но сильный жар усугубляет.

— Мы ведь не успеем отнести одуванчики на рынок… — меня замутило, а ноги теряли устойчивость. Неужели всё зря!

 Я изготовлю его сам. Мадам Глициния поможет. – с этими словами профессор выбежал из зала, а я почувствовала, что сознание превращается в кашу. Эйнор заметил моё состояние и подхватил под локоть. Видимо смесь шока и побочного действия обратного перемещения сыграла свою роль.

Следующие три часа я провела в обнимку с умывальником, пытаясь выплюнуть желудок. Тошнило так, словно я переткалась на американских горках. В лазарет я по настоятельной просьбе магистра Левия и Эйнора не сунулась. Да и не то, чтобы моё состояние это позволяло. Хель меня успокоила, дав понять, что в наших силах сейчас только ждать и надеется на лучший исход.

Радости Альбедо не было предела, едва я переступила порог и сейчас он, потоптавшись лапками на футболке, мирно свернулся калачиком у меня на груди. Домашние животные – одна из лучших частей нашей жизни. Они не только поражают свой бесконечной преданностью, но способностью делать лучше своих хозяев. И я официально заявляю, что почёсывание загривка любимой зверушки – это лучшая терапия от стресса!

Мурлыканье Альби действовало на беспорядочный поток мыслей как валерьянка. Страх точил силы и вскоре накатила лёгкая сонливость. Вдруг от груди по всему организму начало расходится приятное тепло. Я посмотрела на своего зверёныша и заметила, что его спина светится нежно-розовым, напоминая садовый фонарик.

— Так ты ещё и так умеешь?! – удивлённо спросила я, проводя пальцем по нежному меху. – Ты бы в горах как нельзя кстати пригодился. Ах да, ты же не любишь холод…

Меня словно накрыло тяжёлым одеялом. Веки сами собой слипались, заставляя очертания окружающих предметов сливаться в причудливые пляшущие узоры. Сон оказался силнее всякого страха. А может это просто часть магии квиллеров? Надо будет поинтересоваться в библиотеке, когда всё утрясётся…

***

Шаги гулко разносились по пустому тёмному коридору. Его стены сплошь покрывали колючие побеги растений, высохшие и чёрные, словно уголь. Где-то капала вода и шелестел по полу сухими листьями сквозняк. Мне было жутко не уютно в этом странном месте, но всё же нечто заставляло двигаться вперёд. Внезапно землю пронзила мелкая дрожь и по каменному полу разошлись ареолы трещин, из которых, подобно змеям, полезли извивающиеся корни. Всё вокруг заволокло пеплом и сажей и из этого пыльно-серого облака сложился могучий ствол гигантского дерева. Его корни пронизывали огненные прожилки, ритмично мерцая, будто внутри ствола билось огромное сердце. Я подошла ближе, прикоснулась к дереву. Поверхность оказалось шероховатой и грубой, слегка осыпалась, если провести ладонью.

Земля снова затряслась и низкий ужасающий гул разнёсся повсюду. Пепельное дерево пошатнулась, заскрипело и вся его крона начала растворяться, как призрачное ведение. Когда разрушения достигли места, где я стояла, ствол раскололся надвое. Внутри ярким пламенем сияло нечто бесформенное, схожее с янтарной смолой. От этого нечто исходил жар и мне захотелось коснуться его. Едва мои пальцы достигли горячей поверхности пламя погасло, обвитое щупальцами тёмного тумана, который поглотил сердце древа и начал поглощать всё вокруг. Я побежала обратно, но надвигающаяся тень оказалась быстрее. Ноги увязли в ней как в глине и вскоре всё тело покрылось липкой тьмой. Ничто не может мне помочь! Никто не сможет спасти…

Резкая боль в боку заставила подпрыгнуть на кровати. Несколько минут я просто сидела, тяжело дыша и силясь понять, где я нахожусь и всё ли со мной в порядке. Из окна лился мягкий лунный свет, освещая узкую полоску на полу. В углу блеснула рукоять кинжала, от чего боль в боку снова кольнула. Ох и недоброе предчувствие складывалось от этого оружия. Не даром призраки так рьяно его охраняли. Но всё это шанс вытащить Каму и, возможно, единственный.

В дверь негромко постучали. Хель пробурчала нечто неразборчивое и, повозившись на постели вновь затихла. Альбедо же насторожился и прильнул к моему плечу, когда я подошла к двери.

— Кто? – еле слышно отозвалась я, стараясь не разбудить соседку.

— Это я, открывай – произнёс некто голосом Эйнора. – Новости есть.

Я вышла в коридор, столкнувшись лицом к лицу с парнем. Вид у него был несколько измученный, что не удивительно после столь бурно проведённых суток.

— Хотел сказать, что профессору удалось изготовить элексир. К утру ситуация станет яснее, но думаю, что самое страшное уже позади. Завтра можешь навестить своего куратора.

— Спасибо, что сказал. И… не только за это. Я благодарна тебе за всё! Кажется, никто со мной так не возится как ты.

Эйнор опустил глаза и не ответил. Я заметила, как он сжал и разжал кулаки, а затем произнёс:

— Что ж, тогда доброй ночи.

Он уже было развернулся и направился в холл, но внезапно остановился, в нерешительности глядя на меня через плечо. Потом он сделал вещь, которой я совсем не ожидала: подошёл и взял моё запястье, развернув ладонь к себе. Перевязь я так и не сменила, поэтому на ткани виднелось пятно крови.

— Как ты себя чувствуешь? – несколько с иной интонацией, чем обычно произнёс Эйнор.

— Да нормально. Тошнило немного, но в целом состояние стабильное – с лёгким недоумением произнесла я. Было и в движении, и в голосе моего товарища нечто так на него непохожее. Может именно так выглядит его забота?

— Я рад. – тон сменился на более отстранённый. Он отпустил мою руку и теперь уже твёрдым шагом направился к выходу из жилого крыла.  (Продолжение следует)

11.06.2024

Приветствую тебя, путник! Добро пожаловать в мою лавку историй, где на каждой полке хранятся интереснейшие истории о жизни, смерти, любви и дружбе! Надеюсь ты найдёшь среди них что-то себе по душе. Но главное не заходи слишком глубоко, иначе можешь потеряться...


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть