18+
12+

1

Двери анабиозной камеры открылись. Инспектор медленно открыл глаза, приподнялся и уставился на один из терминалов космического корабля, пытаясь прийти в себя после двухнедельного сна.

В комнату с камерой вошел андроид Марк – постоянный ассистент инспектора на всех заданиях.

— Я так понимаю, мы уже прибыли? – медленно спросил инспектор.

— Именно так, инспектор Кроу. До планеты Сур осталось лететь приблизительно два часа.

— Отлично. Хватит, чтобы привести себя в порядок. Никаких сигналов от станций не поступало?

— Нет, инспектор. В радиоэфире полнейшая тишина.

— Что ж, видимо быстро отделаться не удастся. Помоги мне встать – он протянул руку андроиду, и тот, в миг, поставил инспектора на ноги.

Через пару часов Кроу уже стоял на мостике, наблюдая за тем, как к нему стремительно приближается желто-голубой шар. Планета Сур была классическим представителем типа землеподобных планет. На ней можно было разглядеть такие же облака, как и на Земле, различные типы ландшафта и конечно же водные массивы, которых, однако, было значительно меньше, чем на Земле.

На орбите планеты было установлена станция под названием Сигма, целью которой являлось исследование планеты и ее жителей, без вмешательства в их эволюцию и общественное развитие.

С первого взгляда Кроу показалось, что с Сигмой все в порядке. Лишь облетев ее со всех сторон он обнаружил, что в станцию попал импульс от какого-то неизвестного ему оружия, оставив в ней дыру.

Корабль инспектора вплотную подлетел к станции. Кроу вооружился импульсным пистолетом, взял пару пауков-разведчиков и надев скафандр, высадился на станции.

Разгерметизированная приемная парила в невесомости. Вокруг инспектора медленно плыли горшки с декоративными растениями, плакаты, диваны и стулья, отталкиваясь от которых Кроу, постепенно добрался до входной двери одной из комнат.

Нажав на кнопку двери, он плавно влетел в комнату и тут же рухнул на пол — гравитация в комнате была в порядке.

Кроу нажал на кнопку у себя на спине и скафандр превратился в удобный комбинезон. Инспектор осмотрелся. Комната, в которой он находился была оружейной. Он подошел к голографическому плану станции. Три из семи комнат были повреждены и разгерметизированы.

Инспектор включил пауков и отправил их в дальние уцелевшие комнаты, а сам направился в соседнюю комнату – медблок.

Войдя туда, Кроу обнаружил андроида, который активно искал что-то в терминале комнаты.

— Назови свой серийный номер, — обратился к андроиду Кроу, но тот никак не отреагировал.

Инспектор решил подойти ближе и обнаружил, что у робота отсутствует часть головы.

— Серийный номер, — повторил он снова.

— Нарушитель! – громко произнес андроид, внезапно повернулся, достал пистолет и выстрелил в инспектора. Кроу удалось увернуться. Он забрался на одну из коек и прыгнул на андроида, повалив его с ног. Жестяная туша пыталась сбросить с себя инспектора, но Кроу успел вырвать чип жизнеобеспечения из шеи робота и тот отключился.

— Марк, мне тут один из твоих братьев попался. Довольно буйный. – Кроу связался со своим андроидом

— У меня нет братьев, инспектор. Что Вы хотите сказать?

— На станции оказался сломанный андроид. Ты все еще не понимаешь моих плоских шуточек?

— Прошу прощения, инспектор. Вам помочь с его перемещением?

— Да уж будь добр, помоги.

Инспектор дотащил андроида до оружейной, где его уже ожидали пауки. Пауки не обнаружили ничего интересного. На записях были лишь пустые комнаты без признаков жизни.

К оружейной подлетел Марк, который взвалил на себя своего поврежденного собрата и шустро поплыл обратно к кораблю, а Кроу последовал прямо за ним.

2

Вернувшись на корабль Марк и Кроу извлекли мозг андроида и подключили его к одному из компьютеров. Марк стал отматывать память поврежденного робота и наконец обнаружил воспоминания дня нападения.

Робот находился в одном из жилых помещений, когда услышал глухой звук взрыва, а затем крики. Он сразу же ринулся к месту происшествия, как вдруг в коридоре перед ним произошел еще один взрыв, который отбросил его в комнату с капсулами. С этого фрагмента запись воспоминаний андроида стала поступать отрывками с помехами. На одном из этих отрывков появилась женщина, которая явно что-то говорила, но запись перестала транслировать звук. Женщина попыталась поставить андроида на ноги, но чья-то рука, попавшая на запись, указала ей залезть в спасательную капсулу.

— Как я и предполагал персонал станции эвакуировался на планету. Марк, эта женщина на предпоследней записи. Можем ли мы определить ее личность?

— Сейчас проверю…да. Ее зовут Дарина Васильева. 29 лет. Инженер. На станции проработала полтора года.

— Местоположение отслеживается?

— Да, сигнал идет из северо-восточной части планеты.

— А что с остальными?

— К сожалению отслеживается лишь сигнал Васильевой.

— Хорошо, надеюсь, что с остальными все в порядке. У тебя есть сведения об агрессивности местных жителей, флоры и фауны, и возможно ли там нормально дышать без скафандра?

— Уровень кислорода соответствует земному. Что касается флоры, то на Суре она безопасна, но сами понимаете, руками лишний раз лучше ничего не трогать. На всякий случай. Фауна на планете схожа с земной. В отдельных частях планеты водятся дикие животные, но там, где живут местные, практически нет никаких опасностей. Местные жители сумели достичь уровня цивилизации приблизительно соответствующему второй половине XIX века на Земле.

— Что ж, судя по всему, они не дикари, что не может не радовать. Что насчет языка? Есть ли словарь для встроенного переводчика?

— Словарь есть, но, к сожалению, на данный момент, он состоит всего из тысячи слов.

— Ну, зачитывать стихи и писать романы я точно не собираюсь, поэтому мне хватит. Что-нибудь еще?

— Помните, инспектор, вредить местным жителям категорически запрещено. Поэтому постарайтесь избежать конфликтов.

— Ничего не обещаю, но постараюсь, — иронично улыбнулся инспектор. – Оставляю корабль на тебя, и постарайся всегда быть на связи.

— Само собой, инспектор Кроу. Можете не волноваться.

Кроу влез в одноместную пассажирскую капсулу и вылетел на ней к планете.

3

Капсула инспектора приземлилась в пустыне. К счастью, вдали от местной цивилизации. Любое обнаружение развитой техники, могло вызвать перечень ненужных вопросов со стороны местных жителей, а в последствии вызвать у них тревогу и панику.

— Марк, я высадился где-то в пустыне мраморного цвета. В какую сторону мне двигаться?

— Двигайтесь на юг. В четырехсот метрах от вас будет магистраль, по которой вы сможете попасть в ближайший населенный пункт.

— Принято.

Инспектор Кроу уверенным шагом двинулся по пустыне. Ночь на Суре, внезапно оказалась холоднее, чем на Земле, и вскоре у инспектора зуб перестал попадать на зуб. Не помогал даже внутренний обогрев комбинезона, который купировался пронизывающим ветром, дующим со всех сторон раскинувшейся пустыни.

Отсутствие дневного или какого-либо искусственного света, также осложняло путь. Лишь россыпь далеких звезд, две серебристые луны и фонарик малой мощности освещали путь инспектора.

Перебираясь через разного рода дюны и барханы, инспектор наконец добрался до магистрали. Посмотрев направо, вдали, он увидел огни большого города, которые придавали ему образ маяка во тьме.

У магистрали пустынный ветер прекратился, да и в целом температура в этом месте казалась выше, что позволило инспектору согреться и прийти в себя. Кроу направился к городу.

— Марк, я иду по магистрали прямо к городу. Можешь мне что-нибудь о нем рассказать?

— Город, к которому Вы приближаетесь, называется Гекатой и является столицей одного из крупнейших государств севера планеты – княжества Румелия.

— Васильева находится там?

— Да, ее сигнал неподвижен.

— Сударь! – донесся голос из-за спины инспектора. Он повернулся и увидел перед собой водителя, выглядывавшего из-за водительского места четырехколесного транспорта, который был похож на то, что инспектор видел на исторических иллюстрациях – на омнибус. Единственным отличием этого омнибуса от земного, было отсутствие конной тяги. Из транспорта также выглянули пассажиры, которые с любопытством стали осматривать инспектора.

– Вы потерялись, сударь? – спросил водитель

-…нет, — после небольшой паузы ответил инспектор, — ну вообще-то да.

— Вы видимо не из местных?

— Нет.

— Что ж, забирайтесь. Подвезу вас до города.

Один из пассажиров открыл инспектору дверь. В небольшом, казалось бы, транспорте было двадцать мест для пассажиров, которые, в данный момент, все оказались заняты. Золотистые глаза пассажиров пристально изучали Кроу.

— Откуда Вы? Выглядите Вы довольно странно.

— Скажите, что Вы из Восточных земель, — внезапно по связи произнес Марк.

— Я из Восточных земель, — повторил инспектор.

— У меня тетушка живет в Восточных землях, но я не видел, чтобы люди одевались там подобно Вам, — сказал один из пассажиров.

— Скажите, что так одеваются в вашей маленькой деревне, — продолжал советовать Марк.

— Так одеваются в моей деревне. Она довольно маленькая, и мало-кому известна, – уверенно произнес Кроу.

— И с какой целью вы прибыли в наше прекрасное княжество? – с интересом спросила одна тучная женщина.

— Вы прибыли на заработки, как и множество других жителей маленьких деревень.

— Я прибыл на заработки, как и множество подобных мне жителей деревень.

— Ну, в таком виде, работу вам не найти, — сказал мужчина во фраке с цилиндром, который хитро взглянул на инспектора. Его лицо украшали подкрученные усы и осторожная бородка. – Позвольте приодеть Вас, по прибытии в город.

— Я Вам очень благодарен за такое предложение, но боюсь у меня не найдется денег, чтобы оплатить то, что вы предлагаете.

— О, за это можете не волноваться. Просто доверьтесь мне.

4

Геката оказалась гораздо внушительнее, чем предполагал инспектор. Город был окружен высокой и толстой крепостной стеной, которая в свою очередь защищалась десятками бронзовых пушек, установленных на ее вершине, которые внушали не только трепет, но и были своего рода украшением внешней стороны города.

Наблюдая за постепенно приближающейся городскими укреплениями, Кроу заметил, как из-за облаков вылетело два дирижабля. “Дозорные…“ – подумал инспектор. Дирижабли плавно двигались по ночному небу, медленно двигая своими прожекторами.

Омнибус наконец въехал в город через длинную арку и перед инспектором показался величественный город, застроенный зданиями в стиле, напоминавшим барокко. Высокие здания, с украшавшими их шпилями, чередовались с домами поменьше, а каждый просвет между ними был не просто переулком, а полноценной улицей, украшенной мозаичной брусчаткой. Каждый участок улицы освещался газовыми фонарями, которые создавали ощущение уюта, безопасности и комфорта.

Кроме уже знакомых инспектору омнибусов по улицам перемещались паровые трамваи, автомобили и повозки, запряженные животными, напоминавших лошадей.

Местные мужчины и женщины выглядели довольно аристократично. Мужчины были одеты в сюртуки разных покроев и цветов, в пальто и брюки, а на головах носили цилиндры или котелки, женщины же были одеты в пышные пестрые платья, а их головы украшали шляпки с вуалью либо чепчиками.

— Мы подъезжаем к нашей остановке – усатый мужчина дотронулся до плеча задумавшегося инспектора. – Как выйдем, следуйте за мной.

Омнибус остановился у широкого перекрестка. Кроу последовал за мужчиной, как он и попросил, попутно ловя на себе взгляды прохожих. Они прошли несколько переулков и оказались у бутика.

— Дантон, впусти нас, — сказал усатый мужчина, постучав в дверь.

— Я уже закрылся.

— Впусти я тебе говорю, — настоял он.

Щуплый мужчина с орлиным носом в рубашке и жилете нехотя подошел к двери.

— Давай только быстрее.

— Проходите, — дружелюбно улыбнулся мужчина инспектору.

— Все это выглядит подозрительно, инспектор, — на связь вновь вышел Марк. Инспектор промолчал, сам все прекрасно понимая, и слегка расстегнул комбинезон, готовясь в случае необходимости, достать свой импульсный пистолет.

— Мы пришли подобрать нашему другу подходящую одежду. Сможешь найти ему что-нибудь нормальное?

— Что-то не похоже, что он сможет все оплатить.

— Я все оплачу. Сделаешь?

— Сколько?

— Две тысячи

— Две с половиной.

— Ладно, — выдохнул мужчина, — идет. Мы пока пройдем в мою комнату.

Он подошел к белой стене и слегка нажал на нее пальцами. Стена отошла в сторону и за ней появилась деревяная лестница. Мужчина спустился по ней первый, а за ним, настороженно, последовал Кроу.

— Слушайте, — начал мужчина и тут же остановился, увидев правую руку Кроу в комбинезоне. – Вы зря так волнуетесь. Поверьте, нет никакой надобности доставать оружие.

— А с чего Вы взяли, что у меня там оружие?

— А что еще там может быть?

— Фонарик, например, – инспектор достал свой маленький фонарь.

Мужчина хохотнул.

— Шутить Вы умеете, — сказал он, продолжая улыбаться.

— Спасибо. Хоть кто-то это ценит.

— Но я знаю, что у вас есть оружие, потому что я знаю, кто Вы, точнее, я знаю, кем Вы точно не являетесь. Вы точно не из Восточных земель, люди там выглядят иначе, но однозначно не так, как Вы. Смею предположить безумную мысль, что Вы даже не с нашей планеты и возможно как-то связаны с недавним событием.

— С каким событием? – спросил инспектор, игнорируя предположения усатого мужчины.

— Пару недель назад рядом с границами нашего княжества произошло нечто странное. По земле приграничных городов, прошла необъяснимая дрожь, за которой вскоре последовал неестественный гул. Никто не уделил этому должного внимания, ведь румелийцы, живущие на границах, привыкли ко всякому, но потом, княжеская тайная полиция обнаружила странную технику, с живыми представителями инопланетной жизни. Само собой эта информация была скрыта от общественности, но не от нас.

— От кого это, от нас?

— Мы – Фронт Освобождения Румелии.

— Революционеры в подполье?

— Можно и так сказать.

— Что еще вы узнали?

— Обнаруженные инопланетяне были захвачены и переведены в заключение. Совсем скоро над ними проведут тайное судилище и вынесут приговор. Точно не в их пользу.

— Хотите сказать, их казнят?

— Необязательно. Из них могут выбить признание, что они вражеские диверсанты, и сослать на каторгу, что, в общем то, равносильно смерти, которая просто будет растянута на несколько месяцев, но может быть и по-другому.

— Например?

— Княжеские служивые умеют склонять людей к сотрудничеству, где сказочными обещаниями, а где старым добрым насилием. Этих инопланетян могут заставить сотрудничать с властями, надеясь получить от них информацию об их изобретениях или же помочь создать оружие нового поколения. Все для того, чтобы начать войну. Князю нужна война, чтобы, во-первых, отвлечь общество от внутренних проблем, которые вот-вот выплеснуться наружу, во-вторых, отобрать богатые ресурсами земли у соседнего Королевства Кейтаров. Войны можно избежать. Точнее можно направить народный гнев не на внешнего врага, который нам не враг вовсе, а на истинного врага нашего народа – на князя и его лизоблюдов графьев и герцогов.

— И, я так понимаю, вы захотите заручиться моей поддержкой?

— Иначе бы я не стал Вам все это рассказывать.

— То есть вы хотите использовать меня для достижения своих целей, точно также, как ваш князь пытается использовать своих пленников?

— Ну-ну, не стоит путать друг с другом принуждение и свободу выбора. Вы вольны отказаться от помощи нашему движению, но в таком случае, Вам будет крайне сложно добраться до пленников князя. Вы ведь поэтому здесь? Не притворяйтесь, что это не так.

— Я не имею права разглашать детали своего задания.

— А я и не прошу у Вас этого. Я просто знаю, что Вы прибыли сюда, чтобы освободить их, а я знаю, где они находятся.

— И как же я вам помогу?

— Вашим оружием.

— Вот этим пистолетом? – инспектор залез во внутренний карман комбинезона и достал свое оружие.

— Нет. У Вас есть разумная машина, с которой Вы наверняка постоянно поддерживаете связь. Допускаю, что и сейчас она вам что-то нашептывает.

— Откуда такие выводы?

— Просто догадка. Вы ведь не с этой планеты, а значит ваша раса, наверняка, стоит на более высоком уровне развития и обладает технологиями, соответствующим этому уровню. Это даже видно по вашему пистолету, который не похож ни на одно оружие, существующее на этой планете, а, уж поверьте, я видел многое.

— Вы очень догадливы – дружелюбно улыбнулся инспектор.

— Наше дело требует постоянной гибкости ума, хе-хе. Вернемся к моему предложению. Вы согласны с ним?

Кроу внимательно посмотрел ему в глаза, пытаясь определить искренность его намерений, но не увидел ничего, кроме пронзительного взгляда желтых глаз. Инспектор молча протянул руку.

— Вы сделали правильный выбор, — мужчина крепко пожал протянутую руку. – Будем знакомы. Меня зовут Арман де Клюи, барон Креси.

— Кроу. Просто Кроу. Не думал, что барон может оказаться в такой оппозиции к князю.

— Обладание титулом — не значит безразличие к проблемам народа.

5

— Марк, ты все слышал? – Кроу связался с андроидом.

— Да, инспектор. Что прикажете?

— Присоединиться ко мне.

— Будет сделано.

— Где будем проводить посадку? – спросил инспектор у барона.

— Идемте. Есть у нас одно место.

Барон открыл деревяную дверь ведущую в подсобку, которая на самом деле была длинным подземным туннелем.

— Отсюда мы доставим оружие населению, когда наступит решающий момент. Вы ведь понимаете, что все то, что вы видели в городе – это ширма, красивая картинка, которая якобы отражает реальное положение дел в стране. Настоящую жизнь вы можете узреть лишь в рабочих кварталах и деревнях. Городские рабочие и деревенские фермеры бедствуют, едва сводя концы с концами.

— Знакомая ситуация.

Барон и инспектор зашли глубоко в тоннель.

— Сколько лет у вас ушло на выкапывание этого пути? – поинтересовался инспектор, осматривая туннель.

— Около пяти лет.

— И власти этого не обнаружили?

— Скажем так, среди служивых есть много сочувствующих нашему делу, остальных же можно купить.

— Удобно.

— Еще бы. Система, выстроенная правящим князем и его предшественниками настолько зациклена на сохранении собственной власти, что не замечает, как ее основа полностью прогнила. В прочем, давайте я не буду нагружать вас тем, что вас мало интересует.

Пройдя еще несколько десятков метров, инспектор и барон вышли наружу, на небольшую поляну, оставив позади городские стены.

— Можете приступать, — сказал барон и отошел в сторону, уставившись на небо.

— Ты готов, Марк?

— С того момента, как Вы мне сказали.

— Мы ждем.

Через несколько минут на ночном небе появился оранжевый шар, который за мгновение ока, оказался у земли. Марк сел недалеко от поляны. Он был покрыт толстым слоем боевой брони кристально-черного цвета, защищавшей его от сгорания при вхождении в атмосферу планеты.

Андроид нажал себе на грудь, и броня мгновенно исчезла. Марк предстал перед бароном и инспектором в своем привычном кожаном жилете с белой майкой и рабочих штанах.

— Поразительная технология, — барон осторожно подошел к андроиду. – Это настоящая кожа и волосы?

— Нет, но они максимально приближены к настоящим, уважаемый барон.

— Ха-ха прекрасно, прекрасно. Ты с виду такой же, как и твой хозяин Кроу. Что ж, пройдемте обратно. Дантон вас приоденет, чтобы вам легче было влиться в наше общество, а затем мы приступим к подготовке нашего плана. Надеюсь, ты не подведешь нас, машина.

— Называйте меня Марком, господин барон.

— Хорошо, Марк, — дружелюбно улыбнулся барон.

6

Вернувшись в бутик, Кроу и Марк оделись соответственно местной моде. Дантон подобрал для инспектора белую рубашку, коричневый жилет с вычурными узорами поверх него, пиджак, темно-серые слаксы и классические туфли черного цвета.

На Марка же надели белую синюю рубашку, штаны с подтяжками, жилет красного цвета и темно-синий сюртук, а также туфли, как у инспектора.

После переодевания, барон отвел Марка и Кроу на одну из своих вилл в богатом районе города.

— Господа, оставшуюся ночь, вы проведете здесь, а завтра утром за вами заедет повозка, которая отвезет вас в кабак “Шестигранник”. Там собираются руководители нашего движения. Я познакомлю вас с ними. Чувствуйте себя как дома и доброй вам ночи! – попрощался барон и вышел из комнаты.

— Думаете можно ему доверять? – Марк подошел к окну, наблюдая, как барон отбывает на своей повозке.

— Нет, но он лучшее, что у нас есть. Добраться до наших людей, без его помощи действительно будет трудно. Что там с сигналом?

— Мои датчики показывают, что он все еще активен.

— Откуда идет трансляция?

— С северной стороны.

Инспектор вышел на балкон и осмотрелся. Повернув голову направо, к северу, Кроу увидел высокий холм, на котором возвышалось помпезное здание с толстыми, мраморно-белыми колоннами и орнаментальной крышей.

— Видимо это дворец князя – в полголоса сказал инспектор.

— Однозначно, — согласился с ним Марк.

— В одиночку нам туда точно не проникнуть, согласен?

— Это было бы не рационально.

— Ну что же, теперь у нас точно нет другого выхода, кроме как присоединится к барону.

Утром к вилле подъехала другая повозка.

— Это за вами меня послал господин де Клюи? – спросил кучер.

— Видимо да, — удивленно ответил Марк.

Инспектор и андроид влезли в повозку, которая на быстром ходу повезла их к кабаку. Прибыли они к нему быстрее, чем ожидали. В кабаке, кроме трех пьяных завсегдатаев, а также барона и бармена не было никого.

— Отлично, вы прибыли, быстрее следуйте за мной.

Втроем они поднялись на последний этаж, а затем на чердачное помещение, где их ожидало четверо

— Господа, это те самые гости, о которых я вам рассказывал. Марк, Кроу, перед вами лидеры Фронта Освобождения: господин Уиллем Готье, сын крупнейшего промышленника Румелии Жуана Готье, господин Тристан Торквемада, бывший Верховный Иерарх под священным именем Пистория, господин Уго Гвидиче, владелец одного из крупнейших банков Румелии и господин Абель Сартар — наш друг из Королевства Кейтаров.

— Так зачем ты собрал нас в столь раннее время, Арман? — низким басом спросил у барона банкир Гвидиче.

— Наши планы изменились. Язык в окружении князя сообщил мне, что выступление князя и мобилизация населения начнутся сегодня, а на через два дня, как мы планировали.

— Готовы ли мы? Что там с оружием? – с тревогой произнес Торквемада.

— До того, пока мы собрались здесь я успел переговорить с господином Сартаром о поставках оружия, так что все норме.

Кейтарец многозначительно кивнул, подтверждая тем самым, сказанное бароном.

— Господин Готье, успеете ли вы мобилизовать рабочих заводов к стачке?

— Если отправлюсь прямо сейчас, то да.

— В таком случае не теряйте времени.

Готье младший стремительно вышел из комнаты, а барон де Клюи повернулся к Марку и Кроу.

— Теперь вы, господа. Кроу и Марк. Отправляйтесь на главную городскую площадь в двух кварталах отсюда и ждите сигнала. Марк — ты наше тайное оружие. Я думаю, ты основательно поможешь нам в одолении княжеских войск и взятии княжеского дворца.

— Будем действовать по обстоятельству, господин барон. Не забывайте, что моя цель — это пленники.

— Конечно, конечно. Итак, через несколько часов, наш благородный князь, выступит с речью разоблачающих врагов Родины. Речь будет транслироваться по радио, поэтому наша первая цель, это захват главной радиостанции столица и всей страны. Охраны у радиостанции будет немного, поэтому я и еще несколько вооруженных наемников, которых предоставит нам господин Гвидиче, сможем взять ее без всяких проблем. Взяв радиостанцию, мы выступим с нашей речью, в котором призовем народ не подчиняться преступному приказу князя и выведем его на улицы. На улицах мгновенно начнется хаос, поэтому мы должны будем взять его под контроль и быстро. Господин Торквемада, вы усмирите народ молитвами и литургией. Скажите им, что боги на нашей стороне и все в таком роде. Вы лучше меня знаете, что говорить.

В этот момент мы подвезем оружие и вот тут, если все пройдет так, как мы спланировали, начнется восстание. В этот момент на сцену выходит Марк.

— Господин, де Клюи! – на чердак ворвался запыхавшийся бармен, — отряды княжеской полиции движутся к кабаку!

— Этого следовало ожидать. Быстро, уходим все!

7

В тот момент, когда заговорщики вышли из кабака, недалеко от заведения остановилось три автомобиля.

— Господа, расходимся, не привлекая внимания, — вполголоса произнес барон. — Кроу, Марк, будьте готовы и удачи вам!

Барон в ускоренном темпе двинулся по тротуару в правую сторону от кабака и вскоре вскрылся за углом, Марк и Кроу пошли в противоположную сторону, а Тристан Торквемада и Уго Гвидиче, разделились у переулков напротив.

Из машин вышли полицейские в бежевой форме и темно-синих касках, вооруженные винтовками, и побежали к кабаку. Один из них бросил взгляд вдаль и увидел быстро шагающих инспектора и андроида, не успевших покинуть улицу или смешаться с толпой.

— Эй вы, ну-ка стоять! – окрикнул он их, но приказ был проигнорирован. – Стоять, кому говорю! — повторил он и выстрелил в воздух. После этого Марк и Кроу ринулись бежать.

— Мы нашли подозреваемых, перекрыть соседние улицы! – приказал другой полицейский -командующий отрядом. – Ты можешь сказать как они выглядели?- спросил он у стрелка.

— Прошу прощения, господин капитан, я не сумел разглядеть их лиц.

Инспектор и Марк выбежали на широкую оживленную улицу, которую полиция уже успела перекрыть с обеих сторон, а сами полицейские прочесывали шагающие толпы в поисках подозреваемых.

Кроу, который был выше всех на голову и Марк, который был выше самого инспектора, явно выделялись из толпы. Несмотря на это, они уверенным шагом двинулись по обеим сторонам улицы к ее началу.

Полицейские протискивались сквозь жителей, пытаясь найти подозреваемых. Марк прошел мимо одного полицейского, который окинул его взглядом, явно удивившись его росту. Однако это не вызвало у него никаких подозрений, и он пошел дальше.

Инспектору же повезло меньше. Пробираясь через толпы, заполонивших улицу работяг, его случайно толкнул крупный мужчина, из-за чего Кроу свалился прямо на полицейского, а его импульсный пистолет выскользнул из внутреннего кармана пиджака.

Инспектор извинился перед полицейским и быстро подобрал пистолет, но этой небольшой заминки было достаточно. Полицейский увидел необычный пистолет, и тут же сделал вывод, что его владелец, это тот, кого он ищет.

Кроу нервно зашагал по улице, офицер последовал за ним.

— Стойте, уважаемый! – крикнул он.

Кроу оглянулся и пошел еще быстрее.

— Стойте!

Инспектор перешел на бег, а офицер бросился за ним в погоню. Он дал три сигнала свистком и стал стрелять в воздух. На улице началась паника.

Увидев бегущего инспектора, Марк быстро перешел на другую сторону улицы и побежал вдоль дороги, чем привлек внимание всех остальных полицейских, которые пытались выбраться из толп разбегающихся в разные стороны жителей.

Догнав преследующего инспектора полицейского, Марк потянул его рукой за воротник, из-за чего тот на мгновение подлетел в воздух и рухнул на землю. Сделав еще пару больших шагов, Марк нагнал Кроу.

Они забежали в маленький переулок, который заканчивался кирпичным тупиком.

— Я надеюсь с этим полицейским все в порядке? – тяжело дышал инспектор.

— За него можете не волноваться. Как поступим?

— Ну, отсюда мы не выберемся, а они будут прочесывать, каждый сантиметр, поэтому выхода нет – будем пробиваться, но, естественно без жертв.

— Каков план?

— Прямо сейчас я выйду и скажу, что сдаюсь. Жди пока они подойдут ко мне, позволь надеть им на меня наручники, а затем сделай им сюрприз. Встретимся прямо на площади.

8

— Я сдаюсь, — инспектор вышел к полиции с поднятыми руками.

— Стой, где стоишь. Не приближайся! – крикнул ему один из полицейских, держа инспектора на прицеле. Он приказал двум своим подчиненным арестовать инспектора.

Кроу стоял неподвижно, внимательно наблюдая за приближающимися хранителями порядка. Как только наручник защелкнулся на одной из рук инспектора, из-за переулка выскочил Марк в свой тяжелой броне, схватил одного из полицейских и бросил того на второго, который надевал наручники на инспектора.

Не успели остальные опомниться от произошедшего, как андроид добрался и до них. Еще трое были отброшены в стороны, разбив витрины соседних магазинов.

Несмотря на такое внушительное обмундирование, Марк двигался на редкость плавно и даже грациозно, раз за разом убирая полицейских со своего пути. Его не могли остановить даже пули. Огневая мощь местных винтовок, была крайне мала, чтобы пробить толстый слой брони.

Воспользовавшись тем, что полиция отвлеклась на Марка, Кроу слился с разбегающейся толпой, а Марк, тем временем, уже добрался до полицейских заграждений, в виде трех автомобилей и деревяных барьеров, которые в миг были превращены в щепки. Машины же, андроид раскидал по сторонам, словно в них не было никакого веса.

Увидев это, оставшиеся на ногах полицейские, побросали свое оружие и ринулись бежать. Стычка с полицейскими закончилась, не успев начаться. Очевидцы остались шокированы увиденным, а Марк мгновенно скрылся с места происшествия.

Инспектор и андроид, как ни в чем не бывало, встретились на подходах к главной городской площади.

— Ноль смертей, инспектор – спокойно произнес андроид.

— Я в тебе не сомневался, но теперь отступать точно не куда. Мы с тобой уже начали восстание, пусть и никто этого пока не осознает.

— По городским громкоговорителям объявили, что мы находимся в розыске.

— Так быстро им нас все равно не найти.

Городские громкоговорители включились вновь. Заиграла торжественная музыка, которая поглотила собою весь город. Мелодия играла несколько минут, а затем резко оборвалась. В радиоэфире наступила тишина, которую вскоре нарушил пронзительный баритон.

9

 — Граждане Румелии, мои славные соотечественники и патриоты Родины. Сегодня знаменательный день – триста лет со дня основания нашего княжества. Долгие годы наши предки собирали земли и объединяли кланы, чтобы создать новое, могущественное государство, которое будет существовать тысячи лет и повергнет любого, кто посмеет посягнуть на его земли. И так было всегда. Мы всегда одерживали верх над нашими врагами, до последней войны, тридцать лет назад. Мой славный князь-отец, господин Жуан Третий, был прекрасным, добрым и в, каком-то смысле, наивным человеком, которого окружали подлые гордецы и корыстолюбивые самодуры, вынудившие его, сдать наши исторические западные территории Королевству Кейтаров в обмен на финансовые дивиденды, которые они присвоили себе, тем самым оставив вас – мои прекрасные люди и нашу Родину, у разбитого корыта. Но мы смирились с этим. Мы подписали договор с нашими соседями – кейтарами и провели демаркацию границ, тем самым закрепив, установившийся мир. Мы готовы были жить с ними в гармонии и согласии и нам это действительно удавалось, до сегодняшнего дня.

К радиостанции подъехали омнибусы без опознавательных знаков. Из них вышли наемники, одетые в цвета хаки, во главе которых был барон де Клюи. Подкупленные им охранники открыли ворота, и наемники мгновенно окружили здание, а затем по сигналу барона одновременно ворвались в него. Находящиеся внутри охранники и работники радиостанции оказались ошеломлены происходящим, что сыграло на руку наемникам барона. Большинство из них было задержано в первые несколько минут, оставшееся меньшинство же попыталось оказать сопротивление, начав стрелять по захватчикам, но тут же было усмирено, превосходящими силами захватчиков.

— Вот и первые жертвы революции, — с хладнокровным спокойствием произнес барон, наблюдая за тем, как лужи крови, обагрили пол радиостанции.

— В наше княжество проникли кейтарские диверсанты, которые, к счастью, не сумели достичь своих целей. Все благодаря нашим верным спецслужбам, которые вовремя задержали этих преступников и допросили их. После долгих и утомительных допросов, диверсанты наконец сознались в том, что собирались дестабилизировать обстановку в нашей стране, дабы наши соседи, отторгнули у нас еще больше земель. А теперь я хочу спросить у вас, мои соотечественники, оставим ли мы такое наглое поведение без ответа? Я считаю, что мы должны действовать. Мы ответим нашим недругам, подобно нашим предкам, и нанесем им удар нашим единым кулаком!

Мы победим их и заставим покаяться! 

Я, как ваш князь, объявляю о всеобщей мобилизации! Боги, храните Румелию!

В громкоговорителях вновь заиграла торжественная музыка.

Барон вместе с двумя наемниками вошел в центральную комнату радиостанции, сел у главного микрофона, слегка откашлялся и приступил к своей речи:

Дорогие граждане, сегодня, действительно, знаменательный день – день рождения нашей Родины. И в этот прекрасный день, я хочу обратиться к вашим сердцам и вашему разуму. Хотите ли вы действительно воевать? Готовы ли вы проливать свою собственную кровь и кровь ваших детей на полях сражений, ради того, чтобы обогатить князя и его приближенных? Да, да из этой войны победителями выйдут лишь они. Они отправят вас на убой, а сами будут купаться в золоте, ведь именно поэтому князю и нужны Западные территории. Не верьте никаким красивым сказкам о восстановлении справедливости. Все это ложь, которой князь Гийом, пытается прикрыть свои истинные намерения. Тридцать лет назад, во время последней войны, нынешний князь, также как и те самые самодуры, которых он раскритиковал в своей речи, активно выступал за подписание мирного договора и передачу этих земель Королевству Кейтаров, в надежде получить свою долю и женится на кейтарской принцессе. Но брак был расторгнут, а денег княжичу досталось не так много. После этого, нынешний князь затаил обиду: На кейтаров, на окружение своего отца и даже на него самого. Но вот наступил день, когда добрый князь Жуан умер, и трон наследовал Гийом, который приступил к своей мести. Сначала он убрал прежних герцогов и графов, крутившихся вокруг его отца, сослав их или сгноив в тюрьме, и окружил себя новыми, которых сам и возвысил. Теперь же пришла пора поквитаться с последним врагом – с кейтарами. И поквитаться с ними он хочет, принеся в жертву тебя, мой прекрасный народ! Не позволь ему сделать это с тобой!

Выходите на улицы!

Вооружайтесь!

Поверните штыки против истинных врагов!

Да здравствует Революция!

10

Огромная, шумная и при этом очень подвижная толпа заполонила главную и самую крупную площадь Гекаты. Местные жители не понимали, что именно происходит и кому им доверять и явно находились в ожидании кого-нибудь, кто сумеет им объяснить происходящее.

На площади появились агитаторы, одним из которых был Тристан Торквемада. На нем были белый балахон, треугольный головной убор, а в руках он держал позолоченный скипетр. Торквемада занял одну из трибун в западной части площади и сразу же, без лишних предисловий приступил к литургии. Песни молитв полились на людей через громкоговорители. Самые верущие, из находящихся на площади, встали на колени и в унисон повторяли, все то, что говорил Торквемада.

Тем временем прибыли полицейские наряды и заняли подходы к площади. Полицейские, перебивая Торквемаду стали призывать людей расходиться и ожидать конкретных указаний по мобилизации, но на них практически никто не обращал внимания.

Марк и Кроу, в этот момент, находились у одного из заведений, откуда заметили, как к площади постепенно подъезжают транспорты с оружием.

— Готовы ли все они держать оружие? – задался вопросом инспектор.

— Мне кажется, у организаторов этого мероприятия, расчет как раз на то, что неподготовленные люди сумеют создать неразбериху для правительственных войск, явно забывая о том, что вооруженная толпа может повернуть и против них самих.

— Этой неразберихой можем воспользоваться и мы.

— О чем Вы, инспектор?

— Наверняка все внутренние войска будут брошены на подавление восстания, а это значит, что дворец будет попросту некому охранять. Я проберусь туда и вызволю наших пленников, ты же Марк, поступай, как сказано. Защищай этих людей. Как только мы выберемся, я свяжусь с тобой. Чем раньше мы отсюда улетим, тем лучше

Они двинулись к площади, понимая, что совсем скоро начнется кровопролитие.

Торквемада прекратил распевать молитвы и приступил к своей речи, в которой заявил о преступности приказа о мобилизации, и обвинил князя вместе с его окружением во всех смертных грехах, добавив, что боги покарают всех провинившихся, а затем проклял его и отошел от трибуны, уступив место другим ораторам.

Толпа с ликованием встретила речь бывшего Иерарха. Он выполнил свою миссию, заставив толпу слушать только его, тем самым подготовив ее к дальнейшим действиям.

Агитаторы призвали людей вооружаться и идти на княжеский дворец

— Настоящие враги родины сидят там, наверху! Они плавают в золоте и надсмехаются над нами, над народом, считая нас безвольными рабами, готовыми исполнять любую их прихоть! Они думают, что они и есть Румелия, но они ошибаются! Мы — эта страна! Мы – это Румелия! Работящий люд в городе и в деревне – вот основа нашей Родины, а не жирующие князья, герцоги и графья. Так возьмемся же за оружие, братья и сестры, и свергнем это иго, дабы навсегда освободиться!

— Ну-ка слезай оттуда, твою мать! – несколько полицейских попытались забраться на трибуну, но тут же были схвачены толпой. На площади началась суматоха. Люди, находившиеся по ее краям, начали вытеснять полицейских, а какая-то часть стала тянуться к транспортам с оружием.

— Начинается, — тихо произнес Кроу, находившийся на небольшой возвышенности, откуда площадь была видна, как на ладони.

Донеслись первые выстрелы. Протестующие стали стрелять в сторону полиции, которая ответила им тем же. Из-за выстрелов, среди собравшихся на площади, началась паника. Народ ринулся кто-куда, создавая давку.

Инспектор забрался на одну из крыш жилого корпуса и по ней стал пробираться к площади, одновременно наблюдая за ситуацией, а Марк влился в испуганную толпу, продвигаясь к месту столкновения с полицией.

Несмотря на возникший хаос, Кроу отчетливо видел с высоты, как жителям удалось оттеснить полицию к узким переулкам. Служащие правопорядка ничего не могли поделать с такой массой вооружившихся людей. Те полицейские, которые пытались силой усмирить протестующих, мгновенно становились их жертвами. Их забивали дубинами или вилами, но были жертвы и среди восставших. Какие-то погибли в давке, каких-то убила шальная пуля, а кто-то погиб от огня полиции.

Вооруженные румелийцы стали постепенно покидать площадь, перенося протест на городские улицы и постепенно двигаясь к княжескому дворцу. Почти опустевшая площадь представляла из себя поле после жестокой битвы. Кроу окинул ее взглядом и насчитал несколько десятков окровавленных тел.

Инспектор продолжил свое движения по крышам, двигаясь в хвосте взбунтовавшихся толп. Княжеский дворец, возвышавшийся на самом высоком холме Гекаты становился все ближе и ближе.

11

Марк оказался в одной из толп, тянущейся по узкой улице. Настроение в ней было боевое и праздное. Восставшие напевали народные и похабные песни, в которых высмеивали княжескую семью, а также призывали всех закрывшихся в домах, присоединиться к протесту.

Марк оглядывался по сторонам и наблюдал за крышами и балконами двухэтажных вилл, ведь там могли засесть полицейские снайперы.

На Гекату опустились сумерки, но в городе не включились уличные огни, тем самым оставив восставших без источника света, но те нашли выход – стали поджигать заведения, принадлежащие представителям элиты.

— Это огонь порожденный народным гневом, который уничтожит старый мир и позволит новому возникнуть из пепла, — произнес один из жителей, который шагал рядом с Марком.

Наконец все ручьи разгневанного народа соединились на подходах к холму княжеского дворца, перед которым живой стеной выстроились армейские части и княжеская гвардия. Над ними, на подъемах к дворцу, было установлено три бетонных пулеметных дота, направленных на толпу.

Увиденное испугало восставших, которые встали, как вкопанные, в паре десятке метров от военных. Повисла гробовая тишина.

Из выстроившейся стены сделал несколько шагов мужчина в фуражке с подкрученными усами и синими погонами на серой форме. В руках у него было устройство, похожее не мегафон.

— Сограждане, пожалуйста расходитесь по домам. Не позволяйте изменникам Родины манипулировать вами.

— Изменники Родины это вы! – из толпы донесся голос одного из агитаторов. – Вы прислуживаете преступникам и исполняете их антинародные приказы!

— Нет ничего антинародного в возвращении исторических территорий.

— Неужели, Вы, господин, и все остальные, не понимаете, что князь, таким образом хочет отвлечь нас всех от истинных проблем, уничтожающих наше общество, а значит и государство изнутри? Крестьяне на полях и рабочие в городах, работают за копейки, почти впроголодь на богатеньких аристократов, которые становятся все богаче и богаче и никак не насытятся своей прибылью, забывая о том, кому они обязаны своими золотыми побрякушками. Самым крупным из этих сволочей является князь, для которого вы, как и мы, являетесь расходным материалом.

Андроид услышал на небе глухой шум вращающихся пропеллеров. Он посмотрел ввысь и заметил, как с восточной стороны приближаются дирижабли. Увидев это, Марк мгновенно ринулся к агитаторам, стоявшим во главе толпы.

— Мы пришли сюда, чтобы покончить с этим паразитизмом, раз и навсегда и призываем вас, солдаты, присоединиться к нам, ведь вы такой же народ, как и мы.

— Дирижабли! – Марк добрался до одного из агитаторов.

— Какие дирижабли? – спросил тот с удивлением.

— Княжеские. Я думаю, они попытаются нас всех расстрелять. Уводите отсюда людей!

— Уже поздно куда-то отступать. Или мы победим или они нас.

— Вы безумны! – Марк повернулся к солдатам и направился в их сторону.

— Ты кто такой? Ну-ка стоять! – приказал ему офицер, но Марк продолжал идти вперед.

— Отведите дирижабли, — говорил он настойчиво.

— О чем это ты? Еще шаг и мы откроем огонь.

— Ты знаешь, о чем я. Посмотри на небо.

Офицер поднял голову и увидел три плывущих махины.

— Они мне не подчиняются. Стой, где стоишь! – попятился офицер.

Но андроид уже вплотную подошел к нему.

— Открыть оо….ааа – Марк схватил офицера одной рукой за шею.

— Отведи дирижабли – андроид стал медленно сдавливать шею офицера.

— П..пошел ты.

Марк отбросил офицера к его подчиненным. Те взглянули на робота глазами полными страха.

— Ч..чего вы ждете? Стреляйте! – крикнул один из них.

На Марка посыпался град пуль, но каждая из них отрикошетила от андроида, который превратился в металлический силуэт. Он ворвался в стену солдат и разметал ее по сторонам.

Толпа людей находившаяся позади не сразу поняла, что происходит. Перед их глазами двигалась черная машина, которая без явных трудностей, в одиночку, расправлялась с десятками солдат.

— Это божья помощь? – спросил один из жителей в толпе, сложив ладони для совершения религиозного ритуала.

— А может быть это происки демонов? – ответил вопросом другой.

Марк разбрасывал солдат и гвардейцев по сторонам, при этом стараясь никого не убить, однако многие из них погибли под огнем из пулеметных дотов, которые отчаянно стреляли по Марку.

Покончив с солдатами, у которых не было никаких шансов против технологии, превосходившей их на несколько столетий, Марк переключился на доты. Он молниеносно забрался на один, пробил кулаком его бетонную крышу и столкнул лбами двоих солдат, находящихся внутри, затем перепрыгнул на соседний и проделал с ним тоже самое. Оставался только третий дот, из которого выбрались двое, решившие не ждать пока Марк доберется и до них.

Они одновременно открыли огонь по Марку из своих винтовок, пытаясь подобраться к нему вплотную, но андроид, сделав сальто, оказался за спиной у одного из них, ударил того по голове, взял его винтовку и прикладом вырубил второго.

Теперь оставалось избавиться только от дирижаблей.

— Вперед, братья и сестры, на штурм! – торжественно воскликнул один из агитаторов, и толпа людей понеслась захватывать княжеский дворец.

12

Теперь пулеметные доты были полностью в руках Марка. Дирижабли уже почти подлетели к дворцовому холму и открыли огонь по наступающей толпе, однако ту уже ничего не могло остановить.

Марк занял один из пулеметов и открыл по воздушным суднам ответный огонь. Сфокусировавшись на пропеллерах, андроид подбил сначала один дирижабль, а затем второй. Оба воздушных судна, рухнули на окраинах города. Оставшийся же третий дирижабль, неожиданно для самого Марка, развернулся и улетел. Андроид проводил его взглядом, а затем присоединился к поредевшей толпе наступающих.

Авангард восставших уже занял главный дворцовой вход. Длинные золотые ворота, в которые текли народные массы, были распахнуты и разукрашены надписями внизу.

Пробравшись в дворец, Марк увидел перед собой румелийцев, которые с довольными лицами выносили драгоценности из дворцовых комнат. Кто-то выносил украшения, кто-то одежду, кто-то мебель.

Из нескольких коридоров доносились крики и звуки выстрелов. Это восставшие вели борьбу с остатками дворцовой стражи. Андроид отправился к источнику этих звуков и по дороге, у одной из комнат столкнулся с инспектором.

— Инспектор Кроу! – окликнул его андроид

— Я обошел почти весь дворец, но никого не нашел. – возбужденно сказал инспектор, — Проверь сигнал. Он все еще активен?

— Да, он явно исходит из этого дворца, но я не могу сказать откуда конкретно.

— Продолжим поиски.

Марк и Кроу свернули в очередной коридор и, разделившись, приступили к обыску комнат, которых казалось было бесконечное количество. Но комнаты были пусты. В них не было никого, даже прислуги. Дверь за дверью, комната за комнатой, и не единой живой души.

Завернув к очередному коридору, инспектор оказался у одной единственной двери, которая выбивалась из всей дворцовой стилистики. Открыв ее, он оказался в уютной, позолоченной комнате, украшенной большими портретами, судя по всему, на них были изображены все бывшие князья Румелии.

— Доброе утро, — сказал кто-то позади них.

Кроу обернулся и увидел барона, сидящего на красной софе и поигрывающего с тростью.

13

— Как Вы здесь оказались? Вы сдали радиостанцию? – спросил Кроу у барона.

— Можно и так сказать.

— И Вас не задержали?

— Я успел незаметно ускользнуть.

— А наемники?

— Мертвы я полагаю, но это не важно. Они знали, на что подписывались. Гораздо важнее то, что революция подходит к своему концу. То, что могло затянуться на недели и превратиться в полномасштабную гражданскую войну, завершилось за половину суток. И все благодаря Вашей машине, инспектор.

— Я рад это слышать, а теперь скажите мне, где заключенные, за которыми я сюда прибыл. Я обыскал весь дворец, но никого не нашел.

— Ах это. К сожалению, Ваши соплеменники мертвы.

— Что?! Как это произошло?

— Все кроме, одной женщины, погибли при приземлении.

— Васильева…Что с ней, с этой женщиной?

— Она скончалась позже от полученных травм.

— Но сигнал.

— Вы об этом? – инспектор достал маленькую квадратную плату – чип. – Это было изъято из тела погибшей при вскрытии.

— А у Вас он откуда? Вы же говорили, что тайная полиция все засекретила.

— И я не соврал. Я лишь не сказал о том, что тем отрядом руководил я.

— Какого..?! То есть все это было сделано, чтобы заманить нас? А как же все это? Как же ваша пресловутая революция? – инспектор замолчал, а затем медленно произнес, — Вы двойной агент.

— Вы догадливы, Кроу.

— Но зачем устраивать все это? Это восстание, эти столкновения, да еще и втягивать туда нас?

— Чтобы выявить организаторов и самых активных оппозиционеров. Кроме того, нам нужно было проверить как работает ваша разумная машина. Надо сказать, она превзошла все мои ожидания. Я уверен князь ею тоже доволен. А еще нам требовался вражеский диверсант, – с холодом в голосе произнес барон. – Арестовать его!

Из соседних залов вышли четверо вооруженных. Кроу достал свой пистолет и попытался выстрелить в барона, но один из солдат выбил оружие из руки инспектора и заломил ее.

— Будьте Вы прокляты, барон!

— Мне к проклятьям не привыкать. Ведите его прямо в убежище к князю, — приказал он подчиненным. – Я скоро буду.

Солдаты, толкая связанного инспектора в спину, вели его по коридору. Дойдя до его конца, один из солдат наступил на одну из напольных плит. Остальные плиты раздвинулись в стороны и на их месте возникла длинная и широкая металлическая лестница.

— Чего уставился? Двигай давай, — грозно приказал один из солдат инспектору. Тот неохотно начал спускаться по лестнице, а солдаты последовали за ним.

Спустившись вниз Кроу оказался в сети бетонных туннелей, конца которых было не видно. Все они переплетались друг с другом и расходились в разные стороны.

Все туннели освещались, и были похожи друг на друга, как две капли воды. Бетонные проходы располагались не только под дворцом, но и охватывали его окрестности, а также территорию за городскими стенами.

Проделав достаточно долгий путь по нескончаемым туннелям, Кроу наконец привели к комнате с металлической дверью. Находящийся впереди солдат постучал в нее. Из дверной щели выглянула пара глаз. Солдат сказал кодовое слово и дверь распахнулась. Инспектора втолкнули в дверь, из-за чего он потерял равновесие и упал на пол. Подняв голову, Кроу увидел над собой, потолок, украшенный цветными узорами и мозаиками, которые освещались лучами рассвета, проникавшими в помещение, через широкие окна. У этих окон, наблюдая за восходящей звездой стояла одинокая мужская фигура.

— Предполагаю, что Вы не так представляли себе убежище? – спокойным голосом произнесла фигура, обернулась и подошла к инспектору. – Поднять его, — приказал мужчина.

Приказ мгновенно был исполнен. На инспектора внимательно смотрели желтые глаза, в которых читалась надменность и высокомерие. Кроу понял – это князь. Его лицо украшали пышная бородка с проседью и усы, которые скрывали едва заметные морщины, а голова была полна густых волнистых волос, уложенных назад.

— Добро пожаловать на мои загородную резиденцию. Не желаете ли выпить чего-нибудь?

— Нет, спасибо.

— Что ж, ваше решение. Позвольте я представлюсь Вам, хотя, наверное, Вы уже поняли, кто я. Князь Гйиом, первый своего имени, правитель этой прекрасной земли. А вы? Нет, стойте. Дайте, я угадаю.. Вас зовут Кроу, и Вы прибыли сюда из далеких краев. Я бы даже сказал очень далеких. Из другого мира. Не так ли?

Кроу молчал.

— Я так и думал, — ехидно улыбнулся князь.

— Прекращайте ходить вокруг да около и прямо скажите, чего Вам от меня надо? Ведь сюда меня привели не случайно.

Князь отвернулся от инспектора и вновь подошел к окнам, уставившись куда-то вдаль.

— А вы дерзкий, ха-ха. Мне нужна Ваша машина.

— Зачем?

— Вы знаете зачем.

— То есть Вы все еще хотите развязать войну. Даже после всего того, что произошло?

— А что произошло? Если Вам кажется, что попытка кучки людей, пусть и довольно большой, взять мой дворец, действительно выражает волю масс, то вы глубоко ошибаетесь. Вы слышите эхо частых выстрелов, которое доносится из-за стен города?

— Слышу.

— Так вот это значит то, что в Гекату прибыла регулярная армия. А знаете, из кого она состоит? Из таких же представителей народа, которые мгновенно ответили на призыв к мобилизации. Народ прибыл подавлять такой же народ. И если Вам кажется, что я или мои подчиненные насильно заставили записаться этих румелийцев в армию, то, уверяю Вас, это совершенно не так.

— Для вас они все просто расходный материал. После этого вы погоните их на фронт против Кейтаров.

— Поверьте мне, я не хочу проливать кровь собственного народа, но мне придется, если вы не согласитесь с мои предложением.

— Чтобы вы поубивали кейтаров.

— Они сразу сдадутся, как только увидят вашу разумную машину. Да и какое вам дело, до кучки примитивных инопланетян?

— Мы – земляне, обязуемся не вмешиваться в дела примитивных инопланетных рас. Наша цель наблюдение и корректировка их поведения, чтобы помочь им избежать те ошибки, которые в свое время были допущены нами.

— Как благородно, — иронично произнес князь. Ну, как видите, ваши корректировки ни к чему не привели, кроме гибели ваших соратников.

Кроу опустил голову

— Ну, не вешайте носа. Вы все еще можете спасти себя. Я знаю, что машина подчиняется только Вам, поэтому давайте сделаем так: Если вы соглашаетесь, то я отпускаю Вас прямо сейчас и вместе мы покончим с предстоящей войной за пару дней.

— А если нет?

— Расстрел – обрубил князь. – Вы будете преданы казни, как вражеский диверсант, а ваша машина будет разобрана на части. Думаю, тяжелых вооружений будет достаточно, чтобы справиться с ней.

Инспектор замолчал, задумавшись, но через мгновение впился взглядом в князя и произнес:

— Я отказываюсь, но не надейтесь, что у вас получится справится с Марком.

— Это уже наши проблемы. Не Ваши. – князь повернулся к своим солдатам. — Увести его и приготовить к казни.

14

Инспектора посадили в одну из тюремных камер, находящейся в подземных туннелях.

В маленькой камере, Кроу ничего не оставалось, кроме как, сесть и ждать своего часа. Как только он сел на кушетку, облокотившись к стене, на него мгновенно навалилась усталость. Инспектор заснул, но ненадолго. Его разбудил громкий голос, который он уже где-то слышал. Выглянув через окно тюремной двери в коридор, Кроу увидел, как под руки вели Уго Гвидиче, который искренне возмущался своим арестом. “Если уж арестовали богатенького Уго, то остальным надеяться точно не на что…” – подумал Кроу и вернулся к кушетке.

Спустя некоторое время дверь его камеры отворилась. Охранники с суровыми лицами приказали Кроу выйти из камеры, а затем молча повели его к месту казни.

Недалеко от дворца, на холме располагался расстрельный полигон. Располагался он так, с целью проведения показательных казней. Каждая громкая казнь собирала сотни и тысячи зевак, для которых происходящее было театральным представлением. Предстоящий расстрел должен был быть не менее громким.

Кроу повезли по улицам и мимо дворца. Инспектор поразился тем, насколько быстро подходы ко дворцу были очищены от баррикад и трупов. Не осталось никаких признаков восстания. Лишь разбитые витрины заведений, напоминали о случившемся.

Служебная машина въехала на серпантин, который вел к холму. Подъезжая к нему, из окна машины Кроу увидел тысячи румелийцев. Все пришли посмотреть на казнь. Ему не верилось, что, по сути, это были те же люди, которые буквально день назад, были готовы брать штурмом княжеский дворец. “Все они пока слишком наивны. Верят всему, что им скажет важный человек. Но я не лучше. Пытаясь сыграть роль благородного спасителя от тирании, меня самого обвели вокруг пальца, как маленького ребенка…” – сделал вывод инспектор.

Машина остановилась. Служащие полиции вновь взяли инспектора под руки и повели к полигону. Там, на маленькой площадке со стеной, усыпанной дырами от пуль, его уже ожидали его братья по несчастью, а также вооруженные солдаты с мертвыми глазами, которые о чем-то переговаривались. Их было пятеро, на пятерых приговоренных.

К полигону прибыла еще одна машина. Из нее вышел барон со своей охраной. Затушив сигарету ногой, он приблизился к инспектору.

— Еще не поздно передумать Кроу. Отдайте нам машину.

— Где Марк?

— Там, где он не представляет нам никакой опасности. В металлической коробке, которую я приготовил специально для него.

— И вы действительно думаете, что она его сдержит? – усмехнулся Кроу.

— Еще как сдержит. – ответил барон, но инспектор заметил, что заставил усомниться барона.

— Я тверд в своем решении.

— Эх.

Барон вернулся к своей машине и стал наблюдать за казнью.

На площадке появился судья. Толпа приветствовала его одобрительными криками. Он взошел на небольшую трибуну и зачитал приговор: “За попытку государственного переворота, а также за попытку убийства правящего князя Уго Гвидиче, Тристан Торквемада, Уиллем Готье, а также бывший посол Королевства Кейтаров Абель Сартар и руководитель кейтарских диверсионных операций Кроу приговариваются к расстрелу! Поставить к стене приговоренных и стрелять по моему сигналу”

Толпа взорвалась ликованием. Всех пятерых приставили к стене. Гвидиче продолжал возмущаться, дойдя до истерики, Торквемада громко читал молитвы, уставившись в землю, Готье умолял о пощаде, Сартар молча смотрел вдаль, а Кроу равнодушно уставился на палачей.

— Взвести оружие – судья отдал приказ. Солдаты приготовились

Тут на серпантине появилась бегущая черная фигура.

— Огонь!

Пять выстрелов – пять попаданий. Приговоренные свернулись и упали на землю.

Марк насквозь прошел через служебные машины. Увидев это, зеваки, стоявшие внизу стали разбегаться, судья ринулся вниз по холму, а палачи разбежались в разные стороны. Барон также куда-то исчез.

Марк подбежал к Кроу, который обильно истекал кровью, но все еще был жив.

— У-улетай отсюда, друг мой. Это последний приказ. Мы хотели как лучше, но не вышло. Моя смерть – плата за эту ошибку.

— Мне жаль, что я не сумел добраться до Вас вовремя.

— Сообщи Земле, как все было на самом деле.

— Схватить его! – сзади донесся голос барона. Рядом с ним стояли двое, закованных в тяжелую броню с электрическими трезубцами в руках.

Марк увернулся от первого удара затем от второго. Оба противника были неповоротливы, что играло на руку андроиду. Он спровоцировал очередной удар одного из них и увернулся. Трезуб попал во второго и нанес тому мощнейший заряд электричества. Солдат рухнул на землю. Марк проскользнул под оставшимся и, оказавшись позади него, нанес удар металлическому шлему. Оба противника были побеждены.

Наблюдая за этой короткой битвой, барон постепенно ретировался, а как только увидел ее результат, то тут же ринулся бежать, однако Марк был гораздо быстрее. Он настиг барона, схватил его и одной рукой свернул тому шею. Бездыханное тело с застывшим взглядом ужаса, сползло вниз.

Арман де Клюи был первым и последним, кто погиб от рук землян на планете Сур.

Марк определил координаты космического корабля, медленно поднялся в воздух, и стрелой унесся вверх.

Последнее, что увидел Кроу, был белый дым и постепенно удаляющаяся точка. Инспектор улыбнулся и закрыл глаза навсегда.

18.07.2022
Synonym


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть