Ирландский волкодав

Прочитали 13








Содержание

Наши отношения с Али были странными, на первый взгляд. Жили на два дома.  Воскресение вечером она улетала в Чикаго из моего дома и возвращалась в четверг ночью в свой дом. Я её провожал и встречал. С понедельника по пятницу я жил в доме Али, а в субботу она приезжала ко мне и оставалась до отлёта в воскресение. 

      Мне нравился её дом. Дом был старый, одноэтажный, колониального типа. Полы были паркетные, потолки высокие. Много комнат. Одну из них, я выбрал себе. Мне нравилось поддерживать чистоту и порядок в таком доме. Постепенно дом стал похож на жильё, а не на музей. Али такой вариант жилища понравился. Однажды я собрал все найденные мужские веши, сложил их в коробку и при случае спросил, что с ними сделать. Это были вещи её бывших мужей, которые она хранила.

— Отдай в магазин Армии спасения, может кому и пригодятся.

Ещё был неудобный момент, это её гардероб.  Я навёл там порядок по методу Кон Мари, все нательные вещи рассортировал и разложил по коробочкам. 

— Зачем ты это сделал? — Спросила Али.

— Мне так удобней содержать твой гардероб в полном порядке.

— А причём тут нательное бельё? Не молчи.

— У тебя есть трусы для спорта, для дома, для работы и для вечеринок, правильно?

— Ммм, да.

— Я их стираю, ты же не возражаешь? Сама приезжаешь и кидаешь в корзину для стирки. А постиранное лежит на своём месте. По состоянию твоего нательного белья я знаю, как прошла неделя.

— Ну и как прошла эта неделя? — Али начала заводиться.

— У тебя была вечеринка, точнее две. Одна с сексом.

— Ты, ты знаешь, кто ты?

— Ты тоже знаешь, я оперативный работник. Я ничего против не имею. Это твоя жизнь, скорее всего плата за административный рост. Этот мужчина женат, имеет высокое положение и время от времени с тобой встречается. Он пользуется одеколоном Стетсон и курит трубку с табаком Погар Вирджиния. У тебя была связь в массажном салоне, запах масла Элевейтинг. Я даже могу сказать, где этот бордель находится. И, заметь, я ничего тебе не говорил и не сказал бы, если бы ты сама не настояла. Это твой путь наверх. А здесь, внизу, со мной, ты живёшь нормальной жизнью, как предусмотрено природой,  врождёнными рефлексами. Ты отдыхаешь. Я не хочу тебе мешать в движении на самый верх. Мне достаточно того, что ты со мной, а не с кем нибудь другим. Это не измена, это порок общества.

— Ты всё это знаешь и не меняешь отношения ко мне?

— Ты женщина моей души и всегда ей будешь. От всех этих связей, ты устаёшь. А отдыхаешь, только со мной. Если я не прав, скажи мне и я уйду.

— Нет, нет, только не это. Не уходи. Ты всё правильно сказал. Это плата за продвижение на верх. Я их не люблю. Не бросай меня,

    Я подошёл к Али и прижал её к себе. 

— Ты мне тоже нужна. Я получил письмо от адвоката, мне вернули лицензию “свободного охотника”. Мне надо к кому-нибудь возвращаться после задания. Я хочу, что бы это была ты, Али. Что бы ты ждала, это залог моего успеха.

— А если тебя убьют, что я буду делать одна? 

— Не бойся, этого не будет, дорогая. Мы вдвоём есть одно целое. Поехали ко мне домой, там нам обоим будет лучше.

   Али снова уехала в Чикаго, а я работал в её огороде, когда подъехала полицейская патрульная машина. Из неё вышли двое копов и сказали, что в этом микрорайоне уже 4 ограбления домов.  Грабят днём. Грабят двое, они с оружием и на старой Тойоте, коих тысячи, а номера никто не запомнил. Я их поблагодарил и поехал домой за пистолетом. У меня Беретта с шикарным глушителем. Ближе к вечеру возле дома притормозила старая Тойта Корола, я сидел на крыльце. Как они подкатили я встал и подошёл к ним, окна были открыты, лето. Два выстрела в голову. Нога с тормоза у водителя сама сползла и машина покатилась вдоль домов и проскочила на красный свет и где-то там удалилась на повороте в дом. Грабителей опознали, а кто их лишил жизни осталось для полиции загадкой. Я подобрал гильзы и отвёз их к себе домой, для повторного использования. Порох и капсули у меня ещё с гражданки. Готовые заряды не покупаю, делаю сам.  В четверг прилетела Али и соседи поделились с ней новостью. 

— Ты слышал, что грабителей кто-то убил?

— Каких?

— Которые в нашем районе промышляли.

— Туда и и дорога. Дураки какие-то, дома грабят, а вещи на  е-Bay или Amazon продают. Не выгодное дело.

— А ты откуда знаешь, что они продают на Amazon?

— Я слышал о них и спросил соседей, что воруют. Телевизоры. Украли 4 штуки и аудио системы. После каждого ограбления в листинге подержанной электроники товар выставляют очень дёшево.

— Ты их нашёл?

— Даже не искал. Это дело детективов, а я волкодав.

— Расскажи мне немного.

— В нашей интернет газете напечатали несколько адресов и дат, когда были ограбления. Судя по датам, грабители где-то работали посменно  два через три. На карте Гугл я нанёс точки, они дали змейку. Накануне приехали копы и сказали быть внимательным, ещё дали ориентировку на машину и двух людей. Я был внимателен. Всё. 

      Кто они не знаю и никогда не видел. Потом была заметка, что их подстрелили на улице Харди. Мне всё равно, где их подстрелили. Главное, что можно спать спокойно. А на месте детектива, я бы проверил кто, перестал выставлять на продажу подержанные телевизоры.  Твой бы телевизор в 65 дюймов в их машину не вошёл. Поэтому я и не волновался за сохранность дома. Его экран виден из окна. Им нужна не Тойота Корола, а Тойота Тундра. Но они любители и запасного транспорта не имеют. Вот и весь сказ.

— Послушай волкодав, Зое видела, как они подкатили к нашему дому, ты сидел на крыльце и подошёл к ним. Через 15 секунд они медленно уехали, а ты что-то собирал с тротуара.

— Окурки собирал. Ты же знаешь, что я слежу и за тротуаром возле нашего дома, даже мою с мылом. А Зое поясни, что я им сказал, что наш телевизор 65 дюймов и в багажник их машины не войдёт. Они меня поблагодарили и уехали.

— Зое хочет заявить в полицию.

— Она в доле с грабителями? Никогда бы не подумал.

— Она член neighborhood watch — дозор соседей. У неё есть видео запись на телефоне.

— Не забивай мне голоду ерундой. 

— Это не ерунда. Она хочет получить известность в газете Кроникл.

— Ладно, иди в ванну, а я приготовлю покушать.

Только легли спать, как завыли сирены пожарных машин и приехали полицейские. Дом Зое сгорел до тла вместе с хозяйкой.

— Что ты думаешь по этому поводу?

— Во первых, она добилась своего, некролог будет во всех местных газетах. Во-вторых, а кому ещё она говорила то, что сообщила тебе? Это очень важно для расследования. 

И, в-третьих, кому ты сама говорила о подозрениях Зое и кто ещё присутствовал при вашем разговоре. 

— Я тут ни причём.

— А почему ты подумала, что грабителей убил я? Их же нашли в двух милях от нашего дома. 

— Извини меня, я дура, а ты настоящий волкодав. Забудем обо всём, я тебя люблю после этого ещё больше. Знаешь, у женщин бывает тяга к таким брутальным мужчинам. Я горжусь твоими навыками. Мне с тобой не страшно.

— Не стоит меня так хвалить.

— А почему тебе вернули лицензию “свободного охотника”?

— В мою подготовку вложили столько денег, что отстранение от работы будет убытком. Мы работаем там, куда армейским нельзя даже войти. У меня на форме два видеорегистратора, на груди и на спине. Я попросил пограничников позвонить дежурному и спросить пароль для Альвареса. Они отказались и стали хамить. Пароль нужен им, что бы я их не убил на месте. Мне разрешено переходить границу туда и обратно, без всяких согласований. Они были плохо подготовлены к дежурству. Я не стрелял, полминуты и три трупа. Всё есть на видео регистраторах. Наказали того, кто не удосужился их проинструктировать. А мне адвокат выхлопотал  много денег за иск к Пентагону. Моя жизнь стоит очень дорого.  Мне жаль этих молодых людей, их убил не я, а их дежурный моими руками. Поэтому я чист перед законом.

  Али была в ударе и я почти не спал. Её аж трясло от каждого моего касания. К утру оба были измождённые. Часам к десяти в дверь постучали. Я открыл, это был следователь. Он хотел задать несколько вопросов по поводу пожара. Вышла заспанная Али, посмотрела на него и тот понял, чем люди ночью занимались и ушёл.

— Али, ты уже волчица, я тобой горжусь.

— Я хочу быть похожей на тебя. Столько адреналина, пошли в спортзал, мне хочется с тобой позаниматься. Научи меня держать удар. 

— Хорошо, в следующий приезд я тебя многому научу, а самое главное, как избежать драки с тремя мужчинами.

— Избежать?

— Точнее бить первой. 

— Да я муху то мухобойкой бью, боюсь рукой.

— Ногами, они у тебя сильные и растяжка завидная. 

— А ты меня с собой возьмёшь на задание?

— Возьму, ты будешь меня встречать на границе и сопровождать “груз”.

— А мне заплатят?

— Да, как семестр чтения лекций.

— Я это обдумаю, мне это нравится.

        Через два месяца Али приехала с чемоданами.

— Ты, уволилась?

— Мой профессор получил должность в Беркли, а я туда не хочу ехать. Мне надоело  быть “административной женой”.

— У нас в городе 12 университетов, ты найдёшь себе место тут. У тебя опыт преподавания 8 лет в двух колледжах. Это много.  Можешь подать на должность в Алабаме, Миссисипи или Флориде. Вместе переедем, а эти дома продадим. Будем жить на море.

       Али пока жила в моём доме, постепенно втянулась в домашнее хозяйство и не особенно горела продолжить преподавательскую работу.

— Ты знаешь, я охладела к педагогике. Но надо чем-то заняться. Я не знаю чем. 

— Напиши книгу о мотивации, но не к получению очередной должности, а об отказе от работы, которая не нравится.  Начни видео блог “Путь к внутренней свободе”.  Как получишь известность в интернете, то университеты тебя завалят приглашениями.

— Ты сам в это веришь?

— Да. Все пишут, как достичь вершины, а ты будешь писать, как менять достигнутое, но чуждое, не нужное для души, точнее ложное. Ты будешь говорить о том, что ценное достигнуто, то есть механизм достижения. Это цель была ложной, а механизм позволяет подняться на любую другую вершину. А выбор вершины за вами. У каждого она своя с разной крутизной склонов и разной высоты. А результат один, радость от работы, пусть и тяжёлой. При этом  не нужны мотивации, нужно только желание заниматься любимым делом.

— А ты сам почему не займёшься этим делом, ты же доктор философии и химической технологии?

— Государству много “свободных охотников” не требуется, они его разрушат. Хотя идея хорошая, можно защитить ядовитую змею и не пожалеть человека, который не даёт выполнить порученную миссию. Бездумный человек с лопатой опасней древесной змей для государства.  А бездумных тысячи на каждой демонстрации протестов, не важно против чего протестовать, главное, выпустить пар агрессии наружу. 

        Понимаешь, сменив одну насильственно власть, ты создашь другую власть с родственным  аппаратом подавления. Революционные преобразования бессмысленное занятие, нужны преобразования эволюционного типа. Они медленнее, но бескровные. А люди всё хотят успеть сделать за одну жизнь.

— Почему ты сам это не изложишь?

— Дорогая, я эгоист, мне довольно того, что я сам понимаю и делаю. Мне не нужны ни соратники и ни враги. Мне нужны только добрые друзья по жизни, которые меня не предадут и принимают таким, как я есть. Ладно. Это гуманитарная блажь, такого никогда не будет. Я звонил Рамунасу. Он готовит специалистов второй линии. Он может тебя взять для подготовки. Срок три месяца, работа изредка, как у меня. Может быть вместе станем работать после получения тобой сертификата “чистильщика”. Ты согласна?

— Когда начинать, майор Альварес?

— Завтра поедем в Техас, Fort Concho. Все три месяца я буду с тобой.

— И ночью? 

— И ночью, есть идея готовить смешанные пары для операций для захвата заложников. Там тебя обучат борьбе Крав Мага. Я её не знаю. Хотя видел в работе. Мне нравится идея, два научных работника стали на “тропу войны.”

— Ты меня будешь сильно бить?

— Нет, это ты меня будешь сильно бить, а я отвечать как джентльмен.

— А меня могут убить?

— Из наших никто за десять лет не пострадал. Тоже будешь волкодав.

      Прошли три месяца занятий. Али отлично справилась с физической подготовкой, даже об этом сообщили руководству. У неё отсутствовало чувство страха, когда я был рядом. Крав Мага была её коньком, я даже не всегда улавливал её удары и она меня заваливала. 

По выходным мы ходили в город San Angelo. Пили хороший кофе, её фигура стала ещё лучше и она выглядела потрясающе. Обедать ходили в ресторан Miss Hattie’s. Это заведение оформлено в викторианском стиле. Благо само здание построено в 1884 году. Какие там готовят стейки Marfa Lights «21 Day Aged Beef Tenderloin», но и цена $32. Нам не жалко денег, ведь через неделю может всё закончиться. Живём одним моментом, даже не днём. В этом и радость бытия, в каждом вздохе.

        Раз пообедали и пошли к реке, которая и дала название Форту. Свернули с Восточной Кончо авеню на  Южную Оакес улицу, где начинается прогулочная дорожка вдоль реки, как к нам подвалили три сильно поддавших мужика и стали приставать к Али. Я на неё посмотрел и сказал, покажи, чему тебя  я учил. Включил телефон и отошёл на три метра. Мужиков это раззадорило и у меня получился великолепный клип, который можно ставить  в учебную программу. За полминуты лежали три трупа, которые чуть подёргивались на земле. 

— Заявлять будем?- Спросила Али.

— Нет, они заслужили это. Нас не найдут, мы в гражданской одежде. 

Я нагнулся и каждому насыпал в глаза песок. Дураков надо учить по полной программе. 

— Это не лишнее?

— Нет, я бы мог и уши проткнуть и языки отрезать, у меня нет тормозов и у тебя их не должно быть.

— Это же люди.

— Это пьяные люди. Теперь все они будут трезвенниками. Пошли гулять и забудь о них. 

       И Али сразу переключилась на цветы, сорвала букет и сказала, что поставит дома в стакан. Когда шли обратно, мужики ещё дёргались, их видели другие люди. От лежащих так несло перегаром, что никто им не помог и мы тоже. Когда пришли домой, я сделал на телефоне портрет Али, распечатал на принтере, приколол на стену и написал фломастером — “Ирландский Волкодав”.

12.06.2024


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть