Густуфан Кортес. Глава 11. Хижина

Прочитали 51
6+

Наступило утро. Я лежала с открытыми глазами. Я почувствовала, что пора вставать. Потом я посмотрела на часы. На них было 10:00. Я посмотрела в окно. За окном было пасмурно. Было одно сплошное, серое небо.

Я грустно и глубоко вздохнула и стала одеваться. Когда я оделась, я тихо и  осторожно заглянула за перегородку, в комнату Дэра Тонгабта. Дэр всё ещё спал и улыбался во сне. Видимо, ему снился хороший сон, который очень редко совпадает с реальностью. Я перешла в свою комнату, посмотрела по сторонам и убедилась в том, что все мои вещи лежали на своих местах, что всё было в порядке. Затем я вышла из своей комнаты и закрыла за собой дверь.

После этого я прошла по дворцовому коридору, спустилась по мраморной, центральной лестнице и дошла до дворцовой кухни. Когда я вошла в неё, я услышала грохот кастрюль, сковородок и чанов, гул чайника, шипение газа и увидела запотевших от жара и духоты кухни королевских поваров, лучших поваров во всей Бьютефляндии, и свою мать, королеву Лианору. Она давно ждала меня. Я заметила, что моя мама была грустной. Я знала причину её печали – злые, разъярённые голостры пытались захватить нас. Я дошла до своего стола. За ним я обычно завтракала и ужинала. На моём столе стоял завтрак. Я первой поздоровалась и нежно улыбнулась королеве Лианоре:

— Мам, доброе утро!

— Доброе утро, моя Густюнюшка! – сказала она и ласково улыбнулась мне в ответ.

После этого я спросила у своей мамы:

— Почему ты грустная? Что случилось?

— Злая Ландромеда уже захватила всю Бьютефляндию, кроме Вокгоча и дворца. Я рассказала папе и Юону о твоём плане. Неужели нет другого выхода?! – ответила она.

В голосе королевы Лианоры слышались страх за будущее горячо любимой ей Бьютефляндии, которая стала ей родной за долгие годы, за жизнь своего мужа, моего отца, короля Эрнандо, за мою жизнь и за свою жизнь. Я проговорила ей:

— Другого плана у нас нет. Нам придётся пойти на этот отчаянный шаг.

Моя мама ничего не произнесла. Когда наступила тишина, я начала есть завтрак. Когда я съела его, я встала из-за своего стола и поблагодарила королеву Лианору за вкусный завтрак.

Затем я вышла из дворцовой кухни и закрыла за собой дверь. Когда я шла по центральному, дворцовому коридору, я столкнулась со своим очень добрым, очень умным и смелым отцом, королём Эрнандо. Король Эрнандо первым увидел меня, поздоровался и ласково улыбнулся мне:

— Доброе утро, моя Густуфанюшка!

— Доброе утро, папа! – сказала я и нежно улыбнулась ему в ответ.

— Ты уже слышала новости? – спросил у меня мой отец, — Твой план – это необычный, безумный план!

 — Да, мама рассказала мне новости. Это ужасно! Коварная Ландромеда уже близко. Мой план пока остаётся единственным, потому что на данный момент ни один бьютефляндец не предложил другого, более разумного плана, — ответила я.

 — Да, возможно, ты права, Густуфан! – согласился со мной король Эрнандо.

После этого мой отец и я ещё немного поспорили, поговорили и пришли к выводу, что трудно придумать другой план, который был бы во всех отношениях лучше моего. Потом мы прошли до конца коридора и мирно разошлись.

Я поднялась по лестнице, прошла по центральному, дворцовому коридору и дошла до «Тронного зала». Я вошла внутрь. В зале никого не было.

Я 2 раза хлопнула в ладоши, включила музыку и начала разминаться перед «Танцем двух ладоней». Вдруг двери «Тронного зала» открылись, и в него вошёл Ял. Он первым заметил меня, поздоровался и мило улыбнулся мне:

— Здравствуй, милая Густуфан!

— Здравствуй, милый Дэр! – проговорила я и лучезарно улыбнулась Дэру Тонгабту в ответ, — Ну, что ж! Начнём?

— Начнём!- весело воскликнул Дэр.

Ял и я прогнали весь наш танец. Когда мы закончили танцевать и отдыхали после нашей изнурительной репетиции, я выключила весёлую, ирландскую мелодию и свет в зале. В тот день Гор Рингольт и Зет Горль почему-то не пришли в «Тронный зал».

— Нам пора идти в «Тёмный сад»! Пойдём? – спросила я у Дэра Тонгабта.

— Пойдём! – радостно принял моё предложение Дэр.

Ял и я обошли трон и встали перед потайным проходом. Я 3 раза хлопнула в ладоши. Через секунду проход открылся перед нами. Мы вошли в него и услышали, как ход тут же закрылся за нами.

Мы наполовину прошли по потайному проходу и оказались у  каменной лестницы. Рядом с ней была каменная стена с разнообразными по размеру и форме отверстиями. Мы остановились возле одного из тех отверстий. Я 4 раза  хлопнула в ладоши. Одно из таинственных отверстий открылось перед нами. В нём были 2 красных велосипеда. Один из них был предназначен для человека среднего роста, а другой – для человека маленького роста.

Мы взяли эти велосипеды, осторожно спустились вместе с ними по каменной лестнице и вышли из прохода. Мы с облегчением вздохнули, посмотрели по сторонам, переглянусь, радостно улыбнулись друг другу и рассмеялись. Потом мы взяли свои красные велосипеды, залезли на них и поехали по жёлтой, песчаной дорожке. Было очень трудно ехать оп ней, колёса скрипели, но у нас было хорошо и светло на душе.

Через несколько минут мы доехали до качелей. Я села на них. Дэр Тонгабт поставил наши велосипеды к дереву и прислонился к нему. Неожиданно небо заволокли тёмно-синие, дождевые тучи. Пошёл проливной, тёплый, летний дождь. Когда наступила тишина, я начала петь песню. Это была песня « Непогода».

Когда я закончила петь её и замолчала, я повернулась и спросила у Дэра:

— Тебе понравилась моя песня, Дэр?

— Да, мне она очень понравилась! Эта песня показывает плохую погоду с хорошей стороны и рассказывает о ней лучше, чем другие песни, — ответил Ял и ласково улыбнулся мне.

Я нежно улыбнулась Дэру Тонгабту в ответ. Затем я посмотрела на свои наручные часы. Они показывали 11:00. Дождь закончился. Из-за туч выглянуло солнце. Капли дождя свисали с деревьев «Тёмного сада» и переливались на солнце. Я сказала Дэру:

— Нам пора, Дэр! Мы должны вернуться во дворец!

— Да, уже поздно! Ты, как всегда, права, милая Густуфан! — проговорил Ял и глубоко вздохнул.

Нам было очень грустно уходить из красивого после дождя «Тёмного сад»а, но мы должны были вернуться во дворец, к нашим друзьям, которые ждали нас. Я спрыгнула с качелей. Дэр Тонгабт очень аккуратно и очень осторожно вывел наши велосипеды на дорожку. Каждый из нас взял свой велосипед, и мы поехали в обратный путь.

Мы доехали до потайного прохода, вернули велосипеды обратно на место и прошли по нему. Когда мы вышли из прохода, в «Тронном зале» никого не было, кроме Гора и Зета. Сначала Тол и Уис с тревогой взглянули на Дэра и меня. После этого они радостно улыбнулись нам. Ял и я добродушно улыбнулись Гору Рингольту и Зет Горлю в ответ.

В течение нескольких минут Зет, Гор, Дэр Тонгабт и я молчали. Наше молчание первым нарушил Тол:

— Зет и я случайно встретились на лестнице и вместе вошли в «Тронный зал» через несколько минут после вашего ухода. Мы очень сильно волновались, переживали за вас и думали почему-то, что с вами случилось что-то плохое…

— К счастью, наши страхи оказались беспочвенными. Мы так думали, пока не вспомнили, что столько времени и уходило на нашу прогулку в «Тёмный сад», и решили подождать вас здесь. Зато теперь мы убедились в том , что с вами всё хорошо,- подтвердил слова Тола Уис.

— Я тоже очень рада, что с вами тоже ничего не случилось, — произнесла я и дружелюбно улыбнулась Гору Рингольту и Зет Горлю.

Дэр утвердительно кивнул головой, подтверждая мои слова, и радостно улыбнулся им. Гор и Зет добродушно улыбнусь Ялу и мне в ответ. Потом Уис, Тол, Дэр Тонгабт и я лучезарно улыбнулись друг другу. Затем мы сели на свои места. Когда я села на трон, я посмотрела на дворцовые часы. На них было 11:55, почти полдень.

Через 5 минут огромные, тяжёлые двери «Тронного зала» открылись, и в него сначала вошли мои родители, король Эрнандо и королева Лианора. После этого в зал вошли Юон Мфор, Вифиния, жена Гора Рингольта, Аюда, Ицим Конт, который было настолько неуклюж, что он всё время врезался во что-нибудь или в кого-нибудь или сшибал, разбивал что-нибудь, Жен Витронг и другие мои друзья.

Мои родители и друзья сели на свои места. Сначала они громко разговаривали друг с другом. Потом мои друзья перешли на шёпот. Когда в «Тронном зале» наступила тишина, я встала с трона и сказала:

— Добрый день, мои дорогие друзья! Я очень рада, что все вы выспались, что ни с кем ничего плохого не случилось. Сегодня я хочу показать вам ещё одно чудо королевского дворца, жилище, которое находится на территории «Тёмного сада». Это прекрасное здание – хижина. Да, хижина, но она не похожа на те хижины, которые вы видели в Речендии, на «Земле»! Я провожу вас к этой хижине и покажу вам её. Вы сами убедитесь в правдивости моих слов. Вперёд, мои дорогие друзья!

Я замолчала и села на трон. Мои друзья стали выходить из зала. Первыми из него вышли король Эрнандо и королева Лианора. Последними из «Тронного зала» ушли Гор, Дэр и я. Мы все вместе вышли из дворца через парадный вход. Потом мы повернули налево и прошли по жёлтой, песчаной дороге.

Стояла хорошая погода. Ярко светило летнее солнце, которое проглядывало сквозь чёрные кроны деревьев. Над нашими головами по голубому небу плыли белые, пушистые облака.

Когда мы дошли до качелей, вдруг к нам стали приближаться звери. Это были самые разнообразные звери различных цветов, форм и размеров. Среди них были и розовые кошки, и синие собаки, пегасы, и единороги, и розовые слоны, и фиолетовые львы, и гигантские слоновые черепахи, и огромные чёрные драконы. Затем они подошли к нам поближе, увидели меня, хотя я шла в конце процессии, поклонились мне и поприветствовали меня, каждый на свой лад, выстроились справа и слева от нашей колонны и стали идти рядом с нами. Это были очень добрые и умные звери, в удивительных глазах которых не было видно враждебности к людям, а были видны только искренность, доброта и любовь.

Мы прошли за мои качели и через несколько минут дошли до хижины, которая находилась в глубине «Тёмного сада». Это была маленькая хижина. Она была сделана из огнеупорных материалов. При этом эта хижина была настолько мала, что её не было видно издалека. За этот чудесный недостаток я и любила её.

Я вышла вперёд и открыла дверь хижины. Мои друзья и я вошли внутрь. Эта таинственная хижина состояла из 1 комнаты. Внутри неё было темно, потому что солнечный и лунный свет проникали внутрь только через небольшое окошко, которое было сделано напротив входа. Также в хижине стояли кровать, которая была расположена у противоположной от входа стены, 2 шкафа, стол, 2 стула и зеркало. У правой стены были шкаф, 2 стула и зеркало, в котором можно было посмотреть на себя с ног до головы. У левой стены стояли второй шкаф и стол.

Неожиданно Ял схватился за сердце, пошатнулся, и он бы обязательно упал, если бы его тут же не подхватили Тол и Зет Горль. Тогда я стояла у стола. Я громко крикнула:

— Немедленно положите Дэра на кровать! Я знаю, что надо делать!

Затем я подошла к Дэру Тонгабту. На Дэра было больно смотреть. Бедный Ял мучился от боли, его лицо искривилось, а в его чудесных синих глазах читались боль, страх и ужас. Я спросила у Дэра Тонгабта:

— Дэр, ты слышишь меня? Я сейчас помогу тебе!

Приступы страшной боли пытали бедного Дэра. Ял ничего не ответил мне. Я сделала светлый магический импульс и провела им несколько раз по всему телу Дэру Тонгабта. После этого я опустила импульс и стала ждать В хижине стояла мёртвая тишина. Мои родители и друзья были в шоке и ужасе от увиденного. Несколько секунд той тишины показались мне вечностью. Всем, кто в тот момент был в хижине, казалось, что Дэр умер, что его уже не спасти. Через несколько минут Ял начал часто дышать. Потом он открыл глаза, посмотрел на меня и слабо улыбнулся мне. Я счастливо улыбнулась Дэру Тонгабту в ответ.

Затем я отвернулась от Дэра и повернулась к своим друзьям. Они удивлённо смотрели на меня. На лицах моих друзей были видны недавняя скорбь и недоумение. Я дружелюбно улыбнулась и проговорила им:

— Дэр спасён. Всё уже позади.

Когда мои друзья услышали и поняли мои слова, они с облегчением вздохнули и добродушно улыбнулись мне в ответ. Боль, которая  резко и неожиданно схватила Яла, была основным симптомом таинственной бьютефляндской болезни, которая захватывала всех, кто приезжал в Бьютефляндию и гостил в ней несколько недель. Никто не знал, почему она возникает, но все бьютефляндцы знали, что они никогда не заразятся этой болезнью, что эта болезнь уйдёт сама по себе, но с мучительным жаром и резкими болями, которые ещё потом будут бушевать в человеке в течение последующих несколько недель.

Вдруг позади себя я услышала злой рык. Я тут же повернулась на звук и с удивлением увидела вместо Дэра Тонгабта, который должен был смирно лежать на кровати, потому что он ещё был слишком слаб, чтобы двигаться,…огромного тигра. Тигр набросился на меня и повалил меня на пол. Я слышала страшное рычанье тигра и видела его огромные острые когти, которые вот-вот вцепятся мне в горло. К удивлению всех моих друзей, я не кричала и не звала на помощь, но была сильно испугана и не шевелилась от страха. Зверь угрожающе зарычал на всех и спрыгнул с меня также неожиданно, как и напал на меня.

Я поднялась, села на кровать и стала наблюдать за происходящим. Тигр резко опустился на пол. Через несколько секунд перед моими друзьями и мной появился…Дэр.

Все мои друзья зааплодировали Ялу. Ещё долго раздавались эти бурные аплодисменты. Когда наступила тишина, Гор Рингольт произнёс Дэру Тонгабту:

— Молодец, Дэр! Это было прекрасное превращение! Я знал, что это был ты. Да, Дэр может превращаться в тигра! Разве вы этого не знали?! Умение превращаться в животных — это врождённый дар каждого речнца. Например, я могу превратиться во льва, Зет — в орла, а Юон Мфор – в леопарда. Моя жена, Вифиния, может превратиться в пантеру, а Аюда — в ястреба. Это превращение может быть необязательно в хищных зверей и птиц. Реченец может временно стать любым живым существом. Поэтому нужно очень осторожно обращаться со всеми живыми существами, которые обитают во Вселенной.

После этого все захлопали Гору. Потом мы все вместе вышли из хижины и закрыли за собой дверь. Затем мы оглянулись, взглянули на неё и отправились в обратный путь. Я не улыбалась и была грустной. Своим превращением Дэр стёр улыбку с моего лица. Ял шёл рядом со мной и виновато смотрел на меня. Когда мы шли по песчаной дороге, Дэр Тонгабт извинился передо мной.

— Прости меня, пожалуйста, за то, что я напугал тебя. Я не хотел пугать тебя. Ты простишь меня?

— Конечно, я прощаю тебя! – ответила я и нежно улыбнулась ему.

Дэр ласково улыбнулся во мне. Мы вернулись во дворец, поднялись по мраморной, центральной, дворцовой лестнице и разошлись по своим комнатам.

Наступил вечер. На часах, которые стояли в моей комнате, было 20:00. Я вышла из своей комнаты и закрыла за собой дверь. Потом я прошла по коридору, спустилась по лестнице и дошла до «Тронного зала». Я вошла в него. В зале никого не было. Я обошла трон и встала у потайного прохода.

Вдруг двери «Тронного зала» открылись. Я стояла спиной к входу. Я услышала, что кто-то вошёл в зал. Сначала я испугалась, но затем, когда этот человек дошёл до трона, я оглянулась и увидела…Яла. Дэр Тонгабт спросил у меня:

— Можно мне, пожалуйста, составить тебе компанию?

 — Конечно, можно! – ответила я и радостно улыбнулась ему.

Дэр счастливо улыбнулся мне в ответ. После этого он встал рядом со мной. Я 3 раза хлопнула в ладоши. Через секунду потайной проход открылся перед нами. Мы вошли внутрь и услышали, как проход тут же закрылся за нами.

Мы прошли по ходу и вышли из него. Потом мы посмотрели по сторонам, переглянулись и нежно улыбнулись друг другу. Затем мы прошли по песчаной дорожке, которая казалась жёлто-оранжевой из-за заката. Солнце постепенно садилось за горизонт, окрашивая небо в жёлтый, оранжевый, красный и розовый цвет.

Мы дошли до моих качелей. Я села на них. Ял прислонился к дереву, которое стояло позади качелей. Дэру Тонгабту нравилось прислониться к чему-нибудь: например, к дереву, колонне, скамейке. Я начала петь песню. Это была песня «Луч солнца золотого…». Когда я закончила петь её и замолчала, я повернулась и спросила у Дэра:

— Тебе понравилась моя песня?

— Да, мне она очень понравилась. Это была прекрасная песня. Я ни разу за свою жизнь не слышала таких песен, как те, которые ты пела, — сказал Ял и ласково улыбнулся мне.

Я нежно улыбнулась ему в ответ. Потом мы понаблюдали за закатом. Вдруг я посмотрела на свои часы. Они показывали 22:00. После этого я проговорила Дэру Тонгабту:

— Дэр, нам пора! Уже поздно!

— Да, нам пора возвращаться во дворец. Ты права, Густуфан, — грустно согласился со мной Дэр и глубоко вздохнул.

Мне тоже было очень грустно уходить из «Тёмного сада». Солнце уже село за горизонт. Было темно. Только чёрные кроны деревьев качались на ночном ветру, на фоне чёрного, звёздного неба. Мы пошли в обратный путь и прошли по песчаной дорожке, которая казалась серой из-за темноты.

Мы дошли до потайного прохода, прошли по нему и вышли из прохода. Мы оказались в «Тронном зале». В нём никого не было. Мы поднялись по мраморной, центральной, дворцовой лестнице и прошли по дворцовому коридору. Когда мы стояли у дверей в наши комнаты, Ял виновато произнёс:

 — Извини, что я напугал тебя в хижине. Я не думал, что моё превращение напугает  тебя. До завтра, милая Густуфан!

— Ничего, Дэр, всё в порядке! Всё уже позади! До встречи, милый Дэр! – попрощалась я с Дэром Тонгабтом и весело пожала плечами.

Мы мило улыбнулись друг другу, весело помахали друг другу и вошли в наши комнаты. Когда я уже разделась и лежала в кровати, я посмотрела в сторону комнаты Дэра. В его комнате было темно. Возможно, Ял устал за этот трудный день и уже спал. Я встала с кровати, выключила свет, снова легла в кровать и взглянула на свои часы. На них была полночь. Я глубоко вздохнула и уснула. Ночь стояла за окном. Она «пришла без опозданья», как пелось в «Вечерней песне». Казалось, что всё было хорошо, кроме одного: беда была рядом.

24.12.2021
AlLef22


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть