Гордость фермера

Прочитали 32

— Ешь аккуратно, если за тобой будет тянуться след из тыквенных семечек, сам знаешь, что произойдет – наставлял Кирэ младшего брата.

— Это сказки для маленьких детей. – жевал Сурак тыкву и демонстративно плевал семена на землю.

Кирэ разозлился и прихватив две тыквы побольше пошел в сторону прохода. «Захочет, побежит, а нет, будет ему наука». Он спрятался за земляной вал и наблюдал, как оставшийся один брат, испугался и побежал за ним пригибаясь к земле.

— Ох, уж и напугал ты меня, — заканючил Сурак, схватив Кирэ за руку.

— Сегодня обошлось, но в другой раз держись рядом, кто знает, что может произойти.

Сурак кивнул и хитро улыбнулся, он то точно знал, что монстров не существует и скоро все в этом убедятся.

***

Павел поежился и спрятался под одеяло. В октябре солнце не торопиться освещать огромные поля, а это значит, что и он может позволить себе поспать часик другой, но не дольше. Неделя до Хэллоуина – время, когда можно не плохо подзаработать. Он уже собрал заказы по округе и ждал Степана. Вместе оно сподручнее. Но не только звон монет грел сердце фермера, главное событие должно было состоятся вечером на городской площади. «Вишенкой на торте» усердия станут две огромные желтобокие красавицы. Их то он точно не поднимет один и не загрузит в прицеп трудяги мини-трактора. Из таких-то тыкв запросто можно сделать карету, в которой и Золушке будет не стыдно показать во дворце любого принца.

Эта мысль заставила его подняться, глотнуть горячего кофе и отправиться еще раз полюбоваться своим красавицами, открывающими путь в члены почетных граждан родного городка. Именно таким был главный приз на ежегодном конкурсе фермерских хозяйств. А из почетного гражданина легче стать членом совета и выбить деньжат на расширение своего дела. Ипподром – мечта детства становилась реальной вместе с растущими ребрами Лилит и Мари.

Мини-трактор чихнул спросонья, чем напугал стоявших в стойле лошадей, затем замурлыкал и мигнул фарами приглашая к обходу земледельческого царства.

Павел еще издали заметил беспорядок в секции «С», где было наиболее комфортно тыквам и прибавил газу, выжимая из маленького помощника последнего пони.

Увидев вытоптанное поле, он остолбенел. «Кто мог это сделать? — крутилось у него в голове. — Не могли же они просто взять и испариться». Мечта о собственном ипподроме лопнула, словно огромный мыльный пузырь.

— Что здесь произошло? – опешил Степан, увидев разоренное поле.

— Ты проболтался о Лилит и Мари? – наскочил на него Павел. – Больше никто не знал о моих планах.

— Остынь, мне это зачем, да и следов шин нет, в кармане таких мадам, по сто килограмм каждая не унесешь, транспорт нужен, – осмотрел поле Степан, а затем ткнул в тыквенные семечки. – Глянь-ка, кто-то полакомился их содержимым. А семена к лапам или копытам прицепились.

Степан вернулся к лошади и отцепил мачете. Павел достал из трактора воздушку, которой гонял назойливых ворон и отправился за товарищем.

Дорожка из тыквенных семечек уперлась в холм и оборвалась.

— Баста. Кончились следы, — обернулся Степан по сторонам.

— Сам вижу, вздохнул Павел и поплелся обратно. Заказы не ждал, а потерять еще и продажи было бы последним делом.

Загрузив в прицеп трактора оранжевых «поросят» с ловко закрученными хвостиками и припорошённым землей бочком, они отправились к трассе, ведущей в город. Скорого его красавицы украсят лучшие дворы города. Мысли опять вернулись к похищенным конкурсанткам, и Павел помрачнел.

— Притормози-ка здесь, — крикнул Степан и спешился. – Я сам хотел учувствовать, но раз такое дело, то забирай. Она конечно не Лилит и даже не Мари, но тоже достойная барышня. За кустами шиповника пряталась очаровательная малышка около семидесяти килограмм.

— Она просто чудесна, друг! – загорелись глаза у Павла. – Я не могу принять ее в дар.

— Можешь, мне этот конкурс не важен, а ты им каждый год бредишь. Заслужил! Зверя мы выследим, вечером отправимся в засаду. Хороша зверюга. Думаю, кабанчик, а может и свинья-матушка со своим выводком пошалила. Будет нам свинка на вертеле фаршированная тыквой.

Слова товарища развеселили Павла и день вновь заиграл праздничными красками.

«Мадам Флер», так он назвал малышку из колючих кустов была прекрасна и даже получила приз зрительских симпатий, но не дотянула двести грамм до покорёженной, готовой вот-вот лопнуть соперницы. Он шел нос к носу с господином Григорьевым, заядлым дачником на пенсии, обильно поливавшим все селитрой. Ест ли он сам плоды отравленной земли было не известно, но данный факт не мешал ему всегда занимать почетное второе место. С Лилит и Мари Павел с лёгкостью бы подвинул гражданку Иванову с ее причудливыми декоративными малышками, вырастающими по форме предметов, куда были помещены еще мышиными хвостиками. Таких издевательств над природой, Павел себе позволить не мог и всегда осуждающие смотрел на ежегодную победительницу.

«Третье место – это однозначно победа», успокаивал себя Павел, удобно устроившись за кустами около холма. Получи он первое, или хотя бы второе простил бы великодушно лесное зверье, наведывающиеся время от времени на его поля, но третье с его грамотой и пожеланием успехов требовало ответных действий.

Подъехал Степан, стреножил лошадь и присел рядом.

— Тихо?

— Тихо.

— Подождем. – затянулся Степан бездымной электронной сигаретой, которую всегда брал на охоту.

— Бросал бы ты это дело. – шикнул на него Павел. – Сначала сам себя травишь, а потом с меня требовать компенсацию будешь. Мол это удобрения выжигают легкие.

Степан не слушал ворчливого работодателя, он уставился на холм из которого пробивался свет. Дернув Павла за плечо, он махнул рукой в сторону осыпающейся земли. Они вскочили и принялись судорожно искать оружие, опасаясь незваных гостей.

Выждав несколько минут, Степан двинулся к открывшемуся в холме проходу, и Павел последовал за ним. Зелёный свет от непонятного источника позволял быстро двигаться по образовавшемуся в холме тоннелю, который упирался в огромную воротину их цельных бревен непонятной породы. За ней раздавалось злобное рычание. Заглянув в щель между и косяком и дверью, они увидели чудовищ в два человеческих роста сидящих за грубо отесанным столом.

— У меня дурное предчувствие, Кирэ. Не стоит идти в западные двери. Тех тыкв, что ты принес вчера нам на долго хватит. Восточный край безопаснее и не вздумай брать с собой Сурака, он еще мал для таких вылазок.

— Как скажешь, мам. – встал он из-за стола и хлопнул противоположной дверью.

Степан и Павел замерли, наблюдая за уродливыми созданиями с огромными желтыми клыками на вытянутой по-собачьи морде и густой шерстью, волочащейся по полу.

«Город однозначно надо было спасать, — крутилось в голове у Степана. – Сегодня тыквы, а завтра эти твари войдут в его дом».

Павел, лицо которого перекосила злоба, сделал знак ждать, и товарищи замерли. Заскрипели доски, и тишина накрыла логово чудовищ. Степан поправил на плече  карабин и поддел мачете закрытую воротину. Зеленоватое свечение, исходившее от стен логова, позволяло спокойно двигаться между огромной мебелью, лишь тошнотворный запах мутил, грозя отобрать сознание.

Они нашли двоих. В первой комнате был поменьше, а во второй один из тех что сидел за большим грубо отёсанным столом.

«Начнем с крупного, с мелким потом легче будет справиться», — прошептал Павел на ухо Степану. Тот кивнул в знак согласия. Подтянувшись на руках, они ловко запрыгнули на высоченную кровать и сделали по выстрелу в каждую глазницу. Чудовище взвыло, закрывая морду огромными когтистыми лапами и упало с постели на пол, зацепив Степана. Леденящий душу стон сотряс логово и Павел, выхватив мачете у придавленного чудовищем товарища полоснул по горлу воющего существа.

Брызнувшая фонтаном кровь обдала все вокруг. Павел помог Степану выбраться из-под конвульсирующего тела. Первая победа одержана. Они поздравили друг друга и обернулись на тихий вой из угла комнаты, где, закрывшись лапами всхлипывало чудовище поменьше.

«Я хотел только пошутить, — доносился до товарищей злобный рык. -Монстров не существует – это сон».

Обезумев от одержанной победы, они не замечали исходившего от чудовища страха. Раздался залп, потом другой и еще один. Сурак упал на бок от обжигающей боли и зарыдал, пытаясь уползти в свою комнату. Спрятаться под одеяло и проснуться. «Кирэ, — закричал он из последних сил и испустил дух».

— Остался еще один, – смеялся Павел, выбивая прикладом клык у чудовища поменьше.

— Трофей? Нам никто не поверит. – последовал его примеру Степан.

— Поверят. Если привезем эту зловонную тушу, поверят.

Степан побежал за мини-трактором, а Павел, войдя в раж рыскал словно крыса по окровавленному логову.

Найдя Лилит, он прижался к её теплому боку, обнял и прошептал: «Я нашел тебя, моя девочка».

Загрузив тыкву и Сурака в прицеп Павел понял, что у него уже не осталось сил.

— Эти спали, но третий. Он может быть опасен. Здесь без ловушки не обойтись.

— Согласен. – достал из прицепа канистру с бензином Степан и плесканул на каждую из дверей.

Дойдя до кромки восточного леса Кирэ остановился. Ветер принес стон, звавший его по имени. Он тряхнул головой, отгоняя наваждение и бросился в погоню за оленем.

Мать будет рада. Сурак придет в восторг, забрав себе ветвистые рога. На неделю семья обеспечена свежим мясом и Кирэ, открыв южную дверь, вновь отправится на поиски жены.

Резкий запах сбил с ног еще на подходе к холму. Так пахли западные монстры, проносящиеся за тыквенными полями. Кирэ бросил добычу и побежал к дому. К едкому запаху примешался еще один, приторный и ужасающий, Кирэ распахнул двери и упал на колени, поскользнувшись на бурой луже. Двери хлопнули и полыхнули.

— Славная была охота. Ловушка удалась. – услышал Степан, разнесшийся по холму вой. Дым быстро заполнял тоннель, надо было торопиться.

— Членство в почетных гражданах нам теперь обеспеченно, — похлопал Павел Лилит по ребристому боку и лошади вновь понеслись по новенькому ипподрому.

На следующий день их маленький городок наводнили ученые и журналисты. Лилит сделали отдельный пьедестал, а Павла приняли не только в почетные граждане, но и сделали членом городского совета.

Холм был перекопан, но биологи нашли там только угли, в связи с чем сокрушались над скоропостижным исчезновением целого вида, но их никто не слушал. «Они защитили наши дома», — ревела толпа, качая ставших знаменитыми фермеров.

Литит сгнила, превратившись в огромную бесформенную массу, так и не выполнив свое предназначение – стать пропитанием для одной маленькой безобидной семьи.

Феномен огромной толи собаки толи обезьяны так и не был раскрыт. В заключении научного совета значилось: «Питается тыквенными», в связи с чем в лапу чучела Сурака была вложена горсть тыквенных семян.

21.10.2021
Даниил Мантуров

Начинающий писатель. Пишу с апреля 2021 г. Писать люблю и стараюсь выйти на профессиональный уровень.
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today Litres Проза YaPishu.net


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть