Утро начало не самый лучшим образом. Нам пришлось прятаться от дождя, что решил пойти ни свет ни заря. Мы укрылись в какой-то пещерке, которая оказалась совсем поблизости. Видимо вчера не заметили её из-за темноты.

— Ну и полило, конечно. – произнес Макс, выжимая свою одежду, демонстрируя свое крепкое телосложение.

— А что же ты ожидал от природы? – проговорил Дейман, снимающий свои самодельные сапоги.

Оглядевшись, я понял, что я погорячился с местом, в котором мы были. По сторонам были крепкие дубовые бревна, удерживающие землю над нами. В некоторых местах земля сползла, образовав стенки из неё. На одной из вертикальные бревен, висела потухшая керосиновая лампа. Когда Никита зажег её, то мы увидел эту «шахту» в более ясно. Это был длинный коридор, резко заходящий налево. В свободных углах были различные прогнившие ящики, бочки, из которых уже вылезали грызуны и убегали в норки. Больший интерес вызывал, конечно, тот поворот налево.

— Так, — скомандовал шепотом Гелиос. – Сейчас я иду первым, за мной ваш беловолосый друг. Остальные ждать здесь.

Все не решились спорить с тем, у кого есть оружие, да ещё и то, с которым он умеет обращаться. Мы подошли к повороту, и Гелиос выглянул туда, прижимаясь к стене и стараясь не шуметь своими доспехами.

— Тут никого. – уверенно произнес он, выйдя из укрытия. – Походу это заброшенная шахта.

— А разве ты не знал про неё? – спросил я удивленно.

— Нет. Я сюда никогда не ходил.

Дейман задумался и потом произнес:

— Я помню эту шахту. Лет 50 назад тут добывали угли для местных жителей. Сейчас тут, кроме камня и пары килограмм оставшегося угля, ничего нет. Так что тут может не искать полезных вещей. Просто подождем, когда кончиться дождь и пойдем дальше.

Из того поворота раздался громкий грохот, словно камень ударился об железное что-то. Молниеносно Гелиос выхватил из ножен свой меч и принял стойку.

— Что это было?! – крикнул я с испуга на него.

Но он лишь подставил палец своим губам, давая понять этим жестом, чтобы я замолк. За тем тот взял лампу у Никиты. Яркий свет озарил туннель, ведущий вниз, и из которого была видна поднявшаяся пыль.

— Так, — скомандовал он. – Сейчас со мной идет Илья. Остальные остаются тут. Если мы не вернемся, то уходите.

— Один вопрос, — перебил его Максон. – Почему мы просто не можем уйти?

— Потому что это моя обязанность, как рыцаря. Ваш друг мне поможет с этим. А если он и погибнет, то одной проблемой будет меньше.

— Ты собрался меня там бросить?! – наорал я на него с чувством неподдельного гнева.

— Ты можешь злиться, но это не изменить моего решения. Ты идешь со мной и точка! – его меч уже оказался у моего лица острием у моей перегородки.

— Он же невинный человек, — возмущался Макс со мной. – Тебе же говорили, что не знает он почему его волосы такие! Неужели ты такой остолоп, чтобы этого не понять?

— Я все понимаю, но как говориться, доверяй, но проверяй. Так что ваш друг сходит со мной и все! – твердо сказал Гелиос.

Макс не знал, что делать. Все метался из стороны в сторону, а потом собравшись, еле сказал:

— Хорошо. Но если он не вернется, то клянусь, я прирежу тебя и не посмотрю даже кто ты.

На это заявления Гелиос лишь ухмыльнулся и кивнул. Мы двинули в тот мрачный туннель, с запахом ушной серы. Гелиос шагал впереди, держа в руке лампу, который до этого лежал без дела на полу, а в другой меч. Каждый его шаг это был очередной звон металла. Его голову защищал шлем, который он нес в руке при первой наше встрече. Лишь сейчас я заметил, как был изуродован этот шлем. Складывалось ощущение, что его терли об асфальт, а затем пытались горелкой нагреть.

Как же хотелось взять нож, который я «одолжил» у браконьера, в руки и просто перерезать шею эту рыцаря. Жить всегда хочется, когда ты знаешь, что вот-вот можешь откинуть копыта. Пойдешь даже на убийство ради выживания. Я не оказался исключением и признаю, что тот момент, я имел желание воплотить свой план в реальность. И в тоже время, я понимал, что он все правильно делает и невиновен, и скорее всего, я бы сделал тоже самое. Во многом виновата те законы, которые написаны таким образом, что я оказался в рядах подозреваемых.

Гелиос прошептал мне:

— Стой…

— Что такое?

— Гляди, — показывал на груду камне, упавших на ржавые кирки, лопаты и прочие принадлежности, а также мешок с каким-то содержимым.

— Что это в нем? – поинтересовался я.

Он аккуратно подошел к нему, раскрыл и облегченно пробубнил:

— Здесь опилки.

— Опилки? Зачем в шахте опилки?

— Понятия не имею. Может быть для утепления?

— Это как вариант, но все равно, странно.

— Не думаю, что это поможет нам. Давай осмотримся, может найдется ещё что-нибудь.

Я лишь кивнул ему и начал смотреть ещё что-нибудь необычное. Вот только наше молчание продлилось недолго. Меня замучил один вопрос.

— Слушай, Гелиос. – обратился к нему. – Ты ведь реально взял меня, чтобы избавиться?

Когда он заговорил, то его голос не слышался, как голос уверенного рыцаря:

— Прости, если бы я не был на службе, мы говорили по-другому. Ты сам должен понимать, что мой долг, защита мирных жителей от опасностей мира. Я сам не сильно верю, что ты какой-то там ведьмак или мутант. Не было бы это хрени в законе, я спокойно назвал тебя другом.

— Хех… — его слова заставили мои губы искривиться в нелепой улыбке. – Я бы тоже тебя назвал другом. Да и так тебя могу им назвать, хоть и сложно это.

— Несмотря на то, что готов тебя бросить тут, что выполнить долг?

— Не задавай мне сложных вопросов, я сейчас думать не хочу.

— Хех… Ладно-ладно, тогда…

Его вещание перебил звук капания. Мы осмотрелись и нашли каплю на земле, которая ужасно воняла серой. Аж тошно стало. Рыцарь взял меч покрепче и посмотрел наверх, посветив лампой и мое сердце ушло в пятки.

Над нами ползал огромный черный паук. Тонкие и острые, как иголки лапки, которыми он медленно перебирал по самодельной паутине. Его мордам была усеяна неисчисляемым количество глаз. На секунду показалось, что они были по всему телу. Из рта капала та самая жидкость.

— Сернистый паук! – крикнул Гелиос, который уже готовился убить его.

Паук спрыгнул с места и прямиком на меня. Я думал, что уже тогда помру. Эта мерзкая и вонючая морда смотрела на меня и готовилась уже пожрать меня, а тело как будто парализовало. Из него меня не смог вывести даже крик рыцаря, который ударил тварь прямо по брюху, где и было его слабое место, помимо головы. И все хороший удар по лицу смог пробудить мое тело и сознанием окончательно.

— Ты сам сдохнуть захотел?! – орал на меня он злобно.

— Н-Нет!

— Тогда живее вставай и помогай, кретин!

С помощью его, я через секунду стоял на ногах и держал предоставленную лампу, освещая углы и пытаясь поймать гада. Но безуспешно.

— Назад посмотри. – прозвучал в голове мой спокойный голос.

Я взглянул. Сначала увидел только Гелиоса, идущего за мной по пятам. Потом увидел мелькнувшую в темноте лапу, а затем тысячи глаз, которые приближались к Гели с огромной скоростью. В тот момент, мое тело, как на инстинктах, откинуло в сторону его, а вот себя, я не успел прятать и холодные, противные лапы пронзили мои ноги, подобно двум шпагам.

Эта тварь издавала свой противный звук, пока я кричал и корчился от боли. Благо, Гелиос быстро понял, что делать и быстрым рывком налетел на паука, вырывая тем самым из меня его лапы и давая алой жидкости ещё большим потоком выходить из меня. Держаться на ногах это то ещё испытание, и я глухо рухнул на землю, поднимая одеяло из пыли. Единственное, что я хотел видеть, это небо. Но взор мой видел лишь землю и пару канатов с густой паутиной. Оставалось слушать, как паук издает предсмертные хрипы.

— Живой? – появился мой спаситель, проверяя пульс, а потом с выдохом продолжил. – Живой. Идти сможешь?

— Не знаю… Ноги болят.

— Естественно болят. Тебе же их проткнули насквозь!

— Спасибо, гений, не заметил!

— Ладно-ладно, успокойся только. Сейчас…

Он взял меня за руки, помог встать на ноги, погрузив одну руку на свою шею. Ноги напоминали больше на две грабли, которые царапали землю. Я боялся лишний раз двинуть им, они словно обсохли. Нам на встречу бежали перепуганные пацаны. Лишь Дейман был спокойным.

— Что случилось? – спросил Никитка.

— Там сернистый паук был. Илью ранили. Надо скорее его вылечить, пока крови не вышло больше. – его голос стал приглушенным.

Последнее, что я услышал перед потерей сознания, звон стеклянных колб и шуршание тканьевых вещей.

***

Я очнулся через час, как выяснилось. Сразу посмотрел на ущерб после нападения твари. Мои ноги уже зажили, чего не скажешь об одежде. Пальто стало походить на рваную тряпку, штаны теперь с двумя дырками с большой палец. Мое тело лежало у камня на сырой траве. Осмотревшись, я увидел заваленную шахту. Словно бревна прогнили и больше не могли держать тяжелые стены и потолок.

— О, — возрадовался Макс. – Очнулся, наконец. Ну как ты?

— Если бы меня до этого не пытались съесть, то были хорошо.

— Ну тут да, но главное, что все уже позади.

Из моего рта протянулось вялое:

— Ура…

— Да уж, ура. – повторил Макс с такой же интонацией.

Тут к нам подошел Гелиос. Лицо Макса сменилось на что-то непонятное. Толи злился, толи радовался, а то просто скалил зубы.

— Хорошо, что ты очнулся. – произнес все также спокойный голос рыцаря Гелиоса.

— А что? Нашел ещё способ меня угробить? – попытался пошутить своим вялым голосом.

— Нет. – он приклонил передо мной колено и опустил голову, держа руку у сердца. – Я хотел лично тебя поблагодарить за помощь. А ещё извиниться за необоснованные выводы насчет твоих волос.

— Я как бы на тебя уже и не злюсь. Сейчас мне абсолютно плевать на это. Я рад, что дышу.

Он рассмеялся:

— Да, тут уж соглашусь. Не ожидал никак увидеть там сернистого паука. А ты я так понимаю боишься пауков?

— Как ты догадался?

— Интуиция. – уклонился от ответа с ухмылкой довольной.

— А мне кажется, ты просто посмотрел на мое лицо в тот момент. – попытался снова отшутиться.

Он лишь улыбнулся, встал и протянул мне руку. Я принял его предложение встать на ноги. В коленях стрельнуло, словно мне уже под 60 лет. И все же, я сумел устоять и посмотреть на рыцаря, слегка спустив взгляд вниз.

— Максон, а ты его простил?

— Нет. – уверенно отрезал он. – По крайне мере сейчас.

— Не ожидал другого.

— Его можно понять. – сказал Гелиос. – Все-таки, я у твоих друзей, чуть не отнял друга из-за моего долга.

— А точно ли это твой долг? – спросил я. – То есть, я имею в виду, разве рыцарь должен обязательно ловить подозрительных личностей и подвергать их самосуду?

Рыцарь поник и с отчаянием произнёс:

— Как бы не было прискорбно, должен. Таков закон, написанный нашим королем Варфлом.

— Кретин этот ваш Варфл. – высказал свое мнение Макс, нарочно назвав короля неправильно.

Удивительно, но Гелиос не отреагировал на такое хамство. Он просто стоял и дальше говорил со мной:

— Закон пишутся ведь для порядка и безопасности. Разве нелогично, что их соблюдаю?

— Логично. – ответил я. – Все логично. Вот только, как и в любом другом законе, в нем есть дыры, которые могут использовать злоумышленники и пострадать невинные. Так что мне не за что тебя винить особо. Просто в следующий раз, лучше положись на свою голову, а не на голову закона.

— Что ж, тогда я послушаю её сейчас. Если вы по-прежнему хотите попасть в город этот, то думаю логичным будет спрятать волосы твои за капюшоном от твоего пальто.

— Тут я соглашусь с тобой, а не заметят?

— Надень и проверим. – встрял Макс.

Я выполнил то, чего от меня требовалось. Капюшон был не самый просторный и был только-только мне. Однако по словам Макс и Гелиоса, волос моих не было видно, от слова совсем. Благо они у меня ещё не успели отрасти.

— Так, — скомандовал Гелиос громко и бодро. – Пора идти.

— Так ведь дождик. – удивился я.

— Он почти закончился. Пойдемте, сахарные. – сказал он с мелкой издевкой, подходя к остальным.

Когда он поравнялся с ними, то увидел в их глазах неопределенность. Они словно ненавидели его и благодарили одновременно.

— Меня кое-что все же волнует. – сказал Максон. – Почему ты его притащил обратно раненного? Ведь ты просто перерезать ему горло и списать это на паука или завал. Почему ты его спас?

— Потому что он спас меня. – ответил Гелиос кратно.

— Понятно, снова Илюха играет в героя.

— Ничего я не играл, — возмутился и скрестил руки на груди. – Я поступил, как надо.

— Да я же шучу, господи. Ты такой наивный Илюх!

Морось кончилась и свинцовые тучи начали расходиться. Сабир с Никитой рассматривали свои рюкзаки. Сабир заявил, что еды у них ещё достаточно. Ещё на три дня хватит. Ваня все это время молчал и ухаживал за луком, который был отобран у охотника. Друга Деймана не было видно ещё со вчера. Лишь один щенок крутился у моей ноги. Стояло мне вспомнить про эту тушу с моей рост, как я ощутил своим затылком тяжкое и частое дыхание. Волчонок обрадовался своему папке и сразу начал бегать и прыгать около него. Его брат уподобился ему. Гелиос отреагировал на подобное довольно спокойно. Видимо, уже видел их.

— Знаешь, Илья, — проговорил Дейман. – Кажется ты им очень нравишься.

— Ага, особенно папаша. Стоит, наверное, и думает с какой приправой меня слопать.

На самом деле, было очень приятно находиться среди этой семейки. Не то, чтобы я чувствовал какую-то родственную душу, но и не чувствовал страха, который был при первом нашем знакомстве. Теперь я уверенно гладил и детишек, и отца.

— Хотел бы я взять его с собой. – не заметил, как сказал мысли вслух о волчонке, который мне понравился больше всего.

— Так, а в чем проблема? – проговорил Дейман.

— В том, что его вряд ли пропустят в город. Он же дикий зверь. А на щенка он лишь отдалено похож.

— Что ж, тут верно. И все не стоит отчаиваться. В столице сейчас так много «индивидуальных» личностей, которые любят экзотических питомцев, что твой щенок будет самым непримечательным среди них. Люди могут просто подумать, что охотник-дрессировщик.

— Допустим. Но, что насчет его. – указал на здоровую тучку, что дышала мне в затылок, словно разъяренный бык.

— Ах, да. – словно забыл, произнес он. – Ну, в нашей ситуации, это более легко, поскольку волчонок сам к тебе липнет, как банный лист.

— Тут да, не поспоришь. Все время лезет. – погладил его по пузику, пока валялся тот.

— Так вот, если он сам хочет с тобой пойти, то его отец не будет сильно против, ибо видел, какой ты.

— Звучит так, словно ты говоришь о человеке.

— Не о человеке, — сказал Дейман ровно. – но тот, который тоже заслужил жить и дарить жизнь.

— Философ… — прошептал я с улыбкой.

— Ну так, что? Берешь его?

Я посмотрел на волчонка, который уже успел встать на четвереньки и повилять мне хвостом.

— Ну что, волчонок? Пойдешь со мной? – задал глупый, но не лишенный смысла вопрос.

Он лишь запрыгнул передними лапками ко мне на колени и завилял сильнее хвостом.

— Кажись, он согласен. – проговорил Дейман.

— И все же, как ты понимаешь их? Как ты понял, что твой друг не против, чтобы я забрал у него сына?

Дейман ответил также спокойно:

— Все дело в том, что я вырастил его и научил все этому. Плюс ко всему, есть плюсы быть друидом. Можешь говорить с ними, как с людьми. Именно поэтому я и не сошел с ума.

— То есть все это время, он с тобой говорил?

— Ну, собственно, да. – на его лице возникла ехидная и довольная улыбка.

— Хотя, чему удивляться? Ты же у нас друид.

Смотря на щенка, меня посетила мысль, что я делаю неправильно, пытаясь забрать себе его. Однако он не думал так, лишь сильнее прижимался ко мне.

— Дейман, скажи, почему он так прижимается?

— Неочевидно? Ты нравишься ему.

— Не, это понятно, но объясни почему.

Он на секунду задумался, взялся за нас руками и прикрыл глаза. Тогда мне показалось, что я слышу невнятное шептание. Причем оно было довольно тихое и единственное, что могло помочь их слышать, лесная тишина. Послушав более внимательно, признал голос Деймана. Он шептал в моей голове слова на неизвестном языке.

— Теперь ясно. – прозвучало уже из его уст. – Ваши ауры очень схожи. А поскольку его отец магволк, то для него это важный аспект. При помощи своего особого чутья, они могут использоваться для поиска магической пыли, оставляемой в воздухе после заклинаний.

— Ого, — восхитился я. – Если я правильно понял, то ему по душе мой запах?

— Ну, что-то вроде того. Так что все нормально, поскольку малыш сам к тебе тянется, а это хороший знак.

— Пожалуй. Ладно, спасибо за пояснение.

В ответ друид кивнул мне и направился к дороге, как и остальные. Отец и сын отправились за ним, а тот, что остался со мной был по-прежнему у моей стопы.

— Что ж, дружок, — сказал я ему, присев перед ним на корты. – Надо бы тогда дать тебе имя, а то не очень удобно тебя «дружком» звать. Хммм… А что если, Чак? Чак-Чак-Чак!

Ответом стало виляние хвоста и веселое бегание за ним.

— Хорошо-хорошо. – успокаивал его. – Будешь теперь Чакой. Пойдем.

Я приподнялся и направился шагом к своей группе «искателей приключений на задницу» в сопровождении нового питомца. Говорят, собака, лучший друг человека. А на волков, это правило будет распространятся? Думал я, пока шел к друзьям.

Гелиос стоял, как штык на дороге, держась за ножны, в которые был спрятано его верное оружие с блестящим навершием. Сабир, Ваня и Никита стояли со своими рюкзаками на спинах, а Макс свой держал в руках, поглядывая злобно на рыцаря. Дейман стоял с Суриком и братом Чаки рядом с каменной дорогой.

— Ну что, — спросил громко нас, Гелиос. – Идем?

— Да пошли уже! – крикнул ворчливо Макс.

Мы и двинулись по блестящим и грязным камням, делающих для нас прямую линию, ведущую куда-то за необъятный лес. Дейман с Гелиосом что-то обсуждали впереди, Сабир с Никитой перешептывались за ними, Ваня с Максом обсуждали, что будут делать по прибытию. Ваня первым предложил погулять по городу и познакомиться с местными. Максон высказал свое предложение. Правда, оно сводилось к выпивке и обжорству. Мои мысли были о том, как воспитывать волков, а тем более «магволков». Хотя бы знаю, почему он ко мне прилип так, хоть и звучит до ужаса ненаучно и странно.

Солнце уже стояло в зените, дятел постукивал свою мелодию, а на подпевке были соловьи, сидящие на соседней ветке. Лужи стали теперь для нас назойливыми зеркалами, отражающие солнечные лучи нам прямо в глаза. Удивительно, что не было жарко. Наоборот, было ветрено и прохладно довольно. Это мало волновало, поскольку среди впереди мы увидел нечто, куда более интересное и завораживающее.

15.10.2021
Ральф Стрейдж


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть