Глава 7 Битва

          Да, да, да. К сожалению, я не ошибся. Учитель вскинул длань в до боли знакомом мне жесте и что-то зашептал. В то же мгновение оба стража, в ужасе наблюдая за собой, схватили себя за глотки и захрипели, с тихим звоном выронив алебарды. Инквизиторы вышли из-за своих импровизированных укрытий, наблюдая, как эти двое несчастных в мучениях испускают дух. Людвиг поднял арбалет, намереваясь прекратить их мучения, однако Реджинальд жестом другой руки остановил своего соратника, не без наслаждения наблюдая за синеющими в агонии телами. Лишь, когда они навсегда затихли, по жесту Людвига из кареты вышли гвардейцы со своим громоздким оружием и сонный глашатай, который шел к нам медленно, с видимой неохотой.

          Где-то вдали закричал коршун. Обернувшись на его резкий, неприятный человеческому уху крик, я остановил свой взгляд на объекте нашего штурма. По сути, крепостью его назвать было трудно из-за ничтожно малых размеров, скорее это был особняк-переросток, сложенный из огромных каменных блоков, наверняка не без помощи магии. Наверху виднелся уютный донжон с красной черепицей. Хоть сие строение и не производило впечатление величественного, однако было в нем что-то завораживающее. Красота камня, журчание водопада в саду, да и сам сад из идеально выстриженных деревьев располагали к умиротворению. Признаться, на минуту мне даже стало жалко это место. Кто знает, правильно ли это – разрушать и убивать по приказу свыше?

          Тем временем глашатай дошел до ворот дома-крепости и стал прочищать горло. Реджинальд, подойдя ко мне, наклонился к моему уху и тихо сказал:

-По правилам, сначала мы должны потребовать, чтобы они открыли двери, и лишь потом вламываться.

-И что, хоть однажды это требование исполнялось? – я не смог удержаться от доли скепсиса в голосе.

-Ни разу, — последовал невозмутимый ответ учителя.

-Именем Великой Инквизиц… — начал гнусавым голосом глашатай, но закончить он не успел. Со свистом рассекая безмятежное утро, стрела, вероятно, выпущенная из окошка на втором этаже, с тихим хрустом вонзилась бедняге Брому в колено, отчего тот повалился, издавая звук раненой козы.

-Айаааа… Короля на вас нет, ****** *****…

-Унесите, — коротко распорядился Людвиг.

Два Рубина проворно подхватили упавшего и понесли в карету. Тот что-то бессвязно кричал, однако, поравнявшись со мной, с сожалением оглядел меня и просипел:

-А ведь когда-то и меня вела дорога приключений…

          Больше я его не видел, ведь следом раздался грозный клич сэра Иоганна:

  • Вперед, дети короля!

Возложив свой огромный молот на плечо, он разбежался и как следует ударил по створкам ворот. Дом глухо сотрясся, казалось почти до основания, но ворота остались невредимыми. Иоганн замахнулся и нанес второй удар, вновь впустую сотрясая воздух. Он уже собирался бить в третий раз, но мой учитель остановил его:

-Совсем разум пропил?

-А?

-Б! На створках наложены защитные чары, ты об них не только молот поломаешь, но и мозги тоже. Ах да, у тебя же их нет.

Иоганн с ненавистью посмотрел на Реджинальда, однако ему все же пришлось признать свою неправоту, хоть и с огромной неохотой.

-Ну и что ты предлагаешь, удавка ходячая? – язвительно поинтересовался он.

Это он про задушенных стражей, догадался я. Действительно, я не понимал, зачем лишний раз было проявлять жестокость по отношению к этим бедолагам. Вполне можно было умертвить из арбалетов по-тихому, не причиняя страданий просто так. А наставник, еще раз подтрунив над Иоганном, подозвал одного из рубинов, что-то прошептал ему, кивнув на злосчастные ворота. Тот вытянулся в стойку, сделала какой-то неопределенный жест своим копьем, отчего оно жутко засветилось кроваво- алым светом. Быстро прицелившись, рубин с поразительной точностью метнул его в цель.

-Инквизиция, ложись! – последовала громкий бас.

          Я пал наземь, прикрыв голову руками, и далеко не зря: буквально через секунду после крика магическое копье достигло ворот. Казалось, что в это мгновение сама ткань мироздания начала рваться пополам, с таким страшным грохотом прогремел взрыв двух противоборствующих чар. Подняв голову, я увидел, что на месте непокорных молоту ворот зияет дыра, а на земле в кучке пепла лежит нетронутое копье с красным светящимся камнем подле основания лезвия. Никакие кустарные чары не могут тягаться с рубиновой магией, очередное тому подтверждение.

          Где-то в крепости забил набат. С верхних этажей послышалась ругань и звон оружия. Вероятно, ведьмы вместе с остальными воинами вышли отстаивать свой дом, свою территорию, на которую мы, инквизиторы вломились с целью грабежа и убийства. Однако, в моем мозгу сразу же появилась другая мысль, успокоившая мою совесть: если они так встречают нас, значит им есть что скрывать от инквизиции и короны, а, следовательно, мы делаем это зло во благо.

          Мы вошли в крепость спокойным шагом и попали в небольшую прихожую, следом вошли четыре гвардейца. Прямо наверх вела небольшая мраморная лестница, покрытая красным, совершенно безвкусным ковролином. От дверей можно было пойти и налево, и направо, и вверх.

-Ведьмы есть ведьмы… Никакого понятия об эстетике, — поморщился Людвиг.

-Наша цель – артефакт. Алан, Ио, — вы наверх, в хранилище, — учитель указал пальцем на руническую табличку рядом с лестницей. Мы с Людвигом зачистим здание и отвлечем их силы. Они-то не знают, зачем мы здесь. За работу, девочки! Помните, одна нужна мне живой для допроса, так что всех не убивать, — с этими словами мой наставник, увлекая за собой прихрамывающего Людвига, с громким криком, вероятно для отвлечения ведьм, побежал вправо по коридору.

-Мало того, что своего молокососа на меня повесил, так еще эти… — он с раздражением кивнул на рубиновых гвардейцев, стоящих в ожидании приказов. Ну что, смертнички, попрыгаем? – толстяк в латах стал подниматься по лестнице. И учти, шкет, что с тобой случится – не моя забота вообще.

          Мне уже порядком поднадоел этот грубый мужлан, тем более я не совсем понимал, чем вызвана эта ненависть. Нехотя я побрел за ним по лестнице, гулко отзывавшейся на наши шаги. Вскоре мы вышли на второй этаж. На первый взгляд ничего необычного: каменная кладка, ковровая дорожка, узкие окна, пара факелов да дверные проемы. Однако, когда мы ступили на пол, из них показалась какая-то сморщенная старуха. Лицо ее было перемотано гнилыми тряпками, разглядеть его попросту не представлялось возможным. Иоганн поднял молот:

-Уйди с дороги, карга, а не то череп снесу!

-Инквиииизииииторыыы…

-Слышь, гадалка, по-хорошему прошу тебя, а то рубинам отдам. Где ваш Артефакт?

-Ииинквииизиторыыы… Уходииииитееее! Беееегииитее, пока цеееелыыы!

-Ну все, бабка, ты сама напросилась!

-Беееееей иииииих, сеееееестрыыыыыыы!

          Будто вторя последнему протяжному крику старухи, сами стены отозвались в этом жутком призыве:

-Сеееееееестрыыыыыыы!

Изо всех окон и дверных проемов начали выскакивать силуэты, преимущественно женские. На лицах – повязки, глаза горят желтым светом, вооружены же они были кинжалами до арбалетами, да непонятными шипами.

-Смееееееерть инквизиии…

Чудовищный удар молота заставил голову старухи впечататься в противоположную стену и разлететься, подобно спелому арбузу при ударе о поверхность. С не менее жутким ревом Иоганн бросился в атаку. Не долго думая, я обнажил саблю и ринулся в бой за ним.

          Необходимо отметить, что часто на уроках фехтования, я думал, что мой учитель серьезно перегибает палку, требуя от меня практически невозможных вещей. Однако в первом же своем бою я понял, что если бы не те уроки, после пары пропущеных ударов клинка, я уже не был бы «проблемой сэра Иоганна». Большая часть моих ударов была рубящей, поперек тела. Ведьмы, видя, что их смехотворные самодельные арбалеты не оставляют на наших доспехах даже царапин, потеряв пару десятков сестер, отступили в один из проемов и забаррикадировали дверь.

-С ними Редж разберется. Пойдем быстрей! – торопил меня Иоганн.

-С кем «с ними? – вдруг раздался знакомый мне голос. Еще никогда в жизни я не был так рад его слышать. Учитель, волоча за собой Людвига и держа окровавленного Жнеца в другой руке, поднимался по ступенькам.

-Быстро вы, — пробурчал Иоганн.

Учитель не обратил на него внимания. Он осматривал место нашего побоища.

-Хм, слева направо, через сердце как я тебя учил. Молодец, Алан. Надеюсь рубины не пострадали, нам они еще пригодятся.

Я просиял. Это невообразимо приятное чувство – стать Настоящим инквизитором.

-Эти шлю…кхм, ведьмы заперлись там, — доложил Иоганн, указав на дубовую дверь в середине коридора.

-Так добейте же их, – пропыхтел Людвиг, приходя в себя. Выбейте уже эту чертову дверь! – нетерпеливо обратился он к Иоганну. Сколько можно, Редж, чтоб тебя демон сожрал, зачем ты вообще это зате…

-Нет времени! Ваня, бей! – скомандовал учитель.

-Как скажешь, — пробасил он. Момент, удар молота, треск дерева, и раздался крик ужаса. Ведьмы со страху заперли себя в какой-то кладовке, откуда больше не было выхода. Вероятно, они намеревались выждать, чтобы напасть на нас с тыла или же просто убежать. Теперь они были обречены.

          И тут я совершил большую ошибку. Я бросился вперед, с криком обнажив саблю. Разрубив одну ведьму, я бросился ко второй, но, вероятно, она успела прочесть какое-то заклятье и наколдовать подобие энергетического шара, который незамедлительно отправила прямиком в меня. Не ожидав столь стремительной атаки, я не успел среагировать и отбить его. Меня словно зажало двумя камнями, все мышцы сковал сильный спазм. В реальности же я отлетел добрых пару десятков локтей вправо и приземлился на какой-то постамент со странной вазой. Во-первых, размером она была всего чуть меньше меня. Во-вторых, она вся была украшена какими-то светящимися рунами, амулетами, магическими камнями… Но долго рассматривать сей шедевр гончарного искусства мне не пришлось. Хоть она и стояла на специальном постаменте, от столь сильного удара она пошатнулась и с грохотом упала на каменный пол. Готов поклясться, в момент падения она закричала! Хотя вполне возможно, что это заклятие поразило и мой слух, и звуков на самом деле не было.

          А вот ведьмы переполошились не на шутку. Вмиг забыв о нас, они с нечеловеческими криками бросились врассыпную, одни к двери, другие к маленькому зарешеченному окошку кладовой. Сперва я не понял причину их страха. Ваза же разбилась, и из нее посыпался какой-то черный песок. Ну и что с того? Но может быть это яд? Нет, у вазы было открытое горло. Что же тогда? Чего так испугались эти бесстрашные женщины, только что так отчаянно противостоявшие нам?

          Причина ужаса быстро объяснилась. Песок вдруг закружился в, будто в пустынной буре и стал принимать смутные человеческие очертания. Когда оно издало свистящий рев, сомнения в моей голове испарились. Ифрит! Вот что хранилось в этой чертовой вазе. В свое время на уроках сэра Реджинальда я слышал о них достаточно, чтобы сейчас содрогнуться.

          Ифриты – древние бестелесные магические существа, населявшие Великое плато задолго до эры людей. Магическая энергия тогда била из земли фонтанами в прямом смысле этого слова, порождая различных магических тварей, таких как болотные арахниды, гигантские трехголовые трехголовые скорпионы, и прочих разных существ. Хоть эти существа были очень сильны, и схватка с такими была бы обречена на сокрушительный провал, но стоило такому уродцу отойти от магического «фонтана» буквально на пару десятков локтей, как он терял свою силу и рассыпался в прах. Практически вся жизнь в эпоху абсолютного Хаоса так и происходила, потому и никакого развития не происходило – магия заставляла виды живых существ мутировать в гиперускоренном режиме, а о какой-либо генетической стабильности не было и речи. Лишь потом, когда магические излияния утихли, живая природа начала развиваться собственным путем, а из яйца появился первый птерогиббон – далекий предок человека. Так вот, об ифритах. По сути это эссенция чистого хаоса, обредшая разум и самоконтроль. На ранних этапах своего развития они имели тела, хоть негармоничные и хрупкие. Однако из-за магической нестабильности такие тела быстро разрушались, потому ифриты стали рассчитывать не на тело, а на свой почти бессмертный дух. Очень грубо говоря, они стали паразитами, вселяющимися в живое существо, подавляя его волю разными методами, от банальной силы до переговоров с разумом. Скачок магии, то есть прекращение ее излияния на землю в чистом виде, пережили только те ифриты, которые находились в чьем-нибудь теле. Таких было не очень много, однако даже те единицы, которым суждено было уцелеть, доставили человечеству немало хлопот, ведь ифриты питаются смертью. Чтобы жить, им необходимо убивать, такова их природа. История знает немало кровопролитных войн, что были развязаны политиками и генералами под влиянием «высших сил». И единственный образ убить такого, не обладая специально зачарованным клинком, которых в мире штуки четыре от силы – выгнать его из тела и продержать его в эфирном состоянии некоторое время, отвлекая или атакуя его. Вреда как такового не нанести, но, если рядом никто в ближайшее время не умирал, а в живое тело у паразита по каким-то образом вселиться не получится, то через несколько минут он умрет сам. Немногих удалось прикончить таким образом, однако знать его следовало. Нескольких ифритов удалось пленить и удерживать для собственных нужд при помощи магии, которая одновременно и питала их, и не давала возможности выбраться. Вероятно, на этой вазе были начертаны защитные руны, работавшие только на целом сосуде. Вот что я невольно выпустил на свободу. И сейчас…

          Ифрит с клекотом выпустил песчаную струю по направлению к одной ведьме, практически мнгновенно высосав ее целиком и немного увеличился в размерах. Издав очередной клокочущий звук он бросился на Иоганна, по пути высасывая жизни из двух других ведьм – эти тела были ему неинтересны. Иоганн, ругая по матушке всю «магическую братию», для совей комплекции, достаточно резво отпрыгнул в сторону. Реджинальд, не мешкая, скомандовал двум рубинам, и те зажгли силовые копья, пытаясь хоть как-то останоить разбушевавшееся существо. Тем временем ифрит высосал жизни почти из всех ведьм, одна из которых, старуха начала читать какое-то заклятье, а другая, совсем молодая, судя по стройной фигуре протянула правую руку вперед и закрыла глаза. Рубины еще чуть подержали его в своих захватах, после чего и у них закончилась магия – они не были рассчитаны на борьбу со столь сильным соперником. Ифрит, будто видя это, снова заклекотал и вдруг испустил мощную песчаную волну, отбросив всех к стенам со страшной силой. Старая ведьма этот удар не пережила – ее расплющило о шкаф с книгами, только брызнуло. Но вдруг из пальцев молодой, которая вопреки всему осталась стоять на месте вырвалась ярко-малиновая молния, ударившая ифрита, зашедшегося тысячью искр. Он попытался еще раз выбросить песок, но так и не смог – это заклинание оказалось слишком мощным, и магическая тварь медленно осыпалась в прах. Я лежал в осколках вазы и приходил в себя, когда вдруг услышал крик Иоганна:

-Редж? Редж, ты живой?

          И дейсвительно, тело моего учителя лежало в какой-то неестественной позе, а лицо исказила гримаса ужаса. Не помня себя от беспокойства, я подбежал к настанику, на ходу спотыкаясь от легкой контузии и вспоминая уроки первой помощи, когда услышал все тот же возглас Иоганна:

-Живой, скотина!

Я, все еще до конца не придя в себя, подбежал к учителю. Его глаза смотрели немного мутно, самого его немного трясло, а ручной протез, искрясь тем же малиновым цветом, медленно рассыпался в прах.

-Ггддее онна?.. – заплетающимся языком спросил Реджинальд.

-Кто «она»?

-Та ведьма… Мой трофей…

-Что?

Внезапно учитель пришел в себя. Это было довольно неожиданно, учитывая его состояние пару секунд назад.

-Где ведьма, остановившая ифрита? Вы что, ее отпустили?!

-Да пусть идет, черт с ней…

-Она уничтожит или, что хуже заберет кристалл из хранилища. Иоганн, возьми рубинов и за ней, быстро! Людвиг, прошу возьми..

-Кристалл? – спросил я.

-Я останусь с тобой, Редж. Уверен, что это необходимо. Ты придешь в себя, но пока пусть лучше у нас будет три руки, — ответил тот тоном, не терпящим возражений. Учитель осмотрел свой протез, вернее то, что от него осталось:

-Да, знатно та девчонка шибанула. Ну ничего, возьмите ее живой, и она заплатит за все. Иоганн, бери всех и за ней! Не дай ей уйти!

-Но учитель…

-Алан, ты еще здесь?

-Но как же я пойду туда один?

-Эх, Алан, не позорь мою седую голову… – он хрипло рассмеялся. Но если хочешь, возьми его, он кивнул на стоящего рядом рубина, невесть почему не пошедшему с тремя остальными вслед за Иоганном.

-За Инквизицию!

-Горе неверным, Алан! Иди уже, не мозоль мне глаза.

В некотором смятении я вышел из кладовки, что чуть не стала нашим склепом и направился вверх по каменной лестнице. За мной равномерным шагом шел гвардеец, отчаянно пытавшийся восстановить ровное дыхание. Хоть и произошедшее изрядно выбило меня из колеи, я был еще полон решимости. Ведь я инквизитор, как-никак.

          Пройдя пару этажей я вышел в небольшой коридор, в конце которого была руническая надпись на золоченной табличке. Этого языка я не знал, но был абсолютно уверен в том, что же скрывается за окованной дубовой дверью. Пока я об этом думал, рубин наконец-то поравнялся со мной. Настроение, прямо сказать у меня было не очень, но вымещать его на своем союзнике я не стал, хотя бы из моральных соображений. Да и прикончит сгоряча еще, чего доброго.

          Дверь с хрустом открылась от удара инквизиторского сапога, и я зашел внутрь помещения. Это был большой круглый зал, тускло освещаемый какими-то чашами с голубым пламенем. Потолок во многих местах подпирали массивные резные мраморные колонны. Внутри стояла гробовая тишина. В центре стояла подставка с каким-то кристаллом. Вероятно, то и был пресловутый артефакт. Было в этом что-то странное. Ни охраны тебе, ни ловушек. Да и еще какая-то мысль засвербила в мозгу дождевым червем, но понять, какая, не успел, потому что вдруг увидел кое-что, немало меня поразившее.

 

0
01.01.2021
41

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть