Гринвемор, магический мир.

Совет Святого Ивилионга.

 

Таинственный и загадочный мир.  Дневной небосвод был похож на лазурный океан, по которому будто включены миллиарды лампочек, создающие необычное ощущение бриллианта; плавно плывут пушистые облака кремового оттенка, маня к себе, чтобы прилечь и буквально провалиться в них, унестись в прекрасные сны Морфея.

 

Жители Гривенмора, несмотря на свою простоту, являлись мудрым и волшебным народом с добрыми сердцами. Дома напоминали огромные фонарики, что летают по улочкам, перемещаясь с одного места на другое. Также по светлым каменным улочкам скакали живые уличные фонари из темного металла и освещали каждый уголок.

 

Сам город окружал переливающийся кристальный лес, от солнечных лучей прозрачные деревья освещали всё вокруг маленькими огоньками, словно калейдоскоп с драгоценными камнями.

 

За лесом возвышался замок ярко-голубого оттенка с переливами белого, несколько мраморных башен с большими прозрачными окнами блистали на вышине.

 

Крышу замка украшали величественные барсы, пристально смотрящие вокруг своими ярко-зелеными глазами, пушистая серебристая шерсть переливалась на солнце, создавая золотистый оттенок на кончиках длинных ушек.

 

Внутри летающего замка обстановка внушала благородство и утонченность: светлый мраморный пол с оттенками зеленого, дорожка алого цвета, ведущая по длинным коридорам и кабинетам с резными дверьми, на стенах висели несколько сотен портретов бывших и нынешних глав совета.

 

По коридорам то и дело куда-то спешили по своим делам маленькие эльфы с кучей поручений и бумаг, вместо света в замке использовали нечто вроде светящейся пыльцы, которая сыпалась из ниоткуда, создавая яркое свечение. Мраморные колонны цвета слоновой кости с коричневыми вкраплениями, огромные статуи в мантиях возвышались над каждым и членов совета, будто их предки или же божества следили за решениями их последователей.

 

В полумраке каждая из статуй подсвечивалась голубым свечением, над креслами советников красное свечение создавало чувство, что в их власти вершить свой суд.

 

На центральной стене висели два герба — четырехгранная звезда, другой бело-красный феникс  клинками вместо крыльев.

 

Огромная стеклянная лестница находилась в центре зала, её освещал дневной свет, проходящий сквозь стеклянный потолок в виде звезды с шестью гранями. Поднимаясь по ней, виновный должен отсчитать ровно две тысячи ступеней — считается, если виновный спокойно пройдет все ступени, не споткнувшись на месте, то его душа готова к искуплению, ведь он твердо уверен в своей чистоте.

 

Загадочные люди сидели в белоснежных мантиях на своих местах, их лица закрывали большие капюшоны; в зале стояло напряжение, все будто чего-то ждали. Стук каблуков нарушил их тишину — в зал зашел высокий мужчина с длинными белыми волосами и в кожаном одеянии, из длинных волос торчали острые уши, а янтарные глаза холодно смотрели вдаль огромного помещения.

 

 Уверенными шагами он ступал по стеклянным ступеням лестницы, держа в правой руке сверток. Перевязанный красной атласной лентой.

 

— Кейн Волан, — холодно произнес главный советник, — что привело вас в священное место? — Откинув капюшон мантии, перед глазами мужчины предстал седовласый старец с аккуратно подстриженной бородкой. Голубые глаза старца излучали мудрость, справедливость и знания долгих лет.

 

— Приветствую вас, достопочтенный Роберто, я бы не побеспокоил вас, если бы не важное обстоятельство… — склонив голову, Кейн глубоко вздохнул, создав небольшую паузу.

 

— Клан Феникс снова открыл портал и ворвался в людской мир? — приподняв бровь и с легкой ухмылкой на лице, старец взглянул на эльфа, — пока ты собираешь информацию, я уже нахожусь на несколько шагов вперед и знаю всё, что тут творится.

 

— Именно так. Мои люди уже занимаются тем, чтобы эта информация не распространилась за пределы этих стен. И мы отправились на земли клана, дабы разобраться со всем, — виновно произнес Кейн, поднимая взгляд на советника.

 

— Ваши люди? Хм. Способны на то, чтобы слухи не распространились, а чтобы действовать, им для этого не хватает извилин. Пока вы думаете, они творят, что хотят, а этого не было со времён советника Кристьяна! — немного повысив голос, Роберто сжал руку в кулак.

 

— Это наша вина. Прошу прощения. Но мы сделаем всё, чтобы вскоре всё уладилось.

 — стиснув зубы, Кейн пытался сдержать себя и не выплеснуть эмоции наружу.

 

Пьедестал, где находился главный советник, осторожно отсоединился от стены, паря в воздухе, и подлетел к стоящему эльфу. Роберто осмотрел его с ног до головы, немного прикрыл глаза и глубоко вздохнул.

 

— Вот что я хочу сказать. То, что произошло — это ваша вина, и вам отвечать. К тому же, стало известно, что было совершено нападение на предполагаемую избранную: нам точно неизвестно, является ли она той.

 

— Д-да. Нам. Вернее, самой избранной удалось противостоять давящей волне. Она выпустила малую часть силы. Обычно это удается после обряда посвящения, но это уникальный случай, — спокойным тоном доложил эльф, читая информацию с листка.

 

— Запомните, Кейн, если это действительно окажется правдой, то наш мир ждет огромная угроза не только жителям, но всему равновесию придет конец. Не забывайте, что зло проснулось и готово поглощать всё вокруг, уничтожая на своем пути.

 

Поклонившись, эльф уверенными шагами спустился по лестнице, сохраняя безмолвие в лице, но в то же время внутри творился ураган эмоций. Закрыв за собой двери, он глубоко вздохнул и быстрым шагом подошел к открытому окну, жадно вдыхая свежий воздух — легкий ветерок постепенно успокаивал вспыльчивого мужчину, красивый вид с летающего замка буквально завораживал.

 

Кристальный лес, что буквально сверкал и переливался от солнечных лучей, птицы косяками летели по лазурному небу, внизу играли в мяч маленькие слуги эльфы, перекидывая его друг другу по очереди. На напряженном лице появилась легкая улыбка.

 

— Пф. И это когда-то были отважные люди, рискующие своей жизнью ради остальных. Превратились в трусов и перестраховщиков. Что же с вами стало? — подумал про себя Кей, проводя рукой по волосам глубоко вздыхая.

 

Быстрый топот маленьких ног раздался в тишине коридора, к нему бежал рыжеволосый эльф в синем кафтане, расшитым серебряными нитями и такими же пуговицами. Лицо мальчика было буквально усыпано веснушками, большие голубые глаза радостно смотрели на Кейя.

 

— Здравствуй, Тулкас, как твои дела? Как мама? — склонив колено перед мальчиком, он потрепал того по рыжим волосам.

 

— Здравствуйте, сэр Кейн. Хорошо, мне тут нравится, у меня появилось много друзей, мама тоже хорошо, просила передать, вам большое спасибо за помощь, — отрапортовал мальчик на одном дыхании.

— Вот и славно. Миссис Элен передавай привет, а теперь беги, у тебя ведь много дел.

 

Кивнув, Тулкас помахал ему рукой и побежал дальше по своим делам, а ведь ещё полгода назад, когда на их поселение напали орки и сожгли всё дотла, они с матерью остались совсем одни, и Кейн им здорово помог. Мальчика устроил в школу при совете, а его мама работает продавщицей целебных трав в маленьком магазинчике.

 

Дом семьи Ронг

 

В доме тихая обстановка, мать девушки готовила на кухне, отец сидел в гостиной разбирал важные бумаги, которые подкинул ему совет магов и прочее со своей земной деятельности. Несмотря на внешнее спокойствие, все в семье были в напряжении от предстоящего события, ведь не каждый же день их дочери предстоит сделать свой выбор и пройти испытание, что решит её судьбу. Комнату девушки освещал чуть яркий свет настольной лампы. Она сидела, укутавшись в клетчатый плед, держала в руках белую керамическую кружку с горячим какао и наслаждалась его ароматом, потихоньку делая неспешные глотки, растягивала удовольствие.

 

 За окном шел проливной дождь; маленькие капельки стекали по стеклу, ночное небо было затянуто серыми облаками, так не было видно маленьких звездочек.

 

Александра смотрела в окно и думала, о том, что ей предстоит сделать, и осознавала то, как много все ждут от неё, и если она не окажется «одной из многих», то просто продолжит жить дальше.

 

— О чем задумалась, принцесса? — к ней запрыгнул Хамри и сел напротив, шевеля ушками в разные стороны.

 

— Да так, о всяком. Почему, я принцесса? — спросила она, покосившись на хранителя.

 

— В тот раз, что ты учудила, могут избранные или особы королевской крови. А ты явно не избранная, значит, принцесса, — закончив умозаключение, он улегся у ног хозяйки.

 

— Мда. Логики тебе не занимать. Я не принцесса и не избранная. Хотя по поводу второго сомневаюсь. Я — это просто я, и всё, — облокотившись на стенку, она легким движением пальца руки отправила свою кружку в полет на столик, та аккуратно приземлилась и на удивление не разбилась.

 

— Воу-воу. Делаем успехи. Браво-браво, принцесса, — волк сел на задние лапы и с сарказмом похлопал ей, улыбаясь. В него полетела мягкая подушка и свалила Хамри на пол.

 

— В пасть мне чих-пых! Ты, меня убить хочешь?! — вскочил он с возмущенной мордой.

 

— Хе-хе. От обычной подушки, не помрешь, — ехидно улыбаясь, Алекс смотрела на ворчуна.

 

— Гр-р-рр. Завались! — Хамри швырнул в неё пару маленьких подушек, и те попали ей в голову и ноги.

 

— Наглый волк, — Алекс швырнула обратно подушки, но те пролетели мимо.

 

— Я аж воспылал! — В воздух поднялись несколько снарядов в голубом свечении в полной боевой готовности, — Сразимся?

 

— Лучше найди себе подружку и швыряй в неё.

 

 Обиженный и оскорбленный волк ушел под кровать, что-то бубня себе под нос; сквасил обиженную морду, свернулся в большой белый калачик и уткнулся носом в большой хвост.

 

Остаток вечера прошел довольно-таки тихо, если не считать обиженных бурчаний Хамри, которому, как маленькому волчонку обломали веселье и отправили спать. Алекс уже ложилась спать, когда ладонь начала жутко гореть и чесаться, стараясь не обращать внимание на зуд и жжение, она легла спать, списывая всё на то, что в ней проснулась сильная магия, и это нормально. Зуд начал усиливаться, и мешать хозяйке спать, вдобавок ко всему печать начала светиться тусклым светом.

 

Сев на кровати, она включила свет на настольной лампе и полусонными глазами пыталась внимательно посмотреть, что происходит с ладонью.

 

Слова и символы светились тусклым светом, двигались по кругу, образовывая некую змейку, которая двигалась к центру ладони, будто ждала, приказывала, чтобы что-то открыть, образуя ключ.

 

— Да, что же это такое. Хамри, что происходит? — Александра взволнованно позвала к себе хранителя, который лениво вылез из-под кровати, зевая и щурясь от света лампы.

 

Запрыгнув на кровать, он удивленно посмотрел на ладонь, и у него чуть челюсть на кровать не упала. Он посматривал то на ладонь, то на хозяйку.

 

— Чего? Что-то не так? Можешь объяснить? Мне больно, — девушку начало трясти от волнения и неизвестности.

 

— Успокойся, не нервничай, видимо, они начали открываться, — Хамри сделал небольшую паузу и посмотрел в открытое окно на полумесяц, — скоро полная луна, видишь, ободок полумесяца голубоватый. Врата в наш мир скоро откроются, и ваши советники помогут его открытию.

 

— ЧТО?! Но ведь ещё рано. Ты ведь говорил. Через три месяца, Хамри.

 

— Тише-тише. Видимо, что-то пошло не так. Возможно, был сбит лунный цикл, я точно не могу сказать, мне нужно отправиться в свой мир, чтобы узнать точно, — старался объяснить волк, обдумывая план действий. Готовясь к худшему.

 

 Символы начинали светиться всё ярче, прожигая руку, Александра встала с кровати и словно под гипнозом подошла к окну, открыла створки, и лунный свет осветил лицо девушки, часть света попала на ладонь. Неожиданно символы сменили свой яркий золотистый свет, на небесно-голубой, в этот момент подбежал Хамри и закрыл окно ночными шторами.

— Ну, ты даешь, — Хранитель посмотрел на хозяйку, глаза её были стеклянные и затуманенные, из губ вырывались странные слова, — Алекс, ты слышишь, меня? Очнись!

 

— Крылья бабочки порхают,

Во тьме ночной при свете дня,

К безжалостному свету, крылья обжигала.

Открыть врата, не нужно много сил,

Лишь капля крови, даст ответ на все вопросы…

 

Как будто в тумане, она проговорила эти странные строки и вновь посмотрела на волка, словно что-то ждала.

— Прости, Алекс, но выбора другого нет, — он открыл пасть и слегка укусил её за руку передавая каплю своих сил, чтобы она пришла в себя.

 

— Ай! Хамри! Наглый волк! Больно же! — очнувшись от минутного забвения, девушка удивленно посмотрела на хранителя, не понимая, какого черта он распускает свою пасть.

 

— Ну, слава святым хранителям. Очухалась, а то бормотала какой-то бред. Пришлось приводить в чувство, — уселся рядом волк, поглаживая лапой место укуса.

 

— А по-другому нельзя было? Обязательно кусать, след же останется, — она потерла руку.

 

— Нет, нельзя. Да и в голову ничего не пришло, — Хамри повинно склонил морду и жалобно посмотрел на хозяйку.

 

< Она лишь щелкнула ему по носу и, улыбнувшись, облокотилась на кровать, сжимая ладонь и пытаясь не думать жгучем ощущении. Во всем теле было странное чувство, как будто должно что-то произойти — разум рвался непонятно куда.

 

— Хамри, что мне делать? Внутри такое чувство странное. Будто манит куда-то, — обеспокоено посмотрела на волка, тяжело дыша.

 

— Последствия полной луны, врата скоро откроются, несмотря на сбой цикла. Пока ты была в отключке, я пытался связаться со своими, они рассказали о легенде. Будто каждые триста лет лунный цикл сбивается, и полная луна выступает раньше положенного. Это происходит, когда должен появиться избранный, побеждающий зло, — объяснил Хамри, успокаивая взволнованную хозяйку.

 

— Вы меня задолбали со своими избранными. Да не избранная я! Не чувствую в себе ничего такого избранного. Может, я просто хорошая волшебница, — Она всплеснула руками и подогнула ноги к себе.

0
05.12.2018
avataravataravataravatar
Darya Ustinova
317

просмотров



Добавить комментарий

Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть