18+








Оглавление
Содержание серии

Они заметили меня, когда я пытался спрятаться в кустах и дождаться пока они уйдут. Опытные диггеры очень внимательны. По началу они не верили, что меня привёл Хриплый, ведь Зона довольно маленькая и каждый друг друга знает, но рассказав остальную часть истории мне поверили, посмотрели на «Маятник» и дали понять, что такую вещь лучше держать при себе. По словам Сержанта, диггера из группы Лютого, эта «обманка» якобы выравнивает ход жизни, если держать его при себе, то вся жизнь пройдёт гладко и всё будет идти своим рутинным чередом, никакой хаотичности и никаких эксцессов. Но верить этим байкам я не стал, я даже не знал, что мне теперь с ним делать. Сержант сказал, что я могу продать его по хорошей цене у скупщика за периметром, за «Маятником» давно велась охота и теперь он в моих руках. На мой ответ о том, что я должен отнести его Духу, у которого все мои вещи, мне ответили, что Дух пришьёт меня, как только я покажу ему «обманку», а значит про вещи можно забыть. Также я хотел было рассказать про Мота, но в какой-то момент до меня дошло, что диггерам наплевать на мои рассказы. Все трое были крайне уставшими и печальными, на мои вопросы о причинах этого говорить пока что не стали, сказали лишь, что всё расскажут, когда мы доберёмся до «Военки», где, немного передохнув двинемся обратно в лагерь. Сейчас мы находились у северной границы Зоны. В паре километров отсюда, если идти вдоль дороги, то можно попасть прямо на блокпост военных, который выходит прямо на военную базу. Пройти там, понятное дело, не получится, эти солдаты стреляют на поражение, не слышав ни про какие негласные договорённости. Местный командир, Майор Харчевников, та ещё сволочь, ратующая за справедливость и закон, не желающая даже слышать про взятки и прочие прелести, которые могут предложить диггеры.

Бывшая «военная база» или же «Военка», как местные называли воинскую часть, встретила нас небольшим гарнизонным зданием, с проржавевшими закрытыми воротами и небольшой приоткрытой дверцей. На воротах красовался герб страны, а над ними было название воинской части. Приоткрыв громко скрипящую дверь, мы оказались на плаце, где на старом потрескавшемся асфальте красовалась почти стёртая разметка. Сама часть была в форме квадрата, окруженная пятиэтажными зданиями, одно из которых практически полностью обвалилось, по периметру около высоких бетонных стен стояли занятые местными вышки. Лютый, крупный бородатый мужик, лет сорока с большими неотёсанными волосами и шрамом на правой щеке, вкратце рассказал, что и где находится: разрушенное здание слева является казармой, почему оно обвалилось никто не знает, потому что никто не горит желанием лезть внутрь, справа находится склад, с которого всё забрали военные ещё во время одного из крупных рейдов, а здание напротив главное место стягивания всех диггеров – столовая «у Центра(название рабочее, потом надо будет менять)», логово Старьёвщика, «Больничка», как её назвал Лютый, и комнаты отдыха, бывшие раньше номерами в воинской части. Недолго думая, мы хотели зайти внутрь, но перед этим, нас остановили двое хорошо вооружённых мужчин в бронежилетах и разгрузочных жилетах поверх. Они попросили нас сдать оружие, которое мы сможем забрать при выходе с базы. Также я заметил на плацу грузовик и пару машин, стоявших возле полуразрушенной казармы.

Внутри главного здания нас встретили полутемные коридоры, где лишь в некоторых местах горели тусклые лампы, а вдоль стен находились старые и пошарпанные складные стулья. Следуя за группой Лютого, я попал в просторную столовую. По всей комнате стелился неприятный дым, воняло смесью из сигарет, водки и каких-то харчей, готовящихся на кухне, слышались редкие возгласы и хмельные смешки, красовался большой плакат, на котором красными буквами было написано «У Центра», на неудобных скамьях сидели диггеры всех мастей, начиная от удачливых новичков, которым посчастливилось сюда попасть, заканчивая прожжёнными диггерами, каждый занимался своими делами. Всего я насчитал около тридцати человек, некоторые из которых крутились возле места раздачи еды, где кружили молодые девчонки, накладывая еду, наливая чай, кофе и прочие напитки, мыли и раскладывали посуду, а в центре все этой суеты стоял невысокий лысеющий мужичок, лет пятидесяти с небольшой бородкой и выпирающим животом. Мне сказали занять место, пока мои попутчики возьмут чего-нибудь перекусить.

Хоть мне и не посчастливилось отслужить в армии, но попав в это место я сразу почувствовал всё ещё витающий в этом месте воинский дух, на стенах висели плакаты разного содержания, все они крутились вокруг армейской темы, в углу даже обнаружился старый, покрытый вековым слоем пыли бюст какого-то генерала, обвешанного множеством медалей, что только подпитывало этот дух, мне даже начало казаться, что сейчас в столовую зайдет рота вечно голодных солдат, ждавших этот момент весь день.

Через несколько минут вернулся Лютый со своими людьми, у всех троих в руках стояли подносы с едой, напитками, а из кармана торчал «пузырь» водки. Они быстро разложились, откуда-то на столе появилось четыре рюмки, быстро наполнявшиеся огненной водой. Мне пододвинули тарелку с гречкой и двумя крупными сардельками, с краю красовался кетчуп, и только в этот момент, когда я почуял запах только что сваренных сарделек и увидел медленный пар, исходящий от них, я понял насколько сильно хочу есть, а голодал я практически весь день. Недолго думая я взял в руки вилку, пододвинул к себе металлическую кружку с оплетённой тканью ручкой, в которой красовался горячий чай с плавающим внутри лимоном и уже хотел приступить к трапезе, как тут меня остановил Лютый:

— Погоди, сначала выпей – мрачно сказал он и поставил передо мной рюмку, заполненную практически до краёв водкой.

— Не, мужики, — начал я. – Я не пью.

— Пей, пей, наших помянуть надо, — он ещё ближе пододвинул ко мне рюмку своим могучим пальцем, расплескав пару капель на стол.

Поняв, что дело дальше не продвинется, я опрокинул рюмку, что также сделали и остальные. Дыхание перехватило, горло окутал вязкий и неприятный жар, пробирающийся к носу, к горлу тут же подкатил кашель, и я хотел было закусить, как Лютый сказал:

— После первой, не закусывают.

Немного придя в себя, я спросил: — А что случилось-то?

— Потеряли мы всех, вот что случилось – тихо сказал крупный, непримечательной внешности мужик по кличке Волкодав.

— А как? Вы дошли до центра-то?

— Почти, — ответил Лютый. – Мы уже видели эту лабораторию, или как там её называют. Я раньше думал, что это просто байка, чтобы молодняк вроде тебя пугать, но нет, стоит чертовка, большая такая, этажей пять в высоту и двумя крылами по три этажа каждый, а на верху большая такая тарелка красуется. Всё здание стеной окружено, как эта вот, у «Военки», с ключей проволокой наверху, всё как положено, в общем. Я отправил двух людей на разведку, но, когда прошло два часа, а них на месте не оказалось, и на рацию они не отвечали, решил я с тремя мужиками пойти за ними, узнать, что да как.

— Ии что же? – любопытство охватило меня настолько, что я аж про еду забыл.

— А вот что – Лютый стянул рукав, обнажив перебинтованную руку, с большим длинным кровавым следом. – Тварь там обитает лютая. Здоровая, как джип, когти примерно с мою ладонь, а харя такая, что в кошмарах снится будет, вся облезлая, дикая и голодная. Парней моих разорвала в клочья, меня цепанула, как видишь. Мы втроём кое-как выбрались, Волкодав с Сержантом оттащили и подлатали за что спасибо им. Мы вообще не ожидали, что там нечто такое будет, логово у неё там, что ли.

— Профессоры хреновы, по на придумывали всяких тварей, — подключился к разговору Сержант, короткостриженый мужчина лет тридцати с небольшой бородкой и хмурыми карими глазами. – Вот они и пёрлись в Зону, зверушку свою забрать.

— А может не ихняя, а? – предположил Волкодав. – А лаба та какого-то другого? Эксперимент чей-то, но не наших.

— Ага, а чей же? – ответил Сержант. – Каких-нибудь «Кардиганов», да, которые тайком построили такой здоровенный комплекс под носом у целого города?

Пока диггеры спорили я всё смотрел на уже спрятанную руку Лютого и не мог поверить, что такое вообще возможно, что здесь обитает монстр, способный убить семнадцать вооружённых человек, некоторые из которых, наверняка знакомы с оружием не понаслышке, а возможно были охотниками или отслужили в армии и имеют представление о том, как стрелять из автомата.

— Слушай, Лютый, — начал я, стараясь отвлечься от лезущих, как швы, в голову мыслей. – А что это там за мужик заправляет кухней?

— А, этот-то. Это Повар, он сам не особо много диггером был, но один из первых, кто эту часть нашёл, вместе со Старьёвщиком, ну и решили бизнес тут мутить. Повар по кухне, а Старьёвщик по всему остальному. Не знаю за какие шиши, но въехала в Зону колонна из грузовика и двух машин, которые там, на улице стоят. Грузовик забитый под завязку всяким, начиная от патронов и заканчивая едой, а во внедорожниках сидели Повар со Старьёвщиком и теми девчонками, которые по кухне шастают. Им Повар, вроде как, пообещал золотых гор и кучу всякого, вот и зарабатывают на хорошую жизнь где-нибудь на Мальдивах, потом сюда Терапевт, медик местный, подтянулся, ну и завертелось всё, диггеры начали приходить, а один раз, когда дело чуть до стволов не дошло, установил Старьёвщик запрет на любые конфликты, кроме разве что защиты «Военки», тут только одно правило – «Защитить базу любой ценой». – пояснил Лютый, разливая по ещё одной.

Приговорив ещё одну рюмку, я поинтересовался на счёт Старьёвщика. Как оказалось, этот был одним из самых первых диггеров. Имеет хорошие связи с начальником южной военной базы, что стоит в покинутом городе, благодаря которому хоть и небольшими партиями, но в Зону поставляются патроны, медикаменты и продукты. Живёт он на скупке и продаже «обманок», которые впоследствии перепродаёт на чёрный рынок, некоторые диггеры сдают «обманки» ему, вместо того, что переть их за периметр. Также именно он организовал охрану на территории воинской части. Имеет контакты с легендарной в этих краях группой Змея. Сам Змей, по слухам, бывал в центре и много про него знает, но его лагерь находится где-то в восточных лесах, куда мало кто решается лезть из-за «Вьющейся травы», образования, похожего на обычную траву, за исключением того, что она вьётся на ногах жертвы, полностью оплетая её и превращая в зелёную травянистую статую. В последний раз Змея видели пару месяцев назад, возле полуразрушенного завода у базы Лютого, но что он там делал – неизвестно, внутрь завода пробираться никто не решился, потому что там обитают «Друиды», диггеры, не пользующиеся ни оружием, ни какой-либо техникой. Говорят, что они часто выбираются в заповедник у южной границы и общаются с Зоной. Неизвестно чем они там на самом деле занимаются, но зачастую видят их либо идущими оттуда, либо же возвращающимися к себе в лагерь на заводе. Про них ходит довольно много легенд, и хоть местные, как правило, довольно суеверные люди, но лезть в логово Друидов никто так и не решился.

После этого Лютый налил по ещё одной. С голодухи меня изрядно сморило, голова наполнилась чугунной тяжестью, а настроение изрядно поднялось. Я рассказал про кинувшего меня Мота, на что Лютый ответил, что разберётся с ним. Мужики же стали общаться о своём, словно позабыв о потере всего отряда. Или это мне так кажется? Казалось, что они даже не опьянели, в отличии от меня. Затем пошла ещё одна рюмка, после которой весь мир вокруг наполнился красками, а картинка изрядно поплыла, держать голову ровно становилось всё сложнее, будто я держал на плечах не голову, а большую вазу полную воды с приказом не пролить ни одной капли. А после очередного залпа огненной воды, я попросил Волкодава довести меня до гостевого номера, где стояло две одноместные кровати, около которых расположились небольшие тумбочки, а в углу примостился шкаф. Недолго думая, я упал на кровать и тут же провалился в царство Морфея…

Блуждая по туманному посёлку, я услышал глубокий, протяжный рёв монстра, учуявшего беззащитную жертву. Я принялся бежать вдоль домов, стараясь найти место, как можно укромнее, что-нибудь типа подвала или подпола, что можно закрыть изнутри, и где я буду в безопасности. Но все дома оказывались закрыты, будто бы входные двери самопроизвольно закрывались передо мной, не давая и шанса на спасение. А окна, которые ещё минуту назад, как спасительный маяк отсвечивали тусклый и рассеянный свет солнца, теперь куда-то пропали, растворились в стенах.

Тварь снова зарычала, но на этот раз уже ближе ко мне, прямо за домом, около которого сейчас находился я. Она была гораздо быстрее, и куда более проворная, чем я, бежать было бессмысленно, но я всё равно рванул прочь, в надежде спастись. Туман не заканчивался, всё новые и новые дома вырастали из-под земли около меня. Внезапно, огромная, когтистая лапа ударила меня в полёте, прорезав бок живота. Тут же я повалился на землю, растекаясь в луже крови, а надо мной возвышалась величественная и могущественная фигура монстра, обитающего здесь, точно такого, какое описывал Лютый…

… Ошарашенный и испуганный я вскочил с кровати в мокром поту. Похмелья не было, даже горло не пересохло, но на улице начинался какой-то шум. В постели рядом пустовала, да и сама она выглядела, как покинутая в спешке, возможно, меня пытались разбудить, но кошмар слишком сильно окутал моё сознание. И тут я услышал громкий звук, словно обвалились остатки казармы. Вылетев в коридор, я заметил, как на плац въехали два танка с символикой нашей страны, за которым пряталась группа солдат, аккуратно постреливающих из-за укрытия, в ответ по ним прилетали канонады выстрелов из главного здания со всех этажей. Я тут же побежал вниз, в поисках Лютого с товарищами. По коридорам бегали диггеры, откуда-то доставали РПГ и вели огонь по танку. Но его броня оказалась слишком сильной, от ракет оставались лишь следы попадания, но пробития корпуса не было.

И тут раздался выстрел. Здание затрясло, с потолка повалилась побелка, а некоторые стёкла повылетали из оконных рам. От ударной волны я упал на пол.

— Эй, парень, вставай давай, выбираться отсюда надо! — кричал диггер надо мной.

Подняв голову, я увидел молодого светловолосого парня, избитого так, словно по нему проехался каток. И я узнал это лицо, такое выделяющиеся лицо сложно не запомнить. Я медленно встал и уже хотел было кое-что спросить, как вдруг по зданию прилетел ещё один выстрел, а с первых этажей повалил едкий и тёмный, как сама ночь, дым, сквозь который просачивались языки пламени. Недолго думая, мы рванули по лестнице, постепенно наполняющейся удушающим дымом. Спустившись на первый этаж, мы попали в горящий и задымленный коридор,  с основного входа поливали свинцом военные, некоторые диггеры пытались безуспешно держать оборону, но в общем хаосе невозможно было ориентироваться, не говоря уже про оборону и без того павшей базы. Действовали мы крайне быстро, словно мы уже заранее знали куда идти и что делать. Выйдя через чёрный ход, мы рванули к забору, у которого уже находилось два диггера, перерезающих колючую проволоку болторезом.

07.06.2024
Никита Корсаков


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть