Глава 4

Прочитали 87

Глава 4

— Расскажи о себе, Берт, — попросила Фемида по дороге.

— Я, как и ты, сирота. Когда мне было пятнадцать, меня взял к себе Фолс. Да, он вроде как мой приёмный отец. Хотя, довольно странно называть так человека, с которым ты познакомился уже будучи подростком. Он научил меня обращаться с мечом. А потом началась война. И мои навыки неожиданно пригодились. Фолс сформировал отряд, чтобы… В прочем, это уже тайна. Я бы тебя рассказал, но Фолс не позволяет.

— И правильно делает. Меня не должны касаться дела вашего отряда. Всё-таки я здесь лишняя.

— Ты не лишняя. Ты попутчица.

— Стой! – Фемида Клинком перегородила Бертраму путь, — не шевелись.

Девушка осторожно опустилась на колени, прислушалась, а потом резким движением воткнула Клинок  в землю у самых ног Берта. Затем она поднялась и показала ему остриё, на кончике которого теперь была змея.

Берт тихо и с облегчением выдохнул.

— Она же ядовитая, — вымолвил он, — ты мне жизнь спасла!

— Ядовитая? Я не была в этом уверена. Просто услышала шорох листьев.

— Спасибо.

— Берт, мальчик, подойди, — попросил Фолс.

Берт ускорил шаг и оказался рядом с Фолсом. Фемида осталась позади отряда и даже постаралась отстать ещё сильнее.

— Фолс, я должна вас предупредить, — крикнула она вперёд, — когда я ослепла, мой слух стал лучше, чем когда-либо. Я часто становлюсь невольной свидетельницей личных разговоров и хранительницей чужих тайн. Поэтому прошу, говорите потише.

Фолс ничего ей не ответил и сразу заговорил с Бертрамом. Как Фемида не старалась отвлечься, она всё равно услышала этот диалог.

— Ты уже увлёкся этой девушкой, да?

— Чего? Фолс, я знаком с ней не дольше, чем ты. Что значит «увлёкся»?

— Это значит, что ты стал ей доверять. А я не стал. Понимаю, мы не можем её бросить. Но рассказывать ей наши планы нельзя.

— Я и не рассказывал! Ты же сам слышал.

— Да, слышал. А ещё я слышал, как вы мило болтали и как ты рассказал ей всё историю своей жизни.

— Она рассказала мне о себе. Почему я не могу сделать то же самое?

— Ты в шаге от того, чтобы рассказать ей вообще всё! Берт, ты солдат и должен уметь держать язык за зубами. А ещё ты должен уметь не доверять обманчивой внешности врага. Мало ли кто скрывается под этим милым личиком?

— Что на тебя нашло, Фолс? Я не рассказывал ей никаких секретов, хотя у меня пока нет причин ей не доверять. Не бойся, я не теряю бдительность.

— Не теряешь? Я слышал, как ты рассыпался перед ней в благодарностях.

— Она мне жизнь спасла вообще-то!

— Ага. Воткнула меч в змею, которую ты даже не заметил. Слепая девчонка! Тебе не кажется это подозрительным? Она видит гораздо больше, чем мы. Она просто не может быть слепой. Притворяется.

— Фолс, не будь идиотом. Даже если бы она была зрячей, а это не так, она бы не смогла увидеть змею через эту повязку. Фемида просто очень внимательна к звукам. И я не намерен больше вести этот бессмысленный диалог.

С этими словами Берт вернулся обратно к Фемиде.

— Ты ведь всё слышала, да?

— Каждое слово. Я пыталась не слушать, честно.

— Прости, я не знаю, что нашло на Фолса. Он вообще-то очень добрый человек.

— Он ведь солдат, ведущий войну. Естественно, он не хочет, чтобы ты доверял мне или кому-то ещё.

Фемида чувствовала, что это не единственная причина. Фолс будто бы просто не хотел, чтобы Берт проникался к ней. Но говорить об этом она не стала.

До вечера шли молча. То ли, чтобы не раздражать Фолса, то ли, потому что говорить было больше не о чем. А потом Фолс объявил привал.

— Ночью идти не будем. В лесу могут быть дикие животные или шпионы.

Расставили палатку. Точнее даже не палатку, а навес. Неподалёку развели костёр. Леок – тот самый солдат, который освободил Фемиду в хижине разбойников, пожарил на костре хлеб и картошку.

— Провизии не так много, поэтому мы должны экономить, — командовал Фолс, — Леок, не жарь ты всё подряд. Испортится ведь.

Количество еды, естественно, не было рассчитано на Фемиду, поэтому с ней поделились Берт и Леок. И даже Фолс дал немного из своего.

— Вы же мне не доверяете, — почти ехидно сказал Фемида.

— Да, не доверяю. Но это не повод оставлять тебя голодной.

— Спасибо, — Фемида тут же посерьёзнела. – Вы беспокоитесь за Бертрама, да? Боитесь, что он ко мне привяжется.

— Что? Нет, конечно.

— Ложь. Но вы можете не бояться. До Кио-кио идти всего два дня. И один из них уже прошёл. Берт не успеет «увлечься» мной.

Сказав это, Фемида отошла и устроилась у костра. Откуда не возьмись рядом появился Берт.

— О чём говорили с Фолсом?

— О провизии.

— Ты слышишь ложь, и она тебя раздражает. Но при этом ты врёшь сама.

Фемида в ответ пожала плечами.

— Нет, я не требую от тебя правды, — уверил Берт, — ваш разговор – не моё дело. Пойдёшь под навес?

— Нет. Вы и сами там еле-еле помещаетесь.

— То есть ты и спать будешь здесь?

— Ага. А что? Тут тепло, уютно. Заодно и вам мешать не буду.

— Как знаешь.

Берт ушёл. А Фемида легла около костра. От огня поднималось приятное тепло, оно ласкало и усыпляло девушку. Сон был сумбурным, неспокойным. Фемиде снился Килинг. Она думала о том, что не понимает его. Зачем приехал в Эмелон? Как он теперь относится к Фемиде? Раньше она думала, что знает его, что он чистый как дитя, что ему можно доверять. После его предательства она его просто ненавидела. А теперь что? Зачем она встретила его после трёх лет разлуки?

А ещё в её сне Берт и Килинг хором спрашивали: «Что с тобой, Фем?» и заставляли её копаться в себе. И она искала в глубине себя свой истинный характер. Кто она на самом деле? Для жителей Эмелона она смелая и беспристрастная защитница. Для Берта она жертва несправедливости. Для Фолса – потенциальный враг и обуза. Для Килинга – товар и больше ничего. Больше ничего? А может, в нём ещё остались чувства к ней? Ведь он любил её когда-то. Не могло же это просто раствориться. И всё же, кто Фемида для самой себя?

Но эти размышления не нашли никакого ответа. Сон разорвался. Фемида открыла глаза и поняла, что ещё глубокая ночь. Было холодно, трещали сверчки. Был даже слышен храп кого-то из отряда. Костёр погас. Во всяком случае, от него уже не поднималось то приятное и ласковое тепло.

Фемида встала, чтобы немного размяться, и вдруг насторожилась. Шаги. Причём совсем не человеческие. К навесу приближался какой-то зверь и не с добрыми намерениями. Фемида нащупала Клинок Справедливости. Камень на его рукоятке звенел. «А я ведь и не заметила сразу, — пронеслось у Фемиды в голове, — надо же, как привыкла».

А зверь всё приближался. «Ничего, я сражалась с разбойниками, что мне какой-то глупый зверь? Давай, соберись, что с тобой?» Но страх почему-то не унимался. И вдруг Фемида поняла, чего она боится. Зверь был не один.

Фемида стиснула рукоять Клинка, попятилась. Тихо, чтобы не привлекать внимание хищников, позвала:

— Фолс! Бертрам! Леок! Проснитесь, кто-нибудь.

Вдруг один из зверей побежал. Прямо на Фемиду. Не успев осознать, что она делает, Фемида выставила перед собой Клинок Справедливости. Хищник сделал рывок и наткнулся прямо на остриё. Упал, заскулил. Остальные животные, почуяв кровь своего сородича, зло зарычали.

Соблюдать тишину было уже незачем, поэтому Фемида закричала:

— Берт! Фолс! На помощь!

Кто-то выскочил из-под навеса, на бегу доставая меч из ножен.

Ещё один хищник бросился на Фемиду, и она воткнула ему Клинок прямо в глотку. От третьего зверя она не успевала защититься, но он упал прямо у её ног. 

— Волки, — тихо выдохнул Берт, извлекая меч из только что убитого хищника, — их больше нет, можешь убрать Клинок.

— Ты спас мне жизнь.

— Теперь мы квиты. К тому же, ты защищала не только себя, но и весь отряд.

— Не привыкать, — улыбнулась Фемида. – Спасибо.

24.08.2021
Аврора Санина

Я не писательница, но иногда пишу для себя. Вот решила поделиться своим творчеством.
Внешняя ссылка на социальную сеть


Войти или зарегистрироваться: 

Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

    Войти или зарегистрироваться: 

Закрыть