18+
12+

Друг. Здесь нет друзей. Только враги. Кругом одни враги. И как это можно было так попасться? Все было продумано. Все же шло по плану. Почему? Они что и вправду такие как о них говорят? Если так то срочно нужно отсюда бежать. Бежать куда подальше. А этот друг поможет. Первое время. А потом посмотрим, может ли он пригодиться. А пока нужно уточнить что это за место.

— Ты знаешь где мы находимся?

— Да. Мы у Них. Понимаешь? — голос незнакомца стал ближе, — Они похитили нас. Мы стали им неугодны. Мы нарушили приказ.

— Но я ничего не нарушал. Я не виноват, что обладаю силой обоих фронтов.

— А причем здесь ты? — в голосе незнакомца было удивление. Глаза всё не привыкли полностью к темноте. Или же здесь на самом деле темно как…кхм…в любом случае собеседника не видно, — Мы говорили о Нас. И тебя схватили не потому что ты обладаешь и той и другой силой. Нет дело совсем в другом..

— «Мы»? О «Нас»? О чем ты вообще? — пришлось его прервать. Мозг уже кипит от избытка информации.

— Скоро ты все узнаешь. А теперь приготовься. Они возвращаются, — словно по приказу Незнакомца в замке провернулся ключ и в ярком свете вновь появились те самые фигуры.

— На выход, — рявкнул знакомый голос. Боксер. О, как же хочется вырвать тебе глотку. Кровь. Она должна придать сил. Должна. Но яркий свет даже пошевелиться мешает. Не то, чтобы устроить драку. Но если хотят, будем играть по их правилам. О’кей, подойдем ближе. Удар. Коридор ослепляющий ярким светом. Темная комната. Снова темная комната с тусклой лампой. Снова стул. Цепи. Руки за спинкой стула в наручниках. А черти умеют бить. Сильнее многих. Нужно размять челюсть. Больно припечатали в этот раз. Шаги. Их трое? А нет. Послышалось. Их опять же двое. Второй опять за спиной с вопросами. Боксер перед лицом, скрытый в тени.

— Ну так теперь ты будешь говорить? — глупец. Он думал, что отсидка в камере заставит расколоться? Для этого нужно нечто большее, — послушай меня. Если ты все рассказываешь нам. То мы тебя спокойно отпустим. Подправим конечно тебя. Чтоб ты в будущем не создавал нам проблем. Или…

— Или можем пойти по пути боли. И я тебе не советую выбирать этот путь. Удары нашего друга покажутся тебе детским лепетом, по сравнению с путем боли, — точно. Их было трое. Но почему не слышно было его шагов? Ладно. Посмотрим, что будет дальше, — так какой будет твой ответ?

— Ответ? Вот Вам ответ. Пошли Вы все. Думаете, что сможете меня сломить? Ха-ха-ха! Да никогда. Делайте что хотите. Все равно сбегу отсюда… — договорить не успел. Крепкий удар в переносицу. С такой силой, что стул перевернулся на бок. Далее темнота в глазах.

 

Больница

Генри резко дернулся от того, что кто-то положил руку на его плечо. Посмотрев на этого человека, он увидел, что это был Дэвид.

— Что Вы здесь делаете молодой человек?

— Спокойно Дэвид. Я взял другое тело напрокат, — ответил Генри, протирая заспанные глаза. «Это странно. Неужели я могу спать используя чужое тело? Но как это возможно?» — мысли не давали ему покоя, а тем временем Дэвид пытался вникнуть в происходящее.

— Генри? Но как? Да и почему ты говоришь своим голосом?

— Что значит своим? — не понял Генри и тут же уловил мысль собеседника. Он действительно говорил своим голосом, а не голосом Романа, — откуда мне знать, почему? Я поговорил с одним из…обитателей палаты Абрахама, когда он пытался меня убить.

— Кто? Абрахам? — Ханниган тут же прервал Генри, пытаясь понять о чем идет речь.

— Нет. Там было существо, которое высасывало…жизнь…или энергию из Абрахама, и за счет этого становилось сильнее и вырабатывало что-то вроде плесени, что ли. Я не знаю кто это был, но оно чуть меня не задушило, — поспешил объяснить Генри, — но все обошлось. А существо почему то обратилось ко мне сэр и стало извиняться за то, что меня не узнало.

— В каком смысле не узнало? — снова удивился Дэвид.

— Он меня принял за своего начальника либо командира. Я сам не понял. Потом он сказал, что все мне объяснит и покинул тело в виде пыльцы. Не спрашивай. У меня самого крыша уже едет, — Генри уже ходил из угла в угол, — потом я коснулся парня и увидел его воспоминания. После по всей видимости, его смерть и воспоминания этого существа. Но его не было в теле поэтому я не понимаю как их увидел.

— И что было в тех воспоминаниях? — поинтересовался Дэвид.

— Там был этот парень и кто-то ещё. Второй в виде такой же пыльцы появился перед Романом и завел речь о том, что случайно смертельно кого-то ранил. На что Роман ему ответил, что тело все равно привезут в эту больницу и он за ним приглядит. А дальше я убрал руку, — Генри посмотрел себе под ноги и снова поднял взгляд на Дэвида, — когда я коснулся его второй раз, то спокойно вселился. И вот я здесь перед тобой.

— А почему тебя не выбросило из тела, как ты мне говорил, когда использовал Рори? — Ханниган пристально посмотрел на Генри, — Роман?

— Не знаю, — ответил Генри, — может потому что Роман мертв? Я чувствую, что в этом теле никого кроме меня нет.

Кивнув в знак того, что он все понял, Дэвид положил на стол стопку документов. Посмотрев на них, Генри заметил своё имя на верхней папке.

— Это что?

— Я подумал. Что это должно помочь тебе вспомнить кто ты. Там также есть информация… — Дэвид осекся, — впрочем ты и сам все увидишь. Я планировал тебе это зачитать. Но раз ты пока имеешь тело, думаю справишься и сам.

Постояв молча пару минут, Дэвид развернулся и вышел из палаты. Генри, пользуясь моментом, сел за стол и пролистал папки. Всего их было четыре штуки и каждая была подписана, причём различие было и в цвете. Но названия были Генри не знакомы кроме папки под названием «Генри Анрейд. Личное дело». Остальные же он разложил около себя и пытался хотя бы что-то вспомнить, читая их вслух, но это не помогало.

— Что за черт? — Генри держал в руках красную папку, — «Мефистофель. Личное дело.» Так, ладно. Поехали дальше. Зелёная? Почему именно зеленая? Так «Лори и Анна. Личное дело.» Причем тут моя девушка? — отложив её, Генри взял последнюю папку. Она оказалась черного цвета. Почему папки были именно в таком цветовом решении, Генри разумеется не понял и сосредоточился на названии черной папки, — Организация по борьбе с демоническими силами «Черный дозор»? Что еще за Черный дозор?

Раскрыв черную папку, Генри обнаружил, что там расписана вся деятельность Черного дозора. От поиска демонов, что прячутся среди людей, до облав на ночные клубы, которыми эти демоны заправляют. Помимо этого были указаны списки агентов, состоящих в организации и имена генеральных директоров. Это показалось ему неинтересным, пока он не увидел в списках агентов имена Лори и Анны, записанных через дробь, а под ними имя Себастьян и Мефистофель, записанных так же через дробь. Всмотревшись в имена, которые показались ему знакомыми, Генри заметил цифры на полях. Поняв что это номер страницы, раскрыл их и был разочарован, на всю страницу в обоих случаях стояла жирная печать «ЗАСЕКРЕЧЕНО». Видимо эта папка была в общем доступе и никто не хотел, что бы биография Анны и некоего Себастьяна не попала в чужие руки. На следующей странице, последней в этой папке, была информация о том, что Мефистофель попал в плен.

— Неизвестные силы забрали Мефистофеля из тела Себастьяна и пропали. Сам Себастьян от полученных травм был готов отправиться на тот свет, но благодаря сыворотке мы смогли остановить процесс. Последствий мы не знаем, но надеемся на лучшее. Если Себастьян потеряет память, он не вспомнит о нашем поступке, — Генри дочитал до конца и хотел было закрыть папку, но перевернул лист и увидел запись, сделанную от руки, — сегодня стало известно, что Себастьян в коме. Но его призрак гуляет рядом. Вчера я использовал спиритическую доску и поговорил с ним. Эх…я боялся худшего, но он верит, что его зовут Генри Анрейд. Значит наша легенда работает. Ещё он говорит, что не может вернуться в свое тело. Это может означать, что его тело умирает и не воспринимает его, либо Мефистофель не вернулся оттуда. Хотя оттуда мало кто возвращался. Если не считать парня, что теперь проводит спиритические сеансы. Благо ему выделили помещение напротив больницы. Только надо быть с ним осторожнее. Слепые слышат лучше многих».

Резко поднявшись из-за стола Генри приблизился к окну и посмотрел на соседние дома. На первом этаже противоположного дома он заметил вывеску с едва различимой надписью, так как обзору мешал тент соседнего магазинчика, Спиритические сеансы. Переполненный решимости наведаться к этому парню, Генри едва не забыл спрятать важные документы. Но когда он закрыл дверь, передумал и вернувшись в палату, спрятал документы под одеждой и вновь покинул уютную палату.

Допрос 

Интересно, сколько прошло времени с тех пор, как меня вырубило? Видимо не так много. Да, все еще та же комната и тот же стул. Интересно, их так же трое? И почему все молчат?

— Эй! Вы еще здесь? Я скучаю! — неожиданный удар в лицо. Стул качнулся и замер на весу. И в ухо резко заговорил новый голос. Чувство, будто предыдущих заменили за некомпетентность.

— Слушай сюда очень внимательно. Мне это уже надоело.

— Ну так прекращай это… — снова удар. А этот новый бьёт сильнее. Ух. Чуть не потерял сознание. Опять.

— Заткнись! У тебя есть два варианта. Первый. Ты нам рассказываешь, что он задумал и когда воплотит свой план в действие. Второй вариант. Я приглашаю сюда нашу подружку и она силой достаёт все воспоминания. А это, уж поверь, не очень приятно, — какой же не приятный голос у этого парня. Как будто наждачной бумагой по металлу скребут. Но и этот не отличается умом и сообразительностью.

— Я же сказал тем предыдущим, — кровь. Кровь стекает из разбитой брови. Как неудобно. Заливает глаз. Приходится часто моргать, — я ничего не скажу. Можете меня убить. От этого ничего не изменится.

— Убить!? Зачем? Нет, нет, нет, нет, нет. Ты нам нужен живым. А теперь, раз ты не хочешь говорить, мне придется прибегнуть к силовым методам, — голос опустил стул на все четыре ножки. Через мгновение ослепительный свет озарил комнату и внутрь вошел чей-то худой силуэт. Или из-за светового занавеса так казалось. Не знаю. Но когда силуэт приблизился, дверь закрылась.

Сначала ничего не было. Начало казаться, что они решили напугать, но неожиданно на колени сел тот самый силуэт. Как это понял? Дверь комнаты вновь открылась и стало ясно, что силуэт на самом деле был худой. Хоть оба и были одеты в серые балахоны, а может и не серые, не знаю, но на том что сидел на мне, отчетливо выделялись небольшие холмики.

— Ты девчонка? — и снова удар по лицу. Они что, все любят бить пленников в лицо? А, ну да, я забыл. Ты не знаешь. Но от этого удара даже опешил. Почему? Дело в том, что удар был ладонью по щеке. Легкий такой. И нежный. Она сразу после пощечины обняла мои ноги своими ногами и прижалась всем телом ко мне. А потом она заговорила, попутно так же нежно поглаживая голову. Боже, какой нежный голос звучал из её уст. Никогда такого не слышал.

— Девушка я, а не девчонка. Ясно? Ну а теперь давай поговорим спокойно. Мои мальчики тебя совсем замучили, да? Я вижу. Бедный. Мне жаль, что так все вышло. Но давай начистоту. Если бы ты все рассказал, то был бы цел и невредим. Я их просила быть нежными с тобой. Но у меня, девушки, это должно получиться лучше. Да? — её нежные пальчики с бархатной кожей прошлись по щеке, боже…такого влечения никогда не испытывал. Появилось огромное желание поцеловать её прямо сейчас. И плевать кто она такая. Хотелось почувствовать вкус ее губ, прижаться к её бархатной коже… Но все что пока сделал, удобнее сел на стуле. Да. И не надо так смотреть. Это была вполне нормальная реакция. Но я отошел от темы.

Так вот, девушка будто почувствовала мои желания и в следующую секунду её губы медленно коснулись моих. Ммм…как это было приятно. От нахлынувших чувств пришлось закрыть глаза. А девушка, оттянув в поцелуе нижнюю губу, заговорила вновь. При этом она положила руки мне на плечи, закинув кисти за голову. Да. Она придерживала меня за затылок. А свою голову прижала к моей.
— А теперь прошу. Я не хочу делать тебе больно. Но от твоего ответа многое зависит. Если ты хочешь продолжения сладкого поцелуя, — почти шептала она, так нежно, что…ммм….готов раствориться в ней и её голосе, — скажи мне, пожалуйста. Что задумал Мефистофель?

— Ну почему Вы решили, что я буду рассказывать план Мефистофеля, а? Поверь, мне безумно нравится данная ситуация, но я ничего не скажу.

— Ты мне все расскажешь, можешь в этом не сомневаться, — девушка прижалась плотнее к моему телу и шептала на ухо, почти касаясь его своим языком, — не сопротивляйся мне. Расскажи все, что знаешь, не обязательно начинать с Мефисто, расскажи как вы познакомились, а дальше все пойдет как по маслу.

Руки девушки плавно стали опускаться по моему телу вниз. Сначала плечи, где она, как показалось сделала надрез. Но это мне показалось. Я же потом осмотрел себя и не нашел никаких царапин. Так вот, эти нежные руки, спустившись ниже, стали растегивать рубашку. Пуговица за пуговицей. Потом они, эй ты меня слушаешь? Я с тобой говорю. Вот так. Потом они начали ласкать мою грудь, одновременно стягивая рубашку к плечам.

— Ты ведь не хочешь испытать боль, ещё более жуткую, чем избиение? — спросила она.

— Мне плевать. Хоть язык мне отрезай.

После этих слов я почувствовал, как мне в тело впились несколько острых лезвий. Причем они впились достаточно глубоко. Несколько лезвий были с правой стороны, а остальные проникали напрямую к сердцу. И знаешь, они были правы, это было хуже, чем обычное избиение. Боль была просто адская. Смешно, да? Я ведь сам демон. И вот она впивалась острыми лезвиями в мое тело и продолжала шептать. Но теперь из нежного и мягкого возбуждающего голоса, он превратился в грубый и приказной.

— Ты мне все расскажешь, — с этими словами боль была невыносимой и мне пришлось заорать во всю глотку. Но, как ни странно, боль быстро прошла. Может это потому что она решила меня мучить постепенно, а может из-за выбитой двери, в проеме которой стояла фигура, что была выше всех в балахонах.

Неизвестное место

Отлично. Его забрали на допрос. Теперь надо отсюда уходить. Но как? Странно, что его так быстро забрали, но да не суть. Черт, даже если я использую Адский плащ, меня они все равно увидят. Хотя здесь настолько темно, что я могу спрятаться в тени. Надо попробовать. Это что? Шаги? Ага, значит этот парень сознался во всем или же Они одели броню. Так, что теперь? Давай, открывай уже быстрее дверь.

— Мефистофель. На выход, — прозвучал командирский голос.

— Идём мы, идем, — и как мне теперь вырваться? Как же бесит этот свет в коридоре. Они специально его включают для подавления способностей демона. Но что если. А…да. Я забыл, Себастьян сейчас на Земле. И как мне туда вернуться? А? Это еще что?

Так, нужно осмотреться, огромная зала с шестью колоннами. Потолок? Это космос? Блин одни звезды да какие-то туманности. Где я нахожусь и зачем меня сюда привели? А это. Огромное круглое сооружение из камня? Отлично. Меня подвели ближе. Это портал? А символы…ага…это значит изгнание либо изгоняющий. Этот символ? Навечно? То есть буквально, Изгоняющий портал вечности?

О нет. Я не собираюсь, как Инферно болтаться среди звезд. Без меня не будет Себастьяна.
Они же как-то привели меня сюда. Если я найду выход, но стоп. Здесь есть еще символ. А нет, это изображение планет. Но ведь это Земля? Пусть она нарисована абы как, но Земля. Если я все правильно расчитаю, то смогу перенаправить сигнал портала на Землю. Ну попробуем. Так, паучок, вылазь…ну же…отлично! Дружок на этот раз надо переключить портал. Видишь символ Земли? Молодец, а теперь незаметно…вперед!

— МЕФИСТОФЕЛЬ!!! — это еще кто? О. А тебя я не заметил, парень. Хотя это понятно. Цвет камня у портала светло-коричневый и костюм у него такого же оттенка. Тут издалека и не разглядишь. А тебя то я знаю. Ну здравствуй, старый друг.

— Я смотрю ты теперь работаешь на них, да Везельвул?

— Да. Здравствуй, старый друг, — вот мерзавец, хоть бы извинился.

— Значит вот так ты отплатил мне? Я ведь хотел взять тебя своим помощником.

— Роль пешки мне не подходит.

— А здесь ты разве не пешка? По чьему приказу ты изгоняешь демонов? И куда мне интересно знать?

— На этот вопрос и Создатели не знают ответа. Но оттуда никто еще не вернулся, — ага, как же.

— А как же Инферно?
Взгляд. Я помню этот взгляд. Вот ты себя и выдал Везельвул.

— Да. Я лично изгнал Инферно. Но насколько тебе должно быть известно, Инферно выкарабкался и вернулся на Землю, — что это он несет?

— Инферно нет на Земле, — попытаюсь сыграть в дурачка. Хотя вряд ли это получится. Конечно нет. Вон и Везельвул это уже понял. Смотри как прищурился.

— Ошибаешься. Помнишь те два артефакта что нашел Черный дозор?

— Помню. Они еще выглядели странно. Рука и броня на тело с выделенным прессом. А почему ты спрашиваешь? — мы так ничего и не понимаем, зачем Везельвулу эта информация? Не знаю. Время покажет.

— Да, но странно они выглядели потому что это части Инферно, — быть того не может. Что ты темнишь, Вел?

— Быть того не может! Ты видел рост Инферно? Он не может быть ростом с меня.

— Он перерождается. Поэтому эти части такие маленькие. Ах да. Пока ты был здесь, Черный дозор нашел еще артефакт. Маску Инферно. Теперь ему осталось совсем немного. Одна рука и две ноги… — и он возродится. Нет. Этому надо помешать иначе на Земле начнется хаос. А самое главное, что…ах! Нет! Паук! Я же просил скрытно.

— Ты думал, что мы не заметим?

— Слушай Везельвул. Верни меня к Себастьяну. Без меня он умрет. И мы помешаем возрождению Инферно.

— Я это и собирался предложить.

— Чего!? — спросили мы одновременно.

— Я верну тебя на Землю и ты вместе с Себастьяном предотвратишь воскрешение Инферно или убьёшь его, если он вернется…и да, для полного возрождения потребуется живой человек, так что ты побереги Себастьяна, хорошо?

Ответили мы лишь кивком головы. Не хочу сейчас что либо говорить. Открывай портал. Ухх какой яркий свет, он успокаивает. Ладно. Шаг вперед и…полетели!

Земля

Генри, выйдя из больницы, оглядел улицу и заметил яркую вывеску на противоположной стороне улицы. «Оливер Ванкрайт. Потомственный маг. Спиритические сеансы».

— Отлично вот это мне и нужно, — произнес Генри и перешел улицу. Как только он дошел до вывески, его остановил один из бездомных, что околачивались неподалеку.

— А я тебя знаю, — одетый в грязные лохмотья, со следами птичьего помета везде где только можно, бездомный указывал на Генри трясущейся рукой, — знаю.

— Отвали от меня! — Генри сделал шаг в сторону в попытке обойти странного человека. Но тот не хотел уходить.

— Я знаю тебя, Себастьян, — бездомный положил руку на плечо Генри и вдруг глаза бездомного перекрасились в ярко красный свет. Вглядевшись в ярко-красные глаза, Генри не заметил как покинул тело, а на него нахлынули забытые воспоминания.

24.08.2022
Сергей Пинчук

27 лет. Начал писать давно. Но выкладывать в интернет на сайтах совсем недавно. В прошлом году. И жаль. Многие мои рассказы уже давно потеряны. Еще лет с 12 у меня все это началось.
Внешняя ссылка на социальную сеть


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть