Глава 13 — Судьба воров

Прочитали 27








Оглавление
Содержание серии

          Полузабытый кабак на краю миру уже давно не получал столько внимания! Корчмарь нервно грыз ногти, будучи загнанным в угол своей пыльной коморки.

          Там же сидела и Лирия. Сплетя руки и облокотив на них подбородок, она глядела на кувшин воды перед собой. Её безмолвие с лихвой компенсировали мысли внутри неё:

          «Минут через пять здесь уже были солдаты старого десятника, а потом и сам сотник. Я и опомниться не успела!

           Меня с землянином усадили сюда. Напоили водой, к слову, затхлой. Относились ко мне как к какой-то столичной расфуфыренной балетке! Я не впервые вижу смерть!

          Но, конечно, чтобы так близко! Так неожидано…

          Да что это со мной?! На моих глазах убили мистерианца, а я и слезинки не проронила. Тоже мне дама! Матерь наверняка бы пожурила меня за такое. Ну да и пусть! Оставим сопли братику», — взгляд девушки мелькнул по половицам, которые противно скрипели под поступью тяжелых сапог сотника. — «Когда-нибудь этот носатый остановится. Нельзя же вечно бухтеть о происках той атаманши, укрывшейся прямо под его носом. Хотя под таким носом и вправду легко скрыться». 

— … в лагере углежогов, — закончил давать показания Джон. — Это правда. Я так думаю. На кой хрен тогда им убивать этого червя?

— Из мести. Чувства справедливости! Понятия – их правила, кодекс, — рассудил сотник. — Не всем из них по душе сотрудничество с Имперской силой.

          Лирия сложила пальцы в замок.

          «Зачем же тогда вашей Империи вообще сотрудничать с разбойным сбродом провинций…», — злорадствовала девушка, когда по спине резко пробежали мурашки. Она вжалась в стул.

— Приведи мне Дина, пускай заканчивает возиться с трупом, и Колина, лазутчики пригодятся, — обратился цензус к своему адъютанту, — мы выступаем на задержание немедля. И не забудь в этот раз свои ножны, Остон!

— Си, сеньор!

          Кучерявый мальчишка отсалютовал и скрылся, а у Лирии тем временем уже поплыло в глазах: мигрень вернулась. Запястье будто бы колотили кузнечным молотом.

— Мы… Мы с вами, — прохрипел сквозь зубы Миллард.

          Велларийка бросила на землянина взволнованный взгляд: изувеченное лицо Джона казалось ещё более болезненным.

          Не было никаких сомнений – это происходит вновь!

          «Себастьян! — велларийка натянула рукав, под которым уже сверкала проклятая руна. — Как я могла забыть об этом пройдохе?! O Elluna meus, неужели он так и не понял, что мы скованы этим проклятьем!».

 — Посланники? — косо поглядел на них офицер. — Где же ваш третий? Отправитесь без него?

— Он, — сглотнул громила, — попался. Отбросы Сивой… Нужно найти его!

— Где?

— Не знаю!

          Лирия закрыла глаза, отдав себя целиком чужеродной руне. В воздухе что-то натянулось, маленькие линии, расплывающиеся в пространстве. Нити паутины, в которые троица попалась не по своей воле!

— Я знаю, — сказала девушка.

          Руна приведет её: «Где же этот незадачливый воришка?».

***

          Себастьяна толкнуло вперёд! Ноги предательски заплетались, несли его прочь после удара. Он споткнулся о старый портовый ящик. Всё тело мигом затекло, а голову пронзила ослепительная боль.

          Что это? Продолжение его проклятья? Злая шутка Арканы? Понял он всё слишком поздно – вновь получив палицей по голове.

          «Со спины… Моей же тактикой, Гистовы дети!», — бегло успел было подумать южанин, как ноги отказались держать его тело. Он даже не успел воззвать к душе, чтобы уйти в тень. Слишком уж неожиданным был удар!

          Он обмяк и впал в беспамятство.

          Очухался Скитлер уже в лесу:

— Гляньте-ка оклемался, — захохотал некогда бежавший от Сивой бандит, прославленный в их банде любитель кольев.

          Себастьян дёрнул руками за спиной: «Связан!». Узел тут же сжался ещё уже.

          «Каждое движение лишь сильнее затянет его. Противо-колдовские путы, чтоб их! А ведь я сам их этому научил».

— Эйе, слухай, ежели нужна монета – бери, я могу рассказать тебе о схронах Сивой, — зароптал южанин, несмотря на трещавшую голову.

          Бандит продолжал тащить того по лесу.

— Эт ты ей сам скажешь! — он кинул Себастьяна на траву.

— Чаго?!

          Стоять южанин мог с трудом, колени безбожно ныли.

— Дорогой, уж было думала, что ты отправился на Арканов суд, — услышал он перед собой девичий голос.

          Она появилась перед ним. Серые мышиные волосы, перевязанные пёстрой лентой. Впалые щеки и острый взгляд. Сивая осклабилась.

          Скитлер поднял голову:

— Но…

          Атаманша лягнула его ногой в пах, резво обнажила фальшион, уперев его туда же.

— Вырезала бы его, — прошептала разбойница, убрав лезвие от паха, — и оставила себе. Раз его хозяин намеревается свалить от меня и кинуть всякий раз!

          Теневой маг набрался сил:

— Кинуть? Походу, чертовка, ты забыла, что четыре года назад, ты была первой!

— Тогда я придерживалась плана.

          Голос атаманши стал дьявольски спокоен.

— Плана?! Лорд умер из-за тебя, верткая шалава, а барон Дейтона остался изувеченным, — Себастьян сплюнул. — Ловчая гильдия боролась вовсе не за такие идеалы.

— Идеалы? — южанка залилась смехом. — Ё, смарите-ка, у этого шакала есть идеалы! Да когда наша же гильдия объявила награды за наши головы, усё шо мы делали – прятались по канавам, поджав хвост! — её голос надломился. — Пока паханы упивались золотом, нам оставалось жить среди дерьма и трахаться в канализациях, эт твои идеалы? 

          Разбойница не унималась.

— Мы были основоположниками гильдии, покрывавшей весь оборот темных делишек Дейтона и его знатных семей! Ты и я, король и королевна! Но нет, Себа сошел с тропы, едва появилась возможность подмять под себя вообще увесь город – великий гуманист, твою-то мать! Мы смарели в лицо сокровищам!

— Ты так ничего и не поняла, плутовка, — вздохнул Скитлер. — Богатства? Мы роемся по провинции, выискивая стоящие артефакты, как свинья трюфель. Ох, как же мы теперь богаты! Хоть в Масрифском банке ячейку открывай!

— Знаешь же, Себа, шо это были липовые дела. Мы ждали рыбу крупнее.

— Нет, не знаю! — запротестовал Себастьян. — Тот чертов зачарователь украл у меня память, Лиза! Я потерял магнусову память, смекаешь?

          Девушка тут же принялась поправлять застрявшие в ленте волосы. «Плохой знак, — подумал южанин. — Она всегда так делает когда злится».

          Атаманша провела фальшионом по его жилетке, перерезав шнуровку. Прильнула к нему. Скитлера редко обыскивали, а в таких обстоятельствах – впервые.

— Как всегда без квалии в кармане, — тут она достала древнюю драконью монету из-за его пазухи. — Но про это ты не забыл. Зачарователь весьма избирательный вор памяти – надо было сделать его моей шестёркой, вместо тебя. Эй, дорогой, чего у тебя так глаза забегали?

          Себастьян бегло оглядел поляну. Это был лес, стоявший недалеко от Беломорья, он догадывался, куда ведут местные тропы. Но свежевскопанная  яма неподалёку ужаснула южанина. Вся банда окружала его и атаманшу.

          «Попал», — подумал мистерианец. Как он мог быть таким наивным? Он думал, что худшее его дело случилось в прошлом, но очевидно конец только начинался.

          «Надо бежать, — запаниковал вор. — Почему те двое меня не ищут?! Та серокожая шельма наверняка что-то натворила! Надо было обчистить их, пока я мог, было бы чем откупиться перед Сивой!».

          Дыхание участилось, в носу засвербело. Сивая глянула на него исподлобья:

— Наводку на старика-зачарователя дал ты, Себа. Откуда узнал, что он будет идти той тропой, а?

— И слепню понятно – мне продали эту наводку, — затараторил теневой маг, — какие-то академики, судя по виду, важные шишки и, мать их, скрытные!

          Со всей силы она заехала ему по животу, а била как для бабы атаманша крепко.

— Врешь, кабель! После того, как ты, чмо, — Сивая вновь проехалась ботинком по его лицу, — украл мою монету и скрылся с зачарователем, твоя рожа вновь объявилась, но уже на пару с землянином, убившим нашу братву! О, как я могла забыть про молоденькую велларийку. Каблуха явно знатных кровей, а? К сотнику они тебя тоже силой потянули?

          «Надо было прирезать тех двоих! Зачем я полез за ними в Беломорье?!», — сокрушался в мыслях он.

— Всё не так!

— Я всё думала, — пнула девушка его по животу, — связано ли это с твоей так званной Тринадцатой Академией, где ты обучился своим фокусам, там все такие же мерзавцы, как и ты?

— Нет такой…

          Скитлер зажмурился. Боль переросла в гротескную чесотку, муки! В воздухе расплывались линии…

— Всё не так… Вовсе не так, — хрипел он.

          Боль начала глубже проникать в тело. Нутро выворачивало. Из-под рукава проявилось сияние руны.

— Это ещё чё?! — взвизгнула Сивая, отодвинув его рукав.

— Проклятье! — Себастьян до скрипа стиснул зубы. — Старик… Проклял меня, вместе с земным боровом… И велларийку… Заставил забыть усё о ритуале. Связал нас троих! Не отойти, не разойтись! Мы ищем его, ровно как и ты! Да плевать на тех двоих! Я ищу сам…

          После последних слов, южанина будто бы бросили на раскалённые угли. Он прикрикнул от боли.

          Сивая задумалась:

— То есть, они придут за тобой? И приведут с собой сотника?

          Увидев одобрительный кивок вора, на лице девушки расплылась улыбка. Она прокрутила фальшионом мельницу. Схватила мистерианца за шиворот.

          «Доигрался», — в муках подумал южанин. Атаманша игриво подманила к себе детину, бежавшего от неё с Косматым, а некогда огревшего Скитлера палицей.

          Себастьян зажмурился, когда разбойница свела руку в финте:

— Лиза…

          Пируэт был быстр и короток: крест на крест! В яму свалился грузный бандюга с распоротым брюхом. Из открытого настежь рта здоровяка хлынула кровь. А теневой маг…

          Был жив и вылупился на мёртвого дважды перебежчика.

— Ты сам мне не нужен, — дохнула Сивая ему на ухо. — Никогда не был. А вот твои чресла ещё могут мне послужить, — она лягнула его в пах. — Многие тут хотят поквитаться с сотником да землянином…

          «Пронесло», — скривился парень. Под кронами деревьев маячила банда. Многие из них с недоверием поглядывали на убитого товарища и свою атаманшу.

— Моя душа плачет! — прикрикнула им разбойница. — Сёдня ещё один наш некогда брат вернулся в грязь! Однако, таков наш закон – стукач всегда умирает. Эта шлюха-сотник губит наших парней… но в этот раз мы приготовим ему сюрприз!

          Сивая подняла немощного от боли Себастьяна:

— Вертаемся в лагерь! Перед тем, как продолжить поиски старичка, стало быть, надо встретить гостей! Самому храброму обещаю велларийку, ну или её кристаллик, — пепельноволосая усмехнулась, — он стоит явно больше самой девицы.

***

          Бандит был ещё живой, когда его братва закапывала его.

          «Чаго ж усё всегда идёт не по плану!», — думал бедняга после того, как Сивая изрезала его нутро. Теперь тот валялся в яме как распоследний дохляк. Страх быстро сменился опьяняющим чувством умиротворения – его душа отделялась от тела.

          «Погодите! Так нечестно! — подумал он, когда ком земли упал на его глаза, навсегда скрывая от него небо. — Я ведь притащил Себу атаманше! Она должна быть довольна как снюхавшийся студентик. Почем же она меня убила?».

          В открытый рот стала сыпаться земля.

           «Только нажил себе состояние! Косматого ж больше нет, я вернулся. Разве это стукачество?».

          Больше у него не было тела. Душа мелкого бандита ускользнула в незримую воронку несущую невообразимые объемы таких как он, словно хорошо отлаженный водопровод. Скоро он явится пред Аркановым судом. А сказать чего дельного богине ему было нечего.

***

          Даже с завязанными глазами, сквозь боль и все круги Пекла Магнусова, которые доставляла ему руна, Себастьян смог понять: его привели в заброшенный лагерь углежогов.

          Догадаться было нетрудно: корчевье под ногами, скособоченный мост через речушку, по которой сюда некогда плыли древесные отбросы, оставшиеся после вырубок, но в первую очередь – запах дерьма, разбросанного где попало ввиду нежелания южан откапывать старую выгребную яму.

          С тех пор прошло некоторое время. Сколько? Скитлер не мог сказать наверняка.

          Всё было как во сне, где кошмар и самые его интимные сновидения слились воедино.

          Он открыл глаза. Себастьян нашел себя прикованным к стулу. Теперь уже цепями. С него содрали всё, оставили только его драные штаны: «Вот так благодарность!». Резкий смолистый запах засвербел в носу. Вокруг воняло дымом, шалаши углежогов успели пропитаться им до основания. Нынче же он находился в единственной халупе с уцелевшей крышей – сегодняшние покои Сивой.

          По лбу струился горячечный пот, но боль отступала: «Это значит…».

— Твои дружки вышли, — сообщила ему атаманша.

          Девушка упорно точила фальшион, совершенно нагая, не считая накинутой поверх чёрной куртки. О бижутерии, кружевах и декольте, в которое одевали своих лохудр дейтонские паханы и говорить было нечего. Казалось, обнаженные плечики не удержат походную кожаную куртку – Себастьян надеялся, что та сползет с бюста, но чуда не случалось.

          С накрашенными дамочками атаманшу роднило лишь знание грамоты, в остальном же это была некогда прекрасная мраморная скульптура, которую здорово посекли стамеской.

          «Я сам виноват, что украл эту скульптуру из музея, где бы ей по-хорошему и надо было оставаться», — вспомнил былое южанин.

— Ты знаешь, шо я скажу, — прохрипел он, — друзья…

— Это попутчики до первой развилки, — закончила за него Сивая. Она села своему пленнику на колени:

— И ты прав. Борзой, мой старшой, недавно пытался меня убить. А Шнифт наверняка подбивает остальных шестерок к бунту.

— Эйе, замечательно, ему подсобить?

— Передашь ему привет в Пекле, Себа, когда я утоплю тебя.

— Не с руки будет, — покачал головой парень, — я собираюсь купить себе место в Вознесении Арканы.

— К святым? После того, как украл меня из моего же дома? — сверкнула та плутовскими глазками.

          Словно ветром сдуло – исчезла нарочитая злость и волчья крикливость. Там, на поляне, щерящая зубы в злобной ухмылке Сивая, было вовсе не той девкой, которую теперь видел пред собой Скитлер.

          «Овца в волчьей шкуре», — думал когда-то Себастьян.

          Но как бы не так! В самом деле истинный характер этой чертовки был сущим хаосом, и менялся по дуновению ветра. Потому парень уже привык к подобным изменениям…

— Я эт к тому, — продолжила Сивая, одеваясь, — сколько в братве осталось тех, кто пошел за нами из Дейтона? С десяток?

— Благодаря тебе, швабра, их всё меньше.

          Пепельноволосая пригладила сундук из промасленного дерева:

— Зато навара только больше, — она подняла его крышку.

          В этот момент метка на запястье Себастьяна засияла. По телу прошлась новая волна страданий.

— Это пытка! — взвизгнул парень.

— Да, — осклабилась девушка, — и мне эт нравится.

— Мне больно, тупая ты сука!

— Я кричала тож-самое в первый раз, когда ты меня трахал. Тебя эт не остановило.

— Эйе, я не об этом! Руна – Магнусово проклятье, — стиснул зубы теневой маг.

— Не везет, наверное, — пожала плечами Сивая. — Здорово на тебе старичок отыгрался.

— Заткнись уже…

          Разбойница извлекла из сундука шкатулку: один из артефактов, который Себастьян собственноручно украл в Оттионе. Он думал использовать инкрустированный брильянтами ящичек, как хранилище для инструментов, но благодаря пепельноволосой понял, какое сокровище ему досталось. Подобное случалось не раз.

— Пора пригласить гостей, — девушка припрятала фальшион в ножны. — Их головы позволят сохранить мне авторитет до следующего дела, надо держать планку качества, Себа.

— Катись к Гисте в Пекло!

Олександр Рыбалко

Публицист, ГМ ролевых настольных игр и бессмертный фанат фэнтези-литературы. Автор цикла романов "Альтея". Мой magnum opus, моё дитя и моя любовь. Произведение над которым я работаю, самое малое, больше трёх лет и вселенная, над которой я корпел уже целое десятилетие. "Нет лучших вдохновителей для фэнтези, чем история человечества", — выделяю в первую очередь "псевдоисторичность" фэнтези и логику строения мира. Без этого жить не могу.
Мой срвер на Discord

2 Комментариев


Похожие рассказы на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть