Герой этой главы не должен был стать королем. Будучи младшим сыном, он готовился к духовной карьере, грызя гранит наук, за что получил прозвище Боклерк, что по-французски «хорошо образованный». Королем, несостоявшийся церковник, стал неожиданно. В первую очередь, для своего предшественника, погибшего на охоте. Прижав к груди бездыханное тело венценосного брата, Боклерк, констатировал смерть, и, бросив родственный труп на землю, поскакал короноваться.

Шалун и сластолюбец, наплодивший около 20 внебрачных детей, новый король оставался завидным холостяком целых три месяца, по истечении которых женился на весьма симпатичной шотландской принцессе Эдите, по слухам давно тревожащей его сердце и прочие важные органы. Будущая невеста воспитывалась в монастыре и, также как претендент на ее руку, планировала посвятить себя религиозным служениям, но взыграло ретивое, потому, поклявшись духовенству, что она не успела принять постриг, Эдита переименовала себя в Матильду и поспешила замуж. Женитьба была удачной. Помимо очевидной симпатии к супруге, выразившейся в быстро появившихся на свет детях-погодках, Генрих Боклерк еще заручился поддержкой на северных границах своих владений. Последнее для него имело большое значение, поскольку позволяло сосредоточить внимание на перетягивании Нормандии под свой протекторат из-под, в общем-то, законной власти другого его брата. К слову сказать, у него все получилось, а потому, восстановив англо-нормандские владения, Боклерк занялся внутренними делами.

Он зародил чиновничество и органы управления. Инициировал подписание монархом хартии вольностей (аналог предвыборной программы) при инаугурации. Начал выстраивать упорядоченную систему налогообложения и реформировал судопроизводство, сведя к минимуму ордалии. Ордалии эти были очень неприятными штуками, так называемым «Божьим судом», обвиняемого, например, бросали связанным в воду и ждали. Если он тонул, значит, не виновен, потому что Бог его оправдал, забрав к себе. Ну, а если не тонул, то его казнили. Так ведь никаких налоговых агентов не напасешься. К счастью средневековых английских граждан, Генрих это хорошо понимал. Еще он реанимировал монашеское движение, потрепанное нормандскими завоевателями, и всевозможно поощрял создание больниц для бедных. Не самый плохой король, между прочим.

А потом началось… В 1118 году умерла королева Матильда, огорчив этим всех. В 1120 году погиб в кораблекрушении, унесшем жизни 300 человек, единственный законнорожденный сын и наследник короля –18-летний принц Вильгельм Аделин. Перед Боклерком встала проблема преемственности. Он снова женился, в попытке срочно обзавестись новым наследником. Увы, его юная супруга не спешила порадовать 53-летнего мужа радостями отцовства. Поэтому, король лихорадочно перебирал родню в поисках достойного претендента. И, как часто это бывало с английскими правителями, пообещал трон племяннику, который, кстати, не утонул вместе с Аделином, из-за диареи, помешавшей отправиться в плавание. Вот и думай, стоит ли руки мыть и чем это закончится.

Потом Генрих вспомнил о дочери, решив, что она тоже неплохой вариант и всех удивил, заставив дворянство присягнуть ей на верность. Больше всех, конечно, удивился диарейный племянник. Затем король поехал по делам в Нормандию, поел там морепродуктов и умер. А Англия более 20 лет страдала от анархии и гражданской войны.

02.11.2022
Прочитали 106
Юлия Шадрина

Абсолютно предвзятое мнение о происходящем и совершенно субъективные истории о происходившем. Все события и личности вымышлены, любые совпадения случайны. Дисклеймер: Если кто-то не видит разницы между наукой и ее популяризацией, или, не дай бог, примет мой развлекательный контент за образовательный, я в домике.
Внешняя ссылка на социальную сеть Мои работы на Author Today


Свежие комментарии 🔥



Новинки на Penfox

Мы очень рады, что вам понравился этот рассказ

Лайкать могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть